Читать онлайн Нежность, автора - Монтейро Марианна, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежность - Монтейро Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежность - Монтейро Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтейро Марианна

Нежность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Как быстро летело время!
Второго сына Валентина назвала Энрико.
Когда Вероника в первый раз говорила с дочерью после родов, Валентина заметила:
– Мама, ты совершенно напрасно волнуешься о моем состоянии. Я чувствую себя хорошо. У меня такое ощущение, что я могу произвести на свет еще примерно с десяток таких же веселых, румяных мальчиков, как Альберто и Энрико. Гораздо больше меня волнует твое настроение… Как ты чувствуешь себя в роли двукратной бабушки?
– Двукратной бабушки? – удивленно переспросила Вероника. – Ну и слово ты для меня подыскала!
– Это Хосе придумал, – с гордостью за мужа пояснила дочь. – Он у меня в последнее время занимается сочинением стихов и балует меня своими перлами.
– Двукратная бабушка… – еще раз вздохнув, повторила Вероника. – Не сказала бы, что это приятно слышать, но звучит достаточно оригинально.
Вероника заверила дочь, что чувствует себя прекрасно. Это и в самом деле было так.
Хотя Рауль Сикейрос время от времени продолжал посещать ее, и хотя толстый Федерико Сольес все еще составлял Раулю компанию, Вероника «для налаживания добрососедских отношений» несколько раз побывала в ресторане с Габриэлем Альварадо. Но дальше этого дело не зашло.
Вероника чувствовала, постоянно чувствовала к себе интерес мужчин, и это позволяло молодой бабушке не делать трагедию из своего возраста. Тем более что Вероника выглядела прекрасно и тщательно следила за собой: соблюдала диету, делала массаж, приучилась бегать трусцой по утрам. Обо всем этом она рассказывала дочери, тщетно стараясь убедить ее последовать собственному примеру. Валентина на все уговоры отвечала одинаково: «Мама, я еще молода… Ты вспомни себя в моем возрасте! Насколько я помню твои рассказы, ты не думала ни о диете, ни о занятиях спортом… Ты и так в своем возрасте потрясающе выглядишь… Мне бы быть такой в твоем возрасте! Тогда и займусь, обещаю тебе, утренними пробежками».
Однако молодая женщина не оставила советы матери без внимания и решила подумать о своей физической форме, но только на свой манер.
Валентина безумно любила мужа. Эта любовь разгоралась в ней все сильнее с годами замужества.
Когда Хосе был дома, ей все время хотелось быть с ним рядом, не отходя ни на шаг. А когда супруги отправлялись в постель, Валентина и вовсе теряла голову. После бурных ночей она чувствовала себя разбитой, все тело болело, ныли мышцы, но Валентина только улыбалась. Ей до безумия приятно было вспоминать ласки мужа, его сильные нежные руки, его слова, которые он шептал в приливе страсти.
«По-моему, наши ночные безумия только укрепляют здоровье», – говорила себе Валентина. А когда поделилась своим выводом с матерью, Вероника испортила ее радостное настроение.
– Доченька, будь благоразумной, во всем надо соблюдать меру. Мужчины народ странный: сначала им самим это нравится, но в один прекрасный момент он может взбунтоваться.
«Чтоб мой Хосе взбунтовался? Что-то я не могу этого представить…» – думала про себя Валентина.
Однако именно так и случилось.
Однажды вечером Хосе сидел за столом над горой тетрадок, когда Валентина потянула его за руку, всем своим видом показывая, что пора в постель. Молодой человек потер лоб, виновато улыбнулся и пробормотал:
– Извини, любимая. Сегодня ничего не получится… Если хочешь спать, отправляйся в постель одна. Я должен задержаться… У меня еще восемь сочинений, и мне нужно их проверить именно сегодня.
Валентина надула губки и улеглась одна.
Она решила дождаться его и не засыпать. Но сон подкрался незаметно, и, когда Валентина открыла глаза, уже наступило утро. Более того, мужа рядом не было.
Оказалось, что Хосе убежал на работу, оставив на кухне записку: «Ты спала так сладко, что я не решился будить тебя. До вечера! Целую».
«Восстание», поднятое мужем, протекало весьма своеобразно. На первый взгляд казалось, что все идет по-прежнему, Хосе ничего не высказывал вслух. Но вроде бы незначительные события следовали одно за другим, и у Валентины появлялась мысль об их неслучайности.
