Читать онлайн Как поверить в сказку, автора - Монтана Пэт, Раздел - Монтана Пэт в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как поверить в сказку - Монтана Пэт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как поверить в сказку - Монтана Пэт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как поверить в сказку - Монтана Пэт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монтана Пэт

Как поверить в сказку

Читать онлайн

Аннотация

Было время, когда Элли Сандер верила в сказки, но жизнь разрушила все ее иллюзии. Теперь она мать-одиночка. С четырьмя детьми на руках. Брошенная мужем. И тут на горизонте появляется.., прекрасный принц?..


Монтана Пэт
Как поверить в сказку

Пэт МОНТАНА
КАК ПОВЕРИТЬ В СКАЗКУ
Анонс
Было время, когда Элли Сандер верила в сказки, но жизнь разрушила все ее иллюзии. Теперь она мать-одиночка. С четырьмя детьми на руках. Брошенная мужем. И тут на горизонте появляется.., прекрасный принц?..
ПРОЛОГ
Кто-то спал в ее постели. Элли Сандер крепче прижала дочку к груди и попятилась к двери из залитой лунным светом комнаты.
Что делать? Позвонить в полицию? Но тогда придется будить Рэйфа, чтобы он нашел мобильный телефон. А также разбудить всех троих мальчиков и попытаться тихо спуститься с ними по лестнице. Но слова "тихо" ее маленькие сынишки не знают. Так что же, просто стоять и, истошно визжа, наблюдать кровавое убийство? Элли просто не знала, что ей делать.
Она очень устала. За две минуты до полуночи она вернулась с работы из магазина музыкальных инструментов старого Кинга Коула, поднялась на второй этаж и обнаружила, что ее четырехлетняя дочь спит в обнимку с собакой - как всегда. В магазине несколько раз пришлось пересчитывать чеки - не сходилась общая сумма. Она еще и не начинала готовиться к экзамену по гигиене труда дантиста (Элли изучала в колледже стоматологию) и ни разу не навестила Кендэлла в больнице, с тех пор как он попал в автомобильную аварию, - ни она, ни ее дети за четыре дня не нашли на это времени.
В довершение всего какое-то ничтожество врывается сюда неизвестно с какой целью. Определенно, не везет ей в последние дни.
Элли еще крепче обняла малышку Серафину и прислонилась щекой к теплой головке. А что, если случится чудо и через секунду-другую ей на помощь придет принц из сказки?
Только.., ничего сказочного здесь он не найдет. Вместо Золушки измученная мама без хрустальных башмачков и ее деревенские мышата-дети.
Элли глубоко вздохнула - опять все решать самой. Нет у нес больше никаких сил.
На спинке старого кресла возле письменного стола висел пиджак. Уинтерхэвен, Колорадо, - было вышито на нем. Элли поежилась: боже мой!
Мужчина в кровати, похрапывая, что-то пробормотал.
Осторожно, стараясь не наступить на скрипучую доску возле двери, она подошла к постели.
Проклятье. Как она могла забыть?
Мужчина лежал, свернувшись, на простынях ее дочери. Лица не было видно за рукой, защищавшей его от лунного света, пробивавшегося сквозь тонкие белые занавески. По подушке Сэри разметались волнистые черные волосы. Такие же черные волосы покрывали руки и грудь, опускаясь ниже, к плоскому животу.
Элли закрыла глаза, в голове стучало. Вот уж не предполагала, что Митчелл Коул выглядит так.
Крупный, явно крупнее отца. Кендэлл Коул был весьма привлекательным пожилым мужчиной, но его сын был по-настоящему красив. В лунном свете он выглядел почти.., волшебно.
Принц! Он пришел спасти нас! Элли как будто слышала радостное восклицание дочки.
Внутри что-то екнуло, по телу разлилось тепло, словно, всего лишь на мгновение, она снова почувствовала себя женщиной. Сердце бешено заколотилось.
Элли уткнулась лицом в мягкие волосики дочки и кинулась по коридору, словно спасая ребенка от новой опасности. Нахлынувшие воспоминания причинили ей боль.
Всего год назад она вот так же обнимала дочку, едва сдерживая слезы. Это была самая страшная ночь в ее жизни. Муж Элли, рок-музыкант, сбежал из Брэнсона, штат Миссури, прямо со сцены, забрав с собой их старенький фургон и жалкие сбережения. Петер бросил их! Она до сих пор не могла прийти в себя от пережитого шока.
Если бы Кендэлл Коул не предложил ей работу и кров, неизвестно, что случилось бы с ней и детьми.
Элли на цыпочках прошла в общую спальню, подкралась к двуспальной кровати возле ванной комнаты и легонько толкнула спавшего на ней худенького маленького мальчика.
- Рэйф, перебирайся к Майклу, - прошептала она.
Шестилетний Рэйф соскользнул на пол, одернул футболку, которая была ему явно велика, и, зажав в руке мобильный телефон, свернулся клубочком на средней кровати рядом с восьмилетним братом.
Элли посмотрела на сыновей, и сердце у нес сжалось: опять им приходится делить кровать на двоих. А она-то надеялась, что этого больше не будет.
Единственным правильным решением, которое она приняла за последние двенадцать лет, было решение довериться Кингу - Кендэллу Коулу. И не убиваться по Петеру. Ей стало грустно. Петер думал, что играть в родителей - это все равно что играть на гитаре. А когда ему все надоело, он забрал вещи и скрылся.
Элли уложила девочку на место Рэйфа, накрыла сыновей простыней и подошла к кровати, где спал старший сын. Когда она наклонилась поцеловать Гэйба, маленький черный терьер, который лежал у него в ногах, поднял голову и завилял хвостом. Она погрозила собаке пальцем - тоже мне нянька! - потом вернулась к постели, где спала Сэри, сняла длинную юбку и безразмерный свитер и легла рядом.
Верный сторож терьер и одинокий владелец магазина дедушка-благодетель. Все не так уж плохо: Кинг стал ее другом, а дети полюбили его!
Как изменится их жизнь с появлением Митчелла Коула, сына хозяина? Вряд ли он обрадуется, узнав, что отец приютил у себя многодетную мать с собакой. Что-то их ждет?
Элли инстинктивно обняла Ссрафину, словно пытаясь защитить ее. Даже если Сэри примет Митчелла Коула за принца, реальность вряд ли превратится в сказку. Одинокая мать, разрывающаяся между четырьмя детьми, учебой на дантиста и уходом за сердобольным вдовцом, который лежит в больнице с тяжелейшими переломами. Элли не верила в чудеса. И в сказку о Прекрасном Принце тоже.
Больше не верила.
Глава 1
- Кто-то спит в моей кровати!
Митчелл Коул приоткрыл один глаз, чтобы избавиться от навязчивого сновидения. Голосок был очень похож на звон колокольчика. И пахло ореховым маслом. Он не любил ореховое масло.
Он снова закрыл глаз и натянул простыню на голову. Никакой это не колокольчик, просто около кровати стояла маленькая девочка со взъерошенными каштановыми волосами. На ней было розовое платьице, похожее на пачку балерины.
- Что за... - Он резко сел в кровати.
Девочка оперлась локтями о стеганое одеяло, обхватила подбородок ладонями и уставилась на Митчелла. Пачка торчала, словно павлиний хвост.
Сколько ей может быть лет? Три.., четыре? Откуда ему знать? Он заметил, что ногти на руках у девочки были покрыты ярко-зеленым лаком.
Что, черт побери, ребенок с зелеными ноготками делал в его комнате? Откуда вообще взялся этот ребенок? Митчелл не любил детей.
- Привет, - сказала девочка, не отрывая от него обрамленных темными ресницами карих глаз. - Я Серафина. Вы спите в моей кровати. Я ложилась сюда этой ночью вместе с Буббой Сью.
- Я сплю в твоей... - Митч остановился на полуслове, вдруг заметив, что в комнате все выглядело совсем не так, как раньше. Он пришел ночью и не стал включать свет. В темноте никаких перемен не заметил, думал только о предстоящем посещении отца в больнице.
- Вот мой кукольный домик.
Девочка показала на странное сооружение из картонных коробок около двери, там, где раньше стояла его электронная аппаратура. В каждой коробке располагалась крошечная комнатка. Все было жгучего розового цвета, от которого вполне могла разболеться голова. Митчу захотелось закрыть глаза.
- А вот там мои животные.
И она указала рукой в сторону окна, туда, где он хранил свои бесценные лыжные палки. Над кучей мятых цветов из тонкой разноцветной упаковочной бумаги склонились выцветший желтый тигр с одним ухом и потрепанный плюшевый мишка.
Девочка молча смотрела на Митча, пока он оглядывался по сторонам. Вместо его постеров, привезенных с лыжных курортов, на стенах висели изображения диснеевских героев. Кровать, где он лежал, тоже была ни на что не похожа: он никогда не спал на простынях, где были нарисованы русалки!
- Это моя комната или нет? - пробормотал он, энергично потерев ладонями колючую щетину на щеках. Откуда-то были слышны детские голоса, равномерное жужжание телевизора. Митч провел руками по волосам. Убедившись, что окончательно проснулся, он попытался найти во всем этом хоть какой-то смысл. Потом почувствовал аромат кофе.
У него отлегло от сердца: значит, кто-то из взрослых в доме есть. Но что делают дети в доме его отца? А, судя по тому, как выглядит эта комната, они здесь живут. Что происходит?
Маленькая девочка выпрямилась, королевским жестом откинула коротенькую челку набок и заявила, словно читая его мысли:
- Мое имя значит ангел, но на самом деле я принцесса. - И посмотрела на него серьезными карими глазами.
Девочка была похожа на беспризорника: худая, как кукла, светло-каштановые волосы торчали, словно перья. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что сетка ее пачки провисла, а тесемки на тонких плечиках потеряли большинство своих блесток.
На самом деле ее платье больше походило на лохмотья, однако девочка действительно вела себя как принцесса - самоуверенно и с достоинством, словно член королевской фамилии, каковым ему не раз приходилось давать уроки катания на лыжах.
Чувствуя, как нарастает раздражение, Митч криво ухмыльнулся: такая серьезная маленькая дама. Он всегда думал, что ребенок ее возраста должен быть веселым и беззаботным, а не выглядеть так, словно несет на своих плечах всю тяжесть королевства.
Хотя что он знал о детях? И какое ему, в конце концов, дело?
Митч обмотал себя простыней и спустил ноги с кровати: он приехал сюда, в Миссури, не для того, чтобы размышлять над тем, почему у этой малышки такое самодовольно-торжественное выражение лица. Ему надо переделать кучу дел и успеть на самолет, чтобы попасть в Колорадо сегодня же вечером.
Он обещал Джеку вернуться в Уинтерхэвен через два дня, и он сдержит слово. Джек Уинтер приютил его, когда он, Митч, злой, испуганный пацан семнадцати лет, сбежал из дома. Джек помог ему найти жилье и работу, а его жена, Джози, уговорила позвонить Кингу и сказать, где он находится. С годами Джек стал не только его работодателем, но и другом. Митч не собирался его подводить.
Подумав еще немного, Митч пришел к выводу, что возле принцессы должны находиться король и королева. Кто бы ни жил с его отцом, ему нужно добиться аудиенции у Их Величеств и решить все проблемы.
- О'кей, Принцесса, я.., мистер Коул. Мне нужно встать, так что...
- Я знаю. Вы Принц.
- Сэри? Где ты? Не мешай мистеру Коулу. Черт! Митч туже обмотался простыней с красноголовыми русалками. Насколько он помнил сказки, принцессам не полагалось заставать принцев в кровати обнаженными.
- Сэри, я сказала тебе не... О...
Появившаяся в дверях комнаты женщина явно смутилась. Это, без сомнения, была мать Серафины. Пожалуй, пребывание здесь обещало быть приятным. Митч живо представил, какой со временем станет эта смешная маленькая принцесса. Ее мама относилась к тому типу женщин, для которых специально были придуманы слова "изящная" и "миниатюрная". Пушистые волосы цвета светлого пива легко касались ее плеч, когда она двигалась.
И вела она себя так же по-королевски, как ее ребенок. Даже в длинном, бесформенном платье и коричневом свитере, который, должно быть, достался ей по наследству от деда, ей не удавалось спрятать фигуру, и выглядела она весьма.., колоритно. Именно это слово пришло Митчу в голову.
Он посмотрел ей в глаза - голубые, как небо Колорадо. Как цветы Колумбии. Как глубокие, холодные горные озера. Или как ледники Аляски. Он крепче обмотался простыней. В ее взгляде не было пытливого любопытства дочери, она смотрела скорее настороженно. Но не только, еще и со страхом. И с негодованием.
Она словно изучала его, пытаясь понять, как он оказался в кровати ее дочери. И не скрывала, что явно не одобряла такого поворота событий.
- Иди на кухню, Сэри. Сейчас же. - И выставила девочку за дверь.
В подобных обстоятельствах в своей спальне в Уинтерхэвене Митч не чувствовал бы себя так скованно. Но сейчас эта женщина смущала его.
Она скользнула взглядом по его телу, обмотанному простыней, и взгляд у нее смягчился. Медового цвета брови поднялись, образовав птичку.
Как зачарованный, Митч смотрел на бледно-розовые губы. Похоже, она из тех женщин, которых не стоит выводить из себя. Даже видом обнаженного тела. Эта мысль понравилась ему.
- Нет!
- Ма-ам!
За дверью раздался стук упавшего предмета.
Залаяла собака.
Митч вздрогнул.
Женщина даже не шелохнулась, только взгляд у нее стал жестким.
- Отец ничего не говорил вам о нас? Видимо, это был риторический вопрос: она исчезла раньше, чем он успел ответить. Но его это мало волновало. Общаться с женщиной, которая, похоже, жила с его отцом, желания не было.
Едва он, откинув простыню, снова опустил ноги на пол, в дверях появился ребенок, а за ним и женщина. Митч стремительно скрылся под спасительными русалками.
- Сэри! - Женщина схватила ребенка и вытолкнула из комнаты.
- Но, мамочка...
- Дай мистеру Коулу одеться, - сказала она и вышла вслед за девочкой.
Митч успел заметить, что на руке у нее не было кольца. Это его обрадовало и.., рассердило.
- Подождите! Мисс.., миссис... - Он чувствовал, что ситуация выходит из-под контроля. Ему хотелось узнать про эту женщину все. Он был разочарован и смущен. - Эй, леди, кто вы?
Она снова появилась в дверях.
- Меня зовут Элли. Элли Сандер. Это я позвонила вам и сообщила об аварии. Ему опять стало не по себе.
- Я сказала Кингу, что не стоит вас волновать, но он настоял.
Митч хмуро посмотрел в голубые глаза Элли Сандер. Проклятие. Его тянуло к ней. Очень тянуло.
- Завтрак готов. На кухне, - сообщила она и, не дождавшись ответа, вышла из комнаты.
- Только кофе, - крикнул он ей вслед, - я не завтракаю.
При чем здесь она? Это у него с отцом все еще оставались старые разногласия. Но ему хотелось смотреть на нее, нравилось, как она двигается. Черт подери! У него не было времени для...
Ни для чего. Он просто выполнил свой долг: прилетел навестить больного отца.
Прошлой ночью Митч был у отца в больнице. Кингу наложили гипс на обе ноги, так что какое-то время за ним придется ухаживать.
Митч освободился от простыни, надел шорты и направился в ванную.
Надо будет еще раз навестить отца, договориться в больнице о приходящей сиделке, найти через агентство человека для работы в магазине. Он сделает все, чтобы помочь этой женщине поставить Кинга на ноги, но сам здесь оставаться не собирается.
Когда он рос, отца никогда не было дома, мама справлялась со всем сама. Теперь Митч последует его примеру.
Кем бы ни была эта милая миниатюрная женщина, он будет с ней предельно вежлив. Но как она могла жить со стариком? Впрочем, возможно, это к лучшему.
Элли спиной почувствовала, как Митч Коул вошел в кухню, ощутила его запах, который перебил аромат оладий и кофе.
Когда прошлой ночью он появился в квартире, она была внизу, в магазине. И слава богу. Хорошо, что Сэри заснула до ее прихода. Страшно подумать, что было бы, если бы они с Сэри спали, когда появился Митч. Должно быть, закричали бы так, что он пулей улетел бы обратно в Колорадо, к своим лыжам.
Стараясь не смотреть на него, Элли отодвинула телефон от Рэйфа и поставила тарелки с оладьями в форме медвежат перед сыном и дочкой.
- Ешьте скорее, дети. Мне нужно открывать магазин через пятнадцать минут.
- А вы успеете выпить со мной чашку кофе?
Митч был уже одет. Джинсы плотно обтягивали натренированные бедра, влажные волосы лежали на воротнике синего свитера. Он улыбался.
Она хорошо знала такую улыбку - беззаботную усмешку покорителя сердец. Лукавые сапфировые глаза, морщинки вокруг большого рта, белоснежные зубы на фоне бронзового загара. Нет!
Элли нахмурилась. Много лет назад она испытала нечто подобное. И поплатилась за то, что поверила улыбкам и обещаниям. А когда стали появляться дети, с мечтами о семье, доме, завтрашнем дне пришлось распрощаться.
Теперь она была не так глупа, у нее было время набраться опыта, и она уже знала, что ни привлекательный лыжный инструктор, ни очаровательный музыкант - никто из них - не является Прекрасным Принцем из сказки.
- Сахар? Молоко? У нас только обезжиренное.
- Мамочка, Принц хочет печенья-мишек.
- Мне достаточно кофе. Не уверен, что люблю такое печенье, - Митч улыбнулся Сэри.
Элли, стараясь не смотреть на него, подошла к буфету, чтобы достать кружку.
- Гэйб? Майкл? Все готово. Идите сюда, мальчики. Поскорее.
Она очень уставала от своих четырех детей, но когда они собирались вместе и доверчиво смотрели на нее, это придавало ей сил. А силы нужны были именно сейчас. Она не предполагала, что сын Кинга так привлекателен и.., сексуален. И поэтому очень опасен.
Элли вздохнула с облегчением, когда на кухню, шаркая ногами, вошел Гэйб. Увидев Митча, он остановился.
Они смерили друг друга взглядом, а когда Митч улыбнулся, Гэйб взглянул на него настороженно.
Хорошо. Она не хотела, чтобы се дети попали под обаяние этого красавца.
Гэйб подошел к бару и виновато посмотрел на нее. Золотая копна его волос находилась на уровне ее головы.
- Извини, мам, мы с Майклом немного поспорили, - пробормотал он. Вот.
Гэйб протянул ей потрепанную гвоздику из блестящей бумаги и крепко прижался к матери, обняв се двумя руками.
Ее переполняло чувство гордости. И стало немного грустно: уже через год ей придется смотреть на него снизу вверх.
- Эй! - Майкл влетел на кухню в сопровождении собаки. - Эй, привет! Вы сын Кинга? Он сказал, что вы приедете. Вы научите нас кататься на лыжах? Хотите посмотреть, как я быстро бегаю?
- Майкл...
Мальчик улыбнулся и подошел к матери. У него не хватало двух передних зубов, и это было очень трогательно. Майкл протянул ей еще один бумажный цветок, светло-зеленый.
- Извини, мам, я только хотел...
Элли нежно обняла его, и ей сразу стало легче. В отличие от Гэйба, полноватого и уравновешенного мальчика, Майкл был худеньким и непоседливым. Ей нужна была поддержка их обоих.
Она всегда умела вовремя остановиться: отодвинулась от мальчика и слегка пощекотала его.
Майкл хихикнул. Элли вздохнула. Мальчики принесли ей самодельные цветы "я люблю тебя". Она научила детей делать такие цветы, когда они были маленькими.
- Спасибо, мальчики, я тоже вас люблю. Люблю вас всех. - Элли посмотрела на стайку ангелочков и ощутила прилив сил. Она не позволит, чтобы с ними что-нибудь случилось снова. Они наконец-то обрели кров и немного стабильности.., по крайней мере на некоторое время. Она не позволит Митчу Коулу угрожать их будущему. - Садитесь, ребята, оладьи готовы.
Она присоединила цветы к букету, который собирала в небольшой корзинке, достала из буфета тарелки и положила на них оладьи, добавив орехового масла и сиропа.
Элли лихорадочно размышляла, как убедить Митча Коула поскорее возвратиться в Колорадо. Когда она ему позвонила, он не скрывал, что не жаждет возвращаться в родные пенаты, так что задача не должна быть сложной.
- Ешьте скорее, ребята.
- Может быть, мне дадут чашку кофе?
О боже, она совсем забыла. Элли смутилась и перелила кофе, коричневая жидкость растеклась по столу.
Митч поднял чашку и внимательно смотрел, как Элли вытирала лужу тряпкой. Она знала этот взгляд: так смотрел на нее Петер. Пока у них не появились дети.
Под взглядом Митча Элли почувствовала себя неловко, у нее перехватило дыхание, сердце забилось быстрее. Ей было из-за чего тревожиться.
- Это мои дети, мистер Коул, - произнесла она. Надо было разрядить обстановку, хоть как-то защититься от обаяния, исходившего от этого человека. Она знала: мужчина будет держаться на расстоянии от женщины, имеющей четверых детей, не достигших десятилетнего возраста. - Это Гэйб, мой старший. Ему десять. Майклу девятый год. Рэйфу только исполнилось шесть. - Ее переполняла гордость, когда мальчики с неохотой протягивали Митчу руку. - С Серафиной вы уже знакомы.
- Мне четыре года и два месяца, - пропищала Сэри, поднимая вверх четыре пальчика. И добавила:
- Мы ангелы - Гавриил, Михаил, Рафаил и...
- Сэри! - Элли сразу же пожалела о своей резкости.
- Мы были ангелами до тех пор, пока... - не останавливалась Сэри.
- Солнышко, мистеру Коулу неинтересно...
- Напротив. - Митч сел на свободный табурет рядом с Сэри. - Зови меня Митч, ладно, принцесса?
Девочка с готовностью закивала.
- Хорошо, тогда скажи мне, кто это - Бубба Сью?
- Ты не знаешь? Бубба Сью - это собака Кинга.
- Собака Кинга? Ну, я бы... - Он посмотрел на маленькую собачку, сидевшую под стулом. -Странно, что ее не зовут Королевной.
Сэри хихикнула.
Элли с бьющимся сердцем наблюдала, как ее дочь доверчиво смотрит на Митча. Она скучала по отцу, несмотря на то что Петер не уделял детям особого внимания. Элли не хотела, чтобы сердце Сэри разбилось снова.
Впрочем, они с Сэри вели себя одинаково: обе попали под обаяние Прекрасного Принца.
Надо будет серьезно поговорить с дочерью после того, как Митч Коул уедет.
- Мам, уже пять минут десятого. Слишком взрослый голос Гэйба прервал ее размышления. Она была благодарна ему за это.
- Итак, дети, сегодня суббота. Как всегда в этот день, за Майклом кухня, Рэйф убирает ванные, Сэри - кровати, а Гэйб помогает мне в магазине переносить коробки. Если кому-нибудь что-нибудь понадобится, звоните в колокольчик.
Элли направилась к лестнице, чтобы спуститься в магазин. На ходу она обернулась проверить, все ли в порядке: плита выключена, кастрюля в раковине. Все на своих местах.
Кроме Митча Коула.
- У нас много дел, мистер Коул. Вы можете навестить отца прямо сейчас. Уверена, он будет вам рад. Пожалуйста, скажите ему, что мы придем сегодня вечером.
Митч пристально смотрел на нее.
- Думаю, мы больше не увидимся, - продолжала она, спускаясь по лестнице. - Надеюсь, в Колорадо у вас все будет в порядке. Извините, но нам пора...
Телефон заставил ее остановиться. Она увидела, как Рэйф схватил трубку.
- Папа? - Надежда в его глазах быстро погасла. - Да. Да. Хорошо. - И Рэйф отключил телефон.
Элли переживала за сына. Он не расставался с телефоном, ждал звонка от отца.
- Кто это был, солнышко? Тебе нужно было дать трубку мне.
- Все в порядке, мам, это был мистер Кинг. Он сказал.., он привезет его домой из больницы, - показал мальчик на Митча.
Элли, пошатываясь, снова поднялась по лестнице.
- Домой? Он сказал, когда?
- Мм.., да. - Рэйф положил телефон обратно на стойку. - Мне кажется, он сказал.., завтра.
Митч стоял у двери узкой комнаты своего отца, глядя на высокую, с четырьмя постерами на стене, кровать, которую так любила его мама. Он гнал от себя воспоминания. Сейчас не время ворошить прошлое. У него есть проблема, которую нужно решить.
- Вы не в больнице?
Ему не нужно было оборачиваться, чтобы узнать голос Элли. Он не был готов к тому, чтобы увидеть ее так скоро. Тем более здесь.
- Не думал, что вы вернетесь из магазина так рано.
- Старшеклассники, подрабатывающие по выходным, приходят рано.
Черт возьми, Элли действительно выглядела как школьница. Слишком молода, чтобы иметь четырех детей. Слишком юна, чтобы жить с... Нет. Он подавил злость. Ее отношения с отцом - не его дело.
- Я подумал, что нужно подготовить все к приезду Кинга.
- Именно это я пыталась сказать вам за завтраком. Вы можете возвращаться в Колорадо прямо сейчас. Мы позаботимся о Кинге.
Она избегает его. Но ему так хотелось посмотреть в эти голубые глаза.
- Вы одни с ним не справитесь.
- Мы с детьми вполне сможем о нем позаботиться, - сказала она, не глядя на него.
- Но здесь очень тесно. Отец сам не сможет ложиться и вставать с кровати.
Элли нахмурилась и повернулась к нему.
- Мы поможем ему.
- Мы? Как вы себе это представляете? Одних добрых намерений недостаточно. Вы слишком маленькая, а ваши дети.., они.., ну, они всего лишь дети.
Митч не мог оторвать взгляд от нее, она его словно притягивала. Плотно сжатые полные губы, невысокий рост - ее макушка едва доставала ему до подбородка. Даже если она откинет голову назад, мужчине придется наклониться, чтобы... Нет! Он приехал сюда, чтобы позаботиться об отце.
Элли отпрянула.
- Почему вы стараетесь запугать меня, мистер Коул?
О, нет! Это была его самооборона. Потому что в действительности ему хотелось только одного - поцеловать ее. Самый неблагоразумный, безрассудный порыв. Но разве он когда-нибудь вел себя благоразумно?
- Послушай, зови меня просто Митч. Вообще, называй меня как хочешь, только не мистером Коулом.
Неожиданно взгляд у нее потеплел. Он стал таким же, как в тот момент, когда она поддразнивала детей.
- Хорошо, Митч. Так почему вы не хотите, чтобы мы заботились о вашем отце?
- Очень хочу. Но не понимаю, как вы можете это сделать. Отец весит около ста восьмидесяти фунтов - без одежды и гипса. Он в этой комнате не поместится.
- Не беспокойтесь, я все продумала. Легко сказать - не беспокойтесь. Когда рядом была Элли, его буквально тянуло к ней. Она окинула его взглядом, не терпящим возражений, и направилась к двери.
- Мы разместим его в общей спальне.
- В общей спальне?
Он хотел только одного - чтобы она не уходила.
Элли замедлила шаг.
- Если вы сдвинетесь с места, я покажу вам ее.
Он неохотно отступил назад и поклонился.
Элли осторожно прошла мимо, стараясь не задеть его. От нее исходил свежий и чистый аромат.
Это было выше его сил. Он не позволит ей уйти, пока не украдет хотя бы одно сладкое прикосновение этих полураскрытых губ. Митч загородил выход рукой.
- Как вы называли общую спальню, когда жили здесь? Кажется...
Широко раскрытые голубые глаза Элли смотрели прямо на него.
- Вы говорите о студии?
Не успел Митч наклониться, как Элли, бросив на ходу: "Да, студия", нырнула под его руку и исчезла в холле.
Проклятие! Нет, надо скорее устраивать Кинга и убираться отсюда. Пульс у него громко стучал, когда он неохотно последовал через маленькую кухню и холл в другую половину квартиры.
Элли быстро шла впереди, сохраняя между ними дистанцию. Когда они вошли в большую комнату в конце коридора, она остановилась и сказала:
- Мальчики сейчас спят здесь. - Она машинально поправила разноцветные покрывала на трех одинаковых кроватях у дальнего окна.
Следы ее прикосновений были на всех вещах, находившихся в этой комнате. На постерах с футболистами и автогонщиками, висевших на стенах, на пластиковой корзине с мячами и динозаврами, на игрушках, на гирляндах из бумажных цветов в изголовье каждой кровати.
Здесь, в студии, Кинг Коул и Мерри-Мэн репетировали в перерывах между гастролями. В разъездах отец проводил гораздо больше времени, чем дома. Он всегда уезжал именно тогда, когда его присутствие было очень нужно семье. Да, в доме многое изменилось, в том числе и эта комната.
- Мы положим Кинга на кровать Рэйфа, около большой ванной. Рэйф может спать с Сэри.
- А как же вы?
Элли задумчиво нахмурила лоб.
- Вы правы, переселим Сэри и Рэйфа в комнату Кинга. Я останусь здесь, чтобы помогать Гэйбу и Майклу ухаживать за Кингом ночью.
- Останетесь? Где?
- На кровати с русалками.
Сначала он решил, что она шутит. Но его сомнения развеялись, когда Элли догадалась, что он имеет в виду.
- Вы думали... - Глаза у нее сузились, стали холодными. - Вы думали, что я... Я сплю со своей дочерью, мистер Коул, а не с вашим отцом.
Она нервно прошлась по комнате, громко стуча каблуками.
- Ваш отец предложил мне работу и кров для моих детей. Думаю, потому что был очень одинок, жил без семьи.
Митч был потрясен. Что здесь в самом деле произошло? Отца всегда волновала только музыка. Больше, чем семья.
Элли подошла к нему и посмотрела прямо в глаза.
- Почему бы вам не рассказать Кингу, что вы обо мне подумали? Как вам такое пришло в голову? Представляю, как он будет смеяться. -Она оттолкнула его и вышла из комнаты.
Смеяться? Над ним? Но он был так похож на своего отца. Правда, Митч был уверен, что никогда бы не бросил жену и ребенка. Другое дело, что он еще не женат и не давал никаких обещаний. В любом случае слова Элли произвели на него впечатление.
- Вы спите со своей дочерью? - пробормотал он ей вслед. Прошлой ночью, в темноте, он забрался в постель с русалками и улегся рядом с Сэри. Где же была Элли? Хорошо, что ее там не оказалось.
И почему она делила постель с четырехлетней девочкой, а не с его отцом?
Впрочем, ему все равно, где спит Элли. Он не понимал, почему его это так волнует.
Глава 2
- Чем ты здесь занимаешься?
Элли испугалась голоса Митча, еще крепче прижала к себе телевизор, но черный монстр сдвинулся на самый край старой подставки.
О боже.
- Осторожно, Гэйб. Майкл, Рэйф, идите сюда. Скорее!
Двое мальчиков вскочили с пола гостиной, за ними увязалась Бубба Сью, прыгая вокруг и виляя хвостом.
- Давайте, ребята, держите крепче. Поднимаем!
Вот незадача! Она так хотела передвинуть телевизор до возвращения Митча из больницы. Чтобы показать этому нахалу, что может обойтись без него. Как он мог такое о ней подумать? Да еще пытался поцеловать.
Она не была содержанкой! Она и ее дети могут сами позаботиться о Кинге и не нуждаются в помощи Митчелла Коула.
Проклятый телевизор весил больше, чем коробка с кирпичами!
- Поднимаем, ребята!
Элли сделала один шаг, но на что-то наступила и почувствовала, что ноги разъезжаются.
- О-о-о!.. Не-ет!.. Карандаши!
- С дороги, дети, я удержу.
Митч бросился к ним и успел подхватить падающий телевизор.
Элли же спасти не удалось. Когда она приземлилась, Сэри сорвалась с места и бросилась ей на шею. Собака с громким лаем неслась за ней, хватая за пятки.
- Мамочка!
- Со мной все в порядке, солнышко. - Элли оттолкнула облизывающую ее собаку и крепко обняла дочку. На Митча она не смотрела. Самолюбие было так задето, что Элли не почувствовала боли. Теперь точно будет синяк.
- Подъем!
Сильные руки подняли ее, словно тряпичную куклу, и поставили на ноги.
Элли попыталась отстраниться, но Митч сердито посмотрел на нее, продолжая крепко держать за плечи. Тепло, исходившее от него, обжигало, взгляд гипнотизировал. Она почувствовала слабость, как утром, когда впервые увидела его. Что этот мужчина с ней делает? Даже когда он отошел от нее, Элли не могла успокоиться. У нее было такое состояние, словно она перегрелась и потеряла над собой контроль.
Мужчина, подобный Митчу, никогда не должен был попадаться ей на пути.
- Ты можешь сказать, что ты делала? - потребовал он. - Ты чуть не поранила себя и ребенка. Чуть не уронила телевизор.
Элли осторожно расправила свитер. Ушибленное место болело, но она старалась не показать виду.
- Мы переносили телевизор в общую спальню. Надо обеспечить Кингу безопасность, когда он встанет на костыли. Я хотела убрать все мины.
- Мины? - Митч удивленно осмотрел комнату.
- Ну, игрушки.
Элли обвела взглядом неубранную комнату. Гэйб лежал на потертом диване с книгой и собакой, не сводя настороженного взгляда с Митча. Книги в беспорядке валялись на полу и кофейном столике, куда Митч поставил телевизор. Майкл ползал перед картонной крепостью, переставляя игрушечных солдатиков. Рэйф растянулся на животе и раскрашивал альбом. Вокруг было разбросано около сотни карандашей. Рядом лежал мобильный телефон. Сэри суетилась возле кукольного домика.
- Все эти предметы.., осложняют передвижение. Вы видели, что произошло со мной. -Элли смущенно улыбнулась. - Не хочу, чтобы с Кингом случилось то же самое.
Они стояли около зеркала, висящего над диваном, и, чтобы не встречаться взглядом, рассматривали отражение друг друга.
- Я тоже не хочу, - пробормотал он.
Не хочет чего? У Элли вылетело из головы, о чем они разговаривали. Она не могла отделаться от мысли, что ее приняли за любовницу его отца. Только вряд ли могла годиться на такую роль женщина, отражавшаяся сейчас в зеркале. Одежда висела мешком, под глазами синие круги, а дети, ее прекрасные дети... Их было четверо.
Ни один мужчина не польстится на женщину с четырьмя детьми. Митчу не нужна такая любовница. Даже ее муж избавился от жены с четырьмя детьми.
Дав себе слово больше не смотреть на Митча, Элли кивнула головой в сторону двери.
- Отлично, мальчики, давайте вынесем остальные ваши вещи отсюда.
- Если он думает, что ты слишком слабая, почему бы тебе не принять его помощь? Гэйб сказал это, не отрывая глаз от книги.
- Не кажется ли тебе, Габриэль Сандер, что...
Но Митч не дал ей договорить:
- Мне нужно тебе кое-что сказать. Элли забеспокоилась.
- С Кингом все в порядке? Его не выписывают из больницы? Наверное, это правильно, ведь он там пробыл всего четыре дня.
- Отец хорошо идет на поправку. Единственное, чего ему не хватает, так это свободы. -В голосе Митча звучала горечь.
Как он может так говорить о своем отце?
- Откуда ты это знаешь? Тебя здесь не было много лет.
Митч не стал отвечать на ее вопрос и отвел взгляд в сторону.
- Доктор сказал, что его выпишут завтра.
Но здесь нужно кое-что переделать.
- Что, например?
- Установить больничную кровать со специальным матрасом, купить трапецию. -Митч стал перечислять все, что необходимо Кингу.
Майкл вскочил на ноги.
- У Кинга будет трапеция?.. Хочу покачаться, можно, мам? Пожалуйста, можно мне...
- Уверен, Кинг разрешит тебе. - Митч взъерошил Майклу волосы.
Элли взяла сына за плечи и легонько отстранила его от Митча.
- Это не цирковая трапеция, Майкл. Это для...
- ..упражнений, - продолжил Митч.
- Верно, - Элли едва сдерживалась. - Уверена, мы найдем в магазине что-нибудь подходящее. - Она не могла представить себе человека в гипсовых повязках, занимающегося на трапеции. - Мы можем положить два матраса и переселить Майкла и Рэйфа в комнату Кинга.
- Детям не придется спать по два человека на кровати. Я взял кровать напрокат.
- Ты взял напрокат?
- Привезут сегодня вечером. Нужно только приготовить комнату.
Понятно. Он хочет, чтобы ей и детям было проще заботиться о Кинге. Он хотел все устроить и вернуться в Колорадо. Значит, ей нечего бояться.
- Хорошо. Кровать поставим в спальне, там полно места. Вынесем игрушки и внесем телевизор. Ты поможешь, Митч?
Элли не приходило в голову поблагодарить его. Она просто отдавала распоряжения. Ей так хотелось, чтобы Митч уехал обратно в Колорадо.
- Думаю, не надо убирать из комнаты Кинга игрушки.
- Почему? - В ее голосе звучала тревога.
- Он не сразу сможет ходить. Даже на костылях.
- Почему? Митч выдохнул.
- Отца пришлось практически собирать по частям. В правую лодыжку вставлен штифт, а левая голень.., короче, ему никогда не пройти через металлический детектор. Для циркуляции крови обе ноги должны находиться в подвешенном состоянии. Так что...
- Он не сможет встать с кровати?
Митч поморщился, словно от боли, и кивнул.
Элли представила себе Кинга, лежащего в кровати: обе ноги замурованы в гипс и подвешены к потолку за веревки, тело забинтовано милями белых бинтов. Как жертва автокатастрофы в мультфильмах. Ей стало страшно.
В мультфильмах не показывают того, о чем она не имела никакого представления: как моют пациента, как его одевают и раздевают. А пролежни, подкладное судно, купание? Другими словами, как ухаживать за взрослым, прикованным к постели.., мужчиной? Смогут ли они с детьми справиться с этим?
Митч видел, как расстроили Элли его слова, и попытался ее успокоить:
- Доктор сказал, что можно использовать инвалидную коляску. Ее доставят сегодня вечером.
- Коляска! - Майкл снова вскочил с пола. -Ура! Думаешь, Кинг разрешит нам покататься в ней? Мам, можно устроить гонки с нашими скейтбордистами?
Митчу захотелось погладить Майкла по голове, но он сдержал себя. Элли это не понравилось бы.
Она положила руки на плечи сына и покачала головой.
- Ну мам, почему нет? Я хочу...
- Инвалидная коляска не предназначена для гонок, Майкл. - Митч сразу пожалел о своих словах. Он говорил как отец.
В разговор вмешался Гэйб:
- На инвалидных колясках бывают гонки на специальных состязаниях.
- Да, ты прав.
С какой стати Митч вмешивается в ее разговор с детьми? Элли вздохнула:
- Ноль - один в твою пользу, Гэйб. - И подняла в воздух два пальчика. Затем поцеловала кончик одного из них и дотронулась до носа Майкла. - Но никаких гонок для вас, молодой человек.
- Ну мам, - Майкл плюхнулся на пол. Митчу вдруг пришла в голову мысль взять напрокат второе кресло специально для детей. Только для чего? Чтобы заработать очки? Проклятье, он, кажется, слишком увлекся и не сказал им самого главного.
- Кинг не будет участвовать в гонках. Вам нужно будет возить его, причем очень осторожно, так как у него не сгибаются ноги.
- Он въедет в стену, - выпалил Гэйб. Элли испуганно посмотрела на Митча.
- Все будет хорошо, Гэйб, - сказал он, но уверенности в его голосе не было. - Главное, чтобы вы убрали все игрушки с дороги, когда мама повезет Кинга в кресле. Вы поможете ему упражняться на трапеции. Я установлю еще одну в ванной, так что...
Гэйб недоверчиво посмотрел на Митча.
- А кто будет делать все это, пока мы в школе?
- В школе?
Да, занятия в школе еще продолжались. Зимние каникулы уже давно закончились, а до летних было еще далеко. Это было любимое время Митча в Уинтерхэвене: никаких занятий с детьми, снежных обвалов, спасательных экспедиций.
- Мы с мамочкой тоже ходим в школу, пропищала Сэри. - Она собирается стать дантистом.
- Сэри... - Элли укоризненно покачала головой.
- Ты ходишь в школу? Она кивнула.
- Да, но через две недели я сдам экзамены и буду свободна.
- И она помогает Кингу в магазине, - вызывающе добавил Гэйб. - Ты собираешься теперь тоже помогать в магазине?
Митч был потрясен.
- Ты ходишь в школу, работаешь в магазине и пытаешься поднять четверых детей? Как же ты собираешься еще ухаживать за Кингом?
Вернее, когда-то. Он был потрясен. Эта хрупкая, уставшая, такая привлекательная маленькая женщина взвалила на свои плечи больше, чем может выдержать человек. Митч был зол на самого себя. За то, что его это заботило.
Это было так не похоже на него. Он никогда не вмешивался в чужие дела. Еще больше удивил его отец, который никогда не занимался чужими проблемами, не приглашал посторонних людей в дом. Приютить женщину с четырьмя детьми! И собакой... Что случилось с его отцом?
Что происходило с ним!
Он видел, как Элли вся напряглась, готовая броситься в бой, чтобы защитить себя и детей.
Но вдруг синие глаза погасли. Она явно устала. И опять Митч представил Элли в своих объятиях: ее макушка едва касается его подбородка, а он убирает волосы с ее лба.
Все. Хватит. Добром такие мысли не кончатся.
Элли посмотрела на него.
- Не знала, что Кинг будет так.., ограничен в движениях. Уверена, он быстро пойдет на поправку и сможет сам управлять креслом. Перед уходом на занятия я буду готовить ему ланч, а когда дети придут из школы, они присмотрят за ним. Так что не волнуйтесь об отце, мы справимся. Не так ли, ребята?
Митчу очень хотелось ей верить, но еще больше его тянуло поцеловать ее. Он не мог сделать ни того, ни другого.
- Элли, ты со своими детьми даже телевизор поднять не в состоянии, как ты собираешься заботиться о Кинге?
Голос у Элли даже не дрогнул, когда она проговорила:
- Я всегда справляюсь со своими обязанностями.
А в ее глазах он прочитал: "А как насчет тебя?"

