Читать онлайн Нежность, автора - Монтейро Марианна, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежность - Монтейро Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежность - Монтейро Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтейро Марианна

Нежность

Читать онлайн

Аннотация

Жизнь Вероники Санчес с ее потерями, радостями, новыми надеждами, ее брак, начавшийся так многообещающе и принесший ей потом так много страданий – в центре романа “Нежность”.
Вырастает и вступает в жизнь дочь Вероники Валентина. Теперь уже перед ней жизнь ставит вопросы, на которые надо искать ответы…


Следующая страница

1

Вероника Санчес хорошо запомнила день, когда Исабель Мендоса выходила замуж за Альфредо Очоа. Ведь и в тот день Вероника впервые увидела своего будущего мужа.
С утра небо хмурилось, и Вероника никак не могла решить, что ей надеть. Профессия дизайнер обязывала строго относиться к своему внешнему виду и выглядеть безупречно, независимо от того, какая на улице погода.
В конце концов легкий серый плащ и маленькая шляпка решили все проблемы. «Стиль «ретро» идет мне и уместен в церкви, – пришла к выводу девушка. – Во всяком случае, Альдонсо Ривере мой наряд понравится!» – заключила Вероника.
Не было ничего странного в том, что Веронике хотелось понравиться своему шефу – тридцатипятилетнему Альдонсо Ривере, возглавляющему фирму, где она работала.
Девушка была в фирме на хорошем счету. Сеньор Ривера ценил ее деловые качества, к тому же Вероника часто ловила на себе его восхищенные взгляды. В такие минуты девушке приходило в голову, что молодой директор не прочь поухаживать за ней…
Однако Альдонсо никогда не заговаривал с молодой сотрудницей на личные темы – может быть, потому, что кроме Вероники на фирме работало еще около десятка молодых и красивых девушек, и ему не хотелось выделять одну из них и вносить раздор в коллектив. Сплетни, зависть, ревность и косые взгляды – видимо, именно это останавливало Альдонсо.
Веронике сеньор Ривера был симпатичен, однако не настолько, чтобы думать о нем, как о человеке, с которым стоит связать судьбу.
Дела небольшой фирмы шли прекрасно. От клиентов не было отбоя. В основном, услугами архитектурного бюро пользовались состоятельные люди, желающие построить виллы не просто по индивидуальным, а каким-то особенным проектам. Фантазия молодых архитекторов была неиссякаема. Альдонсо Ривера обеспечивал контору заказами, девушки из проектного отдела разрабатывали детали. Если проект устраивал заказчика, Альдонсо рекомендовал клиентам на выбор несколько строительных фирм. После завершения строительства к делу приступала Вероника. Она занималась внутренним интерьером, начиная от обоев на стенах, мебели и кончая цветами и безделушками.
Девушка, взглянув на часы, выбежала из дома. Автобусная остановка была недалеко от ее дома, но автобусы ходили с большими интервалами.
Салон подошедшего автобуса был полупустым, но девушка, чтобы не помять плащ, не стала садиться.
Водитель закрыл двери, и автобус, словно большой корабль, влился в поток уличного движения.
Веронике Санчес шел двадцать второй год. Ее мать долгое время была прикована к постели. Обширный инфаркт положил конец ее мучениям. В девятнадцать лет девушка осиротела.
Отцу Вероники, дону Эрнесто Санчесу, было шестьдесят четыре года, и он зарабатывал на жизнь тем, что писал сценарии сериалов и рекламных роликов для местного телевидения. Стремясь заглушить боль утраты, он с головой окунулся в работу.
Когда Вероника заметила, что отец немного пришел в себя и приспособился к одинокой жизни вдовца, она заявила о своем желании жить отдельно. Отцу Вероника объяснила, что ей трудно находиться в доме, где все напоминает об умершей любимой матери.
– Пойми, папа, теперь, когда ее не вернуть, – убеждала девушка, – я просто не выдержу в этих стенах. Каждый вечер мне кажется, что мама умерла вчера… Я перееду, и, может быть, смена обстановки поможет мне прийти в себя.
Отец все понял и не стал удерживать дочь.
– Девочка моя, – сказал Эрнесто, – поступай так, как решила. Только знай: дверь этого дома всегда открыта перед тобой, я всегда буду рад видеть тебя здесь.
– Спасибо, папа, – растроганно прошептала в ответ Вероника, и в душу вкралось сомнение, правильно ли она поступает, покидая отца.
И все-таки Вероника переехала. Она подыскала квартиру в тихом районе Гвадалахары недалеко от места работы.
– Я часто буду тебя навещать… – сказала Вероника на прощание и поцеловала отца.
– Ты стала взрослой, дочка, – ответил он, пытаясь сдержать подступавшие слезы. – Жаль, что мама не дожила…
В понимании Эрнесто Санчеса дети становились взрослыми, когда сами начинали зарабатывать себе на жизнь и тогда получали полное право жить самостоятельно.
Хорошо оплачиваемая работа позволяла Веронике не испытывать недостатка в деньгах. Конечно, девушке было далеко до настоящего богатства, однако на оплату квартиры и повседневные расходы ей хватало. В скором времени можно было подумать о покупке машины. Может быть, автомобиль поможет ей покончить с вечными опозданиями. Пока же девушка была вынуждена пользоваться городским транспортом.
Автобус остановился у церкви.
В дверях Вероника задержалась и взглянула на часики. Как она ни старалась, все-таки опоздала. Все приглашенные уже заняли места на скамьях. «Ну что же, по крайней мере, обряд венчания еще не начался», – подумала она с некоторым облегчением.
– Разрешите пройти! – раздался голос за спиной Вероники.
Девушка обернулась.
Голос принадлежал широкоплечему мужчине с густыми вьющимися волосами. Вероника невольно задержала на нем взгляд. «О таком спутнике жизни можно только мечтать», – неожиданная мысль смутила ее.
– Пожалуйста, – пробормотала в ответ девушка, не сумев скрыть своего замешательства.
Вероника отступила в сторону. Ее смущение не ускользнуло от внимательных темно-карих глаз незнакомца. Он вежливо улыбнулся, прошел мимо девушки в церковь и занял место на одной из скамей недалеко от прохода.
Вероника стряхнула оцепенение и мысленно отругала себя: «Надо держать эмоции под контролем, а не демонстрировать их посторонним. Что этот мужчина мог обо мне подумать?»
Девушка огляделась. Альдонсо Ривера, сидевший во втором ряду, оглянулся и помахал ей. Вероника заметила рядом с шефом двух своих подружек – Памелу и Лауру и поспешила присоединиться к сослуживцам.
Церемония бракосочетания уже началась. Бормоча извинения, Вероника пробралась к месту, занятому для нее Риверой.
Она оказалась слева от шефа, а Памела и Лаура сидели справа от него.
– Как не стыдно вечно опаздывать, – с шутливым укором прошептал директор фирмы. – Тебе повезло, что я на сегодня объявил выходной…
Вероника покраснела и прошептала на ухо Альдонсу слова извинения.
– Как настроение, Вероника? – поитересовалась Памела, не упустившая момент, чтобы наклониться к молодому начальнику.
– Спасибо, нормальное, – тихо отозвалась девушка. – Я бы себя чувствовала совсем хорошо, если бы автобус пришел вовремя…
– Твою шляпку мы уже отметили, – прошептала Памела и обратилась к подруге: – Что скажешь, Лаура?
– Высший класс! – оценила та. – После церемонии дашь ее померить? – близорукая Лаура щурилась, рассматривая шляпку.
– Хорошо, – кивнула Вероника.
Она достала пудреницу с зеркальцем, чтобы проверить, не съехала ли шляпка набок.
