Читать онлайн Нежность, автора - Монтейро Марианна, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежность - Монтейро Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежность - Монтейро Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтейро Марианна

Нежность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Вероника Монтейро справляла свой день рождения. Но она не хотела думать о своем возрасте. Вероника вообще предпочла бы не отмечать свой день рождения, но Рауль Сикейрос и Федерико Сольес заявили, что придут поздравить Веронику независимо от ее желания. Пришлось Веронике готовиться к торжеству.
В этот день, хлопоча на кухне и прибирая в доме, Вероника все время прислушивалась, не звонит ли телефон. Она ждала звонка от дочери. Но Валентина не звонила. «Такого просто не может быть! Она не могла забыть о том, что у меня сегодня день рождения…» – тревожно думала женщина.
В семь вечера появились гости. Мужчины пришли с цветами. Рауль Сикейрос подарил белые розы, а Федерико Сольес преподнес букет огромных алых георгинов.
Вероника не хотела разочаровывать своих гостей. Конечно же, ей надо показать, что она страшно рада гостям, рада своему дню рождения, рада всему на свете… И это у Вероники получилось неплохо. По крайней мере Рауль и Федерико искренне поверили в ее хорошее настроение.
Хозяйка пригласила своих гостей за стол.
– Когда за столом сидит три человека, нелегко определить, какое место считать главным, – с улыбкой заметила Вероника. – Но тем не менее я попытаюсь!
Она положила руки на спинку стула.
– Допустим, самым главным будем считать это место. С вашего позволения, я займу его… – Она первая села за стол. – Вы, Рауль, сядете по правую руку.
– А я, следовательно, по левую? – спросил Федерико.
– Сеньор Сольес, желание дамы – закон! – шутливо оборвал приятеля Рауль. Он был доволен – на его взгляд, именно ему виновница торжества отдала предпочтение. Вероника улыбнулась и коснулась руки Федерико.
– Дорогой мой, не переживайте, – сказала она ему тихо. – Ведь вы будете сидеть ближе к моему сердцу…
Сеньор Сольес буквально расцвел. Видимо, эта фраза и послужила причиной того, что на протяжении всего вечера Федерико не отводил восторженного взгляда от Вероники.
– Итак, уважаемые гости, кто произнесет тост?
Рауль наполнил бокалы и поднял свой.
– Я хочу выпить за день рождения, – начал он, – за день рождения прекрасной девушки по имени Вероника Монтейро…
Виновница торжества рассеянно поправила ожерелье на шее.
– Если уж ты поднимаешь бокал за день рождения девушки, – улыбнулась она, – то следовало бы сказать не Вероника Монтейро, а Вероника Санчес!
– Ну, хорошо, хорошо, – со смехом замахал руками сеньор Сикейрос. – Я продолжу… Нет, мое сердце переполнено настолько высокими чувствами, что я просто не могу говорить о них сидя. Наша Вероника даже в свои сорок пять настолько хороша, что мое сердце начинает учащенно биться, когда я вижу ее.
Рауль обращался к воображаемой аудитории. Но когда он упомянул о возрасте, Вероника недовольно поморщилась, а Федерико Сольес хлопнул ладонью по столу.
– Рауль!
Сикейрос вздрогнул и посмотрел на приятеля:
– Да? А что я такого сказал?
– Все в порядке, Рауль, – с грустью покачала головой Вероника. – Прошу тебя, продолжай.
«Не хватало, чтобы они начали спорить и при этом еще не раз упомянули мой возраст», – со страхом подумала хозяйка.
Рауль снова поднял бокал с вином.
– В завершение моего короткого тоста, я хочу заметить, что Бог только избранным дает такую красоту, какую дал Веронике, и эта красота вдохновляет нас, смертных…
Сикейрос наклонился, чтобы поцеловать Веронику. Вероника сначала шутливо отстранилась, но потом милостиво подставила губы для поцелуя.
Рауль с видимым удовольствием поцеловал женщину.
– Спасибо! – воскликнула возбужденно Вероника. – Спасибо, – повторила она уже спокойнее, наблюдая прищуренными глазами, как Рауль садится. Тут Вероника обратила наконец внимание на Сольеса и кивнула ему: – А ты не хочешь меня поцеловать, Федерико?
