Читать онлайн Ты предназначен мне, автора - Монт Бетти, Раздел - Монт Бетти в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты предназначен мне - Монт Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты предназначен мне - Монт Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты предназначен мне - Монт Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монт Бетти

Ты предназначен мне

Читать онлайн

Аннотация

Кто сказал, что курортные романы не имеют продолжения? Двадцатисемилетняя Сьюзен Торп, вместе с подругой оказавшаяся в теплоходном круизе, становится объектом внимания со стороны популярного телеведущего, миллионера и владельца оздоровительных клубов Эдди Нормана.
Эдди, выходца из низших слоев общества, привлекает в девушке хрупкость, изящество и аристократизм. Она так не похожа на женщин, с которыми он имел дело прежде! Однако Сьюзен настолько холодна и неприступна, что другой мужчина на его месте давно отступился бы. Но только не Эдди Норман...


Монт Бетти
Ты предназначен мне

Бетти МОНТ
Ты предназначен мне
Перевод с английского Е. Л. Гладковой
Анонс
Кто сказал, что курортные романы не имеют продолжения? Двадцатисемилетняя Сьюзен Торп, вместе с подругой оказавшаяся в теплоходном круизе, становится объектом внимания со стороны популярного телеведущего, миллионера и владельца оздоровительных клубов Эдди Нормана.
Эдди, выходца из низших слоев общества, привлекает в девушке хрупкость, изящество и аристократизм. Она так не похожа на женщин, с которыми он имел дело прежде! Однако Сьюзен настолько холодна и неприступна, что другой мужчина на его месте давно отступился бы. Но только не Эдди Норман...
1
- Нам срочно нужны дополнительные средства, Пол! Если не удастся их заполучить, наши исследования придется заморозить.
Девушка произнесла эти слова очень твердо и для большей убедительности скрестила руки на груди. Решительную манеру держаться Сьюзен Торп усвоила давно, считая, что это добавит ей изрядную долю значительности. Собственный облик казался ей ужасно бесцветным: светлые волосы, очень белая кожа, серо-голубые глаза.
Пол Янг, заведующий отделом, печально улыбнулся:
- Увы, все деньги, выделенные на текущий квартал, полностью израсходованы. Кстати, что-нибудь слышно о возобновлении дотации?
Сьюзен пожала плечами.
- Об этом мы в ближайшее время вряд ли что-то узнаем. Впрочем, если ее и восстановят, то вряд ли увеличат.
Пол сочувственно кивнул:
- В наше время всем неохота финансировать фундаментальные исследования. Вокруг них не бывает шумихи, и на первых полосах газет их не печатают.
Глаза Сьюзен сердито блеснули.
- Напечатают, когда из-за нехватки денег на такие исследования начнется массовый голод! - Меня тебе убеждать не надо, - с усмешкой заметил Пол. - По мне, так сейчас ничего важнее нет, чем исследования в области питания. Кстати, последняя штука из чечевицы оказалась весьма недурной - я как-то попробовал за обедом.
Сью тут же оттаяла и улыбнулась.
- Да уж, Стефи - просто гений своего дела. У нее все получается съедобным, а вырастить эту чечевицу можно и на скудных почвах при минимальных расходах. Мы делаем успехи, правда? Но публике до этого, увы, нет дела: люди предпочитают наедаться, как удавы, а потом тратить кучу денег на разные диеты.
Пол кивнул и после минутного молчания спросил, закончились ли у Сьюзен занятия.
- Да, наконец-то, - отозвалась девушка. - Половину и так уже отменили, а второй половины все равно что не было. Студенты спят и видят, как бы поскорее удрать на отдых.
Пол рассмеялся:
- Мы с Карен сами завтра уезжаем из Гринвуда. А ты как? Куда-нибудь едешь на каникулы?
- И да, и нет, - скорчила недовольную гримаску Сьюзен. - То есть здесь меня, конечно же, не будет, но...
- Не знал, что ты такая таинственная особа, - сухо заметил Пол.
- Да нет, нисколько. Просто я поддалась на уговоры подруги и отправляюсь с ней в круиз в полную неизвестность.
- Понятно. - Хотя совершенно ясно было, что Пол ничего не понял.
- Почти неделю провести в плавучем баре для одиноких людей, простонала Сьюзен. - И как это я ухитряюсь вечно вляпываться в такие истории! Бетси только что порвала с очередным приятелем и страшно переживает. Вот я и согласилась поехать с ней, главным образом, чтобы не позволить ей наделать глупостей. Теплоход несколько дней кружит по океану, а потом возвращается обратно.
- Ну а что ты собираешься делать на этой посудине помимо того, что будешь отводить беду от себя и подруги?
- О, я буду читать. Я намерена взять с собой целую кипу книг и журналов. Кроме того, у меня неприятности вряд ли возникнут. Я хорошо сливаюсь с окружающей средой.
Пол при последних словах девушки только улыбнулся. Как и большинство мужчин, он видел Сьюзен совсем не в том свете, в каком она видела себя сама. Это правда - она была миниатюрной и бледной, но ее хрупкая неброская красота таила в себе особое очарование. Сейчас такие девушки были не слишком в моде. Теперь эталоном женской красоты считались высокие девицы атлетического телосложения с силиконовой грудью, резкими чертами лица и пристрастием к броскому макияжу и экстравагантным прическам.
На следующее утро, сидя в крошечной кухоньке нью-йоркской квартирки Бетси Трумэн, Сьюзен предавалась примерно таким же мыслям. Бетси, высокая, с тренированным телом и буйной гривой рыжих волос, даже в этом дурацком круизе будет в своей стихии. А она, Сьюзен, куда лучше будет смотреться среди полей, лесов и озер. Она северянка и по внешности и по темпераменту, и от этого ей никуда не деться.
Сьюзен, впрочем, и не стремилась выделиться. Время от времени она позволяла Бетси таскать ее на модные вечеринки, однако смотрела на все взглядом стороннего наблюдателя и всегда оставалась в стороне.
- Выше нос, - подбодрила ее Бетси. - Ты же не к зубному идешь.
- Уж лучше бы к зубному, - отозвалась Сьюзен, потягивая кофе.
- Как знать? А вдруг встретишь какого-нибудь стоящего парня? По мне, так хоть с козлом общаться, но только не с этим чванливым индюком Мавином. Бетси презрительно сощурила глаза и усмехнулась.
- Не такой уж он был и плохой, - вяло запротестовала Сью.
- Тогда что ж ты от него сбежала? - не унималась Бетси. - А может быть, пришло время опять появиться Филу?
Сьюзен запричитала:
- Не напоминай мне об этом болване, Бет, ради Бога!
Бетси наклонилась вперед и пригвоздила подругу к стулу пронзительным взглядом карих глаз.
- Согласна, он был болван, но признайся - весьма сексуальный. Сама говорила.
- А тебе никогда не говорили, что дурной тон - напоминать лучшим подругам об их же секретах? Я же тебе не напоминаю о твоих проколах! парировала Сьюзен. - Ну, пожалуй, мне с ним было хорошо на первых порах. Но я прекрасно могу обойтись без такого рода переживаний.
- Беда Фила в том, что он слишком груб, и его, наверное, уже не переделать, - согласилась Бетси.
- Тут ты права, - пробормотала Сью, вспоминая свою короткую интрижку с молодым инженером из строительной фирмы. И как только она могла связаться с таким типом?! Она не жалела, что порвала с Филом, но мысль о том, что воспоминания об этом наваждении еще свежи, раздражала девушку. Хотя с тех пор прошло уже полгода.
- Тебе полезно на несколько дней вылезти из своей башни слоновой кости, - заявила Бетси. - Так что не будь такой кислой. Уверена, скучать нам не придется...
Каюта девушек, когда они наконец добрались до нее, оказалась просторной и прилично отделанной. Да и сам теплоход оказался больше, чем предполагала Сьюзен, так что у нее здесь явно имелся шанс отыскать укромное местечко, где можно было спокойно почитать, не считая, конечно, коротких вылазок на люди присмотреть за взбалмошной, но любимой подругой.
Распаковав вещи, девушки прогулялись по кораблю. Бетси отпускала язвительные замечания по поводу встречавшихся на пути особ мужского пола, а Сьюзен высматривала укромные уголки. Обе вернулись в каюту довольные.
- Пора выпить шампанского, - объявила Бетси, сверившись с часами и распорядком дня на судне.
Девушки переоделись и отправились в обеденный зал. Обед в первый вечер был неофициальным, и места в зале занимали кто где хотел. Сью, которая уже сейчас мечтала забиться куда-нибудь подальше в уголок, предложила занять столик на двоих, но ее подруга решительно отвергла эту идею.
Они уселись за столик на четверых, и, как и следовало ожидать, свободные места пустовали недолго.
Сью всегда немного завидовала легкости, с какой Бетси сходилась с людьми. Самой ей никак не давалась непринужденная болтовня с незнакомцами. По характеру она не была слишком уж застенчивой, однако из-за чрезмерной сдержанности частенько казалась именно такой. Хотя Сью и не раз заявляла, что хорошо "сливается с окружающей средой", но все же подмечала, что и привлекает внимание многих мужчин. Даже присутствие яркой и жизнерадостной Бет нисколько не затмевало ее в глазах представителей мужского пола. Вся беда была в том, что Сьюзен очень долго сомневалась в себе, не решаясь сближаться, а мужчины часто бывали слишком нетерпеливы, что и создавало диссонанс.
Однако и чересчур медлительные, и смотревшие на нее с обожанием молодые люди, вроде пресловутого коммивояжера Мавина, в конце концов неизменно надоедали Сью. И сейчас, стоя на пороге двадцатисемилетняя, девушка уже начинала думать, что ее мечты несбыточны.
Часа через полтора ей все-таки удалось удрать. К ее радостному удивлению, Бет, похоже, заинтересовалась худым и длинношеим молодым исследователем-медиком, присоединившимся к их компании. А самой Сью пришлось быстро отделаться от рекламного агента, назойливого и многословного, как сама реклама. Все-таки если мужчина из кожи вон лезет, чтобы всех убедить в том, что он настоящий самец, у него явно масса комплексов, подумала она.
Сьюзен вышла на палубу, обнаружила, что густой туман, провожавший их в порту, последовал за ними в море, и вернулась в каюту, чтобы надеть плащ. Прогулка по палубе в такую погоду отнюдь не казалась ей странной, ведь у каждого янки-северянина море в крови. Да и многие в ее семье плавали.
Из салона до Сьюзен доносился смех и обрывки разговоров, и она почувствовала себя неуютно, несмотря на то, что добровольно выбрала уединение.
Она остановилась на корме. Здесь, в темноте и сырости, она была совсем одна. Палуба тонула в тумане, огни расплывались, тишину нарушал лишь тихий плеск воды да ритмичный шум мотора.
Мимо прошел кто-то из членов экипажа в красной ветровке, надетой поверх униформы. Интересно, что он думает о дуре, выбросившей кучу денег на этот плавучий клуб знакомств, чтобы потом стоять совсем одной в темноте?
Неожиданно девушка услышала шаги за спиной. Сначала она решила, что это еще кто-то из членов экипажа, но когда шаги стихли и мужчина оказался в нескольких футах от нее, Сьюзен поняла, что ошиблась.
На мужчине тоже была красная ветровка, но, судя по темным брюкам, это был скорее кто-то из пассажиров. Девушка не могла разглядеть его в темноте, однако у нее создалось впечатление, что мужчина высок, широк в плечах, с темными непокорными волосами и усами. Мужчина тоже смотрел в темноту, опираясь о поручни, и не подавал вида, что заметил девушку, хотя наверняка видел, что она стоит неподалеку.
Такое полное отсутствие интереса к своей персоне задело Сью за живое. Надо же, стоят в двух шагах друг от друга, а этот тип даже не удосужился поздороваться!
Ну, конечно, догадалась девушка, делает вид, что задумчиво смотрит на воду, а сам готовит какой-нибудь сногсшибательный пас, чтобы к ней подъехать.
Что-то в облике мужчины говорило о том, что молчит он не от избытка застенчивости.
Сью снова бросила в его сторону косой взгляд. Все дело в его позе, подумала она, отводя глаза. Высокий стройный мужчина почти всегда уверен в себе. И, видимо, сильный - такой редко кому-нибудь уступает. А поза чего стоит - одна нога на нижнем поручне, большой палец в кармане брюк. Не просто самоуверенный тип, но еще и дерзкий, Сьюзен он сразу не понравился.
Она снова покосилась на мужчину. Его лицо было скрыто в тени, но Сьюзен живо представила его - этакий мужественный самодовольный тип. Перед ней вдруг промелькнуло воспоминание о Филе, и она мысленно объединила двух мужчин, хотя и понимала всю несправедливость такого сравнения. В памяти всплыла сцена последней встречи с Филом, когда тот заявил, что таких холодных дамочек он отродясь не встречал, а потом пулей вылетел из квартиры Сьюзен. Правда, перед этим он успел высказать еще пару нелестных замечаний о ее семье. Сью была настолько потрясена, что не нашла даже подходящих слов для ответа, пока спортивная машина Фила не скрылась из виду.
Между тем молчание на палубе становилось напряженным. Раздраженная, Сью едва не выплеснула на незнакомца весь свой гнев, вызванный воспоминаниями о Филе, но передумала и решила вернуться в каюту.
Стоило ей сделать шаг, как мужчина оторвался от поручней и поглядел в ее сторону. Сью по-прежнему не видела его лица, однако теперь что-то в его облике показалось ей знакомым. Зато стало совершенно ясно, что это никакой не Фил, и девушка направилась в сторону незнакомца с вежливой улыбкой на лице. Мужчина тоже сделал шаг к ней, загораживая ей проход.
Сьюзен не любила высоких мужчин: это был инстинктивный страх малых перед большими. И, оказавшись совсем рядом, она занервничала. Интересно, где она могла его видеть? Она была уверена, что его не было среди пассажиров, собравшихся в столовой. Такой мужчина неминуемо бы обратил на себя ее внимание.
Крупный рот незнакомца изогнулся в усмешке:
- Что же вы так скоро сдаетесь, мисс?
- Сдаюсь? - эхом отозвалась Сью. Она все еще пыталась вспомнить, где его видела прежде, и не сразу поняла, что он имеет в виду.
- Я простоял здесь добрых пять минут в ожидании, что вы начнете разговор, но если надо, я могу подождать еще.
Так вот оно что! Он, оказывается, ждал от нее инициативы. Гнев Сью тут же растаял, и она развеселилась. Кстати, похоже, что женщин на этом корабле и впрямь было больше, чем мужчин, так что этот парень уверен, что у него здесь будет богатый выбор - такой тип мужчин обычно притягивает женщин.
Она улыбнулась:
- Знаете что? Я, пожалуй, вернусь в салон и пущу слух, что вы тут стоите и ждете, когда вас подцепят. Боюсь только, что если все дамы ринутся на корму, есть риск потопить корабль.
- А вы хорошо плаваете? - поинтересовался мужчина с легкой усмешкой.
- Прилично, - напустив на себя серьезный вид, заверила его Сьюзен.
- А почему вы не в столовой, где вам полагается принимать ухаживания?
- Могу задать вам тот же вопрос, - сухо отрезала девушка.
- А, понимаю. Вы отправились в круиз для одиночек, чтобы не знакомиться с мужчинами, а, наоборот, отпугивать их. - И он насмешливо кивнул.
Сьюзен открыла было рот, чтобы объяснить, зачем она здесь, но тут же резко закрыла его. С какой стати она должна что-то объяснять этому нахалу? Она решительно направилась прочь.
Движение мужчины было столь стремительным, что Сьюзен вздрогнула. Сильная рука сомкнулась на ее локте. Девушка хотела ее стряхнуть, но передумала. Откуда все же это странное чувство, что она его знает. Сью заставила себя задрать голову и посмотреть ему в лицо.
- Вы что, так сексуально озабочены?
Мужчина рассмеялся низким смехом.
- Правильнее сказать, я заинтригован вашим поведением и подозреваю, что вам приходилось слышать это раньше. Женщины вашего типа могут быть очень опасны для мужского душевного равновесия. Наверное, я теперь всю ночь буду гадать, кто же эта холодная маленькая блондинка, которую я встретил одну на палубе.
- Какая жалость, что вы не выспитесь! А теперь позвольте... - И девушка решительно сняла его руку со своего локтя.
Незнакомец отодвинулся, но тут же перехватил руку Сьюзен, и она ощутила мозоли на мужской ладони. А потом, невзирая на сопротивление, он поднес ее руку к губам и легко коснулся ее усами.
Сьюзен словно ударило током, тем более что она от такого грубияна ничего подобного не ожидала. Девушка даже слегка вскрикнула от удивления.
Ее реакция не укрылась от мужчины, и его глаза весело блеснули.
А в следующее мгновение все изменилось. Накатило что-то темное, первобытное, и оба перестали владеть собой. То, что произошло потом, застало Сьюзен врасплох, хотя позже она призналась себе, что должна была все заранее предвидеть.
Незнакомец поцеловал ее, и этот поцелуй совсем сбил девушку с толку. От такого сильного и самодовольного мужчины можно было ожидать, что он жадно и властно прижмется к ее губам. Однако его мягкие теплые губы ласкали, дразнили, будоражили. Сью застыла, и незнакомец, приняв ее покорность за поощрение, еще крепче прижал девушку к себе. Поцелуй стал настойчивее, и она инстинктивно отпрянула, упираясь ладонями в твердую мужскую грудь. Он тут же отпустил ее и широко улыбнулся - Это еще цветочки!
На мгновение Сью представила себе, какими могли быть ягодки, и ощутила предательский жар в груди. В следующую минуту она резко развернулась, готовая бежать сломя голову, однако заставила себя спокойно и гордо удалиться. Заворачивая за угол, девушка обернулась - мужчина по-прежнему стоял и смотрел на нее. Сьюзен ожидала услышать насмешливый хохот, но его не последовало, и это только еще больше смутило девушку.
Через десять минут она уже сидела на кровати в своей каюте, нанося на лицо увлажняющий крем. Втирая его в кожу над верхней губой, она ощутила легкое покалывание - след его усов все еще ощущался на нежной коже.
Сьюзен с досадой стукнула кулаком по подушке. Как она могла позволить ему такое? Ну хорошо, он застал ее врасплох, подавив своим ростом, но не до такой же степени. А тут еще это дурацкое чувство, что она его уже знает. Нет, она вела себя совершенно непростительно.
Сьюзен мысленно прокрутила перед собой всю сцену, соображая, что она сделала не так. И пришла к неутешительному выводу: ничего бы не случилось, если бы она ушла до того, как ситуация вышла из-под контроля.
Можно было, конечно, дать нахальному красавчику затрещину. Однако ей претили подобные проявления оскорбленного женского достоинства, и к тому же она не сомневалась, что незнакомца это бы только развеселило. Он ведь бросил ей вызов. Этого наглого типа задело, что она не проявила никакого интереса к его персоне, а она бы только сыграла ему на руку. Пощечина была бы доказательством, что он вывел ее из эмоционального равновесия, чего он и добивался.
От этих мыслей Сьюзен стало немного легче, но тут в каюту влетела Бетси.
- Привет. Что это с тобой? Того и гляди кого-нибудь покусаешь.
- Ничего. - Сьюзен пожала плечами и постаралась придать лицу спокойное выражение. Она была слишком зла, чтобы сейчас обсуждать происшествие с подругой, и вдобавок подозревала, что Бетси оно показалось бы необыкновенно романтичным.
- А знаешь, здесь есть очень даже симпатичные парни, - заметила подруга, раздеваясь. - Хотя мне такое сказали - просто не верится!
- И что же тебе сказали? - Сью задала этот вопрос без всякого интереса, ей просто хотелось отвлечься и успокоиться окончательно.
- Что на корабле находится Эдди Норман, но это какой-то бред собачий. С чего бы ему?..
Сьюзен не дослушала. Эдди Норман! Незнакомец обрел имя, и от этого девушке стало совсем дурно. Неудивительно, что он показался ей знакомым. Сью как-то специально включила его идиотскую шоу-программу, просто чтобы посмотреть, из-за чего люди с ума сходят. И, между прочим, она недавно видела его ухмыляющуюся физиономию на обложке одного из весьма сомнительных скандальных журналов.
Эдди Норман - знаменитый пропагандист здорового образа жизни. Помимо телевизионного шоу, у него было несколько столь же дурацких брошюр с комплексом оздоровительных упражнений. Он направо и налево раздает глупые советы, а куча идиотов глотает их без разбора и просто заваливает его деньгами.
- В это трудно поверить, - между тем продолжала Бетси. - С его-то деньгами проводить время на этой убогой посудине.
Да уж, это точно, подумала Сьюзен, все еще переваривая информацию. Впрочем, потакать дешевым вкусам публики - дело прибыльное.
- Ну все равно завтра я обыщу это паршивое суденышко от носа до кормы, - поклялась Бетси.
- Тебе незачем так трудиться, - произнесла Сью с усмешкой. - Он действительно здесь. Я его уже видела.
- Что? - не веря своим ушам, завопила Бетси и плюхнулась на кровать подруги.
- Я видела его, когда вышла прогуляться на палубу. Мне еще показалось знакомым его лицо, но сообразила, кто он, я только сейчас, когда ты об этом заговорила.
- А он был один? - с надеждой спросила Бет.
- Да.
- Эдди Норман - здесь, один, на целых пять дней, - мечтательно протянула Бет.
- Он женат? - спросила зачем-то Сьюзен и только потом поняла, что семейным людям не место на этом теплоходе.
- Нет и никогда не был. Правда, у него есть ребенок.
- Вот как?
- О, несколько лет назад это была настоящая сенсация. Какая-то девица из телевизионного кордебалета забеременела и объявила, что Эдди - отец ребенка. Тот не стал отрицать, но жениться на ней отказался, хотя и согласился платить алименты на ребенка.
- Какое благородство, - сухо отозвалась Сью. У нее было такое чувство, что ее поцеловал настоящий змей, и этот змей явно не собирался превращаться в принца.
- Его адвокат заявил, - продолжала Бет, - что Норман никогда не давал этой женщине никаких обещаний и беременность была ее идеей. Большинство людей, с кем я говорила, на его стороне и даже жалеют его.
Сью промолчала. Может, в словах подруги и был какой-то смысл, но она не желала его признавать. Гораздо приятнее было презирать его и за этот эпизод. Тоже мне, любимец публики!
- Ну расскажи мне про него. Он в жизни так же красив, как и на экране? - затеребила подругу Бетси.
Сью нарочито небрежно пожала плечами.
- Наверное, если тебе нравятся такие типы. Герой дешевой оперетты! С усиками!
Бет пренебрежительно фыркнула:
- Дурочка! Такие типы всем женщинам нравятся. Ну, рассказывай же. Где ты его видела? Ты с ним говорила?
Сью выдала тщательно откорректированную версию их встречи, сообщив, что обменялась с ним несколькими словами, проходя мимо. В общем, ничего особенного.
Бет задумалась.
- Наверное, он здесь все-таки с женщиной, раз не стал с тобой заигрывать.
Сьюзен с трудом удержалась, чтобы не заерзать на кровати.
- Может, я ему понравилась не больше, чем он мне.
- Ха! - заявила Бет. - Да от твоей этакой нарочито-отчужденной манеры держаться разве что мертвец не заведется. А Эдди Норман очень даже живой.
Сьюзен снисходительно усмехнулась - это они уже много раз проходили. Сью завидовала открытой натуре Бет, а та в свою очередь - благородной сдержанности подруги. И обе давно пришли к выводу, что их дружба отчасти объясняется именно разницей в характерах.
- Надеюсь, он не просидит всю поездку в каюте, - вздохнула Бет. - Хотя самое большее, на что я могу рассчитывать, - это присоединиться к его гарему.
- Но с какой стати? - удивилась Сью. Такого безоглядного преклонения перед мужчинами она никогда не понимала. - То есть, я хочу сказать, он, конечно, привлекательный парень, но что в нем такого уж необыкновенного?
- Да дело не только во внешности, - заявила Бет. - Ты хоть раз видела его шоу?
- Однажды и то не полностью. - Сьюзен больше обратила внимание на обсуждение темы шоу, а не на ведущего.
- А я смотрю его программу каждый раз, как выдается возможность. Что-то в нем есть - не только внешность. "Обаяние" - дурацкое слово, но другого я подобрать не могу.
- Любой, кто зашибает такие деньги, может позволить себе быть обаятельным, - язвительно заметила Сью.
- Мне он не кажется фальшивым.
- Не кажется? Да он такой же фальшивый, как его советы по соблюдению здорового образа жизни!
- Знаешь, я бы предпочла сначала познакомиться, а потом уже судить, отрезала Бет и улеглась в постель.
Сью нисколько не раскаивалась в своих суждениях. Засыпая, она уже почти забыла о своих прежних обидах из-за наглого поведения этого красавчика: ведь как личность он был еще более отвратителен. Делал деньги, потакая прихотям богачей, а она с их стесненными средствами билась изо всех сил, стараясь продолжить фундаментальные исследования в области питания. Эдди Норман нянчился с хорошо упитанными телами, а она боролась, чтобы спасти людей от медленной смерти. И ведь он еще строит из себя спасителя человечества!
2
С моря налетел холодный ветерок, и Сьюзен продрогла даже в своем укромном уголке. Бетси отправилась бродить по кораблю в поисках Эдди Нормана, а она уединилась, разложив перед собой стопку журналов. Научные исследования и преподавание отнимали кучу времени, и девушка вечно не успевала следить за публикациями коллег в печати. Сегодня она с радостью ухватилась за возможность наверстать упущенное. Углубившись в чтение, она совершенно забыла об Эдди Нормане и своем желании отомстить этому самодовольному красавчику.
- Интересное занятие для подобного круиза, - раздался рядом хрипловатый мужской голос.
Сью узнала его сразу. На мгновение она решила, что ей померещилось: видимо, мысли о нем все же маячили где-то у нее в подсознании. Да, это был Эдди Норман собственной персоной. У нее вдруг по коже побежали мурашки при воспоминании о сильном властном теле и прикосновении его жестких усов к ее губам.
Девушка скосила глаза в надежде увидеть Бет или еще кого-нибудь из молодых женщин, идущих в ее направлении. Однако палуба была пуста, и Сью запоздало сообразила, какую сделала глупость, уединившись вдали от всех. А ей-то казалось, что здесь она будет в безопасности!
Сью не ответила и вообще никак не дала понять, что видит или слышит Эдди: просто сделала вид, что поглощена чтением. Однако буквы уже расплывались перед глазами. Она почувствовала себя обезоруженной.
Не говоря ни слова, Норман присел на край ее плетеного шезлонга. При этом он слегка задел девушку бедром, но она стоически удержалась от того, чтобы отшатнуться. В конце концов, всему есть предел, и больше она не позволит этому наглецу заставить ее бежать, как перепуганного мышонка.
Молчать было больше нельзя, и Сью подняла глаза от журнала. Это была первая возможность как следует разглядеть мужчину, которого Бетси и другие женщины считали столь неотразимым.
На девушку спокойно смотрели темные глаза с густыми ресницами. Глаза соблазнителя, тут же подумалось ей. Такие глаза могут запросто покорить любую женщину. И эти усы. Сьюзен усы вообще-то нравились, но она предъявляла определенные требования к их размеру и форме. У Эдди усы были безупречными: не слишком густые и не слишком редкие, красиво обрамлявшие большой и очень мужественный рот.
В остальном его лицо ничем особенным не отличалось, разве что матовым ровным загаром. Что и говорить, холеный тип! На фигуру его Сью предпочитала не смотреть, но... Его рост по-прежнему угнетал ее, но смотрелся Эдди Норман отлично. Широкие плечи, узкие бедра, длинные мускулистые ноги - этакий роскошный самец. И не успела эта мысль сформироваться в мозгу девушки, как она напомнила себе о том, что он из себя представляет. Типичный ловелас!
- Мы ведь так и не познакомились, - заявил Эдди с улыбкой, балансировавшей, по мнению Сью, на грани дружелюбия и наглости. - Меня зовут Эдвард Норман.
На лице девушки не дрогнул ни один мускул. Она была рада, что Бетси заранее предупредила ее, кто он такой. Она не собиралась дать ему понять, что узнала его.
- А меня - Сьюзен Торп, - холодно отозвалась она, не подавая руки.
Эдди сам взял ее за руку - просто снял ее пальцы с журнала и зажал в своей большой и теплой ладони. У него вырвался низкий смешок.
Девушка отодвинулась от Эдди как можно дальше, напоминая себе, что больше ни за что не позволит ему повторить вчерашнее.
- О-о, мне нравится ваше имя. - Его глубокие темные глаза так и искрились смехом. - Скажите мне, мисс Сьюзен Торп, что в высшей степени приличная леди делает в таком месте?
Что ж, подумала девушка, видимо, ничего более оригинального он уже придумать не может - исчерпал всю изобретательность.
- Какой неординарный вопрос, мистер... э-э-э... Норман.
Сью наградила его нарочито любезной улыбкой, гордясь тем, как ей удалось запнуться на его имени. Впервые она почувствовала, что может выйти из игры победительницей, и ей расхотелось отступать.
Эдди наклонился, полистал лежавшие перед девушкой журналы, затем бросил на нее взгляд сквозь густые ресницы.
- И чем же вы занимаетесь, мисс Торп, помимо того, что стоите одна в темных углах, где вас неминуемо должен схватить и поцеловать некий тип, желающий воссоздать сцену из старого фильма?
Сью невольно улыбнулась - лишь уголками губ, но тут же сжала рот. Эдди, однако, уже заметил ее улыбку.
- Преподаю и веду научно-исследовательскую работу в области здравоохранения и питания.
- И где же?
- В Институте Брайтона. - Сью очень сомневалась, что он когда-нибудь о таком слышал. Институт был небольшой фирмой, хотя и с безупречной репутацией.
Норман поднял брови - как показалось Сьюзен, с искренним удивлением, даже восхищением, хотя в это и трудно было поверить.
- Они ведут прекрасную работу в своей области, а Тим Уиклоу - тот просто специалист экстра-класса.
Теперь настала очередь девушки изумляться, и она даже не пыталась этого скрывать. У Тима Уиклоу и впрямь была отличная репутация в своей сфере, но ее удивило то, что Норман вообще осведомлен об их исследованиях. Такого рода информация печаталась только в специализированных журналах вроде тех, что лежала сейчас перед ней, а Сью сомневалась, что этот парень когда-либо их читал.
- Да... мы действительно ведем довольно интересные исследования, но они не очень широко известны... - Сью едва сдержалась, чтобы не спросить, откуда он о них знает, но вовремя спохватилась. Она ведь притворилась, что не в курсе, кто он такой. - А вы чем занимаетесь, мистер Норман, если не секрет? - поинтересовалась Сью, радуясь, что ее вопрос прозвучал совершенно естественно. Она снова была начеку.
Эдди откинул голову и захохотал. Сью вспыхнула от смущения. Он ведь давно догадался, что она прекрасно знает, кто он.
- Представление, достойное большой сцены. Теперь я понимаю, откуда у меня возникло ощущение, что вы обо мне не слишком высокого мнения. А я-то думал, что это из-за моего непростительного поведения вчерашним вечером. Глаза его так и искрились смехом.
Сьюзен оставалось лишь продолжать игру. Даже под дулом пистолета она не признается, что знает, кто он.
- Да, конечно, мне показалось, я где-то слышала ваше имя. Вы, кажется, связаны с телевидением, не так ли? Я, правда, нечасто смотрю телевизор.
Эдди продолжал внимательно смотреть на нее сквозь полуприкрытые веки. Молчание затягивалось, и Сью уже снова стала подумывать об отступлении.
- Еженедельное телешоу, две книги бестселлеры и ряд брошюр с комплексом оздоровительных упражнений. - Голос Нормана звучал бесстрастно, и только под конец в нем послышалась легкая насмешка.
Снова воцарилась тишина. Сью изо всех сил старалась избежать его пристального взгляда. Он первым нарушил молчание.
- Знаете, я думал, что этот круиз будет сплошным занудством, но теперь я переменил свое мнение.
- Если вы считали, что вам будет скучно, зачем тогда поехали?
- По делу, - ответил Норман, по-прежнему не сводя глаз с девушки.
- По делу? Он кивнул.
- Компания по организации круизов подбросила мне идею сделать недельную программу - что-то вроде плавучего оздоровительного комплекса. Вот я и поехал, чтобы посмотреть корабль и расспросить пассажиров, как им придется эта идея.
- Что же, не стану отвлекать вас от дел, - объявила Сью, давая понять, что разговор окончен. - Поскольку меня лично эта идея нисколько не интересует, полагаю, вам лучше задать свои вопросы кому-нибудь другому.
- Вы так и не сказали мне, как вы здесь оказались, - напомнил Эдди.
- Я здесь с подругой. Она не хотела ехать одна, а у меня как раз выдалась свободная неделя. - Сьюзен пожала плечами в надежде, что он удовлетворится ответом и оставит ее в покое.
- Понятно. Вы поехали, чтобы оказывать моральную поддержку подруге, если потребуется. - Эдди очень серьезно кивнул и поднял на девушку блестящие темные глаза. - А ваша-то подруга способна оказать вам моральную поддержку в случае необходимости?
Вряд ли, трезво рассудила Сью и дерзко вздернула подбородок.
- Не думаю, что мне это понадобится. Эдди наклонился вперед, приблизив лицо настолько, что она ощутила тепло его дыхания.
- А по-моему, поддержка может очень даже понадобиться. Теперь скажите мне, Сьюзен Торп, у вас большой опыт по части того, чтобы отбиваться от навязчивых мужчин?
- Я знаю, как себя вести, мистер Норман, - ледяным тоном парировала Сью.
Он слегка отодвинулся от нее и улыбнулся.
- Неужели? Трудно в это поверить. Мне так кажется, что вчерашнее - это еще цветочки.
- Напротив, то были уже ягодки, и могу вас заверить, что вчерашняя сцена больше не повторится.
- А я смею заверить вас в противном - повторится, и, может быть, даже сейчас!
При этих словах он не пошевелился, но у Сью было такое чувство, что он все еще нависает над ней. Она просто физически ощущала, как его усы щекочут ей верхнюю губу, чувствовала жар, исходящий от его тела. Долгую минуту они молча смотрели друг на друга, затем он снова взял ее руку и легонько сжал в своей ладони.
- О'кей, мисс Торп, пусть будет по-вашему. Начнем с того, что вы мне все о себе расскажете, а я буду сдерживать свои низменные инстинкты. Что-то подсказывает мне, что вы родом из старой новоанглийской семьи, владеющей домом, которому не меньше двухсот лет, забитым предметами старины и портретами предков, одними из первых приехавших сюда из доброй старой Англии.
Сью промолчала. Ее семья действительно поселилась в Америке сто семьдесят лет назад, хотя самые старые портреты относились лишь к началу века нынешнего. Девушку не удивило, что Норман так быстро раскусил ее: она ведь идеально вписывалась в аристократический новоанглийский стереотип.
Обычно Сьюзен это забавляло, но не теперь.
По-видимому, Норман решил, что Сьюзен не собирается вносить свою лепту в сей разговор, ибо продолжал таким тоном, словно хотел сказать: "Ну, хорошо, давайте покончим с этим и перейдем к более интересным темам".
- А я вырос в самом бедном квартале Нью-Йорка. Наша семья все время куда-то переезжала, главным образом чтобы не платить за квартиру. Кое-какую мебель постоянно приходилось бросать, потому что мы уезжали в спешке. А самый древний портрет - моего дедули; он весьма внушительно позировал с бутылкой виски в одной руке и стаканом - в другой. Стаканом он правда пользовался только в особо торжественных случаях.
Сьюзен просто не смогла удержаться от смеха. Все это было рассказано совершенно серьезным тоном, и лишь озорной блеск глаз выдавал его. Возможно, он все это выдумал, чтобы посмеяться над ее происхождением. Мелодичный смех Сью зазвенел в воздухе, Эдди присоединился к ней, и на мгновение девушке показалось, что этот мужчина очень даже симпатичен.
Эдди по-прежнему держал ее за руку и теперь медленно поднес ее к губам, повторяя тот же жест, что и прошлым вечером. И снова Сью поразила сила воли этого человека и ее собственная реакция на него. У нее уже совершенно не было желания выдергивать руку из его теплой ладони.
- По-моему, вы мне понравитесь, мисс Торп, и даже очень.
Сьюзен встретилась с ним взглядом, ожидая увидеть в них веселых чертиков. Однако глаза Эдди Нормана смотрели серьезно, и это завораживало и пугало девушку. Она стала лихорадочно искать иную тему для разговора, чтобы избавиться от этого наваждения.
- Вы же сказали, что находитесь здесь по делу.
- Да, но о делах я могу позаботиться днем, а ночами я не прочь пообщаться с вами, причем близко пообщаться... - Он по-прежнему говорил серьезным тоном, но в глазах снова мелькнули веселые искорки.
Сью склонила голову набок и нервно улыбнулась.
- Вы, без сомнения, самый возмутительный тип из всех, кого мне приходилось видеть.
Эдди прижал свободную руку к сердцу и блаженно закатил глаза:
- Дама только что сделала мне комплимент. - Тут он захлопал своими длиннющими ресницами и наигранно-страстным голосом прошептал:
- Все это так неожиданно! Такая встреча! Мы непременно должны познакомиться ближе.
Сью рассмеялась и отняла свою руку:
- Шутки шутками, но если серьезно, то я для вас недоступна.
- А может быть, лучше сказать - недостижимы? - усмехнулся он. - Боюсь, что со мной опасно играть в такие игры.
Сью не ответила, не совсем понимая, что он имеет в виду.
- Видите ли, я из тех, кто всю жизнь гонится за недостижимым. Вот смотрите. Мальчик из бедного квартала, вынужденный бросить школу в пятнадцать лет, чтобы помогать семье, ухитряется получить аттестат зрелости, а потом поступает в университет. А ведь шансов на это у него было не так уж много, правда? И все же, вот он перед вами - в тридцать четыре года настоящий миллионер. Вам не кажется, что он достиг недостижимого?
Сью так и подмывало сказать, что достичь-то достиг, но везение не обязательно сопутствует людям всю жизнь. Но что-то заставило ее сдержаться. По-видимому, Норман принял ее молчание за знак согласия, ибо снова наклонился и, глядя прямо в глаза девушки, произнес:
- Итак, Сьюзен Торп, вас соблазняет человек, который не хочет верить, что в мире есть вещи, которых он не может получить.
Неожиданно девушка поняла, что с нее довольно. Она нарочито расставляла ему обидные ловушки, а он ни на одну не клюнул. Более того, Сью ощутила растущий диссонанс между неприязненным отношением к нему как к человеку, совершенно чуждому ей, и симпатией к нему как к мужчине. И вообще, ей было стыдно, что этот разговор состоялся. Ведь таким образом она его только поощряла.
Без лишних слов девушка поднялась с шезлонга и собралась уходить. Однако Норман мгновенно встал и загородил ей дорогу. Сью сделала попытку обойти его. Но не тут-то было.
- Сьюзен, - неожиданно мягко произнес Эдди, беря ее под локоть, пожалуйста, не уходите такой сердитой. Я серьезно прошу прощения за вчерашний вечер. Честное слово, обычно я так себя не веду.
Девушка в изумлении остановилась. Она никак не ожидала услышать извинения от такого самоуверенного мужчины.
