Читать онлайн Нежность, автора - Монтейро Марианна, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежность - Монтейро Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежность - Монтейро Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтейро Марианна

Нежность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Вероника очень расстроилась из-за того, что Хосе получил работу в Морелии. «Эта маленькая дурочка не ведала, что творила, когда выходила замуж, – думала женщина о дочери. – А между тем, все произошло так, как я и предсказывала. Если бы муж Валентины был настоящим мужчиной, он обязательно добился бы для себя места в столице или в каком-нибудь крупном городе. Штат Мичоакан… Уж если бы я была женой Хосе, я бы просто не поехала так далеко. Уехать из столицы куда-то в провинцию!»
Позвонила Валентина.
– Мама, мы завтра снимаемся с якоря, – сказала дочь.
Вероника сдержалась и оставила свои мысли при себе. Раз уж Валентина сообщила, что завтра они отъезжают, значит, все решено, ничего не изменишь. Тем более дочь не в первый раз самостоятельно принимает серьезное решение. Вероника отлично помнила преподнесенный ей урок. Еще бы, где это видано? Объявить о собственной свадьбе за два с половиной часа до ее начала.
– Ты мне просто сообщаешь об отъезде, – поинтересовалась она, – или намекаешь, что хотела бы приехать ко мне, чтобы мы посидели с тобой, поговорили перед долгим расставанием?
Валентина замялась.
– Мама, конечно, мне хочется побыть с тобой перед отъездом, но так мало у меня времени… Нужно все собрать, упаковать. Может быть, лучше приедешь ты?
Вероника некоторое время молчала.
– Хорошо, – в конце концов согласилась она. – Я приеду. Когда?
Вероника ожидала от дочери приглашения приехать немедленно, но Валентина сказала:
– Лучше всего, мама, если ты приедешь завтра. Тогда у нас уже почти все будет готово.
Вероника положила трубку, и на ее глаза навернулись слезы. Что и говорить, ей бы хотелось занимать более видное место в жизни дочери. Но теперь Валентина советовалась не с ней, а с мужем. Вместе с ним принимала решения, а пожелания матери в грош не ставила.
Вероника вздохнула. «Ничего не сделаешь, дочка уже выросла, такова жизнь», – подумала она.
Несколько раз за вечер Вероника порывалась позвонить дочери, но останавливала себя, боясь, что помешает. А Валентина как раз удивлялась тому, что телефон молчит, это было так не похоже на мать. «Неужели с ней что-то случилось?» – думала молодая женщина.
Поздно вечером в особняке Вероники раздался телефонный звонок.
– Мама, ты не позвонила ни разу за весь вечер. В чем дело? Я уже начала волноваться.
– Уверяю тебя, доченька, все нормально. Просто я не хотела мешать вам с Хосе. Ты же сама говорила, что вам нужно собраться.
– Ну, мама, это не причина, чтобы ни разу не позвонить за целый вечер!
– Как видишь, дочь, я делаю успехи, – горько усмехнулась Вероника. – Ладно, мама, я целую тебя и жду завтра в десять утра. Примерно к этому времени мы будем готовы.
Назавтра ровно в десять Вероника звонила в дверь особняка семьи Карреньо. Во дворе уже стояла автомашина, которую отец Хосе подарил своему сыну.
Багажник на крыше и двухколесный прицеп были доверху набиты вещами. Все было накрыто брезентом и перевязано веревками. Вид этого, готового к отплытию, корабля больно ранил сердце Вероники, и она еще раз почувствовала острое сожаление оттого, что дочь переезжает в другой город.
Дверь открыла Валентина, уже готовая к отъезду, одетая в джинсы и свитер.
– Мама, привет, слава Богу, ты пришла. А то Хосе все торопит: поехали, поехали!..
Вероника удивилась:
– Ну не хочешь же ты сказать, что собиралась уехать, не попрощавшись с матерью! Что это твоему Хосе так не терпится уехать?
Валентина немного отступила, приглашая мать войти в дом.
– Понимаешь, он объясняет свое нетерпение тем, что надо успеть приехать на место до вечера.
«Нет, доченька, – подумала Вероника. – Причина в другом: птенчику не терпится вылететь из родного гнезда на широкий простор…»
– А, собственно говоря, куда мы идем? – спросила Вероника.
– Как куда? К нам в комнату.
– Ну, а что мы там будем делать?
Валентина остановилась и изумленно посмотрела на мать.
– Мама, но ты же еще ни разу не была в нашей комнате…
– В вашей комнате? – Вероника вздохнула. – Ты через несколько минут уезжаешь, так зачем мне смотреть на эту пустую комнату?
– Мама, мне кажется, ты снова рассердилась на Хосе?
– А как, по-твоему, я еще могу относиться к Хосе за его решение переехать в Морелию?
– Нам сюда, – Валентина повела мать по лестнице.
Вероника задержалась на ступеньках.
– Валентина, твой муж там? Мне не хотелось бы его видеть.
Девушка умоляюще прижала ладони к груди.
– Прошу тебя, мама, сдержи свои чувства. Сделай вид, что все в порядке. Ведь скоро ты уже расстанешься с нами.