Зеркальце было крошечным, но Веронике удалось бросить на себя быстрый оценивающий взгляд, и она осталась довольна увиденным. «Если бы Альдонсо мог оценить меня по достоинству, и если бы жалованье зависело от внешнего вида!» – собственные мысли рассмешили Веронику. Она никак не могла сосредоточиться на происходящем в церкви и стала рассеянно вертеть пудреницу в руках, ловя в зеркальце отражение людей, сидящих сзади, пока в поле ее зрения не попал кареглазый незнакомец, встреча с которым произвела на нее такое впечатление.
Послышались звуки торжественного марша.
– Идут… Идут… – зашептались присутствующие.
Приглашенные стали оборачиваться. В проходе появились жених и невеста. Музыка заиграла громче. Приглашенные поднялись с мест и приветствовали новобрачных.
Ривера склонился к уху Вероники.
– Думаю, тебе придется извиниться, – сказал он.
– За что? – удивилась она.
– За то, что непозволительно на свадьбе выглядеть красивее невесты.
Вероника снисходительно улыбнулась.
– Альдонсо, как тебе только не стыдно, – заметила Памела, не пропустившая слов шефа мимо ушей. – Ничего не имею против Вероники, но Исабель – просто прелесть…
– Ты права, Памела, Исабель очаровательна в белом платье, – сухо заметил Ривера.
Он был раздосадован поведением Памелы. Та просто из кожи вон лезла, чтобы обратить на себя внимание Альдонсо Риверы, позволяя себе колкие замечания в его адрес.
Сзади зашикали.
– Исабель носит фамилию Мендоса последние минуты. Нам нужно будет привыкнуть к ее новой фамилии, – сказала Памела, понижая голос.
– Если только она останется работать у нас, – с сожалением в голосе заметил Альдонсо.
– Как? – удивилась Вероника. – Разве Исабель хочет уволиться?
Было бы очень жаль расстаться с подругой. Разные отношения были у Вероники с коллегами. Кому-то она симпатизировала, кого-то – просто терпела. С Исабель их связывала искренняя дружба, и девушки не раз делились друг с другом своими секретами.
– Нет, пока Исабель этого не говорила, – ответил Ривера, отрицательно покачав головой. – Но я знаю, как это часто бывает. Девушка после замужества…
– Перестает быть девушкой! – хихикнула Памела.
«Ну и дура!» – подумала Вероника.
Недовольно покосился на соседку справа и Альдонсо.
– Девушка после замужества, как правило, становится домашней хозяйкой, – сказал он. – Памела, извини, но ты не должна забывать, где находишься.
Навстречу молодым вышел пастор. Жених с невестой, в сопровождении родителей, приблизились к алтарю. Музыка смолкла.
– Прошу всех сесть! – сказал пастор.
Присутствующие опустились на свои места. Вероника еще раз посмотрела на плечистого незнакомца, который достал из кармана блокнот и принялся что-то в него записывать.
– Альдонсо, ты не знаешь этого мужчину в пятом ряду? – спросила Вероника. – Он сидит около прохода. Только не смотри сразу…
Случайно вышло так, что, когда Вероника шепотом обратилась с этим вопросом к Ривере, в зале именно в эту секунду установилась полная тишина и тихие слова девушки прозвучали неожиданно громко. Их услышал не только Ривера, Памела с Лаурой, но несколько человек, сидевших поблизости.
Альдонсо выдержал необходимую паузу, но Памела и Лаура обернулись сразу. Незнакомец почувствовал, как на него уставились три пары глаз. Он приветливо взмахнул блокнотом, словно галантный кавалер шляпой с плюмажем из перьев, какие носили в семнадцатом веке.
Вероника не выдержала и тоже оглянулась с виноватым видом, как бы извиняясь за поведение соседей.
Незнакомец приветливо улыбнулся растерявшейся Веронике, чем вконец смутил ее.
Альдонсо Ривера ничем не мог помочь Веронике, но Памела и Лаура, нисколько не смущенные этой ситуацией, перебивая друг друга зашептали:
– Как? Разве ты не знаешь? Это же сеньор Фернандо Монтейро, он работает в столичной газете «Новедадес». У него своя колонка…
– Теперь и я вспомнил, – кивнул Альдонсо Ривера. – Ведь его фотографии сопровождают каждую новую публикацию в газете. Этот Монтейро – талантливый журналист. Еще он пишет для вечернего издания газеты – «Диарио де ла тарде»!
– А я видела его снимок в «Ньюс» – англоязычном варианте «Диарио де ла тарде»! – сообщила Памела. – Ты ведь читаешь эту газету, Альдонсо?
Ривера сдержанно кивнул. «Памела решила похвастаться, что она такая образованная и читает по-английски… Выскочка!» – подумала Вероника.
И словно в подтверждение ее мыслей, Памела настойчиво продолжала:
– Я вообще предпочитаю «Ньюс»! – сказала Памела. – А ты, Альдонсо?
Веронике даже стало жаль шефа, вынужденного терпеть фамильярность некоторых настырных сотрудниц. Ривера принципиально был на «ты» со всеми подчиненными, считая, что это создает непринужденную и творческую обстановку на фирме.
«Таких, как Памела, надо почаще одергивать!» – подумала Вероника.
– Пожалуйста, потише, – второй раз попросила пожилая женщина, сидевшая позади Альдонсо Риверы.
– Извините, – обернулся к ней молодой человек.
Вероника наклонилась и тронула Памелу за рукав.
– Ты в курсе всех светских сплетен, – прошептала Вероника. – Этот Монтейро – женат?
Памела прыснула и ответила выразительным взглядом. «Ну нет, ты не заставишь меня покраснеть, дорогая!» – решила Вероника.
– Он больше, чем неженат! – сообщила Памела после паузы. – Об этом он однажды написал… Он не женится из принципа, милая!
– Понятно, – протянула Вероника.
Памела всегда видела в Веронике соперницу в завоевании Альдонсо Риверы, поэтому интерес Вероники к столичному журналисту несказанно ее обрадовал.
– Если ты задумала его захомутать, у тебя ничего не выйдет! – поддела Памела Веронику. – Хотя, с другой стороны, вы с этим Монтейро – два сапога пара!
– Это еще почему? – у Вероники от удивления округлились глаза.
Ривера с улыбкой прислушивался к болтовне своих очаровательных соседок.
– Потому что ты, как нам кажется, не очень-то одариваешь мужчин вниманием! – сказала Памела. – Я права, Лаура, дорогая?
Ее подружка кивнула.
Вероника обдумывала услышанное. «Вот оно что! Красивый мужчина, известный на всю страну, живет в столице, работает в одной из центральных газет, модно одевается и до сих пор не женат! Может быть, Памела права? Хватит мне мечтать о сказочном принце? Вполне подойдет столичный!»
Слова пастора прервали размышления Вероники.
– Дамы и господа! Прошу внимания! – священник откашлялся и продолжил: – Нас всех привела сюда любовь… Любовь, которая способна на все, которая все объемлет, которая никогда не подводит! Существуют три столпа – вера, надежда, любовь. Но любовь, без сомнения, важнее всего!
Возвышенные слова пастора задели Веронику за живое. Она оглянулась на Фернандо Монтейро, чтобы посмотреть, какое действие на него произвели торжественные слова пастора, и… была неприятно поражена.
Вероника оглянулась как раз в тот момент, когда Монтейро тщетно пытался подавить зевок.
Когда Фернандо заметил, что на него смотрят, выражение скуки на его лице мгновенно сменилось умиротворенно-благостным. Вероника не могла понять, рисуется он перед ней или же, справившись с минутной слабостью, искренне внимает словам священника.
Вероника попыталась сосредоточиться на происходящей церемонии и не обращать внимания на журналиста.
«Вряд ли это тот мужчина, чью победу над собой я встретила бы с радостью!» – убеждала себя девушка.
Фернандо Монтейро тем временем буквально сверлил спину Вероники взглядом. Однако все усилия были тщетными, красавица не оборачивалась.
После церемонии венчания гостей привезли на виллу отца молодого супруга Исабель Мендосы.
Счастливая новобрачная Исабель Очоа с улыбкой принимала цветы и поздравления многочисленных родных и друзей.