- Не люблю, когда мной командуют, - совершенно искренне заявила Сью.
- Обещаю, больше такое не повторится, - негромко ответил Эдди.
Сью почувствовала, что оттаивает. Она смотрела на расстегнутый ворот его рубашки, откуда выглядывали курчавые завитки темных волос. Потом закинула голову, взглянула в лицо Нормана и увидела в его глазах симпатичные веселые огоньки. Девушка невольно улыбнулась в ответ.
- Не хотите поцеловать меня в отместку за то, что я вчера сделал? - с шутливой серьезностью спросил он. Сью промолчала, и он пожал плечами. Впрочем, вы всегда можете залепить мне оплеуху, если вам это кажется более подходящей формой мести.
Сью скользнула взглядом по его красиво очерченному мужественному рту, обрамленному безупречной линией усов, и с удивлением поняла, что ей и впрямь хочется поцеловать его. Глупости какие, раздраженно подумала она, ведь он мне даже не нравится. Потом она сообразила, что Эдди ждет ответа - на его лице играла понимающая улыбка.
- Нет уж, благодарю покорно, - ледяным тоном отрезала она. Единственное, чего мне хочется, - это больше никогда вас не видеть.
Не дожидаясь ответа, Сьюзен развернулась и пошла прочь, но вслед ей раздалось:
- Знаете, а ведь корабль не так уж велик... Он был прав. Она сморозила глупость, но самой большой глупостью было вообще разговаривать с ним. Сьюзен пребывала в таком смятении чувств, что даже не сразу услышала, как ее зовет Бетси:
- Ну вот и ты наконец. Мне так и не удалось найти Эдди Нормана, но кое-кто его видел, так что он точно здесь.
Да уж, сердито подумала Сью, мечтая в эту минуту оказаться где-нибудь подальше отсюда. И указала рукой в направлении, откуда пришла.
- Он там. Если поторопишься, уверена, застанешь его.
- Увидимся позже, - широко улыбнулась Бетси и умчалась.
Сью проводила подругу снисходительным взглядом и удовлетворенно улыбнулась. Кажется, наметился выход из ситуации. Бет была весьма привлекательна и искренне жаждала познакомиться с Норманом. Благие намерения Сьюзен уберечь подругу от неприятностей растаяли как дым. Уж лучше пусть она, чем я, подумала девушка. Некое подобие чувства вины она отмела сразу, ибо была уверена, что Бетси гораздо лучше умеет справляться с мужчинами типа Эдди Нормана, чем она сама.
Девушка вернулась в каюту и стала раздумывать, что это на нее нашло: почему ей вдруг захотелось его поцеловать? Может, из-за вызова, звучавшего в его голосе, - он ведь точно знал, что она этого никогда не сделает? Или это была реакция на его слова и поведение?
Неважно, решила Сью, - сделанного не воротишь. Но она ему еще покажет! Если она и поощрила его невольно, то впредь быстренько даст понять, что он совершенно ей неинтересен. Несмотря на то, что они были обречены провести несколько дней на одном теплоходе, девушка была уверена, что сможет избегать этого смазливого наглеца. Сейчас он явно занят тем, что соблазняет Бетси, которая только того и ждет.
Девушка раскрыла очередной журнал и углубилась в чтение. Она так увлеклась, что когда раздался стук в дверь, подскочила от неожиданности.
- Сьюзен Торн? - вежливо осведомился чернокожий стюард, когда Сью открыла дверь.
Девушка кивнула, уставившись на стопку журналов в его руках, поверх которых лежала ярко-красная роза. Стюард почтительно вручил ей журналы и цветок и удалился, а Сьюзен смотрела ему вслед, в душе ее росло смятение. Что-то тут не так. Единственным человеком, кто мог послать ей цветы, был Эдди Норман, но ведь он, по ее расчетам, должен был сейчас находиться рядом с Бетси. Она продолжала тупо смотреть на журналы, забытые ею на палубе, и на розу, к которой был прикреплен небольшой конверт.
Затем, оставив на время конверт без внимания, она взяла вазу и направилась в ванную налить воды и поставить розу. Цветок был свежим и благоуханным, Сью с наслаждением вдохнула его аромат. Откладывать дольше было нельзя, и она со вздохом вынула из конверта записку.
"Пункт первый "Этикета соблазнителя" советует посылать даме розы. Чтобы доказать, что мне тоже не чужда некоторая утонченность, посылаю эту розу в знак глубочайшей симпатии. До заката вы в безопасности, но за то, что может случиться позже, я не отвечаю.
Стремящийся к недостижимому Эдди."
Сьюзен не смогла удержаться от смеха. От этого нахала она ничего другого и не ожидала. Сью всегда уважала в людях уверенность в себе, но в случае с Эдди она была возведена в какую-то немыслимую степень. Девушка сунула записку назад в конверт.
По-настоящему сердиться на него было немыслимо, но неужели нельзя вызвать в себе хоть какую-то долю негодования! Ведь это так естественно! Парень сам ей навязался, совершенно недвусмысленно объявив о своих намерениях, и даже не извинился толком за свою бестактность. А теперь заявляет, что ему не чужда утонченность, и тут же - новая дерзость.
Как же все-таки это понимать? Он что, таким образом развлекается? И что из того, что он ей рассказал правду? А эта душераздирающая история его детства? Сью тяжело вздохнула. Наверное, пришло время признаться себе, что Эдди Норман ее совершенно заворожил.
Опять все как с Филом, подумала Сью с грустью. По-видимому, есть в ней что-то порочное, вот она и увлекается мужчинами такого сорта. Во всяком случае, добропорядочные молодые люди ее совсем не привлекают. Скука! А в этот раз добавилось еще кое-что - его так называемая страсть.
Сьюзен была настолько погружена в свои мысли, что вздрогнула, когда вдруг услышала шум за дверью. Она уже почти ждала, что снова появится Эдди, но это была всего-навсего Бетси, ворвавшаяся в комнату с сияющими от радости глазами.
- Ты была права. Я нашла его, и мы сегодня ужинаем вместе.
- Мы? - слабым голосом переспросила Сью, почувствовав неожиданное разочарование.
- Да, он пригласил нас обеих и... Ох, а откуда эта роза?
Прежде чем Сью успела остановить ее, Бетси выхватила записку из конверта. Прочитав, она бросила взгляд на розу, затем на подругу и огласила каюту звонким смехом.
- Так вот, значит, чем все объясняется!
- Что объясняется? - строго спросила Сьюзен, хотя ей вовсе не хотелось услышать ответ.
- Приглашение на ужин от нашего друга. - Бетси помахала запиской перед носом подруги, - Он держался исключительно по-деловому, пока я случайно не увидела стопку твоих журналов и не сказала, что, наверное, моя соседка по каюте их забыла. Тут он сразу спросил, нельзя ли их ему одолжить, и сказал, что вернет их чуть позже. Я даже дала ему номер нашей каюты. А уж потом он пригласил нас поужинать.
Бетси радостно захлопала в ладоши.
- Ох, это же просто чудесно! Даже если я никого не встречу в круизе, все равно знакомство с Норманом будет стоить того. Слушай, Сью, но тебе-то как повезло!
- Но ведь он интересует тебя, а не меня, - возразила Сьюзен.
- Я сдаюсь без сопротивления. Ему нужна не я, а ты. Как я понимаю, ты от него сбежала и бросила журналы.
Сью была задета. Бетси выставила ее какой-то испуганной ланью, и это было подозрительно похоже на правду.
- Не имею желания с ним ужинать. У меня нет времени на людей, зарабатывающих деньги обманом публики. Фу, дешевые приемчики!
- Может, его шоу и книги поверхностны по сравнению с той работой, какую ведете вы, но и то, что он делает, тоже очень важно. - Бетси нисколько не обескуражил праведный гнев подруги. - Если бы не такие, как он, огромное количество людей вообще никогда не узнали бы жизненно важных вещей. Не думаешь же ты, что все подряд станут читать твои трескучие статьи? Скукотища! - И Бетси небрежно ткнула пальцем в стопку журналов.
- Он фальшивка, самоварное золото, - упорствовала Сьюзен, не желая признавать в общем-то разумные доводы подруги.
- Ничего подобного. Он - талантливый популяризатор здорового образа жизни. Сам мне сказал. А кроме того, я знаю больше, чем ты, - у меня работа связана со здравоохранением и я хожу в его оздоровительный клуб.
С этим Сью спорить не могла: Бетси служила инспектором здравоохранения. И девушка пошла в атаку на сами оздоровительные клубы.
- Подобные клубы - сплошная показуха, больше ничего. Что разумного там предлагают, кроме морковного сока?
- Весьма профессиональную программу оздоровления. Там очень квалифицированный персонал. Норман не виноват, что публика жаждет в первую очередь развлечений. А тебе, кстати, известно, что у него есть бесплатная программа для детишек из бедных семей? Помимо занятий их там кормят и отсылают домой, снабдив бесплатными витаминами и рецептами приготовления дешевых, но полезных блюд, специально разработанными его сотрудниками.
Сьюзен, если честно, об этом не знала и сразу почувствовала, что все ее оборонительные бастионы рушатся. Поэтому она просто махнула рукой.
- При всем при этом он вечно гоняется за рекламой!
- Ну уж нет, - запротестовала Бетси. - Единственная реклама, какую я видела, - это объявления в церквях и общинных центрах. Я и о них бы ничего не знала, если бы один сотрудник мне не рассказал.
Сьюзен промолчала, и подруга бросила на нее любопытный взгляд.
- И что ты так на него взъелась?
- Просто не хочу больше видеть этого самодовольного красавчика, вот и все. Не хватало мне еще одного Фила.
- Ах, вон оно что! Мне бы раньше догадаться. Что ж, если хочешь знать мое мнение, впрочем, даже если не хочешь, все равно скажу: между ними огромная разница. Я где-то слышала, что Эдди вырос в бедности, но это единственное, что у них общего. Ты ведь не настолько сноб, чтобы презирать его за это?
- Он явно герой не моего романа, - упорствовала Сьюзен.
- А кто же тогда герой твоего романа? По-моему, у тебя было предостаточно возможностей убедиться, что научные крысы вроде Мавина уж точно тебе не подходят.
- Это еще не означает, что мне подходит Эдди Норман. Тут и думать не о чем.
- А мне кажется, он твой шанс, привереда! Как жаль, что он клюнул не на меня. Так мы идем с ним ужинать?
Сью стала снова возражать, Бетси продолжала настаивать. В конце концов Сью обозлилась и заявила, что сама найдет себе кавалера на ужин, а Бет может сказать Норману, что у нее другие планы. Подруга расхохоталась и согласилась, прекрасно зная, что Сью терпеть не может толкаться в толпе перед ужином, особенно одна.
Сью же рассчитывала, что молодой человек, сидевший с ними за одним столиком накануне, по-прежнему интересуется ею. Самой девушке он не слишком приглянулся, но его она, по крайней мере, могла держать в узде.
К несчастью, через несколько минут после того, как Сьюзен вышла в зал, упомянутый юнец прибыл туда же в обществе высокой блондинки. Разочарованная, девушка с раздражением смотрела, как он что-то явно нежное шепчет на ухо своей спутнице. Сьюзен до смерти хотелось оставить Эдди Нормана с носом, но единственный способ сделать это заключался в том, чтобы найти себе другого спутника, который будет сопровождать ее на ужин. Одной из наиболее примечательных черт ее характера было редкое упорство, под стать самому Норману, и Сью знала, что, если не обеспечит себе надежного партнера до их появления, сражение будет проиграно.
3
Она заказала коктейль и огляделась. Накануне зал был заполнен одиноко стоявшими молодыми людьми и девицами, сегодня же большинство составляли парочки. Поразительно, насколько быстро все перезнакомились! Наверное, подумала Сью, это из-за того, что круиз такой короткий и надо действовать быстро. В последнем она убедилась, бродя по кораблю после обеда. Все укромные места, примеченные ею для того, чтобы на досуге заняться чтением, оказались уже заняты. Сьюзен в отчаянии снова оглядела зал и тут заметила подходящую кандидатуру. Она обратила внимание на этого парня еще вчера, главным образом потому, что он казался здесь так же не к месту, как и она сама. Парень был худощавым, невысокого роста, в очках, чрезвычайно застенчивым, и вид у него был такой, словно он только что вышел из университета.
И вот Сьюзен, еще вчера высмеивавшая потуги мужчин завязать знакомство и при этом сохранить свое достоинство, пришлось самой делать первый шаг. Впрочем, она столько раз видела все это в исполнении Бетси, что не сомневалась в успехе. Потягивая коктейль, девушка стала потихоньку продвигаться в сторону молодого человека, на ходу соображая, с чего начать. Ей хотелось находиться рядом с ним, когда появится предлог завязать разговор.
Избранник Сьюзен робко посмотрел в ее сторону, и девушка обнаружила, что у него ласковые карие глаза. Сущий ягненок! Она улыбнулась - намек на поощрение, но не слишком явный. Группа вновь прибывших подтолкнула молодого человека в сторону Сьюзен, и девушка быстро убрала свой бокал, чтобы тот ненароком его не опрокинул.
- Простите, - извинился юноша, и тут Сьюзен нежно улыбнулась ему. А потом все было уже просто. Молодой человек оказался-таки начинающим преподавателем университета. Он был совершенно счастлив, что привлек внимание столь симпатичной девушки, и, поддерживая беседу о том, как трудно преподавать нынешним студентам, которые слишком уж несерьезно относятся к учебе, Сьюзен втайне поздравляла себя с тем, что ей удалось разрушить планы Эдди Нормана.
Внезапно чья-то сильная рука обхватила девушку за талию. Она скосила глаза вниз, на ладонь, самым естественным образом лежавшую у нее на поясе. Затем бросила извиняющийся взгляд на робкого преподавателя и надменно произнесла, полуобернувшись;
- Здравствуйте, мистер Норман.
- Привет, профессор. Я знаю, солнце еще не село, но, как говорится, оно уже клонится к закату.
- Если я правильно поняла, вы уже договорились кое с кем поужинать, холодно отрезала Сьюзен.
- Уверен, что и ваша подруга, и вы знаете, зачем я пригласил ее на ужин, - заявил Норман. - Кроме того, я позвал еще кое-кого для компании.
И он наградил девушку торжествующей улыбкой.
Сью отвернулась, полная решимости не обращать внимания на Эдди и продолжить свой разговор с молодым преподавателем, однако тот, видимо в испуге, уже ретировался. Девушка в растерянности озиралась вокруг.
- Боюсь, что этот мышонок уже уполз в свою норку, - раздался над ее ухом насмешливый голос. - Вы и представить себе не можете, какой грозный вид я могу напустить на себя при желании.
И тут Сьюзен совершила ошибку - когда Норман заговорил, она снова обернулась к нему.
Эдди тут же воспользовался этим, чтобы властно прижать девушку к себе. Возможно, сыграл роль контраст между ним и ее предыдущим собеседником, но Сью остро ощутила мужскую силу и физическую притягательность этого человека. Лицо ее залила краска, и она опустила голову, чтобы мужчина не заметил ее смущения. Однако Норман приподнял ее голову за подбородок и приблизил к ней вплотную свое лицо.
- Какая у вас чувствительная кожа. Верхняя губа чуть покраснела. Наверное, мне следует подумать о том, чтобы сбрить усы.
- Между прочим, - сердито заявила Сьюзен, - это единственное, что мне в вас нравится.
- О'кей, тогда не буду сбривать. - Эдди невозмутимо пожал плечами и отстранился, однако так и не сняв руки с ее талии. - Только не моя будет вина, если у вас в конце концов пойдет сыпь по всему телу. Я ведь не смогу удержаться от поцелуев!
Нет, этого не будет, в страхе подумала Сью. Она просто отказывалась верить в происходящее. Девушка уже давно научилась игнорировать подобные сальные намеки и не собиралась теперь обращать на них внимание.
- Слушайте, Эдди! - решительно заявила она, глядя ему прямо в глаза. Я терпеть не могу, когда ко мне пристают, так же, как и когда мной командуют. И если уж я обречена на то, чтобы ужинать в вашем обществе, то предупреждаю: если будете и дальше говорить мне подобные дерзости, этот ужин долго не продлится.
С минуту он очень серьезно смотрел на девушку и уже открыл было рот, чтобы ответить, но тут появилась Бетси и приветствовала их той же заговорщической улыбкой, какую Сьюзен уже видела на лице Нормана. Почти сразу же к ним присоединился какой-то маловыразительный, по сравнению с Эдди, мужчина, приглашенный им для компании, и они отправились к столу.
Рука Эдди по-прежнему лежала на талии Сьюзен, и девушка не преминула заметить взгляды, которые публика бросала сначала на Нормана, а потом оценивающе - на нее. Она отчаянно пожалела, что начисто лишена способности к легкому флирту, какой в совершенстве была наделена Бетси, иначе ей, может быть, удалось бы привлечь внимание второго мужчины из их компании. Однако Бетси сама проявила к нему живейший интерес, так что Сьюзен не стала даже пытаться. Кроме того, она не сомневалась, что Эдди тут же пресек бы все ее попытки завязать новое знакомство, как уже испортил ее маленький тет-а-тет с робким преподавателем.
Разговор за столом сразу стал общим, и, к удивлению Сьюзен, Норман никак не старался взять его полностью под свой контроль. Тем не менее, девушка остро ощущала его присутствие. Она поймала себя на том, что ловит каждое его слово, анализирует и откладывает в памяти для дальнейшего изучения. Так ведь поступают, когда интересуются человеком, а Сьюзен по-прежнему внушала себе, что не испытывает к нему ничего, кроме любопытства.
Однако она ничего не могла с собой поделать, постоянно сравнивая Эдди с Филом, и вынуждена была признать, что ее подруга была права. Фил всегда старался завладеть разговором и страшно обижался, когда его перебивали. Эдди же, напротив, оказался не только хорошим собеседником, но умел слушать.
Сьюзен потихоньку разглядывала его, пока он обсуждал с Бетси вопросы здравоохранения, и раздумывала о том, что, несмотря на элегантный костюм и хорошие манеры, он вполне мог найти общий язык и с простым мусорщиком. Она полностью погрузилась в свои мысли и даже вздрогнула, когда Эдди неожиданно под столом коснулся ее своим коленом. Сью вдруг сообразила, что он совсем не делал ей никаких интимных намеков и не говорил двусмысленностей. Однако слова были и не нужны: за пего говорили глаза соблазнителя. Эдди как бы невзначай создавал вокруг нее обстановку некой интимности - именно тем, что избегал единственной темы, которая, как она знала, занимала его больше всего и понемногу уже завладевала мыслями самой девушки.
Ужин закончился, и все поднялись из-за стола. Рука Эдди снова непринужденно легла на талию Сьюзен. Когда они вышли на палубу, Норман скользнул рукой вдоль бедра девушки, а потом сжал в своей ладони ее пальцы. Сьюзен понимала, что слишком остро реагирует на эти вполне пристойные жесты, но ничего не могла с собой поделать: ее вдруг обдало жаром.
Они остановились рядом с дискотекой. Бетси со смехом выразила желание сбросить немного калорий, набранных ею за ужином, и Стэнли, четвертый член их компании, с готовностью согласился. Эдди с пониманием взглянул на Сьюзен.
- Вам ведь не хочется идти туда, правда? Девушка знала, что проще всего согласиться пойти танцевать и тем самым избежать того, чтобы остаться с Норманом наедине, но ее раздражала громкая музыка, да и танцевать она не очень любила. Поэтому она отрицательно покачала головой и позволила ему увести себя.
- Уверен, вам больше по душе классическая музыка, - усмехнулся Норман.
- Рок я тоже люблю, - запротестовала девушка.
- И Эрика Клэптона в том числе?
- Да, это один из моих самых любимых исполнителей, - ответила удивленная Сьюзен.
Эдди театральным жестом прижал руку к груди:
- Ну, слава Богу, наконец-то у нас нашлось хоть что-то общее. В следующие его гастроли непременно пойдем на его концерт.
Сью не ответила. Ее поразило, с какой легкостью он говорил об их общении в будущем, тогда как она сама явно была не готова принять его и в настоящем. Ее немного пугало то, как решительно он стремился вторгнуться в ее жизнь.
Неожиданно девушке пришло в голову, что Норман ведь тоже наверняка анализирует каждое ее слово и делает собственные выводы. За ужином у нее не раз возникало ощущение, что он очень чутко реагирует на ее самые пустяковые реплики, даже чересчур чутко. Когда Сью промолчала, Эдди поинтересовался, где прошло ее детство.
- В Гринвуде, штат Нью-Джерси.
- И именно в таком доме, как я описал?
- Не совсем. - Раздраженная, Сьюзен решила показать ему, что он хоть в чем-то не прав. - Дому всего восемьдесят лет. Самый первый дом сгорел, и наша семья отстроила новый на том же месте.
Эдди весело рассмеялся. Радость от маленькой победы тут же померкла Сьюзен вдруг сообразила, как снобистски высокомерно прозвучали ее слова.
- А в истории страны фигурирует кто-нибудь из Торпов?
- Даже несколько. Один из Торпов был губернатором штата, другой сенатором.
- Ну и ну! Вы просто принцесса голубых кровей.
Сьюзен вдруг сообразила, что он потешается над ней, и холодно отстранилась. Эдди схватил девушку за руку и снова притянул к себе.
- Послушайте, мне и в голову не приходило над вами смеяться. Неужели вы не понимаете, что ваш мир так же чужд мне, как мой - вам?
- Рада, что вы признаете это, - резко произнесла девушка. Ей уже было все равно, высокомерно звучат ее слова или нет. Больше она не поддастся чарам Эдди Нормана.
- Но мы ведь живем в демократической стране, мисс Торн, а здесь крутой парень из бедного нью-йоркского квартала вполне может стремиться к тому, чтобы заполучить девицу голубых кровей из Нью-Джерси.
Сью отметила, что он сказал "может стремиться", стало быть, уверенности у него слегка поубавилось.
- А я бывал в Нью-Джерси только один раз, во время открытия оздоровительного клуба в Трентоне.
- Там, где я живу, все по-другому, - это ведь почти что сельская местность.
- Мечтаю посмотреть: извилистые дороги, каменные ограды, утопающие в зелени деревушки.
- Вы вполне серьезно собираетесь туда приехать? - спросила Сью, даже не пытаясь скрыть удивления.
- А как же еще нам продолжать наш роман? - в тон ей ответил Эдди.
- Нет у нас никакого романа!
- Еще как есть. Просто мы этого еще не осознали. Я, может, смогу влюбиться в вас еще до того, как мы ляжем вдвоем в постель.
Он замолчал и с усмешкой взглянул на девушку.
- Не правда ли, звучит восхитительно старомодно? Сейчас ведь принято в первый же день знакомства вступать в половую связь. Ну а мы слегка оттянем этот момент.
Сьюзен снова лишилась дара речи. Он что, дразнит ее, смеясь над приличиями? Наверняка беспорядочные "половые связи", как он изволил выразиться, были в его жизни нормальным явление. Мысли девушки перескочили на его угрозу явиться в Гринвуд, и она снова вспомнила о Филе.
- Вам у нас явно не понравится, - коротко объявила Сьюзен. Даже если его визит не будет таким же кошмарным, каким оказалось появление в ее краях Фила, она не желает, чтобы он туда приезжал. Если ее план избегать общества Эдди Нормана во время круиза провалился, то это не значит, что он будет вторгаться в ее жизнь по возвращении.
- Ну, я же не могу судить, пока не увижу, - спокойно отозвался Норман, забавляясь неподдельным страхом, написанным на лице девушки.
Он продолжал идти рядом со Сьюзен, слегка поглаживая ее тонкие пальчики в своей ладони. С той первой минуты, как он увидел ее на залитой дождем палубе, такую одинокую и одновременно такую спокойную и уверенную в себе, девушка запала ему в душу. Случилось невероятное: на корабле, полном ярких и готовых к флирту женщин, Эдди Норман, прежде никогда не отказывавшийся от того, что ему предлагали, на сей раз без сожалений отказался от развлечений, сосредоточившись на единственной девушке, казалось бы, не вписывающейся в его каноны женской красоты.
Ему и раньше, впрочем, приходилось встречать таких женщин, как Сьюзен, но Эдди всегда избегал их, считая, что это образ скорее надуманный, чем реальный. Теперь он уже не был так уверен. Эта девушка тянула его к себе как магнит. Может, потому, что прежде он, как правило, имел дела с женщинами попроще, которые сами вешались ему на шею.
Они отправились в самую маленькую и тихую гостиную на судне. Обстановка там была весьма романтичной, да и находилась гостиная в двух шагах от каюты Эдди. И хотя он все тщательно распланировал и не терял надежды, но все же решил действовать осторожно. Обычные методы соблазнения с этой гордой интеллектуалкой явно не годятся.
Эдди и Сьюзен разговорились понемногу, и постепенно девушка успокоилась. У Нормана был настоящий дар рассказчика и довольно тонкий самокритичный юмор, немного не вязавшийся с его бьющей через край самоуверенностью.
- А почему вы выбрали именно эту профессию? - поинтересовалась Сью, сообразив, что он почти не рассказывал о своей работе.
- Можно сказать, естественным путем. Детство мое большей частью было голодным, и в то же время я понимал, как важно находиться в хорошей физической форме, чтобы выжить на улице. С детства обожаю футбол. Когда же я наконец попал в колледж, то немного подумывал о тренерской работе...
- Но так и не стали тренером? Эдди покачал головой:
- К тому времени я уже понял, что этим денег не заработаешь, я ведь не Пеле как-никак. К тому же в колледже я все равно почти не играл, так что эта область отпала сама собой. Я получил диплом по физвоспитанию, поступил работать в оздоровительный клуб, по ночам подрабатывая таксистом. Со временем я сообразил, что бум здорового образа жизни продлится долго, убедил кое-кого ссудить мне денег и организовал собственное дело. А шоу на телевидении появилось совершенно случайно. Я рекламировал некоторые сорта мыла, и, хотя я не Бог весть какой актер, на телевидении решили, что у меня совсем неплохо получается.
Сьюзен рассмеялась, прекрасно понимая, что он рисуется, поскольку знает, что получается у него даже очень хорошо. Ей становилось все труднее видеть в нем просто досадную помеху своему желанному одиночеству, но в то же время она была еще не готова принимать его всерьез.
Час был поздний, и многие пары стали расходиться по каютам. Эдди предложил прогуляться на ночь по палубе. И вот они оказались на корме снова одни.
- Как много всего произошло на последние двадцать четыре часа, правда? - произнес Эдди, вглядываясь в темноту.
Сью вздрогнула. Двадцать четыре часа? Всего-то? Ей казалось, что она знает его намного дольше, и от этого девушке стало как-то не по себе.
Эдди очень медленно протянул к ней руки, как бы давая возможность оттолкнуть его. Однако лишь тогда, когда его сильные руки обвились вокруг ее талии и она ощутила близость мужского тела, девушка попыталась слегка отстраниться.
- Успокойся, милая. Я совершенно не вписываюсь в образ насильника. Мне просто нравятся женщины, и все.
Сью нервно рассмеялась.
- Вот в этом я ничуть не сомневаюсь.
- Я хочу сказать: чисто по-дружески. Мне гораздо приятнее общаться с ними, чем с мужчинами. - В его голосе странно смешались обида и смех.
Он осторожно сомкнул объятия. Сьюзен оказалась слишком близко от него, чтобы пытаться вырваться, впрочем, она почему-то и не хотела этого. Однако она по-прежнему держалась прямо и напряженно, протестуя больше против собственных чувств, чем против его действий. Эдди заговорил, и девушка ощутила, как шевелятся его губы, прижатые к ее волосам.
- Когда ты наконец расслабишься в моих объятиях, ты станешь моей, я знаю.
- Что, если это время никогда не наступит? - с усмешкой спросила Сью.
- Наступит.
Ну, разумеется, в нем заговорило мужское самолюбие. А самолюбие у Эдди Нормана, наверное, непомерное. Он ведь заявил, что для него нет ничего невозможного, и уже доказал это самому себе. И вся беда в том, что Сью уже начинала ему верить.
Эдди продолжал обнимать девушку, прижав ее бедро к своему бедру. В его объятиях она была защищена от ночного ветра; они были совершенно одни под ночным звездным небом, простершимся над темным чуть поблескивающим морем. Звуки едва доносились сюда, и Сью вдруг поняла, что ей хочется одного стоять здесь, в обнимку с ним, до бесконечности. Это ощущение было для нее слишком новым, и девушка испугалась.
- Смотри, моя радость, ты уже начинаешь понемногу расслабляться. Ну что, уже привыкаешь ко мне?
В его голосе звучала едва заметная насмешка, но этого оказалось достаточно, чтобы привести Сьюзен в чувство. Она уперлась руками в мощную грудь, но, когда он отпустил ее, вдруг почувствовала себя одинокой.
- По-моему, пора возвращаться, - без особой уверенности произнесла девушка.
- Еще минутку, - отозвался Эдди и сжал ее щеки в ладонях.
- Ты надо мной смеешься! - возмутилась Сью, увидев озорные искорки в его глазах.
- Не будь такой обидчивой. Может, пора уже научиться немного подтрунивать над собой?
Сью не нашлась, что ответить, но времени на раздумье у нее не осталось - Эдди накрыл ее губы своими. Поцелуй был нежным, но настойчивым, и девушку обдало жаром. Он не пытался заставить ее ответить на поцелуй, но терпеливо ждал, когда она сама отзовется, не в силах сопротивляться влечению, толкавшему их друг к другу.
В этот раз Эдди сам прервал поцелуй, хотя и с большой неохотой.
- Вот видишь, - прошептал он, - это снова произошло. По-моему, вы в большой опасности, мисс Сьюзен Торп.
- Сделай одолжение, перестань, - взмолилась Сьюзен. - Из-за тебя я и впрямь веду себя как обиженный ребенок. - Она вырвалась из его объятий и отошла на безопасное расстояние. Однако ее губы все еще горели от его поцелуя, а по телу по-прежнему была разлита сладкая истома.
- Да я просто немного пошутил. Слишком уж ты осторожна. Ты не задумывалась, почему так яростно мне сопротивляешься?
- Ты совсем другой, Эдди Норман, - слишком не похож на меня и мужчин, которых я знаю.
- Поэтому ты предпочитаешь не рисковать. - Это был не вопрос, а констатация факта.
Сью сделала попытку рассмеяться.
- Если бы я предпочитала не рисковать, то давно бы сидела в своей каюте.
Эдди усмехнулся и погрозил ей пальцем.
- Вот видишь! Ты уже начинаешь понемногу смеяться над собой. Под обличием благовоспитанной барышни тлеет горячий уголек страсти и ждет, чтобы кто-то разжег из него пламя.
Слова другие, но ведь примерно то же самое говорил ей и Фил, когда назвал ее холодной!
- Неужели я и впрямь кажусь такой... замороженной?
Эдди взял Сьюзен за руку и повел вдоль палубы.
- Не замороженной, просто немного настороженной. Все мы продукты нашего воспитания. Я иду напролом, потому что иначе бы просто не выжил в этом мире, а ты держишь дистанцию, потому что тебя в детстве держали в теплице. Ты боишься дикого леса. Воспитывали бы нас иначе, и мы были бы другими...
Сью улыбнулась ему.
- Я как-то не очень представляю себя в ином обличье.
- Честно говоря, я тоже, - признался он со смешком. - Но в теории это верно.
Они остановились у двери каюты Сьюзен, и Эдди, нежно улыбаясь, взял обе руки девушки в свои. Она улыбнулась в ответ и подумала, что этот мужчина ей в сущности очень симпатичен. Какова бы ни была его профессия, - а об этом девушка сейчас старалась не думать, - Эдди Норман был поразительно открытым и честным человеком, к тому же очень тонким и чутким.
- Спокойной ночи, профессор Торп. Приятных снов. Кто знает, может быть, следующей ночью спать вам вообще не придется...
Он поцеловал Сьюзен в кончик носа и растворился в темноте. Девушка открыла дверь каюты со смешанным вздохом облегчения и сожаления.
На следующее утро Сью проснулась в каком-то странном радостном возбуждении и чуть было не выпрыгнула из кровати. Однако вовремя спохватилась, посмотрев на час и вспомнив о спящей подруге, и снова опустила голову на подушку. Но возбужденное состояние не прошло, и причина его - Эдди Норман. Менее чем за сутки этот удивительный мужчина получил над ней какую-то непреодолимую власть.
Эдвард Норман явно относился к числу редких мужчин, обладавших совершенно несокрушимым магнетизмом, и Сью подумала, что противостоять ему могла бы только гораздо более сильная женщина, чем она сама.
А сама она была совершенно не готова к общению с таким мужчиной, но деваться было некуда. Каким-то образом он уже вошел в ее жизнь - во всяком случае, на данный момент, поспешно прибавила про себя девушка. Бросив взгляд на соседнюю кровать, где разметалась во сне ее подруга, Сью усмехнулась. Это ведь Бетси поехала в круиз в поисках приключений, а она лишь согласилась сопровождать подругу, полная решимости удержать ее от глупостей. Как выяснилось, судьба над ней посмеялась. Ибо сейчас именно ей, Сьюзен, необходим был кто-то, чтобы нажать на тормоза, а Бетси на эту роль никак не годилась.
А может, в глубине души Сью хотелось, чтобы с ней произошло нечто подобное? Она усердно трудилась в своем узком академическом мирке, куда не было доступа непосвященным. Не зря же придумали выражение "башня из слоновой кости". А башня Сью включала в себя не только колледж, но и город, где она родилась и выросла и где необходимо было соблюдать определенные условности просто потому, что она была из семьи первопоселенцев Торпов.
Сью и раньше охватывало беспокойство. Ее короткая связь с Филом была вызвана подсознательным желанием вырваться из своего узкого мира, а теперь вот сам Эдди Норман!
И в круизе все оказалось проще: новое место, новое окружение, да еще то, что Норман метко окрестил "беспорядочной половой жизнью", так кажется? И все же - если она сохранила способность анализировать ситуацию, стало быть, сохранила способность ее контролировать. Сью выбралась из постели более уверенная в себе и более спокойная, чем в первые минуты пробуждения.
Гордостью теплохода был застекленный бассейн, и девушка решила поплавать до завтрака. Может быть, к тому времени, когда она вернется, Бет наконец соблаговолит проснуться и они придумают, чем заняться. Найти себе какое-то занятие вдруг показалось Сью ужасно важным.
Когда она появилась в бассейне, там было человек семь, не больше. Зато на противоположном конце восседал Эдди Норман в окружении трех девиц в бикини. Сью тотчас отвела глаза: сердце ее пронзила боль, и имя этому чувству было - ревность.
При виде Эдди в окружении полуголых красоток все радостные воспоминания о прошедшем вечере рассеялись как дым. Без сомнения, сейчас перед ней был настоящий Норман: плейбой с глазами соблазнителя, чья работа была связана с формированием красивых тел. По-прежнему не глядя на него, Сью подошла к ближайшему шезлонгу и, прежде чем снять купальный халатик, повернулась к нему спиной. У всех девиц, сидевших рядом с Эдди, были более чем роскошные формы, и на их фоне Сью ощущала себя недоразвитой десятилетней девчонкой.
Сняв халатик, Сью критически оглядела свой скромный цельный купальник в трехцветную полоску. Бет как-то сказала, что ни одна женщина, у которой есть хоть капля кокетства, такой купальник не наденет, и Сью сейчас подумала, что подруга права: такое может носить только тощая угловатая особа вроде ее самой. Синий чулок да и только!
Все женщины у бассейна были прекрасно загорелыми - наверняка пользовались приборами для искусственного загара, которыми все так увлеклись в последнее время. А Сьюзен даже летом загорала совсем чуть-чуть, а теперь, в начале весны, и вовсе была бледной как смерть.
С другого конца бассейна на девушку пристально смотрел Эдди Норман. На окружавших его девиц он уже почти не обращал внимания. Сью казалась ему такой пугающе нежной и хрупкой. Он и впрямь больше привык к пышным формам и хорошо развитым мышцам, ему обычно нравились земные чувственные женщины, не дожидавшиеся приглашения, чтобы прыгнуть к нему в постель.
Друзья Нормана частенько подшучивали над преимуществами его профессии, но вся беда была в том, что ее прелести давно уже потеряли для него всякий интерес. Ведь не испытывает же мужчина-гинеколог эрекцию при осмотре каждой из своих пациенток.
Совсем недавно, обходя один из оздоровительных клубов, Эдди поймал себя на том, что миновал два тренажерных зала, набитых почти раздетыми женщинами, и при этом обратил внимание лишь на состояние оборудования и качество инструктажа. Прежде он никогда не слыл слишком умеренным в плотских удовольствиях, но теперь просто пресытился.
Он пристально посмотрел на Сьюзен, шедшую к краю бассейна, затем перевел взгляд на сидевших рядом пышнотелых женщин. По утрам у Эдди всегда просыпалось физическое желание, и еще вчера присутствие этого трио было бы для него почти непреодолимым искушением. Однако сегодня он скользнул равнодушным взглядом по грудям, выпирающим из лифчиков, по едва прикрытым трусиками женским прелестям - и направился к бассейну.
Сью делала уже третий круг, как вдруг обнаружила, что Эдди плывет рядом. Увидев рассекающие воду загорелые мускулистые плечи, девушка на мгновение сбилась с темпа, но потом решительно отвернулась от него и поплыла дальше.
- Неважная замена... - заметил Эдди, по-прежнему держась рядом.
И тут Сьюзен совершила ошибку, вопросительно обернувшись к нему: о чем это, мол, вы?
- По утрам я предпочитаю заниматься любовью, - пояснил он, понизив голос. - Лучшее время для секса, если кто понимает.
- Что ж, у вас есть выбор, мистер Норман.
- Есть, конечно, но я им не воспользуюсь. Разве что вы включите в число кандидатур свою персону.
Сью уже доплыла до бортика и собралась повернуть обратно, но Эдди преградил ей дорогу, прижав руки девушки к стенке бассейна.
- Ты уже ревнуешь! - радостно объявил он, приблизив свое лицо вплотную к лицу Сьюзен.
- Не говори глупостей, - возразила она, может быть, чересчур пылко.
- Мне они не нужны, Сьюзен, я хочу только тебя. - И он прижался к ней всем телом, притиснув ее к стенке бассейна.
Сью отвернулась, не давая себя поцеловать, однако Эдди лишь зарылся лицом в ее шею и стал осторожно скользить по ней усами, губами и языком. Его узкие крепкие бедра прижались к ее телу под водой - настойчиво и требовательно. Против воли Сью не смогла сдержать легкого вскрика - его возбуждение передалось и ей.
- Я же сказал, что мне нравится по утрам заниматься любовью, прошептал Эдди в ухо девушке. - И это действительно так!
- Сейчас же прекрати! - Голос девушки прозвучал резко, но злилась она больше на себя, чем на него. - На нас все смотрят!
Он поднял голову и тихонько выругался.
- Ну, вот, я тебя опять испугал. Черт подери. Сьюзен, я привык говорить то, что думаю! Почему с тобой мне этого нельзя?
- Есть вещи, о которых лучше не говорить вслух, - не глядя на него, отозвалась девушка.
- А смысл? Даже если я буду держать рот на замке, ты ведь все равно знаешь, о чем я думаю. - В голосе Эдди зазвучали нотки раздражения.