Супруг стал все чаще задерживаться на работе, а утром уходить чуть свет. Валентина чувствовала, что Хосе старательно избегает ее.
Однажды утром Валентина проснулась чуть раньше обычного. Первым делом она посмотрела на Энрико. Младенец спокойно спал в кроватке, которая стояла рядом с постелью матери. По легкому шуму, доносившемуся из передней, Валентина поняла, что муж еще дома.
Она поднялась и прямо в ночной рубашке вышла в прихожую.
Хосе стоял возле зеркала и причесывался. Он был уже в костюме и галстуке. У входной двери к стене был прислонен его портфель.
Валентина поняла, что, поднимись она минутой позже, она не застала бы мужа дома.
Валентина неслышно приблизилась к мужу, обняла его и прижалась щекой к колючей ткани пиджака.
Хосе отстранился от жены.
– Извини, малыш… Сейчас ничего не получится. Мне уже нужно бежать.
Хосе повернулся к ней и посмотрел в глаза. В его взгляде женщина заметила смущение и чувство вины. Она растерялась.
– Хосе, ну я так больше не могу… так нельзя… Ну как ты со мной поступаешь? Вернее, ты со мной никак не поступаешь… Мы с тобой не были близки уже больше недели… Что с тобой? Раньше ведь такого никогда не было…
– Извини, дорогая… Но у меня сейчас столько работы!
– Меня не интересует твоя работа! – воскликнула молодая женщина и топнула босой ногой. – У меня забот полон рот… – Она указала рукой в глубину дома. – У меня на шее двое детей, но я ведь не жалуюсь…
В это время скрипнула дверь и из своей комнаты показался Альберто. Мальчик хмуро посмотрел на родителей и скрылся в туалете. Вскоре послышался шум спускаемой воды, и сын снова вышел в коридор.
Хосе протянул к нему руки.
– Сынок, иди сюда. Я вчера так поздно пришел домой, что мы с тобой даже не виделись.
Альберто подошел без особого желания. Хосе обнял сына и, присев, притянул его к себе.
Мальчик положил отцу на плечи руки и прошептал:
– Папа, приходи с работы раньше. Хорошо?
– Я постараюсь, Альберто.
После этого он обернулся и сказал, обращаясь к жене:
– Прости, Валентина, но сейчас у меня действительно нет времени.
Хосе подхватил портфель и взялся за ручку двери.
Жена, не отрываясь, смотрела на него. Альберто, прислонясь к ее ноге, шмыгал носом. Валентина обняла его одной рукой.
Хосе задержался у порога, посмотрел на них долгим взглядом и, рывком открыв дверь, вышел из дома.
У Валентины бессильно опустились плечи, все ее чары оказались бессильными перед упрямым нежеланием мужа исполнять свои супружеские обязанности.
«Интересно, – подумала женщина. – Или у него что-то произошло на работе, или это то, о чем предупреждала мать?»
– Альберто, не стой в прихожей раздетым, – обратилась Валентина к сыну. – Давай оденемся и ты, и я.
Мальчик согласно кивнул и направился в спальню.
Валентина вернулась к себе.
В это время Хосе, который недалеко ушел от дома, замедлил шаги и остановился. Он вспомнил жену, стоявшую в ночной рубашке в прихожей, посмотрел на часы и вдруг направился обратно.
На крыльцо он взлетел одним махом. «Какого черта, – подумал молодой человек. – Полчаса ничего не изменят в университете, но могут спасти отношения с Валентиной».
Он распахнул дверь. Сына в прихожей уже не было, а Валентина ненадолго задержалась.
Заметив изумление на лице жены, Хосе рассмеялся.
– Что такое? Ты что-то забыл? – поинтересовалась она, дрожа от волнения.
– Да, забыл! – молодой человек широко развел руки в стороны. – Я забыл обнять тебя!
Валентина подошла к мужу, и они обнялись.
Руки Хосе скользили по телу жены.
– Погоди… Погоди, Хосе… – несколько раз повторила Валентина. – Альберто ведь не спит… Он нам помешает!
Хосе застонал и отошел на шаг назад.
– Ну почему нам не везет! Ну что теперь делать?! – восклицал он.
– Не знаю, не знаю… – растерянно говорила она.
– А может, попросить, чтобы он посидел с Энрико? – сказал Хосе.
– Я себе этого просто не представляю.
– И я тоже, – согласился с Валентиной муж.
Тяжело ступая, Хосе направился к двери. Было совершенно ясно, что он спохватился слишком поздно, и эта попытка приласкать жену ни к чему не приведет.