Родители молодоженов, казалось, пригласили на свадьбу половину города.
Вероника подошла к стойке бара, поражавшего обилием и разнообразием напитков.
Бармен, молодой парень в жилетке, белой рубашке и галстуке-бабочке, вопросительно взглянул на девушку.
– Пожалуйста, бокал белого вина! – попросила Вероника.
– Будьте добры два бокала вина! – внезапно раздался сзади мужской голос.
Как и тогда, у входа в церковь, Вероника обернулась и увидела Фернандо Монтейро.
– Если вы не возражаете, я хочу… – начал мужчина. – Хочу выпить с вами по бокалу вина. Если не возражаете…
Вероника смерила собеседника взглядом.
– Не возражаю, – чуть помедлив, отозвалась она. – Составьте мне компанию…
Бармен поставил на стойку два бокала и наполнил их.
– Разрешите представиться, – начал журналист, когда они отошли от стойки. – Меня зовут Фернандо Монтейро…
У Вероники едва не сорвалось с языка, что она знает, как его зовут, но сдержалась и улыбнулась, кивнув головой.
– Позвольте узнать ваше имя?
– Вероника Санчес, – ответила Вероника.
– Я работаю журналистом-обозревателем, – сказал Фернандо. – Знаете, в Мехико есть такие газеты – «Новедадес», «Диарио де ла тарде»…
На этот раз Вероника не стала сдерживать себя. Уж очень важный вид имел собеседник: блестящий столичный гость перед серой провинциалкой!
– Конечно, знаю! – перебила его Вероника. – У вас своя колонка. Кроме того, вы печатаетесь в «Ньюс»… Я права?
Монтейро чуть не поперхнулся вином.
– Поразительно! – воскликнул он. – Но ведь вы сказали, что не знаете, кто я!
– Ничего подобного я не говорила! – ответила Вероника. – Просто вы назвали свое имя, а я промолчала.
– Но у вас был такой вид, будто вы слышите его впервые! – не сдавался Монтейро.
– Я вас разыграла! – ответила девушка. – Я подумала, что вы, должно быть, привыкли к тому, что вас все узнают. И решила хоть немного разочаровать!
Фернандо смотрел на собеседницу с возрастающим интересом. Он отхлебнул из бокала и заметил:
– Замечательно. Вы не находите?
– Вино отменное, – согласилась Вероника после первого глотка. – Как и дом, который родители оставляют, как я слышала, молодоженам…
Фернандо удивленно поднял брови.
– Вот как? – спросил он. – Откуда вы это знаете?
– Все очень просто! – рассмеявшись, воскликнула Вероника и пояснила: – Во-первых, Исабель Мендоса, ох, извините, уже Исабель Очоа, – одна из моих подруг. Мы вместе работаем! А во-вторых, проект этой виллы разрабатывала наша фирма!
– Так вот каким образом вы оказались на свадьбе! – протянул журналист. – А я-то решил, что родители молодоженов просто-напросто созвали самых красивых девушек округи для украшения свадебного торжества.
– Спасибо за комплимент! – Вероника присела в шутливом реверансе. – А сами-то вы как здесь оказались?
Выражение лица Фернандо ясно говорило о том, что он неприятно удивлен вопросом. «Видимо, Монтейро привык быть везде желанным гостем, – подумала Вероника. – Ох уж мне эти столичные замашки… Ничего! – неожиданно пришло ей в голову. – Я его от этого отучу!»
И снова девушка поймала себя на мысли, что этот человек занимает определенное место в ее планах на будущее.
– Как я здесь оказался? – растерянно повторил вопрос Фернандо. – Ну, меня просто пригласили… Потому что… Потому что…
Веронике было приятно увидеть замешательство на лице Фернандо.
Девушка решила разрядить обстановку и пришла на помощь Монтейро.
– Потому что дон Очоа посчитал за честь присутствие столичного журналиста на свадьбе сына! – подсказала Вероника. – Я права?
– Ну и ну! – с облегчением произнес Монтейро. – Вы, Вероника, попали в самую точку!
И он поднял руки вверх, показывая, что полностью побежден.
– Знаете, я читала одну из ваших статей, – неожиданно серьезно заговорила девушка. – Ведь это ваши материалы редактор «Новедадес» размещает на первой полосе справа? – Журналист кивнул, и Вероника продолжила: – Так вот, я не согласна с этой статьей…
– Господи, с какой? – прервал ее Фернандо. – Ведь я их столько написал. Со мной многие не согласны. Половина читателей меня ругает! Правда, вторая половина присылает мне восторженные письма…
«Да, ему явно не хватает скромности, – подумала Вероника. – Или это он сейчас распускает перья передо мной, как павлин?»
– Я имею в виду ту публикацию, где вы утверждали, что изюм портит вкус мороженого! – заявила девушка.
– Что? – удивился Монтейро. – Но почему?!
– Просто потому, – смеясь, ответила Вероника, – что я очень люблю мороженое с изюмом…
Журналист вздохнул с облегчением.
– Вы меня пугаете, – сказал он. – Я уж подумал… Понимаете, статья была написана по просьбе конкурентов той фирмы, которая производит любимое вами мороженое…
Вероника нахмурилась.
– В таком случае… – девушка на секунду замолкла, но потом решительно закончила: – Мы с вами находимся по разные стороны баррикады!
– Баррикады из мороженого с изюмом! – с иронией произнес Монтейро. – Извините меня, Вероника, у меня есть небольшое дельце, но буквально через секунду я вернусь к вам…
Девушка с досадой смотрела вслед спешно удалявшегося Фернандо. Может быть, она обидела его своими замечаниями? Ей так не хотелось, чтобы только начавшееся знакомство завершилось таким образом. Едва в ней проснулся интерес к этому мужчине и она начала связывать с ним свои надежды на будущее, как этот столичный кавалер оставляет ее! На самой середине разговора, на полуслове! «Чему или кому он предпочел мое общество? – обиженно подумала Вероника. – Наверное, отправился выслушивать очередную порцию комплиментов. Это гораздо приятнее, чем слушать мои колкости.
Но Фернандо Монтейро прямиком направился к стойке бара и что-то заказал бармену.
Столичный гость поспешил к Веронике. Вазочку с мороженым он держал, словно знамя.
– Вот она, баррикада! – с хитрой усмешкой проговорил Монтейро, приближаясь. – Прошу вас, прекрасная Вероника. Уничтожьте разделяющую нас баррикаду!
– Спасибо, – поблагодарила девушка, принимая из рук кавалера вазочку с мороженым.
Бокал с вином Вероника поставила на поднос проходящему мимо официанту и принялась за мороженое.
Фернандо с улыбкой наблюдал за девушкой, быстро поглощающей любимый десерт.
– В жизни ничего вкуснее не ела! – призналась она с довольной улыбкой. – Знаете, сеньор Фернандо, если мы с вами когда-нибудь поссоримся и вы захотите заслужить мое прощение, вам следует прежде всего угостить меня таким вот мороженым! – девушка приподняла вазочку.
– Идет! – засмеявшись, воскликнул Монтейро. – Только, Вероника… – мужчина с укором покачал головой. – К чему добавлять это противное «сеньор»? Зовите меня просто по имени – Фернандо! – он вопросительно глянул на нее. – Да и вообще, будет лучше, если мы перейдем на «ты»…
– На «ты»? – повторила Вероника с набитым ртом. – Не лучше ли немного повременить?
Ею руководило необъяснимое упрямство.
– Зачем ждать, если мы все равно перейдем на «ты»? – не мог понять Фернандо.
– У меня нет в этом уверенности, – прищурилась Вероника.
Фернандо Монтейро на глазах терял свой апломб.
– Хорошо, – покорно согласился он. – Как вам будет угодно…
Девушка поняла, что одержала маленькую победу.
– Между прочим, я запомнила эту статью не только из-за мороженого, – сказала Вероника. – Она была написана таким язвительным тоном.
– Между прочим, – передразнивая ее, произнес Фернандо, – я вообще оч-ч-чень язвительная особа!