– Разумеется! – Сольес заулыбался.
Вероника, повинуясь неожиданному порыву, охватила голову Федерико руками и звонко его расцеловала.
Сольес даже прослезился от радости.
– Вероника, ты чудо! – шепнул он.
– Надеюсь, – она лукаво усмехнулась в ответ.
Федерико допил свой бокал до дна. Пригубила вино и виновница торжества. На несколько минут за столом установилась тишина, прерываемая лишь позвякиванием вилок о тарелки. Оба гостя прекрасно помнили: важно показать Веронике, как им нравится угощение.
Едва слышно вздохнув, приступила к трапезе и сама хозяйка.
Пока мужчины ели, Вероника смотрела на пустующее место напротив. И она все чаще возвращалась мыслями к тому, кто мог бы занять это место. Вероника думала о своем соседе, бывшем спортсмене Габриэле Альварадо.
Рауль Сикейрос предложил второй тост. Именинница посмотрела на него:
– Рауль, ты же уже поздравлял меня! Предоставь теперь, пожалуйста, эту возможность Федерико.
Маленький Сольес с молниеносной быстротой проглотил то, что не успел дожевать.
– Сейчас… Извините, сейчас… – Он протянул трясущуюся руку к бутылке с вином.
– Господи! – воскликнула Вероника. – Федерико, почему ты так волнуешься?
– Кто сказал, что волнуюсь? – торопливо возразил Сольес. – Я нисколько не волнуюсь, я спокоен, как всегда.
Он наполнил бокалы, только чудом не разлив ни капли.
Маленький Федерико выпрямился с бокалом в руке. Вероника спрятала улыбку: сеньор Сольес в полный рост был лишь немного выше Рауля Сикейроса, сидящего напротив. Вероника снова вспомнила о Габриэле Альварадо и прослушала то, что говорил Сольес. Она внимательно смотрела на него, не отрывала глаз от его крупных губ, но при этом ничего не слышала. Она вспоминала, как Альварадо пригласил ее поужинать в ресторане.
Ее воспоминания прервал резкий звонок телефона.
– Простите, я сейчас. Это звонит моя дочь, – торопливо проговорила Вероника и бросилась к телефону.
Она не ошиблась, это была Валентина. Пока мать принимала поздравления дочери, мужчины за столом о чем-то заспорили.
Вероника не слышала их спора, поскольку ее ухо ловило звуки, доносившиеся из далекой Морелии. Но вот дочь стала прощаться:
– Мамуля, я крепко целую тебя, но сейчас нам нужно бежать. У меня дела. Все-таки, сама понимаешь, – трое детей…
Да, конечно, Вероника все понимала. Она поблагодарила дочь за поздравление и попросила ее не так часто напоминать, что она уже трижды бабушка.
Когда она вернулась к столу, то обнаружила, что и мужчины спорят о возрасте хозяйки праздника.
– А я говорю, что ей сорок семь! Правда, тебе сорок семь, Вероника? – по лицу Федерико Сольеса, который и задал этот бестактный вопрос, было заметно, что он захмелел.
– Ну нет, ну как такое могло быть, я же точно знаю возраст нашей Вероники… – Сикейрос почему-то принялся пересчитывать по пальцам. – Сорок пять, и никто меня с места не сдвинет.
Вероника нахмурилась.
– Извините, дорогие друзья, о чем это вы?
– Да не о чем спорить! – повысил голос Сикейрос. – Вдруг, ни с того, ни с сего сеньор Сольес вздумал, видите ли, поправить меня! Он сказал, что во время моего тоста я перепутал твой возраст, Вероника. Но я не могу понять, как тебе может быть сорок семь, я точно знаю, что тебе сорок пять…
У Вероники вконец испортилось настроение. Масло в огонь подлил Сольес:
– Вероника, послушай, скажи ты ему в конце концов, что тебе сорок семь… Два года ничего не меняют! Ты же знаешь его упрямство!
Маленький толстый Федерико искренне умолял Веронику, чтобы она помогла ему победить оппонента, не понимая, что тем самым развенчивает себя в ее глазах.