Валентина внезапно хлопнула себя рукой по лбу.
– Хосе, погоди! Я, кажется, придумала… Погоди немного!
Женщина кинулась в спальню старшего сына.
Альберто застегивал комбинезон.
– О, какой ты молодец. Ты уже оделся!
– Да, мама! И я выиграл: ты еще не одетая, а я уже!
– Значит так, Альберто… – Валентина схватила мальчика за руку и потащила в коридор.
Сын с изумлением уставился на отца.
Хосе наклонился к сыну:
– Покажи мне твой животик! А ну-ка, покажи! У кого такой большой животик?
Альберто гордо выпятил живот. Наблюдая эту сцену, Валентина возмутилась:
– Альберто, сколько ты будешь разгуливать полуголым? Почему ты ему разрешаешь, Хосе? Ты для этого вернулся?
– Он у нас закаленный, ничего страшного! – спокойно возразил муж. – Я вернулся для другого… – Хосе выразительно посмотрел на жену.
Она почувствовала дрожь нетерпения во всем теле и взяла сына за руку:
– Альберто, я очень прошу тебя… Отправляйся на улицу и погуляй там немного. – Валентина толкнула дверь и вывела мальчика на крыльцо.
Она видела, как исказилось от обиды лицо мальчика. Он хотел что-то возразить, обернулся, но дверь захлопнулась перед его носом.
Валентина тут же забыла о нем. Она повернулась к мужу и радостно воскликнула:
– Хосе, ты просто молодец! Я ужасно люблю тебя… Ты своим поступком спасаешь наш брак.
Муж с сомнением посмотрел на часы.
– Знаешь, дорогая… Пока мы думали, куда девать сына, вышло почти все время, на которое я мог бы задержаться.
– Это ерунда! Полнейшая ерунда!.. – Валентина тянула мужа за собой в спальню.
Одинокий Альберто соскочил с крыльца и прошелся по двору. Он приблизился к воротам и внимательно оглядел соседние дворы, улицу. Никто из его друзей еще не выходил. Так рано матери не выпускали детей из дома.
Мальчик тяжело вздохнул, вернулся к крыльцу и присел на ступеньку. Потом подобрал какой-то прутик и начал вычерчивать замысловатые линии.
* * *
Валентина сидела за кухонным столом и роняла слезы. «Если бы кто увидел меня в этот момент, подумал бы, что у меня случилось горе…» – рассуждала она.
Зазвонил телефон. Валентина схватила трубку.
– Привет, дорогая!
Звонила мать. «Как с ней разговаривать, если у меня такое настроение?» – думала Валентина.
– Чем занимаешься? – Голос у матери был бодрый.
– Обед готовлю.
– Ты простыла? Голос какой-то…
– Да нет… Просто плачу…
– Почему? Что-то случилось?
– Нет, просто я режу лук!
Мать растерянно засмеялась.
– Послушай, мама, может, мы с тобой позже поговорим? – сказала Валентина. – У меня обед в самом разгаре. И вообще…
– Что вообще? Когда мы с тобой сможем нормально поговорить? – Вероника произнесла все это обиженным тоном. – Я прекрасно знаю твой распорядок дня и стараюсь звонить тогда, когда тебе удобнее…
Валентина вздохнула. Когда мать начинала с такого вступления, было совершенно ясно, что и у нее что-то случилось, и мать просто не знает, с чего начать. В таких случаях лучше спрашивать самой, и дочь спросила:
– Ладно, мама, выкладывай, что произошло…
– Ничего! – быстро ответила Вероника.
Валентине это тоже было знакомо. Она знала, что матери нравилось, когда у нее новости вытягивают слово за словом, упрашивая и уговаривая ее.
– Ну хорошо, мама. Будь со мной откровенна – что произошло?
– Ну, ладно… – не выдержала мать. – Слушай… Я познакомилась с одной соседкой, ее зовут Виолетта. Правда, фамилии ее я еще не узнала, не поинтересовалась.
– Ты познакомилась с новой соседкой? – уточнила дочь.
– Да! Похоже, мы с ней хорошо подходим друг к другу. Мы разговорились и неожиданно проболтали более двух часов. Кончилось тем, что я пригласила Виолетту прийти ко мне.
– И ты позвонила мне только затем, чтобы сообщить мне эту новость? – спросила Валентина.
– Да! – последовал ответ матери.