– Неужели?
– Представьте себе! – Монтейро развел руками.
Вероника недоверчиво покачала головой.
– Что-то не очень в это верится, – призналась девушка.
– Слушайте, Вероника, – сказал Монтейро. – Я чувствую себя как-то неловко….
– Из-за той статьи?
– Нет… Просто мне хочется побыть с вами наедине, подальше от этого шумного торжества.
– Вы решили выступить в роли кавалера? – расплылась в улыбке девушка.
– Почему бы и нет? – спросил Фернандо. – Решил! Вы не будете против, если мы с вами покинем этот гостеприимный дом?
– И куда же мы отправимся?
– В ресторан! – заявил Монтейро. – В самый лучший ресторан, который только есть в Гвадалахаре.
Вероника колебалась, стоит ли принимать приглашение почти незнакомого человека.
– Хорошо, – после паузы произнесла она. – Я не против. Только… Мне надо предупредить одного человека!
Фернандо насторожился:
– Разве вы пришли сюда с кавалером? Я этого не заметил!
– Нет, я пришла одна, – вздохнула Вероника. – Это просто мой знакомый… Если точнее, мой шеф!
– Знакомый! Шеф! – при каждом слове Монтейро кивал. – Тогда все понятно! Производственные отношения, как говорят марксисты, превыше всего!
– Я скоро вернусь, – пообещала Вероника.
– Хорошо, – сказал Фернандо. – Я подожду вас.
Девушка передала ему пустую вазочку из-под мороженого.
– Спасибо. Это было так вкусно! – поблагодарила она.
– Впереди у нас прекрасный ужин! – с жаром воскликнул журналист. – Могу вам это обещать!
– Вот как? – Вероника внимательно посмотрела на собеседника. – Вы, я вижу, настроены решительно?
– Весьма решительно! – ответил Монтейро.
Вероника задержала на Фернандо взгляд, потом повернулась и скрылась в толпе гостей, провожаемая восхищенными взглядами Монтейро. Фернандо сразу обратил внимание на эту девушку. Его поразили яркая красота, острый язычок, стройная фигурка и легкая походка Вероники.
«Боже мой, что я делаю! – думала девушка. – Не слишком ли далеко захожу?»
Она чувствовала на себе взгляд Фернандо Монтейро. И еще у Вероники было ощущение, что она только что дала согласие отправиться не в ресторан, а прямиком к широкоплечему красавцу в постель.
…Альдонсо Ривера коротал вечер в компании с Памелой и Лаурой.
Вероника попросила шефа уделить ей немного времени и отвела в сторонку.
– Знаешь, я хочу покинуть вечеринку, – сказала девушка.
– Что-то случилось? – Ривера прищурился. – Может быть, проводить тебя домой?
– Нет, – Вероника отрицательно покачала головой и ответила, испытывая некоторую гордость: – Я приглашена на ужин!
– Интересно кем?
– Только не удивляйся! – проговорила девушка. – Сеньором Фернандо Монтейро!
Альдонсо немного помолчал. Потом со вздохом заметил:
– Видимо, все идет к тому, что очень скоро еще одна моя подчиненная изменит фамилию…
– С чего ты это взял? – изумилась Вероника.
Альдонсо вздохнул.
– Просто я видел, как ты смотрела на этого журналиста, – проговорил он и тихо добавил: – На меня ты никогда так не смотрела…
Вероника почувствовала жалость.
– Но ведь ты не будешь скучать?
Альдонсо Ривера бросил взгляд на Памелу и Лауру, которые с заговорщическим видом перешептывались и хихикали.
– Да уж, – произнес он с расстановкой. – Скучно мне не будет…
Вероника вернулась к Фернандо.
– Как дела? – осведомился тот с едва сдерживаемым нетерпением. – Отпросилась?
– Вот еще! – передернула плечами Вероника. – Стану я отпрашиваться! Я просто предупредила знакомых, чтобы не волновались, вот и все!
Они пробрались среди гостей, танцующих пар и снующих с подносами официантов, вышли на улицу.
– Итак, прекрасная Вероника, я имею честь пригласить вас в лучший в городе ресторан, – торжественно сказал Фернандо.
Показалось это Веронике, или она в самом деле увидела искру любви в восторженном взгляде мужчины?
– Как вы красиво выражаетесь, – сказала девушка. – Словно герой мелодрамы. Так и хочется подать вам руку для поцелуя…
– Так в чем же дело? – оживился Монтейро. – Я не против роли романтического героя.
Вероника протянула руку, красивый журналист не упустил предоставленной возможности.
Более того, он надолго задержал руку девушки в своих сильных ладонях, пристально глядя ей в глаза выразительным взглядом. Веронике была очень приятна эта ситуация: нежное прикосновение губ Фернандо к ее руке, страсть, вспыхнувшая во взгляде, крепкое пожатие его пальцев.
Так они простояли несколько секунд, глядя друг другу в глаза. Заходящее солнце бросало алые лучи прямо на девушку, и по ее порозовевшему лицу нельзя было понять, заливает ли его краска смущения или это отблеск заходящего светила.
Вероника отняла свою руку и спрятала пылающее лицо в ладонях.
– Что с вами? – спросил Монтейро. – Что-то случилось? У вас кружится голова?
Девушка отрицательно покачала головой.
– Со мной все в порядке, не стоит беспокоиться, – произнесла она после паузы.
– Может, вам стоит присесть? – с искренним участием поинтересовался Фернандо.
Вероника промолчала. Не должна же она признаться, что от его близости и нежности у нее кружится голова, появляется слабость во всем теле. Она попыталась взять себя в руки и продолжить разговор.
– Как я рада за Исабель. И на свадьбе было очень весело, – наконец сказала она. – Но я так редко бываю в больших компаниях и, наверное, от вина, музыки и шума у меня закружилась голова. Не все же привыкли ходить на вечеринки почти каждый день…
– Это вы на меня намекаете? Вы полагаете, что я завсегдатай на таких застольях? – перебил девушку Монтейро.
– А разве я ошибаюсь? – Вероника в упор смотрела на него.
– О, Господи, я уже устал от ваших обвинений! Дорогая Вероника, – внезапно изменившимся голосом проговорил Фернандо. Казалось, что в его душе рухнула плотина, не устоявшая перед напором сдерживаемых чувств. – Дорогая Вероника… Мне кажется, что это вы бесконечно устали. От одинокой жизни, от того, что вам не с кем посидеть там, где очень уютно, играет негромкая музыка…
Даже не сами слова, а что-то в его тоне заставило девушку смутиться по-настоящему.
«Он говорит так, словно прямо сейчас начнет признаваться мне в любви, – подумала девушка. – Ведь он ничего обо мне не знает… Гордость не позволяет ему задавать вопросы, вот он и молчит. А какой он внимательный и заботливый!»
Вероника с нежностью и благодарностью вспомнила, как угадал ее желание Монтейро. Не важно, что это желание было так легко исполнить. Мороженое! Какая мелочь, но разве в этом дело? Дело в самом отношении к ней, Веронике.
А почему он так настойчиво предлагал ей отдохнуть и спрашивал о самочувствии? Не потому ли, что она выглядит усталой?
Веронику смутила пришедшая в голову мысль. «Боже мой, а что, если я действительно плохо выгляжу?» – подумала она в смятении.
Только присутствие Фернандо помешало ей сразу же броситься искать в сумочке пудреницу с зеркальцем и приводить себя в порядок.
«Противное солнце, – подумала девушка. – От него нет никакого спасения, оно так и светит мне в лицо! Скорее бы уж заходило. Неудивительно, если лицо у меня покраснело! И никакие шляпки от него не защищают!»
Вероника считала, что ее смуглая кожа является недостатком, хотя ее часто уверяли в обратном. Теперь ее всерьез беспокоило, понравится ли ее смуглая кожа столичному гостю.
Но не спрашивать же его об этом прямо!