Этого Сьюзен отрицать не могла, поэтому лишь кивнула.
- И ты тоже этого хочешь, - твердо заявил Эдди. - Разница только в том, что я стремлюсь сделать все сразу, а тебе нужно пройти через все церемонии.
- Возможно.
В каждой черточке лица Эдди отражалось негодование. Сью изо всех сил старалась сохранять невозмутимость, но внутреннее смятение прорывалось наружу. Она сейчас тоже хотела его, причем очень сильно, но как преодолеть предрассудки, с которыми росла всю жизнь? Ее чувство слишком ново, и Сью не могла ему доверять.
Постепенно черты лица Нормана смягчились, и он обнял девушку. Несмотря на разочарование, его поцелуй был нежным и осторожным.
- По-моему, нам стоит еще немного поплавать, - с покаянной улыбкой предложил он.
Сью думала, что он снова будет держаться рядом с ней, однако Эдди поплыл вперед, оставив ее далеко позади. Девушке совсем не нравилась навязанная ей роль этакой викторианской девственницы, не желающей уступать грубой мужской силе.
Она подплыла к лесенке, и, видя, что Эдди еще в воде, вышла. Когда Сью потянулась за полотенцем, Норман тоже вышел из воды. С противоположного конца за ними во все глаза наблюдало трио в бикини.
- По-моему, тебя призывает твой гарем, - с усмешкой заметила Сью, отворачиваясь.
И тут же пожалела о своем замечании, ведь оно только доказывало, что она ревнует. Однако Эдди никак не откликнулся. Он взял полотенце из рук девушки и принялся нежно растирать ей плечи. Полотенце было большим и толстым, но даже сквозь ткань Сью ощущала прикосновение сильных рук. Ноги у нее слегка подогнулись, и Сьюзен поспешно отстранилась. Взяв другое полотенце, она стала вытирать волосы. Эдди молча смотрел на нее, но даже поза его красноречиво говорила сама за себя.
- Это не мой гарем, - наконец произнес он. - Я еще вчера говорил тебе, что у меня здесь дела. Кстати, сарказм тебе не идет, мисс Сьюзен Тори.
Эти слова совершенно обезоружили девушку. Если бы он отпустил какое-нибудь насмешливое замечание или снова заявил, что она ревнует, был бы хоть повод рассердиться. Однако Норман лишил ее даже этого сомнительного удовольствия.
- Возможно, ты и прав, - не глядя ему в глаза, отозвалась Сью. - Но никакие дела не заставляли тебя набрасываться на меня в бассейне.
- Единственный раз, когда я на тебя набросился, был в первый вечер нашего знакомства, - заявил Эдди. - А в бассейне я это сделал только для того, чтобы показать тебе, что меня совершенно не интересуют эти женщины. А ты наговорила Бог знает чего только потому, что считаешь себя непривлекательной.
Сью слегка покраснела, вспомнив, с какими мыслями пришла сюда. Она действительно чувствовала себя непривлекательной, хотя прежде такого с ней в общем-то не случалось. Он просто читает ее мысли! Она бросила быстрый взгляд на противоположную сторону бассейна, где к женщинам присоединились двое каких-то парней и отвлекли их внимание.
- Они явно больше в твоем вкусе, чем я. Эдди проследил за ее взглядом. К удивлению девушки, он, казалось, даже смутился.
- Да, наверное, они больше в моем вкусе. Сьюзен хотелось поддразнить его. Если уж кому смущение и было несвойственно, так это Эдди Норману. И тем не менее он даже не пытался скрыть его. Их глаза встретились, и для Сью что-то изменилось, полностью и бесповоротно. Из напористого мужлана, которого нельзя принимать всерьез, Эдди неожиданно превратился в растерянного, почти уязвимого человека.
- Не убегай от меня, - произнес он, не сводя глаз с девушки. - Дай мне шанс.
Ну что на это скажешь? В его голосе не было мольбы, но она отражалась в его глазах. Может быть, в следующую минуту он снова станет самим собой, но сейчас Эдди показался ей таким беззащитным! Чтобы как-то избавиться от наваждения, Сью нервно рассмеялась.
- В любом случае, далеко мне не убежать. Вокруг океан.
Настроение Эдди сразу изменилось, и он широко улыбнулся.
- Подожди, сейчас возьму блокнот и пойдем вместе.
Он ушел, прежде чем Сью успела ответить, и девушка молча проводила его взглядом. В каждом шаге Эдди сквозила уверенность в себе, и стоило ему только подойти к женщинам, как их внимание тотчас переключилось на него.
Неужели ей привиделся этот молящий взгляд? На мгновение, наблюдая за его оживленной беседой с полногрудыми девицами, Сью решила, что ей действительно это померещилось. Эдди Норман не более раним, чем гранитная скала. Сью увидела, как одна из женщин - высокая пышнотелая брюнетка игриво провела пальцами по мускулам его предплечья. Как хорошо они смотрятся рядом, удрученно подумала девушка.
Прежде чем она успела додумать, ноги сами вынесли ее из зала. Она явно позволила себе обмануться, потому что хотела увидеть его уязвимым. Ах, какое коварное искушение - это сочетание силы и уязвимости в мужчине, и, наверное, Сью самой просто-напросто хотелось поддаться этому искушению.
4
Она прошла полкоридора, как вдруг услышала звук открывающейся двери. Девушка не замедлила шаг и не оглянулась, хотя сердце ее бешено заколотилось. В глубине души она уже начинала понимать, что совершила глупость.
- Мне ты больше нравишься в голубом, ну, на худой конец, в розовом, произнес за ее спиной низкий мужской голос.
Тут Сьюзен остановилась и с удивлением оглядела себя. О чем это он? Халатик на ней был голубым, а в расцветке купальника действительно присутствовал розовый цвет. Девушка нахмурилась и вопросительно посмотрела на Эдди.
- А сейчас ты опять позеленела, - ухмыльнулся он.
Ах, вот оно что! Опять он считает, что она ревнует.
- Ты веришь тому, чему хочешь верить, - надменно заявила Сью. - Я ушла, потому что решила, что ты некоторое время будешь... занят.
- Всего несколько минут, - возразил Эдди. - Или снова надо тебя убеждать, что ты мне нравишься гораздо больше, чем те девицы?
Сьюзен и так было не по себе от сознания собственной ординарности, не хватало еще, чтобы он знал о ее комплексах! Придумать подходящий ответ она не успела. - Эдди уже распахнул ее халатик.
- А я вот считаю, что в этом цельном купальнике ты выглядишь в сто раз более возбуждающе, чем они в своих бикини.
Ну все, решила Сью, этот подхалимаж пора прекратить, и лучший способ сказать голую правду.
- Хватит, Эдди. Я ношу этот купальник, чтобы скрыть то, чего нет, а не для того, чтобы что-то демонстрировать.
- Ты и впрямь стыдишься своего тела? - спросил он тоном, намекающим, что ни на одну секунду в это не поверил. И снова положил руку на талию девушки.
- Нет, конечно, - отозвалась Сьюзен. - Просто смотрю на него объективно.
- Что-то я крупно в этом сомневаюсь. Не думаю, что ты хоть когда-нибудь задумывалась о том, какие безграничные возможности таятся в твоем хрупком теле.
Сью сердито сверкнула глазами.
- Ну ты, конечно, все знаешь об этих возможностях!
На мгновение Эдди поколебался, затем наклонился к ней.
- Пока нет, но думаю, что скоро узнаю. Наши тела созданы для того, чтобы дарить нам наслаждение, милая, и только тогда они становятся по-настоящему прекрасными.
Сью готова была наговорить ему кучу колкостей, но успела издать лишь приглушенное восклицание - его рот прижался к ее полураскрытым губам, а руки заскользили по изгибам тела девушки.
- Ты прекрасна, - снова прошептал Эдди, ласково ведя губами вдоль ее шеи.
И Сью впервые в жизни поняла значение слова "чувственность", прежде казавшегося совершенно к ней неприменимым. Чувственными ей казались совсем другие женщины, она же была, по собственному определению, "бесцветной" или "неземной" и "утонченной", как ее иногда называли мужчины. Теперь же все ее тело налилось страстью, оно горело в каком-то странном огне. Это, видимо, и была чувственность.
Из-за поворота донесся смех, и в мгновение ока Эдди отстранился и запахнул халат Сьюзен. Затем приподнял ее голову и улыбнулся.
- Тебе известно, что ты меня погубишь?
Сью подождала, пока веселая компания пройдет мимо, и только потом поинтересовалась, что он имеет в виду.
- Моя профессия - создавать фигуры вроде тех, что ты видела в бассейне, а сам я совершенно потерял голову из-за неприметной худенькой блондинки. Видишь, как изменился мой вкус?
Сьюзен рассмеялась. Она не стала обижаться на его слова, ведь Эдди только повторил ее собственное выражение.
- Да уж. Меня бодибилдинг не интересует совершенно.
- Это и прекрасно. Можешь и дальше продолжать в том же духе.
Он взял девушку за руку и повел по коридору. Эдди попрощался с ней у дверей ее каюты, сказав, что они увидятся позже.
Сьюзен снова рассталась с ним, испытывая смешанное чувство облегчения и сожаления. Она могла приводить тысячи доводов, почему им не следует встречаться, однако уже не могла себе представить, что будет без него делать, по крайней мере здесь, на теплоходе.
Когда Сью вошла в каюту, Бетси как раз вылезала из кровати. Она наградила подругу сонной улыбкой.
- Это случайно был не голос Нормана там, за дверью?
Сью вздохнула.
- Боюсь, что так. Я встретила его в бассейне.
Бетси улыбнулась еще шире.
- Ты его совершенно покорила. Это было видно еще вчера.
- Глупости, Бет! - рассердилась Сьюзен скорее на себя, чем на подругу.
- Ты ведь знаешь, что говорят о противоположностях, - продолжала та, не обращая внимания на протесты. - А ведь более разных людей, чем ты и Норман, просто трудно представить.
- А что ты на самом деле о нем думаешь? - вдруг спросила Сьюзен. - Ну конечно, если отвлечься на минуту от его сексуальной притягательности...
- Увы, мне и так придется о ней забыть, - с грустью произнесла Бетси. А вообще он мне нравится. Начисто лишен комплексов и прет напролом, но обаяние такое, что способен очаровать даже снежную бабу. Настоящий мужчина!
- Настоящий динамит, - вздохнула Сью.
- Вот это тебя в нем больше всего и пугает. Ты всегда стараешься выбирать кружной путь, а он - как раз наоборот. По-моему, если ты заведешь с ним роман, это будет самое лучшее, что может с тобой случиться.
На сей счет у Сьюзен было свое мнение. Бет могла заводить романы, зная, что рано или поздно они закончатся, а Сью нужно было знать, что это уже навсегда, или хотя бы допускать такую возможность. Девушка бросила растерянный взгляд на подругу, впервые задумавшись, кто же из них прав. Каково это - хотя бы на минуту забыть о будущем и жить только настоящим? Жизнь Бет часто казалась Сью неким подобием эмоциональной мельницы, но при этом нельзя не признать, что она по крайней мере жила полной жизнью. А вот как насчет ее самой?
Девушки отправились завтракать, и не успели они занять места, как появился Норман, принеся с собой жажду жизни, о которой Сью только что размышляла. Он заказал обильный завтрак из трех блюд и принялся с наслаждением поглощать его, в то время как Сью клевала круассан с джемом и потягивала кофе.
Поймав изумленный взгляд девушки, брошенный на его тарелки, Норман указал вилкой на ее скудный завтрак.
- Здоровый завтрак - очень важная вещь, профессор!
Бетси захихикала, а Сью закатила глаза.
- По-моему, нет никакой необходимости следовать тому, что проповедуешь, тем более, что, строго говоря, это не всегда оказывается правдой, У разных людей различные требования к пище, а мой организм по утрам испытывает острую необходимость в кофеине. Круассан нужен только для того, чтобы хоть немного нейтрализовать его отрицательное воздействие.
- Рад, что ты не слишком серьезно относишься к своим исследованиям, отозвался Эдди и снова принялся за еду.
Глаза Сью сердито засверкали, а Бет снова расхохоталась.
- Я очень серьезно отношусь к своим исследованиям, - я довито заявила Сью.
- Я тоже, причем как в теории, так и на практике.
Сьюзен мрачно налила себе еще кофе, а Эдди завел с Бет разговор о том, как ей нравится сама идея оздоровительных клубов.
Сью задумчиво потягивала кофе. Как все-таки странно. Ведет себя так, словно общественное признание его работы ему совершенно не интересно. А ведь в скромности этого человека явно не упрекнешь. Сколько еще неизвестного таится в этом мужчине и чему вообще в нем можно верить?..
Сьюзен вспомнила отрывок из его шоу, который смотрела по телевизору. Там было полно знаменитостей - сплошная показуха и ничего конкретного. Оздоровительных комплексов она по сути и не видела, однако подозревала, что и они - одна профанация. Она читала отзыв о его книге и вспомнила, что сочла ее поверхностной: никакой дельной информации, все ради рекламы. Иными словами, Эдди стремился получить признание везде где только можно, а вот его проект, посвященный детям из неблагополучных семей, явно заслуживавший внимания, почему-то оставался в тени. Странно! Сью дождалась паузы в разговоре и воспользовалась возможностью прояснить для себя это несоответствие.
- А почему ты не рекламируешь свой детский проект?
На мгновение ей показалось, что Эдди не станет отвечать. Однако он допил молоко, отставил стакан и очень серьезно посмотрел на девушку.
- Может, это мой своеобразный способ состязаться с так называемыми богатыми меценатами. Скромность - мое лучшее украшение.
Бетси засмеялась, Эдди тоже, однако у Сью создалось впечатление, что он говорил это серьезно. С каждой минутой этот человек казался ей все более сложным.
Разговор мирно продолжался до конца завтрака. Сью разрывалась между противоречивыми мыслями об Эдди и острым чувственным ощущением его присутствия. Она снова переживала ту сцену в коридоре у бассейна, и, когда он легко коснулся бедром ее ноги под столом, отдернула ногу, как от ожога, что, впрочем, было недалеко от истины. В Эдди Нормане горел огонь, грозивший выйти из-под контроля, что одновременно пугало и завораживало.
Когда завтрак закончился, Бетси, пробормотав что-то нечленораздельное, поспешно удалилась. Намерение подруги оставить Сьюзен наедине с Эдди не укрылось от девушки, и она уже собиралась догнать Бет, как вдруг Эдди наклонился и легко коснулся губами ее губ. Сью тут же отпрянула.
- Что с тобой, милая? Ты ведешь себя так, словно я сейчас тебя ужалю.
- Мы же в общественном месте, - пролепетала она, пытаясь хоть как-то оправдать свою застенчивость.
Эдди усмехнулся.
- К твоему сведению, на этом теплоходе поцелуи в общественных местах детские шалости. Видела бы ты то, чему я был свидетелем...
- Я не люблю такие вещи, - перебила его Сью, давая понять, что не хочет развивать эту тему.
- Уверен, что не любишь, однако... - Эдди снова наклонился, приблизив лицо настолько, что девушка почти физически ощутила покалывание его усов. Когда я поцеловал тебя у бассейна, ты ведь забыла обо всем на свете. Тебе было приятно то, что с нами происходит. События развиваются быстрее, чем я ожидал, но, можешь мне поверить, я на это не жалуюсь. Наоборот!
- Нет никаких "нас", - запротестовала девушка.
Откровенность Эдди постоянно вызывала у нее протест, и, похоже, он прекрасно это знал. Сью нарочито медленно сложила салфетку, извинилась и встала. Не дожидаясь его ответа, она вышла из столовой на палубу, облокотилась о поручни и стала смотреть на спокойные серо-зеленые воды океана.
- Что случилось, Сьюзен? Тебе плохо?
Девушка обернулась и увидела стоявшего рядом Эдди.
- Знаешь, чего мне хочется, дружок? Чтобы ты исчез - сию минуту и навсегда.
- Какая жалость! А я как раз собираюсь находиться поблизости - и сейчас, и, может быть, всегда.
При этих словах Сью вскипела от гнева:
- Упражняйся в своем неотразимом обаяния на ком-нибудь другом, Эдди! Со мной этот номер не пройдет.
- Как только тебя начинают обуревать сомнения, ты прикрываешься сарказмом, - спокойно заметил он. - Ладно, давай сформулируем по-другому. Ты мне очень нравишься, и я уже почти влюбился в тебя.
Сью ошеломленно уставилась на Нормана. Нет, этот человек либо первоклассный актер, либо он, действительно верит в то, что говорит. Собственное поведение вдруг показалось ей по-детски глупым.
- Но это же абсурд! - воскликнула она. - У нас с тобой ведь нет ничего общего.
- И ты изо всех сил стараешься, чтобы так все и оставалось.
- Дело в том, что я для тебя как вызов, - твердо продолжала Сью. Наверное, я единственная женщина на этом судне, кто может перед тобой устоять, поэтому именно я тебе и понадобилась.
- Может быть, и так, - лениво протянул Эдди, опершись спиной о поручни и скрестив руки на груди. - Не стану отрицать, что отчасти это верно. Но ведь и я тебя привлекаю по тем же причинам.
- Не понимаю, о чем ты.
- Ты не очень высокого мнения обо мне как о профессионале, но что-то мешает тебе сбросить меня со счетов как обычную дешевку, каким ты меня считаешь. Это тоже вызов, только другого рода. И тебе необходимо знать, почему все так происходили благодаря мне хочется обрести веру в свою привлекательность.
- Ерунда. У меня нет комплексов на сей счет, - излишне пылко возразила Сью.
- И ты чувствуешь себя красивой?
- А почему бы и нет? Просто я знаю, что по нынешним стандартам таких, как я, красавицами не считают.
- "По нынешним стандартам" - это камешек в мой огород? Ты считаешь, что именно я культивирую образ современных амазонок? - Сью невольно улыбнулась. - Я знаю, что ты чувствуешь, потому что сам в таком же положении, - продолжал Эдди.
Сьюзен окончательно развеселилась:
- Ты хочешь сказать, что вдруг перестал казаться себе привлекательным?
- В общем, да, - отозвался Эдди, по-прежнему не сводя с нее глаз. - Я всю жизнь прожил с этим телом и до недавнего времени считал его совершенным. А сейчас вдруг мне показалось, что оно чересчур большое, волосатое, да и одежда сидит на нем не так, как надо.
- Не могу поверить, - ошарашенно произнесла Сью.
- Я тоже, но это так.
Она могла только стоять и растерянно смотреть на него. Его прямота просто обезоруживала. Услышав его признание, девушка почувствовала облегчение и одновременно испугалась. Эдди же протянул руку и с бесконечной нежностью убрал светлые пряди с ее лица.
- Это называется "быть уязвимым", Сьюзен, и, по-моему, это новое ощущение для нас обоих.
Видимо, слово показалось ему настолько диким в применении к собственной персоне, что его настроение изменилось как по мановению волшебной палочки. Он бросил взгляд на часы.
- Мне очень жаль прерывать нашу интересную беседу, но, боюсь, придется просить тебя ненадолго ее отложить. У меня встреча с вице-президентом судовой компании насчет оздоровительного клуба.
Он наклонился и легонько поцеловал Сью в уголок рта. И ушел, оставив девушку с ощущением, что его странное признание крайне смутило его самого. Когда Норман исчез из вида, Сью долго смотрела на безбрежный океан. Где-то на берегу ее ждет реальная жизнь, но сейчас она казалась такой далекой!
Девушка снова попыталась доказать себе, что на нее просто действует непривычная обстановка, и вместе с тем не могла не признать, что прежде такая атмосфера всегда оставляла ее равнодушной. Она и раньше ходила с Бет на вечеринки без сопровождения мужчин и всегда оставалась чуть в стороне от буйных оргий, не прилагая при этом никаких усилий.
Чем бы ни было вызвано то, что сейчас с ней творится, причина в том, что она встретила Эдди Нормана. Дело вовсе не в атмосфере, а в мужчине, но чем больше времени проводила с ним Сью, тем более загадочным и оттого еще более притягательным казался он.
За последние часы девушка пришла к некоторым выводам относительно Эдди Нормана. Нечего пытаться убедить себя, что ее вовсе к нему не тянет. Признание сего факта позволит ей контролировать свое влечение до окончания круиза, потом оно умрет само собой. Оказавшись дома, в своей стихии, она будет чувствовать себя по-другому, и Эдди Норман останется лишь смутным воспоминанием.
Сью медленно шла по коридору, погруженная в свои мысли, как вдруг, подняв голову, поняла по номеру на ближайшей двери, что находится в коридоре, где должна располагаться его каюта. Сам-то он наверняка еще общается с вице-президентом, а лестница в конце коридора выведет Сью как раз на ее палубу.
Неожиданно впереди отворилась дверь, и в коридор вышел Эдди собственной персоной. К счастью, он не смотрел в ее сторону, Сьюзен так и приросла к месту. Спрятаться было негде.
Как нарочно, Эдди оглянулся и заметил ее. Его лицо озарилось радостной улыбкой.
- Подожди, дай угадаю. Ты искала мою каюту?
- На этой палубе есть и другие каюты, - еле выговорила смущенная девушка.
- Ну конечно. И к кому же ты собралась? - Эдди стоял на пороге, небрежно опираясь о косяк.
Сью поняла, что надо признаваться.
- Да, я решила посмотреть, где находится твоя каюта, чтобы на будущее не подходить к ней близко.
- Очень благоразумно, - усмехнулся Норман. - Разумеется, ты думаешь, что я попытаюсь заманить тебя к себе. Должен признаться, такое уже приходило мне в голову.
- Не сомневаюсь. Например, прошлым вечером, когда ты предложил мне посидеть в уютной маленькой гостиной, которая якобы совершенно случайно находится за углом. - И Сью мотнула головой в сторону гостиной.
Эдди состроил невинную мину.
- Но ведь я вел себя примерно, правда? Два часа милой беседы - и ни одного скабрезного намека.
- Неужели это далось тебе с таким трудом? - Сью невольно улыбнулась.
- Да, - сухо отозвался Эдди. - И ты теперь знаешь почему. Всего в двух шагах нас дожидалась прекрасная большая кровать, и все без толку.
Он издал тяжелый вздох, широкая грудь поднялась и опустилась как-то удивительно чувственно.
- Как прошла твоя встреча? - поинтересовалась Сью, чтобы перевести разговор на более безопасную тему. - Я видела тебя с этими людьми на палубе.
- О, вполне нормально. По-моему, из этой идеи может что-то получиться. Разумеется, без юристов ничего окончательно не решится, но главное мы уже обсудили.
Дверь в каюту была приоткрыта, и Сью, не удержавшись, заглянула внутрь. Эдди сразу же заметил ее взгляд и распахнул дверь.
- Раз уж ты все же выяснила, где находится моя каюта, почему бы не воспользоваться случаем и не посмотреть ее? - Голос звучал небрежно, но в глазах его светился вызов. Сью, поколебавшись, вошла. И сразу же испуганно обернулась к Эдди. Это было так глупо, что девушка вспыхнула от смущения. Детка, не смотри на меня как затравленный зверек. Обещаю вести себя прилично и даже не стану закрывать дверь.
- Хватит разговаривать со мной покровительственным тоном, Эдди! Это меня бесит почти так же, как твои сальные намеки. У меня очень белая кожа, и я ничего не могу поделать - чуть что, сразу краснею. И ничего не поделать с тем, что я маленькая и выгляжу так, словно меня легко запугать.
- Я и не пытаюсь говорить покровительственным тоном, просто у тебя такой вид, словно ты боишься, что я вот-вот на тебя наброшусь.
Сью засмеялась.
- И с чего бы мне бояться?
Эдди покачал головой с покаянным смешком.
- Ну, хорошо, с моей стороны, наверное, очень некрасиво было целовать тебя в первый же вечер. Не знаю, зачем я это сделал, может, потому что мы были совсем одни на палубе, а ты меня словно и не замечала. И кроме того, держалась так холодно и невозмутимо, что я просто не устоял. Мне так хотелось сбить с тебя спесь. Ты меня прощаешь?
Сьюзен подошла к окну. В каютах на верхней палубе были настоящие окна, а не иллюминаторы, и в окно было видно, что разверзлись хляби небесные.
- Дождь пошел, - поморщилась Сьюзен, желая перевести разговор в другое русло.
- Это хорошо, - отозвался Эдди. - Теперь у нас появился прекрасный повод не выходить отсюда.
Сью открыла было рот, чтобы напомнить, что на теплоходе полно мест, где можно провести время, но тут же спохватилась, с улыбкой вспомнив его слова о том, что она-то уж сумеет держать его на расстоянии. Ведь, несмотря на шутливый тон, Эдди говорил серьезно. И девушка стала понемногу успокаиваться.
Она прошлась по роскошной каюте и остановилась у входа в спальню. При виде огромной, занимавшей все помещение кровати ей снова стало не по себе. Все же Сью храбро вошла в спальню, привлеченная картиной, висевшей на дальней стене. И тут услышала тихий стук. Девушка резко обернулась и увидела, что Эдди небрежно оперся плечом о косяк двери, сложив руки на груди.
- Там, кажется, входная дверь закрылась? - с ноткой лукавства в голосе спросила Сью.
Эдди нарочито медленно повернул голову, затем с невинным видом снова обернулся к девушке.
- Наверное. Скорее всего, от ветра.
- Да, в коридоре настоящий сквозняк, - сухо отозвалась Сьюзен. Сейчас эта игра ей даже нравилась. Она давала ощущение власти: знать, чего он хочет, и удерживать его на расстоянии.
Но затем девушка снова взглянула на Нормана и поняла, чего стоит ей самой этот отказ. В облегающих джинсах и трикотажной рубашке Эдди смотрелся весьма импозантно.
Стараясь отвлечься от непрошеных мыслей, она снова стала разглядывать каюту. Подошла к телевизору, взглянула на толстые глянцевые журналы, лежащие на столе.
- Не думаю, чтобы у тебя дома оказался хоть один из таких журналов, - с усмешкой произнес позади нее Эдди.
Это Сью уже сама заметила. Фотографии обнаженных женщин и мужчин на обложках не оставляли сомнений в содержании журналов.
- Специально подбирал для этого путешествия?
- Нет, милая, ты ошиблась, это все было в каюте. Что касается меня, то я предпочитаю не смотреть секс, а сам им заниматься.
Сьюзен с лукавой улыбкой выпрямилась.
- Не могу не согласиться, хотя кое-кто и мог бы обвинить тебя в лицемерии, Эдди. Я видела рекламу твоих оздоровительных комплексов, и если вы там культивируете не секс, то я вообще не знаю, что вы там делаете.
- Я культивирую не секс, а здоровье - здоровые крепкие тела. Если от этого они становятся привлекательными в физическом смысле, то еще лучше.
- Мне кажется, что надо проводить четкую грань между вседозволенностью и сексуальной свободой. По-моему, об этом уже как-то говорили.
- При всем уважении к феминисткам я считаю, что идея открыто сделать секс частью жизни оказала стране большую услугу. И интерес к стройному здоровому телу напрямую исходит из этого.
Сьюзен засмеялась.
- Вот и говори после этого о причудах человеческого мышления!
- А ты что, хотела бы возврата к лицемерию викторианской эпохи?
- Нет, конечно, но акцент, который вы делаете на бодибилдинге, как-то отдает нарциссизмом. А в жизни есть еще многое другое, кроме культа тела.
- Совершенно согласен, и, по-моему, именно в этом секрет нашего успеха. Каждому необходимо в жизни немного самолюбования, Сьюзен. Мы не можем всю жизнь провести в попытках спасти мир от него же самого.
Сью с минуту помолчала. В его словах была доля смысла. Выражение "спасти мир" ей самой никогда не нравилось. Очень уж ханжески оно звучало.
- Может быть, ты и прав, - согласилась девушка. - Но то, чем ты занимаешься, мне трудно воспринимать серьезно, когда целыми днями трудишься над задачей, как предотвратить массовый голод.
Эдди присел на край кровати.
- Расскажи мне поподробнее о своих исследованиях. Ты как-то говорила, что двое твоих коллег едут летом в Африку. Ты тоже туда собираешься?
На этот вопрос Сью отвечать не хотела, ибо сама еще ничего не решила. Она тоже опустилась на кровать и задумчиво сдвинула светлые брови.
- Мне предлагают, но я не уверена, что справлюсь. Мне и по телевизору-то страшно смотреть на сцены массового голода. Сомневаюсь, что смогу вынести все это наяву.
- Тогда не езди. Исследования важнее поездок на передовую, разве нет?
Сью удивленно посмотрела на Эдди.
- Да, когда на них есть деньги. Основной источник финансирования нашего института - частный фонд, и директор проекта боится, что наши меценаты не станут возобновлять субсидии. Фундаментальные исследования не очень прибыльное дело...
- Расскажи мне поподробнее о вашем проекте, - попросил Эдди, откидываясь на кровати и опираясь на локоть.
Сью тут же позабыла, где находится, и разразилась долгим монологом. Эдди пару раз прервал ее, задав несколько вопросов, но в остальном не мешал ей говорить. Закончив, она с вызовом посмотрела на собеседника.
- Может быть, теперь ты поймешь, почему я не в восторге от того, чем занимаетесь вы: зашибаете огромные деньги, возясь с перекормленными тушами, которые зачастую того не стоят.
- Я это понял с самого начала, - спокойно отозвался Эдди. - Но вот ты не понимаешь, что не все годятся для такой работы, как у тебя. Откровенно говоря, я бы от кабинетного существования просто спятил. И потом, я слишком люблю деньги.
При этих последних словах у Сью вырвался презрительный возглас. Услышав его, Эдди печально покачал головой.
- Не отмахивайся от того, чего не понимаешь. Нищета оставляет шрамы, даже если снаружи их не видно. Я имею в виду психологические шрамы, а не физическую ущербность, Сьюзен.
Сью стало неловко, и она осторожно спросила:
- Ты действительно был так беден?
- Да, я не лгу и даже не преувеличиваю. Иногда мне приходилось выбирать: либо ходить голодным, либо украсть.
- Украсть? - 1лаза девушки удивленно расширились.
Норман с трудом удержался от улыбки.
- Речь идет не о вооруженном ограблении и не о том, чтобы угрозами отбирать деньги у старушек. Скажем так, я угощался куском мяса, которого все равно бы никто не хватился, или фруктами и овощами в местных супермаркетах.
- И тебя ни разу не поймали? - удивилась девушка, уже забыв о моральной стороне вопроса.
- Нет, потому что я был гораздо смышленее, чем большинство средних подростков-преступников.
- И ты был членом какой-то банды? - Сью припомнила, что он говорил нечто подобное вчера за столом.
- Ну, мы были не то чтобы хорошо организованы, но в определенном смысле нашу компанию можно назвать бандой. Одинокий мальчишка - слишком легкая мишень на улицах. Чтобы выжить, надо было объединяться в банды и периодически отстаивать свою территорию, вот так-то.
- Ты когда-нибудь возвращался туда?
Эдди с минуту помолчал, затем кивнул.
- Я веду в бедных кварталах кое-какую добровольную работу: обучаю детишек самообороне и таким образом предоставляю им возможность защищаться от несправедливости и насилия.
Сью удивленно покачала головой.
- Иногда мне кажется, что я начинаю понимать тебя, но всякий раз убеждаюсь, что это не так. Я в полной растерянности.
Эдди не ответил - лишь продолжал пристально смотреть на девушку. Наконец на его губах заиграла улыбка, а в глазах появился знакомый дерзкий блеск.
- Иди сюда. - Он протянул руку и сжал ее локоть. - Я знаю отличный способ избавить тебя от растерянности.
5
- Иди сюда, - совсем тихо повторил Эдди, и Сьюзен почувствовала, что тонет во тьме его глаз, притягивавших ее словно магнитом. Он лежал на спине совсем рядом с ней, и девушка слышала бешеный стук собственного сердца.
Эдди осторожно коснулся пальцем жилки, отчаянно бившейся на ее шее.
- Позволь мне обнять тебя. Я остановлюсь, как только ты скажешь...
Он говорит это серьезно, или хочет обмануть ее? Сью чувствовала, что почва уходит у нее из-под ног. Она слегка наклонилась вперед, и Эдди, обняв ее за шею, притянул к себе.
Сью думала, что он властно прижмет ее к себе, но Эдди этого не сделал, и крошечное пространство, остававшееся между их телами, рождало какие-то особенно волнующие ощущения. Их губы слились, осторожно и нежно изучая друг друга.
Она всем существом ощущала его страстное желание овладеть ею. Дрожащей рукой девушка дотронулась до волос этого удивительного мужчины. Внутри нее стало разгораться ответное пламя, и Сью поняла, что тает, теряет над собой контроль. Она чуть приподняла голову, все еще чувствуя легкое покалывание его усов на своих губах. В тяжелой, почти осязаемой тишине их глаза встретились.
- Ну как? Видишь, какой я паинька, - с нежностью прошептал он.
Сью отстранилась и рассмеялась, и ее смех сразу ослабил напряжение.
- И ты, конечно, не удержался, чтобы не указать мне на это.
Эдди по-прежнему лежал на кровати, в его глазах светилась странная смесь страсти и удовольствия.
- Со мной такое впервые, милая, и я хочу, чтобы ты это оценила. Обычно, если что-то оказывается неизбежным, я стремлюсь получить это немедленно, а наша близость с тобой - неизбежное. - Сью с растерянной улыбкой посмотрела на него, не имея сил для возражения. Эдди перекатился на бок, придвигаясь ближе. - Как далеко я могу еще продвинуться, Сью? Ты позволишь мне дотронуться до тебя?
И в следующую секунду он уже расстегивал верхнюю пуговицу ее блузки. Ощущение от прикосновения его большой теплой руки пронизало все тело девушки. Она ничего не сказала, и Эдди быстро расстегнул вторую пуговицу, а затем притянул Сьюзен к себе. Два тела крепко прижались друг к другу. Сьюзен сейчас желала его так сильно, как ни одного мужчину прежде. Но именно поэтому, заглянув в самые глубины этого желания, она заколебалась и отпрянула.
Эдди медленно отодвинулся, оперся на локоть и пристально посмотрел на нее.
- Существуют очень четкие пределы моего самоконтроля, и, похоже, я их уже достиг.
Он сел и принялся застегивать блузку Сьюзен, а та лежала, недоумевая, что же произошло. Она не стала бы его останавливать - просто не смогла бы. Неужели он так тонко ее чувствовал, что заметил ее легкое колебание - ведь оно было таким мимолетным?!
- По-моему, пришло время сообщить тебе, что в искусстве соблазнения за многие годы я достиг настоящего совершенства. - Эдди лукаво улыбнулся девушке. - Имей в виду - это предостережение. Тебя преследует настоящий демон искушения!
Сью нахмурилась и села.
- Зачем ты мне все это говоришь, Эдди? Ты как будто предостерегаешь меня от себя?
- Может, так оно и есть, - тихо отозвался Эдди, сам себя не узнавая. Что это с ним - совсем рехнулся? Она ведь уже готова была капитулировать, а он вдруг дал отбой. - Дождь перестал. Давай-ка уйдем отсюда, не то я позабуду все свои благие намерения. Благородство, оказывается, на редкость неудобная штука, - сказал он задумчиво и очень серьезно.
Они отправились на палубу и отыскали комнату отдыха, где нашелся свободный столик для игры в настольный теннис. Оба тут же решили сыграть партию. Сью, на ее взгляд, не слишком уж отличавшаяся большим умением играть в пинг-понг, обнаружила, что Эдди Норман играет с полной самоотдачей и даже страстью. Однако пинг-понг требует больше ритмики и изящества, чем силы, и Сью, как ни странно, выиграла партию. Эдди сердито нахмурился, и девушка засмеялась.
- Ох, как ты не любишь, видать, проигрывать!
- У меня не было особой возможности это проверить, - по-прежнему хмурясь, огрызнулся он.
Пока они шли из комнаты отдыха на палубу, Эдди молчал. Сью, впервые видевшая его в таком мрачном настроении, тихонько забавлялась.
- Тебя по-настоящему злит, когда ты проигрываешь, правда? - как бы вскользь заметила девушка. - Тогда, может, тебе станет легче, если я скажу, что в детстве мы с братом непрерывно сражались в пинг-понг и у него я тоже частенько выигрывала? Невысокий рост иногда имеет свои преимущества.
Эдди сердито уставился на нее, а потом на его лице медленно появилась обычная дерзкая усмешка.
- Великодушная победительница! Этому я тоже так и не научился. Человек побеждает, потому что того заслуживает, потому что оказывается выше своего противника. Не вижу смысла в том, чтобы успокаивать оскорбленную гордость побежденного.
Сью объявила, что такая позиция кажется ей странной, и Эдди выдал старый афоризм: "Хорошие мальчики всегда приходят к финишу последними".
- Ты намекаешь на то, что ты отнюдь не хороший мальчик? - все еще посмеиваясь, спросила она.
- Не намекаю, а заявляю прямо. Я не вписываюсь в определение джентльмена, что бы там ни подразумевалось под этим словом.
Он произнес это таким холодным будничным тоном, что Сьюзен стало не по себе.
- Это что, предупреждение, Эдди? - спросила она, вспомнив, как перед этим он рассуждал о своих талантах соблазнителя.
- Нет. - Эдди уже снова улыбался. - Это констатация факта, дорогая мисс Торп. Не обманывайся на мой счет.
Резкость его слов была смягчена улыбкой, однако Сью совсем смешалась. Эдди сообщил, что ему надо сделать несколько звонков, и девушка, неожиданно покорно согласившись встретиться с ним за ужином, вернулась в свою каюту.
"Не обманывайся на мой счет". Он ведь сказал это так серьезно. Сью уже убедилась в сверхъестественной способности Эдди Нормана угадывать ее мысли. Неужели она уже обманывается? Впрочем, долго размышлять на эту тему не пришлось - в каюту заявилась Бетси.
- Я уж подумала, что тебя смыло за борт, - с усмешкой объявила она.
- Я была с Эдди, - рассеянно отозвалась Сью.
- В его каюте?
- Мы беседовали. Его каюта на верхней палубе. Он неплохо устроился, выпалила на одном дыхании Сью.
- Приди ко мне, прижмись ко мне, и так далее, - с пафосом пропела Бет. - Однако, похоже, мушка не попалась в сети паука, иначе бы ты здесь не сидела.
Сью нервно рассмеялась.
- Мушка-то попалась, да вот паук оказался не слишком голодным.
Бетси прыгнула на кровать, по-прежнему озорно улыбаясь.
- А по-моему, мистер Норман сам попался - он околдован и совершенно покорен.
- С чего ты взяла, насмешница?
- Слушай, теплоход доверху набит женщинами всех мастей, готовыми лечь с ним в постель, так нет - он возится с тобой. Это тебе ни о чем не говорит?
- Единственное, о чем это говорит, так это о том, что ему, по-видимому, нужен отдых, - сухо отозвалась Сью. - Кроме того, хочешь верь, хочешь - нет, но у мужчин бывает и другое на уме, не только секс.
- Верно, - в тон ей заметила Бетси. - Но я же видела, как он на тебя смотрит. - И она со смехом покачала головой. - Вы с ним настолько не похожи, что просто идеально подходите друг Другу. Единство противоположностей!
- Я никогда не верила в подобную чушь. Возможно, противоположности и притягиваются, но это не может долго продолжаться. Людей объединяют общие интересы, общий стиль жизни.
- Ну, конечно, - саркастически ответила Бетси. - Именно поэтому ты всегда влюбляешься в занудных преподавателей, с которыми общаешься на службе.
Сью не удержалась от смеха: Бет было прекрасно известно, что ее подруга никогда в них не влюблялась и всегда сама прекращала свидания.
- В любом случае, Бет, неразумно бросаться в другую крайность, а Эдди именно такая крайность.
- Глупости! Ты слишком консервативна, чтобы бросаться в крайности. Подозреваю, что ты просто выяснила, что помимо грубой мужской силы и внешнего лоска в нем есть и еще кое-что. Так ведь?
- Да, - со вздохом призналась Сью. - Боюсь, что так. - Беда была лишь в том, что она толком не знала, что именно.