– Ну и естественно, что ты не станешь накрывать стол ради одной Виолетты…
– Совершенно верно, доченька. Звонил Рауль Сикейрос, сказал, что зайдет.
– О Господи… Снова Рауль Сикейрос! Прошло уже столько лет, а ваши отношения застыли на мертвой точке, – Валентина не могла скрыть досады и даже возмущения. – Мама, тебя окружают постоянно одни и те же люди. Такое впечатление, что после моего отъезда из Мехико время и события у вас замерли. Ну скажи, зачем продолжает к тебе ходить Рауль Сикейрос? Если он делает тебе предложение, так почему бы тебе не принять его? А если нет, надо сказать окончательно, чтобы он перестал посещать тебя.
Вероника выслушала монолог дочери, ни разу ее не перебив.
– Может, ты и права, моя девочка, – ответила мать, когда Валентина замолчала. – Однако у меня нет ни малейшего желания что-либо изменять в наших отношениях. Может быть, в этом и проявляется мой возраст. Ты мне как-то говорила, что хотела бы выглядеть в мои годы так же, как и я. Так вот, если у меня со внешностью все в порядке, то… Новое знакомство завести трудно, так что пусть лучше остается верный Рауль.
– Уж лучше бы ты, мама, обратила внимание на того спортсмена, который живет по соседству с тобой.
Вероника вздохнула и решила перевести разговор на другую тему.
– Ладно, Валентина, расскажи лучше, что слышно у тебя.
Дочь помолчала немного, задумавшись.
– Мама, если откровенно, то я хочу попросить тебя об одном одолжении…
– Вот как? О каком же? – Вероника заинтересовалась.
– Одолжении в прямом смысле слова, – пояснила Валентина. – Дело в том, что у нас появились финансовые трудности.
– Как! Неужели ты хочешь сказать, что Хосе уволили? Или, может, еще что случилось, а ты молчишь?
– Нет, он продолжает работать, и администрация вполне довольна им. Но сейчас весь университет переживает тяжелые времена. У администрации какие-то нелады с министерством образования, и моему мужу сказали, что его зарплата будет задержана примерно на два месяца.
В самый неподходящий момент возникли помехи на линии, и Валентине пришлось кричать в трубку:
– Мама, ты не молчи! Мама, куда ты пропала? Ты ведь знаешь, как мне было нелегко попросить у тебя денег… Лучше откажи сразу, так, мол, и так, не могу. Но не молчи, слышишь?
– Я не молчу… – отозвалась Вероника, – я просто подумала… – она сделала паузу.
– О чем? – не терпелось дочери.
– Я подумала о том… – Вероника замялась, но вдруг закончила решительно: – Я терпеть не могу расставаться с деньгами!
– Вот как… – Дочь даже не знала, что сказать. – Повторяю, я у тебя никогда не попросила бы денег, если бы…
– Ну-ну… Если бы – что?
– Если бы Хосе не задерживали в университете зарплату.
– Это ерунда. Ты главное говори!
– А что главное? Что? – занервничала Валентина.
– Девочка моя… Хватит с меня недомолвок. Говори правду!
– Мама, ты только не кричи… Дело в том, что… Короче – я третий раз беременна!
Услыхав эту новость, Вероника не сдержалась. До Валентины донесся такой крик, что она даже отняла трубку от уха, а сама вскочила на ноги.
Лицо ее горело… «Почему мать так восприняла эту весть?»
– О Господи… Вы там с ума посходили! О чем вы с Хосе думаете? Вы что – не умеете предохраняться?
Валентина кусала губы, не зная, что ответить.
– И ты, конечно, будешь рожать? – в голосе матери сквозила даже насмешка. – Оставишь ребенка?
– Ну конечно! – ответила дочь.
Мать молчала, тяжело дышала в трубку.
Валентина чувствовала, как у виска болезненными толчками пульсирует жилка.
– Мама, ну что с тобой сегодня происходит? Ты больше переживаешь, чем я!
– Валентина, доченька… я… – голос матери дрожал от волнения. – Послушай внимательно, что я тебе скажу. По-моему, ты ничего не понимаешь в жизни. Может, в этом виновато и то, что ты вышла замуж совсем юной и сразу уехала в другой город. Я знаю, что многие молодые женщины оказываются в твоем положении, но они легко решают эту проблему! Просто они делают аборт.