Вероника вздохнула. Дочь была права.
– Кстати, а где родители твоего Хосе? – поинтересовалась Вероника.
– Сеньора Карреньо на кухне, собирает нам продукты в дорогу, а ее муж ей помогает, – объяснила дочь.
Валентина распахнула дверь без стука и первой прошла в комнату. Через ее плечо Вероника заметила, что Хосе стоял у окна и смотрел вниз. При появлении жены он обернулся и с раздражением спросил:
– Ну что, Валентина, а где же твоя мамочка? Ты что, оставила ее внизу? – тут молодой человек заметил Веронику и покраснел. – Сеньора Монтейро, добрый день, рад вас видеть, – смущенно пробормотал он.
– И я рада видеть тебя, Хосе, – сделав над собой усилие, улыбнулась Вероника. – Ты небось волнуешься перед дальней дорогой?
– Почему я должен волноваться? – удивился молодой человек.
– Мама, ну как тебе наша комната? – спросила Валентина, чтобы разрядить обстановку.
Вероника с любопытством огляделась. Конечно, сейчас в комнате царил полный беспорядок, но тем не менее можно было сделать вывод о том, как жили молодые. Комната выглядела тесноватой. У одной стены стояла широкая двуспальная кровать. Рядом с ней с обеих сторон – тумбочки, у стены напротив два вместительных шкафа для одежды, а у окна письменный стол Хосе. Вероника обратила внимание, что все стены, за исключением той, у которой стояли шкафы, были заняты книжными полками.
– Я и не думала, что у вас столько книг, – удивилась женщина.
– Это все книги Хосе, – с гордостью объяснила Валентина.
Сеньора Монтейро с тревогой посмотрела на книжные полки, которые нависали над кроватью. – Господи, как же это вы спали здесь? – с тревогой в голосе спросила она. – Ведь это могло в один прекрасный день упасть на вас!
– Падало, и не раз! – с улыбкой ответил Хосе. – Но теперь все будет иначе. Должен заметить, сеньора Монтейро, что для нас в Морелии подготовлен дом, в котором, надеюсь, будет достаточно места.
Вероника внимательно посмотрела на мужа дочери. Судя по всему, Хосе просто не терпелось похвастаться тем, что он уже чего-то достиг в жизни. «А может быть, я несправедлива к нему, – подумала Вероника, – может быть, это действительно неплохо – получить в двадцать пять лет собственный дом, пусть даже и в провинции… Ведь не каждому улыбается сразу обзавестись особняком в столице. Например, мы с мужем купили дом, когда Монтейро было сорок лет».
– Что скажешь, мама? – спросила Валентина. – Тебе нравится?
– В общем, ничего, – сказала Вероника. – Но ведь вы уже здесь, можно сказать, и не живете!
– Да, – Хосе вздохнул и осмотрелся вокруг. – Не могу не признать того, что мне жаль покидать родной дом… Но все готово к отъезду, труба зовет и… – молодой человек посмотрел на часы. – Нам в самом деле пора ехать. Давайте спустимся вниз.
На лестнице молодые люди и Вероника столкнулись с родителями Хосе.
– Сеньора Монтейро! – приветливо воскликнула мать молодого человека. – Как это вы зашли, что я даже не заметила вашего прихода?
Вероника смущенно улыбнулась и пожала плечами.
– Так получилось случайно. Мне очень приятно с вами познакомиться, хотя и при таких обстоятельствах.
– Да, к сожалению, теперь эта комната опустеет, – со вздохом произнес сеньор Карреньо. – Птенцы улетают из родного гнезда!
– Что касается моего птенчика, то он упорхнул немного раньше – горько пошутила Вероника.
– Теперь мы с вами собратья по несчастью, – невесело согласился сеньор Карреньо.
Они вышли во двор. Сеньора Карреньо передала сыну несколько объемистых пакетов с едой, которые молодой человек положил на заднее сиденье.
– Мы подкрепимся в дороге, большое спасибо, мама, – ответил он и сел за руль, нетерпеливо посматривая на всех.
– Вот ты и стала взрослой, девочка моя, – прошептала мать, с удивлением глядя на Валентину, словно заметила это только сейчас.
Валентина с трудом сдержалась, чтобы не заплакать.
– Мне теперь придется тратить уйму денег на телефонные разговоры, – продолжала Вероника.
Дочь попыталась улыбнуться, но не смогла, в ее горле стоял комок. Все ссоры и размолвки последних месяцев показались в этот момент Валентине пустыми и ненужными.
– Мама, – пробормотала наконец молодая женщина, – мама… – Ей хотелось так много высказать матери, но почему-то подходящие слова не приходили на ум.
– Валентина, Валентина! – внезапно услышали они.
Вероника повернулась на крик и увидела, как по улице бежит, махая рукой, подруга Валентины.
– О Господи! Мама, это Марианна Элья!
– Неужели ты думаешь, что я забыла, как зовут твою подругу? – перебила Валентину мать.