***

Готовясь к ужину, Сьюзен, как всегда, наложила на лицо почти незаметный грим. Она уже давно усвоила, что яркий макияж на девушках со светлой кожей смотрится вульгарно.
Неизвестно по каким причинам организаторы круиза в этот вечер устраивали так называемый торжественный ужин. Закончив подготовку, Сью расправила платье на своей хрупкой фигурке и искоса посмотрела на подругу. Бет тоже уже оделась и возилась с ремешками на босоножках с высокими каблуками.
На ней было весьма сексуальное одеяние из черных кружев и атласа, одинаково уместное как в спальне, так и за обеденным столом. Сью знала, что большинство женщин в этот вечер оденутся примерно так же.
Девушка перевела взгляд на большое зеркало, стараясь представить, как бы она выглядела в подобном наряде. Нет, ей это не пойдет, с усмешкой подумала Сью. В таком платье она просто потеряется или, хуже того, будет выглядеть, как маленькая девочка, разыгрывающая из себя взрослую. Платье самой Сьюзен было изысканно простым, классического покроя, из серо-голубого крепа под цвет ее глаз. Одно плечо было чуть-чуть обнажено, а второе скрыто под складками, спадавшими на грудь и ловко скрывавшими их маленький размер.
На обнаженную руку требовалось какое-то украшение, и Сью вынула из шкатулки старинный сапфировый браслет, принадлежавший еще ее бабушке. К браслету имелись такие же серьги. Драгоценности очень подходили к платью, собственно, поэтому Сьюзен и купила его в маленьком дорогом бутике недалеко от своего дома.
- Какие красивые, - восхищенно выдохнула Бет. - Завидую тебе, хоть и никогда не смогла бы отдать им должное.
- Тебе они и не нужны, - засмеялась Сью. - Ты ведь красавица. А я без них просто потеряюсь.
- Ты что, с ума сошла? Большинство женщин потерялись бы в таких драгоценностях, а ты носишь их, словно в них родилась - впрочем, так оно и есть. То же самое и с твоими бриллиантами и рубиновым колье, которое ты почему-то никогда не носишь.
Сью улыбнулась: комплимент подруги подбодрил ее, ведь Бетси говорила искренне. Интересно, а что подумает Эдди о ее наряде, если, конечно, она его действительно интересует? Может, он уже решил отступиться, считая, что она не стоит таких усилий, когда рядом полно других, более ярких и более доступных женщин.
Сью взяла легкую кашемировую шаль, а Бет потянулась за накидкой из соболя. Девушки с улыбкой переглянулись. Какая ирония: Сью, которая могла без труда позволить себе любые меха, их не носила, а Бет экономила каждый доллар, чтобы купить их.