– Что-о?! – возмутилась Валентина, перебила мать. – Как ты можешь мне говорить такое?! «Просто они делают аборт», – передразнила она мать. – Можно подумать, что ты, когда была молодой, только и делала, что аборты! Я просто не узнаю тебя, мам… Ведь, насколько я помню, у тебя даже и мысли не было о том, чтобы избавиться от второго ребенка. И если бы все прошло хорошо, то у меня сейчас была бы сестра или брат.
Мать, наверное, думала над ее словами, потому что снова молчала. Наконец произнесла:
– И все-таки я сейчас права. Тебе надо сделать аборт! Если тебе трудно это осуществить в провинции, можешь приехать в Мехико, я помогу тебе, все организую…
– Нет, мама… Ну где это видано – ехать за тридевять земель, чтобы сделать аборт!
– Если ты заводишь детей потому, что тебе нечем заняться дома, – продолжала Вероника, – то могу помочь устроиться на хорошую работу.
К Валентине на кухню зашел Альберто.
– Ну чего тебе? – с раздражением посмотрела Валентина на сына. Она не хотела, чтобы ее разговор слышал хоть кто-нибудь. Ведь обсуждалась очень деликатная тема. – Мама, погоди… – Она зажала ладонью трубку и обратилась к сыну: – Ну что такое, что у тебя случилось?
Мальчик поднял глаза на мать.
– Я хочу есть!
– А почему ты еще не в школьной форме? – напустилась на него Валентина. – Сколько тебе об этом напоминать?!
Альберто учился уже в третьем классе. Занятия у него начинались через сорок минут, а Валентина вместо того, чтобы накормить его и отправить в школу, разговаривала с матерью.
Молодой женщине показалось, что сын посмотрел на нее с осуждением, и это вывело ее из себя:
– Кому сказано? Иди сейчас же и одевайся! И поторопи Энрико! Помоги ему, если что, ты же старший, не в первый класс ходишь, как он.
Пока сыновья будут одеваться, она должна успеть закончить разговор с матерью.
– Я понимаю, мама, почему ты на меня взъелась, – проговорила Валентина сдержанно. – Потому что я единственная, кто говорит тебе правду. А сейчас тебе просто жаль денег, вот потому ты и уговариваешь меня сделать аборт, – закончила она.
Вероника и не думала опровергать эту мысль.
– У тебя не может быть нормальной жизни, пока ты будешь продолжать рожать от этого мужика! – с возмущением проговорила мать. – Тебя надо спасти пока не поздно!
Валентина пришла в ярость.
– Ну, мамочка, ну и удивила! Уж что-то, а это… Я думала, ты давно привыкла к моему мужу… Знаешь что, оставь меня, пожалуйста, в покое! Просто дай мне деньги, и все. Я прошу у тебя денег, но вместо этого получаю твои давно надоевшие советы.
– Я не дам тебе денег! – отрезала Вероника.
– Ну почему я не могу воспользоваться тем, что оставил отец? – неожиданно спокойно спросила дочь.
– Потому что я храню их на черный день, – сказала Вероника. – Я не позволю тратить деньги отца на всякие мелочи…
– Жизнь ребенка это мелочи? – Валентина снова начала заводиться. Но она посмотрела на часы и вспомнила, что нужно отправлять в школу сыновей. – Ладно, мама, сейчас у меня действительно нет времени, давай поговорим с тобой вечером…
Вероника пошла на попятную.
– Ну хорошо, дочка… Если весь вопрос только в деньгах…
– Вопрос не в деньгах, – перебила Валентина, – а в твоем отношении ко мне!
– Дорогая, – начала Вероника, – понимаешь…
– Ладно, мама. Все, целую, до свидания. Вернемся к этому разговору позже, когда будет время, вечером.
Валентина быстро положила трубку. Опустила трубку на рычаг и мать. «Неужели моя дочь права?!» – подумала она.
Через несколько дней Валентина обнаружила в почтовом ящике извещение о денежном переводе.
Хосе отдавал работе много времени. Он допоздна задерживался в университете, а однажды даже не пришел ночевать. Валентина ждала звонка мужа до поздней ночи, но телефон молчал. Мучимая сомнениями, она забралась в холодную постель и забылась тяжелым сном.
Когда Валентина проснулась, Хосе по-прежнему не было рядом. Валентина вздохнула, она надеялась, что муж появится ночью, и когда она проснется, он будет лежать рядом. Встревоженная женщина пошла на кухню и занялась приготовлением завтрака для детей. Внезапно она услышала из гостиной голос Альберто. Старший сын говорил брату:
– Что, малявка, ты первый увидел отца? Говоришь, отец вернулся? Ух, ты, глазастый!