– Я позвонила Марианне сегодня и сообщила, что уезжаю, – продолжала дочь. – Она всполошилась, точно так же, как и ты вчера, и сказала, что не позволит мне уехать, не попрощавшись с ней. Мамочка, как-то глупо получается… Я так люблю тебя, Хосе, Марианну… А уезжаю с тяжелым сердцем, ведь ты злишься на моего мужа и на мою подругу… Мама, может быть, ты помиришься с Марианной и с Хосе перед тем, как мы уедем?
Вероника вздохнула.
– Девочка моя, ты мне уже об этом говорила, и мне кажется, я доказала тебе, что я не сержусь на твоего мужа. А Марианна? Ну что же, очень часто мне казалось, что вы с ней занимаетесь не тем, чем надо, но если я ошибалась… Что же, тебе виднее. Я могу заверить тебя, что и с Марианной не буду ссориться.
Хосе тем временем завел мотор и несколько раз нажал на акселератор. Двигатель взревел. Молодой человек хотел показать этим, что пора ехать, хотел поторопить жену.
– Валентина, – тяжело переводя дух, сказала Марианна. – Валентина… Я все-таки успела!
– Да, ты просто молодец, я верила, что ты успеешь!
Марианна смущенно смотрела на Веронику и не решалась ничего сказать при ней.
– Ладно, девушки, я отойду, чтобы не мешать вам, – заметила Вероника.
И она отошла к родителям Хосе, которые, стоя у машины, давали последние наставления сыну. Сеньор Карреньо говорил:
– Будь осторожен, мой мальчик, и, самое главное, не увлекайся скоростью… Машина тяжело нагружена, ты можешь не справиться с управлением на любом повороте!
– Да ладно, папа, я не в первый раз сижу за рулем, – отмахивался Хосе.
Сеньоре Карреньо тоже было что сказать сыну.
– Хосе, – говорила ему мать, – тебе досталась умная и внимательная жена, – при этом сеньора Карреньо искоса поглядывала на Веронику. Естественно, эти слова отчасти были адресованы ей. – Но тем не менее, Хосе, – продолжала сеньора Карреньо, – смотри за собой! Береги себя, мой мальчик.
В это время Марианна говорила Валентине:
– Если честно, подружка, я и не знаю, что сказать…
Валентина понимающе улыбнулась.
– Поверь мне, что у меня такое же состояние…
– Но не беда, – быстро проговорила Марианна. – Я думаю, мне сейчас самым главным было увидеть тебя, а общаться мы сможем по телефону, либо в письмах…
– Хорошо, мы будем переписываться! – заверила подругу Валентина. – Как только я приеду на место, я тебе позвоню и сообщу адрес.
Девушки расцеловались.
В это время Хосе нажал на клаксон и крикнул:
– Валентина, ну сколько же можно! По-моему, ты со всеми уже распрощалась… Уже одиннадцать часов, и нам с тобой давно пора быть в дороге.
Валентина последний раз посмотрела Марианне в глаза.
– Слушай, – сказала она подруге. – Ради меня… Помирись, пожалуйста, с моей матерью!
– А ты уверена, что она на это пойдет?
– Она только что сказала мне, что совсем на тебя не сердится, – заверила подругу Валентина.
Она наконец подошла к машине.
– Мама, будь уверена, со мной ничего неожиданного не случится.
– Я, конечно, хотела бы быть с тобою рядом при родах…
– Кто знает, может, я специально ради этого вернусь в Мехико…
– Ну, ладно, девочка… – она поцеловала дочь. – Давай прощаться.
– Я все-таки буду скучать по Мехико, – признался Хосе.
– Ты привыкнешь к новому месту, дорогой, – успокоила мужа Валентина. – Морелия – такой чудесный город! Туда каждый год стекаются толпы туристов. Многие люди приезжают туда только затем, чтобы полюбоваться этим городом.
– Некоторые вообще утверждают, что это самый красивый город в нашей стране, – добавил он.
Валентина весело посмотрела на мужа.
– Все-таки лучше было бы, если бы тебе дали работу в Гвадалахаре, там хоть есть знакомые мамы и мой дедушка, – сказала она.
– Ничего! – муж расправил плечи. – Мы приедем на место, устроимся, заведем себе друзей.
* * *
Хосе и Валентина мчались по двенадцатирядной автостраде. Мотор иногда чихал и на подъемах принимался надрывно реветь.
– Ты время от времени оглядывайся, Хосе! – сказала Валентина.
– Зачем? – удивился молодой человек.
– Чтобы быть уверенным, что наш прицеп еще с нами. Он так нагружен, что может отцепиться на ходу.
Хосе рассмеялся и успокоил жену:
– Валентина, милая! Мне не нужно оглядываться, потому что я вижу прицеп в зеркале заднего вида! Мы его не потеряем, можешь быть спокойна. Если он и оторвется, то лишь с половиной багажника…
Валентина вскоре перебралась на заднее сиденье. Только там она могла вытянуть ноги, которые затекли от долгого сидения в одной позе.
– Надеюсь, эта коляска нас все-таки не подведет и не развалится по дороге, – сказал Хосе после некоторого молчания.