– Хватит! – Вероника хлопнула ладонями по столу, поднялась и строго произнесла:
– Как вы вообще можете рассуждать о моем возрасте в моем присутствии, да еще и на моем дне рождения? – Вероника, негодуя, поднялась из-за стола, быстрым шагом пересекла гостиную и вышла за порог.
Стояла теплая ночь. Вероника вдохнула полной грудью свежий ночной воздух. «Боже, что творится с этими мужчинами! Стоит им немного выпить, как они совершенно меняются и становятся непохожи на себя», – с досадой подумала женщина.
В саду было так хорошо, что ей совсем не хотелось возвращаться в дом, к гостям. Вероника решила, что даст возможность мужчинам закончить спор один на один, а сама пока пройдется по саду. Когда она проходила мимо дома, Федерико, увидев ее, выглянул в окно и воскликнул:
– Вероника, не понимаю, почему ты обиделась? Ведь ты прекрасно выглядишь для своего возраста!
Женщина даже не обернулась. Она просто ускорила шаг.
«Господи, какая бестактность! – ее душили слезы. – Ну почему он говорит, что я прекрасно выгляжу для своего возраста? Мне было бы гораздо приятнее услышать, что я просто прекрасно выгляжу, независимо от возраста… – И снова ее мысли вернулись к соседу. – Уж кто никогда не намекал на мой возраст, так это он…»
Она не заметила, как ноги сами привели ее к дому сеньора Альварадо. Только очутившись у его крыльца, Вероника опомнилась.
«Господи, что это со мной? Я как будто выпила совсем немного, но, похоже, уже не могу отвечать за свои действия…» – Она глубоко вздохнула и нажала кнопку звонка.
Дверь долго не открывали. Вероника не осмелилась позвонить снова и решила вернуться домой. Она сошла с крыльца, но в это время за дверью послышались звуки шагов. Щелкнул замок, и дверь распахнулась настежь.
Похоже, Вероника подняла сеньора Альварадо с постели. На нем был длинный махровый халат, волосы взлохмачены. В руках он держал раскрытую книгу в мягкой обложке. Сеньор Альварадо с изумлением уставился на позднюю гостью.
– Господи, это вы? – пробормотал он.
Вероника улыбнулась. Стройная, в нарядном белом платье, она казалась юной девушкой. Рядом с ней сеньор Альварадо выглядел уставшим и пожилым.
«Ну и вид у него, – подумала Вероника. – Но, наверное, и я выглядела бы не лучше, если б меня подняли с постели среди ночи?»
– Извините, сосед, – произнесла она. – Я тут проходила мимо и вдруг подумала… А что, если нам с вами отправиться в ресторан?
Вероника ожидала, что ответ, каким бы он ни был, последует немедленно: согласие, смех или отказ. Но молчания в ответ на свое приглашение она не ждала совсем. Спустя минуту сеньор Альварадо протянул:
– Это как понимать? Бог любит троицу, что ли?
– Да, – решительно кивнула Вероника. – Я тоже люблю троицу и потому считаю, что двух раз недостаточно. И вот приглашаю вас в третий раз…
Альварадо потер рукой лоб.
– Должен признаться, для меня это приглашение несколько неожиданно…
– Но ведь мы с вами ходили дважды в ресторан?
– Да, ходили… Не стану отрицать, однако это было несколько лет назад.
Вероника прислонилась плечом к дверному косяку и сложила руки на груди.
– Между прочим, насколько я помню, во время нашего последнего похода вы изо всех сил старались убедить меня в том, что нам следует вместе бывать в ресторане каждую неделю…
Альварадо насмешливо улыбнулся:
– Однако я тоже кое-что помню, сеньора Монтейро, – заметил он. – Я отлично помню, как вам не нравились мои речи…
– Ну и что? – Вероника пожала плечами. – Это было пару лет назад. Ну, а теперь я изменила мнение!
– Много же времени вам понадобилось для того, чтобы осознать свою ошибку, – рассмеялся Альварадо.
Вероника с достоинством наклонила голову.
– У меня сегодня день рождения, поэтому я в хорошем настроении и не стану обижаться на ваши слова.
– О Господи! – Мужчина хлопнул себя ладонью по лбу. – Оттого вы сегодня такая красивая! Хотя нет, что я говорю?.. Вы всегда прекрасны! Конечно же, я охотно отправлюсь с вами в ресторан.