***

К тому времени, когда девушки вошли в обеденный зал, Сьюзен вся трепетала от волнения. Они смешались с толпой, и, снимая шаль, она увидела Эдди Нормана, стоявшего рядом с другими мужчинами. Он тоже заметил ее.
Сью не ожидала, что такой высокий и физически развитый мужчина, как Эдди, будет хорошо смотреться в вечернем костюме. Однако она ошибалась. Покрой его смокинга был классическим, костюм сидел на нем превосходно. Острое ощущение его присутствия пронзило Сью, и она едва расслышала прощальные слова своей подруги, отправившейся на поиски своего кавалера.
Сьюзен двинулась в направлении Нормана, чувствуя себя серой мышкой среди этой яркой толпы. Она была уверена, что Эдди думает о ней так же, и поэтому не попыталась даже запротестовать, когда он, приблизившись, обнял ее и поцеловал при всех. Когда же Сью вспомнила о приличиях, Эдди уже отстранился. И вместо смущения девушка ощутила лишь сожаление, что он так быстро оторвал свои губы от ее губ.
- Нас пригласили за капитанский столик, милая. Надеюсь, ты не станешь возражать?
Сью нисколько не возражала. Присутствие посторонних и необходимость вести светскую беседу поможет ей отвлечься от мыслей об этом непостижимом человеке, который и сейчас, подзывая официанта с напитками, продолжал одной рукой обнимать ее.
Когда Сью взяла бокал, Эдди осторожно приподнял ее обнаженную руку, рассматривая браслет.
- Фамильное наследие?
- Да, браслет принадлежал моей бабушке.
Эдди опустил руку Сьюзен и улыбнулся ей.
- Ты знаешь, какая ты необыкновенная? В этом зале тебе завидует каждая женщина, а всех мужчин ужасно интересует, удалось ли мне заполучить то, что скрыто под этой холодной элегантностью.
- Что-то я в этом сомневаюсь.
- Сью, милая, ты опять стараешься скрыть свою неуверенность. - Эдди пожал плечами. - Впрочем, я тоже стараюсь скрыть свою. Будем надеяться, что в один прекрасный день это у нас пройдет.
Публика начинала потихоньку рассаживаться по местам, и Эдди, взяв Сьюзен под локоть, повел ее к столу.
- Можно сказать, мы уже нашли кое-что общее, - произнес он вкрадчиво. Мы оба не в своей тарелке, а это сближает.
- Может быть, наоборот, это нас разъединит.
- Если это случится, можешь быть уверена, я тут же сменю курс. Я вообще легок на подъем.
За столом Сью снова обрела почву под ногами, ведя светскую беседу с капитаном, первым помощником, вице-президентом компании и его женой. Ужин подходил к концу, и она уже совершенно забыла о своей первоначальной неуверенности в себе.
Сью скосила глаза в сторону Эдди и тотчас поймала его взгляд. Девушка сразу поняла, что тот не сводил с нее глаз все это время. И только тут сообразила, что сегодня он какой-то притихший. Может, виной всему общество? Нельзя было сказать, что он совсем не принимал участия в беседе, но и никак не старался оживить ее. Что это с ним? Эдди Норману обычно не составляло труда общаться с кем угодно, будь то на улице или за обеденным столом в высшем обществе.
После ужина Эдди предложил зайти в казино. Сью согласилась, хотя и не очень интересовалась азартными играми. Она попробовала поиграть в рулетку, но скоро отошла от стола, поняв, что лишь понапрасну тратит деньги. Эдди играл в "Блэк Джек", и ему везло гораздо больше. Они уже собрались уходить, когда появилась Бет и уговорила подругу составить ей компанию.
Эдди же снова сел за стол, где играли в "Блэк Джек".
С другого конца зала Сью постоянно ловила на себе его взгляд. Поведение Нормана все еще удивляло девушку. Этот мужчина - плейбой по натуре, и если он сегодня ведет себя иначе, то на это у него должны быть серьезные причины.
Из казино вся компания перешла в танцевальный зал, где играл оркестр, и Эдди сразу же повел девушку танцевать.
Танцевал он превосходно, и Сьюзен постаралась расслабиться и полностью отдаться ритму музыки в его объятиях. Сейчас она особенно остро ощущала собственное тело. Неужели она действительно "снежная баба", как назвал ее Фил? Погруженная в свои мысли, Сью почти забыла о присутствии Эдди.
- Ты прекрасна, - прошептал низкий хрипловатый голос ей на ухо, и губы партнера прижались к ее шее.
Сью инстинктивно сжалась, но мужчина только крепче прижал ее к себе, и она успокоилась.
Музыка закончилась, и, отстранившись от крепкого мужского тела, девушка испытала чуть ли не физическую боль. У нее снова возникло ощущение, что ее куда-то несет, а она изо всех сил старается сопротивляться. Однако сопротивление слабело по мере того, как росло ее любопытство, и единственным утешением для Сью служила мысль о том, что все происходит не наяву, во всяком случае, не в ее реальном мире. Эдди еще мог принадлежать к нему, но она-то уж явно была здесь лишь случайной зрительницей.
Они вышли из танцевального зала, и Эдди повел девушку на верхнюю палубу. Сьюзен заколебалась.
- Куда мы идем?
- В гостиную, - отозвался он и потянул ее за руку. - Не бойся. Я так стараюсь подавлять свои низменные инстинкты, что, наверное, уже стал импотентом.
Сьюзен расхохоталась. Эдди вновь обрел чувство юмора, и от этого ей сразу стало легче.
- По-моему, мне не следует особо на это полагаться.
Эдди остановился на верхней ступеньке лестницы и притянул ее к себе.
- Если бы я хоть на минуту подумал, что ты со мной играешь, я бы тут же затащил тебя в постель.
- Ты хочешь от меня слишком многого и слишком скоро, Эдди.
- Не думаю, - отозвался он, прижимаясь губами к ее шее. - Единственное, чего я сейчас хочу, - это сжать тебя в объятиях и отнести к себе в каюту. А остальное подождет.
- Остальное? - удивилась девушка, отодвигаясь.
- Я земной человек, милая, с очень земными потребностями, в которых ты мне сейчас отказываешь. И не предлагай мне больше искать удовлетворения на стороне - я хочу именно тебя. Неужели ты и впрямь считаешь, что я могу думать о ком-то еще?
- Извини, я не понимаю, о чем ты, - сухо произнесла Сью, боясь его объяснений.
- Не понимаешь? - резко произнес Эдди. - Что бы ты ни думала, есть вещи, к которым я отношусь очень серьезно, и любовь среди них - главное.
Сью застыла на месте. Он не лгал, в этом она была совершенно уверена. Что-то тут не вязалось: к головоломке, которую она, казалось, уже разгадала, этот кусочек никак не подходил.
И девушка тут же заняла оборонительную позицию.
- А секс - то есть занятия любовью - к этому ты тоже относишься серьезно?
На долю секунды Эдди заколебался, затем ответил.
- Нет. Это не главное. - И добавил менее уверенным тоном:
- По крайней мере, я никогда не относился к сексу очень серьезно. Это физическая потребность, ну, наверное, и эмоциональная тоже. Если женщина меня привлекает, а я привлекаю ее, дальше все идет естественным путем.
Сью знала, что должна рассердиться, почувствовать неприязнь к нему при таком признании. Но она понимала, что Эдди Норман относится к этим вещам более нормально, чем она сама. И сколько еще можно поворачиваться спиной к реальному миру?
- Конечно, все это естественно, - согласилась Сьюзен. - Просто я не так легка на подъем, как ты.
Они добрались до маленькой, освещенной свечами гостиной, и разговор прервался. Сью надеялась, что Эдди не станет возвращаться к этой щекотливой для нее теме, однако, когда они уселись за столик, Эдди наклонился и поцеловал ее в щеку.
- Я подожду, дорогая. Хоть умру, но буду ждать тебя.
Сью уже собиралась спросить, чего собственно он собирается ждать, но промолчала. Это означало бы, что она напрашивается на признание, а этого девушке совсем не хотелось.
Больше всего ей хотелось, чтобы Эдди на минуту остановился и задумался о своих чувствах к ней. Он действительно был земным человеком, привыкшим действовать, идти напролом. Сью прекрасно понимала, что не сможет его изменить, но попробовать ей хотелось.
Они заговорили о Нью-Йорке, городе, который Эдди и любил, и одновременно ненавидел. Он расспрашивал Сьюзен о ее жизни в Нью-Джерси, о ее родном городке, и она охотно рассказывала и только позднее спохватилась, что они говорят на темы, которых прежде Эдди явно старался избегать. Она вызвала в воображении образ студенческого городка, в котором работала, и впервые подумала о том, что Эдди вполне может туда явиться. И тут же резко оборвала себя.
Когда они вышли из гостиной, Эдди проводил девушку до дверей ее каюты. И только когда он, поцеловав ее, ушел, Сью в смятении сообразила, что, предложи он ей пойти к нему, она бы согласилась. К счастью, Эдди об этом не догадался.
Перед тем как вернуться к себе, Норман прошелся по верхней палубе. Желание обладать Сьюзен превратилось для него в навязчивую идею, и он впервые стал понимать мужчин, которые могут наделать кучу глупостей из-за любимой женщины. Она была нужна ему. И не только ее тело, но она вся.
В редкие минуты, когда Эдди давал себе труд задуматься над своей жизнью, он всегда недоумевал, почему за все эти годы он так и не нашел женщину, способную привлечь его внимание более чем на несколько месяцев. Женщины существовали для наслаждения - до того смутного, отдаленного времени, когда, скорее всего, обстоятельства, а не какая-то конкретная особа положат конец его холостяцкой жизни. В какой-то момент он просто устанет от их постоянного мелькания и женится на первой, кто подвернется под руку.
А пока он видел, как его друзья женятся и зачастую разводятся. Особого желания иметь детей Эдди не испытывал. У него ведь уже есть Фанни. Мать девочки прилагала все усилия, чтобы не давать ему возможности встречаться с Фанни, но отнять у нее любовь отца она не могла.
И вот сейчас Эдди Норман впервые задумался о женитьбе, и впервые эта идея показалась ему не такой уж невероятной. Но если он женится, то это будет уже навсегда. Эдди сознавал, что если возьмет на себя такие обязательства, то уже не отступит.
Он усмехнулся непривычным мыслям и тут заметил приближающуюся женскую фигуру. И, к своему удивлению, подумал: как эта дама не мерзнет на ветру в таком легком платье, без верхней одежды?
Женщина оказалась одной из тех, с кем Эдди познакомился утром в бассейне. К сожалению, он не запомнил ее имени, что было странно, ибо обычно он сразу запоминал имена хорошеньких женщин. Сейчас она была прикрыта лишь чуть больше, чем утром в бикини, и Эдди сразу вспомнил ее роскошные формы. На мгновение в нем шевельнулось привычное желание, и он даже обрадовался. Но перед глазами встал другой образ, и желание тут же угасло.
- Что вы здесь делаете совсем один? - спросила женщина приглушенным чувственным голосом, игриво улыбнувшись.
- Как раз собираюсь идти к себе в каюту, - вежливо отозвался Эдди. Уже поздно.
- Ах, конечно, вы же наверняка обосновались на верхней палубе. Готова поспорить, у вас огромная каюта.
- Да, вы угадали. - Эдди с трудом удалось подавить смешок. Ох, уж эта вечная как мир игра!
- Везет же вам. А у меня совсем крошечная, и притом я в ней не одна...
До Эдди внезапно дошло, что подыгрывать-то он умеет, а вот как выйти из такой ситуации, понятия не имеет.
- Как знать, может, в следующий раз вам повезет больше, - пожал он плечами и улыбнулся.
А потом, прежде чем дама успела возобновить атаку, поспешно попрощался и ушел. Оказавшись в каюте, Эдди с некоторым недоумением посмотрел на свою пустую кровать и, чтобы прийти в себя, одним глотком осушил рюмку бренди.
6
- Ты приедешь ко мне в следующий уик-энд?
Вопрос застал Сьюзен врасплох, ибо разговора о том, что они будут видеться после круиза, до сих пор не было. В ту самую минуту, когда Эдди Норман заговорил, Сью как раз размышляла о своей реальной жизни и о том, что эта жизнь как-то утратила для нее интерес.
- Я буду очень занята, - вздрогнув, ответила девушка. Отчасти это было правдой, но она по-прежнему задавала себе вопрос, почему ей так не хочется возвращаться к привычной академической жизни.
- Но не в выходные же? - упорствовал Эдди и спустя несколько минут добавил:
- Разумеется, я могу приехать сам.
- Нет! - слишком взволнованно воскликнула девушка. - Хорошо, я приеду. В субботу.
- И останешься до воскресенья, - закончил за нее Эдди и рассмеялся. - В моей квартире есть комната для гостей. А чем бы ты хотела заняться? Может быть, сходим на какой-нибудь мюзикл?
Сью презрительно пожала плечами.
- Нынешний сезон на Бродвее просто ужасен. Как насчет балета?
- Я, честно говоря, прежде никогда не ходил на балет, но небольшая порция высокого искусства, конечно, не помешает. Как я понимаю, дальше последует предложение послушать оперу.
Сью вовсе не была уверена, что дальше вообще что-то последует. В эту минуту она разрывалась от сомнений, не зная, стоит ли продолжать отношения с этим мужчиной, и никак не могла найти ответа на свой вопрос.
- Успокойся, я тебя избавлю от подобного наказания, - усмехнулась она.
- Весьма признателен за доброту, - сухо отозвался Эдди. - Никогда не понимал, что за радость смотреть на толстых женщин, дерущих глотку на непонятном языке.
Сью расхохоталась.
- Надо запомнить твое мнение об оперном искусстве. Моим друзьям оно явно понравится.
- Расскажи мне о своих друзьях, - попросил Эдди, опираясь руками о поручни.
- О, они очень похожи на меня, В общем, люди скучные. Бетси Трумэн одно из редких исключений.
- Действительно, должно быть скучно иметь друзей, в точности похожих на тебя, - совершенно серьезно произнес Эдди.
Сью невольно наморщила лоб.
- Я как-то никогда об этом не задумывалась. Большинство моих друзей люди, с которыми меня связывают общие интересы.
- У меня иначе, - заявил Эдди. - Я слишком люблю разнообразие, чтобы заводить друзей, как две капли воды похожих на меня.
- Думаешь, это возможно - найти человека, как две капли воды похожего на тебя? - улыбнулась Сью.
- Если подумать, то нет. Наверное, я должен это принять как комплимент.
- Так оно и есть. Ты очень своеобразный человек, Эдди. Вот только я еще не знаю, хорошо это или плохо.
- По крайней мере, ты об этом думаешь, - с удовлетворением заметил Эдди.
- Это нетрудно, когда ты не пытаешься меня соблазнять.
- Что значит - не пытаюсь? Я просто решил прибегнуть к иным методам, вот и все. - Взгляд темных глаз впился в лицо девушки. - У тебя ведь нет другого мужчины. Я не ошибся?
На долю секунды Сьюзен заколебалась. Когда он вот так на нее смотрел, лгать было совершенно невозможно.
- Нет.
- Я, в общем-то, так и думал, но даже если бы кто-то был, ему бы не поздоровилось. - Эдди сразу успокоился.
Он оторвал ладони от поручней и обхватил девушку за талию.
- Можете не сомневаться, мисс Торп, вы станете моей. Рано или поздно! И, заметив ее испуг, добавил:
- Если ты не приедешь ко мне, я явлюсь к тебе сам.
- Я не приеду, если мне придется все время от тебя отбиваться!
- А разве тебе приходилось отбиваться от меня в последние сорок восемь часов? Раз уж на то пошло, кто прекратил ту милую сцену в моей каюте? Уж конечно, не ты.
Сьюзен почувствовала, как лицо ее заливает краска стыда, однако глаз не отвела.
- По-моему, это решение было общим!
- В таком случае ты ошибаешься, - коротко объявил Эдди. - Потом ты, возможно, возненавидела бы себя, но в тот момент ты была готова на все. Я хорошо понимаю женщин - ты могла бы хоть в этом отдать мне должное.
- Терпеть не могу подобные разговоры, - рассердилась Сьюзен. - Терпеть не могу бахвальства!
- Я тоже, но еще больше я ненавижу ложь. А ты сейчас лгала, лгала мне и, хуже того, себе самой.
- Зачем же ты тогда остановился? Выражение его лица смягчилось.
- Потому что не хотел, чтобы ты возненавидела себя... или меня. Для нас это был бы шаг вперед и одновременно двадцать шагов назад. - Он снова притянул к себе девушку и ласково коснулся рукой ее груди. - Никогда не видел, чтобы двое симпатичных друг другу людей столько времени рассуждали о неизбежном и при этом ничего не предпринимали.
Сью нервно рассмеялась. От его легкого прикосновения к ее груди у нее перехватило дыхание. Девушка отвернулась и стала смотреть на море. Эдди явно тянулся к ней, желал ее. Он постоянно старался к ней прикоснуться. Держал за руку, обнимал за плечи, обвивал рукой ее талию. Если ей на лицо падала прядь волос, его пальцы отводили ее прежде, чем Сью успевала поднять руку. А когда они лежали в шезлонгах после бассейна, за разговором пальцы его ног гладили ее щиколотки.
Для нее, с детства привыкшей к сдержанности в проявлении чувств, все это было в новинку. В ее семье было не принято обниматься и целоваться, и никто из знакомых мужчин никогда не вел себя с ней так - ее отчужденность их останавливала. Но только не Эдди. Интересно, входило ли это в его так называемый план обольщения, если, конечно, вообще у него таковой имелся? Ничего необычного в том, что у мужчины могли быть такие планы, не было. Наука соблазнения - ровесница человечества. Но необычным было то, что Эдди при этом был совершенно откровенен со Сьюзен.
Девушка продолжала вглядываться в горизонт. Путешествие в никуда подходило к концу. Всего несколько часов - и покажутся нью-йоркские небоскребы. Сьюзен усмехнулась. Путешествие в никуда? Для теплохода - может быть, но для нее - уж точно нет.
Мужчина за ее спиной переменил позу, и девушка вновь остро ощутила его присутствие. Неужели она будет скучать по нему? Вряд ли. Наверняка вскоре Эдди Норман превратится лишь в смутное воспоминание.
- Жизнь иногда играет с нами странные шутки, - произнес голос над ухом девушки. - Я едва не отправил в этот круиз своего менеджера, а когда решил ехать сам, то готовился хорошенько поскучать все эти пять дней. Ты поехала, потому что тебя вытащила Бетси, и наверняка собиралась весь круиз читать мудреные журналы. - Сью с улыбкой согласилась, и Эдди продолжал:
- Все остальные отправились сюда в надежде найти себе спутника, но, готов поспорить, что ни один роман не продлится дольше этого круиза. Разумеется, самые большие реалисты ни на что большее и не рассчитывали.
На горизонте показались огни Нью-Йорка. На палубе стали собираться пассажиры, и Эдди снова прижался губами к уху девушки.
- Пойдем ко мне в каюту, выпьем за возвращение. Надо же наконец воспользоваться моей террасой!
Сью послушно кивнула, и они отошли от борта. С того самого дня девушка ни разу больше не бывала в каюте Эдди, да и он не делал попыток вновь заманить ее туда. Они гуляли в основном в общественных местах и оставались наедине только по вечерам, когда, по молчаливому соглашению, поднимались на корму перед сном. Бетси шутила, что они - самая заметная пара на корабле, поскольку вечно маячат у всех на виду, в то время как остальные парочки ищут уединения.
Войдя в каюту, Эдди сразу провел Сьюзен на небольшую террасу, где единственным предметом обстановки был шезлонг, явно предназначенный для двоих. Ветер на террасе был сильнее, чем на нижней палубе, и Эдди принес толстый вязаный свитер, в котором хрупкая девушка совсем утонула.
Вдвоем в шезлонге было все же довольно тесно, и он вдруг посадил ее к себе на колени. На Сьюзен была широкая габардиновая юбка, и пальцы мужчины стали легко скользить по ее затянутым в полупрозрачные чулки ногам. Она не пыталась остановить его, поскольку Эдди водил рукой только по ее лодыжкам, не пытаясь продвинуться выше. Ей было сейчас хорошо с ним, вдали от палубной суеты, пустых обещаний и несбыточных планов. Чувство отчужденности было хорошо знакомо Сью, однако сейчас она была не одна.

***

На следующее утро Сьюзен проснулась уже дома, в своей кровати и несколько минут лежала, наслаждаясь знакомыми ощущениями. Сейчас прошедшие пять дней показались ей каким-то, странным сном. Вокруг абсолютно ничего не изменилось: все та же уютная спальня с разрозненной мебелью, все то же радостное пение птиц за окном. Сью закрыла глаза и представила себе большой белый дом рядом с коттеджем, где находилась ее квартира, широкую лужайку с еще незасаженными клумбами, деревья, ветви которых уже тянулись навстречу весне. А за лужайкой - чугунные ворота, отмечавшие границы поместья, принадлежавшего ее семье более сотни лет.
А потом Сью стала думать о том, что все безвозвратно изменилось. Нанятый Эдди лимузин доставил ее до самого дома, а его прощальный поцелуй до сих пор горел на ее губах.
Реальность воплотилась для Сью в лице ее родителей, как раз собиравшихся уходить, когда длинное серое авто подкатило к дому. Они прекрасно знали, что их дочь лимузинами не пользуется. В Нью-Йорк она отправилась, как обычно, электропоездом. Однако такт не позволил им задавать вопросы. Родители просто поинтересовались, как ей понравилось путешествие. Сью была им несказанно благодарна за то, что они не подвергли ее допросу.
По каким-то ей самой непонятным причинам девушка боялась пускать в свою жизнь Эдди Нормана. У нее мелькала мысль отменить свидание в выходные, наплевав на его угрозу приехать к ней. В конце концов, Эдди тоже вернулся к обыденной жизни, в которой у него наверняка полно близких женщин.
Сью выбралась из постели и включила музыку, чтобы отвлечься. Это помогало - до тех пор, пока не прибыли цветы.
В тот день это были одиннадцать роз того же цвета, что и подаренная Норманом на корабле. На следующий день появились орхидеи. Третий день принес букет белоснежных душистых лилий, а четвертый - огромные голландские тюльпаны. Сью заставила ими все вазы в своей комнате и в конце концов была вынуждена позаимствовать вазу у матери. Та сама принесла вазу и, увидев буйство флоры в маленькой гостиной дочери, вопросительно подняла брови.
- Это от человека, которого я встретила во время круиза, - немного виновато пояснила Сьюзен. - Боюсь, что особым так-том он не отличается.
Девушка вовсе не стремилась, чтобы ее ремарка прозвучала пренебрежительно, и лишь позже, спохватившись, задумалась, не было ли это попыткой намеренно провести некую черту между ней и Эдди.
Однако он не звонил ей. Каждый день Сью ждала его звонка и поэтому не звонила сама, чтобы поблагодарить за цветы, хотя этого требовала элементарная вежливость. Но даже такая мелочь казалась ей поводом снова впустить Эдди в свою жизнь, чего она страшилась.
Все это время Сью напряженно трудилась. Исследовательская работа кипела - поджимали сроки. Вопрос о дотации пока оставался открытым, и с каждым днем коллеги Сьюзен все больше мрачнели.
Сама девушка все это время словно жила в каком-то другом мире, и на заседаниях по поводу проекта заставляла себя сосредоточиться лишь на короткие моменты.
Она купила и прочла две брошюры Эдди Нормана, оказавшиеся, как Сью и предполагала, безобидной макулатурой. Ей даже удалось вызвать в себе негодование по поводу того, что деньги можно заработать и на такой ерунде. Однако при этом она признавала, что вреда от брошюр тоже нет, а написаны они легко и доступно.
Однажды Сью провела дома утро, чтобы посмотреть шоу Эдди Нормана. Гибкая красивая пара в зеленых трико с изображением Древа жизни - эмблемы оздоровительных клубов Нормана - выполняла оздоровительные упражнения. Потом появился и сам Эдди в зеленом пиджаке с той же эмблемой. Он был раскован, обаятелен и прямо-таки излучал жизненную силу. На экране он показался Сьюзен близким и далеким одновременно. Девушка вздохнула: мельница продолжала вертеться.
В среду Сью рано ушла из Института под предлогом, что ей необходимо сделать важные покупки в Трентоне, Однако, приехав туда и прогулявшись по магазинам, девушка была вынуждена признаться, что цель ее посещения была иной - в Трентоне находился один из оздоровительных клубов Эдди Нормана.
И вот она уже припарковала машину неподалеку и с любопытством приближалась к стеклянному зданию. С первых минут в глаза Сью бросилось обилие зеленого цвета. Он был повсюду: в полосах на стенах, в одежде персонала, в обилии комнатных цветов в больших - тоже зеленого цвета горшках и кадках. Цвет казался навязчивым, однако она не могла не признать, что он задавал здесь правильный тон. Зеленый цвет - цвет жизни, что ни говори.
Сьюзен притворилась, что хочет вступить в клуб, и ей тут же предложили полную экскурсию. В клубе уже становилось оживленно - местная молодежь повалила сюда после работы. Сью задавала вопросы и получала вполне компетентные ответы. Она сделала вид, что у нее болит спина, и ей тут же сообщили, что здесь есть медицинский консультант, готовый разработать специальный комплекс упражнений, предварительно посоветовавшись с ее лечащим врачом. Везде царил дух профессионализма, и сразу было видно, что дело здесь налажено отлично.
Поблагодарив за экскурсию, Сью собралась уже уходить, но на минуту задержалась у небольшого киоска, где продавалась спортивная одежда и аксессуары с атрибутикой клуба. Жизнерадостная юная продавщица охотно сообщила Сью, что ей нравится здесь работать. Платят хорошо, и люди симпатичные. Да, мистер Норман иногда наезжает сюда. Иной раз он даже не предупреждает о приезде. Потрясающий мужчина, правда? А в жизни он в сто раз обаятельнее, чем по телевизору, и к тому же очень добрый.
Сью поспешно ретировалась, внезапно испугавшись, что Эдди объявится именно сейчас и застанет ее здесь. Всю дорогу домой девушку разрывали противоречивые чувства: с одной стороны, она восхищалась тем, как профессионально поставлено дело у Эдди, с другой - по-прежнему считала, что его методика слишком поверхностна. Дома ее ждал букет душистых ирисов.
Наступила пятница, а Эдди так и не позвонил, и Сьюзен решила собраться с духом и сама набрать его номер. В конце концов, то, что она до сих пор не поблагодарила за цветы, было непростительной грубостью с ее стороны. Он ведь ясно дал понять, что по-прежнему интересуется ею. И не звонил, потому что ждал ее звонка. Несколько раз она протягивала руку к телефону и каждый раз отдергивала. Наконец решилась. Один уик-энд еще ничего не значит. Так и быть, она встретится с ним в выходные, а потом скорее всего их отношения сами собой сойдут на нет. Курортный роман, который не выдержал испытания реальностью, - самая обычная вещь. Подобные романы никогда не имеют продолжения. Зато, по крайней мере, она не будет испытывать чувства сожаления. И она решительно набрала номер квартиры Эдди.
Ответил женский голос, вызвавший в душе Сью бурю эмоций. В ней смешались ревность, боль, гнев, но тут девушка сообразила, что это скорее всего коммутатор. Она повесила трубку, не произнеся ни слова, и позвонила в офис. 1Ьлос отозвавшейся секретарши показался ей на редкость сладострастным, и Сью снова разозлилась, однако все же назвала свое имя и попросила соединить ее с мистером Норманом.
- Ах, это вы, мисс Торп. Одну минуту, пожалуйста.
Сью тупо уставилась на трубку. Что значит "ах, это вы"? Стало быть, он ждал ее звонка и предупредил об этом секретаршу?
- Здравствуй, милая.
Низкий бархатный голос проник девушке в самое сердце. И словно не было недельной разлуки - казалось, они расстались только вчера.
- Спасибо за цветы, Эдди, - еле выговорила Сьюзен, пытаясь спрятаться за светской вежливостью.
- Не за что! - усмехнулся он. - А сегодняшний подарок еще не прибыл?
- Нет. Мне понадобится еще одна ваза?
- Всего-навсего место где-нибудь на полке. Ты случайно звонишь не для того, чтобы сообщить, что приедешь сегодня, а не завтра?
И Сью вдруг ужасно захотелось сказать "да". Этот бархатный голос, вопрос, заданный с такой надеждой, воспоминания о его поцелуях, о его горячих губах... Сью мысленно одернула себя и сообщила, что ее планы не изменились. И тут же с изумлением вспомнила, что еще несколько минут назад размышляла о том, стоит ли вообще с ним встречаться.
- Я хотела приехать пораньше, чтобы успеть сходить на выставку Розенберга в Музее современного искусства.
- Ну что ж, договорились. Хотя я не слышал о таком художнике.
Сью была удивлена его согласием.
- А в театр мы пойдем? - спросила она, соображая, не замыслил ли Эдди провести с ней вечер наедине в своей квартире. Впрочем, в ее нынешнем состоянии духа эта идея была ей даже приятна.
- Да, у нас билеты в Линкольн-центр на какой-то русский балет. Но сначала - ужин в "Максиме".
- О, это замечательно! - только и могла произнести девушка.
Когда они в свое время обсуждали нью-йоркские рестораны, Сьюзен упомянула, что всего один раз была в этом французском ресторане и ей там очень понравилось, в то время как Эдди предпочитал менее претенциозные места. Сью почувствовала себя страшной эгоисткой, ведь он распланировал день целиком в соответствии с ее вкусами.
- Тебе не обязательно идти со мной в музей, - поспешно произнесла девушка. - Мы вообще можем сходить куда-нибудь в другое место.
В ответ раздался многозначительный смешок.
- Ну уж нет. В музей - так в музей. А если ты переживаешь, что все наши планы вертятся вокруг твоей персоны, можешь вернуть мне долг, сказав, что скучала по мне.
Сью рассмеялась.
- У меня просто не было возможности соскучиться. Ты меня обложил со всех сторон.
- Этого я и добивался, - подтвердил Эдди. - Но все равно скажи, и я буду считать, что не зря прожил сегодняшний день.
Сьюзен снова засмеялась.
- Ну, хорошо, скучала. С цветами или без - тебя так просто не забудешь.
- Это все, что я хотел услышать. Знаешь, это нелегко - стать незабываемым за пять дней.
- Ну, ты-то этого достиг в самый первый вечер...
- Какая же ты злопамятная, - вздохнул Эдди. - Так и будешь попрекать меня за тот поцелуй до скончания века? Один маленький проступок при моем обычно безупречном поведении, и... - Он замолчал и снова тяжело вздохнул.
Они распрощались после того, как Сьюзен сообщила, каким поездом приедет. Рука ее еще с минуту лежала на трубке, словно девушка не желала разрывать короткую связь между ними. На лице ее играла задумчивая улыбка. И как только ей могло прийти в голову, что она не хочет больше с ним встречаться?..
Спустя несколько минут Сью услышала шум на улице и выглянула в окно. Это оказался почтовый фургон. Сью поспешила навстречу почтальону, пока он не отнес посылку в большой дом.
Пакет оказался весьма внушительным, с маркой дорогого магазина подарков на Парк-лайн. Снимая обертку, Сью волновалась, как девчонка. Что мог Эдди выбрать ей в подарок?
Она открыла коробку, осторожно вынула уложенный в нее предмет, и на сердце у нее потеплело. Как он запомнил такую мелочь? Ведь это был кусочек детских воспоминаний, которым она поделилась лишь вскользь.
Сью с детства обожала лошадей, и с тех пор, как научилась ездить верхом, у нее всегда была своя лошадь. Однако когда-то ее просто заворожил рассказ о Пегасе, и еще совсем маленькой она мечтала летать на крылатом коне под облаками.
Фарфоровая статуэтка была столь прекрасна, что просто дух захватывало. Впрочем, все мысли девушки были в полном смятении, и она лишь на мгновение отметила ценность подаренной ей вещи. Случайное замечание во время давно забытого разговора, причем одного из многих, - и надо же, Эдди все запомнил. Против воли Сью почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.
Девушка осторожно поставила статуэтку на журнальный столик и задумалась. Эдди ведет себя по отношению к ней исключительно корректно и предупредительно, так почему же она все время старается найти в нем что-то плохое? Что с ней творится? Ведь видеть в людях только дурное совсем не в ее характере.