***

Майкл стоял у окна гостиной, переступая с ноги на ногу.
- Когда же они приедут, мама?
- Я не знаю, сладкий. Почему бы тебе не пойти чем-нибудь заняться? Время пролетит быстрее.
Элли отошла от окна и прошлась по комнате. Нетерпение детей передалось и ей. В пятый раз обходя комнату по кругу, она подняла ногу Гэйба, свесившуюся с дивана, где он лежал с книжкой в руках, поправила стопку журналов на кофейном столике, собрала разбросанные карандаши, погладила Рэйфа по волосам. Бубба Сью внимательно следила за всеми ее движениями, стуча хвостом по полу.
- Сколько еще минут? - спросил Рэйф, не отрывая глаз от телевизора, где показывали мультфильмы.
- Думаю, скоро приедут.
Элли волновалась. Ей хотелось поскорее увидеть, в каком состоянии находится Кинг, и понять, сможет ли она действительно за ним ухаживать.
- Мамочка, скоро - это сколько минут? -Сэри сидела на подоконнике, прижав нос к стеклу и зажав в руке цветок из блестящей бумаги.
Элли посмотрела на часы.
- Может быть, пятнадцать.
Пятнадцать минут - и Митч с отцом будут здесь. Еще полдня - и Митч уедет. Она надеялась, что именно так и будет.
Будь осторожна в своих желаниях. Она словно слышала голос отца, изрекающего свое любимое предупреждение. Разве о такой жизни мечтала она в восемнадцать лет? Разве могла предполагать, что Петер бросит ее с четырьмя детьми?
Когда она сбежала с Петером, отец отрекся от нее. На этот раз она будет умнее. Чем Митч Коул лучше бывшего мужа? Нельзя поддаваться его обаянию. У него есть куда сбежать от ответственности - в горы. Он мало похож на парня из сказки.
Элли вздохнула. Прекрасные принцы бывают только в фильмах. Она больше не станет доверять чувствам.
- Они здесь! Вижу машину Митча! Король и Принц здесь! - закричала Сэри. Бубба Сью залаяла.
Майкл схватил бумажный цветок с дивана и побежал вниз по лестнице.
Сэри потянула Элли за руку.
- Пойдем, мамочка.
- Мы все пойдем, только подождите меня внизу.
Дети были в восторге. С цветами в руках Рэйф и Сэри бежали за Майклом. Собачка не отставала от них. Только Гэйб остановился на лестничной площадке и разглядывал хитроумное приспособление, которое Митч прикрепил утром к лестнице.
Элли дождалась, когда Гэйб медленно, шаркая ногами, подойдет к ней, и они вместе спустились по лестнице.
- Не забудьте, что я вам говорила. - Элли в основном обращалась к Майклу. - Мы поможем Митчу поднять Кинга по лестнице, если это понадобится. Наша главная задача - не мешать.
Она решила, что, как только Митч устроит Кинга, он сможет уехать. Они вполне справятся сами. Должны. Хотя она с трудом представляла себе, как это получится.
- Они уже здесь, можно нам теперь выйти на улицу? - Майкл подпрыгивал от нетерпения, готовый сорваться с места.
- Хорошо, только будьте осторожны... - Не успела она договорить, как дети уже были за дверью.
Все, кроме Гэйба. Остальные прыгали и кричали от возбуждения. Именно такая встреча нужна была Кингу. Для поднятия духа.
- Пойдем, милый, давай мы тоже поможем. -Элли обняла Гэйба за плечи и подтолкнула наружу. - Кингу будет интересно узнать, как дела в магазине.
Дети стояли около машины и протягивали Кингу свои бумажные цветы.
Он выглядел лучше, чем она ожидала. Густые, тронутые сединой волосы, широкие плечи, спокойный взгляд умудренного опытом человека. Ей бросилось в глаза сходство между Митчем и отцом.
Когда Элли подошла ближе, Кинг улыбнулся ей через открытую дверцу автомобиля. Ее отец редко дарил такую улыбку - теплую и нежную.
Затем его лицо приняло озабоченный вид, и он обратился к детям:
- Рэйф, возьми этот пакет. Там моя зубная щетка. И судно. - Он подмигнул ему и широко улыбнулся. - Гэйб, Майкл, отдайте эти цветы своей маме. А тебе, Сэри, придется позаботиться вот об этом. - И он протянул девочке огромного розового кролика в темных очках и с большим барабаном.
Сэри завизжала от радости. Плюшевое животное было почти с нее ростом.
- Где мой сын? Пора начинать шоу на дороге.
Со стороны багажника послышались звуки, похожие на ворчание. Элли поборола в себе желание броситься на помощь. Она обещала ни во что не вмешиваться.
Но любопытство взяло верх, и она обошла машину сзади.
Митч почти наполовину влез в маленький багажник, пытаясь вытащить оттуда инвалидное кресло. Он потянул за колесо, кресло покатилось, и Митча отбросило назад.
- Черт, - выругался Митч, растирая рукой ушибленную голову. - Слишком маленький багажник.
Элли засунула руки поглубже в карманы. Ей очень хотелось погладить его по голове.
- Спасибо, - проворчал он, - сам справлюсь. - И покатил кресло к Кингу.
Неожиданно он остановился и задумался. Элли поняла, что он решает проблему, как поднять Кинга наверх. Она тоже не представляла себе, как это можно сделать. Похоже, Кингу придется пожить в машине, пока не снимут гипс.
Но это была не ее проблема. Элли отошла в сторону и стала наблюдать.
- О'кей, Кинг, тебя надо вытащить. Элли не выдержала и бросилась на помощь.
- Митч, ты не справишься. Он слишком... Но Митч уже наполовину влез в машину. О боже! Он не поставил кресло на тормоза! Элли развернулась, нажала на оба тормозных рычага и со щелчком вернула подставку для ног на место.
Когда она повернулась, Митч уже держал Кинга на руках. Элли нагнулась, чтобы помочь вытащить ноги Кинга из машины, и тогда увидела то, о чем Митч говорил им вчера. На одной ноге Кинга от пальцев ног до колена красовалась гипсовая повязка. Вторая нога была замурована в гипс от ступни до бедра. Элли почувствовала легкое головокружение.
- Элли, там сбоку есть рычаг, нужно зафиксировать ногу. Ты сможешь его найти? - Митч тяжело дышал.
Она наклонилась над креслом.
- Нашла. Все в порядке. Скорее.
Кинг похлопал Митча по плечу.
- Времена изменились, не так ли, сын? Когда-то я носил тебя на руках. - Он вздохнул. -Пеленки, правда, были не такие тяжелые, как эти проклятые штуки.
Кинг хмуро посмотрел на гипсовые оковы.
Элли заметила, как побледнело лицо Митча, почувствовала напряжение, повисшее в воздухе. Она ощущала это и раньше. Что произошло между отцом и сыном, что заставляло Митча так злиться? Почему он называл отца Кингом?
Митч осторожно опустил отца в кресло, а Элли держала Кинга за ногу. Потом посмотрела на него и испугалась: лицо у него стало матово-белым, вокруг губ выступили капельки пота.
- Вы в порядке? - Сердце у нее сжалось.
- Лучше не бывает. - Кинг выдавил из себя улыбку, вытирая рукавом пот со лба. - О'кей, дети, представьте себе, что я упал с горы, а Митч пытается меня спасти.
Элли положила Кингу на плечо руку.
- Это не игра. Лучше позвонить в больницу и вызвать "скорую помощь". Кинг похлопал ее по руке.
- Митч знает, что делает, Элли. Он ведь спасатель. С гипсовыми кальсонами я справлюсь. Кроме того, мне всегда хотелось увидеть, чем занимается мой мальчик в свободное время. -Он улыбнулся и посмотрел на Митча. - Мы же справимся с этим, сынок?
Элли видела, что Кинг храбрится. На самом деле он был очень напряжен. Митч тоже выглядел не лучшим образом. Все это ей очень не нравилось.
Но от нее мало что зависело. Она подбежала, чтобы придержать дверь, пока Митч ввозил Кинга в дом.
- Сэри, Рэйф, Майкл - все наверх, - скомандовал Митч. - Помните, как мы тренировались? Будьте готовы откатить кресло в гостиную, когда я вас позову.
Они одновременно кивнули и побежали вверх по лестнице. Сэри волокла за собой большого розового кролика, а Бубба Сью с лаем догоняла их.
- Гэйб, а ты помоги нам с мамой. Элли никогда не позволяла мужчинам командовать ее детьми. Но Митчу она доверяла, и это пугало ее.
Митч отвязал веревки, которые прикрепил к перилам лестницы утром. На них висело сиденье из нейлоновых ремней.
- Это и есть приспособление, о котором я тебе говорил, Кинг. Будем поднимать тебя наверх.
Но тут вмешался Гэйб:
- Ни в коем случае!
- Гэйб! - Элли тоже было страшно, но ребенок не должен был это заметить.
- Этого нельзя делать, мама, это опасно. Я не...
- Мы сделаем это, Гэйб. Я рассчитываю на твою помощь. - Митч положил руку Гэйбу на плечо.
Но тот резко освободился от его руки.
- На меня не рассчитывайте, я всего лишь ребенок.
Митч задумался.
- Ты же видел по телевизору передачу о спасателях. Помнишь, мы смотрели вместе. Дети очень многое могут сделать, если их научить. Это непросто, Гэйб, но у тебя все получится. Я хотел тебя попросить придерживать Кинга за ноги, пока мы с мамой будем поднимать его. Но мне нужно твое согласие.
Гэйб посмотрел на Митча и отвернулся.
- Давай же, Гэйб, - упрашивал Кинг. - Митчу нужна твоя помощь. И заканчивайте разговоры - пора подниматься.
Внутреннее чувство подсказывало Элли, что не следует вмешиваться. Мальчик должен решить сам.
Гэйб медленно повернулся и серьезно сказал:
- Хорошо, я согласен. Кинг хлопнул его по плечу.
- Это мой главный мужчина в доме. Пора двигаться.
Дальше все происходило очень быстро. Митч обвязал ноги и тело Кинга веревками, тщательно проверил узлы и защелки и, не сказав ни слова, поднялся вверх по лестнице.
Элли медленно пошла за ним, оставляя Гэйба и Кинга одних на площадке.
Митч протянул ей конец веревки и показал, что надо делать. Сердце у нее учащенно билось. А что, если они не справятся, а Гэйб не сможет удержать ноги Кинга в правильном положении? Что, если веревки не выдержат?
- Ты готов, Кинг?
- Можно начинать, сын.
Конструкция пронзительно заскрежетала, Элли стало страшно. Митч тянул за веревки, перебирая руками. Она укладывала освободившиеся канаты кольцами, чувствуя, как в висках пульсирует кровь.
У Митча под мышками расплывались круги пота, от него исходили жар и запах работающего мужчины.
Сиденье с Кингом медленно поднималось по лестнице. Старик судорожно вцепился пальцами в упряжь, стараясь сдерживать раскачивание. Гэйб крепко держал его ноги, защищая их от соприкосновения со стенами.
- Чувствую запах детей, - пытался шутить Кинг. - Доберусь до вершины и всех их съем.
Дети за спиной Элли захихикали. Слышно было, как собака стучала хвостом по полу.
- Эй, ребята, - позвал Митч, - кресло готово?
Как только Кинг оказался на верхней площадке, дети подкатили кресло, и Митч осторожно перенес в него отца.
- О'кей, Кинг, вот мы и на месте.
Кинг в кресле выглядел очень живописно: одна нога вытянута на специальной растяжке, другая под углом опустилась на подставку для ног. Он облегченно выдохнул и попросил:
- Увези меня подальше от лестницы, Элли. Слава богу, не придется снова повторять это путешествие в ближайшее время.
Что значит - в ближайшее время? А если понадобится снова спускать Кинга вниз? Она взглянула на Митча, но он был занят: освобождал Кинга от ремней и веревок.
- Когда тебе надо показаться врачу?
- Не раньше чем через месяц, - ответил Кинг.
- Это хорошо. К тому времени я найду кого-нибудь помочь спустить тебя вниз.
- Не беспокойся. Митч будет здесь. Старик был явно доволен, а Элли неприятно удивлена. Почему Митч не сказал, что остается? Хотя это глупый вопрос. Она посмотрела на Митча, но тот демонстративно не принимал участия в разговоре.
Отлично. Она скажет Кингу сама, если Митч боится.
- Кинг, мы договорились с Митчем, что он вернется в Колорадо. У него там дела. Мы с детьми сумеем позаботиться о тебе.
- Элли, я понимаю, вы чувствуете себя обязанной мне, но вы ничего мне не должны. Митч будет ухаживать за мной. Сегодня утром он решил остаться здесь еще на месяц, чтобы отвезти меня к доктору. Вечером привезут еще одну кровать, так что он будет рядом, когда понадобится мне ночью.
- У-ура! Митч будет с нами играть! - Сэри прыгала вокруг Митча, пока он сидел на корточках, собирая конструкцию. Потом положила свою маленькую ручку ему на щеку и добавила:
- Ты будешь играть со мной?
У Элли разрывалось сердце. Пожалуйста, скажи ей "нет". Скажи, что ты не останешься на целый месяц.
Митч поднял голову и посмотрел на Элли. Губы у него были плотно сжаты, глаза потемнели. Он удерживал ее взгляд около минуты, потом повернулся к Сэри:
- Конечно, малышка, я буду с тобой играть. Ты научишь меня, правда?
Глава 3
Митч смотрел, как Элли убирала после еды. Упрямая женщина. Она выглядела очень усталой, совсем не заботилась о себе. Кто-то должен сказать ей об этом.
Не поднимая глаз, Элли взяла свою тарелку и пустую кастрюлю и исчезла на кухне.
Митч выжидающе посмотрел на детей. Никто не шевельнулся. Он побарабанил пальцами по столу, взял свою тарелку и несколько чашек, собираясь отнести их на кухню. Она избегала его весь вечер, отказывалась от его помощи, не вмешивалась в его дела по уходу за Кингом. Пора объясниться с ней.
Впрочем, надо признать, вела она себя очень корректно, стараясь сохранить дистанцию. Но выдержать такие отношения целый месяц было выше его сил. Однако Митч понимал, что не должен быть слишком навязчивым, держаться в стороне от нее и отсиживаться как минимум в противоположном конце квартиры. Но лучше бы ему оказаться на луне. Она словно притягивала к себе.
Элли вернулась из кухни. Она вела себя так, будто не замечала его.
- Доедайте скорее свои пудинги. Поставь эти тарелки, Митч, дети уберут посуду.
Митч, не слушая ее, прихватил еще несколько тарелок и направился в кухню.
- Сегодня мыть посуду буду я, - произнес он не терпящим возражений голосом. - Дети могут посидеть с Кингом, а ты займись учебой.
- Ура! - закричал Майкл. Бубба Сью залаяла. Он вскочил с кресла и бросился к телевизору.
- Посмотрим мультики. Хочешь с нами, Кинг? Какой поставить сначала?
- Майкл, сядь, - укоризненно посмотрела на него Элли. - Сначала надо все убрать и помыть посуду.
- Ну ма-ам! - хором закричали дети. Даже Гэйб забыл, что он в оппозиции к Митчу, и присоединился к ним. Бубба Сью громко залаяла.
Митч почувствовал, что Элли сдалась. Оказавшись в меньшинстве, она глубоко вдохнула и, обведя всех взглядом, сказала:
- Ладно, на этот раз кухней займусь я. Думаю, отец будет рад, если ты составишь ему компанию, Митч. - Она упорно не смотрела на него.
Гордая маленькая женщина, ни от кого не желавшая принимать помощь. За исключением Кинга.
Он бросил взгляд на отца. Тот делал вид, что ничего не замечает, и складывал салфетку.
- Посуду помою я, Элли. У нас с Кингом еще будет время, чтобы побыть вместе, пока ты в школе.
Более чем достаточно, подумал Митч. Он и не предполагал, что задержится здесь так долго. Впрочем, он еще ничего не решил окончательно.
Сначала надо понять, чего он хочет от Элли. Иными словами, выбросить ее из головы. Его никогда не интересовали женщины, обремененные семьей. Те, с которыми он проводил время в Уинтерхэвене, использовали пудинг разве что в качестве маски для лица и не знали, как пользоваться посудомоечной машиной. У них не было никаких обязанностей по дому. И ему с ними было комфортно.
Он ничего не имел против налаженного быта и семейного уюта. Но терпеть в таком доме мать-одиночку и четверых детей, скучающих по отцу, сможет далеко не каждый уважающий себя американец.
- Освободите Кингу дорогу, дети. Уберите лишние предметы с пола, приказал Митч.
- Спасибо, Элли, за ужин. Еда была отличная. Не то что в больнице. Там кормили жареными половыми тряпками и липкими лепешками из клея. - Кинг подмигнул Сэри.
Девочка поморщилась, мальчики засмеялись, а собака залаяла.
Митч улыбнулся. Именно так отец когда-то благодарил маму за обед. В те редкие минуты, когда бывал дома. Он утверждал, что на гастролях отбивные готовили из половиков и летучих мышей. Как тогда было весело!
- Итак, - подключилась Элли, - все помогают Митчу везти Кинга. Потом надо убирать со стола. - Она взглянула на Митча, в голубых глазах светился вызов.
На этот раз он не осмелился с ней спорить. Сначала поставил коляску с Кингом перед телевизором, потом помог детям убрать посуду со стола. Элли принесла Кингу кофе и лекарства. Митч был тронут ее заботой об отце. Отметив это, он отправился на кухню.
Зрелище, которое предстало перед ним, повергло его в уныние. Повсюду в мойке, на столе, на стойке - были навалены кружки, тарелки, кастрюли. И так будет всегда. Весь следующий месяц. Это и есть домашнее хозяйство.
Засучив рукава, Митч открыл посудомоечную машину. Чистая посуда была из нес убрана. Элли любое дело доводит до конца. Хороший пример для подражания, Коул. Только дело совсем в другом. Она оккупировала все его мысли. Митч вздохнул и стал расставлять тарелки в посудомоечной машине.
- Истинно мужское занятие.
Элли стояла в дверном проеме, прислонившись плечом к деревянному косяку. Бесформенная выцветшая темно-синяя одежда делала ее похожей больше на ребенка, чем на взрослую женщину.
Внутри у него что-то шевельнулось, и появилось желание защитить ее. Такую маленькую и ранимую. Слишком юную, чтобы быть матерью четверых детей.
- Всегда стараюсь поступать как мужчина, Элли. Хочу тебе помочь, ведь ты собиралась готовиться к занятиям, - отозвался Митч и занялся укладыванием тарелок в машину.
- Боюсь, мы останемся без посуды, если...
- Знаю, знаю, мама всегда говорила, что посуду сначала надо споласкивать.
- Ничего не получится.
- Все получится, я умею делать это.
- Машина не работает, она сломана. - Элли ехидно улыбнулась. - Тебе придется мыть руками.
Митч тяжело вздохнул и стал искать мыло в шкафчике.
- Оно перед тобой на стойке.
Не успел он подняться, как Элли пересекла кухню, подошла к раковине и встала рядом, почти касаясь его плеча. Он вспомнил ее прикосновение в холле. Неужели это было только вчера?
Митч замер на месте. Он боялся выпрямиться, чтобы не коснуться подбородком ее волос. Боялся, потому что знал: если она поднимет лицо, он ее поцелует.
- Почему бы тебе не посмотреть с отцом телевизор? - сказала Элли. - Я отлично справлюсь.
- А почему бы тебе не пойти готовиться к экзаменам? Я тоже умею мыть посуду. - Он осторожно выпрямился, увернувшись от нее. Она как-то странно на него посмотрела и улыбнулась.
- Не думала, что ты такой талантливый.
- А еще я умею чинить посудомоечные машины.
Черт возьми, он вел себя как ребенок, выслуживающийся перед учителем, чтобы получить одобрение.
Не глядя на него, она включила воду и добавила в нее несколько капель зеленого моющего средства.
Он отметил про себя, что Элли избегает его взгляда. Должно быть, чувствует опасность.
- Хорошо, примем компромиссное решение. Посуду помоем вместе, потом ты будешь заниматься, а я починю посудомоечную машину.
Элли достала полотенце и протянула Митчу.
- Отлично. Я буду мыть, а ты вытирать. Но сначала принеси тарелки.
- Конечно.
Он собрал тарелки со стола и встал рядом, с полотенцем в руках. Он подошел так близко, что улавливал аромат ее чистых шелковистых волос. Как завороженный, Митч не мог оторвать от нее глаз. Но это длилось лишь мгновение.
Элли сделала шаг в сторону.
- У тебя неплохо получается. Для мужчины. Нам с сестрой приходилось этим заниматься в детстве.
Он чуть не выронил кастрюлю, но виду не подал. Потом взял мокрую тарелку из ее рук.
- У вас не было посудомоечной машины? Где вы жили?
Элли посмотрела на него так, словно этот вопрос ее развеселил.
- Не в лесной глуши, если тебя это интересует. Мы жили здесь.., в Кирк-Нолле. У нас был фруктовый сад, и посудомоечная машина, и водопровод, - сказала она и протянула ему еще тарелку.
Фруктовый сад. Значит, Элли выросла в доме, построенном по индивидуальному проекту на большом участке земли. Значит, у семьи были деньги. Тогда почему она оказалась здесь?
- Мама никогда не мыла посуду из серебра и китайского фарфора в машине. Почти все дела по дому мы выполняли сами. И посуду мыли и вытирали все вместе.
- А чем занимался ваш отец?
- Он биржевой маклер. А мама - библиотекарь. После того как мы с сестрой покинули дом, они переехали в Нью-Йорк, где папа хотел попытать счастья на Уолл-стрит.
Итак, Элли выросла в обеспеченной семье. С матерью и отцом, которые были с детьми, пока те не выросли. Митч не знал такой семьи, а Элли другой себе и не представляла. Вот еще одна причина, чтобы убежать за тысячу миль отсюда.
Он поставил тарелки в буфет и повернулся к Элли.
- Ты часто видишься со своими? Она ответила не сразу. Тщательно вымыла тарелку, поставила ее в сушку.
- Я не видела их одиннадцать лет.
- Одиннадцать лет? - Он решил, что не расслышал.
- Да.
По тому, как она это сказала, Митч понял, что ей тяжело.
- Почему?
Она отвела глаза в сторону.
Митч подошел к ней, нежно приподнял ее за подбородок и посмотрел в глаза. Они были очень синие и.., печальные. По щеке катилась слезинка. Митч остро ощутил ее боль.
- Элли, прости, я не хотел...
Подушечками больших пальцев он погладил ее нежную кожу и почувствовал, как Элли напряглась.
- Почему? Что случилось? Он не хотел видеть ее несчастной. Не мог этого вынести.
Она медленно подняла лицо. В глазах были неуверенность и желание. И он перестал бороться с собой. Нежно сжимая ее в объятиях, Митч закрыл ее рот своим. От неожиданности Элли растерялась. Затем ее губы стали мягкими, тело расслабилось, и она ответила на поцелуй.
Митча будто обдало жаром. Он держал ее в руках, такую маленькую и нежную. Он чувствовал ее смущение и вдруг понял, что никогда в жизни так сильно не хотел поцеловать женщину.
- Ребята, вы долго собираетесь целоваться? Элли вырвалась из его рук, бросилась к раковине и начала скрести тарелку.
- Сэри! - только и сказала она.
А Митч смотрел на маленького чертенка, ожидавшего ответа, в полной растерянности. И наконец произнес:
- Что касается твоего вопроса, принцесса, то собирались долго. Но, к сожалению, часы уже пробили двенадцать.
Сэри внимательно смотрела на него своими серьезными карими глазами. Несколько секунд показались ему вечностью. Потом она широко улыбнулась.
- Хорошо, если вы сейчас целоваться не собираетесь, то, может быть, почитаешь мне сказку?
Митч услышал за спиной приглушенное покашливание.
- Да, солнышко, Митч с удовольствием почитает тебе сказку. Правда, Митч?
- Но посуда...
- Я почти закончила. Пожалуйста, иди. А ему так хотелось целовать ее. Но выбора не было.
- Хорошо, Элли, - сказал он и направился к двери. - Но я вернусь.
- Нет!.. То есть я хотела сказать, мне больше не нужна помощь.
- Но я собирался чинить посудомоечную машину.
- Да, конечно. Но при одном условии. - Голос у нее снова стал твердым и решительным.
- Каком?
- Потом платить за ремонт в мастерской будешь ты.
Почему она не сопротивлялась? Домывая посуду, Элли не переставала задавать себе этот вопрос. Почему?
Раз она позволила Митчу поцеловать ее, значит, она хотела этого. Она не сдержала обещание, данное самой себе, и уступила, когда он посмотрел на нее с таким участием.
Элли поймала себя на мысли, что сама хотела поцеловать его. А это недопустимо. Митч не из тех мужчин, что остаются и обзаводятся семьей.
Но он уже остался - на целый месяц, и с этим ничего нельзя поделать. Она даже не может попросить его уехать - он нужен им. Он доказал это сегодня, помогая ухаживать за Кингом.
Но и она, и ее дети тоже должны были остаться. Она могла бы найти дешевую квартиру и другую работу, но они нужны Кингу. Элли была в этом убеждена. Сейчас, как никогда, Кинг испытывал потребность в любви.
Так что придется держать Митча подальше от своей жизни, от жизни детей. И от сердец их всех.
Домыв посуду, Элли решительно направилась в гостиную протереть стол. Не удержалась и украдкой посмотрела на команду, расположившуюся у телевизора.
Рэйф растянулся на животе возле инвалидного кресла Кинга. В одной руке он держал мобильный телефон, а под другой уютно устроилась собака. Гэйб занял свое обычное место на кушетке. На этот раз он снял обувь, заметила она с удовольствием. Майкл сидел на большой черной подушке около Кинга, извиваясь и ерзая, словно червяк.
Сэри и Митча не было.
В этом была виновата она. Она ни за что не отпустила бы Сэри с Митчем, если бы сама не захотела от него избавиться.
Элли решительно направилась в спальню Кинга. Митч настоял, чтобы она с Сэри перебралась туда, а Кинг ночевал в комнате мальчиков, чтобы они, в случае необходимости, ухаживали за ним ночью.
Она заглянула через дверь. Ночник освещал гладко застеленную кровать Кинга, висящие на стене плакаты, матерчатого тигра и потрепанного медвежонка, которых Сэри положила на подушку. Не обнаружив здесь Митча с Сэри, она направилась в другую спальню.
- Ты должен говорить очень медленно. Так, они были здесь. Элли остановилась и прислушалась.
- Хорошо, а что я еще должен делать? Голос Митча звучал очень серьезно. Вряд ли Сэри могла вспомнить, чтобы отец обращался к ней с таким же вниманием.
- Когда будешь рассказывать про девочку, ты должен говорить как девочка, а когда про мальчика.., ну, сам знаешь, как тогда говорить. -Сэри хихикнула.
В комнате царил полумрак. Старая настольная лампа на поцарапанном столике освещала покрывало с русалками, лежавшее поперек кровати, и целую армию игрушек на каждой подушке.
Элли улыбнулась. Сэри была слишком маленькой, чтобы заправлять постель, но она сделала все, чтобы привести комнату в порядок. Она сделала это для Майкла и Рэйфа, которые должны были теперь здесь спать.
- Хорошо, мне кажется, я понял. Взгляд Элли остановился на Сэри. Скрестив ноги, та сидела на полу между Митчем и большим розовым кроликом. Мужчина и девочка сидели лицом к окну и не могли видеть, как подошла Элли.
- Теперь я должен рассказать это тебе? - спросил Митч.
- Да. - В голосе у Сэри чувствовалось нетерпеливое ожидание. Пожалуйста.
Элли понимала, что необходимо вмешаться, прервать эту идиллию немедленно, пока...
- Отлично, принцесса. В некотором царстве, в некотором государстве, это было давным-давно...
Неплохо, подумала Элли, именно так, как хотела Сэри.
- ..у мужчины и женщины был маленький прекрасный ребенок, и это была девочка.
Не так плохо для лыжного инструктора. Он выговаривал слова медленно, голосом "мальчика", как просила Сэри.
- Только не у мужчины и женщины, а у короля и королевы.
Элли насторожилась. Похоже, это будет сказка о Прекрасном Принце.
- Конечно, извини. У короля и королевы был ребеночек, девочка.
Элли не одобряла сказок, которые могли вызвать несбыточные мечтания у впечатлительных маленьких девочек.
- Они назвали ее Серафиной, - продолжал Митч.
Сэри хихикнула.
- Только не это, - прошептала Элли.
- Теперь постараюсь вспомнить, что было дальше. Король и королева устроили большой праздник, на который пришли местные феи и принесли Серафине в подарок игрушки, кукол, шоколадки, разные наряды. Пожаловали двенадцать фей, а тринадцатую не пригласили, так как для нее не хватило посуды.
- Нет! - Элли ворвалась в комнату. - Сейчас же остановись.
- Мамочка, Митч рассказывает мне "Спящую красавицу".
- Нет, он не будет это делать. Ты знаешь наш уговор. Никаких сказок, никаких чудесный историй.
И тут она поняла, что совершила ошибку. Темные глаза Сэри наполнились слезами, а Митч укоризненно посмотрел на нее.
Ей стало жаль свою дочь. Но она хотела как лучше! Никаких историй о маленьких девочках, с которыми случилось чудо. Они должны сами заботиться о себе.
- Сэри, мне хотелось бы, чтобы ты... - Элли вовремя остановилась. Она не могла слишком многого требовать от маленькой девочки. Как могла четырехлетняя малышка понять, что мамане желала больше иметь дело с безответственными мужчинами? Никаких Прекрасных Принцев. История про мышку - вот что ей нужно. Пусть Митч почитает ей про милого, смышленого, не по годам развитого грызуна.
Она порылась на книжной полке, нашла нужную книжку и протянула ее Митчу.
- Вот, почитай ей это. А потом спать. И помни... - Элли погрозила ему пальцем, - никаких чудесных сказок!
Она повернулась и выбежала из комнаты.