Мать поразила злоба, которая прозвучала в голосе сына.
«Боже мой, – подумала Валентина, – откуда у Альберто столько раздражения, почему он не любит брата? Почему он не любит отца и, как я подозреваю, недолюбливает и меня?»
Валентина бросилась в прихожую, распахнула дверь настежь и выскочила на крыльцо.
Хосе неторопливо чистил ботинки на ступеньках. Обычно он пренебрегал этой процедурой. Валентина догадалась, что муж занялся чисткой обуви потому, что оттягивает момент появления в доме.
– Хосе, что случилось? Где ты был ночью? – спросила она глухим от волнения голосом.
Муж набрал в легкие воздуха, чтобы ответить ей, но так ничего и не сказал. Валентина почувствовала, как в ней нарастает волна тревоги. Неужели с ней произошло то же, что когда-то пережила ее мать? Неужели это происходит вот так просто, как сейчас? Муж в одну прекрасную ночь не приходит домой… А потом обманутой жене ничего не остается, как сделать вывод о том, что на земле не существует ни одной женщины, которая была бы счастлива в браке…
Тем временем муж бросил щетку на место. Валентина заметила растерянную улыбку на его лице.
– Ты, конечно, можешь не поверить, но я был в библиотеке! – воскликнул Хосе. – Я засиделся допоздна, и просто заснул на мягком диване, который стоял в читальном зале…
– Ну что же, – Валентина невесело улыбнулась, – остается спросить, как звали библиотекаршу…
Муж робко улыбнулся и поднялся по ступенькам.
– Ну что же, отличная шутка!
Он прошел мимо застывшей в оцепенении жены в дом. Когда она появилась в прихожей, Хосе все еще возился с ботинками.
– Хосе, скажи лучше сразу, кто она?
Хосе выпрямился. Он долгим взглядом посмотрел Валентине в глаза. Потом медленно проговорил:
– Уверяю тебя, дорогая, я не делаю ничего дурного.
– А что ты подразумеваешь под словом «дурное»? – жена насмешливо посмотрела на него.
Хосе постарался продемонстрировать, как он раздражен подозрениями жены.
– Не буду уточнять, что значит слово «дурное», я хочу только сказать, что не делаю ничего такого, о чем мне было бы стыдно рассказать тебе. Если я говорю тебе, что заработался допоздна, а потом заснул на диване, значит, так оно и было.
Валентина подумала: «А что, очень даже может быть, что он говорит мне правду. Только он говорит мне не всю правду, он утаивает часть правды. Он скрывает, что провел эту ночь на диване в библиотеке не один».
Однако вслух Валентина ничего не сказала. Она чувствовала неискренность в глазах и голосе мужа. Тем временем Хосе наконец переобулся в шлепанцы. Он уже повернулся, чтобы пройти в гостиную, но Валентина вцепилась ему в рукав.
– Ты говоришь, что не делаешь ничего дурного? Нет, делаешь!
Хосе тяжело вздохнул.
– Давай не будем начинать день со ссоры.
Валентина не выпускала его рукав:
– Пожалуйста, не уходи от разговора!
– От какого разговора?
Она посмотрела на мужа долгим взглядом:
– Знаешь что наталкивает меня на мысль, что ты мне изменяешь?
– Нет, – Хосе покачал головой.
– У тебя жутко невинный вид… Ты меня просто не любишь!
Хосе устало пожал плечами.
– Поверь мне на слово, Валентина… У тебя просто нет другого выбора.
Он попытался уйти, но жена крепко держала его.
– Хосе! Что с тобой, Хосе? – Валентина перешла чуть ли не на крик.
Прибежали сыновья, остановились на пороге гостиной и с изумлением стали наблюдать сцену, происходящую между родителями.
– Брысь! – последовал резкий окрик отца, но Альберто и Энрико не обратили на него никакого внимания.
Хосе буквально тащил вцепившуюся в его пиджак Валентину по гостиной. Кончилось тем, что они вместе с женой повалились на диван. Хосе выставил руки ладонями вперед, защищая лицо.
– Ну ладно, ладно, успокойся! – воскликнул он. – Валентина, ты же изобьешь меня… Только помни, что я не могу появиться в университете в синяках!
У Валентины выступили слезы. Последние слова мужа отрезвили ее. Она вздрогнула и пришла в себя, с трудом уняв дрожь в руках, пробормотала:
– Извини…
Они все еще лежали на диване. Валентине стало стыдно оттого, что их ссору наблюдают сыновья. Валентина отодвинулась от мужа и села на край дивана.