***

День для Сьюзен сложился хуже не придумаешь. Сначала она совершенно бесполезно проболталась в колледже, изо всех сил стараясь разделить заботы своих коллег, и в конце концов почувствовала неприязнь к самой себе за то, что столь жизненно важные дела показались вдруг какими-то очень будничными. После обеда она отправилась на верховую прогулку, но и любимое занятие не помогло ей отвлечься от навязчивых мыслей. Она была недовольна своим поведением, искренне удивляясь, что мог найти в ней Эдди Норман.
На следующее утро она проснулась с твердой решимостью расставить все по своим местам: невозможно и дальше жить в атмосфере лжи, которой сама себя окружила. Слишком долго она искала повод, чтобы не пускать Эдди в свою жизнь. Пора было признаться, что все это бесполезно. Да и что значит - "не пускать его в свою жизнь", когда он уже вошел в нее. Они не расставались во время круиза, а все последовавшие за этим мысли о нем постоянно преследовали Сьюзен, не давая спокойно работать, что в прежние времена показалось бы совершенно невероятным.
И тем не менее, кое в чем она еще сомневалась. Прежде всего, сумеет ли провести выходные в его квартире и по-прежнему удерживать его на расстоянии вытянутой руки? Ведь если нет, ей придется окончательно смириться с тем, что Эдди займет в ее жизни совершенно особое место. Но он его уже занял, напомнила себе девушка. Единственное, что ты можешь сделать, это захлопнуть дверь перед его носом, но от этого тебе же самой станет хуже. Или войти в эту дверь и шагнуть ему навстречу? Стоять на пороге больше нельзя.
Сьюзен собрала спортивную сумку чуть свет и вполне могла поехать в Нью-Йорк более ранним поездом. Однако она уже предупредила Эдди о времени своего приезда и не хотела менять планы. Она бесцельно слонялась по комнатам, затем принялась вынимать из ваз увядшие цветы. Свежими остались только вчерашние ирисы, и девушка с некоторым сожалением выбросила остальные. Ее взгляд упал на дорогую статуэтку Пегаса. Надо же, какая расточительность, с неожиданным раздражением подумала Сью, и тут же одернула себя. Не стоит судить его за столь дорогой подарок. Он ведь сделал его от души. И все же ее угнетала мысль, что она готова влюбиться в мужчину, совершенно ей не подходящего.
Внимание Сью привлек звук снаружи, и она подошла к окну. К дому медленно подъезжал серый лимузин - тот самый, который привез ее сюда после круиза. Девушка от души расхохоталась. Да уж, как видно, Эдди Норман рисковать не собирался!
7
Огромная длинная машина плавно скользила по подъездной дорожке, затем выехала на улицу. Сьюзен было ужасно не по себе. Как назло именно в этот момент их сосед выгуливал собаку, и девушка была вынуждена улыбнуться ему и помахать рукой, хотя больше всего на свете ей хотелось пригнуться на сиденье, чтобы он не увидел ее.
Родителям девушка сказала лишь, что проведет выходные в Нью-Йорке, само собой подразумевалось, что она отправляется к Бетси. Она уже воочию представляла себе изумленное лицо матери, если сосед скажет той о лимузине.
Мысль о том, что она уже давно взрослая и вовсе не обязана отчитываться перед родителями, как-то не приходила в голову. У них была очень дружная семья, и обычно они редко что-то друг от друга скрывали.
И вот теперь невозмутимая, исполненная достоинства Сьюзен Торп, уважаемый профессор колледжа, отправляется в претенциозном лимузине провести уик-энд с мужчиной, чья чувственная улыбающаяся физиономия украшает обложки скандальных журналов. С мужчиной, пропагандирующим секс под видом заботы о физическом совершенстве тела. Более дурацкой ситуации не придумаешь.
К тому времени, когда они добрались до города, Сью уже вся извелась. Сомнения вернулись к ней с новой силой, и когда шофер, неся ее спортивную сумку, провожал девушку до квартиры Эдди, она с трудом подавляла желание бежать куда глаза глядят. Эдди Норман открыл дверь прежде, чем Сью нажала кнопку звонка, и девушка тут же забыла о своих сомнениях. Как она могла подумать, что через неделю разлуки он покажется ей совсем другим?!
Эдди был одет в облегающие джинсы и черный свитер; одежда только подчеркивала совершенство его атлетической фигуры. От него прямо-таки исходила агрессивная сексуальность. Он пригласил Сьюзен войти, и та стала с интересом разглядывать квартиру. Как она и ожидала, здесь все было стандартным: стекло, металл, кожаные кресла и диван - хотя, надо отдать должное, оформление было выполнено талантливым дизайнером. И все же Сьюзен была слегка разочарована. Квартира была совершенно безликой и ничего не говорила о ее хозяине, даже предметы искусства были явно выбраны не хозяином, а оформителем. Она-то так надеялась, что жилище хоть немного приоткроет ей тайны характера Эдди Нормана. Тут она спохватилась, вспомнив о его подарке, и лицо ее озарила улыбка.
- Спасибо за Пегаса, Эдди. Я знаю этот фарфор, у моей бабушки есть такой. Но подобного Пегаса я увидела впервые. - Она запнулась, сообразив, что благодарность прозвучала как-то слишком формально. И прибавила:
- Меня удивило, что ты запомнил.
Эдди улыбнулся в ответ.
- Я, конечно, не бог весть какой философ, но, по-моему, у каждого человека должна быть хоть одна сбывшаяся мечта детства. Правда, единственное, что я мог сделать, - это подарить тебе статуэтку, ибо полностью воплотить в жизнь твою мечту, увы, даже мне не по силам.
Сьюзен с благодарностью подумала, что это слова удивительно щедрого человека, чьи детские мечты сбылись, и желавшего, чтобы и другие были счастливы. Девушка вдруг порывисто подошла к Эдди и приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать.
Его реакция поразила ее. Эдди не только не воспользовался возможностью, чтобы сжать ее в объятиях, но на мгновение словно застыл на месте. Она сразу отстранилась, поняв, что он смутился, приоткрыв свою истинную сущность.
- У тебя симпатичная квартира, - произнесла она, чтобы нарушить неловкое молчание. - Ты давно здесь живешь? - Она направилась к огромным стеклянным дверям, выходившим на террасу.
- Уже три года. Дом не новый, и когда я переехал сюда, здесь было полно тараканов. - Он усмехнулся. - У меня было такое ощущение, словно я опять перенесся в дом моего детства.
Сьюзен быстро огляделась и невольно поежилась.
Эдди погладил ее по плечу.
- Не волнуйся, милая. Я давно от них избавился.
Сьюзен открыла двери на террасу, чтобы полюбоваться видом, и неожиданно вскрикнула - что-то промчалось мимо, задев ее ногу. Девушка с изумлением увидела огромного сиамского кота, который, проскочив на террасу, наградил ее откровенно злобным взглядом. За спиной послышался негромкий смех.
- Отродясь не видела такого страшного зверя, - ошеломленно произнесла она. У кота не хватало кончика уха, а морду пересекал шрам. Голубые глаза взирали на нее весьма недружелюбно.
- Я тоже так подумал, когда впервые встретил его неподалеку от дома, только тогда вид у него был еще хуже.
- Ты что, подобрал его на улице? - не веря своим ушам, спросила Сьюзен.
Эдди взял девушку под руку и повел на террасу, а кот скрылся где-то в дальнем ее конце.
- Пегги, наша консьержка, заверила меня, что котик очень миленький и никогда не станет кусать руку, которая его кормит. Она уже некоторое время подкармливала это животное. Это было год назад, за несколько недель до Рождества. Я поднялся к себе в квартиру, лег в постель, и вдруг проснулся среди ночи с мыслями об этом коте. Могу поспорить, что он обладает способностями к телепатии, потому что я вообще-то по ночам редко просыпаюсь. Как бы там ни было, я спустился вниз и нашел его, свернувшегося клубочком, рядом с домом, замерзающего, наполовину занесенного снегом. С тех пор кот живет в моем доме и уходить отсюда не собирается. На нем было столько блох, что мне пришлось потом дезинфицировать всю квартиру.
Эдди рассказывал историю о коте с видом человека, которому все это доставило колоссальное удовольствие, и к концу его повествования Сью поймала себя на том, что улыбается.
- Как его зовут?
- Кот.
- Просто Кот?
- Никакие слащавые клички ему явно не подходят.
Кот вспрыгнул на кресло, стоящее в солнечном уголке террасы, явно собираясь вздремнуть. Сью вспомнила свои мысли о том, что квартира Эдди ничего не говорит о ее хозяине. Помещение, может, и не говорило, зато забавное существо, свернувшееся на кресле, свидетельствовало о многом. Сколько бы людей поступили в этой ситуации так, как Эдди Норман? Немногие.
- Если бы не увидел тебя собственными глазами, то так бы и не был до конца уверен, что ты приедешь, - тихонько произнес Эдди, обнимая Сьюзен сзади и прижимаясь губами к ее уху.
Она чуть повернула голову и вздрогнула, ощутив прикосновение его горячих губ к своей щеке.
- Поэтому ты и прислал за мной лимузин?
- Конечно. Ты не обратила внимания на грозный вид водителя? Ему было велено доставить тебя любой ценой - хоть похитить. Я подумал, что так все же будет лучше, чем если я явлюсь за тобой сам.
Сью рассмеялась и, повернувшись к Эдди, неожиданно запустила пальцы в его густые темные волосы. Губы мужчины нашли ее рот, язык легко прикоснулся к ее языку, и он крепко прижал девушку к себе. Она почувствовала, что проваливается в какую-то сладкую пропасть.
Эдди поднял голову и заглянул ей в глаза. В его глазах светились удивительная нежность и понимание. Ну нет, не так скоро, приказала себе Сью. Не сейчас. Она отстранилась и попросила показать ей квартиру. Эдди с готовностью согласился. По пути он давал короткие пояснения, но она не могла отделаться от мысли, что в его голосе звучит легкая насмешка. Девушка бросила на него быстрый взгляд, и ей показалось, что та же насмешка мелькнула в его глазах.
Спальня Эдди была выдержана в мягких голубых тонах, и это приятно удивило Сью. Мужчины обычно предпочитали более темные краски. Конечно, это могла быть идея дизайнера, но Сью сомневалась, чтобы он выбрал такие мягкие тона для человека, которому они вовсе не подходят. Сама она выбрала бы для Эдди Нормана скорее красный цвет.
Главным предметом обстановки была огромная кровать с элегантной бронзовой спинкой - первый предмет мебели, который понравился здесь Сью. Она не преминула сказать об этом хозяину.
Он отвесил шутливый поклон.
- Мой собственный выбор. Я отказался от услуг дизайнера, прежде чем он добрался до спальни.
Девушка постаралась скрыть свое удивление. Насколько она могла судить, у Эдди бы лучше получилось отделать всю квартиру самому. Однако и эта комната была довольно безликой, не считая двух фотографий на туалетном столике. С первой фотографии на нее смотрело улыбающееся семейство, и внимание Сью сразу привлекла женщина, в чертах лица которой угадывалось что-то знакомое. Девушка вопросительно посмотрела на Эдди.
- Моя сестра и ее семья. Они живут в Калифорнии. Она закончила школу медсестер, это, кстати, было ее мечтой с детства.
Но Сьюзен уже почти не слушала - ее внимание было приковано к другой фотографии. Девушка взяла фото в руки и сразу ощутила, как насторожился Эдди. И тут она сообразила, что об этом они никогда не говорили.
- А это твоя дочь, - спокойно произнесла она, глядя на изображение девочки примерно трех лет. Волосы у ребенка были светлые, но в глазах и бровях было заметно сходство с Эдди.
- Да, это моя Фанни, - отозвался он, и в его голосе гостье послышалось почти облегчение. - Я и не знал, что тебе о ней известно.
- Мне рассказала Бет. - Голос Сью замер, а потом она спросила с наигранной бодростью:
- Ты часто с ней видишься?
- Так часто, насколько могу. Она живет с матерью в Новом Орлеане.
После этих слов он взял девушку под руку и подвел к кровати, уселся сам и усадил ее рядом.
- По-моему, нам лучше обсудить это сейчас, - твердо произнес он. Сьюзен порывалась встать, но Эдди удержал ее. - Сядь и выслушай меня, черт побери. Я не хочу, чтобы это обстоятельство стояло между нами.
- Это неважно, Эдди. Ты не обязан ничего мне объяснять. - Сью чувствовала себя крайне неловко. Это ведь такая личная тема, а она всегда уважала чувства других и не любила, когда ей рассказывали интимные подробности.
- Нет, это очень важно. Может, я и не обязан тебе ничего объяснять, но все же объясню. - Эдди приподнял голову девушки за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
- Когда я познакомился с Брендой, матерью Фанни, я ясно дал ей понять, что не беру на себя никаких обязательств. Ради предосторожности я даже поинтересовался насчет противозачаточных средств. Бренда отшутилась, сказав, что принимает пилюли, и я поверил. Как после выяснилось, она вскоре перестала их принимать. Через три месяца, когда я окончательно убедился, что мы совершенно не подходим друг другу, и предложил разойтись, она объявила мне о своей беременности. Бренда настаивала, чтобы я женился, но я отказался. Сцена была не из приятных... Она обвинила меня в обмане, потом в том, что я отказываюсь признать отцовство, хотя я и не думал его отрицать. После чего она наняла какого-то пройдоху-адвоката и потащила меня в суд за нарушение брачного обещания, которого я вообще никогда не давал. В суде у них ничего не получилось, они подключили прессу. Бренда снимается в "мыльных операх", и тут она сыграла свою лучшую роль - бедной, обиженной женщины. Я в то время как раз обсуждал вопросы финансирования расширенной сети оздоровительных клубов и вот-вот должен был подписать контракт с телевидением, и ей это было прекрасно известно. В какой-то момент я чуть было не смирился, поскольку боялся все потерять, и почти согласился жениться на Бренде. Но мой адвокат - он к тому же еще и мой друг - отговорил меня. Из этого брака все равно бы не вышло ничего путного, и для Фанни это было бы плохо, потому что очень скоро последовал бы безобразный развод. У меня перед глазами уже был пример - ужасный брак моих родителей, и я не хотел того же для себя и своих детей. Кроме того, Бренда не сообразила, что, вытащив меня на суд и приняв алименты, она не сможет отказать мне в праве видеться с дочерью. Зато теперь она делает все, что в ее силах, чтобы мне помешать. Последней ее каверзой стала попытка отказаться от алиментов, лишь бы не позволить мне навещать девочку. Сью молчала, виновато думая о том, что всю вину пыталась свалить на него. Она робко взяла Эдди за руку и тихо произнесла:
- Извини, что не хотела тебя слушать. По-моему, ты правильно поступил, что рассказал мне об этом.
Эдди поднес ее руку к губам.
- Спасибо. Ты не представляешь, как я переживал из-за того, как ты к этому отнесешься. Даже подумывал на время убрать из спальни фотографию Фанни.
Неужели он до такого додумался, при его-то правдивости! Сьюзен вдруг поняла, как искренне волновался Эдди; видимо, ее мнение действительно для него важно. Она заглянула ему в глаза, ища ответа и боясь его найти. Эдди стал медленно клониться к девушке и вдруг резко выпрямился:
- Уйдем отсюда, в спальне нам находиться вдвоем слишком опасно. Давай я покажу тебе остальное.
Он повел ее в отделанный дубовыми панелями кабинет с огромным письменным столом и как бы между делом сообщил, что как раз начал работу над новой книгой - в этот раз, к удивлению Сьюзен, предназначенной для людей пожилого возраста.
- Люди старше пятидесяти тоже хотят выглядеть бодро и моложаво, число желающих вести здоровый образ жизни постоянно растет, - пожал плечами Эдди, увидев ее реакцию. - Мы не можем не учитывать эту категорию людей в нашем бизнесе.
Сью кивнула. Ей в общем-то понравилась эта идея, но и здесь его отношение показалось девушке несколько меркантильным. Если бы только все его планы не были продиктованы желанием делать деньги! Нет, не все, поправилась Сьюзен. Есть же у него программа для детей из бедных кварталов.
Они миновали столовую и вошли в небольшую, но прекрасно оборудованную кухню.
- Ты умеешь готовить? - полюбопытствовала девушка.
- Ну, видишь ли, если бы я питался только полуфабрикатами, это повредило бы моему имиджу, правда? У меня был выбор: либо самому научиться готовить, либо нанять повара. Я выбрал первое, потому что не хочу иметь прислугу в доме.
- Но ведь уборщица у тебя есть? - В квартире было на редкость чисто.
Эдди отрицательно покачал головой.
- Это мой дом, и я не желаю, чтобы здесь постоянно болтались посторонние. Кроме того, - усмехнулся он, - работа по дому - прекрасная терапия. Как правило, она не требует большого умственного напряжения, поэтом, гоняя пылесос или протирая пол, я могу найти решение самых разных проблем.
Сьюзен засмеялась. Она и сама придерживалась такого же мнения, но никогда не слышала, чтобы кто-то еще высказывал его вслух. Надо же, он не терпит посторонних в доме! Какой все-таки собственник.
- А ты умеешь готовить? - спросил Эдди, пока Сью разглядывала коллекцию кулинарных книг.
Девушки кивнула.
- Я готовлю довольно сносно, но редко практикуюсь. - По правде говоря, большей частью она питалась полуфабрикатами, поскольку готовить для себя одной не доставляло ей никакого удовольствия.
Вскоре они вышли из квартиры и отправились в музей. Пересекая в такси Центральный парк, Сью выглянула в окно и увидела двух мальчиков в свитерах ярко-зеленого цвета. И тут же вспомнила об оздоровительных клубах Эдди Нормана.
- Я-то думала, у тебя вся квартира будет отделана зеленым, - не подумав, ляпнула девушка.
Он удивленно повернулся к ней, и на его лице расплылась широкая улыбка.
- Ага! Значит, ты смотрела мою передачу по телевизору?
Сьюзен слегка покраснела.
- Да. А еще я побывала в твоем оздоровительном клубе в Трентоне. Мне надо было там кое-что купить, вот и решила заодно посмотреть.
- Ну и как?
- Все очень симпатично, и персонал приятный. Полно народу, конечно, но, похоже, там хорошо управляются.
- Теперь да. Пару месяцев назад мне пришлось уволить менеджера, но новый, кажется, дело знает.
- А за что ты его уволил?
- Не его, а ее. За то, что она была недостаточно активной. Бизнес должен постоянно расширяться, вот как теперь.
Сью нахмурилась.
- Ты довольно строгий хозяин, - заметила она, запоздало припомнив, с каким восторгом отзывалась о нем девушка, с которой она разговаривала в клубе.
- А как же иначе! - согласился Эдди. - Если я плачу большие деньги, то только за хорошую работу. Я не занимаюсь благотворительностью, а занят делом, которое должно приносить доход.
- Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь, кроме денег? - возмутилась Сью.
- Иногда, - ответил Эдди, наградив девушку многозначительным взглядом.
Такси высадило их у белого фасада музея, и Эдди послушно отправился вслед за девушкой осматривать выставку, В какой-то момент, однако, он остановился и нахмурился, глядя на полотно.
- Все это, возможно, и замечательно, - недоуменно пожав плечами, заметил он. - Но по-моему, любой человек, вооружившись линейкой и коробкой красок, мог бы сотворить то же самое.
- Не думаю, - возразила Сьюзен. - Здесь все дело в форме и цвете.
- А ты сама рисуешь?
- Пытаюсь, но никогда не пробовала что-нибудь продавать.
- Почему?
- Потому что я пишу не ради денег, а ради собственного удовольствия.
- А по-моему, ты считаешь, что продавать свои картины было бы слишком вульгарным. Ты носишь свою респектабельность, как какой-то плащ, который тебе слишком велик, Сьюзен.
Она вспыхнула.
- Не следует делать поспешных выводов! - И отошла прочь.
Через несколько секунд Эдди, виновато улыбаясь, поравнялся с девушкой.
- Может, ты и права. Ну, хорошо, мы не должны обсуждать мою работу и не должны обсуждать твою респектабельность. Прости меня. Что еще нам следует вычеркнуть - разумеется, не считая секса? Эта тема была запретной с самого начала.
- Неужели? - ядовито спросила Сьюзен. - Я как-то не заметила.
Эдди засмеялся, обхватил ее за плечи и притянул к себе.
- Если ты решила снять запрет, я с восторгом начну дискуссию в любое время, но желательно - дома, в моей постели.
Сьюзен хотела было ответить какой-нибудь колкостью, но губы мужчины скользнули по ее шее, потом язык игриво пощекотал ушко. Девушка издала сдавленный вздох и с опозданием оттолкнула его, поспешно отойдя к очередной картине. Нет смысла твердить себе о многочисленных недостатках Эдди - все они меркли перед растущими требованиями ее собственного тела. Девушка задержалась у одной из наиболее интересных, на ее взгляд, картин и почувствовала, как Эдди снова обхватил ее сзади за талию и склонился к ней.
- Я хочу тебя, милая, и меня никогда не учили быть неискренним.
- Это нечестно! - воскликнула Сью и быстро огляделась. Даже в толпе посетителей музея этот удивительный мужчина ухитрялся отгородить их от всего мира.
Их глаза на мгновение встретились, и у Сьюзен перехватило дыхание: во взгляде Эдди читалось страстное желание и властность, которая пугала и зачаровывала одновременно.
Этот взгляд был слишком откровенным для нее. Она уже интуитивно понимала, что Норман будет не просто заниматься с ней любовью - он завладеет всем - ее душой и телом и полностью подчинит ее себе.
Они вышли из музея и пошли по тротуару вдоль улицы. Оба молчали, и Сью боялась первой нарушить молчание. Наконец он взял ее за руку.
- Слушай, ты девственница?
В первую секунду Сьюзен показалось, что в уличном шуме она не правильно расслышала вопрос.
- Ч-что ты сказал?
- Ты же слышала. Так как?
На языке у нее вертелся едкий ответ, однако вопрос прозвучал искренне, без тени насмешки, и это ее остановило. Все же прямого ответа она дать не могла.
- Не задавай дурацких вопросов, Эдди.
- Это вовсе не дурацкий вопрос, - спокойно отозвался он. - Просто я подумал, что такое возможно, вот и все.
С какой стати он так подумал, недоумевала Сью, потом решила, что, по-видимому, это вписывается в тот образ, который он себе создал. Она не знала, то ли сердиться, то ли смеяться, и тут Эдди снова заговорил.
- Я не хотел тебя оскорбить. Просто пытаюсь понять твое отношение к физической близости с мужчиной.
- Мое отношение? Ты просто одержимый. Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь, кроме секса?
- Ты уже задавала мне тот же вопрос насчет денег. Я то как раз считаю, что отношусь к сексу совершенно нормально. А вот то, что ты намеренно игнорируешь собственные чувства, не совсем нормально.
- Мне кажется, в общественном месте не время для таких разговоров.
- Я уже предлагал тебе другое место для нашей дискуссии, но тебе эта идея почему-то пришлась не по вкусу. Кроме того, мы в Нью-Йорке, а здесь, даже появись мы на улице совершенно голыми, никто бы не обратил внимания.
Сьюзен и так с трудом удерживалась от смеха, а при его последних словах ее просто прорвало.
- Ты прав, - с трудом выговорила она, вволю насмеявшись, - но только, пожалуйста, не пытайся это проделать сейчас.
- Ну, если я не могу заняться с тобой любовью прямо сейчас, то позволь мне хотя бы поцеловать тебя, - заявил Эдди, снова обнимая Сьюзен за талию.
При этих словах идущая впереди них женщина обернулась. Сью бросила на Эдди сердитый взгляд и высвободилась из его объятий.
- Этот город сегодня просто набит туристами, - шепнул он ей. - Ты заметила?
Сью решила, что любой ее ответ только еще больше подзадорит его, и промолчала. Однако ее по-прежнему разбирал смех, и девушка была вынуждена признать, что, несмотря на ее смущение и их бесконечные споры, она получает колоссальное удовольствие от общения с этим мужчиной. На Эдди совершенно невозможно было сердиться долго. С ним она чувствовала себя свободной, живой и раскованной.
Норман осторожно приподнял ее голову за подбородок и спросил:
- Чему ты так таинственно улыбаешься?
- А что мне еще остается делать? - отозвалась Сью, улыбаясь еще шире. С тобой просто невозможно быть серьезной.
- По-моему, я определено начинаю тебе нравиться.
В эту минуту какая-то парочка за их спиной рассмеялась, но у Сьюзен не хватило духу обернуться и посмотреть, что вызвало такой приступ веселья. Да и в конце концов - у людей могут быть свои поводы для смеха!
8
Эдди внимательно наблюдал за изучавшей меню Сьюзен. На ней было бордовое платье из какой-то шелковистой ткани. Как ей идет классический фасон, подумал он. Платье, несомненно, от известного модельера, но не кричало об этом. В ушах и на тонком ее запястье поблескивали бриллианты, Эдди точно знал, что настоящие. Фамильные драгоценности, наверное, подумал он с неожиданным раздражением. Ему хотелось самому осыпать ее бриллиантами.
Он уже заметил, что Сьюзен не носит мехов. Эдди еще не встречал женщины, которая бы не любила мехов. Впрочем, он и не встречал ни одной женщины, хотя бы отдаленно напоминавшей Сьюзен Торп. В такие минуты, как сейчас, она навевала почти благоговейный страх своей утонченной прелестью. Он привел ее в один из самых дорогих ресторанов этого огромного мегаполиса, а она смотрелась так, словно обедала тут каждый день. Сам Норман бывал в "Максиме" довольно часто, но всегда ощущал себя здесь чужим.
Что же ему с ней делать? Кое-каких успехов он уже добился, зато какой ценой! С каждой минутой он все больше раскрывался перед ней, становился все уязвимее, хотя его опыт не позволял ему излишне доверять женщинам, а старые привычки не так-то легко отбросить. Годы борьбы за выживание оставили свой след, и Эдди хотелось, чтобы Сьюзен это понимала.
Он снова бросил взгляд на девушку. Ее светлые волосы были зачесаны сегодня кверху, и в другое время это бы ему не понравилось. Эдди предпочитал свободно развевающиеся волосы. Однако сейчас ему казалось, что с этой прической она выглядит еще более хрупкой и неземной.
Желание обладать Сьюзен стало для Нормана всепоглощающим. Но вместе с желанием рождалось какое-то новое чувство, и оно удерживало его от решительных действий. Он знал, что без труда может уложить Сью в свою постель, и насчет своего успеха у него не было колебаний. Еще подростком Эдди выяснил, что, доставляя наслаждение женщине, мужчина тем самым удваивает свое удовольствие. Нет, здесь дело в другом.
Словно вдруг прозрев, Эдди сообразил, что Сью колеблется по тем же причинам, что и он. Может быть, она тоже понимает, что после физической близости расставание для них станет невозможным? Их роман еще не начался, но в отличие от прежних интрижек Эдди не мог просчитать его от начала и до конца. Надо же, как получилось - случайная встреча, раздразнившая его самолюбие, и каков результат? Маленькая худенькая блондинка весом не больше перышка начисто лишила его свободы, и теперь ей достаточно пошевелить мизинчиком, чтобы он встал перед ней на задние лапки.
Эдди недоуменно смотрел на девушку, размышляя о том, какие все-таки странные формы может принимать власть, и не желая до конца с этим смириться. Впрочем, он контролирует ситуацию. В это время Сьюзен подняла глаза, и уверенность его поколебалась.
- Я, пожалуй, закажу палтус, - сказала Сьюзен. - А ты уже сделал выбор?
Эдди почти не смотрел в меню и сейчас поспешно выбрал блюдо наугад.
- А я возьму телятину, - объявил он и рассмеялся. - Знаешь, мне пришлось целый год заниматься с учителем, чтобы хоть немного выучить французский и свободно читать карту вин и меню в ресторанах. - Ну вот, черт побери, опять с ним происходит что-то непонятное - он ведь никогда никому об этом не говорил.
Сыо с пониманием улыбнулась.
- Языки легче даются в детском возрасте. Я начала изучать французский с семи лет.
- Ты училась в частной школе? - спросил он, заранее предвидя ответ. Он представил ее в маленькой старой школе в окружении других благовоспитанных девочек. И тут же вспомнил собственную грязную муниципальную школу, кишащую дерзкими подростками вроде его самого.
- Да, недалеко от дома. А перед выпускным классом я провела лето во Франции.
Эдди же обычно проводил лето в спортивных благотворительных лагерях, где язык был таким же, как на улицах. Ей этот язык наверняка бы показался тоже иностранным.
Сьюзен подумала, что Эдди Норман сейчас какой-то присмиревший. Даже одет чересчур консервативно - в строгий серый костюм, шелковую рубашку и галстук неярких тонов. Может быть, хочет ей что-то доказать? Да нет, это нелепо. Он не из тех людей, у кого есть необходимость кому-то что-то доказывать.
- Надеюсь, тебе понравится балет, - заметила девушка, когда они сделали заказ.
- Буду стараться изо всех сил не действовать тебе на нервы своим храпом, - ухмыльнулся Эдди.
Они вышли из ресторана и направились в Линкольн-центр, окруженные некой атмосферой интимности, отгораживавшей их от всего мира. У Эдди опять мелькнула мысль предложить Сьюзен заняться сейчас чем-нибудь поинтереснее балета, но он не решился. Хотя заставить ее признаться, что она тоже хочет его, вдруг стало для него гораздо важнее, чем утолить терзавшее его желание.
В театре Сьюзен откровенно наслаждалась спектаклем, но при этом остро ощущала присутствие рядом Эдди. Сначала, как она и предполагала, он беспокойно ерзал на кресле, но потом притих. Решив, что он и в самом деле задремал, Сью скосила на него глаза и с удивлением увидела, что он сосредоточенно смотрит на сцену.
- Тебе ведь понравилось, да? - спросила она, когда спектакль закончился.
Эдди кивнул.
- Знаешь, а я ошибался насчет балета. Мне-то казалось, что это сплошное кривляние и хождение на цыпочках. Я и не предполагал, что в балете столько атлетизма. Это просто поразительно.
- Ты бы все узнал насчет атлетизма, если бы сам когда-нибудь занимался балетом, - усмехнулась Сью. - После упражнений болят даже такие мышцы, о которых ты и не подозревал.
- Ты что, знаешь это по собственному опыту?
- Шесть лет, - кивнула Сьюзен. - Было время, когда я даже хотела стать профессиональной балериной, но оказалась недостаточно крепкой.
Возле театра они попытались в толпе поймать такси, но безрезультатно. Эдди клял себя за то, что не нанял лимузин на вечер. Затем, оставив девушку на тротуаре, он протолкался вперед и быстро нашел машину. Девушка улыбнулась: Эдди Норман определенно не относился к числу людей, у которых хватает терпения стоять в очереди.
- Поедем на вечеринку? - предложил он, дав указания водителю ехать в Ист-сайд. - Ненадолго.
Сью удивило его предложение, однако она сразу согласилась. Поглядывая на него, она размышляла над его странно изменившимся поведением. Она-то была уверена, что Эдди возобновит атаку на нее уже после экскурсии в музей. Однако он вел себя как-то уж слишком спокойно, а сейчас вообще держался почти официально. Может быть, собирается с силами для нового наступления? При этой мысли ее бросило сначала в жар, потом в холод.
Когда они прибыли, вечеринка была в самом разгаре. Собравшиеся приветствовали Эдди, с плохо скрываемым изумлением глядя на его спутницу. Девушка давно уже догадалась, что, видимо, сильно отличается от прежних спутниц Эдди, а эти взгляды лишь утвердили ее в собственном мнении.
Хозяин дома оказался партнером Нормана в инвестиционной компании, помогавшей ему расширять сеть оздоровительных клубов. Когда ему представили Сью, он с любопытством воззрился на нее.
- Вы случайно не из нью-джерсийских Торпов? - слегка озадаченно поинтересовался мужчина.
Она подтвердила, что является дочерью Тимоти Торпа, и теперь взгляд хозяина дома вопросительно обратился на Эдди.
- Спокойно, Линдон. Я не похищал благородную леди, она здесь со мной по собственной воле, - усмехнулся тот. - Хотя сомневаюсь, чтобы ее папа знал, где она сейчас.
Не успела Сьюзен дать отпор, как Линдон снова обратился к ней.
- Я не раз встречался с вашим отцом. И, насколько я понимаю, с дядей Робертом Торпом, председателем инвестиционного банка.
Сьюзен рассеянно кивала, соображая, как скоро межбанковские сплетни донесут эту весть до ее семьи. Девушка подозревала, что даже слишком скоро.
- Что ж, надеюсь, вы знаете, что делаете, - улыбнулся хозяин дома. Норман имеет манеру налетать как тайфун. Из нас этот парень вытянул деньги прежде, чем мы успели сообразить что к чему.
Сью с улыбкой посмотрела на Эдди.
- Ну, это я уже давно заметила.
- Между прочим, "этот парень" с лихвой вернул вам ваши денежки, - сухо заметил Эдди. - И если бы я не подложил вам, перестраховщикам, петарду под одно место, вы упустили бы на редкость выгодную сделку. Более того, я опять к вам приду, потому что намерен расширяться дальше.
- Вот как? - На лице Линдона появилось заинтересованное выражение. Решил, что уже готов развернуться в масштабе всей страны?
- А почему бы и нет, - кивнул Эдди. - Я только что подписал контракт на возобновление телевизионного шоу, так что сейчас самое время. Только теперь я надеюсь вовлечь в свою сеть еще и людей пожилого возраста.
- Оздоровительные клубы для пожилых? - Интерес Линдона заметно возрос. - Подожди, сейчас найду Фреда и поговорим.
- Не сейчас, - ответил Эдди. - Мне нужна еще неделя, чтобы собрать кое-какие данные. И потом, не люблю смешивать работу с удовольствием.
При последних словах он впился взглядом в Сьюзен, молча стоявшую между мужчинами. Банкир понимающе улыбнулся и повел их к гостям.
Интерес Линдона к предложению Эдди напомнил Сьюзен об отце. Иногда она видела такой же озабоченный взгляд на его лице. И при мысли о том, что мир Эдди Нормана не так уж далек от ее собственного, девушка испытала одновременно и облегчение, и беспокойство. Все препятствия, мерещившиеся ей на пути, оказывается, существовали лишь в ее воображении. Как она могла упрекать Эдди в меркантильности, если сама, по сути, жила за счет того, что ее семья финансировала таких, как он? Она была не из тех, кто отказывается считаться с реальностью, хотя и не всегда шла к ней прямыми путями.
Среди гостей девушка обнаружила старую знакомую, с которой не виделась несколько лет. Познакомив Эдди с ней, Сью осталась поболтать с приятельницей. Однако, как выяснилось, единственным, что ту интересовало, был он, Эдди Норман. Молодая женщина просто не могла отвести от него глаз.
- Какой потрясающий мужчина! Я видела его по телевидению, но в жизни он намного лучше. 1де тебя угораздило познакомиться с ним?
Естественный вопрос. Смешно, но эта женщина была потрясена не меньше, чем хозяин дома. Эдди Норман и Сьюзен Тори смотрелись, бесспорно, странной парочкой. Однако девушка вынуждена была признать, что все же приятно появляться в обществе с мужчиной, привлекающим к себе все взгляды, куда бы он ни пошел. Для Сью это был совершенно новый опыт.
В это время вернулся Эдди, и, глядя на него, она в который раз почувствовала, что ее уверенность в собственной рассудительности поколебалась. Во всяком случае увлечение этим дерзким мужчиной рассудительным не назовешь.
Они прошлись среди гостей, останавливаясь то у одной, то у другой группы, а потом Эдди увлек Сью в укромный уголок и ласково обнял.
- Знаешь, мне очень хорошо здесь с тобой, милая. Вот видишь, у нас все получается. Несмотря ни на что.
Сью глубоко вздохнула и кивнула головой, а потом, когда попыталась что-то сказать, он прижал палец к ее губам.
- Не хочу больше слышать твои доводы. Я их уже знаю. Просто дай волю своим чувствам.
Его горячие властные губы прильнули к губам девушки, и Эдди прижал ее к стене. Сначала она ощущала лишь силу мужского тела, но потом он чуть подвинулся, Сьюзен почувствовала уже силу его возбуждения. Она вспомнила сцену в бассейне, когда Эдди вот так же поймал ее в ловушку своих рук, когда его тело так же требовало от нее ответа. В тот раз она испугалась, но сейчас ощущение было уже знакомым, и собственное тело перестало подчиняться ей сопротивление было сломлено. Руки Эдди медленно скользнули вниз и сжали ягодицы девушки.
- Вот оно, - прошептал Эдди в ухо девушке, - вот оно - то, чего ты хочешь. Скажи мне, что ты меня хочешь. Ну, пожалуйста.
Его голос был хриплым и требовательным, в глазах горело пламя, грозившее чуть ли не испепелить девушку. Слова застряли в горле Сьюзен. А потом раздался чей-то громкий голос, и момент был упущен - вернулось ощущение реальности. Эдди еще мгновение смотрел на девушку, потом выругался и отпустил ее.
Как только к Сью вернулась способность мыслить, она решила, что Эдди предложит ей немедленно ехать домой. К ее удивлению, он даже не заговорил об уходе, снова став самим собой, и только мимолетный обмен взглядами напоминал Сью о том, что между ними произошло.
Она была в смятении: она еще не оправилась от шока, а Эдди шутил и смеялся, словно ничего и не было. Как это у него получалось? Сью чувствовала, что долго не выдержит.
Когда они наконец уехали, она замкнулась и всю дорогу в такси молчала. Эдди попытался завязать разговор, но скоро оставил ее в покое. В воздухе повисло гнетущее молчание, но чем дольше оно продолжалось, тем труднее, казалось, было его нарушить.
Дома Эдди спросил, не хочет ли Сью чего-нибудь выпить на ночь, но та покачала головой. Слова по-прежнему не шли у нее с языка, и девушка постаралась скрыть свое смятение.
- Я очень устала. Нью-Йорк всегда так на меня действует. Спокойной ночи, Эдди. - Не дожидаясь ответа, она прошла по коридору в комнату для гостей и закрыла дверь.
Она уже разделась и собиралась ложиться, как вдруг неожиданно остановилась, глядя на закрытую дверь. Что-то было не так. Почему он позволил ей уйти? Честно говоря, она надеялась, что Эдди последует за ней, ну, на худой конец, потребует объяснений. Ведь он явно не из тех мужчин, кого можно отослать прочь, просто сказав "Спокойной ночи", особенно после сцены на вечеринке. Так в чем же дело? И тут она вспомнила тот его взгляд и его слова: "Признайся, что хочешь меня".
Все в душе Сью восставало против такого признания. Она невольно поежилась - все это казалось таким первобытным и грубым. Да, она хочет его, но зачем же говорить об этом вслух?
Однако чем дольше она размышляла, тем яснее ей становилось, что Эдди просто ждет - ждет ее признания. Сьюзен снова собралась ложиться и заколебалась. Она вспомнила прикосновение его сильного мускулистого тела к ее телу, его бурное желание, нежность и силу.
И сейчас надо было всего лишь пойти к нему, найти какие-нибудь ласковые слова, а дальше все будет просто. Сьюзен представила, как Эдди лежит в постели и ждет ее, и по ее телу пробежала дрожь предвкушения. Один шаг - вот все, что требовалось. Всего один шаг.
Эдди услышал стук открываемой двери и увидел скользнувшую в его направлении легкую тень. Он удовлетворенно улыбнулся, и тут у него перехватило дыхание: Сьюзен нерешительно встала на пороге. В мягком свете ламп ее словно окружал ореол, в центре которого сквозь полупрозрачный пеньюар вырисовывалось хрупкое стройное тело. Он усилием воли заставил себя не двигаться.
- Ты спишь, Эдди? - негромко спросила она. Недавнее возбуждение прошло, сменившись страхом. Она уже была готова бежать в свою комнату, когда из глубины спальни донесся его насмешливый голос.
- По-моему, сплю и вижу чудесный сон.
Сью сразу успокоилась и осторожно приблизилась к краю кровати, все острее ощущая свою наготу под тонким пеньюаром, и села, чувствуя слабость в коленях.
- Почему ты был так холоден со мной после вечеринки? - выпалила Сью, злясь больше на себя, чем на Эдди.
- У меня был выбор: либо не обращать на тебя внимания, что, кстати, почти невозможно, либо сорвать с тебя одежду и прямо там овладеть тобой. Я иногда тоже бываю благоразумным, - со смешком закончил Эдди.
Сью ответила не сразу - контраст между его смуглым телом и белыми простынями лишил ее дара речи.
- Все равно это жестоко, - наконец выговорила она.
- Может быть, ты в конце концов довела меня до садизма, - пожал плечами Эдди.
- Чего ты от меня хочешь?
- Мы могли бы начать с ответа на вопрос, на который ты не ответила на вечеринке.
- Есть вещи, о которых трудно говорить.
- Я так не считаю.
Сью вздохнула.
- Тебе надо, чтобы я сказала, что хочу тебя. Так оно, возможно, и есть, но все не так просто...
- А я и не говорил, что хочу, чтобы все было просто. Было бы просто, мы давно бы уже занимались любовью.
- Мы и познакомились-то совсем недавно.
- Смотря с чем сравнивать. У меня лично ощущение, что я знаю тебя всю жизнь и всю жизнь чего-то жду.
- Ты слишком на меня давишь, Эдди.
- А ты слишком старательно от меня отдаляешься, - в тон ей ответил он.
Смех Сьюзен колокольчиком прозвенел в темной спальне.
- По-моему, я пришла сюда, чтобы наконец принять решение.
- Пришла-то пришла, да только ничего для себя не решила.
- Но я действительно хочу тебя, Эдди. Я же сказала.
- Да, сказала, и тем не менее в конце фразы все время слышится "но". Ты ждешь, что я признаюсь тебе в любви? По-моему, я действительно в тебя влюблен, но раньше со мной такого не случалось, поэтому мне не с чем сравнивать. Единственное, что мне известно, это то, что с тех пор, как я встретил тебя, я не взглянул ни на одну женщину. И если уж на то пошло, я совсем не могу сосредоточиться на работе - вообще ни на чем. Это меня путает, - негромко произнес Эдди.
Неожиданно Сью наклонилась и поцеловала его в щеку. Когда она подняла голову, Эдди не шелохнулся. После мгновенного колебания девушка снова поцеловала его, но уже в губы, стремясь вызвать ответную реакцию и зная, что Эдди намеренно сдерживается.
- Скажи мне еще раз, что хочешь меня.
- По-моему, я только что именно это и сделала, - ответила Сью чуть насмешливым тоном, позаимствованным ею у самого Эдди.
- У меня остались сомнения. Мне надо услышать еще раз.
Сьюзен склонилась к нему и прижалась лбом к его лбу.
- Я хочу вас, мистер Норман, даже если вы самый сомневающийся человек в мире.
Эдди удовлетворенно вздохнул, поднял руку и спустил с ее плеч пеньюар. Ткань мягко упала, и ладони мужчины стали медленно гладить тело Сьюзен.
Его ласки были нежными, нарастая так медленно, что она даже не заметила, как они стали более настойчивыми. Его руки скользили по ее груди, пальцы вплетались в светлые волосы. Мучительно медленно Эдди изучал каждый изгиб ее тела. Ощущения накатывались, сменяя друг друга, - тело горело от прикосновения сильных мужских рук.
Маленькие ладони Сьюзен притронулись к его курчавой груди, и тот вздрогнул. Он пока еще сдерживал свою страсть, но Сьюзен почувствовала, что это ненадолго - скоро они окончательно потеряют контроль над собой.
Усы Эдди чувственно скользили от губ Сьюзен к щеке, потом его губы потянулись к холмикам ее грудей. Его язык играл с набухшим соском, и Сью изогнулась и лихорадочно стиснула в ладонях его голову, не слыша первобытных стонов, рвавшихся из самой глубины ее существа.
Наконец он оторвался от нее и включил настольную лампу. Девушка заморгала: в неожиданно вспыхнувшем свете она чувствовала себя выставленной напоказ и страшно незащищенной.
- Я хочу, чтобы мы видели друг друга, - прошептал он.
Сью кивнула - она поняла. В темноте все происходящее казалось каким-то нереальным. Она тоже хотела видеть этого красивого мужчину, так сильно желавшего ее.
Эдди как пушинку легко приподнял девушку, совсем снимая с нее пеньюар, и с глухим стоном прижал к себе. Прильнув к выемке между ее плечом и шеей, он прошептал ее имя и притянул ее руку вниз, к своему напрягшемуся мужскому естеству.
Несмотря на острое желание, Эдди старался быть терпеливым. Он ласкал разгоряченное тело Сьюзен, жадно ловя короткие вскрики восторга, вырывавшиеся из ее уст, а затем осторожно коснулся ладонью ее нежной женской плоти...
Время потеряло для них всякое значение. Движения становились все откровеннее, стоны - громче, подчиняясь первобытному ритму, эхом отзывавшемуся в их телах, обостренных до предела в своей чувственности.
- Пожалуйста, возьми меня, - прошептала она. Под наплывом страсти всякая застенчивость была отброшена.
Эдди остановился и сжал в ладонях ее лицо.
- Я люблю тебя, Сьюзен, и хочу, чтобы и ты любила меня.
Настойчивая мольба в его голосе звучала в унисон желанию, снедавшему Сьюзен, и вызвала отклик, на который в иных обстоятельствах она бы не решилась.
- Я люблю тебя, Эдди, правда, люблю. Пожалуйста, я хочу быть твоей. Возьми меня!
Он улыбнулся и опустился на колени, затем осторожно, с удивительной нежностью, вошел в нее, давая возможность самой задать ритм, пока их тела не слились в одно целое в каком-то безумном тумане...
Когда волны оргазма понемногу утихли, во взгляде Эдди по-прежнему читалась напряженность.
- Мне все равно этого мало, моя любимая, - прошептал он. - И, наверное, всегда будет мало. По-моему, я знал об этом с самого начала.
Сьюзен улыбнулась и провела пальчиком по его усам, слегка щекотавшим ее кожу. Она тоже вспомнила первый вечер их знакомства. Эдди Норман ураганом ворвался в ее жизнь, и с тех пор она так и кружилась в этом вихре. Сью по-прежнему считала, что все произошло неприлично быстро, не было времени порассуждать здраво, не было пристойного перехода от взаимного интереса к безумной страсти. Зато какое неповторимое чувство!
- Я люблю тебя, - тихо, словно удивляясь собственным словам, прошептала Сьюзен.
9
Сьюзен стояла на краю террасы, завернувшись в халат. С этого места ей прекрасно была видна серая лента 1удзона, причал и суда на якоре. Девушка вспоминала слова любви, бесконечно звучавшие в эту ночь. Она приехала сюда, не сомневаясь, что курортный роман не выдержит испытания реальностью, и вот теперь пыталась разобраться, что же произошло.
Если бы можно было найти кнопку или рычаг и остановить мгновение, может быть, ей удалось бы снова стать женщиной, чья жизнь всегда была размеренной и разумной. Однако сегодня от этой женщины ничего не осталось и в помине. Сьюзен поежилась, вспоминая прошедшую ночь. Теперь она могла с уверенностью сказать, что Эдди Норман был не только необыкновенным человеком, но и потрясающим любовником. Даже слишком.
Они заснули в объятиях друг друга, но посреди ночи проснулись и снова занялись любовью. Сью никогда не считала себя чувственной, это даже казалось ей вульгарным. Но как же тогда описать ощущения, которые вызывал в ней этот удивительный мужчина? Опьянение? Возможно. Она действительно была пьяна пьяна этим мужчиной. И что же будет дальше? Она станет алкоголичкой?..
Проснувшись, Сью села в постели и стала разглядывать спящего Эдди. Во сне его лицо оставалось таким же волевым, хотя длинные ресницы делали его чем-то похожим на мальчишку. Уголки рта приподнимались кверху, словно в легкой улыбке, и она подумала, что даже во сне ее избранник излучает необыкновенную жизненную силу. Девушка молча смотрела на него, не желая будить. Сейчас ей хотелось побыть одной.
...Неожиданный странный звук вывел Сью из задумчивости. Она обернулась, чтобы посмотреть, в чем дело, и тут что-то задело подол ее халата. Девушка улыбнулась и наклонилась, чтобы погладить Кота, однако тот, оповестив о своем присутствии, удалился в другой конец террасы для утреннего омовения.
Сью с улыбкой проводила глазами забавное животное.
- Надеюсь, ты не собираешься прыгать с террасы, - раздался сзади вкрадчивый голос.
Сьюзен вздрогнула, когда сильные мужские руки обхватили ее сзади. Либо Эдди подкрался еще более бесшумно, чем Кот, либо она действительно задумалась: она прислонилась к нему спиной, радуясь, что может отвлечься от тревожных мыслей.
- Нет, я просто размышляла.
Эдди зарылся лицом в ее волосы.
- Это не менее опасное занятие. В воскресное утро можно придумать кое-что получше.
- Например, разгадывать кроссворд из утренней газеты?
- Нет, не это.
Эдди подхватил девушку на руки и отнес в спальню.
Они снова занимались любовью неторопливо, как двое людей, знающих, что впереди у них целый день, а за ним - еще много столь же сладостных дней и ночей. Страсть нарастала мучительно медленно, пульсируя и изгоняя все мысли.
Сью наслаждалась совершенным телом Эдди. Она испытывала острое чувство удовлетворения от того, что может так возбуждать его, и непоколебимую уверенность, что никакая другая женщина на это не способна. И она знала, что, несмотря на сексуальный опыт ласкающего ее мужчины, сейчас для него все было внове.
Счастье взаимного обладания друг другом! Что может быть прекраснее! Он принадлежал ей, а она - ему. И хотя будущее было зыбким и неясным - пусть так. Сейчас это не имело значения.
На мгновение Сью замерла под телом Эдди, позволяя ему дразнить ее языком. Его губы медленно скользили по ее телу, опускаясь все ниже и ниже. И вот уже руки ее сжали голову Эдди - он добрался до шелковистого холмика между ее бедер. Сью задохнулась от вожделения.
- Я люблю тебя, родная, - прошептал он и снова приник ртом к ее лону.
И Сьюзен изогнулась ему навстречу, отдаваясь мучительно-сладостному экстазу.