– Дорогая Вероника… – снова повторил Фернандо Монтейро.
Вероника с удивлением взглянула на него. Ее поразила напряженная поза известного журналиста, длинные пальцы, нервно теребящие носовой платок.
– Что с вами? – спросила девушка. – Вы сами устали, посмотрите на себя. На вас же лица нет!
Она немного сгущала краски, но Фернандо не обратил на ее слова никакого внимания.
«Ничего удивительного, – думала Вероника, – обычно мужчины почти не обращают внимания на свою внешность».
Но последняя фраза, произнесенная девушкой, все-таки задела за живое журналиста, потому что он внезапно с беспокойством схватился рукой за подбородок и растерянно проговорил:
– Извините, Вероника… Вы хотите сказать, что я небрит?
Девушка рассмеялась.
– Нет, нет! – воскликнула она. – Вы в полном порядке. Вы выглядите так, словно бреетесь два раза в день: утром и вечером!
Фернандо не знал, как реагировать ему на такое замечание.
В конце концов, он пожал плечами.
– Я стараюсь следить за собой, – сказал он. – Моя работа совершенно непредсказуема, никогда не знаешь, где можешь очутиться через несколько минут. – Он несколько минут молчал, а потом вздохнул: – Ах, милая Вероника…
Девушка догадалась, какая тема больше всего сейчас волнует Фернандо.
– Ну в чем дело? – произнесла она с лукавой улыбкой. – Что с вами происходит, сеньор журналист?
Слова, готовые сорваться с уст Монтейро, застряли у него в горле, и он укоризненно посмотрел на девушку.
– Ну вот, – отметила та, – теперь я вижу, что у вас недовольный вид. Я что-то сказала не так?
Фернандо кивнул.
Веронику забавлял его обиженный вид. Она с детских лет знала, что если мальчишка дуется, значит девушка ему небезразлична.
Веронике льстило, что она нравится журналисту. Ведь он был уважаемым человеком, известным во всей стране, автором умных и острых статей. Она упомянула статью с мороженым, чтобы поддеть его, а ведь из-под его пера вышло множество материалов, привлекающих внимание читающей публики. А сейчас этот известный журналист стоит перед ней, смущается и краснеет.
– Если я чем-то обидела вас, простите, – проговорила Вероника, пытаясь смягчить действие своих колких замечаний.
– Нет, не стоит извиняться, – возразил Фернандо. – Дело в том, что я неправ. Нет, я скажу вам честно. Мне… Мне не нравится, как вы со мной разговариваете, дорогая Вероника. Но в том, что это мне не нравится, вашей вины нет ни капли…
– Что-то больно мудрено вы сказали сейчас, Фернандо, – заметила она, тяжело вздохнув.
Фернандо в отчаянии взмахнул руками.
– Ну как вам объяснить, – почти простонал он. – Это для меня очень просто, но как-то слова в голову не идут. Понимаете?
Вероника отрицательно покачала головой.
– Нет! – сказала она. – Не понимаю! Ведь выражать ясно свои мысли – ваша профессия.
– Разве я пишу непонятно?
– Ваша речь совсем не походит на стиль ваших статей! – парировала Вероника.
– Ладно, – отозвался Фернандо. – Тогда я скажу все как есть, и пусть мне будет хуже. Дело в том, что в последнее время со мной что-то творится…
«Ну вот, началось, – с тоской подумала девушка. – Хотя… Если я не против его ухаживания, то чем мне не нравятся его слова? Слишком скоро он приступил к таким разговорам? Видимо, только поэтому…»
– Последнее время – это сколько? – спросила Вероника с некоторой иронией.
– Это значит – сегодня, Вероника, – признался Фернандо. – С самого утра. Вам может показаться, что этот срок мал, но я, извините, считаю по-другому… Для меня это много. Чуть ли не вся жизнь.
Вероника молча слушала его.
Журналист, который неотрывно глядел в глаза девушки, заметил ее недовольную гримаску, мелькнувшую только на долю секунды, и поспешил опровергнуть мысли Вероники:
– Нет, дорогая Вероника, это не то, что вы думаете… Хотя как я могу знать, о чем вы думаете? – он словно разговаривал сам с собой.
Вероника очнулась от раздумий, посмотрела по сторонам и с улыбкой взглянула на собеседника:
– Так о чем это вы, прошу прощения?
– Думайте обо мне, что хотите, Вероника, но я больше не могу общаться с вами на «вы»!
Тон этих слов поразил девушку, словно гром среди ясного неба. По крайней мере, такого она явно не ожидала.
А Монтейро продолжал:
– Мне показалось, что вы несколько раз назвали меня на «ты» на этой свадьбе…
– Я вас так назвала? – У девушки от удивления округлились глаза.
– Ну вот, Вероника, – поморщился, будто от зубной боли, Монтейро, – теперь вы еще и сомневаетесь, что так было на самом деле…
– Ну, может быть, было, – примирительно сказала Вероника. – Допустим… Так что?
Она немного кривила душой: того, о чем говорил собеседник, она не помнила. Но разве это было сейчас главным?
Главным было то, что чем дольше Фернандо сбивчиво и путано объяснялся, чем нелепее себя чувствовал, чем больше смущался, – тем большей нежностью к нему наполнялось сердце Вероники.
Знай Фернандо Монтейро об этом, он бы мог просто растрогаться до слез и тем самым получить желанную любовь прекрасной Вероники…
– Я понадеялся, что мне довелось дожить до своего счастья, – уныло сказал журналист. – Я просто подумал, что понравился такой девушке, как вы…
Он бросил смущенный взгляд на Веронику и быстро поправился:
– Ну если не понравился, так просто заслужил то, чтобы перейти с ней на «ты»… Но когда я вам это предложил, вы попросту оборвали меня…
Последние слова Фернандо едва не рассмешили девушку. Ей захотелось, отбросив все условности, обнять собеседника, прижать его голову к груди, погладить по волосам, прошептать несколько ласковых слов на ухо…
Одно дело слова, мечты, а совсем другое – реальная жизнь. Поэтому Вероника подавила свои желания и нежно посмотрела на смущенного Фернандо.
– Хорошо! – сказала она. – Давайте на «ты»… – Вероника кашлянула и добавила громче: – Ладно уж… Ой! – она округлила глаза и поправилась: – Давай!
Монтейро отреагировал не сразу на великодушный жест Вероники. Потом ошеломленно посмотрел на нее.
Судорожно сглотнул – Вероника увидела, как дернулся кадык на его шее.
– Что?! – громко воскликнул Фернандо Монтейро. – Что вы сказали?
Случайный прохожий оглянулся на парочку, но журналист не обратил на это никакого внимания. Он опасался, что ослышался, и внимательно всматривался в глаза Вероники, с надеждой ища в них подтверждения слов. Девушка даже пожалела его.
– Я сказала, что мы давно можем перейти на «ты», Фернандо, если вам, – она рассмеялась и поправилась: – Если тебе это так важно!
Вероника ожидала, что на лице Фернандо появится радостная улыбка. Но Монтейро только нахмурился.
– А вам? – спросил он. – Неужели вам это нисколько не важно?
Он с трудом держал себя в руках, Вероника заметила, что на лбу у него появились маленькие капельки пота.
И потому приняла серьезный вид:
– Мне это тоже важно, Фернандо, дорогой…
Монтейро не успел ничего ответить. Из ворот виллы его окликнули:
– Сеньор журналист! Сеньор журналист!
Какая-то пожилая дама жаждала взять у Монтейро автограф.
Вероника следила за удалявшимся мужчиной внимательным взглядом, еще раз отметив стройность его фигуры, элегантность костюма.
«Господи, что же такое я ему сейчас наговорила? – подумала девушка. – Какие выводы он может сделать? И насколько правильными они будут?»
Вероника поняла, что настало время разобраться в своих чувствах, если таковые возникли по отношению к этому журналисту. Как себя вести с ним? Как держаться? Стоит ли ехать в ресторан? Верить ли его словам?