***

Элли положила на кухонный стол тетрадь и включила бра.
Теперь ей нужна ручка. Она встала на колени и достала ручку из потрепанного рюкзака Рэйфа. Он теперь ученик начальной школы, и ему пришлось купить новый, хотя скопить на это деньги было нелегко.
Элли вздохнула и села на табуретку. Она до сих пор не могла поверить, что сама стала взрослой. По тому, как она вела себя с Митчем, этого не скажешь.
Стараясь об этом не думать, она устроилась поудобнее и открыла свои записи. Анатомия и физиология П. Интенсивный курс. Попыталась сосредоточиться и прочитала первый абзац.
Как ей защитить детей от Митча? Он казался таким милым и обаятельным.
Перечитала еще раз.
Впрочем, особенно беспокоиться не о чем. Гэйб огрызался почти на каждое слово Митча, Рэйф только и делал, что ждал Звонка от своего папы, Митча он просто не замечал. Майкл, правда, относился с доверием к любому мужчине, находящемуся в пределах досягаемости.
Она беспокоилась о Сэри.
Проклятие! Она перечитывает текст уже в третий раз и не понимает ни слова.
Элли закрыла тетрадь, положила подбородок на ладони и стала думать о дочери.
Она довела Сэри до слез. Ничего страшного - без этого не обойтись, когда приходится объяснять очевидные вещи.
Потянувшись через стойку, она выдернула из коробки лист бледно-розовой упаковочной бумаги, сложила его пополам, сделала складки гармошкой и перевязала посередине желтым жгутиком. Нет, мужчинам с веселыми искорками в глазах доверять нельзя, они раздают фальшивые обещания.
Ее пальцы двигались автоматически, надрывая края сложенной гофрированной бумаги и делая их неровными и похожими на перышки.
Она не хотела причинять боль Сэри или мальчикам - никогда. Они еще такие маленькие. Но как иначе они узнают, что не все в жизни имеет счастливый конец?
Она растрепала цветок, и он стал похож на гвоздику. Элли держала детей в строгости, но они знают - мама любит их и всегда будет рядом с ними.
Она успокоилась и глубоко вздохнула. Цветок отдаст Сэри, когда будет укладывать ее спать. Но прежде чем поцелует дочку и пожелает ей спокойной ночи, она напомнит, что Митч живет в Колорадо. И как только Кингу станет лучше, он уедет.
Да и самой себе не мешает об этом напомнить.
Вряд ли получится сегодня позаниматься. Элли встала из-за стола, достала переполненную корзину с одеждой и другими вещами, требующими починки, а также коробку с нитками и иголками из нижнего ящика буфета. У голубой рубашки, лежавшей сверху, один рукав был почти оторван во время драки. Она не могла вспомнить, кто ее носил, но Гэйбу она была явно мала.
Элли вдела нитку в иголку, сунула палец в наперсток и уютно устроилась в свете лампы, чтобы зашить рубашку в очередной раз.
- Кажется, ты хотела позаниматься? Элли вздрогнула. Митч появился так неожиданно, что она испугалась.
- Я хотела извиниться за то, что не сдержалась, когда ты читал Сэри сказку, - сказала она, не отрывая глаз от работы.
- Ты мать, тебе виднее, как надо поступать, - ответил он.
- Не помню, чтобы я была такой сварливой.
Ее вовсе не заботило, что он о ней подумает.
- Пока их папа не уехал?
Элли резко подняла голову. Разве она говорила ему об этом? Попыталась вспомнить, что ему рассказывала, и не смогла.
Митч подошел к раковине, открыл кран и наполнил кофейник.
- Ты, наверное, часто рассказывала им сказки. У тебя же мама работала в библиотеке.
Он запомнил все, что она о себе поведала. Конечно, мать читала им с сестрой много сказок.
- Больше не рассказываю, - ответила Элли.
- Кинг сказал, твой муж играл на трубе. Кинг тоже когда-то играл. Ты знаешь об этом?
- Бывший муж, - поправила она.
- Извини, - смутился Митч. - Сказал не подумав.
Элли удивленно посмотрела на него. В тусклом свете лампы был виден только его силуэт. Митч что-то искал в буфете. Он выглядел здесь чужим, пришедшим откуда-то издалека. Его мощная фигура не вписывалась в обстановку.
Она отвела взгляд и сосредоточилась на шитье, стараясь приглушить воспоминания о его поцелуе. Она слышала, как он положил кофе в фильтр и поставил банку обратно в буфет.
- Хочешь поговорить об этом, Элли?
- Нет. - Не отрывая глаз от работы, она прислушивалась к шуму кофеварки.
Она была совершенно спокойна. Может быть, потому, что Митч стоял по другую сторону кухонной стойки, она чувствовала себя защищенной в этом маленьком островке света.
Прошел уже целый год, как ушел Петер, и Митч первый заговорил об этом. Неожиданно для себя Элли стала рассказывать:
- Мои мама и папа были такими разными. Мама любила помечтать и нас учила этому. Папа всегда нас поучал. Я хотела поступить в колледж в другом городе, чтобы уехать из дома и избавиться от его нравоучений, но он настоял, чтобы я осталась.
Она остановилась, почувствовав запах кофе, и стала наблюдать за Митчем, который с двумя кружками в руках приближался к ней.
- Тогда я и встретила Петера. Петер Анджело - так он называл себя на сцене. Он был блондином. Друзья восхищались им. Отец же называл его "слизняком с серебряным языком", который мог очаровать и подчинить себе кого угодно.
Элли замолчала и перестала штопать.
Митч поставил кружки на стойку, налил кофе и, внимательно глядя на Элли, направился к ней.
Она затаила дыхание и снова склонилась над работой. Завязала узел, отрезала нитку, удерживая себя, чтобы не сорваться с места и не убежать, когда Митч подойдет ближе. Она старалась не смотреть на него.
- Итак, твоя мама победила, и вы устроили пышную свадьбу в большой церкви. - Он старался продолжить беседу, спокойно облокотившись о стойку.
Элли перебирала пуговицы в коробке, подыскивая подходящую для рубашки.
- Нет, - возразила она, глубоко вздохнув. -Петер уговорил меня сбежать за неделю до начала занятий в Вашингтонском университете.
Наступила долгая пауза.
- Похоже, ты очень сильно его любила. Голос Митча прозвучал откуда-то издалека. Должно быть, он отошел от нее. Элли подняла глаза.
- Все было как в сказке. Я поверила в нес. Зачем она говорит ему это? Она даже детям запрещала верить в чудеса.
- Петер не просто играл на трубе, он был талантлив. Но нам не на что было жить. Пришлось заложить вещи, чтобы прокормиться. У нас не было даже собственной лачуги, которую можно было бы назвать домом.
- Но у вас были "Ангелы".
Элли вздрогнула. Откуда он знает? Хотя конечно, Сэри проболталась.
Элли вдруг поняла, что заговорила об этом, чтобы Митч понял, почему в се жизни больше нет места для мужчины.
- "Ангелы" появились потом, сначала была романтика. Никаких запретов, путешествия, гуляния до ночи, восторг от аплодисментов.
Она нашла наконец пуговицу и стала пришивать ее к рубашке.
- Потом я забеременела, а Петер стал похожим на отца. Ему не нужна была семья, он хотел оставаться свободным, жаждал славы. На детей он смотрел как на обузу.
Элли разгладила рукой рубашку и продолжила:
- Когда Гэйб родился, мне показалось, что Петер изменился. Он сам придумал ему имя, стал вести разговоры о том, что будет учить его музыке, когда тот подрастет. Впрочем, каждого следующего ребенка он по-своему любил. Занимался с ними музыкой, учил их петь гаммы.
Она сложила рубашку и переложила на соседнюю табуретку, потом достала из корзины джинсы.
- Мы постоянно переезжали. Из-за этого много ссорились. Я умоляла его осесть на одном месте, но его интересовали только концерты и гастроли. Он стал уезжать все чаще, надолго оставляя нас одних. В прошлом году он настоял, чтобы мы переехали в Бостон. Он сказал мне, что "Петер Анджело и его четыре Ангела" приглашены на прослушивание. Сэри тогда едва исполнилось три года!
Элли пыталась отпороть молнию от джинсов.
- Мы снова поругались, когда он потащил детей на прослушивание.
Она дергала ткань, но застежка не поддавалась. Элли отложила брюки в сторону.
- Их не приняли. А на следующее утро он пропал. Вместе с нашим старым фургоном.
Митч молча ходил вдоль стойки. Элли очень захотелось уйти. Потом он подошел к стулу, присел и отхлебнул кофе.
- А родителям ты позвонить не могла, потому что они отказались от тебя.
В голосе Митча отсутствовал сарказм, но ей было все равно. История с Петером была похожа на мелодраму, и в том ее вина. Она слишком долго пыталась верить, что он изменится.
- Не совсем. После того как мы сбежали, папа... - голос у нее срывался, - не хотел больше меня видеть. Но мама не теряла меня из виду, звонила, мы переписывались. Иногда она посылала деньги, вещи для детей. Но я бы никогда не попросила ее о помощи. Сама во всем была виновата.
Элли снова взялась за молнию.
- Ваш выход, Король, сцена свободна. На этот раз в голосе у Митча появился цинизм. Правда, к ней это не имело отношения. Что-то произошло между Митчем и его отцом. По-видимому, очень давно. Но что бы там ни было, Митч должен узнать, каким стал его отец сейчас.
Он встал со стула, и пульс у нее забился в бешеном темпе.
- Твой отец тогда тоже был в Брэнсоне на прослушивании с молодежной группой, которой руководил. В перерывах между выступлениями мы познакомились.
Митч подошел ближе, свет лампы падал на него. И она не чувствовала себя больше защищенной. Ей показалось, что она падает с крыши небоскреба.
- Он помог нам не из жалости. Он вел себя как истинный джентльмен.
Митч протянул руку и коснулся ее руки. Элли лихорадочно схватила джинсы и замерла, не поднимая на него взгляда.
- Он помог мне справиться с проблемой самостоятельно.
Митч подошел к ней слишком близко и внимательно посмотрел на нее. Потом взял из ее рук джинсы и стал рассматривать молнию. Она облегченно вздохнула: вовсе он не собирается ее целовать. Митч потянул за нитку, и молния легко отделилась от ткани.
- Кинг всегда готов помочь хорошеньким женщинам. Ты прелестная женщина, Элли.
Его темные глаза поймали ее взгляд, и ей стало тепло и спокойно. Митч положил джинсы на стол.
- Ты была права: только такой человек, как я, подумал бы о вас с отцом то, что я подумал. Я очень похож на своего отца, Элли: мы оба не любим связывать себя обязательствами. Но если бы я был на его месте в тот день, то отдал бы все, лишь бы ты осталась со мной.
Митч подошел к ней, нежно взял ее за руку и стал снимать наперсток. Их взгляды встретились, и он помог ей встать со стула.
- Я тоже не верю в волшебные сказки, Элли. И не помню, сколько лет прошло между уколом веретена и поцелуем.
Глава 4
Элли едва сдерживала дыхание. Прикосновение теплых рук Митча обдало ее жаром, проникая в каждую клеточку и обволакивая. Она машинально протянула руку, чтобы забрать свой серебряный наперсток, и встретилась со взглядом Митча. Его глаза, темные и глубокие, разожгли в ней желание.
Она еще надеялась найти на его лице ироническую ухмылку, которая остановила бы се, но в глазах Митча отражалось ее собственное желание. Тогда она подняла руку и дотронулась до его рубашки. Под кончиками пальцев билось его сердце.
Элли почувствовала дрожь во всем теле. В висках пульсировала кровь, когда она гладила его шею, мягкие волосы. Митч прижал ее к себе, и она, затрепетав, встала на цыпочки навстречу его поцелую.
Губы их встретились, и она ответила на его поцелуй, почувствовав вкус кофе, аромат гор и солнца. Митч крепко держал ее в объятиях.
Элли понимала, что не должна была этого делать, но ее тянуло к этому человеку. Никогда в жизни с ней такого не было.
Митч крепко держал ее за талию, заставляя чувствовать каждый сантиметр его тела. Поцелуй затянулся, но насыщение не приходило. Вот сейчас она растает, или вспыхнет, такой жар се охватил, или поднимется и улетит, если...
И вдруг где-то рядом словно зазвенел колокольчик. И сразу затих. Но этого оказалось достаточно.
Элли словно парализовало. Оставаясь в его объятиях, она сделалась безучастной.
От неожиданности Митч уронил наперсток.
- Элли.
Она отошла от него, и он не попытался ее удержать. Наклонилась, подняла наперсток, надела его на палец.
- Знаешь, Митч, я не должна забывать, что у меня четверо детей. И я несу за них ответственность. А наперсток?.. Он защищает от боли.
- Элли, я...
- Мне нужно уложить детей спать. А тебе позаботиться об отце.
Митч был разочарован и вопросительно посмотрел на нее.
- Не надо, Элли...
- Мы оба знаем, Митч, что не следует верить в сказки. Пора вернуться в реальную жизнь, - сказала она и, схватив заштопанную одежду, направилась к детям.
- Завтрак! - Митч разложил яичницу болтунью на пять тарелок, расставленных на стойке.
Свободный рукой Рэйф взял вилку и ткнул ее в желтый холмик. Другая рука сжимала мобильный телефон.
Митч вздрогнул. Выражение лица у Рэйфа было такое, словно он положил ему на тарелку разрезанную лягушку.
На соседнем стуле Сэри уплетала четвертый кусочек бекона и, закончив, облизала пальчики.
Слава богу, подумал Митч, угодил. Бекон Ее Высочеству понравился.
- Не хочу завтракать, - крикнул Гэйб из коридора.
Митч заскрежетал зубами. Каждое утро одно и то же.
- Ты должен позавтракать. Мозгу нужно питание, - ответил он, взял вилку и стал раскладывать тунец на кусочки хлеба.
- Мне надоели яйца, - капризничал Рэйф. -Не люблю тунца.
- Рэйф любит ореховое масло и джем, - вмешалась Сэри.
- Ореховое масло и джем каждый день? -Митч достал еще хлеба. Из ванной раздался шум воды.
- Митч, Майкл уже встал?
Услышав голос Элли, он представил себе, как она выходит из душа, вытирается полотенцем, натягивает на себя бесформенную юбку и безразмерный свитер - одежду, скрывающую се соблазнительную фигуру, проводит гребнем по шелковым волосам и стремительно вылетает из ванной, чтобы решить полдюжины проблем в один момент.
Внезапно он рассердился. Тоже мне супер-мама!
Митч достал из буфета ореховое масло и набросился на Майкла:
- Немедленно вставай! Оторви свой зад от стула! Автобус через десять минут.
Почти две недели Митч жил в доме отца с семьей Элли. Этого было более чем достаточно. Но он никак не мог забыть тот вечер на кухне, поцелуй Элли, ее нежность и теплоту. Так хотелось, чтобы это повторилось. Нет, нельзя поддаваться чувствам. Для начала пора убираться из кухни. В это время Гэйб подошел к столу, положил на салфетку тост, а сверху яичницу.
Митч сделал вид, что не заметил.
- В ванной течет кран. Сильно. - В голосе у Гэйба звучал вызов.
Сначала посудомоечная машина, потом выключатель в спальне, теперь кран? Дом словно разваливался на глазах. Впрочем, Кинг никогда не занимался хозяйством.
- Я посмотрю, что можно сделать, пока с Кингом будет миссис Гивенс.
Кинг явно сдавал. Он неважно себя чувствовал, плохо ел, с каждым днем таял на глазах. А главное, был ко всему безразличен.
Митч тяжело вздохнул. Он очень надеялся на помощь врача-консультанта, а также сиделки, Харриет Гивенс, которую нанял.
- Митч, поторопи Майкла, - услышал он голос Элли.
И все же самой большой проблемой в этом доме была Элли. Он не мог не думать о ней.
- Майкл, давай поднимайся, - строго произнес он, намазывая кусок хлеба толстым слоем джема.
В кухню вошла Элли.
- Ребята, собирайтесь быстрее.
Митч резко выпрямился и схватился рукой за голову. Будь проклят этот дурацкий старый буфет!
С каждым днем Элли нравилась ему все больше и больше. Нежные завитки волос обрамляли ее лицо, темные круги под глазами становились меньше. Даже в неказистой одежде эта женщина была привлекательной. И буфет здесь ни при чем.
Элли посмотрела на него и сразу отвела взгляд в сторону. Так было всегда, когда они оказывались вместе.
- Доедай яичницу, Рэйф. Сэри, собери свои вещи, через пять минут выходим. Митч, твой отец еще спит, я не стала его будить. Лекарства на ночном столике. Проследи, чтобы он принял их.
Она откусила маленький кусочек тоста.
- И еще: в десять придут три мамы, которые хотят взять напрокат музыкальные инструменты для своих детей. Не забудь открыть магазин. Хорошо?
Да, еще магазин. Он откроет его, как только починит кран и отнесет в прачечную белье за всю неделю. И как она со всем этим справляется?
- Не забуду, Элли. - Она выглядела такой озабоченной и.., соблазнительной.
- Хорошо. - Элли снова отвела от него взгляд. - Майкл! Ты готов? Боже мой...
Майкл стоял в дверном проеме, протирая глаза. На лице сияла беззубая улыбка. За ним шла Бубба Сью, помахивая хвостом.
- Я уже встал, мам.
В кухню вошел Гэйб. Незавязанные шнурки волочились по полу.
- Школьный автобус уже приехал, - сказал он, взял пакет с ланчем и исчез. Рэйф последовал за ним.
- Рэйф, ты забыл свой ланч! - Митч бросил ему вслед коричневый пакет.
- Митч, тебе придется отвести Майкла в школу, когда он соберется. Сэри, пошли. - Элли взяла сумку с книгами и направилась к двери.
- Пожалуйста, не забудь починить мой кукольный домик, - произнесла Сэри, кидаясь за матерью.
Митч достал из печи сэндвич с яйцами и протянул Элли. Еще две недели назад он понял, что у нее нет времени позаботиться о себе.
Элли удивленно посмотрела на него.
- Не испачкай машину, - проворчал Митч. Она взглянула ему прямо в глаза.
- Приду домой сразу после экзамена. И приготовлю ланч.
Когда за ней закрылась дверь, он услышал голос Майкла:
- Хочу есть.
Митч обернулся как раз в тот момент, когда Майкл сажал маленького черного терьера на стул. Потом сел на соседний стул и принялся за яичницу, от которой отказался Рэйф. Собака потянулась и схватила кусок яичницы с тарелки.
- Эй! Собаку на пол. Сейчас положу свежую яичницу, - сказал Митч и попытался забрать тарелку. Но Майкл не согласился.
- Все в порядке. Бубба Сью - наша няня. Кроме того, я люблю холодные яйца, бутерброды, вообще холодную пищу. Только шоколадное молоко люблю горячее, - сказал Майкл и протянул Буббе Сью кусок яичницы. - И еще я люблю мороженое.
Митч обошел вокруг стола и ссадил собаку на пол.
- Няни с мокрыми носами едят на полу. Пусть доедает эти яйца, я приготовлю тебе еще.
- Я могу доесть и эти. - Майкл набил рот яичницей. - Я знаю защиту от блох.
- Защиту от блох? Майкл вытер рот рукавом.
- Протяни руку.
Митч поставил тарелку и выполнил просьбу ребенка.
Указательным пальцем Майкл начал водить по предплечью Митча.
- Круг и круг. Точка, точка. Теперь и у тебя есть защита от блошек. То есть ты не сможешь подцепить что-нибудь от Буббы Сью. А еще это помогает от девчонок.
Митч почесал руку.
- Спасибо, это именно то, что мне нужно. Если бы этот ребенок мог сделать прививку против маленькой, дразнящей, соблазнительной мамы четверых детей, Митч был бы просто счастлив. А пока с каждым днем почва все больше и больше уходила у него из-под ног.
Зазвонил дверной звонок.
- Миссис Гивенс! - Майкл спрыгнул со стула, Бубба Сью бросилась за ним. - Миссис Гивенс, я так рад...
- Что вы делаете дома, молодой человек? -Высокая седая женщина приложила руку ко лбу Майкла. - Так, температуры нет. Мальчик должен быть в школе, мистер Коул. Идите собирайтесь.
Она улыбнулась и шутливо шлепнула Майкла.
- Хорошо, - согласился мальчик и вместе с собакой выбежал из комнаты. Потом вернулся и сказал:
- Мне нужно два доллара на экскурсию за город.
- Ты их получишь. - Митч повернулся к миссис Гивенс, застенчиво пожимая плечами.
- Мистер Коул, ваш отец выглядит не так хорошо, как мне бы хотелось.
- Я знаю. Ему придется возвращаться в больницу?
- Эй! - Майкл вбежал в комнату, натягивая футболку через голову. Совсем забыл. Мне нужно три дюжины домашнего печенья.
- Когда?
- Сегодня. Митч застонал.
- В кондитерской Кирк-Нолла продают отличную выпечку, мистер Коул. Что же касается вашего отца, то ему нужно больше внимания. Вы и Элли должны заниматься с ним по крайней мере три раза в день.
Три раза? Да где же Элли возьмет столько времени?
Зазвонил телефон.
- Я вижу, вы заняты, мистер Коул. Поговорю с вами, когда закончу утреннюю терапию Кинга.
Бормоча себе под нос, Митч побрел на кухню.
- Майкл, что ты делаешь? Майкл положил телефон на стол.
- Какая-то женщина хочет прийти в магазин пораньше.
- Ты сказал ей, что магазин открывается в десять?
- Да, но я сказал, что она может прийти пораньше и позвонить в дверной звонок.
- Ма-айкл!..
Митч схватился за голову. Он прекрасно справлялся с детьми на лыжных склонах, но заботиться о четырех детях Элли - это далеко не то же самое, что учить двадцать детей кататься на лыжах. Лыжные занятия длились всего один час!
- Быстро собирайся и отправляйся в школу, хорошо?
- Хорошо. Пожалуй, надену свитер с черепашками-ниндзя, хотя может быть...
Майкл вышел из комнаты. Митч с трудом себя сдерживал. Стараясь успокоиться, он собрал грязную посуду и сложил ее в раковину.
Ему было ясно, как он влип. Ему вдруг стало жарко, и он вытер лоб рукавом, прислонился к столу и услышал, как что-то прошелестело по полу. Наклонился, поднял три бумажных цветка, брошюру и несколько листочков бумаги.
Бумажные цветы разного размера валялись по всему дому. Он швырнул их в корзину для мусора. А что это за брошюра?
Расписание летней сессии Объединенного колледжа.
Так. Он расправил смятые листки бумаги и сложил их по порядку. Элли собиралась в летнюю школу, вспомнилось ему, но, видимо, отказалась от этой идеи, чтобы остаться дома с Кингом. Нет, это не дело. Образование дало бы ей и детям независимость.
Митч посмотрел в окно и задумался. Элли не должна брать на себя так много обязанностей, ломать свою жизнь из-за Кинга. Он достал из ящика стола скотч и склеил разрозненные листки бумаги. Затем сложил их и засунул в карман рубашки.
Потом посмотрел на календарь: еще две недели. Элли отметила красным карандашом день, когда Кинга нужно показать врачу.
Митч глубоко вздохнул, покачал головой. Удивительная женщина. Надо с ней серьезно поговорить. Сразу же, как только она вернется домой.
Элли спускалась по лестнице вместе с Митчем, стараясь держаться подальше от него. В магазине у кассы стоял Робин и объяснял покупателям условия распродажи. Робин студент, работает неполный день за небольшую плату.
Слава богу, ей не придется оставаться в магазине один на один с Митчем.
Элли оглянулась и посмотрела на него.
- Инструменты в ящике в чулане. Надеюсь, тебе удастся починить кран в ванной.
- Элли, нам нужно поговорить.
Ну уж нет. Последний разговор, начатый таким тоном, кончился поцелуем. Бесстыдным. Чудесным. Больше это не повторится.
- Сейчас некогда. Нет времени.
И не будет.
Каким-то чудом ей удавалось не оставаться с Митчем наедине. После того поцелуя. Хотя это мало что меняло. В обществе других людей, особенно детей, с ним было не легче. Он был так нежен с Сэри и Рэйфом. Так терпелив с Майклом. Так благосклонен, когда Гэйб огрызался.
Она постоянно чувствовала его присутствие и ловила себя на мысли о том, что не прочь, чтобы Митч был всегда рядом. С трудом представляла себе, как выдержит оставшиеся две недели.
- Торговля была хорошей, миссис Сандер. -Робин закрыл кассу. Спасибо, Роб, можешь идти.
- Хорошо. Несколько арендованных инструментов вернули сегодня утром. Но я не успел разложить их по полкам. И еще привезли какие-то коробки.
Элли оглянулась. Митч уже принялся за работу, поднял самую большую коробку и взвалил ее на плечи.
- Элли, куда прикажешь своему рабу отнести это?
- Отнеси на склад.
Митч усмехнулся и исчез за дверью.
Элли проводила Робина и стала пересчитывать оставшиеся коробки. Еще четыре, и Митч уйдет наверх чинить кран. Еще четыре, и она сможет расслабиться.
Митч снова появился в дверях.