– Коляска! – развеселилась Валентина. – Багажник на месте… наша машина не развалится!
– Откуда ты знаешь?
– Неужели непонятно? Потому, что сейчас на ней едем мы, любимый.
– Может быть, – сказал Хосе. – Но, между прочим, перед выездом отец осмотрел заднюю ось. И он мне сказал, что выглядит она довольно печально. А тут еще дорога, мы и наши вещи.
– Эта машина должна вынести все. Не будь неблагодарным сыном, Хосе. Отец сделал тебе подарок, и ты должен быть доволен.
Хосе улыбнулся и промолчал.
– И вообще, что это мы все едем и едем? – недовольно произнесла молодая жена. – Несколько однообразно, не находишь?
– Что ты имеешь в виду, Валентина?
– Я имею в виду то, что мне очень неудобно обнимать тебя, когда ты сидишь за рулем, а именно это мне сейчас хочется сделать.
– Желание супруги – закон, – пробормотал Хосе и сбросил скорость.
Он съехал с дороги и затормозил в небольшом леске среди невысоких, крутых гор.
– Как ты думаешь, здесь достаточно комфортная обстановка, чтобы ты могла обнять меня? – спросил Хосе, оборачиваясь к Валентине.
Она хитро смотрела на него.
– Достаточно! Тебе осталось только перебраться на заднее сиденье.
Хосе вылез из машины, с наслаждением вдохнул чистый воздух и забрался к Валентине.
– Ну вот и я. Так что ты хотела мне сказать?
Валентина молча принялась расстегивать его рубашку.
– Наверное, что-то у меня со слухом. Почему я ничего не слышу? – спросил Хосе, шутливо отбиваясь.
– Молчи, дурачок… Хоть раз можешь помолчать?
* * *
Через полчаса они снова мчались по дороге. Ветер трепал волосы Хосе. Он прищурил глаза, но не поднимал ветровое стекло.
– Как ты там? – обернулся Хосе к Валентине.
– Ничего, – пробормотала она.
– Не замерзла?
– Как можно замерзнуть при такой жаре, милый? – удивилась Валентина. – Правда, мне уже начал надоедать этот ветер. Не мог бы закрыть окно?
Хосе продолжал сосредоточенно глядеть вперед.
– Если я подниму стекло, я засну прямо за рулем. Так что потерпи. Не жалуйся, а пересядь так, чтобы тебе не дуло.
– Я не жалуюсь, Хосе, – ответила Валентина. – Только мечтаю о том, чтобы ты меня слушал всегда, а не только тогда, когда я хочу обнять тебя.
Некоторое время супруги ехали молча.
– Поройся в вещах, – наконец посоветовал Хосе. – Там должно быть одеяло…
– Ты предлагаешь мне поспать?
– Нет, просто укутайся, чтобы тебя не продуло…
– Нет уж, спасибо! – воскликнула супруга. – У тебя жуткое одеяло…
– Но ведь здесь никого нет! – сказал Хосе. – Тебя никто не увидит!
– Мне достаточно того, что меня видишь ты, – возразила жена.
– Вот как! – воскликнул Карреньо. – Ты боишься мне разонравиться…
– Да, представь себе! Как это ты умудрился спрятать одеяло так далеко… Ведь мы только что лежали на нем!.. Или оно в багажнике?
Хосе понял, что она начала рыться в вещах.
– Далеко я его не мог спрятать! – сказал Хосе, не оборачиваясь. – Посмотри левее, между двумя пакетами… Нашла?
– Да, Хосе, спасибо!
Юноша обернулся и увидел, что Валентина до плеч укрылась одеялом.
– Нет, это невыносимо, – пожаловалась она через несколько минут. – От ветра я закрылась, но теперь меня донимает солнце.
– Выбирай, что хочешь, Валентина, – пошутил Хосе. – Или ветер, или солнце!
– А ты не зашторишь окна?
– Чем?
Хосе стали понемногу раздражать капризы жены. Когда он оглянулся, Валентина заметила на его лице недовольную гримасу.
– Хосе, – сказала Валентина. – Не стоит оборачиваться так часто! Лучше следи за дорогой, ведь я хочу, чтобы ты довез меня в целости и сохранности!
– Не волнуйся, милая! – проговорил Карреньо. – Я тоже, поверь, всей душой хочу добраться целым…
– И потом, Хосе, – добавила девушка, – если уж ты поворачиваешься, я не хочу видеть недовольное выражение на твоем лице…
– Такое? – Хосе обернулся к жене, состроив гримасу.
– Перестань! – взвизгнула Валентина. – Смотри на дорогу, дурак!
В это время из кустов на дорогу выбежал заяц.
– Хосе! – закричала она.
Карреньо в последнюю секунду успел вывернуть руль.
– Уф-ф-ф! – облегченно вздохнул он.
Заяц скрылся в кустах по другую сторону дороги. Валентина заплакала.
– Ты только что едва не убил меня, – сказала она. – И нашего ребенка.