Какие-то новые неясные ощущения волновали ее. «Боже мой, что это такое? – в смятении подумала девушка. – Неужели я все-таки влюбилась?»
Вероника окинула взглядом улицу. Прохожим не было никакого дела до нарядно одетой красивой девушки, на лице которой мелькала легкая улыбка.
Девушка услышала приближающиеся шаги и голос Фернандо Монтейро:
– Вероника! Вероника, дорогая…
Она оглянулась на его голос и снова оценила его красивую внешность.
– Это непростительно с моей стороны! Извините, что заставил вас ждать. Мы с вами что-то заговорились, так и проведем весь вечер у ворот дома. Не будем терять времени и отправимся в ресторан… Не дай Бог погода снова испортится…
И он посмотрел на небо.
Монтейро снова назвал ее на «вы»! Вероника почувствовала, что должна немедленно покончить с такой формой обращения. Немедленно!
Она спокойно улыбнулась молодому человеку.
– Прекрасная мысль, мой дорогой Фернандо! – отозвалась Вероника. – Я так устала от этого затянувшегося разговора. Садись скорее за руль, и поедем.
В ее голосе была подчеркнутая фамильярность.
– Неужели ты первый раз здесь? – спросил Монтейро после того, как с ужином было покончено.
Они сидели за столиком, не торопясь подозвать официанта, чтобы тот выписал счет. Дело было вовсе не в сумме, которую предстояло заплатить за роскошный ужин. Вероника не сомневалась, что денег у ее спутника достаточно. У нее замирало сердце при мысли о том, что может последовать за ужином.
По мере того, как пустели тарелки, у Вероники оставалось все меньше и меньше сомнений насчет того, чем именно закончится этот вечер. Она прислушивалась к себе, стремясь понять, хочется ли ей пригласить Фернандо после ужина к себе. Разве не для этого Вероника снимала отдельную квартиру?
Уйдя из родительского дома, она вела очень скромный, уединенный образ жизни. Такие девицы, как Памела, с полным правом могли назвать Веронику «синим чулком». Еще ни один мужчина так и не переступил порога ее новой квартиры.
Вероника чувствовала страх и волнение.
Девушка смотрела на Фернандо и видела, что он в нерешительности катает по скатерти шарик из хлебного мякиша. По крайней мере, Фернандо не спешил покинуть зал ресторана.
– Не могу поверить, – продолжал тем временем журналист. – Такая красавица, как ты, сидит одна дома и не ходит по ресторанам…
– Представь себе, Фернандо! – ответила девушка. – Я предпочитаю домашнюю кухню…
– И все же я не верю, что тебя никто не водил по ресторанам…
– Фернандо! – прервала его Вероника. – О чем ты говоришь? Какое дело тебе до того, ходила ли я по ресторанам и с кем. Ты приехал сюда на пару дней и почему-то вмешиваешься в мою личную жизнь.
– Ты права… – ошарашенно произнес слегка захмелевший Монтейро.
Они помолчали.
– Не хочешь рассказать что-нибудь о себе? – спросила Вероника.
– Тебе недостаточно того, что видишь перед собой? – спросил Фернандо, выпрямляясь на стуле и горделиво расправляя плечи.
– Я вижу только твой внешний облик, – пояснила девушка. – А мне бы очень хотелось узнать о тебе побольше. Может быть, ты расскажешь о себе?
– Если тебе это не наскучит, – пожал плечами Фернандо. – Слушай… Дело в том, что я уже один раз был женат… – Когда же ты успел? – Вероника не могла скрыть своего удивления.
– Что, не ожидала?
– Совершенно не ожидала! – призналась девушка. – Дело в том, что мне говорили – ты противник женитьбы.
– Стал таким с некоторых пор, – задумчиво проговорил Фернандо. – Знаешь… Мою жену звали Ирмой… Она очень любила хомячков. Ирма готовила для них салатики, всячески за ними ухаживала. Представляешь, она вязала им маленькие свитерочки, выгуливала их, словно собак, на поводках…
– Ну и ну!
– Вот именно, – кивнул Фернандо. – Прохожие так и шарахались от моей Ирмы. Кроме того, она взяла моду говорить таким писклявым голосом… Она принялась играть со мной в этих самых хомячков. Ужас!
– Именно этого ты не перенес?
– Может быть…
Фернандо ослабил узел галстука и слабо улыбнулся.
– Послушай, какие глупости я несу! – Монтейро накрыл своей ладонью руку девушки. – Удивительно, как внимательно ты слушаешь весь этот бред…
– Я терпелива, – сказала Вероника. – К тому же, мне очень интересно, как твоя язвительная натура боролась с хомячками и женой…
Фернандо кивнул.
– По-моему, я где-то потерял свою язвительность. Что-то я сам себя не узнаю, – признался он и допил вино.
Наступила напряженная тишина. Они посмотрели друг на друга и одновременно опустили глаза.
– Вероника, – начал Фернандо. – Ты хочешь еще что-нибудь заказать?
Вероника отрицательно покачала головой.
– Тогда нам пора уходить…
– Пора… – эхом отозвалась девушка.
– Тебе было хорошо? – по его глазам Вероника поняла, что Фернандо имел в виду не только ужин.
– Да… – она надеялась, что Монтейро поймет ее правильно: конечно, ей понравился и ужин, и его общество.
– Я отвезу тебя домой, – вздохнул он и подозвал официанта.
Вероника не прислушивалась к разговору мужчин и скользила взглядом по пустеющему залу ресторана.
Официант, довольный полученными чаевыми, ушел. Вероника поднялась. Монтейро с трудом встал из-за столика и, пошатываясь, вышел вслед за Вероникой в коридор.
– Господи, Вероника, извини меня тысячу раз, – взмолился он. – В таком состоянии я не смогу сесть за руль…
– Разве ты пьян?
– У меня голова идет кругом! – пожаловался Фернандо. – Только не могу сказать точно, что на меня так подействовало – вино или твое общество…
Вероника вздохнула.
– Будем надеяться, что мое общество! – сказала она, очаровательно улыбаясь.
Странно, но Веронику не раздражало состояние Фернандо. Всегда такая непримиримая к пристрастию некоторых мужчин к алкоголю, девушка просто не узнавала себя. Он выпил совсем немного. Видимо, он просто устал. На свежем воздухе ему сразу станет лучше. На алкоголика он совсем не похож. А если я буду рядом с ним, он совсем забудет о вине, – решила она.
Вероника усмехнулась своим мыслям и пришла к выводу, что сама не совсем трезва, если такое могло прийти ей в голову. «О чем я только думаю! – ужаснулась Вероника в сотый раз за день. – Разве когда-то я могла себе представить что-либо подобное?»
Они вышли на ночную улицу и приблизились к автомобилю Монтейро.
Фернандо ударил по капоту кулаком.
– Я не смогу тебя отвезти! – повторил он с непритворной досадой. – Тоже мне, хорош кавалер!
– Не переживай из-за такого пустяка, – сказала Вероника. – Обойдемся без твоей машины. В городе полно такси.
– Ты предлагаешь отправиться на такси? Я правильно тебя понял?
– Да, и не тревожься о своей машине, – успокаивающе проговорила Вероника. – Если ты не будешь к ней притрагиваться, она останется целой и спокойно простоит здесь до утра, особенно, если попросить швейцара ресторана присмотреть за ней…
– Правильная мысль! – кивнул Монтейро. – Я так и сделаю…
Он вернулся к ресторану, сунул усатому охраннику купюру и что-то тихо сказал.
– Все будет в порядке! – донеслось до Вероники. – Не беспокойтесь, сеньор!
Фернандо вернулся к своей спутнице.
– Итак, такси! – сказал он. – Где у нас такси? – он замахал рукой, оглядываясь по сторонам.
Такси возникло из темноты, словно по приказу невидимого фокусника. К чести водителей Гвадалахары надо заметить, что они всегда оказывались под рукой в нужную минуту.