- На складе все вверх дном. Хочешь показать мне, куда это положить?
Нет, она не хочет. Вздыхая, Элли пошла за ним. Инструменты были разбросаны по полу. Митч стал раскладывать их по полкам.
- Надеюсь, порядок не изменился с тех пор, как я здесь работал. Я правильно укладываю?
- Все нормально, - одобрила Элли. Митч поднял коробку с тубами и положил на верхнюю полку около двери.
- Когда Уба прячет тубу, - пропел он, проходя мимо нее и усмехаясь.
В такой маленькой комнатке рядом с Митчем она чувствовала себя в опасности.
- Положи коробки вон там, когда закончишь, - сказала она и направилась к двери.
Но Митч загородил выход и прежде, чем она осознала, что происходит, наклонился и обнял ее за шею.
Ее охватила дрожь.
- Митч, если ты не оставишь меня в покое, - Хорошо, хорошо, извини. Усмехнувшись, он отошел в сторону. - Элли, нам нужно поговорить. Об этом.
Митч серьезно посмотрел на нес, достал из кармана сложенные листы бумаги и протянул ей.
Это было расписание занятий на следующий семестр. Элли думала, что выбросила его.
- Больше не понадобится. За Кингом нужно ухаживать до его выздоровления, - сказала она и направилась к двери.
Митч остановил се.
- Тебе нельзя бросать учебу. Я могу нанять кого-нибудь.
Нет, ему не удастся заманить ее в ловушку. Гордо подняв подбородок, она серьезно посмотрела на него.
Митч не шелохнулся.
- Не сдвинусь с места, пока ты не пообещаешь, что продолжишь учебу в следующем семестре.
Необходимо выбраться отсюда, убежать от его запаха, от тепла, исходящего от него. От своего собственного желания подойти к нему ближе.
- Кингу нужен кто-то, кто беспокоится о нем. - Она видела, как в его глазах промелькнуло чувство вины. Это было то, что ей нужно. - Разреши, пожалуйста, пройти.
Поколебавшись, Митч отошел в сторону.
- Ты очень решительная женщина, Элли Сандер.
- Никогда не забывай об этом.
Она проскользнула мимо и встала подальше от него.
Петер называл ее упрямой. Она замечала это за собой, но только по отношению к близким ей людям.
Элли попыталась подсчитать утреннюю выручку по чекам, но руки все еще дрожали. Ей мешал Митч, который переносил коробки на склад, раздражало шарканье его ног. Хоть бы он поднялся наверх в квартиру! Подальше от нее.
- Я все сделал, Элли, - доложил он. - А где инструменты?
- На полке.., около двери.
- Здесь их нет.
Элли выдохнула, собралась с духом. Она покажет ему, где инструменты, но не позволит снова заманить ее в ловушку. Инструментов на месте не оказалось.
- Уверена, что положила их прямо... Элли не успела договорить и услышала, как Митч захлопнул дверь.
- Что ты делаешь? Митч, не начинай все снова. А если кто-нибудь войдет в магазин.
- Мы услышим, как зазвенят колокольчики. -Он взял ее за подбородок и легонько запрокинул голову. Их лица оказались рядом.
Элли растерялась. Она даже не успела увернуться, оказать сопротивление. Митч внимательно смотрел на нее. Губы у него были плотно сжаты.
- Элли, послушай меня: ты слишком много взвалила на себя. Ночью занимаешься, утром сдаешь экзамены, присматриваешь за Кингом... - Продолжая ее отчитывать, Митч внимательно смотрел на ее губы. Нет, этого не должно случиться!
- Митч, пожалуйста... Митч продолжал:
- Ты управляешь магазином, заботишься о детях и, черт возьми, выглядишь настолько соблазнительной, что мужчина не может устоять.
Она попыталась возразить, но он приложил палец к ее губам. Элли почувствовала, как ее охватила дрожь.
- Ты замучилась, похудела, у тебя круги под глазами... - Митч рассматривал ее лицо. -В этом доме не только Кинг нуждается в заботе.
Забота и искреннее участие в его взгляде вызвали у Элли волну раскаяния. Митч был прав: да, ей нужен мужчина, который бы помогал, заботился о ней, крепко сжимал в объятиях, когда ей больно или тяжело, занимался бы с ней любовью.
Но Митч не был таким мужчиной.
- - Элли, ты должна больше заботиться о себе...
Она уперлась рукой в его грудь. Чтобы не прижаться к нему нечаянно.
- Я прекрасно знаю, что делаю.
- Нет, Элли, я имею в виду... Она отстранилась от него, чтобы скрыть, как сильно ее к нему тянуло.
- Ты много на себя берешь, Митч, объясняя, как я должна жить. А сам ждешь не дождешься, когда вернешься в Колорадо!
Наступила тишина. Митч отошел в сторону, открыл дверь. Потом достал инструменты с верхней полки.
Элли поняла, что обидела его.
- Ты права, Элли. Человек должен делать то, что умеет.
Глава 5
Митч устало поднимался по лестнице. Он чувствовал себя стариком. Инструменты казались очень тяжелыми.
Очутившись в кухне, он наполнил кофеварку водой и поставил на плиту.
Стоило бы отнести чашку кофе Элли, но он боялся вызвать у нее раздражение. Не очень-то у него получалось найти подход к ней. Так что ее реакция на него вполне объяснима. Он сам виноват.
Из комнаты донесся звук работающего телевизора. Митч заглянул туда и увидел, что Майкл и Рэйф уже вернулись из школы. Если Майкл обнаружит, что Митч здесь, он захочет помочь ему починить кран, будет задавать миллион вопросов. Митч этого вовсе не хотел.
Он лихорадочно пытался сориентироваться в обстановке. Гэйб еще не вернулся с бейсбольной тренировки. Сэри спокойно играла в спальне Кинга с кукольным домиком. Она не знает, что Митч вернулся, иначе была бы уже здесь, а он не смог бы придумать новую сказку для нее.
Его голова была забита мыслями об Элли. Настроение было отвратительное, и он ничего не мог с этим поделать. Слава богу, что Кинг в это время ни в чем не нуждается. Сделаны все послеобеденные процедуры, и он будет отдыхать до ужина.
К сожалению, Кинг не слишком был настроен беседовать с ним. В последний раз они разговаривали о том, что в доме нужно починить.
"Твоя мама часто составляла списки", пробормотал Кинг.
Митч вспомнил, как отец подшучивал над мамой по поводу этих списков, поддразнивал ее, когда бывал дома. Заставлял ее смеяться. Делал ее счастливой. Митч забыл много хорошего из того, что было в те далекие годы.
Но мысли об Элли не покидали его. Он представлял себе, как она ходит внизу, в магазине, прислушивался. Плохо дело, подумал он и решил отвлечь себя работой. Взял сумку с инструментами и направился в ванную.
Когда он шел по коридору, ему показалось, что он услышал музыку. Словно кто-то импровизировал на синтезаторе. Дверь в спальню была приоткрыта. Он подошел и заглянул туда.
В дальнем углу, ссутулившись, за электронной клавиатурой сидел Гэйб. Его пальцы ласково нажимали на клавиши. Митч узнал старую песню "Битлз".
Но самое удивительное было в том, что Гэйб играл на старом инструменте Митча! Кинг сохранил его. Это очень обрадовало Митча.
Ребенок играл совсем неплохо. Сколько же ему лет? Десять? Должно быть, играть его научил Кинг. У Гэйба определенно есть талант. И похоже, это занятие ему нравится.
Все это показалось Митчу забавным. Он тоже когда-то, в этой комнате, выражал свои юношеские переживания через музыку. Так же, как Гэйб.
Внезапно музыка оборвалась. Гэйб встал, резко отодвинул скамейку.
- Эй, тебе не нужно останавливаться, ты здорово играешь. - Но Гэйб, взглянув на Митча, пробежал мимо и пулей вылетел из комнаты.
На душе у Митча стало еще чернее. Нет никакого смысла догонять мальчика - Гэйб не хотел общаться с ним. Это было ясно с самого начала. Кроме того, переходный возраст. Митч хорошо помнил, каким несговорчивым в эти годы был он сам. Но Гэйб никогда не поверит, что Митч его понимает.
Он положил инструменты на кровать, чтобы поправить скамейку. Потом сел на нее и посмотрел на клавиши. И.., начал играть. Мелодия вспоминалась с трудом, но скоро дело наладилось.
Сколько раз он пытался преодолеть сомнения, страх и печаль? И не думал, что воспоминания принесут такую боль.
Неожиданно он заметил, что в дверь заглядывает Гэйб.
Значит, ребенок вернулся, услышав музыку. Продолжая играть, Митч сказал:
- Когда мне подарили этот инструмент, он считался лучшим.
- Тебе подарили? Он принадлежит Кингу.
- У Кинга было много инструментов, но этот - мой. На нем есть мои инициалы.
- Нет.
- Подойди и убедись сам.
Митч начал импровизировать.
Гэйб медленно, шаркая ногами, вернулся в комнату. Потом подошел ближе и увидел над плечом Митча серебряную монограмму.
Митч провел пальцем по буквам.
- MJK. Митчел Джеймс Коул. Это я.
- Но если это твое, почему оно здесь? - Гэйб требовал ответа.
Не мог же Митч сказать ему, что убежал из дома. Тогда ему было семнадцать. Но строптивому десятилетнему мальчику этого знать не обязательно. Чтобы не подавать дурного примера.
- Мне было некогда его забрать. Из-за работы, - ответил Митч, продолжая играть. В комнату ворвался Майкл.
- Эй! Кто играет? - выпалил он и осекся. -Я думал, это ты, Гэйб. Посмотри, Рэйф, это Митч!
Митч поднял глаза и увидел Рэйфа. В руках у него, как всегда, был телефон, а у ног сидела, стуча хвостом, Бубба Сью.
И он совсем не удивился, когда показалась Сэри. Она проскользнула мимо Рэйфа, подошла к Митчу и улыбнулась ему. У него на душе полегчало.
Митч заиграл песню, которую они могли знать. Сэри сразу же стала подпевать.
Гэйб презрительно усмехнулся:
- Это песенка для девчонок.
Сэри хлопнула в ладоши и продолжала петь. Майкл присоединился. Даже Рэйф подошел поближе.
Как заинтересовать Гэйба? Митч предложил другую песню, но Гэйб скривился и закачал головой.
- Тогда скажи, что тебе нравится, - предложил Митч.
- "Желтая субмарина".
Митч попробовал сыграть, но у него не получилось.
- Ты даже не знаешь ее. Подвинься, я тебе покажу.
Не успел Митч подняться, как Гэйб устроился на скамейке и стал играть. Майкл с Сэри запели.
- Да вы, ребята, хорошо поете. - Митч подошел и взял пару басовых аккордов. Он испугался, что Гэйб снова сбежит.
Но Гэйб внимательно посмотрел на него и сказал:
- Клево!
Митчу только это и нужно было. Он стал подыгрывать Гэйбу. А Рэйф положил телефон на стол, достал карандаши из коробки и принялся отбивать ритм. Майкл продолжал подпевать.
В целом получилось очень здорово.
- Ребята, да у вас талант! Сэри просияла.
- Мы можем исполнить "Hey Jude". Гэйб, сыграй "Неу Jude"!
- Прекрати играть, Гэйб!
В комнате стало совсем тихо. Митч с детьми виновато смотрели на рассерженную маму.
Элли решительно прошла по комнате. Вид у нее был сердитый - и испуганный.
- Элли! Я не знал, что мой старый инструмент цел.
- Замолчи, - сказала она и указала рукой на дверь. - Все четверо Сандеров вон отсюда. Немедленно.
Когда дети уходили, каждого из них она сопровождала строгим взглядом.
- Элли, они не сделали ничего плохого. Она уничтожающе посмотрела на него.
- Я сама решу, что хорошо, а что плохо, Митчелл Коул.
- Но мам, - пропищал детский голос.
- Никаких "но мам", Гэйб. Но голос ее чуть смягчился, когда Гэйб, шаркая ногами, поплелся за остальными. Митч сделал попытку заступиться за детей:
- Элли, это все я заварил... Она резко обернулась.
- Я не хочу этого слушать, Митч. Прошу тебя, оставь моих детей в покое.
Элли развернулась и направилась к двери, словно собираясь прямо сейчас вычеркнуть Митча из своей жизни и из жизни своих детей. Но он не собирался сдаваться.
- Элли, подожди, дай я объясню.
Элли еле сдержала себя, чтобы не заткнуть уши руками. Она боялась, что Митч заставит ее отступить.
- Здесь нечего объяснять, - пробурчала она и направилась к двери.
Но он схватил ее за талию и повернул к себе лицом.
Так они стояли некоторое время. Она боролась с искушением дотронуться рукой до его рубашки и, что греха таить, упасть в его объятия.
Ей так хотелось быть защищенной. Это Митч пробудил в ней такое желание. Когда он прикасался к ней, ей хотелось, чтобы он ее обнял и поцеловал.
Но она не допустит, чтобы это случилось опять. Собрав остатки сил, она оттолкнула его и снова пошла к двери.
- Как же я упустила из виду!.. Ведь ты сын Кинга, значит, умеешь играть. Не стоило тебе говорить об "Ангелах"...
- Элли, когда я вошел сюда, Гэйб играл на синтезаторе. - Митч шагнул ей навстречу, в глазах его была мольба. - Я понял, что это занятие ему по душе.
Она отпрянула от него. Так продолжалось некоторое время: он делал шаг вперед, она отступала.
- Гэйб не любит музыку, он должен это бросить.
- Но почему? Я впервые видел его счастливым. С тех пор как приехал сюда. Но Элли не сдавалась:
- Его отец надавал детям много обещаний, Митч. Он говорил, что Петер Анджело и его "Ангелы" станут знаменитыми, что запишут компакт-диски, будут выступать на телевидении, получат "Грэмми"... Он хотел использовать их.., чтобы спрятать свои собственные.., недостатки. Заставлял их работать. А когда понял, что добиться успеха - это большой труд, просто сбежал. - Элли снова собралась уходить. - Я не позволю опять сделать им больно. Никогда!
Внезапно она остановилась, почувствовав, что уперлась спиной в стену.
Митч подошел к ней и положил руки на стену, загородив ей путь.
- Элли, я никогда не причиню боли твоим детям.
Она подняла на него глаза. Он был таким большим и красивым, таким.., надежным. Ее охватило беспокойство. А может быть, страсть. Точно она не могла понять, она не могла даже думать. Она только чувствовала, как бешено бьется сердце, и хотела, чтобы он целовал ее. Но позволить ему это было нельзя.
- Ты сказал им, что они талантливы. Он наклонился к ней и произнес с болью в голосе:
- Ты слышала их, Элли. Да, у них есть талант.
Ее бросило в жар, закружилась голова. Она закрыла глаза и спрятала руки за спину, чтобы не дотронуться до него.
- Ты будешь вторым мужчиной, который заставит их мечтать... - Элли замолчала, чтобы справиться с дрожью в голосе. - Не надо обнадеживать их, заставлять страдать.
Собрав все свое мужество, она открыла глаза.
- А потом ты исчезнешь.
Элли видела, как напрягся Митч. Ей так хотелось подойти и поцеловать его. Но она знала, что последует за этим. В конце концов они опомнятся, придут в себя. Только зачем все это?
Митч опустил руки. По его глазам она видела, что он думает о том же. Через две недели он уедет.
- Я никому не позволю причинить боль моим детям, - прошептала она. Я никому не позволю причинить боль мне.
Элли накрывала на стол, стараясь избегать взгляда Митча. Она знала, что дети и Кинг тоже наблюдают за ней. Стояла гробовая тишина. Даже собака лежала под столом и не махала хвостом.
Как выдержать еще две недели, пока не уедет Митч?
Она повернулась к Кингу.
- Хотите печенья? Митч купил его в булочной.
Кинг покачал головой.
Сердце у Элли упало. Если за обедом такая атмосфера, то как прожить оставшиеся дни?
А за столом тем временем обстановка накалялась. Гэйб отпускал злобные реплики в адрес Митча. Рэйф позвонил в справочную, чтобы узнать номер отца. Бедная маленькая Сэри ничего не понимала и не знала, как себя вести. А Майкл! Ее самый разговорчивый сын не произнес ни единого слова с тех пор, как она выгнала их из спальни.
И что самое неприятное: ни дети, ни Кинг даже не притронулись к бумажным цветам, которые она положила каждому около тарелки.
Молчание Кинга беспокоило ее больше всего.
Что же касается Митча, он не мог смотреть на нее, потому что знал, что она права. Он должен исчезнуть из их жизни. Поставив тарелку с пирожными перед ним, Элли едва сдержала себя, чтобы не броситься бежать.
- Если ты дала Митчу пирожные, значит, он больше не наказан? зазвенел голосок Сэри. В нем было столько надежды.
Элли услышала за столом вздох облегчения. Слова Сэри словно сняли проклятие.
- Это всего лишь значит, что он съел весь обед.
- Я тоже съел свой обед. Ножку, бедро, немного брокколи. И Кинг тоже, и...
- Майкл... - Элли вздохнула с облегчением: ее сын снова заговорил.
- Можно я возьму два пирожных? Пожалуйста, мам, можно?
- Ты можешь взять столько же, сколько остальные, Майкл.
- Похоже, мало что изменилось с тех пор, как я был в вашем возрасте, ребята, - медленно, растягивая слова, произнес Митч. - Но, наверное, мне лучше отказаться от пирожных сегодня вечером. Я никогда не получал их, когда попадал в опалу.
Элли задержала дыхание. Только бы не посмотреть на него. Она же знала, что Митч не чувствует за собой вины и, стоит их взглядам встретиться, он непременно улыбнется. Нет, этот мужчина неспособен на угрызения совести, он неисправим.
- Митч вовсе не наказан, он всего лишь... Кинг прокашлялся.
- Харриет спрашивала сегодня о концерте в Кирк-Нолле.
Все повернулись в его сторону. Элли тяжело опустилась на стул: облегчение, которое она почувствовала, ушло. Когда она подняла глаза, Митч смотрел на нес. Он как будто спрашивал: ну как я, Элли?
Ты невыносим, немедленно пришло ей в голову. О боже! Она резко вскинула брови, сдула упавшую на лоб прядь волос, ей стало жарко.
- Концерт? В Кирк-Нолле? - выпалила она.
- Ну да, - пробормотал Кинг. - Она просто хотела знать, кто будет готовить "Детей Коула" в этом году.
Митч удивился:
- "Детей Коула"?
- Ну да, - сказал Майкл, доедая пирожное. -"Дети Коула" поют для соседей, устраивается шоу. Это называется Кирк-Нолльские дни, мам. Их устраивают в парке. Наша учительница рассказывала нам.
Впервые Элли не остановила Майкла. Пусть говорит что хочет, лишь бы отвлечь внимание Митча.
- Это будет в выходные, в День поминовения. Там пройдет парад. Будут клоуны, гонки, и...
- День памяти, Майк, - поправил Кинг. -Митч со своей мамой ходили на этот праздник каждый год. Если я был дома, мы ходили вместе.
Кинг усмехнулся. Элли выпрямилась.
- В этом году они тоже будут петь? - спросила она и подумала, не смогут ли они с Митчем отвезти туда Кинга.
- Нет, - Кинг посмотрел на свои гипсовые повязки. - Я был вынужден отказаться. Одноногие калеки не очень-то могут проводить репетиции.
Сэри ерзала на своем стуле.
- Мам...
- Но ведь кто-нибудь мог бы сделать это вместо вас.
Сэри снова потянула Элли за рукав:
- Мам.
- У других музыкантов свои номера.
- Ма-ам, - закричала Сэри, - Митч может научить их!
От неожиданности Митч вздрогнул.
- Я.., я не думаю, - сказал он и уронил салфетку на пол.
Элли удивленно посмотрела на него. Она же не запрещала ему заниматься музыкой с другими детьми.
- Да! - Майкл взмахнул кулаком в воздухе. -Митч хорошо играет и знает много песен.
У Элли появилась надежда. Может быть, Митч возьмется за эту работу ради Кинга...
- Он сможет это сделать, - воскликнула Сэри. - Он научит их, как ты, правда, Кинг?
- Я верю, он сможет, - пробормотал Кинг. Элли воспрянула духом. Впервые в глазах Кинга появился свет, он почти улыбался. Митч кашлянул и попытался встать. Элли опять поставила перед ним тарелку с пирожными.
- Доешь свой десерт.
Если Митч возьмется учить "Детей Коула", оставшиеся две недели он будет очень занят. Они будут реже видеться, и ее детей он оставит в покое.
Возможно, это пойдет на пользу и Митчу с отцом. Их отношения наладятся, и Кинг быстрее пойдет на поправку.
Элли внимательно смотрела на Митча.
- Мне кажется, Сэри пришла в голову блестящая идея. И это хорошая возможность получить прощение.
Митч вздрогнул, от него не ускользнуло волнение Элли. Как быстро все изменилось. Минуту назад он считал, что обречен ближайшие две недели сидеть с Кингом и устранять поломки в доме. И при этом держаться подальше от Элли и детей. И вдруг он получает премию "Болвана года" от коварного Чеширского кота. А Элли сразу превратилась в мягкого мурлыкающего котенка. Что касается его, то появились большие проблемы. Как только он взглянул на нее.
- Но как быть с домашними делами? Работы полным-полно. Надо все привести в порядок.
Элли с улыбкой посмотрела на него своими голубыми глазами.
- Я свою работу уже сделала, - ответила она. - Ребята, у вас есть проблемы с наведением порядка в доме?
- У-уф, - воскликнула Сэри. - Нет, - заявил Майкл.
- У меня порядок. - Даже Рэйф заговорил.
- Но как быть с миссис Гивенс и гимнастикой для Кинга? Три раза в день...
- У меня больше нет занятий в школе и полно свободного времени. - Элли лучезарно улыбнулась ему, тщательно скрывая издевку.
- Принц умеет все, - сказала Сэри и встала рядом с его стулом, подняв на него большие, выразительные глаза. Как у мамы, такие же темные и печальные.
- Знаешь, сын, я собирался разучить с детьми некоторые песни "Битлз", которые тебе так нравились...
Митч почувствовал, как у него застучало сердце. Впервые со времени приезда Кинг проявил к чему-то интерес. Но в планы Митча не входило заботиться об обязательствах отца.
- Я много лет не играл. Сомневаюсь, что смогу хоть что-нибудь вспомнить. Кинг поднял брови.
- Яблоко недалеко от яблони падает. Готов поспорить, что ты закончишь любую песню, которую я начну.
Конечно, большинство песен он разучил с Кингом. Он увлекался музыкой, пока... Митч снова взглянул на Элли.
Она выжидательно смотрела на него, в глазах теплилась надежда.
Но он не мог взвалить на себя такую ответственность. Он был сыном Кинга, а тот, насколько он помнил, нередко нарушал свои обязательства. Так что Митч научился их не давать.
Теперь же Митч видел страдание в глазах Кинга. Это было не очень на него похоже.
- Ты выступал когда-нибудь на Кирк-Нолльских днях? - спросил Гэйб, ерзая на стуле. Что они все к нему пристали!
- Можешь поверить, он выступал. Однажды он играл на синтезаторе вместе с моей группой. Был большой успех.
Митч отвернулся, чтобы не встретиться взглядом с отцом. Синтезатор он получил в подарок на день рождения. Ему исполнилось тринадцать лет. Он был счастлив. Как он мог забыть?
Митч обратился к Гэйбу:
- А вы хотите принять участие в концерте? Гэйб так обрадовался, что вскочил на ноги, уронив стул. Его лицо сияло.
Сэри встала со своего места и забралась к нему на колени.
- Мамочка, а еще позволь нам петь в школе и в церкви, - пропищала она тоненьким голоском.
Митч не знал, что ему делать со своими руками. За всю свою тридцатипятилетнюю жизнь он ни разу не держал маленького ребенка на коленях. Он почувствовал, как к горлу подступил комок. Не зная, как себя вести, он посмотрел на Элли. У нее было сердитое лицо.
Наверное, придумывала новые правила никаких сказок, никакой музыки, никаких принцесс у него на коленях. Он обвел взглядом присутствующих. Все, кроме Гэйба, смотрели на него. Мальчик о чем-то думал.
- Ты же не сможешь руководить певцами и играть одновременно, - сказал он.
- Я не собираюсь руководить, - ответил Митч и замолчал. Он понял, что Гэйб просил его согласиться.
- Пожалуйста, Принц! - прошептала Сэри и нежно прижала липкие ладошки к его щекам. В ее взгляде была мольба.
Дети не скрывали, как им хотелось выступить на концерте. Ради удовольствия. Совсем не ради славы. Как мало он знал о детях. А что он знал об обучении их музыке? Ведь он даже не любил детей.
А что для него значили дети Элли? Он видел, что у них была самая любящая, самая преданная и героическая маленькая мама в мире. И что у них не было отца.
Тяжело вздохнув, он убрал со лба Сэри прядь волос, робко улыбнулся Элли, посмотрел на отца. От его решения сейчас очень многое зависело. Может быть, придет время, когда они все начнут выздоравливать.
- Хорошо, я согласен.
Все закричали так громко, что он испугался.
- Но при одном условии.
Комната погрузилась в тишину. Элли наклонила голову, в ее глазах он прочел недоверие.
- Что за условие? - спросила она.
- Что дети Сандер тоже будут петь. Вместе с детьми Коула. А Гэйб сможет играть.