– Ты ошибаешься, милая, – возразил Хосе. – По-моему, я только что едва не убил зайца… Кстати, спасибо, что предупредила. Этим ты спасла его от неминуемой смерти. Я бы на его месте послал тебе воздушный поцелуй.
– Прекрати паясничать, – воскликнула Валентина. – У меня до сих пор все внутри дрожит.
Хосе пожал плечами.
– Не стоит волноваться, – сказал он. – Ведь я с тобой!
– Именно поэтому я и волнуюсь, – отрезала Валентина. – Я тебя слишком хорошо знаю.
– Вообще-то ты права, – заметил Хосе.
– Да? – спросила она, довольная тем, что он признал ее правоту. – Что ты хотел сказать?
– Если бы заяц попал к нам под колеса, мы бы его раздавили… И колеса начали бы скользить по нему, как по льду, нас бы при такой скорости развернуло и выбросило из машины. Мы бы романтически закончили земной путь…
– Умоляю, Хосе, давай без этих леденящих душу подробностей…
– Ну-ну, Валентина, милая, успокойся, – начал утешать ее муж.
– Ладно, – вытерла слезы она. – Считай, что я все забыла. Только смотри вперед, хорошо?
Хосе, не оборачиваясь, кивнул.
Некоторое время было слышно только, как по дороге шуршат шины.
– Между прочим, было бы неплохо поесть… – вдруг сказала Валентина.
– Давно, – поддержал Хосе. – Ты что-нибудь взяла с собой?
Жена отрицательно покачала головой.
– Не слышу? – сказал Хосе. – Говори вслух, иначе я снова буду вынужден оборачиваться.
– Я ничего не взяла, – сказала Валентина. – Я слишком быстро собиралась… И потом, какие-то пакеты со съестными припасами тебе передали родители?
«Слишком быстро собиралась! – мысленно передразнил ее Хосе. – Только и делала, что думала о матери, а все собрал я!»
– В таком случае, – сказал он вслух, – я вынужден тебя разочаровать. У нас ничего нет.
– Почему? А куда все подевалось?
– Когда мы после остановки выезжали на шоссе, я успел заметить краем глаза, что пакеты, собранные моей матерью, остались на полянке. Они выпали, когда мы открывали дверь.
– О Господи! – воскликнула расстроенная Валентина. – А ты и не остановился?
– До меня дошло гораздо позже, что в этих пакетах могли быть съестные припасы…
– Проклятие! А ты не взял с собой какого-нибудь бутерброда?
– Что? – насмешливо отозвался Хосе. – Я взял с собой автомобиль и тебя. Обо всем остальном должна была побеспокоиться ты.
– Ты не мог предупредить меня раньше? – всхлипнула Валентина.
– Я надеялся, что на это у тебя хватит ума, моя милая, – ответил Хосе.
– Ну придумай же что-нибудь! – жалобно попросила Валентина еще через несколько минут.
– А ты не считаешь, что полезно иногда поголодать, чтобы поддержать фигуру?
Валентина обиженно замолчала.
Через некоторое время Хосе произнес:
– Слушай, Валентина, нам надо потерпеть. То, что мне под колеса едва не попал заяц, свидетельствует, что мы находимся далеко от жилья.
– Почему ты так думаешь?
– В противном случае это была бы кошка.
– Хосе, прошу тебя, поезжай быстрей, я жду не дождусь, когда мы увидим какой-нибудь придорожный ресторан!
– А ты уверена, что сможешь съесть то, что тебе там предложат? Не думаю, что там будет что-нибудь, чего бы захотелось беременной женщине!
Хосе удовлетворенно замолчал, думая, как отомстил жене этим замечанием.
И правда, Валентина некоторое время молчала. Но потом вдруг спросила:
– Послушай, Хосе, а как тебе моя подруга Марианна?
– Почему это тебя так волнует? – холодно спросил супруг. – Особенно сейчас?
– Хочу выяснить, скольким женщинам найдется место в твоем сердце, – запальчиво ответила Валентина.
Хосе задумался. Он знал Марианну гораздо дольше, именно она познакомила его с Валентиной. Но встречи с Марианной не оставили никакого следа в его памяти.
– Но ведь я женился на тебе…
– По твоему тону можно подумать, тебе это было очень тяжело – поменять Марианну на меня, – Валентина принялась вспоминать обстоятельства их с Хосе знакомства.
– Действительно, Валентина, мне нелегко это далось… – молодой человек ответил в тон жене. – Ладно, ладно, не дуйся! Я шучу.
– А как Марианна отнеслась к тому, что ты ее оставил?
– Нельзя сказать, что твоей подруге было все равно. Однако она поняла, что у нас – серьезно, и преодолела свои чувства. А что это вдруг ты принялась копаться в прошлом? – вопрос прозвучал довольно резко.
– Что тебя удивляет? – вопросом на вопрос ответила Валентина. – Я твоя жена и хочу все знать о тебе. Хосе, ты не расскажешь, как у тебя было все с Марианной до того, как появилась я? Например, вы с ней ссорились?
– Бывало по-разному, – спокойно сказал Хосе. – И ссоры в том числе. Да, мы ссорились.
– А почему?