Несколько минут молчали. Хосе пригладил волосы.
– Извини, – снова пробормотала жена.
Она почувствовала отчаяние. Конечно же, у нее в запасе не было ни одной улики, только предчувствие. Но не обманывает ли оно ее? Валентина нервно усмехнулась и стала говорить, не глядя на мужа:
– Послушай, Хосе, если тебя раздражает, что я беременна, то ты должен признаться мне в этом сейчас…
– Вот-вот, еще и беременность… – поддакнул муж. – Я давно замечаю, как ты забеременеешь, так первые два-три месяца просто с ума сходишь!
Валентина продолжала:
– Если все-таки ты сделал что-то не то… Что-то такое, в чем стыдно признаться… Изменил мне, в конце концов, назовем вещи своими именами!.. Ты должен исправить это сейчас же, немедленно! Ты должен вернуть порядочное имя!..
Валентина в упор смотрела на мужа.
– Ты знаешь, ведь ты можешь оправдать себя в моих глазах… Ты можешь стать таким, каким был раньше… И я прощу тебя, я забуду все, что было, если ты скажешь обо всем честно, если ты признаешься…
Валентина замолчала, переводя дух. Она ожидала, что Хосе поспешит объяснить ей, что все образуется, но муж молчал.
– Что ты делал прошлой ночью, где ты был? Если ты не скажешь этого честно, все, – ты пропащий человек, – заключила Валентина.
«Как она красива, даже сейчас, в гневе…» – неожиданно подумал Хосе.
– Ты потерянный человек, ты пустая оболочка, ну скажи, скажи, пожалуйста, прошу тебя, ну почему ты молчишь? – Валентина коснулась пальцами его застывших губ. – Господи, как мне заставить тебя заговорить?!
Хосе молчал. Неожиданно он вздохнул и открыл рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент зазвонил телефон.
«Проклятие, – мысленно выругалась Валентина, – неужели это опять моя мама?»
Хосе обрадовался телефонному звонку в первый раз в жизни. Он протянул руку и, хотя Валентина пыталась помешать мужу, взял трубку.
– Алло! – довольным голосом произнес он. – А, это вы, сеньора Монтейро?
Валентина горько усмехнулась: «А я было подумала, что это кто-то, но не мать…»
– Ну и что? Как вы там живете? – продолжал спрашивать Хосе.
Валентина скорчила презрительную мину и встала. Увидев, что мальчики по-прежнему стоят растерянные происходящим, она обняла их и прошептала:
– Ну ладно, мальчики, идите, гуляйте.
Избавившись таким образом от сыновей, Валентина не вернулась к дивану, на котором сидел муж, а опустилась в кресло напротив. Взгляд ее упал на округлившийся живот. «Какое счастье быть матерью, – пришла в голову фраза из какой-то книги. – А быть многодетной матерью – особенное счастье…»
– Вы не представляете, сеньора Монтейро, – ворковал тем временем Хосе, – как мне приятно слышать ваш голос!
Валентина пыталась встретиться взглядом с мужем, но он упорно смотрел в окно.
* * * – Ну что ты мне все время о деньгах да о деньгах! Ну, где я могу их взять? Зарплата преподавателя все-таки отличается от зарплаты директора банка!.. – Голос Хосе разносился по дому, вылетал в открытые форточки, достигал соседних участков и, естественно, ушей прохожих на улице.
Денежный перевод матери не решил проблем, а лишь отодвинул их на некоторое время. Второй раз обратиться к матери с просьбой о деньгах у Валентины просто не хватало духу.
Альберто и Энрико сидели на скамейке во дворе. Мальчики щурились от яркого солнца и слушали ругань родителей. Голос Хосе замолкал, и его сменял голос Валентины:
– Ты говоришь, что у тебя нет денег, ты говоришь, что ты простой преподаватель университета?! Да меня это все мало волнует!.. Ведь вместе с тем ты глава нашей семьи, ты просто обязан заботиться о деньгах! Чем я буду расплачиваться в магазинах? Чем я буду платить за этот хваленый дом, который твой дурацкий университет выделил нам, заплатив лишь малую часть его стоимости?
И снова звучал возмущенный голос Хосе:
– Ты хочешь сказать, что университет подложил нам свинью? Что он купил в рассрочку дом, тем самым навязав нам эту покупку?