Вероника подняла указательный палец.
– Только не забывайте о нашей традиции!
– О какой традиции? – удивился Альварадо.
– Мы с вами отправляемся в ресторан не ужинать, а обедать.
– Ах, да! Обедать… – Габриэль кивнул. – Понимаю.
Вероника вздохнула.
– Вот и хорошо, – произнесла она. И чуть помолчав, спросила:
– Когда же состоится наш обед?
Альварадо смущенно переминался с ноги на ногу.
– Ну, честно говоря, поскольку приглашаете вы, то время… – Он в нерешительности замолчал.
Вероника улыбнулась.
– Вы хотите сказать, что я должна назвать и время? Нет, поскольку приглашаю я, то время назовете вы…
Альварадо рассмеялся.
– Прямо скажем, вы не оставляете мне выбора… Ну, что тут поделаешь, приходит в дом к пожилому человеку молодая прелестная дама; поднимает среди ночи с постели, делает совершенно неожиданное предложение…
Вероника пыталась разобраться в своих чувствах. Произнося свой монолог, Габриэль то и дело хитро поглядывал на собеседницу, ожидая, по всей видимости, что она разозлится. Но Вероника совершенно не испытывала злости. Напротив, сосед нравился ей все больше и больше.
– Итак, когда? – повторила вопрос Вероника.
– Завтра.
– Завтра? – Вероника потерла пальцами висок. – Ну что ж, договорились.
Она быстро повернулась и легко спрыгнула с крыльца в густую траву.
– Отлично! – Габриэль, стоя в освещенном дверном проеме, помахал гостье книжкой и вдруг спохватился:
– Но когда именно, сеньора Монтейро, назовите час!
Женщина обернулась.
– Да будет вам! Давайте перейдем на «ты». Зовите меня просто Вероникой.
– Отлично! А вы меня – Габриэлем.
Он сделал шаг вперед и стал босыми ногами на каменное крыльцо.
– Итак, завтра, Вероника! Когда?
– В полпервого!
– В двенадцать, – уточнил Альварадо.
Он долго стоял на крыльце и смотрел Веронике вслед. Она ступала так легко, что Габриэлю казалось, будто ее стройные ноги совсем не касаются земли.
Вероника возвращалась домой, погрузившись в свои мысли. Вдруг она улыбнулась: внезапно ей представилось как сеньор Альварадо появляется в ресторане в том виде, в каком он сегодня предстал перед ней.
* * *
Ровно в полдень раздался продолжительный звонок в дверь. Вероника открыла и, увидев Габриэля, громко рассмеялась. Таким элегантным она его еще не видела. На нем был строгий черный костюм, белоснежная рубашка и узкий темный галстук, а на носу красовались темные очки в тонкой металлической оправе.
– В чем дело, Вероника? – Альварадо резким движением снял очки и стал себя осматривать. – У меня смешной вид?
– Вовсе нет, Габриэль… – Женщина буквально втащила Альварадо в дом. – Я тебе потом как-нибудь расскажу, почему я смеялась. Но, поверь, я смеялась не над тобой…
Габриэль вздохнул, как показалось Веронике, с облегчением.
– Что ж, тем лучше. Но как бы там ни было, я пришел вовремя, а ты еще не готова. – Он укоризненно взглянул на нее.
– Пожалуйста, не волнуйся, Габриэль, – улыбнулась Вероника, – я сейчас. Подожди буквально пятнадцать минут…
– Но мы же договаривались на двенадцать!
– Это ты предложил встретиться в двенадцать, я же назначила встречу на половину первого… Вот и придется тебе подождать еще двадцать пять минут.
Альварадо развел руками:
– Ну, знаешь, если ты всегда будешь вот так настаивать на своем…
Вероника загадочно улыбнулась:
– Я буду настаивать на своем еще и не так…
Пока хозяйка дома переодевалась, Габриэль присел на диван в гостиной. Коротая время, он просматривал журналы с кулинарными рецептами. В двенадцать часов двадцать девять минут появилась Вероника.
– Ну, как я тебе нравлюсь? – спросила она с легким волнением, медленно поворачиваясь перед ним.