Сэри пронзительно завизжала и бросилась ему на шею. Майкл начал скакать на полу, Бубба Сью хватала его за пятки. Рэйф отбивал ритм на столе. А Гэйб? Оказывается, этот ребенок тоже умеет улыбаться.
Только Элли нахмурилась еще больше - он снова стал ее врагом.
Враг - это хорошо, подумал он. Враги не целуются. У нее был такой вид, будто она хотела его убить.
И тогда он снова пошел в наступление.
- Есть еще одно условие, - заявил Митч.
- Какое, сын? - Кинг выглядел очень довольным.
- Элли должна записаться на летние курсы.
Губы у нее были плотно сжаты, она продолжала молчать. Митч понимал, что сердится она не из-за школы, а из-за детей.
Она отвернулась от него и стала смотреть на детей, словно искала у них поддержки. Он прекрасно понимал: это все, что у нее было. Даже на поддержку родителей она не могла рассчитывать.
А дети так хотели, чтобы она согласилась.
- Ты запишешься, мама? Пойдешь в летнюю школу? Ведь ты собираешься стать дантистом.
Майкл схитрил. Он отвлек внимание Элли от главного предмета спора и замолчал.
- Нам ведь не будут платить за выступление, мам. Это просто ради удовольствия. Гэйб рассуждал почти как взрослый.
- Мы перестанем смотреть телевизор после школы.
Это сказал Рэйф. Впервые с тех пор, как приехал Митч, мальчик забыл о мобильном телефоне.
- Митч тоже может ошибаться, мама. Четырехлетняя малышка Сэри тоже хотела сделать маме приятное. Митч подавил улыбку.
Он недооценивал этих детей.
- Это не профессиональное шоу, Элли. Его отец тоже вступился за него. Впервые слова Кинга не казались ему изменой.
Итак, принято единогласно. За исключением Элли.
Он старался не смотреть на нее, чтобы не видеть, как она страдает, не зная, на что решиться.
Она протянула руку и взяла бумажный цветок, лежавший около тарелки Рэйфа.
Обрывая лохматые лепестки, она выглядела такой юной, такой одинокой. Ему было тяжело видеть ее терзания.
Она никак не могла принять решение. Если она не позволит детям участвовать в концерте, то огорчит Кинга. Элли понимала это.
Она посмотрела на Митча и с издевкой спросила:
- Есть какие-нибудь еще условия. Маэстро?
Она устояла, эта сильная маленькая женщина. Нашла в себе силы.
Он послал ей застенчивую полуулыбку и заявил:
- Ты пригласишь своих родителей посмотреть на выступление внуков.
Элли перестала теребить цветок, все замерли. Глаза у нее сверкали гневом. Митч не мог оторвать от нее взгляда, так она была прекрасна.
Он знал: Элли приняла решение. Она гордо, словно королева, подняла голову и объявила:
- Хорошо, Митч, можешь начинать свою работу. Завтра же, времени осталось совсем немного.
Громкие крики разорвали тишину, и Сэри оставила влажный поцелуй на щеке Митча. Он пришел в полное замешательство, его охватил ужас. Он никогда не давал обещаний, которые не мог выполнить. А здесь он, Митчелл Джеймс Коул, ас лыжных гонок, спасатель, отступил от своих принципов, чтобы порадовать отца, подружиться с детьми. И все ради Элли.
И это было самое страшное.
Глава 6
- Они здесь! - пронзительно завизжала Сэри.
Элли очень волновалась - так хотелось, чтобы ее дети понравились бабушке и дедушке.
Сэри выглядела божественно в новом розовом платье и, по мнению Элли, была похожа на принцессу.
Рэйф в белой, застегнутой на все пуговицы рубашке, которую она купила на распродаже, выглядел как настоящий мужчина.
Майкл, как всегда, был полон энергии. Как заводной он бегал вверх и вниз по лестнице. За ним, виляя хвостом, носилась собака.
- Майкл, помни, что я сказала.
- Я знаю, мам, я просто тренируюсь. Остановить его не было никакой возможности.
Гэйб вылез из дальнего угла софы и напряженно сел. В новой тенниске он чувствовал себя некомфортно. Он держался скованно, как будто был чем-то напуган.
Так же, как и она.
Сейчас, когда по инициативе Митча события ускорились, она осознала, как сильно скучала по родителям. Очень хотелось показать им детей, но в душе у нее было неспокойно. Вдруг отец, увидев ее необычное семейство, не захочет иметь с ними ничего общего? А что, если ее мама тоже изменила свое мнение?
Раздался звонок в дверь.
Элли засуетилась, Бубба Сью залаяла.
- Спокойно, дети, все на диван. Садитесь рядом с Гэйбом, ведите себя хорошо. Бабушка и дедушка полюбят вас.
О боже, пожалуйста, сделай, чтобы так все и было. Она вытерла вспотевшие ладони о джинсы и стала спускаться по лестнице. По дороге остановилась, закрыла глаза. О боже, пусть все будет хорошо.
Она глубоко вдохнула и открыла дверь.
- Мама, папа...
- Элли, доченька!
Оказавшись в объятиях матери, она не смогла сдержать слез.
- Здравствуй, Эллен.
Голос отца был по-прежнему официальным , и без эмоций.
- Папа! - сказала Элли и бросилась к нему на шею. Обнимая отца, она не чувствовала ответной реакции. Но ей очень хотелось верить, что все будет хорошо. - Я так рада вас видеть, проворковала она, сдерживая слезы и пытаясь улыбнуться.
- Дай мне посмотреть на тебя. - Мать немного отошла в сторону. - Элли, какая же ты худенькая!
- А ты выглядишь прекрасно, мама! И это было правдой. Стройная, подтянутая, в темно-синей блузке и подобранном в тон свитере. Короткие волнистые волосы цвета шампанского были идеально уложены.
- Ты тоже в отличной форме, папа. Как всегда.
Широкоплечий, в элегантном синем спортивном пиджаке. Волосы цвета соли с перцем побелели на висках. Это придавало ему респектабельности.
Элли распрямила плечи - один из способов скрыть волнение.
- Я так рада, что вы приехали, - сказала она и погладила отца по плечу. - Так по вас скучала. И дети мечтали увидеть вас. Странно, что они до сих пор не прибежали сюда.
- Элли, мы тоже скучали. - Мама смахнула слезу со щеки и взяла Элли за руку. - Пойдем к ним, Гордон, принеси сумку. Я всем привезла подарки. Надеюсь, им понравится...
- Четверо детей, - сокрушался отец, поднимаясь за ними вверх по лестнице. - Ты же такая молодая...
Элли надеялась, что дети понравятся родителям. Если же будут вести себя плохо, она... на всю жизнь лишит их мороженого. Кинга и Митча она попросила держаться в стороне, пока родители здесь.
Когда они вошли в комнату, дети сидели на тахте. Видно было, что им это надоело, но они изо всех сил старались не подраться. Сердце Элли переполняла любовь.
- Мама, папа, это ваши внуки - Гэйб, Майкл, Рэйф и Сэри. И их друг, Бубба Сью. Поздоровайтесь с бабушкой и дедушкой.
- Здравствуйте, - сказали они хором и замолчали.
- Я так рада видеть вас, - сказала мама. -Гордон, принеси сумку. - Она села рядом с Сэри и взяла ее за руку. - Сэри? Какое прекрасное имя.
- На самом деле я Серафина, - серьезно уточнила Сэри. - Это значит Ангел.
- Чудесно.
Дети вели себя на удивление тихо. Отец поставил сумку на пол и стал внимательно осматривать комнату.
- А что это за имя - Рэйф?
Очень даже хорошее имя. Элли чувствовала, что начинает волноваться, но сдержалась и ничего не ответила. Потом заметила, что забыла стереть пыль с телевизора. Интересно, отец это увидел?
Заметив лыжный костюм Митча на спинке стула, отец посмотрел на нее и спросил:
- Так с кем ты живешь здесь, Элли? - Он смотрел на костюм, пытаясь определить его размер. - Еще один музыкант?
Дети заерзали, напряжение росло. Отец все еще не забыл о случившемся и не простил.
- Его сейчас нет дома...
- Он везет кабриолет, - раздался знакомый голос.
Сердце Элли замерло. Из двери, ведущей в кухню, показалась нога в красном носке, прикрепленная к растяжке на инвалидной коляске, а затем сидящий в "кабриолете" Кинг. Завершал шествие Митч, вкативший отца в комнату.
- Кинг не совсем в форме и не может передвигаться сам, - объяснил Митч.
Их появление не принесло Элли радости, но она была им благодарна.
Красный носок придавал Кингу весьма колоритный вид. За последние полторы недели, помогая Митчу готовить концерт, он заметно пошел на поправку.
А Митч? Он был одет безупречно. Белая рубашка сияла, словно снег, манжеты закатаны до середины локтя, а на серых брюках идеально заглаженные стрелки. Элли была приятно удивлена.
- Мама.., папа, это...
- Кендалл Коул, владелец музыкального магазина. - Кинг протянул руку отцу Элли. - Зовите меня Кинг.
Гордон Уиттакер подошел и холодно пожал ему руку. Затем перевел взгляд с Кинга на Митча. Потом посмотрел на Элли.
Она гордо подняла голову. Кинг подмигнул ей.
- Я бы с удовольствием пожал руку вашей чудесной маме, но, боюсь, сам не смогу к ней подойти. - Он хлопнул рукой по гипсовой повязке.
Повисло напряженное молчание, все чувствовали себя неловко. Дети не понимали, что происходит, но она, Элли, обязана с этим справиться. Ведь она взрослая женщина, которая в состоянии себя защитить.
- Папа, это Митчелл Коул, сын Кинга. Он приехал из Колорадо, чтобы...
- Он принц, - торжественно сообщила Сэри, - он заботится о Кинге.
Детям этого оказалось достаточно. Майкл стал хихикать, Рэйф накинулся на Гэйба, чтобы тот не приставал к Сэри, собака залаяла, диванные пружины заскрипели.
Элли потеряла надежду, что все закончится благополучно. Отец терпеть не мог невоспитанных детей. А также сказки.
Она бросила умоляющий взгляд на детей и снова повернулась к Митчу.
- Митч, это мои родители, Кэролин и Гордон Уиттекер.
Митч подошел и пожал им руки.
- У вас замечательная внучка, мистер Уиттэйкер. И такая фантазерка. Все дети Элли очаровательные и послушные. Сейчас они немного нервничают, но вы непременно будете гордиться ими.
Митч старался как мог. Она прекрасно понимала, что он изо всех сил пытается ей помочь. Принц появился, чтобы защитить ее от огня дракона, так сказала бы Сэри. Петер был на это неспособен. Никогда.
- Теперь объясни, почему ты живешь здесь, Элли?
Отец хотел докопаться до сути, и с этим ей придется справиться самой, не рассчитывая на Митча. Это ее жизнь, она сама ее выбрала и должна нести всю ответственность.
- Папа, я писала тебе об этом. Кинг предложил мне с детьми пожить у него, пока...
- Элли мне очень помогает, - вмешался Кинг. Митч молчал. Элли присела на стул у обеденного стола.
- Митч, мне кажется, вам с Кингом надо...
- Спасибо, Элли, - не дослушал он ее, поставил стул рядом с матерью Элли и сел на него. - Кинг очень привязался к Элли. Она чудесный, добрый человек. - Элли попыталась остановить его, но у нее ничего не вышло. -Она прекрасно воспитывает ваших внуков, ведет дела в магазине, учится на курсах...
Элли подавала ему знаки, но Митч не смотрел в ее сторону и продолжал:
- Когда с Кингом случилась беда, она очень помогла ему. Ваша дочь настоящая женщина, сказал он и повернулся к ней.
Мало того что он смотрит на нее, он еще и улыбается. У нее задрожали колени, стало трудно дышать, закружилась голова.
Митч зашел слишком далеко в своих похвалах. Она и ее дети едва справляются со своими обязанностями, а родители вряд ли поверят, что их непослушная дочь стала кандидаткой в святые.
- Конечно, дети тоже помогают, - снова вступил в разговор Митч. - Гэйб работает в магазине, у него хорошо получается.
- Гэйб умеет продавать? Это был первый вопрос, который Гордон Уиттекер задал о своих внуках. Митч кивнул.
- Он отлично справляется со своими обязанностями. У Майкла это тоже неплохо получается. А Рэйф.., он может сделать карьеру в области телемаркетинга.
Элли едва сдержала смех. Должно быть, она впадала в истерику.
- Что же касается Принцессы... - Митч повернулся к Сэри и погладил ее по голове, - о, она великая сказочница.
Сэри просияла.
Мама Элли тоже улыбнулась.
- Элли, я так горжусь тобой. И твоими детьми.
Бедная мама. Она все время смотрела на Митча, и было видно, что он очень ей понравился.
Митч встал и подошел к Кингу.
- Пора делать процедуры, - сказал он, собираясь увозить отца.
Все понятно, подумала Элли, он струсил, потому что привлек к себе внимание. Она язвительно посмотрела на него.
- Ты забыл, Митч, что врач советовал Кингу побольше общаться с людьми? Митч не прореагировал.
- Почему бы вам с отцом не остаться здесь? продолжала Элли. - А миссис Гивенс сделает все процедуры, пока мы будем на концерте.
Посмотрим, как ты выкрутишься на этот раз, мистер Очарование, подумала Элли.
- Да, да, оставайтесь на обед! - прожурчал голос Кэролин Уиттекер. Мы сделаем праздник. Я уверена, мы можем заказать пиццу где-нибудь поблизости.
- Ура! - закричали дети и запрыгали от радости.
Митчу ничего не оставалось, как сдаться. А Элли задумалась. Похоже, родители не поняли, какие у них отношения с Митчем.
Она должна сказать им правду.
- Мам, Митч приехал навестить отца и живет здесь в одной комнате с ним, чтобы помогать ему ночью.
Митч сделал шаг вперед.
- Это была моя идея, мистер Уиттекер. Элли было трудно одной управляться с Кингом. Не хотелось бы, чтобы у вас сложилось впечатление, будто Элли и я... Словом, что между нами... - Митч замолчал и густо покраснел. -То есть я хочу сказать, что ваша дочь прекрасная женщина. Уверяю вас, она образец благопристойности и этикета.
Надо же! Принц еще раз ринулся на ее защиту. Ей стало смешно и.., немного грустно.
- Я понимаю, - вмешался в разговор Гордон Уиттекер, поочередно глядя то на Элли, то на Митча, то на Кинга. - Мне кажется.., то есть я благодарен вам обоим. Вы настоящие джентльмены. Спасибо за Элли. Она всегда делала только то, что сама хотела. Ее мама считает, что эту черту она унаследовала от меня, - добавил он тихо.
Слезы наполнили глаза Элли: это было так близко к прощению. Она вскочила с места и подбежала к нему.
- Спасибо, папа. Он откашлялся.
- Рад, что ты наконец позвала нас, дорогая. -И он крепко обнял ее. Эллине скрывала слез.
- Это Митч настоял, чтобы я написала. -Она повернулась к Митчу. В ее взгляде была искренняя благодарность.
А Митч в это время оживленно беседовал с ее матерью, которая также поддалась его очарованию.
Митч пробирался через толпу, обходя играющих детей, расположившиеся на лужайке семьи, бабушек, толкающих легкие детские коляски. Элли и ее родителей он оставил недалеко от сцены, где они стояли в свете прожекторов. Он договорился с ними встретиться дома после концерта, куда он собирался зайти проведать Кинга. Ему не хотелось быть слишком навязчивым.
Митч отошел от них на достаточное расстояние и с облегчением вздохнул, ослабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
Слава богу, визит родителей Элли подходил к концу. Кажется, все обошлось благополучно. Мистер Гордон даже начал улыбаться.
Он еще раз обернулся и увидел, как дети подошли к Элли и ее родителям.
Смешно было видеть, как Кэролин Уиттекер робко похлопала их по плечам, а Гордон пожал руку Гэйбу. Наконец-то Элли собрала вместе всю свою семью.
Впрочем, ему не следует совать нос в чужие дела. Он сорвал галстук, намотал его на руку и зашагал прочь.
Все налаживается: Элли помирилась с родителями, Кинг поправляется, ну а он сможет уехать отсюда. Он очень этого хотел.
А еще он хотел Элли. Только она не из тех женщин, которых легко заполучить.
А Митч Коул не собирался себя связывать семейными обязательствами.
Кроме того, Элли была слишком хороша для него. Он ее не стоил. Так ему казалось.
Из коридора раздался топот, крики и лай. Четверо детей Элли вместе с Буббой Сью ввалились в спальню и побежали к кровати Кинга. Кэролин и Гордон Уиттекер следовали за ними.
Кинг не скрывал своего интереса:
- Ну, как все прошло?
Митч засуетился вокруг Кинга: подкладывал ему подушки, поправлял одеяло, лишь бы не встретиться взглядом с Элли - он боялся услышать ее мнение о детском представлении. Но Элли не появилась.
- Это было грандиозное зрелище! - заявил Майкл.
Чтобы скрыть радость, Митч стал поправлять шерстяное одеяло на загипсованной ноге Кинга.
- Было классно, - произнес Гэйб. Митч наклонился проверить рессоры.
- Митч был самым лучшим.
Он выпрямился и поймал взгляд Сэри. Она смотрела на него с обожанием. Чтобы не оставаться в стороне, Рэйф шагнул вперед и добавил:
- Он научился этому у тебя, Кинг. Надо быть круглым дураком, чтобы так радоваться словам детей, подумал Митч и провел рукой по волосам.
Кэролин Уиттекер встала между Майклом и Гэйбом, обняла их за плечи.
- Они были неподражаемы!
Конечно, если бы они пропели похоронный марш на языке суахили, Кэролин Уиттекер все равно была бы в восторге. Разве может быть объективной счастливая бабушка?
А отец Элли, Гордон Уиттекер, довольный, стоял между двумя маленькими Сандерами и держал под мышкой большого розового кролика Сэри. Принцесса выиграла еще одного.
В другой руке у него был мобильный телефон!
Перед детьми Элли не устоял даже ворчливый дедушка. Приятно убедиться, что счастливый конец возможен.
Митч поднял голову и посмотрел на дверь. Он почувствовал, сейчас войдет Элли.
Она появилась. В старой хлопчатобумажной юбке и мешковатом голубом свитере она была такая соблазнительная. Глаза у нее сверкали.
- А что ты скажешь, Элли? Черт возьми, он ни о чем не хотел ее спрашивать, вопрос вылетел сам собой.
Элли, глядя ему прямо в глаза, ответила:
- Дети были великолепны. Ты был великолепен.
Ему показалось, что пол уходит из-под ног.
- Я был уверен, что они споют хорошо! -Кинг сказал это так громко, что заскрипели пружины его кровати. - Я горжусь вами. -Улыбаясь, он обвел всех взглядом, дольше всех задержавшись на Митче. - Мне бы так хотелось там побывать, - тихо добавил Кинг.
- Я бы тоже этого хотел.., папа.
Что случилось с Митчеллом Коулом, таким самоуверенным, холодным, независимым? Митч взбил подушки Кинга.
- Тебе пора спать, отец.
- Подожди еще минутку, сынок. Немного позже.
Кэролин Уиттекер положила руку на плечо Митча.
- Дети хотят рассказать твоему отцу о концерте. Позволь один раз нарушить режим.
- Нет.
Все обернулись и удивленно посмотрели на него. Вот теперь он стал самим собой.
- Уже поздно, - проворчал Митч, - Кингу нужно отдыхать.
- Перестань, Митч, это пойдет ему только на пользу.
В глазах у Элли была мольба, но Митч остался непреклонен.
Кэролин Уиттекер поспешила вмешаться:
- Представляю себе, как вы с Элли оба устали, Митч. Сегодня такой чудесный вечер. Раз уж мы приехали и сможем остаться с детьми, не пойти ли вам погулять? Ведь сегодня праздник.
Глава 7
Митч молча шел по тротуару рядом с Элли. Она держалась на некотором расстоянии от него. С первых минут, как они вышли из дома.
Он же не мог побороть желание приблизиться к ней. Наверное, не стоило соглашаться на эту прогулку.
Так хотелось с кем-нибудь поговорить по душам. Только кто его поймет? Кому интересно слушать о том, что Элли заняла все его мысли?
Конечно, можно позвонить Джеку, тот выслушает его исповедь, не будет перебивать и задавать вопросы. А потом скажет: "Это власть меда, Митч. Я знал, что такое с тобой случится однажды".
Митчу не это хотелось услышать. Он взглянул на часы - прошел всего час. Надо погулять еще, чтобы родители Элли поверили, что им было весело. Но и не слишком долго, чтобы они не заподозрили чего лишнего. Никаких семейных обязательств он на себя брать не собирается.
- Ты хотела куда-нибудь пойти? - пробормотал он.
- Да нет. Просто пройдемся.
Но он-то знал, что просто пройтись с Элли дело непростое. Ему так хотелось подойти к ней ближе, вдохнуть еле уловимый свежий аромат. Но каждая его попытка сделать это заканчивалась неудачей. Элли строго соблюдала дистанцию между ними, которую сама установила.
- Тебе повезло, что ты здесь вырос. Тут очень красиво, - сказала она. Митч ухмыльнулся.
- Квартира над магазином не похожа на замок. Даже если Сэри так считает.
- Но она расположена в таком милом, уютном городке. Моим детям он нравится.
- Да, по праздникам здесь на улицах много народу. Как сегодня. Я уже успел это забыть. Думаю, здесь все нормально. Город как город.
Митч огляделся вокруг. А Элли, посмотрев на него, подумала: это не то место, где он захотел бы жить. Вряд ли он захочет, чтобы здесь был его дом.
- Здесь просто здорово, Митч! - Глаза у нее засияли. - Где еще можно погулять в парке так близко от дома, покупать там свежайшие шоколадные пирожные, бесплатно пробовать клубнику на фермерских рынках? И не спешить домой? Где еще я могу быть спокойна за детей, когда отпускаю их гулять одних?
- В Уинтерхэвене, - не подумав выпалил он. - В Уинтерхэвене ничуть не хуже. Там на каждом шагу летние кафе, где можно выпить капуччино, много цветов, зелени.
Он взял ее руку и стал загибать пальцы, перечисляя преимущества жизни там. Руки ее слегка дрожали, как тогда, когда он брал у нее наперсток.
- Летом там можно кататься на лошадях, зимой - на лыжах. А какие там красивые горы!
Митч проклинал себя за то, что начал этот разговор. Элли резко отдернула руку и отошла от него. Нет, он определенно сошел с ума. Эта женщина притягивала к себе. Это наконец случилось, сказал бы Джек, если бы видел его в эту минуту.
- Послушай, дойдем до парка и повернем обратно. Хорошо?
Элли ускорила шаги, подстраиваясь под него.
- Отличная идея.
Некоторое время они шли молча, пытаясь выровнять шаг.
- Тебе не холодно? - спросил Митч.
- Да нет, - ответила Элли. На самом деле ей просто не хотелось, чтобы он предлагал ей свою куртку. И неожиданно для себя сказала:
-Правда, немного страшно.
- Почему страшно?
- Потому что родители вернулись в мою жизнь, - глубоко вздохнула она. - Потому что, мне кажется, у тебя с отцом наладились отношения. Все это слишком похоже на сказку. А еще я недооценивала тебя, Митч. Не верила, что ты действительно хотел помочь. Но все хорошее, что произошло сегодня, сделал ты.
Но совсем скоро он уедет.
В ответ Митч хмыкнул, но она не осмеливалась посмотреть на него. Боялась увидеть его улыбку и оказаться во власти его обаяния.
- Элли, на самом деле без тебя это сделать было бы невозможно.
Ей так хотелось, чтобы он говорил дальше.
- Мне бы не пришло в голову пригласить родителей.
- Кто-то должен был заставить тебя преодолеть гордыню. Тебе и твоим детям нужна большая семья. Как оказалось, твой отец очень хотел помириться с тобой.
- О Кинге я бы сказала то же самое. Ведь ты не станешь отрицать, что вы сблизились с ним во время подготовки к концерту.
- Элли, мне никогда не приходилось учить детей петь.
Элли удивилась, что сегодня вечером он такой покладистый.
- Митч, теперь я знаю, что ты хороший сын. Ты сделал Кинга счастливым, он гордится тобой.
Митч промолчал, только ускорил шаг, но Элли решила продолжить разговор.
- Митч... Я до сих пор не знаю, что произошло между тобой и твоим отцом.
- Тебе это будет неинтересно, - огрызнулся он.
- Хорошо, тогда давай поговорим об отношениях Митча Коула с моими детьми.
- Твои дети добились таких успехов, потому что у них была хорошая подготовка. И потому что в зале сидела семья, которая их поддерживала.
Она чувствовала на себе его взгляд. Она вдруг поняла, что совсем ничего о нем не знает. Митч не хотел никому довериться, не принимал благодарности, но на этот раз ему не выкрутиться.
- Мои дети хорошо выступили, потому что ты потратил на них время. Ты помогал им и заботился о них, Митч. Ты станешь прекрасным отцом!
- Я не стану хорошим отцом. Я до сих пор.., никого не полюбил...
Последние его слова заглушил рев мотоциклов, которые неслись прямо по тротуару. Элли испугалась и отскочила в сторону.
- Элли!
Митч бросился к ней, но дорогу ему преградили еще два рокера, выскочившие неизвестно откуда.
Потом все стихло, и Митч увидел Элли, прислонившуюся к дому.
- Ты в порядке? - Он участливо смотрел на нее, поддерживая за плечи.