Валентина за словом в карман не лезла:
– Да, мой милый, именно это я и хочу сказать! У нас трое детей! О чем ты только думаешь?..
Хосе отвечал:
– Что ты ко мне пристала?! Я и так все деньги отдаю тебе, до последнего гроша! Я больше не могу их достать ниоткуда, сколько есть, столько и приношу!
Терпение Альберто лопнуло. Мальчик поднялся со скамейки и пошел напрямик через двор, по газонам, по клумбам… Энрико крикнул ему вслед:
– Постой! – И засеменил за братом.
Альберто не поднимал глаз от земли. Мальчик ловил себя на мысли, что больше всего в жизни ему в этот момент хочется заткнуть уши. Вслед детям несся истеричный голос матери:
– У нас трое детей!! Я ночи не сплю, ничего не могу делать из-за этого! Если бы у нас не было детей, я бы пошла на работу… Настрогал детей – будь добр заботиться о том, чтобы я могла их прокормить!
Альберто не оборачивался. Энрико запыхался и крикнул из последних сил в спину брату:
– Альберто, не убегай! Давай здесь посидим!
Старший брат остановился, обернулся и увидел, что младший показывает на скамейку в саду.
– Сиди, если хочешь… У меня же нет никакого желания!
Альберто, как взрослый, пожал плечами и пошел дальше. Энрико побежал его догонять. Они вышли на улицу и стали удаляться от дома. «Господи, какие здесь аккуратные, какие чистые дома! И везде тихо и спокойно. И только наш дом сотрясается каждый день от ругани…» – думал Альберто.
Через квартал от их дома была церковь. Мальчики опустились на траву прямо перед ней. Старший брат молча глядел вдаль, младший жевал травинку.
Вскоре послышались торопливые шаги – к братьям подошла мать.
– Господи, да что же это такое! – воскликнула Валентина. – Я же попросила вас подождать на улице!
На эти слова матери Альберто грустно подумал: «Раньше она просила меня выйти и погулять, когда ей нужно было целоваться с отцом, а теперь она выставляет нас за дверь, когда им нужно поругаться… Я тогда обижался, но теперь получается, что это были мелочи по сравнению с тем, что происходит сейчас…»
Энрико с радостью бросился к матери:
– Мама, мама!
«Безмозглая малявка», – подумал с раздражением Альберто о брате.
– Ты-то чего здесь сидишь? – обратилась к старшему сыну Валентина. – Встань сейчас же, здесь холодно, ты можешь простудиться!..
– Я не хотел, чтобы люди думали, что мы живем в этом доме, – неожиданно проговорил Альберто.
– Что? – не поняла Валентина.
– Я говорю, что не хотел, чтобы прохожие думали, что мы с братом… Поскольку мы сидим у крыльца, что мы с братом живем в этом доме… – попытался пояснить мальчик.
Мать в растерянности села рядом с ним. Младший сын прислонился к ее плечу.
Валентина вздохнула и ответила:
– Ну ладно, Альберто, ты же знаешь, тебе раз в год разрешается говорить мне гадости.
Старший сын поймал ее взгляд.
– Как тебе не стыдно… – неожиданно пробормотал Энрико.
Старший брат обернулся и смерил младшего презрительным взглядом.
– Ну вот, Альберто, ты мне уже на десять лет вперед наговорил гадостей… – закончила Валентина.
Мальчик вскочил с земли и сжал кулаки:
– Слушай, из-за тебя папа от нас уйдет! – истошно закричал он.
Валентина испуганно огляделась по сторонам: «Не хватало, чтобы вся улица знала о наших ссорах! Вдобавок мы находимся у самой церкви…»
– Ну ладно, – сдержанно проговорила женщина. – Альберто, вставай и пойдем домой.
Не дожидаясь ответа, она взяла за руку Энрико и пошла к дому.
Альберто некоторое время стоял на месте, но потом медленно, нехотя поплелся за ними.
– Иди быстрее! – обернулась мать. – Я сказала: быстрее!
Но сын не обращал внимания на ее слова. Валентина остановилась.
– Ты что, хочешь, чтобы я наказала тебя прямо на улице?
«Ну вот, теперь она угрожает мне», – с обидой и гневом подумал Альберто.
Но упрямо продолжал идти медленно, не обращая внимания на гневные окрики матери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна

Разделы:
12345678910

Часть вторая

1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Нежность - Монтейро Марианна


Комментарии к роману "Нежность - Монтейро Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100