– Слушай, тебе не кажется, что ты глубоко стала копать?
– Нет, просто мне интересно, какие отношения у тебя были с другими девушками…
– С Марианной мы ссорились часто, но это ни о чем не говорит. Я приложу все силы, дорогая моя, чтобы мы с тобой жили мирно, – успокоил ее Хосе. – А у Марианны просто скверный характер. Не знаю, может, кому-то он и нравится. Мне же – нет.
– Но ты так долго был с ней. Почему?
– Потому что не встречал тебя! – воскликнул Хосе. – А Марианна… Я даже дрался однажды из-за нее… Разбил очки одному негодяю… Помню, еще и руку порезал о стекло, смотри, какой шрам!
Хосе протянул жене руку, и она увидела на ладони небольшой белый рубец.
– Ого! – оценила она. – А из-за меня ты дрался?
– Да! – кивнул Хосе.
Вообще-то он покривил душой. Драться из-за Валентины ему не довелось – просто не успел. Ведь знакомы с Валентиной они были всего несколько месяцев.
Хорош был бы он, если бы жена вздумала расспросить подробней!
Но Валентину не интересовали подробности.
– Ты молодец! – пылко похвалила она и, неожиданно наклонившись вперед, поцеловала мужа в щеку.
Машина резко вильнула.
– Ты с ума сошла, Валентина! – воскликнул молодой человек. – Мы все-таки перевернемся!
– Ладно-ладно, успокойся, больше не буду тебя отвлекать! – сказала жена. – Можешь ехать спокойно.
* * *
Автомобиль несся вперед. Валентина давно уже не подавала голоса. Хосе, выбрав момент, посмотрел на заднее сиденье и увидел, что жена задремала.
За очередным поворотом молодой человек заметил яркую рекламную вывеску, нарисованную на щите. Некий сеньор Аугусто Тороччи приглашал путников, утомленных дорогой, заехать к нему на огонек и попробовать, как было написано, «лучших итальянских спагетти».
– Эй, Валентина, – воскликнул Хосе. – Тебе недолго осталось мучиться!
– Что?
Валентина открыла глаза, но тем временем рекламный щит остался позади.
– Если ты имеешь в виду, что я умру от голода, то это не самая лучшая шутка, – грустно заметила она.
– Я не это имел в виду, – отозвался Хосе. – Только что у дороги был рекламный щит, сообщающий, что сеньор Аугусто Тороччи приглашает нас с тобой заехать к нему и подкрепиться.
– Нас с тобой? – недоумевающе воскликнула Валентина. – Там так и было написано? Ты, наверное, шутишь.
– Скоро сама убедишься! – крикнул в ответ Хосе.
– Но где же эта забегаловка? – спросила Валентина. – Не вижу ни одного дома поблизости.
– Не волнуйся, – успокоил ее Хосе. – Рекламные щиты на дороге просто так не ставятся. Через пару миль мы увидим еще одно объявление или же само заведение уважаемого сеньора Тороччи…
И правда, через некоторое время впереди замаячил щит с рекламной надписью, под которой была приписка: «Через две мили!»
– Ну вот, что я говорил? – вскричал довольный Карреньо.
– Ну, – ответила Валентина. – Лучше бы ты меня не будил. А то я чувствую такой голод, что сейчас наброшусь на тебя и съем…
– Не надо! – захохотал Хосе. – Я предпочту довезти тебя до этой итальянской забегаловки, да и макароны, которые там обещают, будут повкусней, чем я…
Скоро впереди по обеим сторонам дороги возникли приземистые строения. Чикуан – прочитали Валентина и Хосе на указателе.
Хосе сбросил скорость и притормозил у старого домика, покрашенного в веселый голубой цвет. «Настоящая итальянская кухня Аугусто Тороччи», – гласила вывеска.
Хосе и Валентина переглянулись.
– Я просто счастлив, дорогая, что ты не съела меня по дороге, – сказал Хосе.
– Давай же быстрей нанесем визит сеньору Тороччи, – воскликнула она. – Кажется, он нас, бедный, заждался.
– Не сЕньору, а сИньору Тороччи! – поправил Валентину Хосе. – Разве ты не знаешь, что итальянцы произносят это слово иначе?
– Нахал! – с притворным возмущением воскликнула Валентина. – Ты решил еще раз продемонстрировать мне свою ученость?
Они зашли в ресторанчик.
Зал был небольшим, но довольно уютным. У дальней стены располагалась стойка, за которой стоял и протирал стаканы невысокий полный человек, очевидно, сам хозяин заведения. Два десятка столов были накрыты чистыми белыми скатертями.
При виде посетителей хозяин с приветливой улыбкой вышел из-за прилавка.
– Добро пожаловать к сеньору Тороччи, уважаемые господа! – сказал он с певучим итальянским акцентом и учтиво поклонился. Валентина торжествующе посмотрела на Хосе.
– Вот видишь, он сам себя называет сеньором, а не синьором, как ты утверждал, – шепнула она.
– Видимо, он совсем недавно перебрался в Мексиканские Штаты, – предположил Хосе. – Те, кто давно здесь живут, наоборот, подчеркивают свое истинное происхождение.