Габриэль замер в изумлении.
– Ты выглядишь потрясающе! – наконец с трудом выговорил он.
На Веронике было свободное розовое платье, скрадывающее ее фигуру. Но, самое главное, Вероника, посчитав, что ее собственных волос для сооружения прически недостаточно, решила воспользоваться шиньоном, который приколола на затылок. Заметив это, Альварадо улыбнулся, но ничего не сказал.
Веронике его улыбка показалась подозрительной. Ее охватило легкое беспокойство. «Если он еще раз улыбнется хоть краешком губ, я пошлю его к черту!» – решила она.
Однако Габриэль больше не улыбался. Напротив, его лицо стало грустным, он вздохнул и, качая головой, произнес:
– Просто потрясающе!
– Что – потрясающе? – насторожилась Вероника.
– Да все! Потрясающее платье, потрясающая прическа…
Вероника с величественным видом прошествовала к двери.
Приосанившись, Габриэль последовал за ней. Вероника толкнула входную дверь и посторонилась.
– Проходи, пожалуйста, – сказала она.
Габриэль усмехнулся: вот редкий случай, когда мужчина может позволить себе быть невежливым по отношению к даме.
Вероника вышла вслед за гостем, заперла дверь и спрятала ключ в сумочку. У ворот стояла машина Габриэля – спортивный автомобиль, одна из последних моделей. Сеньор Альварадо, открыв дверцу, жестом пригласил свою спутницу занять место на переднем сиденье.
Устраиваясь в машине, Вероника вдруг представила себе, как в прошлом веке кавалеры в плащах и при шпагах, нежно улыбаясь прекрасным дамам, усаживали их в кареты.
Конечно, строгий черный костюм Габриэля Альварадо не имел ничего общего со старинным плащом, а спортивный автомобиль – с каретой, но Веронику это не смущало.
– Ты не боишься простудиться? – заботливо спросил он, сев за руль, и пояснил: – Знаешь, я люблю ездить с откинутым верхом до самых холодов. Так чувствуешь себя моложе. А тебя езда с ветерком в открытой машине не испугает?
– Женщины зрелого возраста не боятся никаких испытаний, – сказала Вероника.
Эти ее слова вызвали у Альварадо улыбку, и Вероника отметила про себя, что улыбка у него какая-то особенная.
– Вот и отлично! – воскликнул Габриэль, подумав при этом: «Я ее проучу! Провалиться мне на этом месте, если я не заставлю ее вспомнить молодость!» – Отлично! – повторил он. – Прокатимся с ветерком!
Вероника, несмотря на свой возраст, была чудо как хороша. Однако она пребывала во власти предрассудков. Об этом говорил и выбранный ею сегодня туалет и, в особенности, нелепая прическа с шиньоном.
Вероника достала из сумочки легкую прозрачную шаль и повязала на голову. Эта новая деталь в ее туалете произвела бы впечатление на любого мужчину, в том числе и на Альварадо, если бы он потрудился взглянуть на свою спутницу. Но Габриэль смотрел только вперед. Включив зажигание, он тронул машину.
– Если ты не против, – обратился он к Веронике, стараясь перекричать шум двигателя, – мы отправимся в загородный ресторан!
– Что-что? – не расслышала Вероника.
– Я говорю, что лучше нам поехать не в центр города, а за город!
У этого автомобиля нет глушителя – поняла Вероника. Ей удалось разобрать лишь последние слова Габриэля: «… за город!»
Женщину охватило радостное возбуждение, ей вдруг захотелось доказать себе самой, что ее еще рано записывать в старухи.
Машина мчалась по шоссе с бешеной скоростью. Вероника покосилась на спидометр: стрелка подрагивала на отметке восемьдесят миль в час.
«Господи, как хорошо! Давно я не ездила с такой скоростью!» – довольно улыбаясь, она перевела взгляд на дорогу. Однако вскоре улыбка исчезла с ее лица, оно выражало тревогу: Габриэль все увеличивал скорость! К тому же шоссе проходило по высокогорной равнине, где гулял настоящий ветер. Веронике вдруг показалось, что ветер с ураганной силой сейчас обрушится на нее и выбросит из машины. Ей стало страшно. Правой рукой она вцепилась в ручку на дверце, левой изо всех сил сжала ремень безопасности.