– Отлично! – взмахнул рукой Фернандо. – Отправляемся в путешествие! – Он помог сесть в машину Веронике, а потом плюхнулся рядом с ней на заднее сиденье.
– Куда поедем, господа? – спросил шофер.
Фернандо вопросительно посмотрел на спутницу. Вероника в ответ пожала плечами:
– Ты обещал отвезти меня домой…
– Конечно, – журналист кивнул. – Только беда в том, что я не знаю адреса…
Вероника улыбнулась и назвала водителю адрес. Такси тронулось.
По обеим сторонам главной улицы города мелькали ярко освещенные витрины многочисленных магазинов и кафе. Девушка наклонилась к Фернандо.
– Послушай, у меня мелькнула мысль, – прошептала она. – Ты где остановился?
– В гостинице, конечно, – ответил Монтейро.
– Значит, ты можешь не спешить с возвращением, – сказала девушка. – Может быть, хочешь остаться у меня?
Монтейро не мог скрыть своей радости и удивления. Он и не надеялся на такой поворот событий.
– Дорогая Вероника… – только и пробормотал он.
– Мне хочется показать тебе квартиру, которую я снимаю. Ведь я дизайнер и сама занималась ее интерьером. Интересно, понравится ли тебе. Я устрою небольшую экскурсию для тебя.
Вероника понимала, что кривит душой и не говорит всей правды.
Фернандо ничего не сказал, только сильно сжал руку Вероники. И это выдало охватившее его волнение.
* * *
– Прямо перед тобой стена! – торжественно объявила Вероника.
– Стена! – восхищенно повторил Фернандо. – Ах, какая замечательная стена!
Девушка обрадовалась, что он поддержал ее затею и подыгрывает ей.
– Обрати внимание, справа окно! – продолжила хозяйка квартиры, полностью войдя в роль экскурсовода.
– Совершенно замечательное окно! – согласился Монтейро.
– А это… – Вероника многозначительно посмотрела на гостя. – Это диван…
– Просто прекрасный диван! – с энтузиазмом воскликнул Фернандо и, присев, попробовал пружины. – О, они даже не скрипят!
Внезапно лицо его стало серьезным. Фернандо протянул руки к девушке и мягко позвал:
– Иди ко мне…
Вероника замерла в нерешительности. «Не этого ли я добивалась весь вечер? – подумала она. – Зачем обманывать себя? Ведь он мне так нравится. Это мужчина моей мечты!»
Прикусив от волнения губу, девушка присела на краешек дивана.
– Господи, Вероника! – услышала она. – Ну что же ты делаешь?
– Что? – хозяйка квартиры испуганно вздрогнула.
– Ты что же, думаешь, у меня резиновые руки? Думаешь, я смогу достать тебя, если ты так далеко сидишь? – обиженно произнес Фернандо.
«Ну и нахал. Еще и пересаживаться поближе к нему? Нет, это уж слишком!» – подумала Вероника.
– Между прочим, ты можешь подвинуться ко мне сам, – подсказала она.
Фернандо так и поступил. Затем несмело обнял девушку и привлек к себе.
– А ты знаешь, что подруги зовут меня «синим чулком»? – спросила Вероника, положив голову ему на плечо.
– «Синим чулком»? – удивленно переспросил Фернандо. – Что же… Чулки на твоих умопомрачительных коленках выглядят очаровательно. Как и сами коленки! Ничего не имел бы против, если бы они были синего цвета…
– Синего цвета? – засмеялась Вероника. – Что, коленки?
– Конечно же, нет, – с шутливым испугом он положил руку на ее колено. – Чулки… Ради бога, Вероника, помолчи… Говорить буду я…
Девушка встала и выключила яркую красивую люстру. Потом вернулась на диван к Фернандо.
– Так гораздо лучше, – прошептала она.
– Вероника, – взволнованно произнес Фернандо. – Знаешь, о чем я буду говорить? Я буду долго-долго рассказывать тебе, как ты прекрасна…
– Уж что-что, а это я не устану слушать, – призналась девушка.
Фернандо наклонился к Веронике, чтобы поцеловать ее и, неожиданно для себя, не встретил сопротивления девушки. Наоборот, она прильнула к нему и подставила губы для поцелуя. «Кажется, я схожу с ума!» – подумала Вероника.
Утром Вероника проснулась первой и с нежностью посмотрела на крепко спящего Фернандо. Она решила отправиться на кухню, чтобы успеть приготовить завтрак к пробуждению Фернандо.
Завтрак был уже готов, когда Вероника услышала, что Фернандо проснулся.
– Вероника, милая! – позвал он из комнаты. – Что же ты убежала и оставила меня одного?
– Сейчас иду, – отозвалась девушка из кухни. – Я просто решила немного позаботиться о тебе. Ведь ты наверняка голоден.
– Я и впрямь не отказался бы от завтрака, – признался он.
– Скоро ты его получишь, – ответила Вероника. – Подожди немного! Если хочешь, включи пока телевизор, с утра у нас крутят какие-то фильмы…
Фернандо включил телевизор и вернулся в теплую постель. По звукам, доносящимся из комнаты, Вероника определила, что Фернандо стал смотреть какой-то фильм ужасов. «Не лучший вариант, – подумала она, – но может быть, он поклонник этого жанра…»
Через пятнадцать минут она вошла в комнату с подносом в руках.
– Ну и что здесь произошло, пока меня не было? – спросила Вероника.
Фернандо смотрел на экран, полуприкрыв глаза. Услыхав ее вопрос, он поднял дистанционный пульт, убавил звук, вздохнул и ответил:
– Фильм из тех, которые можно смотреть с любого места. Знаешь, что произошло? Главная героиня лишилась головы! – желая напугать Веронику, жутким голосом произнес Монтейро и пояснил: – Это смесь фантастики и ужасов… К счастью, проблемами реплантации головы занимался ее жених.
Вероника неопределенно хмыкнула, опуская тяжелый поднос рядом с Фернандо, который с наслаждением вдохнул запах крепкого кофе и принялся рассказывать дальше:
– Жених взял голову своей возлюбленной, сел в автомобиль, завернул ее в полотенце, которое так кстати оказалось в машине, и повез к себе в лабораторию…
– Чушь! – вынесла приговор Вероника.
Фернандо улыбнулся и взял чашку с кофе в одну руку, бутерброд – в другую.
– Ты только послушай, что было потом! – увлеченно продолжал он. – Невеста пришла в себя и спросила: «Где я?» Парень только открыл рот, как она добавила: «Нет, не отвечай мне! Лучше помолчи, потому что со мной случилось ужасное! Бог мой! Я, наверное, потеряла и руки и ноги!» И тут жених ответил: «Нет, дорогая, ты потеряла что-то более важное…»
Вероника рассмеялась, запрокинув голову.
– Слушай, это просто здорово! – невнятно сказал Фернандо с набитым ртом.
– Ты о фильме? – спросила Вероника.
– Конечно же, нет. Я о той вкуснятине, что ты принесла с кухни, – пояснил Монтейро, протягивая руку за вторым бутербродом.
– Что ж тут странного, – сказала Вероника. – Ты разве не слышал о том, что женщинам нравится готовить для своих любимых?
– Ой! – Фернандо замер. – Неужели я не сплю? Только что я услышал две замечательные вещи!
– Две вещи? – Вероника удивленно подняла брови. – Какие именно?
– Ну, первое – это то, что ты меня любишь!
– Да, Фернандо, я влюбилась в тебя, – с серьезным видом произнесла Вероника. – Кстати, и ты тоже, если верить словам, которые ты шептал мне этой волшебной ночью…
– Я не отказываюсь ни от одного слова из тех, что ты слышала! – перебил ее Монтейро. – Ты просто прелесть, Вероника! – он выразительно посмотрел на ее распахнувшийся халатик.
– А что за вторая вещь? – напомнила Вероника.
– То, что ты любишь готовить! – ответил Монтейро.
Вероника кивнула.