Молодой человек наклонил голову в вежливом приветствии, Валентина изобразила что-то наподобие книксена.
– Сеньор недавно из Италии? – поинтересовалась Валентина.
Тороччи просиял.
– О да! – воскликнул он. – Сеньора бывала в Риме?
Валентина с сожалением покачала головой.
– Очень жаль! – произнес Тороччи. – Это прекрасная страна…
– Да-да, знаем! – подхватил Хосе. – Рим, Венеция, Неаполь… Микеланджело, Леонардо да Винчи, Боттичелли… Развалины Колизея…
– Совершенно верно! – с довольным видом согласился хозяин ресторана.
Он не заметил насмешки в тоне Хосе, приняв его слова за чистую монету.
– Мы желали бы перекусить с дороги, – сказал Карреньо.
– Сию минуту, – заторопился сеньор Тороччи. – Прошу вас пока занять столик. Я мигом!
Хосе подтолкнул Валентину:
– Выбирай столик! Какой тебе больше нравится?
Наконец они уселись за столик у окна и поглядывали время от времени на стоящий во дворе автомобиль.
Сеньор Тороччи тут же возник перед ними и предложил меню.
– Извините, сеньор Тороччи… – остановил Хосе хозяина ресторана, уже собравшегося положить раскрытое меню перед Валентиной. – Мы не хотели бы терять время на изучение меню, – объяснил Хосе. – Лучше посоветуйте сами, что нам стоит попробовать…
– О, сеньор, наверное, гурман! – хитро посмотрел на него хозяин ресторана. – Сеньор знает толк в итальянской кухне, не правда ли?
– Знаю я толк в ней или нет, но, для начала, нас устроят спагетти, сеньор Тороччи! – сказал юноша. – Дело в том, что мы мечтаем только о них. В этом виновата ваша реклама, сеньор Тороччи!
Хозяин ресторана рассмеялся.
– Я эти щиты рисовал сам, должен вам заметить… – самодовольно признался он.
– У вас они неплохо получились! – похвалил Хосе.
– А что господа будут пить?
– Из спиртного – ничего, – сказал Хосе.
– Почему? – Тороччи удивленно поднял брови.
– Я за рулем, жена – беременна…
– Поздравляю! – Тороччи поклонился Валентине. – Вы скоро станете матерью.
– Так вот, сейчас мы пить не будем, но нам бы хотелось взять с собой… – продолжал Хосе. – Чего-нибудь, знаете ли, такого… – Он щелкнул пальцами.
– Ах, такого! – сеньор Тороччи понимающе улыбнулся. – Знаете что… – Тороччи сделал паузу. – Исключительно ради вас… У меня еще есть несколько ящиков из тех запасов, что я захватил с собой, когда приехал сюда…
– О-о-о! – воскликнул Хосе. – Сеньор доставит нам огромное удовольствие…
– А почему молчит очаровательная сеньора?.. – Тороччи наклонился к Валентине. – Или ей нечего добавить?
– Я полностью согласна с мужем! – сказала женщина. – Потом, заказывать полагается мужчине.
– Заказывать – мужчине, однако выбирает всегда женщина! – Тороччи поднял вверх указательный палец.
– Нет, дорогой сеньор Тороччи, я согласна со всем, что попросил принести сеньор Карреньо, – сказала Валентина. – Только попрошу вас… Если можно, быстрее! Мы очень проголодались!
– Сию минуту несу! – пообещал Тороччи. – Значит, спагетти для молодых супругов и бутылочку вина из моих личных запасов!
С этими словами итальянец исчез.
Оставшись одни, Хосе и Валентина переглянулись и взялись за руки.
Однако сеньор Тороччи в самом деле появился очень скоро. Он держал поднос, на котором стояли две глубоких тарелки с дымящимися спагетти.
Когда итальянец опустил поднос на стол, Валентина не смогла скрыть своего удивления.
Рядом с каждой тарелкой стояла маленькая бутылочка с соусом и лежали небольшие ножнички.
– Сеньор Тороччи, – сказала женщина. – Разве вилок недостаточно?
Итальянец расплылся в улыбке.
– Нет, сеньора, – сказал он. – У нас в Италии спагетти едят ножницами, да. Поливают соусом, накручивают на вилку, и обрезают концы ножницами, да.
– Не представляю, как я буду это есть, – с недоумением произнесла Валентина.
– Уважаемая сеньора, – сказал Тороччи. – У меня настоящая итальянская кухня… Уверяю вас, она вам понравится. Попробуйте…
Он поставил тарелки перед посетителями.
– Не понимаю твоей растерянности, – сказал Валентине Хосе и деловито взял в одну руку вилку, а в другую – ножницы. – Эти макароны едят так…
Он воткнул вилку в самый центр дымящейся массы и ловко накрутил спагетти. Затем поднял вилку вверх и попытался обрезать болтающиеся концы ножницами.
У него ничего не получилось.
– Вот видишь! – воскликнула Валентина.
Хосе сконфуженно посмотрел на Тороччи.