***

Ко вторнику Сью уже умирала от желания снова увидеть Эдди. Боль разлуки она ощутила уже в понедельник утром, вернувшись домой. И если эта боль немного притупилась позднее, то лишь потому, что у нее было очень загруженное расписание, а после обеда пришло крайне неприятное известие - им сообщили об отказе в дальнейшем финансировании исследований. На Сьюзен эта новость обрушилась как гром среди ясного неба, ведь в последнее время ее голова была занята совсем иными мыслями.
В понедельник вечером позвонил Эдди, и она поделилась с ним своими горестями. Он посочувствовал и тут же увел ее от этой темы, умудрившись даже по телефону воссоздать необыкновенную атмосферу прошедшего уик-энда. И только потом Сью запоздало посетовала, что возлюбленный не сумел разделить ее переживания.
Впрочем, ей и не следовало ждать, что Эдди Норман ее поймет. Он ведь посвятил свою жизнь единственно тому, чтобы делать деньги. Ему была нужна она и нужны были деньги. И то и другое. Сью тоже очень хотела его, но ей было необходимо нечто большее. Она неожиданно пришла в такое смятение, что без всяких на то оснований уже готова были считать свою связь с Эдди причиной провала проекта.
С такими мыслями Сью шла по студенческому городку во вторник, рассеянно приветствуя по пути студентов и коллег.
- Сьюзен, вот ты где! А я тебя ищу. У нас все-таки появилась зацепка!
Девушка с удивлением воззрилась на Пола Янга.
- Зацепка?
- Да, буквально пять минут назад мне позвонил директор какого-то инвестиционного фонда. Мы назначили встречу на четверг - будем все же обсуждать возможность финансирования нашего проекта.
- О чем вы? Какой фонд? Как они узнали о наших исследованиях? - не унималась Сью, все еще не веря в их удачу.
- Некто мистер Иствуд, директор фонда, утверждает, что прочел твой предварительный отчет в "Новоанглийском журнале". А вот что действительно странно - это то, что он совсем не удивился, узнав об отказе нам в текущей субсидии. - Заведующий пожал плечами. - Впрочем, если они ведут фундаментальные исследования, то должны знать, как трудно добиться финансирования...
- А он не спросил, сколько нам надо?
- Спросил, и я, конечно, если честно, немного завысил сумму. Думал, он скажет, что они смогут дать только часть, но никаких возражений не последовало. Удивительно!
Сью радостно вздохнула.
- Тогда давай еще немного завысим. Я уже рассчитала цифры. А ты знаешь, откуда у них деньги?
- Нет, и по мне - пусть хоть от сдачи пивных бутылок, лишь бы дали.
Сью засмеялась. Она готова была согласиться с шефом, хотя по-прежнему недоумевала, зачем недавно образованному фонду вкладывать деньги в малоизвестный проект, который явно не прибавит им славы. Возможно, на встрече с его представителями удастся что-нибудь разузнать.
Это событие отвлекло девушку от мыслей об Эдди, однако вечером, когда Сью ужинала с родителями, вопрос матери снова напомнил о нем.
- Ты хорошо провела выходные? - как бы невзначай поинтересовалась миссис Торп.
Сью, на секунду задумавшись, сказала, что прекрасно, только сейчас сообразив, что половину ужина рассуждала о перспективах своего проекта. И тут же смутилась. До сих пор ей успешно удавалось не допускать Эдди в свою здешнюю жизнь, и, несмотря на заверения в любви, теперь уже казавшиеся девушке несколько преждевременными, ей хотелось, чтобы так оно и было дальше. Однако Сью не привыкла что-либо скрывать от родителей и к тому же вовремя вспомнила про лимузин, присланный за ней Норманом.
- Я ездила к своему приятелю, с которым познакомилась в круизе. И, кстати, встретила твоего знакомого, - сообщила она отцу. - Он знает нашего дядю Роберта. - И она назвала имя хозяина дома, где они с Эдди были на вечеринке.
- Мир тесен, - кивнул отец. - У меня, между прочим, встреча с Линдоном на будущей неделе. Твой друг работает в его банке?
- Нет, по-моему, он его клиент, - отозвалась Сью и поспешно перевела разговор на другую тему. Сеть затягивалась. Отец, конечно, все запомнит и неизбежно станет задавать вопросы своему коллеге. Интересно, что тот скажет про Эдди Нормана. Ведь банкиры - это своего рода клан, они могут вести дела с кем угодно, но крайне неохотно допускают нуворишей в свой круг. Так что при всем уважении к Эдди Линдон вряд ли одобрял его связь со Сьюзен.
Девушка молча смотрела в тарелку. Пропасть между ней и Эдди казалась такой глубокой, а любовь - таким хрупким мостиком!
- Тимоти сегодня разговаривал с тетей Ивой и обещал, что приедет на ее день рождения в воскресенье.
Сью тупо уставилась на мать. Она совершенно позабыла о дне рождения тетушки.
- Ты ведь тоже будешь, да, дорогая? - спросила миссис Торп. Ей было слишком хорошо известно отношение дочери к тетке - добровольной блюстительнице чистоты рода Торпов.
Тетя Ива была старой девой, и Сью считала, что лишь потому, что не нашла никого равного себе по знатности. Уклониться от праздника, не обидев тетку, было невозможно. Та уже давно объявила Сьюзен любимой племянницей. Девушка просто не могла поставить мать в неловкое положение, заставив ее объяснять, почему Сьюзен нет, хотя о празднике было объявлено месяц назад.
- Да, конечно. Просто я забыла, что день рождения приходится на этот уик-энд.
Сью обсудила с родителями подарок для Ивы, пожелала им спокойной ночи и ушла к себе. Из-за этого дня рождения ей придется провести с Эдди меньше времени, но делать было нечего. На мгновение девушке пришла в голову мысль пригласить и его, но она тут же отказалась от этой идеи.
Когда Эдди позвонил, Сьюзен первым делом сообщила ему о новых перспективах своего проекта.
- А ты знаешь что-нибудь об этом фонде? - спросил он.
- Нет, он новый и небольшой, но мне все равно, откуда у них деньги, коль скоро они дают их на благое дело.
- Даже если эти деньги из какого-нибудь сомнительного источника вроде оздоровительных клубов? - лукаво поинтересовался Эдди.
- Цель иногда оправдывает средства, - отозвалась девушка и перевела разговор на другую тему. В конце она сообщила, что ей придется вернуться домой утром в воскресенье, поскольку у них семейный праздник.
После этого наступило молчание, и Сью затаила дыхание, решив, что Эдди, наверное, обиделся. Она уже приготовилась оправдываться, что это празднество явно не из тех, что могли бы доставить ему удовольствие.
- Что ж, в таком случае я, наверное, слетаю на этот уик-энд в Новый Орлеан. Я уже давно не видел Фанни, да и дела там кое-какие есть...
- Но тогда я тебя совсем не увижу, - запротестовала Сыо, зная, что он звонит из Чикаго и вернется в Нью-Йорк только в конце недели. Неужели он действительно обиделся.
- Да, я отправлюсь в Новый Орлеан прямо отсюда. Но мы что-нибудь придумаем на следующий уик-энд.
Они попрощались натянуто, как чужие. Сью отчаянно хотела разрядить ситуацию, но не знала как. Когда Эдди повесил трубку, девушка подумала, что ей следовало объяснить, почему она не приглашает его на день рождения тетки. Но как можно было это сделать, не задев его самолюбия? Да и Эдди все равно бы не понял. Он слишком уверен в себе, чтобы хоть на минуту вообразить ситуацию, из которой не мог бы выпутаться.
Весь следующий день Сьюзен была грустна. Погода испортилась, и это тоже не способствовало хорошему настроению. Хрупкое равновесие в их отношениях с Эдди нарушилось, и дело было даже не в социальных барьерах иди профессии. Хуже всего было то, что он, видимо, совершенно не понимал ее.
Во второй половине дня состоялась встреча с директором фонда. На Сью была возложена обязанность "раскрутить этого парня", как выразился заведующий отделением. Он без обиняков заявил, что она более красноречива, чем остальные, и то, что она вдобавок еще и красива, тоже не повредит делу.
Когда встреча была окончена, и "парень" отбыл, все сошлись на том, что перспективы у них вполне приличные. Директор пообещал дать ответ через несколько недель, после оценки выданных ему материалов и расчетов.
- Все-таки жаль, что мы не знаем, чьи деньги за ними стоят, посетовала Сью, когда ажиотаж немного поутих. Во время заседания она вежливо поинтересовалась об этом у директора, однако тот сухо сообщил, что их благодетель пожелал остаться неизвестным. Оставалось только надеяться, что дело не сорвется.

***

Открыв дверь своего домика, Сью сразу ощутила запах роз и вспомнила об Эдди. На сей раз он плюнул на все приличия. Роз было пятнадцать, и все точно такого же цвета, как та, что он подарил Сьюзен на теплоходе. На глаза девушки навернулись слезы. Слава Богу, он все-таки не обиделся.

***

Эдди решил ехать в Нью-Джерси поездом.
Интересно, как Сьюзен отнесется к его неожиданному появлению. Ведь она считает, что он в Новом Орлеане. Ему было немного неловко, что он использовал как предлог дочурку, хотя девочка и не знала о приезде папы. Он как раз накануне говорил с ней по телефону, насколько возможен разговор с трехлетним ребенком.
Для Эдди было очень важно, чтобы девочка с младенческих лет знала, что у нее есть отец, который ее любит. Он не так уж и часто виделся с Фанни и сам удивлялся тому, что с каждым днем все больше привязывается к дочке. Ведь когда она родилась, он испытывал лишь чувство ответственности, желание обеспечить ее всем тем, не дал ему собственный отец. Однако стоило ему увидеть Фанни, как все изменилось, хотя, представляя себя в роли любящего папаши, Эдди неизменно посмеивался.
Впрочем, в данный момент его волновала не Фанни, а маленькая белокурая женщина, похоже, решительно настроенная держать его подальше от своей семьи. Как ни странно, Эдди не считал, что причиной тому ее снобизм. Скорее всего, срабатывал некий инстинкт самосохранения, и это была очередная попытка Сьюзен держать его на расстоянии.
Эдди до сих пор не знал, как сумел отпустить ее в понедельник. Даже в самых смелых фантазиях он и мечтать о таком не мог. Разительный контраст между сдержанной аристократкой Сьюзен Тори и Сью, стонавшей от наслаждения в его объятиях, сразил его наповал. Даже сейчас, вспомнив о прошедших выходных, Эдди заерзал на сиденье.
Эдди был одним из немногих пассажиров, сошедших в Гринвуде. Где же, черт возьми, тут такси, подумал Эдди с раздражением жителя большого города. В конце концов, он подхватил сумку и пошел по улице, попутно разглядывая витрины магазинов. Может, он вообще доберется до гостиницы прежде, чем поймает такси. Интересно, почему так мало людей на улицах? Ведь еще не поздно - даже десяти нет.
Эдди в задумчивости остановился на перекрестке, не зная, куда идти дальше, и тут рядом с ним затормозила машина. Увидев надпись на борту, он инстинктивно напрягся. Это осталось у него с детства - с тех пор, когда у него были причины бояться встречи с полицией. Из машины вышел молодой парень в полицейской форме, и Эдди нахмурился.
- Похоже, вы заблудились, - вежливо улыбнулся полицейский. - Могу я чем-нибудь помочь?
Эдди оторопел и на секунду лишился дара речи. Надо же, в этом городе полиция помогает людям!
- Да, я только что приехал. Такси не нашел, и вот ищу гостиницу.
- Садитесь. Тут всего пять кварталов.
Эдди сел в машину, все еще не оправившись от удивления.
- А почему так мало народа на улицах? - спросил он. - Боятся выходить из дома по ночам?
- Да нет, усмехнулся полицейский. - Тут и малый ребенок может в любое время суток спокойно разгуливать по улицам. У нас здесь тихо. А вы в нашем городке впервые?
- Да, - отозвался Эдди. - Я приехал к знакомой, она здесь живет.
Машина остановилась на красный свет, и полицейский с интересом взглянул на Эдди.
- Да? И кто же она, если не секрет?
Эдди заколебался. Вопрос был задан вполне дружелюбно, но ему как-то не приходило в голову, что этим будут интересоваться. Эдди совсем забыл, что городок-то не очень большой.
- Сьюзен Торп. Она преподает...
- Как же, как же. Ее тут все знают. Торпы - самая старинная семья в городе, а в наших местах это кое-что да значит. Люблю проезжать мимо их дома. Погодите, сами увидите.
Автомобиль затормозил перед ярко освещенным изящным зданием, и полицейский, обернувшись, внимательно посмотрел на Эдди:
- Знаете, а ведь я, кажется, вас где-то видел. Может, скажете, как вас зовут.
- Ну, разве что в неофициальном порядке. Я Эдди Норман, - улыбнулся Эдди.
Парень ударил кулаком по рулю.
- Точно! Мы с женой регулярно посещаем ваш оздоровительный клуб в Трентоне. И ваше шоу я тоже смотрю, если не отсыпаюсь по утрам после ночного дежурства.
Эдди поблагодарил полицейского и вышел из машины. Ну, что ж, по крайней мере один горожанин его узнал. От этого стало как-то легче, потому что после разговора с полицейским он занервничал - его стали одолевать мысли о том, что значит принадлежать к старинному семейству в городе и быть одним из Торпов.
10
На следующее утро Эдди проснулся в тревоге. Тишина стояла такая, что сначала ему показалось - он оглох. Дома до его окон всегда доносился шум большого города. А здесь слышалось лишь пение птиц.
Эдди принял душ, надел темно-синие брюки и голубую рубашку, прихватил ветровку и отправился завтракать. Хорошенькая официантка посмотрела на него так, словно узнала, и это было приятно, хотя обычно он не обращал на такие взгляды никакого внимания. Он, как всегда, плотно позавтракал и решил отправиться на разведку. Слава Богу, что он не сообщил Сью о своем приезде будет хоть время оглядеться.
Официантка принесла счет и, увидев его подпись на чеке, просияла. Эдди одарил девушку самой ослепительной из своих "телевизионных" улыбок и вышел в вестибюль. К нему возвращалась уверенность в себе.
Он попросил телефонную книгу. В справочнике оказалось пять Торпов, в том числе и Сьюзен. Эдди с неудовольствием отметил, что ее адрес был тем же, что и у Тимоти Торпа. До сих пор ему не приходило в голову, что Сьюзен живет в одном доме с родителями. Из разговоров он понял, что у девушки своя квартира. Такой оборот Эдди не понравился. Во-первых, с какой стати взрослой женщине жить с родителями, а во-вторых, это лишало их возможности уединиться. Впрочем, они всегда могли прийти в его гостиничный номер.
Очнись, парень, велел себе он. Единственный способ притащить Сью в гостиницу - это надеть ей мешок на голову. Ее же тут каждая собака знает. Эдди вышел на улицу, чувствуя, что уик-энд станет сплошным разочарованием.
Он добрался до улицы с магазинами, которые еще только открывались. Сплошной антиквариат. Ну и народ здесь живет - они что, ничего больше не покупают? Сам Эдди так и не научился отличать старый хлам от антиквариата и сильно подозревал, что одно не слишком отличается от другого. В свое время он даже запретил дизайнеру обставить антиквариатом свою квартиру, объявив, что если бы ему это понадобилось, он бы обратился за старьем в Армию Спасения. Кстати, его юмор не оценили, и он сменил дизайнера.
Улица вывела его на зеленую городскую площадь. Ее украшала типичная ново английская церковь - хоть сейчас на открытку. Неподалеку находился памятник, окруженный цветочной клумбой. Эдди подошел поближе и, взглянув на надпись, слегка попятился. Только этого не хватало! Центральную площадь города украшал памятник явно одного из предков Сью. Интересно, как она это воспринимает? Или так привыкла, что вообще не обращает на него внимания?
Эдди зашагал дальше, инстинктивно стараясь уйти подальше от статуи. Студенческий городок, находящийся невдалеке от площади, словно сошел с картинки, и он тут же вспомнил неряшливый колледж, куда ходил сам. Миновал студенческий городок и вышел на пустую улицу со старыми платанами и не менее старинными домами. Эдди не очень разбирался в архитектуре, но чутье подсказывало, что дома эти стоят уже гораздо больше сотни лет.
Все здесь казалось настолько чинным и респектабельным, что Эдди ступал по булыжной мостовой осторожно, ни на минуту не теряя бдительности. Ни одной выбоины, ни одной ржавой или покосившейся ограды и нигде ни соринки. Нет, такой стерильности просто не бывает! Он поколебался, потом двинулся дальше, уже зная, что приближается к дому своей избранницы.
Эдди не было нужды смотреть на табличку - дом выделялся среди остальных своими размерами и располагался немного в глубине улицы: белое здание с черными ставнями. Справа от него находилось строение, напоминавшее каретный сарай и, по-видимому, теперь служившее гаражом. Перед большим домом была разбита большая круглая клумба, едва начинавшая цвести, а в ее центре флагшток с настоящим флагом колониальных времен.
Эдди остановился. Так вот он какой, дом Сьюзен Торп! Здесь она росла, играла в куклы, бегала по ухоженным лужайкам. Он в общем-то ожидал, что увидит что-нибудь в таком роде, однако его поразила собственная реакция. То была не зависть и не обида на несправедливость судьбы. Просто именно сейчас он понял, какая пропасть отделяет его от этой утонченной женщины.
Внезапно дом словно ожил. На пороге появилась фигура - седой мужчина в полосатых брюках и джинсовой рубашке с кожаной сумкой для гольфа на плече. Мужчина вошел в гараж, и вскоре оттуда выехала машина. Эдди едва успел отскочить в сторону. К тому времени, когда серебристый "мерседес" отъехал, он уже шел по улице, стараясь держаться как можно более непринужденно. Водитель бросил взгляд в его сторону, и Эдди на мгновение увидел невысокого седовласого мужчину с правильными чертами лица. Даже на расстоянии Эдди показалось, что он узнал знакомые серо-голубые глаза этого благородного джентльмена.