– Как тебе нравится ветерок? – прокричал Габриэль.
Она ошеломленно взглянула на него. Он не отрывал взгляда от дороги. В расстегнутом пиджаке и развевающемся на ветру галстуке, он удовлетворенно улыбался, щуря глаза. Было очевидно, что скорость доставляет ему истинное наслаждение.
– Да уж ветерок… – задыхаясь, с трудом выговорила Вероника.
– Что ты сказала? – прокричал Габриэль.
– Ты не мог бы поднять верх?!
– Нет! Верх остался в гараже! Ведь я спросил у тебя, как ты относишься к поездке в открытом автомобиле! Ты не возражала, – говоря все это, Габриэль ни разу даже не взглянул на свою спутницу.
Вероника почувствовала себя обиженной. Но затем решила, что огорчаться не стоит. Это даже хорошо, что Альварадо не смотрит на нее. Наверное, она выглядит сейчас ужасно. Из-за ветра от ее великолепной прически, должно быть, ничего не осталось.
До того, как сесть в машину, Вероника выглядела безупречно. У нее был тот ухоженный элегантный вид, какой бывает лишь у зрелых женщин. Однако тщательно продуманные, без малейшего изъяна, прическа и туалет как раз и выдают возраст.
– О!.. – неожиданно вскрикнула она.
Ветер сорвал с ее головы прозрачную шаль, и Вероника не успела оглянуться, как шаль исчезла где-то позади.
– Габриэль, останови машину! – закричала она.
– Что?! – Альварадо и не думал тормозить. Он гнал машину с прежней скоростью, и с лица у него не сходила счастливая улыбка.
Теперь, когда Вероника осталась без шали, шиньон совсем растрепался и держался на затылке только чудом.
Габриэль ликовал. Наконец в облике Вероники появилась та небрежность, которая свойственна молодым. Альварадо понимал, что Вероника не должна догадаться о его мыслях и чувствах. Ему следует действовать осторожно, шаг за шагом, незаметно направлять ее так, чтобы она в конце концов превратилась в нормального человека, такого, как он.
– Габриэль! Долго нам еще ехать? – устало спросила Вероника.
Различив в ее голосе нотку страдания, Габриэль понял, что слегка переборщил.
– Нет, Вероника, уже совсем близко, – мягко ответил он и сбросил скорость. – Потерпи, мы почти у цели.
Ресторан, куда на этот раз Альварадо решил пригласить свою очаровательную соседку, располагался примерно в сорока милях от города. Скорость, с какой Габриэль вел машину, позволила им добраться до места менее, чем за час.
Вероника с трудом дождалась конца поездки. Она была просто в отчаянии: готовясь к этому свиданию, она столько потрудилась, чтобы выглядеть как подобает даме в годах, а теперь все пошло прахом. И виноват в этом ее сосед и его любовь к быстрой езде.
Вероника завидовала Габриэлю, который в любую минуту мог посмотреть в зеркало заднего вида и увидеть там свое отражение. Маленького зеркальца в пудренице Вероники было явно не достаточно. В нем она видела лишь какую-то определенную часть своего лица.
«Господи, как мне вынести эту муку… – думала она. – Скорее бы добраться до настоящего зеркала!»
Едва Альварадо остановился, Вероника выскочила из машины, поспешила к ресторану и скрылась за дверью.
Габриэль проводил ее задумчивым взглядом.
«Первая часть моего плана удалась, в этом нет сомнений, – подумал он. – Однако теперь важно не перегнуть палку».
Он не торопясь вылез из автомобиля и поднялся по ступенькам к входу.
Зал ресторана был почти пуст.
Габриэль выбрал столик у окна, уселся и стал ждать, справедливо рассудив, что Вероника зашла в туалет, чтобы привести себя в порядок, и вскоре появится.
Однако минута шла за минутой, а Вероники все не было. Альварадо забеспокоился, но, взглянув на часы, решил, что десяти минут, пожалуй, мало, чтобы Вероника успела преобразиться.
Габриэль любил женщин, которые, несмотря на возраст, сумели сохранить энергию и непосредственность, присущую молодости. Эти качества он решил помочь возродить и Веронике.