– Извините, сеньор, – начал итальянец, – разрешите мне показать вам, как это делается?
– Пожалуйста, – отодвинулся от стола смущенный Хосе. Хозяин ресторана проделал со спагетти ту же операцию, что и Карреньо, только накрутил на вилку меньшее количество макарон. Ножнички в его волосатой руке аккуратно обрезали свисающие концы.
– Вот так! – проговорил Тороччи. – Как видите, ничего сложного! Пожалуйста!
Он вернул вилку Хосе. Тот скривился.
Валентина засмеялась.
– Прекрасно, сеньор Тороччи! – сказала она. – Запишите, пожалуйста, этот урок нам в счет!
Хосе раздраженно посмотрел на свою спутницу. «Не к месту она пошутила», – подумал он.
– Ну что вы, сеньора, – с укором сказал Тороччи. – И не подумаю! – Не дождавшись ответа от Хосе, итальянец решил оставить их в покое.
– Ну, не буду вам мешать! Приятного аппетита! – и с этими словами отошел от стола.
– Извините, а вино? – крикнул ему вдогонку Хосе.
– Сию минуту, – быстро ответил Тороччи и скрылся на кухне.
Через минуту на столе появилась запыленная бутылка, на которой не было этикетки, но зато была большая сургучная печать на пробке.
Хосе ткнул пальцем в бутылку.
– Это ваше вино также следует пить с какими-то ухищрениями? – с легким раздражением спросил он.
– Ну что вы! – ответил хозяин ресторана. – Просто наливаете в бокалы и подносите ко рту… – на лице итальянца блуждала еле заметная улыбка.
– Неужели так просто? – насмешливо спросил Хосе, чувствуя, что начинает заводиться.
– Ну, ладно, – решительно вмешалась в разговор Валентина. – Спасибо, сеньор Тороччи, – кивнула она итальянцу. – Можете идти.
Хозяин ресторана удалился на кухню.
– Он просто решил поиздеваться над нами, – раздраженно воскликнул Хосе.
– Перестань, дорогой! – попыталась успокоить мужа Валентина.
– Проклятые итальяшки! – бормотал Хосе.
Валентина рассерженно посмотрела на него.
– Я же сказала тебе, прекрати, – ледяным тоном произнесла она. – Возьми себя в руки. Стоит ли нервничать из-за пустяков?
Хосе резко отодвинулся от стола. Секунду он молчал, потом медленно произнес:
– Извини. Временами такое что-то находит, я сам не свой!
Спагетти ели молча. Валентина несколько раз бросала взгляды на Хосе, но он словно дал обет молчания до конца трапезы.
Наконец он вздохнул и отодвинул тарелку.
– Все! – сказал он. – Беру свои слова насчет сеньора Тороччи назад.
Валентина подумала, что настроение Хосе, как и любого мужчины, прямо зависит от того – голоден он или сыт. Она улыбнулась своим мыслям.
– Ты смеешься? – удивился муж. – Интересно, над чем?
– Не обращай на меня внимания, – ответила Валентина. Хосе сжал ее руку, с нежностью посмотрел на жену и улыбнулся ей.
К Валентине вернулось хорошее расположение духа, она утолила голод и принялась болтать.
– Наверное, так хорошо держать такой вот ресторанчик у дороги. Ни тебе забот, ни волнений. А денежки спокойно текут в карман…
Хосе молча слушал жену.
– Можно только позавидовать этому сеньору Тороччи, – продолжала Валентина. – Он спокойно доживет здесь до глубокой старости. Солнце, свежий воздух…
– Ветер, пыль, – сказал Хосе.
– Какой ты несносный, – воскликнула его жена. – Тебе обязательно надо все испортить.
Хосе вздохнул.
– Нам пора ехать, – сказал он, посмотрев на часы.
Валентина согласно кивнула и положила приборы на тарелку.
– Не могу больше, – призналась она. – Слишком большая порция.
– Как бы наш симпатичный сеньор Тороччи не обиделся, – заметил Хосе.
– Тогда доешь за меня, – предложила Валентина.
– Нет, спасибо! – Хосе похлопал себя по туго набитому животу. – Я сыт и просто боюсь… Боюсь заснуть за рулем… Сеньор Тороччи! – он жестом подозвал хозяина ресторана. – Пожалуйста, счет!
Итальянец, недавно появившийся из кухни, подошел к их столу и положил счет на скатерть.
Брови Хосе медленно поползли вверх, но он моментально сдержал себя и принял прежний беззаботный вид. «Надеюсь, Валентина ничего не успела заметить», – подумал молодой человек.
Он расплатился, и супруги покинули ресторан гостеприимного итальянца.
Они садились в автомобиль, когда сеньор Тороччи вышел на крыльцо.
– Не забывайте ко мне дорогу, – крикнул он на прощание.
Хосе кивнул и завел мотор.
– Непременно! – пообещала Валентина и помахала владельцу ресторана рукой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна

Разделы:
12345678910

Часть вторая

1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Нежность - Монтейро Марианна


Комментарии к роману "Нежность - Монтейро Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100