Она очень испугалась, сердце колотилось, подгибались колени, было трудно дышать. Но она пересилила себя и ответила, не поднимая глаз:
- Я в порядке.
- Ты не ушиблась?
Она подняла глаза и промолчала.
Митч взял ее за руки, и ее бросило в жар, закружилась голова. Пальцы их переплелись, и он крепко сжал ей руки.
Элли чувствовала, как он сдерживает себя. Она изо всех сил боролась с желанием прижаться к нему. Его нужно остановить, пока не поздно, но у нее не было ни сил, ни желания сделать это.
Она уже забыла, когда мужчина держал ее за руки. Прикосновения Митча возбуждали ее, хотелось забыть обо всем на свете.
Правда, то, что она испытывала, было мало похоже на сказку. Ни одна уважающая себя сказочная героиня не пылала жаром от прикосновений Принца.
Будь что будет. Элли поднялась на цыпочки. Только один поцелуй... Пусть будет одна волшебная ночь. Это все, о чем просила Золушка.
А потом она почувствовала, как губы их соединились. Она прильнула к нему всем телом, а он обнял ее, окружив теплом и силой. У нее было такое чувство, будто она растаяла. И тогда она обвила руками его шею, чтобы еще крепче прижаться к нему.
Словно зачарованный, он целовал ее. Он не был волшебником, Митч был просто мужчиной, крепким и сильным.
Элли отвечала на его поцелуи, наслаждаясь вкусом его губ, вдыхая запах его тела. Их сердца бились в унисон, у нее кружилась голова.
Элли опять попыталась провести аналогию между Золушкой и собой. Эти тикающие часы. В двенадцать часов ночи кончилось волшебство. Через несколько дней Митч, ее принц, уезжает.
А здесь останется безнадежно глупая мечтательница, которая долго боролась, но сдалась и.., влюбилась.
Митч не мог оторваться от Элли, она буквально заколдовала его. Он не мог думать ни о чем, кроме как об этой маленькой женщине, чья пушистая светлая головка едва доставала ему до подбородка.
Он прижимал ее крепче, почти приподняв над землей. Радость переполняла его, потому что она отвечала ему взаимностью. Он снова и снова целовал ее мягкие, податливые и ищущие губы. Она была такой сладкой и пахла свежестью.
Неужели это случилось с ним и он встретил свою мечту?
Она слегка укусила его за нижнюю губу и отстранилась, чтобы глотнуть свежего воздуха. Потом, держа его лицо руками, подставила губы для нового поцелуя.
Митч гладил ее талию, спину, грудь, касаясь твердых, как орешки, сосков. Нащупал пуговицы на блузке.
Ее дыхание стало резким, прерывистым.
- Элли...
Он не сразу осознал, что это был его голос. Но это привело его в чувство.
Что он себе позволяет?
Ведь это была Элли, а не какая-нибудь наследница нефтяного магната, ищущая приключений на лыжном курорте. Элли, которая заслуживала всяческого уважения, у которой было четверо детей. А он даже детей не любил. И собирался ей об этом сказать. Он заставлял себя в это верить.
- Митч. - Голос Элли был испуганным. Он нежно поцеловал уголки ее губ.
- Все хорошо, Элли, - прошептал он и нежно прижал ее к себе, чтобы надолго запомнить ее прикосновение.
Потом расслабил объятия и отстранил ее от себя.
- Нам пора, Элли.
Она вопросительно на него посмотрела, еще раз приподнялась на носках и поцеловала его в щеку. Очень нежно и спокойно. Потом освободила свою руку из его руки и сказала:
- Я готова.
Митчу показалось, что ему сделали операцию без наркоза. И вырвали сердце из груди.
Глава 8
- Вы готовы? - прошептала Элли.
Шесть голов дружно закивали. Бубба Сью энергично замахала хвостом.
Элли наблюдала за детьми, выстроившимися перед ней.
Майкл прыгал с ноги на ногу, пытаясь натянуть футболку. За ним стоял Гэйб: ноги босые, а кеды с завязанными шнурками висели на плече. Дальше Сэри в балетной пачке и Рэйф в ночной рубашке рядом с Кингом, у которого на коленях сидела собака. Позади него Харриет Гивенс держала ручки инвалидного кресла, словно олимпийский гонщик перед стартом.
Элли представляла себе, как волновался Кинг. Бедный Кинг. Впрочем, она тоже очень волновалась и поэтому изо всех сил старалась улыбаться. И надеяться, что у них все получится. Только бы Митч ни о чем не узнал.
Внизу, в магазине, хлопнула дверь, послышались шаги на лестнице.
- Вы знаете, что делать, - прошептала она.
И все сразу разбежались: Майкл и Гэйб в спальню, Сэри и Рэйф понеслись за ними, чуть не наступив на Буббу Сью. Харриет подвезла Кинга к телевизору и ушла.
Митч вошел в комнату, достал из кармана носовой платок, вытер лоб.
- Все коробки собрал и выбросил, как ты просила. Что-нибудь еще надо сделать?
- Нет, спасибо. - Она посмотрела на него. -По-моему, дети еще не собрались. Но я.., не уверена, что дети готовы. Может быть, ты лучше пойдешь в парк один? А мы придем, как только появится Харриет.
Митч наморщил лоб.
- Не готовы? - Он вышел в коридор и крикнул:
- Эй, ребята, пора идти. Элли молчала. Появилась Сэри и печально пробормотала:
- Не могу найти своего кролика. Майкл выбежал в нижнем белье.
- Что, уже пора?
- Мам, где моя белая рубашка? - раздался голос Рэйфа.
Гэйб высунул голову из ванной.
- Я никуда не пойду, - проворчал он, заскрипел зубами и скорчил недовольную мину.
- Вот видишь, Митч, я же тебе говорила. Ты иди, а мы придем, как только соберемся.
- Ты уверена, Элли? Я могу подождать.
- Тебя там ждут другие дети, они будут волноваться, - уговаривала она его.
Кинг оторвал взгляд от телевизора.
- Увидимся после концерта, сын. Элли достала пиджак и галстук и с улыбкой протянула их Митчу.
Сердце у нее бешено заколотилось, когда она поймала на себе взгляд Митча. Он буквально пожирал ее глазами. Она сделала шаг по направлению к нему, но он выбежал из комнаты и закрыл за собой дверь.
- Он ушел? - закричал Гэйб.
Да, скоро Митч уйдет, уйдет навсегда из ее жизни. Впрочем, времени жалеть об этом у нее будет достаточно.
- Да, ушел. Пора за дело!
Сэри и Рэйф принесли подушки и свалили их в кучу на софе. Гэйб и Майкл сбежали по лестнице и вернулись, волоча за собой сплющенные картонные коробки. Харриет ждала их на верхней площадке.
- Несите коробки сюда, мальчики. Из-за спины Кинг вытащил аккуратно сложенную рубашку.
- Надеюсь, я не сильно ее помял. Элли помогла ему снять футболку и надеть эту рубашку. Ее цвет был ему к лицу, и глаза стали синими, как у Митча.
Сэри придвинула журнальный столик и вскарабкалась на него.
- Я расчешу Кингу волосы.
- Цветы у меня, - сообщил Рэйф, поднимая большую пластиковую сумку.
Харриет давала указания Гэйбу и Майклу:
- Свяжите веревки как следует, мальчики, будьте внимательны, убедитесь, что они держатся крепко. Это самое главное. Проверьте, чтобы вон та коробка не сдвинулась с места.
Потом она проверила всю конструкцию и осталась довольна.
- Теперь будем привязывать Кинга.
Элли подкатила Кинга к лестнице и хорошенько закрепила тормоз, протянула Харриет ремни, изобретение Митча, для того чтобы втащить Кинга наверх в день его приезда из больницы. Харриет ловко надела на него ремни и соединила их с веревками.
Элли следила за каждым ее движением, по два раза проверяла каждое крепление. Они очень рисковали. Что, если не получится поднять Кинга? Что, если его руки окажутся слабыми и он не сможет им помочь? Они подвергали его опасности, и Элли стало страшно.
Но Харриет считала, что все пройдет хорошо.
- А ты что думаешь, Кинг? - Пальцы у нее дрожали, когда она эластичными шнурами привязывала подушки вокруг его гипса.
- Думаю, нам нужно добраться до этого шоу у дороги.
. - Отлично! Теперь посмотрите на себя внимательно, - командовала Харриет. - Белые рубашки, синие шорты.., хорошо. Майкл, застегни молнию, Гэйб, заправь рубашку, Рэйф, никаких телефонов. Сэри, улыбнись. Отлично! А теперь каждый занимает свое место. Приготовьтесь спускать Кинга!
Сердце у Элли буквально выскакивало из груди - все должно получиться. Ей так хотелось сделать этот подарок Митчу. Она была благодарна ему за примирение с родителями и хотела окончательно помирить Митча с отцом. Прежде, чем Митч уедет. Потому что она не была волшебницей, чтобы заставить его остаться.
Митч и двенадцать детей из его группы расположились на траве в Кирк-Нолльском парке. Они волновались, Митч нервно ходил по лужайке.
Он остановился и посмотрел на часы - до их выступления остался всего один номер. Видимо, придется им выступать без детей Элли.
Митч изо всех сил старался не думать об этом.
- Хорошо, ребята, всем построиться, скоро наш выход.
Маленькая девочка с косичками потянула его за ногу.
- А как же Гэйб?
- Да, где Майкл и все другие? - закричали остальные дети.
Митч и сам хотел бы это знать. Элли была против их выступления, но в конце концов согласилась. Ради Кинга. Сейчас Кингу стало лучше, ее родители уехали, поэтому, возможно, она передумала.
Выступление без детей Элли казалось ему.., бессмысленным.
- Может быть, они еще успеют. - Но сам он не был в этом уверен. Потому что Элли все еще ему не доверяла, даже после прошлой ночи.
Особенно после прошлой ночи.
Прошлая ночь... Элли в его объятиях, дыхание Элли, смешивающееся с его дыханием, губы Элли, ее сладкие, влажные поцелуи, ее тело, прижавшееся к нему...
- Мистер Коул, мне страшно, - пожаловалась маленькая девочка и принялась жевать хвостик косички.
Мне тоже, малышка, мне тоже. Его страх не проходил с тех пор, как он увидел Элли. Все это так на него не похоже.
Митч наклонился и пощекотал маленький носик девочки другой ее косичкой.
- Не беспокойся, малышка, все будет хорошо.
Но сам он чувствовал себя неважно. Прошлой ночью он пытался дозвониться до Джека, но того не было дома. А так хотелось поговорить.
С другой стороны, ничего нового Джек бы ему не сказал, он сам все знает. И пусть ее детей не будет на концерте. Может быть, это и хорошо.
- Эй, мистер Коул, смотрите!
По лужайке, размахивая руками, бежали четыре маленькие фигурки.
Дети Элли! Они сбежали из замка, чтобы выступать и доставить удовольствие Кингу.
Он жестами показывал им, чтобы они поторопились, суетился и бегал, как и дети вокруг него.
Первым бежал Майкл, Рэйф наступал ему на пятки. Гэйб немного отставал от Сэри, смешно вскидывая ноги. Самое удивительное было то, что Гэйб улыбался.
- Мы сделали это, - сообщил он, задыхаясь.
- Я рад, что вы здесь, - приветствовал их Митч.
- Принц! - Сэри обхватила его колени руками.
Боже! Эта девочка настоящая принцесса. И он очень любил ее.
Он наклонился, чтобы обнять ее, но вместо этого спросил:
- Где твоя мамочка?
Она убрала руки за спину, невинно посмотрев на него своими большими карими глазами.
- Я не знаю.
Она не знает? Или просто не хочет ему говорить, что Элли не придет?
- Ничего, Сэри. Вот смотри... - Он достал из кармана портативный диктофон, который дал ему Кинг сегодня после обеда. - Я запишу, как ты поешь, так что твоя мама...
Аплодисменты заглушили его слова. Им пора.
- Наш выход, ребята. Мы будем лучшими, не сомневаюсь.
Пока они поднимались на сцену, Кинг, как мог, старался приободрить их, снять напряжение.
Это были замечательные дети. Кинг хорошо подготовил их. Хотелось думать, что это выступление станет лучшим. Запись их номера он подарит Элли. Митч установил диктофон на пюпитре и включил его на запись. Затем поднял руку, чтобы привлечь внимание детей.
Но они начали смеяться.
Митч прижал палец к губам, призывая их к тишине.
Дети засмеялись еще громче.
Он нахмурился.
Зрители захлопали, а ребята смеялись все громче и громче.
Что происходит ?
- Посмотри, Принц, - прошептала Сэри, указывая ему за спину.
Он с сомнением посмотрел на нее, затем обернулся.
На центральной аллее появилась фигура, которая двигалась в сторону сцены. Впереди торчала нога в красном носке. Так это же Кинг! Он восседал на инвалидной коляске, словно на троне, и широко улыбался.
Каким чудом?
Потом он увидел, что коляску с Кингом везла Элли. А когда они подъехали к первому ряду, он заметил Харриет Гивенс!
Невероятно! Как сумела эта хрупкая женщина доставить сюда Кинга? Как удалось им спустить его вниз по лестнице? Он недооценивал Элли.
Но пора начинать выступление. Митч сделал шаг вперед и поднял руку, требуя тишины.
- Леди и джентльмены. Сегодня "Дети Кинга Коула" будут петь в честь их руководителя и учителя Кендэлла "Кинга" Коула. Несмотря на множественные переломы, он сегодня здесь, чтобы слышать, как они поют. Кинг также мой отец, и я просто хочу сказать.., спасибо, папа, за помощь.
Аплодисменты пролетели над залом. Кинг улыбался и махал руками. Элли повернула его лицом к публике. Аплодисменты усилились.
Митч не мог оторвать взгляда от Элли. Ее медовые, светло-коричневые волосы окутывали ее обнаженные плечи. На ней было голубое платье, которое очень шло ей.
Элли была в платье! Она выглядела прекрасно.
Когда она обернулась и посмотрела на него, глаза у нее сияли. Она что-то кричала ему, но слов не было слышно.
Спасибо тебе.
Митч хотел спрыгнуть со сцены и сжать ее в своих объятиях. Вместо этого он тихо сказал в микрофон, предлагая ей лучшее, что мог дать:
- Это для тебя, Элли.
Аплодисменты стихли, и он повернулся к детям. Пора начинать.
Посвящаю это тебе, Элли Сандер, умеющей творить чудеса, которые бывают только в детских сказках...
Митч так увлекся, что чуть не пропустил такт.
Элли умеет все. Даже заставить влюбиться в нее.
Люди уходили из парка, концерт закончился. Элли везла инвалидное кресло Кинга по краю тротуара. Где ее дети? Где Митч? Нужно ли их подождать?
- Может быть, у них праздник после концерта? - спросила она Кинга.
Харриет поправила Кингу воротничок и улыбнулась ему.
- Ведь они догонят нас, правда? Кинг похлопал ее по руке.
- Клянусь моей треуголкой.
Элли не могла не заметить, что Кинг и Харриет симпатизируют друг другу. Но больше всего ее радовало, что у Митча с отцом установились, наконец, прекрасные отношения.
- Мама!
Сквозь толпу к ней пробирался Майкл, а за ним два других брата. А где же...
- Мамочка, посмотри на меня!
За сыновьями появился Митч, на плечах у него сидела Сэри.
Трудно было определить, кто из них улыбался шире. Девочка крепко вцепилась Митчу в волосы.
- Сэри, милая, ты делаешь больно... Митч покачал головой.
- Все в порядке.
- Сэри, - позвал Кинг, - слезай и иди сюда. Мне нужно кое о чем тебя с братьями спросить.
Любопытство победило, и Митч осторожно спустил Сэри на землю. Она подбежала к Кингу.
- Когда мы остановимся около ларька с мороженым, - серьезно обратился он к ней, - тебе заказать Маршмалловско-Претцельский-Сливочный-Чанк или Орехово-Банановый-Лэдибугский-Чир?
Кинг был явно в прекрасном настроении. Чувство благодарности переполнило Элли. Она была счастлива, что удалось его привезти сюда сегодня вечером, а еще ей приятно было услышать слова, сказанные Митчем перед концертом.
Пока они выходили из парка, дети, словно приклеенные, собрались вокруг Кинга, поглощая вкусное мороженое. Обаяние Кинга не знало границ, он заставлял улыбаться даже строгую Харриет Гивенс.
Элли посмотрела на Митча, который шел рядом. В ответ он улыбнулся ей.
- Позволь, я повезу.
Митч протянул руку, их пальцы встретились. От этого прикосновения теплая волна пробежала по телу Элли. Затем Митч взял ее руку и положил на свой локоть. Кончиками пальцев Элли нащупала ткань пиджака и почувствовала себя спокойной и защищенной.
Потом ей стало смешно. А если бы Митч взял ее на руки и понес? Эта идея ей понравилась.
Он посмотрел на нее и спросил:
- Ты меня сегодня удивила. Как тебе удалось доставить Кинга сюда? Она подняла голову.
- Пришлось немного подумать, и все получилось. Мне хотелось сделать это для тебя. Я очень благодарна тебе за родителей. Кроме того, хотелось доставить Кингу радость.
Кинг обернулся и посмотрел на Митча.
- "Дети Кинга Коула" превзошли сами себя, - басом прорычал он. - Я горжусь тобой. Отличная работа, сын.
Элли ждала, что скажет Митч. Сегодняшний день прошел удачно, особенно для Митча и Кинга. Она была растрогана до слез. Но итогом всего этого станет отъезд Митча. Навсегда.
Он дотронулся до ее руки и посмотрел в глаза. Как будто проверял на смелость.
- На самом деле я получил удовольствие от работы с детьми, - сказал он и повернулся к отцу. - Я рад, что ты был там, папа. Рад, что приехал домой.
Сердце у Элли запрыгало в груди. Ей захотелось обнять Митча, поцеловать.
- Вот, Элли. - Он вытащил из кармана маленький диктофон. - Это для тебя.
- Запись сегодняшнего вечера, - добавил Кинг. - Мы с Митчем подумали, что тебе будет приятно оставить это на память.
Она держала в руке маленький, черный прямоугольник. Теперь она сможет воспроизвести магию сегодняшнего дня: теплые слова Митча, радостный смех Кинга, голоса детей, биение собственного сердца. Но могло ли это устройство сохранить воспоминания, муки, любовь?
Сегодня у нее мелькнула в голове мысль о возможности создания полной семьи, о способности полюбить.
Как в сказке.., полюбить этого мужчину.
Несмотря на предостережения отца, она хотела этого.
Глава 9
- Мы сделали это! - прокричал Рэйф.
- Да! - Майкл поднял вверх кулак.
Митч усадил Кинга в инвалидное кресло и отвез в комнату, потом вернулся посмотреть на заваленную картонными коробками лестницу. Невероятно! Элли с детьми удалось спустить Кинга вниз! Элли не переставала удивлять его.
С верхней площадки лестницы он наблюдал, как она двигалась по комнате, включая лампы, как Бубба Сью бежала за Гэйбом, который вез Кинга к телевизору, как Харриет принесла термометр и протянула его Сэри, которая воткнула его в рот Кингу. Семейная идиллия, да и только!
И все это благодаря Элли.
Митч стал убирать ремни и веревки, чтобы ненадолго отвлечься от мыслей об Элли, но из этого ничего не вышло.
Он не в состоянии был забыть, как она появилась на концерте в голубом платье, которое так ловко облегало стройную фигуру. Как вспыхивали в ее волосах золотые нити. Как они шли по парку рука об руку. Он помнил каждый день, проведенный рядом с ней.
Без Элли не обходилось ни одно дело. Она растила детей, заботилась о Кинге, умела ладить с Харриет. Даже его, Митча, упрямого и несговорчивого, она сумела вовлечь в коллектив людей, живущих под одной крышей.
Другими словами, он стал частью этой семьи.
Весь вечер он размышлял об этом. И понимал, что это на него не похоже. Подобные мысли пугали его.
Его отцу не удалось сохранить семью. Себя он считал неспособным ее создать.
- Как ты себя чувствуешь, Кинг? Появление Элли прервало его размышления.
- Прекрасно, - ответил Кинг, - у меня всего лишь сломаны кости. Дело поправимое.
- Сегодня был тяжелый день, надо пораньше лечь спать.
Ее умение командовать восхищало Митча. Он ей даже завидовал.
- Вам тоже! - обратилась она к детям. Интересно, какие указания будут выданы ему? Но как же ему хотелось, чтобы так было всегда.
- Ну ма-ам, можно я посмотрю телевизор? Митч не выдержал и осмелился вмешаться:
- Полчаса погоды не делают, Элли.
- Кинг очень устал.
- С Кингом все в порядке, - улыбнулась Харриет. - Хотите, я еще останусь на некоторое время?
Только бы Элли не согласилась. Ему так хотелось побыть с ней наедине.
- Нет, спасибо, Харриет, - сказала Элли.
- Мы справимся, Харриет, - поддержал ее Митч. - Элли, я хочу тебе кое-что показать, - Не сейчас, Митч.
- Никаких возражений.
Он взял ее за руку и повел в кухню.
Там было совсем темно, только мерцание экрана телевизора пробивалось через открытую дверь из соседней комнаты.
Элли протянула руку к выключателю, но Митч остановил ее.
- Митч...
Голос у нее дрожал, а глаза в темноте казались огромными и тревожными.
Ему очень хотелось сказать, что с ним она в безопасности, но он не осмелился.
- Митч, - прошептала она, - я думаю...
- Не надо думать. - Он прервал ее, потому что не в состоянии был справиться с желанием коснуться ее щеки, погладить шелковые волосы. Наклонился, поймал губами мочку ее уха. Элли затаила дыхание.
Затем обняла его за шею и крепко прижалась к нему. Их дыхания слились.
Не надо думать. Теперь он уговаривал себя. Он не хотел, чтобы это безумие прекращалось, даже если оно приведет к безрассудству.
Например, он скажет, что любит ее.
Он и вправду любил ее.
Осознание этого ошеломило его. То, что он чувствовал к Элли, было любовью, он ни на минуту не сомневался в этом.
Он отстранился от Элли, чтобы посмотреть ей в глаза. В них он увидел тоску и страсть. Но было что-то еще в ее взгляде. До боли знакомое. Он вспомнил: так смотрела на него мать.
Это открытие болью отозвалось у пего в груди.
- Мам.
- Гэйб! Только его сейчас не хватало.
Элли отошла от него.
- В чем дело, солнышко?
- Там есть сообщение на автоответчике. -Голос Гэйба казался очень тревожным. - Для Митча. Какой-то парень по имени Джек. Похоже, там случилось что-то ужасное.
Джек. Друг и наставник Митча. Практически его второй отец. Джек и Джози приняли его как родного, хотя никакие кровные узы их не связывали.
Откуда-то Элли знала об этом.
По глазам Элли Митч увидел, что она переживает за него, как когда-то мама. Но, видимо, такая уж судьба у всех мужчин из семьи Коул: все они уходят из дома.
Митч слушал сообщение.
- Митч, это Джек. Жаль, что меня не было дома, когда ты звонил ночью. Мы искали пропавшего туриста. До сих пор не нашли. Очень рассчитываем на твою помощь. Надеюсь, твоему отцу уже лучше. Джози может встретить тебя в аэропорту, когда приедешь. Постарайся побыстрее.
Элли думала о своем. Открыла кран, умылась, вымыла руки. Смыла следы слез. Но как смыть память о поцелуях Митча?
Она знала, что он уедет, но когда этот момент наступил, оказалось, что она не готова.
Золушка девяностых - так ей хотелось назвать себя. Только в жизни не бывает сказок со счастливым концом.
Она выключила воду и взяла полотенце. Митч подошел к ней.
- Элли, Джек мой большой друг. Она не обернулась.
- Уверена, ты рад получить от него весточку - Это очень близкий мне человек. Он научил меня кататься на лыжах, принял на работу.
Элли показалось, что Митч хотел сказать что-то еще.
Слезы снова навернулись на глаза. Чтобы скрыть их, Элли стала смотреть в окно.
- Я понимаю, он тебе очень дорог.
- Так и есть.
Митч очень волновался, она чувствовала это.
- Элли, пропал человек. Видно, дело серьезное, раз Джек попросил о помощи. Я мог бы успеть на ночной рейс. Постараюсь вернуться, чтобы отвезти Кинга к врачу.
Элли понимала бессмысленность этого разговора. К отъезду Митча она была готова. О том, что Принц не создан для семейной жизни, прекрасно знала. Так в чем же дело?
- Все в порядке, Митч, - сказала она. - Теперь у тебя не может быть сомнений, что мы справимся. Твоему отцу гораздо лучше, а Харриет.., я думаю, она поможет, если будет надо. Не стоит беспокоиться и приезжать еще раз.
- Элли, я просто обязан...
- На самом деле, Митч, все в порядке. Ты очень помог. Без тебя бы мы не справились. Ты сделал отца счастливым. Это самое главное. - Последние слова застряли у нее в горле.
Элли вышла из кухни и направилась к детям. Ей хотелось сейчас быть рядом с ними.
Дети все еще смотрели телевизор. Они расположились прямо на полу, вокруг Харриет и Кинга. На коленях у последнего сидела Бубба Сью. У Рэйфа в руке снова был телефон, а Майкл громко комментировал происходящее по телевизору.
Дети никак не отреагировали на ее приход. Даже Сэри.
- Сэри, - позвала она и стала искать глазами розовое платье. Но Сэри не было здесь.