– Люблю! – подтвердила она. – Но что же ты набросился сразу на кофе и бутерброды? Не хочешь пробовать спагетти? – Девушка показала на поднос, где стояла дымящаяся тарелка.
– Спагетти! – повторил, облизываясь, Фернандо. – Прости, Вероника. Сейчас я их попробую… – Он взял вилку и ткнул в центр тарелки. – Какие длинные! – ответил мужчина, накручивая спагетти на вилку. – У тебя нет ножниц?
– Решил попробовать себя в роли итальянца? – пошутила Вероника.
Фернандо набил спагетти в рот и замычал от удовольствия.
– Никогда не ел ничего более вкусного! – похвалил он. – Ты прекрасно справляешься с обязанностями поварихи…
Вероника удовлетворенно наблюдала за любимым.
– Ты надо мной издеваешься! – сказала она. – Ты, Фернандо, наверное, думаешь, что это по-мещански – готовить для мужчины после первого же свидания… ты, наверное, думаешь, что я для всех готовлю на следующее утро…
– Вероника! – с укором произнес Монтейро. – Что ты такое говоришь?
– У меня, если хочешь знать, не было мужчин до тебя, – продолжала девушка, краснея и опуская глаза.
– Вероника! – протянул Фернандо. – Что ты такое говоришь, глупенькая? Я ни о чем подобном не думаю. Я сам знаю, что был у тебя первым…
Вероника покраснела еще больше.
– Ну, дорогая, не смущайся, – сказал Монтейро. – Ты просто чудо, прелесть, подарок судьбы… Я не устану тебе это повторять! И, как мне кажется, у меня гораздо больше причин для того, чтобы чувствовать себя неуверенно!
Вероника подняла на него глаза.
– Почему? – спросила она.
– Ну как же! – притворно ужаснулся Фернандо. – Я, известный на всю страну журналист, сижу голый перед такой красавицей в таком роскошном халате… Я провел с ней ночь, я был у нее первым, и… Я даже боюсь спросить у этой красавицы, был ли я на высоте в эту ночь?
– Ты? – на мгновение у Вероники от изумления перехватило дыхание.
«Кто бы мог подумать, что такой неординарный человек с большим жизненным опытом, оказывается, может быть неуверенным в себе, – подумала девушка, – и нуждается в чьей-то поддержке».
– Фернандо, Фернандо… – Вероника наклонилась к журналисту и нежно провела пальцем по его обнаженному плечу. – Не волнуйся ни о чем… Мне было больно… Но это скоро прошло… – на глаза Вероники навернулись слезы, и она закончила, чуть не плача: – Это действительно прошло, Фернандо! И, если бы ты знал, как это было прекрасно!
– Ты меня не обманываешь? – недоверчиво переспросил мужчина.
Вероника отрицательно помотала головой и смущенно призналась:
– Я слышала от подруг и где-то читала, что сначала испытываешь только страх и боль, а удовольствие и радость приходят не сразу… и не ко всем. Я никогда не надеялась, что смогу почувствовать это с первого раза…
Монтейро перестал жевать и привлек Веронику к себе.
– Любимая… – прошептал он. – Неужели так и было? Неужели я смог подарить тебе радость?
– Еще какую! – ответила девушка, всхлипнув.
Фернандо отстранился, не снимая рук с плеч Вероники, и с нежностью посмотрел ей в глаза.
– А почему тогда ты плачешь? – спросил он.
Девушка уткнулась в его ладонь.
– От счастья, любимый, от счастья, – тихо сказала она. – Ты ведь должен знать, что женщины плачут не только от горя…
Монтейро вздохнул, провел рукой по ее красивым волосам и снова принялся за завтрак.
– Вероника, – сказал он. – Это действительно просто потрясающе. Я хочу, чтобы, когда мы поженимся, ты хотя бы изредка готовила мне нечто подобное…
Улыбка была ему ответом.
Сначала Вероника опешила от его слов, потом душу ее переполнило ликование, но, несмотря на то, что ей хотелось петь и кружиться от счастья, она прогнала улыбку и довольно серьезно произнесла:
– Но подожди… Фернандо… Неужели ты думаешь, что наш брак будет прочным?
– Что? – Фернандо замер. – Мне показалось? Я ослышался?
– Нет, – девушка покачала головой. – Ты все расслышал правильно. Я действительно очень сомневаюсь, что наш брак будет прочным. Мы совершенно не знаем друг друга. Я уверена, что люблю тебя, но именно поэтому я боюсь. Нам хорошо вместе, и этого достаточно. Может быть, лучше оставить все, как есть.
– Что-то я не понимаю тебя… Все девушки мечтают о замужестве… – помедлив произнес Фернандо.
– Я влюбилась в тебя и поэтому решила провести с тобой ночь, – пыталась объяснить Вероника обуревавшие ее чувства. – Ты первый мужчина, переступивший порог моей квартиры, это так. И я счастлива, что моим первым мужчиной был именно ты. Но ты мне ничем не обязан. Я не хочу терять тебя, но, может быть, будет лучше нам обоим, если этой проведенной вместе ночью все и закончится. Гораздо страшнее, если ты женишься на мне из чувства благодарности или из чувства вины за то, что совратил меня…
Монтейро не смог сдержать возгласа досады.
– Я совратил тебя? Господи, Вероника! Меньше всего я ожидал, что у тебя появятся такие мысли!
Вероника посмотрела на него виновато.
– Если ты женишься на мне без любви… – продолжила она свою мысль.
Фернандо поднял руки, как бы сдаваясь, в одной из которых у него была зажата вилка.
– Прекрати! – воскликнул он. – Слышишь? Сейчас же прекрати! Не то я потащу тебя в церковь прямо в таком виде! – он показал на себя и Веронику.
Девушка запахнула халат. Фернандо положил вилку на поднос и откинулся на подушку.
– Ну ладно… – сказал он. – Вероника! Я хочу сказать тебе что-то очень важное… Только не вздумай смеяться!
– Попробую! – пожала плечами девушка. – Что ж, я тебя слушаю…
– Я люблю тебя, Вероника, – торжественным голосом произнес Фернандо. – И прошу твоей руки, – он немного помолчал и продолжил: – Если хочешь знать, у меня так было тоже в первый раз. В первый раз я испытал такое… даже не могу выразить словами. Еще тогда, в церкви, впервые встретив тебя, понял, что не смогу без тебя жить. Помнишь, как я на тебя смотрел?
Вероника улыбнулась.
– А мне кажется, это я на тебя смотрела… Все присутствующие в церкви обратили тогда на меня внимание…
Фернандо обнял девушку.
– Ну и что? Как бы там ни было, мы встретились, и расставаться я не намерен… А ты?
– Что я?
– Хочешь расстаться?
– Нет! – вырвалось у Вероники.
Фернандо потянул за поясок халата, одежда соскользнула на пол, и, на мгновение задержав взгляд на прекрасном обнаженном теле девушки, он притянул ее к себе.
– Иди ко мне, – нежно позвал он. – У меня тут так тепло. Нам будет уютно…
– Мне же нужно на работу! – ответила Вероника, посмотрев на часы?
– Что? – не выдержал Монтейро. – Можешь забыть об этом! Не хочу, чтобы моя жена работала.
Его руки были проворны. Они успевали всюду: поигрывали прядями роскошным волос, нежно дотрагивались до мочек ушей, гладили плечи, касались розовых сосков.
– Я, значит, буду встречать тебя дома? – спросила она, смущенно прикрывая грудь.
– И варить спагетти! – закончил Фернандо и развел ее руки в стороны. – Если стесняешься, когда я на тебя смотрю, забирайся под одеяло.
Вероника так и сделала.
– И нянчить детей… – пробормотала Вероника.
– И целовать меня так, как ты это делаешь сейчас, – сказал Фернандо. – О, Вероника…




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежность - Монтейро Марианна

Разделы:
12345678910

Часть вторая

1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Нежность - Монтейро Марианна


Комментарии к роману "Нежность - Монтейро Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100