А она тем временем в растерянности сидела перед зеркалом. Смотрела на себя и не узнавала. Конечно, ветер не мог стереть румяна со щек или помаду с губ и краску с ресниц. Но то, что он сделал с прической, повергло бы в отчаяние любую женщину.
Однако нужно было что-то делать. Честно говоря, Вероника предпочла бы остаться в туалете до позднего вечера. Пока не закроется ресторан. Тогда бы она тихонько выскочила она улицу, и, никем не замеченная в темноте, вернулась домой.
Для нее было очень важно остаться никем не замеченной. А о том, как бы она преодолела сорок миль, Вероника вообще не задумывалась. Но, конечно, все это лишь ее фантазии.
Была середина дня, до вечера оставалась масса времени. Вряд ли ей удастся все это время провести в туалете. Следовательно, придется выйти, показаться на люди.
Она тяжело вздохнула, еще раз взглянула в зеркало и вдруг решительно сорвала с головы шиньон. Неожиданно она увидела себя совсем другими глазами и с удивлением обнаружила, что ее прическа и без всяких ухищрений выглядит прекрасно. Улыбнувшись своему отражению, Вероника сунула шиньон в сумочку и вышла из туалета.
Войдя в зал, она поискала глазами Альварадо.
Когда Габриэлю надоело ждать Веронику, он подозвал официанта и попросил принести бутылку пива и устриц. Взгляд Вероники отыскал его в тот момент, когда он, проглотив первую устрицу, запивал ее пивом. Увидев Веронику, Альварадо замер в изумлении. «Что ж, это уже гораздо лучше, – подумал он, – Было бы совсем хорошо, если бы ветер сорвал с нее и это дурацкое платье».
Габриэль, отложив салфетку в сторону, поднялся и, усадив Веронику с подчеркнутым почтением, снова занял свое место.
Вероника повела плечами и огляделась по сторонам.
Габриэль сделал знак официанту. Тот немедленно подошел к их столику и, почтительно склонившись, спросил:
– Что сеньор желает?
– Принесите, пожалуйста, меню.
Подав Веронике и Габриэлю меню, официант торжественно удалился. Вероника углубилась в изучение списка блюд. Вскоре ее губы тронула разочарованная усмешка. Она не нашла ни одного блюда, которое хоть раз не приготовила сама. Вероника с недовольным видом покачала головой.
– В чем дело? – поинтересовался Габриэль, проглатывая очередную устрицу.
– Такое впечатление, что ты пригласил пообедать меня на мою собственную кухню, – пояснила женщина.
Альварадо чуть не поперхнулся.
– Кстати, ты не находишь, что жевать в то время, когда перед дамой пустая тарелка, по меньшей мере невежливо? – заметила Вероника, очаровательно улыбаясь, однако не без ехидства.
Похоже, Альварадо ее слова не задели. Он усмехнулся и, подцепив вилкой устрицу, предложил Веронике.
– Хочешь?
Она презрительно скривила губы.
– Ну, как знаешь. По-моему, очень вкусно. – Габриэль отправил устрицу в рот. – Выбери и ты что-нибудь, – посоветовал он и, нацелившись на следующую устрицу, восхищенно произнес: – Ух, какой великолепный экземпляр!
Веронику возмутила такая бесцеремонность. Она уже сожалела, что согласилась на этот обед.
– Габриэль… Два года назад ты был любезнее… – обиженно проговорила она.
– Да? Неужели? – Альварадо не переставал жевать. – Вот не знал, что за это время я изменился к худшему. Кстати… – он отложил вилку, – к нам направляется официант, и, если хочешь, я могут дать тебе совет, что заказать…
– И что же?
– Прежде всего я посоветовал бы тебе что-нибудь выпить, – заявил Габриэль.
Вероника опешила.
– А ты уверен, Альварадо, что у меня для этого подходящее настроение?
– Иногда это просто необходимо делать! – невозмутимо ответил он.
– И сейчас тоже?
– И сейчас!
Вероника надулась и в раздражении заметила:
– Ты мог хотя бы за обедом снять эти ужасные очки? Альварадо послушался.