Элли бросилась в спальню, ее душили слезы.
- Сэри! - крикнула она, вбежав в комнату. , Там горел матовый зеленый ночник, наполняя комнату тенями.
- Сэри, милая.
Элли включила свет. В комнате никого не было.
- Сэри! - кричала она, врываясь в холл, ванную, туалет.
Никаких признаков ее дочери.
Ей стало страшно.
Не надо паниковать, Сэри наверняка в комнате с русалками. Она любит там играть с плюшевыми зверюшками.
Элли кинулась туда через гостиную. Среди смотревших телевизор Митча не было. Должно быть, собирает вещи. Сердце у нее упало, но было не до этого.
Быстро прошла по коридору, влетела в комнату с русалками и включила свет.
- Сэри!
Плюшевый медвежонок и тигренок Сэри лежали на кровати.
Она еще раз проверила коридор, ванную. Сэри нигде не было. Еще раз зашла в комнату, где Митч паковал вещи.
- Ты не видел Сэри? Ее нет с тобой? Ее голос испугал Митча.
- Элли, что случилось? Я не видел ее с тех пор, как слушал автоответчик. Я обратил внимание, что она пошла в кухню. Я подумал, она ищет тебя.
Как раз в это время Элли была на кухне. Но Сэри туда не заходила.
Элли выскочила из комнаты и понеслась по коридору, не замечая, что Митч идет за ней. Ворвавшись в гостиную, она включила свет и приказала:
- Ищите сестру! Обшарьте весь дом, пока не найдете ее.
Элли выглядела такой напуганной, что все моментально бросились на поиски. Даже Харриет и Митч. Но вскоре выяснилось, что Сэри нигде нет.
- Магазин! - осенило вдруг Митча. - Она говорила мне, что любит сидеть в кладовке, когда скучает по своему папе. Может быть, она спустилась по лестнице.
С бьющимся сердцем Элли пробежала вниз по ступенькам, за ней последовали остальные. Господи, сделай так, чтобы Сэри оказалась в магазине!
Дверь, ведущая в магазин, оказалась заперта. Элли не знала, что подумать.
- Мам! Посмотри!
Гэйб стоял около двери, ведущей на улицу. Обычно она бывает закрыта. На ней установлена сигнализация.
Сейчас дверь была распахнута настежь.
- Не беспокойтесь, миссис Сандер. Не уходите отсюда, мы сразу позвоним вам, как найдем вашу дочь. - Офицер полиции Линлей взял свою шляпу, блокнот и поднялся.
- Пожалуйста, офицер Линлей, найдите ее.
- Не сомневайтесь. - Он направился к выходу. - Если вспомните что-нибудь, позвоните на контрольный пульт.
Когда хлопнула дверь, Элли взорвалась:
- Контрольный пульт?
- Она повернулась к Митчу. - Я должна полагаться на желторотого копа? Я должна оставаться спокойной, когда моя дочь пропала?
- Элли, он делает свою работу. Митч пытался утешить ее, но у него не получалось.
- Я не должна волноваться? Разве может понять этот ребенок, что пропала четырехлетняя девочка? Сейчас ночь, а она ушла одна!
Элли села на софу и крепко прижала к себе курточку Сэри. Она была в панике.
- Как ты думаешь, могу я сидеть па месте? -Она встала и начала ходить по комнате. - А если она нарвется на рокеров? - Или какой-нибудь извращенец попытается затащить ее в свою машину?
На Элли было больно смотреть.
- Элли, не...
- Не могу вынести это, Митч. Не могу сидеть и ждать, когда мой ребенок в опасности. И не буду. - Она пошла на кухню, выдвинула ящик и стала искать фонарь.
- Что ты делаешь?
- Иду искать свою дочь.
- Я с тобой.
- Мне казалось, ты уезжаешь.
На этот раз вспылил он:
- Послушай, Элли, я здесь вырос, знаю каждый закоулок, знаю, где прячутся дети. Я не отпущу тебя одну.
- Ты не отпустишь меня?
На ее лице была такая мука, что Митч испугался.
- Элли, я не хотел...
Он не хотел, чтобы она подумала, что он волнуется за нее. На самом деле так оно и было. Она потеряла контроль над собой.
- Мы жили просто прекрасно, пока ты не появился здесь, Митч. Я и раньше тебе говорила - нам не нужна твоя помощь. Мальчикам от тебя мало толку, Сэри обойдется без Прекрасного Принца, а у Кинга теперь есть Харриет. За Сэри я отвечаю, Митч, а не ты. Я больше не хочу, чтобы ты был здесь.
Боль перекосила его лицо, и она поняла, как его обидела. Но это не принесло ей удовлетворения.
- Я не уеду, пока мы не найдем Сэри, - тихо сказал Митч.
Элли понимала, что обречена принять его помощь. Без него она не справится, не найдет Сэри. А со своими эмоциями будет разбираться позже.
- Хорошо, - согласилась она, - пойду возьму свитер.
Она нашла его на спинке стула. Курточку Сэри тоже положила в пакет. Потом проверила, не отправились ли сыновья искать сестру. Слава богу, им не пришло это в голову. Они сидели вместе с Кингом и Харрист.
- Мальчики, отправляйтесь спать. Харриет, вы можете еще остаться?
- Не беспокойся, Элли, я позабочусь обо всем. Уверена, наша маленькая принцесса найдется.
Так хотелось в это верить! Но пора идти. Ее ждет Митч. Митч! Разве он способен волноваться из-за Сэри? Это его работа - искать пропавших людей. А потом он уедет искать туриста в горах. И больше она его никогда не увидит.
- Пошли, Митч, - холодно сказала она и пошла к двери.
На улице было темно и тревожно, у домов мелькали тени, листья деревьев шелестели, и было страшно.
Митч включил фонарь.
- Это просто ветка дерева, Элли.
- Я знаю. Но если я пугаюсь скрипящих веток, как же должно быть страшно Сэри. Надо скорее найти ее.
- Обязательно найдем. Пошли в парк, это ее любимое место.
- Но где ее там искать? Парк такой большой. Мало ли где маленькая девочка может спрятаться. Сколько времени понадобится, чтобы обыскать весь парк?
- Кажется, я догадываюсь, где она может быть.
- Ты знаешь, где она? Почему ты не сказал этого раньше? Где она?
- Раньше мне не пришло в голову, но в парке есть одно место...
- Пойдем скорее!
Элли ускорила шаг.
Митч еле поспевал за ней.
- Я думаю, она в кустах около амфитеатра. Я показал ей это место, когда мы шли на репетицию. Я.., сказал, что там был замок Спящей красавицы, - добавил он тихо.
Ночью парк выглядел как зловещий, заколдованный лес. Тени от деревьев походили на страшных чудовищ. Совсем как в сказке про Спящую красавицу, подумала Элли и схватила Митча за руку.
- Ты уверен, что мы правильно идем?
- Да. Это здесь, держи фонарь.
В свете фонаря был виден амфитеатр. Митч пошел вперед, потом замедлил шаги, внимательно осмотрелся вокруг и направился к темным кустам.
Элли бежала за ним и освещала дорогу.
- Сэри? Сэри, где ты?
- Мамочка? - Тоненький, испуганный голосок прозвучал из темноты.
Элли хватило считанных секунд, чтобы пробраться туда и опуститься на колени.
- Сэри, милая, где ты, малышка? Мамочка пришла.
- Мамочка, мамочка...
- Все в порядке, малышка, мамочка здесь. Элли подхватила Сэри на руки, прижала к груди и стала убаюкивать.
- Все хорошо, малышка, - повторила она и заплакала.
- С ней все в порядке? - спросил Митч, пробравшийся через кусты.
С помощью фонаря Элли осмотрела девочку. Никаких синяков и порезов. Только на белой блузке следы грязи, а в волосах запутались листья. Розовую резинку для волос она потеряла, но розовый кролик лежал рядом.
- С тобой все в порядке, солнышко? Кролик заботился о тебе?
Сэри кивнула, хотя слезы все еще текли по щекам и нижняя губа дрожала.
- Эй, принцесса, я вижу, ты проснулась. Но Сэри ничего не ответила Митчу, еще крепче прижалась к Элли и спрятала лицо у нее на плече.
- Забери меня домой, мамочка.
- Иди сюда, Элли. Дай я понесу малышку. Митч протянул руки.
- Не-е-ет! - завопила Сэри, уклоняясь от него.
- Сэри, милая, в чем дело?
Сэри крепче обхватила шею Элли.
- Я думала, он станет моим папочкой, а сам уезжает. Это правда?
- О, Сэри, - только и смогла сказать Элли, укоризненно глядя на Митча.
- Мамочка...
- Что, дорогая? - Слезы любви и нежности наполнили глаза Элли.
- Пожалуйста, забери меня домой. Я не хочу быть Спящей красавицей. Я больше не верю в принцев.
Глава 10
Когда они пришли домой, Митч старался не смотреть на ребенка, который уткнулся матери в плечо. Нет больше маленькой принцессы, которая вела себя так царственно в то первое утро, когда он проснулся в море русалок. Она больше не была такой веселой, и смелой, и рассудительной. Сэри выглядела как затравленный маленький зверек. И все из-за него.
Но главное - они ее нашли. Целую и невредимую.
Элли тоже успокоилась.
Сладкая, храбрая Элли.
Он смотрел на нее, когда она поднималась по лестнице. Белые босоножки в пятнах грязи, ноги в царапинах, платье помято и разорвано, а к коричневом свитеру прилипли листья. В пышных волосах тоже запутались листья, но все это не мешало ей двигаться непринужденно и решительно, прижимая к груди дочь.
Гордая, сильная, обаятельная женщина. Определенно она слишком хороша для него.
Ему пора было уезжать. Он поймает машину до гостиницы и улетит первым же самолетом.
Митч положил розового кролика, которого Сэри все-таки разрешила ему нести, и осмотрелся. В квартире царила тишина.
- Пойду посмотрю, как там Кинг, пока ты укладываешь Сэри, - сказал он.
- Думаю, что Харриет его уже... Стук бегущих ног заглушил ее слова.
- Мама! Эй, они вернулись! С ней все в порядке?
- Где она была?
- Вам удалось прокатиться на полицейской машине?
Пока мальчики расспрашивали Элли, Митчу удалось выскользнуть из комнаты и отправиться к Кингу. Но они его опередили.
- Они вернулись! - закричал Майкл. Кинг сидел на кровати, обложенный подушками и заваленный грудой бумажных цветов. Он улыбался. Харриет вскочила на ноги и бросилась всех обнимать. Оба не скрывали слез. Бубба Сью запрыгнула на кровать Митча и уселась около полусобранного чемодана.
- Посмотри, Сэри, мы сделали тебе цветы. -Гэйб выбрал розовую гвоздику и протянул ей.
- Иди сюда, солнышко.
Харриет взяла Сэри из рук Элли и поцеловала в щеку. Потом посадила девочку на кровать рядом с Кингом и протянула ей еще один цветок.
- Добро пожаловать домой, принцесса. -Кинг сжал ее в объятиях, затем положил еще цветы ей на колени.
Снова эти цветы. Они всегда появляются, когда кто-то хочет показать заботу или участие.
Сэри положила все цветы на кровать.
- Спасибо, но я больше не собираюсь быть принцессой.
Митч с нарастающей тревогой смотрел, как Кинг убрал прядку волос Сэри за ушко.
- Как же так, малышка?
Медленно она повернулась, чтобы посмотреть на Митча. Кто мог подумать, что серьезные карие глаза маленькой девочки могут излучать такую боль.
- Ты уезжаешь?
Он тысячу раз задавал своему отцу тот же вопрос, и всегда был один и тот же ответ.
- Сэри, я...
Он видел, как ее глаза наполняются слезами. Она понимала, что Митч уезжает навсегда, и не хотела смириться с этим.
Это он во всем виноват. Он пользовался теплом семейного очага Элли и поддерживал веру в сказку, которая чуть не погубила Сэри.
Он не мог дать им того, что им было нужно. Он не мог так рисковать, он был слишком похож на своего отца.
- Да, Сэри, я уезжаю.
Губка у Сэри дернулась, но она не отвела от него взгляда. Ее маленький подбородок чуть приподнялся. Точно как у матери.
Митч почувствовал, как ком подкатил к горлу. Будь он проклят, если он не полюбил эту малышку. Потом он перевел взгляд на мальчиков, окруживших Элли. Непослушный Гэйб, назойливый и импульсивный Майкл, нуждающийся в защите Рэйф. Они смотрели на него с осуждением. Он понимал, что они страдали. Он не хотел больше причинять им боль. Никогда. А это значит, что мальчиков он любил тоже.
Нет, он не имеет права так думать, это на него не похоже.
- Еще немного побуду с вами, а когда вы пойдете спать, поймаю такси.
Дети еще крепче прижались к Элли. Держа Сэри на руках, она выбрала цветок и подошла к Митчу.
- Мы хотели бы попрощаться с тобой и поблагодарить за помощь.., по уходу за твоим отцом. - Ее голос дрогнул, щеки покрылись румянцем. - Дети, скажите Митчу "прощай".
Сэри спрятала лицо на плече Элли, но Элли легонько потормошила ее:
- Давай же, малышка. Мальчики.
И в наступившей тишине они прошептали:
- Прощай.
- Пока, ребята, - выдавил он с трудом.
- Отлично, достаточно прощаний, - сказала Харриет и забрала Сэри из рук Элли. -Пришло время зубных щеток и пижам. Всем готовиться ко сну.
Митч старался не смотреть на Элли.
- Я уложу Кинга.
- Сначала я хотела бы поговорить с тобой. На кухне она включила свет, расправила рисунок, висевший на двери холодильника, посмотрела на бумажный цветок у себя в руке и, наконец, подняла глаза.
- Митч, я хотела бы еще раз поблагодарить тебя за все. За то, что ты сделал для своего отца, за помощь моим детям, за Сэри.
Митч не знал, что ей сказать.
- Элли, ты та, которая заслуживает...
- Я бы никогда не нашла Сэри без тебя.
- Без меня она никогда бы не потерялась, уточнил он с горечью в голосе.
Ему так хотелось прикоснуться к ней, стереть пятнышко грязи с ее щеки. Она была так близко от него. Но он не имел на это права.
- Мне пора идти. Помогу Кингу и буду собирать вещи.
- Это тебе, - сказала Элли и протянула ему цветок.
- Спасибо, Элли... Но...
- Может быть, он иногда будет напоминать тебе о нас.
Только Элли могла сделать подарок мужчине, который так трусливо убегает. Но отказаться он не мог.
Стараясь не коснуться ее руки, он взял цветок.
- Прощай, Митч, - прошептала она и исчезла.
Он стоял и слушал, как Элли укладывает детей в спальне с русалками. И вдруг ему захотелось разорвать цветок на мелкие кусочки и выбросить его в окно. А самому остаться здесь, взять ее руки в свои и никуда не отпускать.
Но он не сможет этого сделать.
Когда он пришел к Кингу, тот лежал на подушках, глаза у него были закрыты. Услышав шаги Митча, он обернулся.
- Я знал, что ты зайдешь ко мне, сынок.
- Я постараюсь приехать, чтобы помочь Элли отвезти тебя к доктору, сказал Митч.
- Она любит тебя, ты знаешь.
Митч резко выпрямился. Все разочарования и страхи последних часов выплеснулись наружу - Что ты знаешь о любви? Острая мука исказила лицо Кинга. Митч сразу же пожалел о том, что сказал.
- Папа, мне.., жаль.
- Знаю, сын. Мне тоже. Я давно хотел тебе сказать, что отдал бы жизнь за то, чтобы быть здесь той ночью. Мне не надо было так часто уезжать. Мое место было здесь, рядом с вами.
Кинг побледнел, ему было трудно дышать.
Митч бросился к нему, но Кинг жестом остановил его.
- Я наделал столько ошибок, Митч. - Голос у него дрожал. - Тебе не стоит их повторять. Возвращайся домой.., или забери к себе Элли с детьми. Будьте вместе. Любите друг друга. Только это имеет значение.
- Элли не любит меня.
- Цветок, который она тебе подарила, - это символ любви. Элли любит тебя, я знаю.
Элли отлила воду из чайника и стала варить кофе. Лишнюю чашку убрала в буфет. Теперь кофе потребуется меньше.
Увидев свое отражение в стекле, она испугалась: усталое лицо, темные круги под глазами. А внутри - пустота.
Митч уехал.
Она слышала, как он ушел.
Потом она долго лежала без сна, вздрагивая от тихих всхлипываний дочери. Хотелось расплакаться. Не думала, что Митч так быстро станет частью их жизни.
Нельзя позволять себе раскиснуть, дети не должны ничего заметить. Элли достала хлопья из буфета и стала накрывать на стол. Сегодня не должно быть никаких пирожных, чтобы не было воспоминаний. Через неделю у мальчиков каникулы. Надо составить список необходимых дел.
Работа - вот что ей нужно.
Она достала из холодильника сок и молоко. Без Митча они вполне справятся. Кинг пошел на поправку, Харрист приходит каждый день. Все самое тяжелое уже позади.
Как спокойно они жили без Митча. Элли швырнула чашки на стол. Ему вообще не нужно было приезжать.
Она снова взглянула на свое отражение, надеясь увидеть, как у нее растет нос. Так, говорят, случается, когда человек говорит не правду.
Но правда причиняет слишком сильную боль.
Теперь им не нужна помощь Митча, но она очень хотела, чтобы он был здесь. Ее дети тоже. Она влюбилась в него. Дети тоже к нему привязались. Она прекрасно понимала чувства Сэри. Разочароваться в Прекрасном Принце суровое испытание для четырехлетнего ребенка.
Но она могла понять и Митча. Кому, будь он принцем или простым смертным, нужна замордованная жизнью бездомная мать четырех детей? Да еще с таким характером. Кому нужна женщина, которая уже к половине десятого вечера уставала так, что едва переставляла ноги?
Никакая фея из сказки здесь не поможет.
Но Митч сказал, что вернется. Так что надежда оставалась. А может быть, маленький бумажный цветочек поможет?
Глупая женщина. Неисправимая мечтательница. В конце концов это разобьет ей сердце.
Но она никогда не позволит детям узнать об этом.
Элли ополоснула ванну, убрала грязные полотенца в корзину для белья и направилась в кухню. Диктофон оттягивал карман ее свитера.
Из спальни послышался смех, лай собаки. Мальчики пришли из школы. Элли взяла список и пошла раздавать им поручения.
- Привет, мам.
Она вошла как раз в тот момент, когда Рэйф втиснулся между Сэри и Майклом на ближайшей кровати. На другой кровати Гэйб взбивал подушки. Бубба Сью лежала рядом.
Между двумя кроватями маневрировал Кинг на своем кресле.
Что-то здесь не так, почувствовала Элли. У всех были виноватые лица. Даже у собаки.
- Что вы собирались делать?
- Ничего, - невинным голосом ответил Гэйб. Это только усиливало подозрения. Что случилось? Всю неделю были тихими, послушными, и вот на тебе.
Она заметила, как Майкл что-то прятал в карман.
- Что здесь происходит? Майкл дернул Сэри за рубашку, потом вытащил из кармана печенье.
- Майкл, ты же знаешь, я не хочу, чтобы здесь повсюду были крошки. Так что тебе придется вытрясти кровати и пропылесосить пол. А тебе, Гэйб, надо будет помыть стены в ванной. Рэйфа и Сэри я попрошу сменить покрывало на софе. Когда закончите, я проверю.
- Ну-у, мама! - Майкл закрутился как вьюн и стал корчить рожицы.
- Мы работали каждый день! - проворчал Гэйб.
- Не хочу больше ничего делать, - добавил Рэйф.
- И я тоже! - Сэри улеглась рядом с Майклом и выпятила нижнюю губку.
Элли вдруг стало весело: похоже, они становятся самими собой. Значит, начали забывать Митча.
Как ей хотелось, чтобы то же самое произошло и с ней.
Но тут вмешался Кинг:
- Мне кажется, это похоже на бунт. Элли, почему бы тебе не порвать твой список дел и не отвести этих бездельников в парк? Сегодня прекрасный день, слишком хороший, чтобы тратить его на работу.
Потому что завтра пятница, вот почему. День, когда Кинга надо везти к врачу. Митч обещал помочь, но от него нет никаких вестей.
Но об этом она не скажет ни слова.
- Для прогулок еще будет время, а убраться надо сейчас. Пойдемте, ребята.
Дети неохотно встали, что-то бормоча себе под нос. Даже собака жалобно скулила.
- Майкл, зайди сначала в магазин и попроси Робина подготовить счет за поставку свирелей, - попросил Кинг. - И дождись, пока он не напишет.
Материнский инстинкт подсказывал Элли, что что-то случилось. Кинг не случайно нашел дело для Майкла. Он хотел, чтобы они остались одни.
- Элли, - спросил он, когда все ушли, - ты не знаешь, где запись.., с того вечера?
- Боже мой. - Она быстро вытащила диктофон из кармана и протянула ему. - Прости, Кинг, я совсем забыла.
Ее бросило в жар. Она совсем не подумала о том, что Кинг захочет послушать концерт.
- Элли, мне нужно сказать тебе кое-что. Она присела на край его кровати.
- В чем дело, Кинг?
- Я никогда не рассказывал тебе о моей жене... Жанне. Ты напоминаешь мне ее. Она была самой терпеливой, самой доброй женой.
Почему Кинг говорил это ей?
- У нас был сын, ребенок дерзкий и непослушный.
Ага, значит, он хотел поговорить о Митче.
- Он был, очень способным мальчиком. Я надеялся, что он вырастет и будет играть вместе со мной. "Кинг Коул и его Весельчак". Когда-то мы очень неплохо играли джаз. Много ездили, мечтали прославиться. - Он повертел в руках диктофон. - Мне казалось, что я делаю это для моей жены и сына, но приходилось часто уезжать, оставлять их одних.
Элли видела, как трудно ему говорить.
- Кинг, не стоит... Он остановил ее.
- Хочу, чтобы ты знала, Элли. Когда Митчу было четырнадцать, его мать заболела. Это случилось ночью, когда я был в отъезде. Митч хотел вызвать "скорую помощь", но она не позволила ему. Такая она была - никогда ни на что не жаловалась. И только когда она потеряла сознание, Митч позвонил врачу.
Элли прижала руку к сердцу.
- Но было уже слишком поздно.
- О, Кинг, нет...
- Она думала, что у нее расстройство желудка, а это был приступ аппендицита. Она умерла по дороге в больницу.
- Кинг, мне очень жаль...
- Сначала Митч считал виноватым меня, потому что меня не было дома. А потом стал винить себя.
Теперь она понимала, почему у Митча с отцом были такие напряженные отношения.
- Но это не его вина. Никто в этом не...
- Если бы я был дома, она попала бы в больницу вовремя.
Элли видела, как трудно Кингу об этом рассказывать. Она не находила нужных слов утешения, поэтому просто взяла его за руку. Кинг крепко сжал ее.
- Митч был ребенком, Элли. Он был потрясен случившимся, не хотел со мной об этом говорить, просто замкнулся в себе. Стал поздно приходить домой, попадал в неприятности и в конце концов убежал из дома. Ему тогда не было семнадцати. Я почти потерял надежду найти его, когда Джек Уинтер позвонил из Колорадо. Он и его жена приютили его, снова отправили в школу, дали ему работу. Митч не захотел возвращаться домой.
Элли держала его за руки, пока он не успокоился. Потом он заговорил снова:
- Элли, я потерял жену и сына, потому что жертвовал настоящим ради будущего. Я потерял те годы, когда мы могли быть вместе. Он закрыл ее руку своими ладонями.
- Не повторяй такой же ошибки, Элли. Если ты любишь человека, не скрывай от него. Элли смахнула ресницами слезы.
- Ты прав.
Что значила маленькая трещина в ее сердце по сравнению с трагедией, которую пережил Кинг?
- Ты прав, Кинг. Я слишком загрузила детей работой. Мы освободим сегодняшний вечер и пойдем в парк.
- Элли, скажи Митчу, что ты любишь его.
- Митчу? Но я не люблю...
- Я прожил жизнь и все вижу. Ты слушала эту запись всю неделю. Я знаю, как выглядит любовь. Митч любит тебя так же сильно, как и ты его.
Элли встала и отошла от Кинга.
- Митч не любит меня.
- Элли, я подал ему дурной пример. Он просто не знает, что делать с любовью. Тебе придется научить его.
Она с недоверием обернулась к нему.
- Научить его? Ты, наверное, заметил: его здесь больше нет. Кинг улыбнулся.
- Он вернется. Я так не думаю.
Элли наклонилась, чтобы поцеловать его в щеку.
- Спасибо тебе, что поговорил со мной, спасибо за доверие. Ты дорогой, чудесный человек, и я действительно люблю тебя. А сейчас я собираюсь последовать твоему совету и отвести детей на прогулку в парк, пока ты будешь слушать кассету.
Подняв бумажный цветок с пола, она положила его на кровать, где спал Митч, когда был здесь. Как это глупо. Глупо надеяться, что Митч еще может вернуться.
Но сердце не слушало ее.
Глава 11
- Желаю вам удачи, мальчики, в этот последний день перед каникулами. И сразу же возвращайтесь домой.
Чтобы помочь мне отвезти Кинга к врачу, добавила Элли про себя, провожая детей до автобусной остановки.
Сегодня дети собирались в школу с радостью, не ругались, были послушными. Каждый из них подарил ей бумажный цветок.
Ее чудесные сыновья. Иногда они вели себя как ангелы, а цветы напомнили ей о том утре, когда в их доме появился Митч. Мальчики тогда были такими подозрительными и оборонялись. Так же, как она. И не без причин.
Она собрала миски из-под каши и сложила их в посудомоечную машину. Посудомоечная машина работала - спасибо Митчу.
Где се список? Она нашла его на стойке и прочитала.

***

Мальчиков в школу - не забыть цветы для учителей.
Открыть магазин - дать Робину инструкции.
Сэри к няне.
Записаться на курсы зубной гигиены юношеский колледж.
Кинга к врачу - 3:30.
Не думать о Митче.
Поставив галочку рядом с пунктом "Мальчиков в школу", она отнесла список в комнату с русалками, где снова поселилась с Сэри.
Она услышала, как Харриет разговаривает с Кингом. Хорошо, что Харриет будет у них после обеда, - поможет отвезти Кинга к врачу.
Элли хотела прибраться в комнате и заметила, что кровать Сэри заправлена. Странно, мальчики сегодня сделали то же самое. Бывают же чудеса!
Приятно, когда дети такие послушные, но что-то ее беспокоило.
Она провела рукой по кровати, пытаясь разгладить неровную поверхность, и насторожилась. Откинула одеяло и обнаружила под ним россыпь цветов.
Это была та самая кровать, где Элли обнаружила Митча в ту ночь.
Проклятье!
Элли сгребла цветы и положила их рядом с плюшевыми животными Сэри, затем расправила покрывало и подошла к стенному шкафу.
Давно пора привести в порядок одежду, постирать, почистить, отремонтировать. Как-нибудь в другой раз, решила она и пошла на кухню.
Там достала корзину с вещами для штопки, открыла и чуть не уронила цветы преследовали ее сегодня, они были повсюду, даже в корзине.
Элли нашла блузку, которая была ей нужна, зашила порвавшийся шов, поставила корзину на место и собралась уходить.
Мужской голос заставил ее остановиться.
Он был похож на голос Митча.
Она побежала на этот голос, и чем ближе подходила, тем меньше у нее оставалось сомнений. Наконец остановилась, не в силах заставить себя зайти.
"Так что Люси Мэлони взяла газонокосилку и выстригла прекрасные картины на всех газонах. Поэтому ее прозвали Люси Мэлони Волшебная газонокосилка".
Раздался щелчок.
Щелчок?
Элли просунула голову в дверь.
Там никого не было, кроме Сэри. Она сидела на кровати в ночной рубашке с русалками, прижавшись к своему большому розовому кролику. В руках девочка держала магнитофон.
От неожиданности Элли растерялась. Митча здесь не было, это была всего лишь запись.
- Я не знала, что Митч записал эту историю для тебя, солнышко.
Сэри еще крепче прижала к себе кролика и виновато посмотрела на Элли.
- Да. Мне нравится больше, чем сказка.
- Уверена, что так и есть. Ты как-нибудь дашь мне послушать, ладно? Сэри оживилась.
- Хочешь сейчас?
Элли прижала руку к груди.
- Сейчас мне некогда, солнышко, но обещаю, что послушаю сегодня вечером. А сейчас одевайся, нам пора идти. Только загляну в магазин.
Элли заставила себя выйти из комнаты. Ей очень хотелось послушать выдуманную Митчем историю в его же исполнении.
Она быстро переоделась, причесалась и спустилась в магазин.
Там было тихо и прохладно. Открыла кассу, поправила ценники, отперла входную дверь. Не забыть бы напомнить Робину о тех, кто собирался взять инструменты напрокат на летний период. Потом вошла в служебную комнату и щелкнула выключателем.
Ноги у нее подкосились, она схватилась рукой за горло. Посреди комнаты стоял пюпитр, который Митч использовал во время того концерта, а на нем лежал цветок из блестящей светло-голубой бумаги.
Элли не знала, что и подумать. Цветы, цветы повсюду. Может быть, это дети шалят? Единственное объяснение, которое она могла придумать. Дети не хотят, чтобы она забыла о Митче.
Но это глупо - дети даже не знали, что она подарила Митчу цветок. Может быть, она все преувеличивает, чего-то не понимает? В любом случае надо что-то делать, если она действительно любит Митча.
Признаться ему в своих чувствах, последовать совету Кинга. Пусть знает правду. Но как это сделать, если его нет в городе? Кинг, по всей вероятности, прав: очень многие поступки Митча свидетельствовали о любви к ней, просто он не сделал признания.
Элли вышла на улицу и направилась к машине. Бросила сверток на заднее сиденье и поставила галочку около пунктов "Сэри к няне", "Записаться на курсы зубной гигиены". Наверное, ей никогда не удастся выполнить пункт "Забыть о Митче".
Элли вспомнила, что Кинг просил заехать в аптеку. Надо поспешить после обеда Кинга везти к врачу.
По дороге ей повсюду мерещились цветы, ора пугалась каждого клочка бумаги, валявшегося на улице. Ерунда какая-то.
Ей стало смешно.
Сегодня последний день учебы в школе, дети выбрасывают старые тетради.
Мальчики, наверное, уже вернулись домой. Она прибавила скорость.
Вот и знакомая улица. Здесь меньше мусора. Но что это? Разбросанные клочки бумаги выглядели слишком подозрительно. Элли остановила машину и...
Что это?
Цветок. Без всякого сомнения. Из розовой упаковочной бумаги. Еще один. Бледно-зеленый. Боже мой! Цветы любви рассыпаны по всему тротуару.
Элли нажала на газ. Нет, ее сыновья не были ангелами. Она могла простить им разбросанные тетрадные листы, но не это. Эти цветы они должны были отдать учителям. Что она скажет им? Как ей себя вести? Остановив машину напротив магазина, Элли направилась к дому. Дорога до двери была выложена цветами.
Она подняла голову и посмотрела на окна квартиры. Что это? Все шторы задернуты. Элли терялась в догадках. Потом она перестала удивляться. Цветы были повсюду: на полу, на перилах лестницы, на каждой ступеньке, даже на стене.
Все это пугало. Элли бросилась бежать по лестнице.
На верхней площадке она остановилась и стала удивленно оглядываться по сторонам. Все утопало в цветах - не искусственных, настоящих. Маргаритки, бледно-желтые нарциссы, тюльпаны. А между ними вазы с розами. Весь дом наполнился божественным ароматом.
Она попала в рай? А ее дети - Гэйб, Майкл, Рэйф и схватившая ее за руку и увлекающая в комнату Сэри - ангелы? Они прыгали вокруг и пели: "Мы любим тебя, мы любим тебя". А Бубба Сью с венком из маргариток на шее виляла хвостом и лаяла. Харриет и Кинг подпевали детям и широко улыбались.
И еще.., там был Митч.
Он стоял около двери на кухню и держал в руках букет белых роз. У Элли перехватило дыхание.
- Элли, - услышала она его тихий голос. Когда он замолчал, Рэйф, ее тихий, маленький Рэйф, схватил Митча за руку и, умоляюще глядя ему в глаза, произнес:
- Давай же, говори. Ты же собирался ей сказать.
- Рэйф, где твои...
- Все в порядке, Элли. - Лицо Митча покрылось румянцем. - Им я уже все сказал. Понимаешь, с тех пор как уехал, я не мог выкинуть эту банду хулиганов из головы. Я.., скучал по вас. Хочу, чтобы вы всегда были со мной.
Слова давались ему тяжело. Элли растерялась, обняла Сэри, чтобы унять волнение. Руки у нее дрожали.
- Когда я был здесь, мне казалось, что я вернулся в свое детство, в свою семью. Это было впервые после смерти мамы. Вы помогли мне излечиться от травмы, полученной в детстве. А когда Сэри убежала, ты показала мне.., что значит уметь прощать.
Митч подошел к отцу, положил руку ему на плечо и посмотрел на него. В его взгляде больше не было ненависти.
Сердце Элли наполнила радость.
- И еще, Элли. - Он вытащил из букета роз бумажный цветок, точно такой же, какой она подарила ему. - Я понял, ты хочешь рискнуть и полюбить снова.
У Сэри кончилось терпение. Она схватила Элли за руку и потащила к Митчу.
- Давай, мамочка, поцелуй его. Он любит нас. Он хочет жениться на нас.
- Жениться? На нас? - Элли застыла как вкопанная, не зная, что сказать.
- Элли, это должен был сказать я. Митч сделал несколько шагов в ее сторону, по-прежнему не зная, что делать с букетом роз.
- На самом деле я подумал вот о чем. Буду работать в Уинтерхэвене вместе с Джеком. Это даст возможность заработать на жизнь. Сейчас я ремонтирую коттедж. Там есть колледж с факультетом стоматологии. Но мне хотелось бы знать, как ты к этому относишься.
Элли молчала.
- Элли, если ты не хочешь ехать в Колорадо, можно решить по-другому. Я перееду в Кирк-Нолл, найду здесь работу. Выходи за меня, Элли. Твои дети уже сказали, что они согласны.
- Да, да, да! - Сэри, Майкл и Рэйф прыгали вокруг. Гэйб стоял в стороне.
Элли почувствовала, что сейчас расплачется. Митч не сказал, что любит ее. А Гэйб? Она считала, что их отношения с Митчем наладились. Но, видимо, она ошибалась.
- Подождите, ребята. - Элли повернулась к Гэйбу:
- Что ты скажешь на это?
Гэйб встал по стойке "смирно" и отчеканил:
- Я говорю "нет".
- Милый, ты можешь объяснить, почему?
- Да. - Мальчик вызывающе посмотрел на Митча. - Мы хотим жить в Колорадо. Хотим помогать Митчу ремонтировать его дом. Хотим ездить на школьном автобусе в горы и учиться кататься на лыжах. Но...
Гэйб улыбнулся, ласково взглянул на Митча.
- Думаю.., если он действительно любит нас, пусть приезжает сюда. Это тоже годится.
У Элли сжалось горло, слезы выступили на глазах. У нее больше не было сил сопротивляться.
Двумя большими шагами Митч пересек комнату и встал рядом с ней, протянул ей букет - дюжины три роз, если не больше.
- Это тебе. У меня нет опыта объяснения в любви, пусть цветы тебе об этом расскажут. Я люблю тебя, Элли.
Ей так хотелось обнять и поцеловать его, но Митч вцепился в цветы, не зная, что с ними делать. Кинг был прав - придется взять инициативу на себя.
Она протянула руки, вынула из букета одну белую розу, остальные положила на диван, продела розу в петличку пиджака Митча.
- Я люблю тебя, Митч. Думаю, пора начинать готовиться к свадьбе! Гэйб фыркнул.
- Не слишком ли сентиментально? Митч повернулся к Элли и улыбнулся ей.
- Чертовски сентиментально.
Он схватил ее в объятия и стал целовать под аккомпанемент одобрительных возгласов детей и счастливый смех Харриет и Кинга.
- Мы женимся на Принце, мы женимся на Принце, - пела Сэри где-то совсем рядом. - Эй, Кинг, я думаю, это и есть счастливый конец.
Элли улыбнулась Митчу.
- И счастливое начало тоже.
ЭПИЛОГ
- Все, наконец, успокоились? - спросил Митч, увлекая Элли за собой. Их спальню только что отремонтировали. Здесь было очень красиво, повсюду стояли цветы.
Они целовались долго. Элли почувствовала, что задыхается, и отстранилась от него.
- Я думаю, мы поступим так.
- Как? - промурлыкал Митч, прижимаясь носом к ее шее и подталкивая к кровати.
- Похоже, все угомонились. - Она пыталась справиться с охватившей ее дрожью. - Кинг добрался до гостиной с тростью, которую ты ему купил, и с помощью Харриет. Держу пари, они поженятся в этом году.
Митч закрыл ей рот поцелуем, у Элли подкосились ноги. Больше не было сил сопротивляться.
В это время раздался стук в дверь.
- Ты уложил детей? - пробормотала она, ища губами его губы.
- И даже собаку. Все уложены и хорошенько запуганы. - Он звонко поцеловал ее. - Никаких вторжений во время брачной ночи, никаких уроков катания на лыжах, когда выпадет первый снег.
Элли хихикнула.
- Не думала, что брачная ночь может быть такой беспокойной. Больше похоже на воссоединение семьи.
Митч наклонился и заключил ее в объятия.
- Тебе не кажется, что восход солнца мы встретим за разговорами и к нам явится отец обсудить финансовые проблемы?
Элли опять засмеялась.
- Мама с Джози собираются идти в горы за дикими цветами. С книгами под мышкой и в сопровождении внуков. Мама так счастлива, что наконец-то состоится настоящая свадьба.
- У меня тоже есть кое-какие планы относительно тебя. - Митч посадил Элли на кровать и стал развязывать пояс на платье. - Я кое-что для тебя приготовил.
Элли тихо шепнула ему на ухо:
- Я тоже кое-что для тебя приберегла, - и сдвинула с плеч бретельки от платья.
- Не так быстро, - сказал Митч и протянул ей маленькую коробочку. - Я же сказал, что приготовил кое-что для тебя.
- Я не это имела в виду.
- Я тоже. Открой, посмотри. Она развязала золотую ленточку и открыла крышку.
- О Митч!
Внутри лежали золотые сережки. Крошечные золотые цветочки были очень похожи на традиционные бумажные цветы в миниатюре. В центре каждой сережки сверкал бриллиант.
- Какие красивые!
- Это в знак любви, Элли. Буду любить тебя всегда.
Прежде чем они слились в поцелуе, Элли увидела, как лунный свет вспыхнул, отразившись в бриллиантах. И она успела подумать, что сказки случаются в жизни и у них бывает счастливый конец.




Читать онлайн любовный роман - Как поверить в сказку - Монтана Пэт

Разделы:
монтана пэт

Ваши комментарии
к роману Как поверить в сказку - Монтана Пэт



Сказка
Как поверить в сказку - Монтана ПэтНадя
10.09.2014, 16.30





Г.г не миллионер и даже не очень в себе уверенный человек,г.г-ня маленькая загнанная лошадка-пони с 4 детьми,но любовь не спрашивает:сколько лет влюбленным,сколько детей уже есть? и на какие средства они будут жить и воспитывать детей?Любовьпросто приходит и это совсем не сказка-это жизнь!
Как поверить в сказку - Монтана ПэтРая
27.12.2015, 3.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100