Без очков он показался Веронике беззащитным и даже милым, несмотря на свое бестактное поведение.
Внезапно до нее донесся шепот:
– Альварадо… Сборная Мексики…
Женщина оглянулась. Габриэль проследил за ее взглядом.
За соседним столиком сидели две девушки и вовсю строили глазки бывшему спортсмену. Габриэль вежливо им улыбнулся и помахал рукой, как это делают перед телекамерой.
Вероника обиделась не на шутку.
– Это переходит всякие границы, – сказала она возмущенно. – Вы приглашаете даму в ресторан, а сами кокетничаете с какими-то вертихвостками.
Габриэль хотел что-то ответить, но в это время к их столику подошел официант.
– Что будет заказывать ваша дама? – он обратился к Габриэлю, но тот, кивнув на Веронику, предоставил ей самой отвечать на вопрос.
– Слушаю, сеньора… – официант повернулся к Веронике и приготовился записывать.
Вероника заказала свое любимое вино, уточнив:
– И лучше, если оно будет урожая до семидесятого года.
– О, у сеньоры прекрасный вкус! – похвалил официант. – А что будете есть?
Вероника задумалась.
– Интересный у вас ресторан, молодой человек, – неожиданно заметила она.
– Почему? – насторожился официант.
Вероника решила не вдаваться в объяснения.
– Пожалуй, салат из артишоков, – решилась она наконец.
Официант удалился.
Вероника поймала на себе пристальный взгляд Альварадо.
– В чем дело? – спросила она обеспокоенно.
– Можно подумать, что вы на диете! – весело воскликнул он.
– Я нарочно заказала только салат, – пояснила Вероника. – Если б я заказала еще и бифштекс, вы решили бы, что я обжора.
– Неужели? – Альварадо сделал недоуменное лицо. – А я, между прочим, мысленно похвалил вас за то, что вы заказали хорошего вина. У меня сегодня желание напиться.
– У меня такого желания никогда не бывает.
– Почему? Разве вам не хочется иногда расслабиться? Может быть, в честь нашего сегодняшнего обеда сделать исключение?
– Нет. – Вероника оперлась ладонями о стол, словно собиралась встать.
– Ладно… – Альварадо вздохнул. – А почему, собственно, мы перешли вдруг на «вы»?
– Полагаю, тебе стало совестно за свое поведение, – Вероника насмешливо улыбнулась.
– Я предлагаю снова перейти на «ты». Согласна?
– Не возражаю.
– Знаешь, Вероника… – Альварадо наклонился к ней. – Я считаю, нам просто необходимо выпить, чтобы растопить лед между нами. Оба раза, когда мы обедали вместе, у меня было чувство, будто я присутствую на заседании трезвенников. Мне хочется, чтобы ты как следует выпила, возможно, хоть тогда ты избавишься от червяка, который точит тебя изнутри.
Женщина вспыхнула и опустила голову.
Внезапно она заметила непорядок в своей одежде: завернулось одно из кружев, окаймляющих вырез на ее платье. «Как же это я не увидела, когда сидела перед зеркалом в туалете?» – расстроилась Вероника, быстро расправляя кружева.
Вдруг она ощутила у самого уха дыхание Габриэля.
Подняв голову, Вероника увидела, что Альварадо, приблизившись к ней, не отрывает взгляда от ее декольте.
– В чем дело? – спросила она смущенно.
– Ах, извини! – Габриэль подался назад.
– Что ты себе позволяешь? – в тоне Вероники слышалось негодование, однако в глубине души она испытывала приятное волнение: значит, она все еще способна внушить интерес! Возможно даже, Альварадо в нее влюблен?
Габриэль не смутился.
– Хочу убедиться, что все у тебя на месте, – он явно не лез за словом в карман.
Вероника вспыхнула. Что ж, она не останется в долгу.
– Нетерпеливые мальчики очень часто остаются без сладкого! – произнесла она многозначительно.
Альварадо рассмеялся. А Вероника вдруг подумала: «Неужели я готова преподнести ему «сладкое»? Этакому нахалу!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна

Разделы:
12345678910

Часть вторая

1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Нежность - Монтейро Марианна


Комментарии к роману "Нежность - Монтейро Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100