***

Сьюзен, в общем-то, любила выходные. Обычно она поздно вставала, ходила с матерью по антикварным магазинам, ездила верхом и занималась тем, чего не позволяло в будни перегруженное расписание ее работы в колледже и Институте Брайтона. Однако сегодня все было иначе. Девушка проснулась рано и сразу с болью вспомнила об Эдди. Она сокрушалась, что, несмотря на присланные им цветы, он все же обиделся. И это понятно - ведь семейный праздник был бы идеальным поводом познакомить его с ее родственниками.
Сью выбралась из постели и занялась обычными утренними делами, но все ее мысли по-прежнему были о Нормане. И чем больше она размышляла, тем более странным ей казалось его повеление. Что-то он подозрительно легко уступил. Конечно, поездка к дочери могла быть запланирована уже давно, но все же... А вдруг он возьмет и завтра явится сюда? Собственно, почему бы и нет? Это вполне в его характере. Что ж, в таком случае сначала она потребует объяснений, зачем он ей наврал, а потом, разумеется, возьмет его с собой на день рождения тетки и будет уповать на Господа. Да и с чего она вообще так разволновалась? Эдди Норман способен найти общий язык с кем угодно, он даже тетю Иву может покорить. В худшем случае та будет держаться с ледяной вежливостью, зато все остальные будут очень любезны, в этом Сью ничуть не сомневалась. Единственное, что беспокоило девушку, это неприятное ощущение, что почва уходит у нее из-под ног и привычному размеренному существованию пришел конец.
Зазвонил телефон, и Сью с облегчением ухватилась за возможность отвлечься от тревожных мыслей. Наверное, мама звонит спросить, пойдет ли она с ней за покупками.
- Я в гостинице, - без вступления объявил знакомый бархатный голос.
- В какой гостинице? - Сью решила, что Эдди звонит из Нового Орлеана.
- В здешней. Приехал вчера вечером.
- О, - только и смогла выговорить Сью. Ее переполняли смешанные чувства радости и смятения.
- Я соврал тебе насчет поездки в Новый Орлеан. - Нападение - самый лучший способ защиты. - Слышала? - Сьюзен ответила не сразу, и Эдди продолжал:
- Ты ведь понимаешь, почему я солгал?
- Да, но...
- Ну что? Я могу тебя увидеть? У тебя есть какие-нибудь планы?
- Я собиралась на верховую прогулку. Эсмеральда только что оправилась после растяжения связок, и ее надо выезжать.
Эдди расхохотался, и Сью слегка расслабилась.
- Эсмеральда? Ничего себе имечко для лошади.
- А Кот? Ничего себе имечко для кота.
- Я подумывал взять его с собой, но боялся, что он изгрызет все старинные гобелены вашего дома, - усмехнулся Эдди. - Слушай, если у вас найдется какая-нибудь кляча, которой пора на бойню, я с удовольствием составлю тебе компанию.
Сью улыбнулась. Перспектива поехать вместе с Эдди верхом показалась ей забавной. Сама того не сознавая, девушка уже подстраивала свою жизнь под его.
- Здесь все лошади - в частном владении, но одна из хозяек пропадает в Нью-Йорке и нечасто сюда наезжает. Посмотрим, можно ли умыкнуть коня. Он, кстати, благородных кровей и прекрасно воспитан.
- А я весьма посредственно воспитан, так что мы замечательно поладим, надеюсь.
Через полчаса Сью уже подъехала к гостинице. Эдди ждал у входа, мужественный, стройный, в джинсах и сером пушистом свитере. Он распахнул дверцу машины Сьюзен, увидел ее костюм для верховой езды и игриво улыбнулся. Затем сел в машину и сразу заключил девушку в объятия. Его поцелуй был довольно настойчивым, и Сью мягко отстранилась.
- Здесь не Нью-Йорк, и люди все замечают...
- Плевать! - отозвался Эдди, которого только посмешило ее предупреждение. - Похоже, вашему городку не помешает хорошая встряска!
Девушка засмеялась и включила зажигание.
- Ты уже успел посмотреть город?
- Да, имел честь пройтись по нему сегодня утром.
- Ну и как?
- Просто декорация какая-то из прошлого века. Или, наоборот, из будущего! Ни тебе мусора, ни пьяных, ни трущоб, ни бездомных собак. Изобилие антикварных магазинов. Даже люди одеваются одинаково.
- Разве? - лукаво подняла бровь Сью.
- Все, кроме тебя. Не хочешь помахать дедуле?
Сьюзен проследила за тем, куда указывал палец Эдди.
- Ах, ты уже и памятник видел. По-моему, перед "дедулей" надо поставить два или три "пра".
- Слушай, тебе не скучно жить в этой кунсткамере? - спросил Эдди таким скорбно-кислым тоном, что Сью удивленно посмотрела на него.
- Да нет. С чего бы?
- Давно должно было уже наскучить, но теперь тебе не о чем волноваться. Я ведь с тобой. - Эдди прильнул губами к ее шее.
Сью осторожно отстранилась и перевела разговор на другую тему.
- Я хочу тебе все объяснить насчет дня рождения...
- Сделай одолжение, - с иронией ответил Эдди и откинулся на сиденье.
- Знаешь, моя тетушка Ива невероятный сноб, не в том, что касается денег, конечно, а в том, что касается происхождения. Ей все равно: пусть человек будет даже последним бедняком, лишь бы он имел безупречную родословную.
- Мне говорили, что мой дед был бутлегером во время сухого закона, ухмыльнулся Эдди. - А сестра утверждает, что другой дедуля был профессиональным игроком, причем настолько отчаянным, что окончил свои дни в Гудзоне с камнем на шее.
- Ты хочешь довести тетку до инфаркта в ее день рождения? В конце концов, я ее любимая племянница, - рассмеялась Сью.
- Вот уж в чем я не сомневаюсь, - ухмыльнулся Эдди.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Только то, что ты слишком долго была чересчур уж безупречной леди, моя милая!
- Это вовсе не обязательно произносить столь презрительным тоном.
- Ты права. И, на мой взгляд, тебе это лишь добавляет сексуальности. Но лишь отчасти. По-моему, твоей семье пора понять, что у тебя есть и другие дарования, которые они не замечают.
- И что же во мне есть такого, чего они не видят?
- Им известно о том, какая страстная натура скрывается под обликом добропорядочной дочки?
- Нет, конечно, - поспешно отозвалась Сьюзен. - И я не хочу, чтобы моя семья...
- Слово "страстность" подразумевает не только занятия любовью, Сью, не дал ей договорить Эдди. - В тебе сидит просто неистребимая жажда жизни, вот только ты не выпускаешь ее на волю.
Сью промолчала. Жажда жизни? Девушка видела ее в других людях, но никогда не задумывалась, обладает ли ею сама. Может быть, Эдди в чем-то и прав?..
- Эти лошади живут лучше, чем я жил в детстве, - печально заметил он, увидев опрятную конюшню.
Сьюзен проследила за его взглядом. Конюшня была одной из лучших в округе, но девушка к этому привыкла - ведь она всю жизнь держала здесь свою лошадь. Теперь же, вспомнив о том, как поднялись в последние время цены за аренду, она покаянно вздохнула.
- Надо думать, долларов на четыреста в месяц.
Эдди поднял брови и присвистнул.
- Неужели Эсмеральда того стоит?
- Конечно, - улыбнулась Сью. - Это лошадка арабских кровей, и у меня уже семь лет. Раньше, когда было больше времени, я даже выставляла ее на соревнования, но теперь езжу просто для собственного удовольствия.
- Надеюсь, ей это тоже доставляет удовольствие, - усмехнулся Эдди, когда они направились к стойлам.
Сью сначала показала ему Эсмеральду, а потом повела к Индейцу. Эдди подозрительно разглядывал крупного жеребца.
И вдруг на его лице промелькнуло очень странное выражение. Эдди усмехнулся и отпустил замечание насчет того, что порция здорового страха еще никому не вредила. Что мог означать этот взгляд? На короткое мгновение Эдди показался девушке почти затравленным - другого слова она подобрать не могла. Он помог ей принести седла и стоял рядом, пока она седлала лошадей, с видом человека, который хочет ей помочь, потому что седлать лошадей - не женское дело, да только сам не знает, как это делается. Сью это позабавило.
Она вывела Индейца из стойла, и Эдди с недовольством уставился на дорогое седло с инкрустацией.
- Добро пожаловать в мир настоящей верховой езды, мистер Норман, улыбнулась Сью и, подведя к нему Индейца, вложила в руку поводья, а сама отправилась за пританцовывавшей от нетерпения Эсмеральдой.
Как только они вышли из конюшни, девушка легко вскочила в седло и предложила проехать несколько кругов в манеже, чтобы Эдди привык к седлу. Тот, однако, по-прежнему стоял с поводьями в руках и опасливо разглядывал крупную черную кобылу, на которой сидела Сьюзен.
- Она для тебя не слишком велика?
- Дело не в размерах лошади, а в умении управлять ею, - спокойно отозвалась Сью, которую ситуация с каждой минутой все больше забавляла.
Похоже, ее слова не слишком успокоили Эдди, однако он послушно вскарабкался в седло.
- Опусти каблуки вниз и сжимай коленями седло. Он пойдет за Эсмеральдой, так что насчет аллюра не беспокойся.
- А разве не надо на него кричать "но-о-о, пошел"?
- Совершенно не обязательно. Чтобы остановиться, достаточно слегка натянуть поводья, а чтобы он шел быстрее - сжать холку.
Для Эдди верховая езда явно была в новинку, но он был спортивным от природы, и это ему очень помогало. Вскоре Сью выехала на дорожку для верховой езды, объяснив, что такие тропы тянутся на несколько миль, а поддерживает их в хорошем состоянии местная ассоциация любителей верховой езды.
На узких участках тропы Эдди ехал позади девушки, одновременно любуясь ее грациозной посадкой и внутренне содрогаясь при виде хрупкой фигурки на огромной лошади. Его беспокоило и то, что, будучи совершенно несведущим, он не сможет помочь ей, если, не дай Бог, что-то случится. Ситуация явно вышла из-под его контроля, что усиливало тревожное чувство, не отпускавшее его с первой минуты, когда он прибыл в этот патриархальный городок.
Как все же она прекрасна! Здесь Сью явно была в своей стихии маленькая фигурка с развевающимися белокурыми волосами верхом на холеной черной лошади.
Сью заметила, что Эдди наконец успокоился и, похоже, ему даже стала нравиться прогулка. Это радовало. Девушка только сейчас поняла, как для нее важно, чтобы ему понравились ее родные места. Они спугнули стадо оленей. Эдди резко осадил лошадь и проводил животных восхищенным взглядом.
- Как могут люди стрелять в таких прекрасных созданий? - с недоумением произнес он.
- Здесь, слава Богу, не могут, - отозвалась Сьюзен, улыбаясь его мальчишескому восторгу. - У нас охота запрещена повсеместно. Ты ведь никогда подолгу не жил в деревне?
- Нет. В детстве я несколько раз бывал летом в благотворительных лагерях рядом с Нью-Йорком, и все. Я редко беру отпуск, а когда беру, то еду в Европу или на Гавайи. Я и не знал, что здесь столько земли пустует.
Земля. В голове Нормана стала формироваться идея. В городе человек никогда не чувствовал себя хозяином, даже если у него была собственность. Квартира в огромном здании - это совсем не то Эдди вспомнил дом Торпов. Он так и не рассказал девушке, что видел и ее дом, и ее отца. Почему-то язык не поворачивался признаться.
Здесь на пути им всюду попадались приземистые здания - то старые, то новые, - большие ухоженные поместья. Эдди невольно сравнивал их со своей квартирой. А он-то считал ее просторной!
- Может, сделаем перерыв? - предложила Сью, осаживая Эсмеральду возле небольшого лесистого участка.
Эдди, не дожидаясь, пока Индеец остановится, тут же соскочил с лошади, и девушка засмеялась.
- Тебе стоило бы попробовать себя в родео, - заметила она, когда он подошел и поднял руки, чтобы помочь ей сойти.
Эдди улыбнулся в ответ и снял ее с седла. Да, подумал он, место этой хрупкой женщины здесь. И пусть он сам пока тут чужой, увезти ее отсюда он просто не имеет права.
Сжав Сьюзен за узкую талию, Эдди несколько мгновений держал ее на весу, любуясь раскрасневшимся личиком и растрепавшимися светлыми волосами. И неожиданно его охватило такое властное желание, что он сам испугался его.
А Сью, сжатой в мощных объятиях, оставалось лишь полностью покориться. Эдди медленно опустил девушку на землю и жадно прильнул к ее рту, страстно лаская его языком. И она сразу же отозвалась. Руки мужчины скользнули вниз, стиснув ее ягодицы, и Сьюзен мгновенно ощутила его твердую мужскую плоть. Поцелуй был властным, без тени нежности, и она, встревоженная его неожиданной грубой жадностью, осторожно высвободилась из объятий.
Они привязали лошадей к деревьям и вошли в лес, где между камней весело журчал прозрачный ручеек. Сью сделала попытку завязать разговор, но Эдди ограничивался односложными ответами. Что-то не так, сообразила девушка, но не стала настаивать - пусть сам скажет...
Через полчаса они вернулись в конюшню, но Эдди по-прежнему был молчалив и задумчив. Сью передала лошадей девочке лет пятнадцати, присматривавшей за животными. Ее позабавило то, как та уставилась на Эдди широко раскрытыми глазами. К счастью, внимание к его персоне произвело положительный эффект, рассеянность тут же исчезла с его лица, и ее место заняла привычная улыбка.
Он предложил принять душ и переодеться перед обедом, но Сью отмахнулась.
- Здесь край лошадников. Никто и не обратит внимания на наши костюмы.
Немного позже, когда они вошли в ресторан отеля, Эдди понял, что она была права. Прочая публика тоже была в костюмах для верховой езды, теннисной форме и даже в тренировочных брюках. Мелочь, конечно, но Эдди снова остро ощутил себя чужим.
После обеда Сью объявила, что ей пора домой - принять душ и немного отдохнуть. Договорившись о встрече, она оставила Эдди в холле отеля и поспешила домой, размышляя, чем объяснить его странное поведение. Скукой? Нет, это исключалось. Сью же видела, как ему понравилась верховая прогулка. Он ведь даже за обедом продолжал ей задавать вопросы о лошадях. Так в чем же дело?
Она перебрала массу возможных причин, но ей ни на мгновение не пришло в голову, что Эдди просто чувствует себя не в своей тарелке и ее мир, настолько привычный для нее, навевает на него почти благоговейный ужас. Сьюзен же казалось, что его уверенность в себе безгранична и ничто на свете не может выбить мистера Нормана из колеи.
11
Она потянулась к ручке дверцы, но задержалась. Большой белый лимузин, припаркованный рядом с ее машиной, говорил о том, что филадельфийская ветвь семейства уже прибыла. А раз так, то они будут ждать, что она непременно зайдет в большой дом. Кроме того, все равно надо было предупредить родителей о неожиданном госте, ждавшем ее в отеле.
Уже возле массивной дубовой двери дома Сью вспомнила о дочери Эдди и скандале, связанном с этой историей. Ей стало не по себе. Но, в конце концов, прошло три года, так что вряд ли они припомнят. И все же, здороваясь с родственниками, девушка заметно волновалась. Ей так хотелось, чтобы Эдди им понравился!
Мать сразу спросила дочь, будет ли она ужинать с ними в местном клубе. Девушка задумалась, потом решила отказаться от этой затеи. Ее семья принадлежала к старинному клубу, куда допускались лишь избранные. За многие годы даже многие миллионеры и конгрессмены уже поняли, что для того, чтобы стать членом такого клуба, одних денег недостаточно. Сью и самой не очень нравилась атмосфера напыщенного снобизма, царившая там, а уж Эдди там точно делать нечего.
- Боюсь, что нет, мама. Ко мне на выходные приехал гость, и у нас свои планы. Кстати, я приведу его с собой на день рождения тети. Он остановился в отеле.
Мысли, отразившиеся на лице матери, Сью прочитала без труда: тот самый, с цветами и статуэткой крылатого коня. Однако по выражению ее лица было ясно, что миссис Торп ждет дальнейших разъяснений, да и остальные явно заинтересовались. Пришлось продолжить:
- Его зовут Эдди Норман. Он...
- Тот самый парень, который владеет сетью оздоровительных клубов? удивленно перебил девушку ее двоюродный брат Фредди.
- И еще он ведет утреннее шоу по телевизору, - закончила Сьюзен с некоторым вызовом. - Да, это он. Мы познакомились во время круиза. Он оказался там, чтобы обсудить с судовой компанией перспективу создания плавучих оздоровительных клубов.
Если уж кто-то из родственников и мог знать еще что-нибудь об Эдди, так это лишь Фредди. Он был в своем роде плейбоем, немного общался со знаменитостями. Сью любила Фредди за его ироничный ум и умение пренебрегать условностями их круга.
- Ну и ну! - Лицо Фредди расплылось в улыбке. Интересно, что бы он сказал, окажись они здесь одни? Сьюзен бросила на кузена предостерегающий взгляд, и тот сразу умолк.
- А я уже было подумала, что он держит цветочный магазин, - сухо заметила ее мать.
Разумеется, от нее тут же потребовали объяснений. Пришлось выслушивать рассказ о дарах, обрушившихся на Сью за последние две недели, в том числе и о фарфоровой статуэтке Пегаса.
- Это с ним ты ходила на вечеринку к Линдону? - поинтересовался отец, имея в виду банкира, к которому Эдди водил девушку в прошлые выходные.
- Да, мистер Норман его клиент.
Тимоти Торп заметил, что это неудивительно, поскольку Линдон вкладывает много денег в индустрию развлечений. Стараясь держать разговор в рамках безопасных тем, Сьюзен сообщила, что инвестиции Линдона скорее всего возрастут, ибо Эдди собирается создавать клубы для людей пожилого возраста.
И улыбнулась, заметив на лице отца тот же заинтересованный взгляд, какой видела на лице Линдона, когда Эдди преподнес ему эту идею. Отец и брат тут же принялись ее обсуждать, и Сью с облегчением подумала, что скорее всего Эдди без труда найдет тему для разговора на дне рождения тети Ивы.
В голове девушки постоянно вертелась мысль: что она будет делать, если родные не одобрят ее выбора? Она ни разу в жизни не совершила поступка, способного вызвать недовольство семьи. Может, сейчас и проявится та ее сторона, какой, если верить Эдди, они не знают?
А в отеле Эдди нетерпеливо мерил шагами просторный застекленный холл. Что бы такого придумать срочного, чтобы сбежать отсюда до того, как Сью познакомит его со своими. Если он им не понравится, прислушается ли она к мнению семьи? Да, прислушается, ответил он себе. Она ведь всю жизнь прожила в рамках условностей и никакой другой жизни не знает.
И тут он увидел Сью, входящую в холл отеля. И это у них называется повседневной одеждой? На ней были темные бархатные брюки, шелковая блузка и в тон ей кашемировый свитер, небрежно наброшенный на плечи. Интересно, удастся ли ему когда-нибудь добиться, чтобы Сью надела джинсы и уселась по-турецки на пол есть пиццу и пить пиво из банки? Картина показалась Эдди настолько забавной, что он невольно улыбнулся.
Сьюзен повела Эдди в антикварный магазин, принадлежавший ее подруге. Она долго ахала над каким-то уродливыми серыми тарелками, которые, как выяснилось, являлись произведениями искусства. Подруга заметила, что они будут хорошим пополнением коллекции Сью, и Эдди тут же представил кухню их будущего дома. В общем, ничего, ему даже понравилось. Однако, увидев ценник на выбранном Сьюзен блюде, он не удержался и изумленно вскинул брови. Девушка бросила на него предостерегающий взгляд, и Эдди лишь вежливо улыбнулся и сказал, что вещи великолепны.
Когда они вышли из магазина, Сью усмехнулась:
- Вот теперь можешь высказать все, что у тебя на душе.
- Я просто ничего в этом не смыслю, - произнес он смущенно, - вот и все. Посуда, конечно, ничего, но цена безбожная. Слушай, своди меня в студенческий городок.
Сью показала ему здание исследовательского центра.
- Мы все страшно взвинчены, - тяжело вздохнула она. - Если мы не получим дотацию, это положит конец всем нашим исследованиям...
Они медленно шли по аллее между корпусами студенческого городка и вскоре оказались в небольшом парке. Сьюзен с улыбкой сообщила, что в этой части городка обычно встречаются влюбленные. Они остановились возле небольшого пруда в центре парка. Эдди притянул к себе девушку.
- Прекрати, здесь слишком много народа...
- И все они занимаются тем же, чем и мы, - закончил он, сажая ее на скамейку.
Его поцелуи становились все настойчивее, и Сьюзен больше не сопротивлялась. Она даже не протестовала, когда Эдди расстегнул две пуговки на блузке и стал ласкать ее обнаженную грудь.
Эдди, должно быть, услышал голоса раньше, потому что вдруг вскинул голову, и Сьюзен сделала отчаянную попытку вернуться к реальности. Совсем рядом раздался смех.
Сью сообразила, как они должны сейчас выглядеть, и густо покраснела. Она протянула руку к пуговицам, но Эдди уже сам застегивал их. Непрошеные гости наконец появились. Сью хотела было поправить волосы, но опустила руку. Какой смысл? Все ее ощущения были явно написаны на ее лице.
Подошедшие поздоровались со Сьюзен, и та с ужасом узнала в девушке свою студентку, которая, взглянув на Эдди, вдруг ахнула.
- Ведь вы Эдди Норман, правда?
Эдди кивнул, явно польщенный, и студентка принялась восторгаться его шоу. Сьюзен же все это время сидела молча, сгорая от стыда. Счастливчик ему-то все нипочем! Ну, разумеется, с чего бы ему смущаться - не он же потом придет к ним в аудиторию.
Наконец Эдди встал со скамейки и помог подняться Сью, ласково отведя прядь волос, упавшую ей на лицо.
- Ну, что, профессор, - с ласковой усмешкой произнес он. - Нам пора идти и оставить зачарованный лес этим юным созданиям.
Студенты весело попрощались. Сью, чувствуя, как к лицу снова предательски подступает краска, поспешно потянула его за собой. Когда уже никто не мог их услышать, он прижал ее к себе и прошептал в ухо:
- Расслабься, радость моя. Уверен, что твои студенты будут только рады узнать, что ты тоже живой человек. А благодаря твоему семейству, декан, наверное, даст тебе шанс объясниться, прежде чем уволит с работы.
Сью было запротестовала, но тут же осеклась. В конце концов, что такого она совершила? И тут ей впервые пришло в голову, что между образом, который она создавала для окружающих, и ее собственной сущностью - огромная разница. Всю жизнь она вела себя так, как от нее ждали, - только вот кто ждал? От этих мыслей Сьюзен стало не по себе.
- А ты, видимо, и впрямь очень расстроилась, - спокойно заметил Эдди, нарушая затянувшееся молчание.
Она остановилась и заглянула ему в лицо.
- Что ты со мной делаешь, Эдди? Почему все время заставляешь меня смотреть на себя со стороны?
- Это не я тебя заставляю, милая. Это любовь, - улыбнулся он. - Пришло время на многое взглянуть по-другому.
- А ты тоже ощущаешь себя другим? - Сью вспомнила о его загадочном поведении сегодня утром.
Последовало долгое молчание, потом Эдди задумчиво произнес:
- Да. Я тоже кажусь себе другим.
Он хотел что-то добавить, но передумал и вместо этого спросил, где они будут ужинать. Сью не стала настаивать на продолжении разговора. Она хорошо помнила минуты, когда Эдди вдруг становился непохожим на себя и его бравада куда-то пропадала. Как же он все-таки не любит признавать свои слабости!
- В субботу вечером все рестораны забиты до отказа, и я сомневаюсь, что мы куда-нибудь попадем. Я сама приготовлю нам ужин.
Эдди послушно кивнул, хотя сердце его неприятно сжалось. Предложение Сью означало, что ему придется знакомиться с ее родителями не завтра, а сегодня. А ему сейчас меньше всего хотелось с кем-либо знакомиться. Сначала надо было разобраться с самим собой.
Они вернулись к машине Сьюзен, оставленной в городке, и вскоре Эдди пришлось подавлять настоящее чувство паники. В открытую дверь гаража был виден роскошный "кадиллак", припаркованный рядом с "мерседесом" Тимоти Торпа. Он вдруг вспомнил, что Сью вскользь упоминала о своем дяде-банкире. Этого еще не хватало - все родственники в сборе. Эдди вдруг ощутил, как задрожали его руки. Он без труда справлялся с этой публикой в сфере бизнеса: ведь такие, как он, были нужны им не меньше, чем они ему. Но вот нужен ли он Торпам в качестве нового члена семьи?..
Эдди с большим трудом заставил себя последовать за Сью в сторону большого дома. Но когда девушка направилась к стоящему за ним коттеджу, он в смятении остановился. Она открыла дверь коттеджа и оглянулась:
- Нам сюда. Я живу в квартире наверху.
В жизни Эдди Нормана редко выпадали минуты, когда он чувствовал такое облегчение. Оно затопило его теплой волной, и, глядя на стройную фигурку шедшей впереди молодой женщины, Эдди подумал, что этот уик-энд, возможно, будет не таким уж плохим. Ему хватило нескольких минут, чтобы осмотреться и оценить квартирку Сьюзен. Как он и предполагал, сплошной антиквариат - даже мебель казалась хрупкой, и Эдди засомневался, выдержит ли она его вес. Он заметил на полке фигурку Пегаса и обрадовался тому, как хорошо она здесь смотрится. А потом Сью спросила, не хочет ли он чего-нибудь выпить, и все смешалось - Эдди протянул к ней руки.
- Потом, - охрипшим голосом произнес он, - сейчас у нас есть дела поважнее.
Он ощутил ее легкое сопротивление, но решил не обращать внимания. Подхватив свою избранницу на руки, Эдди понес ее в спальню. Спальня была обставлена в том же стиле, что и гостиная: персиковые тона, картины в импрессионистической манере и небольшая кровать, показавшаяся Эдди просто крошечной по сравнению с его собственной. Он ступил на толстый ковер и опустил Сью на покрывало. И только тут сообразил, что она до сих пор молчит.
- Не говори "нет", милая, потому что я не стану слушать. Просто не смогу. Я изнемогаю от желания.
К его несказанному облегчению, Сью улыбнулась и прошептала:
- Я не собираюсь говорить "нет". Просто я никогда раньше... я имею в виду здесь. Я знаю, это звучит глупо, но... Меня это немного смущает.
Эдди уже возился с пуговицами на ее блузке и почти не расслышал ее слов. Он едва удержался, чтобы не сорвать с девушки одежду, зато лихорадочно сорвал свою, порвав при этом рукав рубашки. Он был гоним безумным желанием, какого никогда прежде не знал, еще более сильным, чем в тот раз, когда они со Сьюзен впервые были вместе.
Вопреки своему опыту сегодня Эдди почти не пытался удовлетворить женщину - настолько сильным было его собственное желание. Он смутно понимал, что отнюдь не нежен, но тут уж оставалось только надеяться, что Сью поймет его.
И она действительно поняла: крепко прижавшись к телу Эдди, Сью вся открылась ему навстречу. Ее ногти впились в его плечи, и тихие стоны словно подстегивали его, хотя Эдди и не нуждался ни в каком поощрении. Обладать ею - вот единственное, к чему он стремился. Она должна принадлежать ему вся - целиком и полностью.
В последнюю секунду он опомнился и сделал попытку замедлить темп, но было уже поздно. Со стоном, в котором слышалось ее имя, Эдди выплеснул семя в ее горячее лоно, будучи не в силах сдержаться. Потом, все еще дрожа, он приподнялся, чтобы посмотреть в лицо любимой, и увидел капельку пота, скатившуюся с его груди на ее шелковистую кожу. Заметил легкое покраснение это он расцарапал ее кожу своей щетиной. Эдди чувствовал себя каким-то неандертальцем, но не мог заставить себя даже извиниться - он все равно не смог бы вести себя иначе.
Он заглянул в ее глаза, пытаясь понять, что же она сейчас чувствует. Однако в их светлых глубинах он мог прочесть лишь неуверенность и что-то еще, чего он знать не хотел. Не дожидаясь, пока это скрытое "что-то" выйдет на поверхность, Эдди со стоном отодвинулся от любимой и стал ласкать ладонями ее бедра. Он почти ждал, что Сьюзен остановит его, но она лишь крепче прижалась к нему, отзываясь на ласки, снова становившиеся все более настойчивыми.
Наконец она все же сделала попытку запротестовать, но Эдди знал, что Сью противится своим ощущениям, а вовсе не его ласкам. Она смущалась смущалась лишь потому, что он видел, как ее захватывает страсть. Сью попыталась спрятать лицо в подушке, но Эдди ласково взял ее за подбородок и повернул к себе, вновь ощущая дрожь желания в ее хрупком теле. Девушка снова застонала, и он понял, что она сдалась.
Волна неописуемого удовольствия затопила Эдди, когда тело его любимой изогнулось в экстазе, и тут он ощутил, как отозвалась его собственная плоть. Когда все было кончено, у Эдди появилось такое чувство, словно он на мгновение снова обрел пыл ранней юности. Он со смехом откинулся на спину.
Сью подняла голову и вопросительно посмотрела на Эдди. Тот сообразил, что она не поняла причины его веселья, и поспешил объяснить:
- Знаешь, похоже, тебе удалось превратить меня снова в ненасытного до секса подростка. - Он поцеловал ее в кончик носа и снова расхохотался.
Сью нерешительно улыбнулась и снова прижалась к нему, словно боясь, что их сейчас разлучат.
Эдди хотел было объяснить свое грубое поведение, но не смог ничего придумать - не рассказывать же ей про свои собственнические инстинкты. И он произнес единственные слова, которые никак не могли ему повредить;
- Я люблю тебя, Сьюзен.

***

На следующее утро Эдди легко сбежал по ступенькам, весело и чуть-чуть фальшиво насвистывая популярную мелодию себе под нос, как делал всегда, когда бывал счастлив. Он победил, и теперь даже снобистское семейство Торпов было ему нипочем. Может быть, вечером он даже попытается изобразить некое подобострастие - ради любимой женщины.
Он вышел наружу и направился к машине Сью, но неожиданно замер, увидев приближающуюся со стороны большого дома фигуру. Свист замер на его губах. Эдди был небрит, взъерошен, не говоря уже о порванном рукаве рубашки.
Одним словом, худшего времени для знакомства с Тимоти Торпом нельзя было даже представить. На мгновение у Эдди возникла шальная мысль прыгнуть в машину и смыться, пока мужчина не подошел. Однако у него хватило ума сообразить, что это было бы неслыханной грубостью. Взвесив все "за" и "против", Эдди остановился и стал ждать.
- Доброе утро, - вежливо поздоровался он, когда мистер Тори поравнялся с ним. - Вы, должно быть, отец Сьюзен. А я Эдди Норман.
- Здравствуйте, мистер Норман. Я - Тимоти Торп. - Невысокий сухощавый мужчина протянул руку. Пожатие было приятно крепким, несмотря на то, что рука отца Сьюзен была не намного больше руки его дочери. Воплощение аристократизма, с восхищением подумал Эдди. Сью говорила, что никогда не позволяла мужчинам оставаться в ее квартире на ночь. И этот внешне такой невозмутимый человек, наверное, пережил сейчас самый большой шок в своей жизни.
И тут произошло нечто странное: Эдди вдруг увидел ситуацию глазами отца Сью. Как бы он сам повел себя, если бы наверху была его собственная дочь?
Эдди охватило смешанное чувство восхищения и сочувствия, и он, не подумав, выпалил:
- Прошу прощения, что я в таком виде, и, наверное, было бы лучше, если бы Сьюзен сама рассказала обо всем вам и миссис Тори, но... мы собираемся пожениться.
При этих словах в лице мужчины что-то неуловимо изменилось.
- Понятно, - после минутной паузы отозвался Тимоти Торп, бросив взгляд на окна дочери. - По-видимому, Сьюзен кое-что скрывала от нас в последнее время. Вы ведь познакомились совсем недавно, если не ошибаюсь?
Эдди понимал, что лгать не имеет смысла.
- Да, всего несколько недель назад. Но мы твердо убеждены в том, что любим друг друга, так что время не имеет значения.
Теперь в его голосе явственно слышался вызов. Эдди никогда не понимал людей, придававших слишком большое значение времени. Как только чутье подсказывает, как надо действовать, - действуй, и все тут.
- Моей дочери не свойственно принимать поспешные решения, мистер Норман. Поэтому для меня это настоящее потрясение.
- Да, я понимаю. Но раз уж она согласилась выйти за меня замуж, это говорит о силе ее чувства. - Вежливость снаружи, а внутри - инстинкты пещерного человека, подумал Эдди. Интересно, как далеко мы еще зайдем? - Я люблю Сьюзен, мистер Торп, и постараюсь сделать ее счастливой. И еще - я никогда раньше ничего подобного не испытывал. - Эдди запнулся, смущенный собственной откровенностью, одновременно задавая себе вопрос, не прозвучал ли его голос просительно.
Он вдруг снова увидел себя со стороны: небритая физиономия, мятая одежда, порванный рукав. И неловко переступил с ноги на ногу.
Однако на лице отца Сьюзен появилась искренняя улыбка, и он снова протянул руку.
- Что ж, примите мои поздравления, Эдди. Уверен, вы понимаете, что для меня и матери Сьюзен нет ничего важнее счастья нашей дочери. Мы ведь увидимся сегодня вечером на дне рождения, не так ли?
Эдди поблагодарил мистера Торпа за приглашение, кивнул, а затем поспешно сел в машину.
Сью, с трудом удерживаясь от победного вопля.
Выезжая на дорожку вслед за "мерседесом", он снова радостно насвистывал.
Наверху Сьюзен неподвижно стояла у окна, наблюдая за отъезжающими машинами. Она не знала, сообщил ли ее возлюбленный ее отцу об их планах, но подозревала, что сообщил. В этом был весь Эдди: принял решение - и вперед! Сью легко могла представить реакцию отца и посочувствовала ему. Наверняка Эдди огорошил его, так же, как застал ее врасплох накануне.
Девушка поежилась, вспомнив о прошедшей ночи. Эдди не попросил ее руки - он просто потребовал, чтобы они непременно поженились. Сьюзен лишь постаралась уговорить его немного сбавить темп. Когда она, после сладостных минут, проведенных в объятиях Эдди, обрела способность рассуждать здраво, то решила, что для семьи ее скороспелая помолвка и так будет уже достаточным шоком, чтобы добивать их скоропалительной свадьбой. И объявила Эдди, что хочет выйти замуж здесь и венчаться в церкви, где заключали браки несколько поколений ее предков. В конце концов он неохотно, но все же согласился немного подождать.
В ту минуту, когда они лежали в объятиях друг друга, это решение показалось Сью единственно правильным. Она уже не могла представить себе жизнь без этого мужчины, и лишь робко заикнулась о том, что им будет довольно трудно приспосабливаться друг к другу. И, к своему удивлению, услышала в ответ, что "всякий брак - компромисс". В устах человека, вряд ли представляющего себе, что такое компромисс, эти слова прозвучали довольно забавно, но Сью не стала его дразнить.
При свете дня все выглядело уже по-другому. Что я делаю? - спрашивала себя Сьюзен. До каких пор я буду позволять этому прямолинейному и властному мужчине вот так подчинять меня своей воле? Однако приходилось честно признать, что до сих пор Эдди, собственно, ни разу не заставил ее делать что-то против ее воли. Он просто немного ускорял ход событий.
Сью казалось, что Эдди лишь разбил скорлупу ее внешней сдержанности и благовоспитанности и сумел дотянуться до настоящей Сьюзен Торп. Она непроизвольно улыбнулась, чувствуя себя смущенной и при этом до неприличия счастливой.
12
Эдди решил вести себя на дне рождения так же, как обычно вел себя на деловых встречах. Надо просто держаться как можно более естественней, ведь в конце концов среди гостей будут и банкиры.
Он надел серые брюки, рубашку в серо-голубую полоску и синий пиджак, даже немного подстриг усы и более аккуратно, чем обычно, зачесал вьющиеся темные волосы.
Эдди уж не паниковал, хотя легкая нервозность осталась; ему до сих пор было не по себе после собственной утренней вспышки откровенности, пусть даже она и произвела более-менее благоприятное впечатление на отца Сью. До встречи с ней Эдди никогда не позволял себе сделать что-то не подумав и уж точно ни с кем не говорил о своих чувствах. Похоже, Сью его понимала.
За обедом он снова завел разговор о женитьбе, хотя и побаивался, что Сью пойдет на попятный. Он ведь знал, что своим предложением застал ее врасплох и, возможно, нажал слишком сильно. Но, слава Богу, все обошлось. За обедом Сью казалась более задумчивой и молчаливой, чем обычно, однако отказываться от их планов не стала, и Эдди вздохнул с облегчением.
После обеда они пошли прогуляться, и Эдди вдруг понял, что больше не боится великих Торпов. Наверное, какую-то роль здесь сыграло согласие Сьюзен выйти за него замуж, но как бы то ни было, они уже не пугали его.
И вот, наконец, наступил вечер. Когда Эдди и Сьюзен вошли в дом, все разговоры смолкли. Девушка представила своего избранника родным, а тот старался удержать в памяти имена и степень родства. Вот и мать Сью - дочь почти ее копия, такой она станет лет через двадцать пять.
- Ты, кажется, хотела нам что-то сообщить, дорогая? - с улыбкой спросила миссис Торп.
На долю секунды Сью застыла в нерешительности, и сердце Эдди упало. Но тут девушка с улыбкой повернулась к нему.
- Да. Мы с Эдди собираемся пожениться.
- И как можно скорее, добавил он. - Сьюзен пожелала, чтобы свадьба состоялась здесь, и я согласен.
На мгновение ему показалось, что он встрял не вовремя, но тут мать Сью подошла и слегка приобняла его.
- Добро пожаловать в нашу семью, Эдди. Надеюсь, это для вас не слишком утомительно - встретиться со всеми родственниками сразу.
Он наклонился поцеловать ее руку, чувствуя комок, застрявший в горле. Ведь она говорит серьезно, подумал он. Она принимает меня, хотя совсем не знает.
Мысли вихрем проносились в его голове. Эдди пытался понять, каково это - иметь мать, которая любит тебя настолько сильно, что готова принять в семью совершенно незнакомого ей человека. Глаза защипало, но тут он вовремя заметил даму, восседавшую на диване в другом конце комнаты.
Та самая тетя Ива, догадался он. Сейчас, судя по всему, произойдет ее парадный выход, ведь она не присоединилась к остальным, когда его представляли, И тут он увидел трость, прислоненную к углу дивана.
- Пойдемте, я познакомлю вас с Ивой, тетушкой Сьюзен, произнесла миссис Тори. - Это ее день рождения мы сегодня празднуем, но, боюсь, ее мучает артрит, ей довольно тяжело вставать.
Эдди бросил взгляд на Сью, находившуюся в центре внимания среди толпы родственников, и послушно последовал за ее матерью. Сидевшая на диване пожилая дама смотрела на него совершенно бесстрастно, и Эдди вдруг подумал, что наверняка старушка - отменный игрок в покер.
Сью же, отвечая на сыпавшиеся со всех сторон вопросы, краем глаза следила за Эдди. Потом она на время потеряла его из виду, а когда увидела снова, он сидел на диване рядом с тетей Ивой, а ее мать куда-то исчезла. Девушка тут же отправилась на выручку, но ее снова задержали, Однако она не преминула заметить, что Эдди и тетя Ива по крайней мере спокойно беседуют. Когда Сью добралась наконец до дивана, тс чуть не рухнула от изумления. Ива улыбалась и даже похлопывала Эдди по колену.
- С днем рождения, тетя Ива!
Девушка наклонилась поцеловать тетку в щеку.
- Спасибо, дорогая. Ну и сюрприз ты нам преподнесла! Мы с мистером Норманом говори ли об оздоровительных комплексах для пожилых По-моему, прекрасная идея. Мой врач постоянно рекомендует мне комплекс упражнений для артрита, а Эдди говорит, что в их клубах будут для этого специальные тренажеры. - И Ива снова с лучезарной улыбкой повернулась к Эдди.
Глазам не верю, думала Сьюзен, потрясенная настолько, что не могла даже принять участи в разговоре. Всего несколько минут - и Эдди уже покорил тетю Иву. Потом, наблюдая за ним, уединившимся в углу с ее отцом, двоюродным братом и дядей, Сьюзен по-прежнему отказывалась верить своим глазам. Они были поглощен увлекательной беседой.
- Если они не станут финансировать его новые клубы, это сделаю я, торжественно объявила ее тетка, тоже наблюдавшая за мужчинами.
- Они об этом и говорят? - удивилась Сьюзен.
Ива с улыбкой кивнула.
- Я достаточно долго прожила в семье банкира, дорогая, чтобы сразу распознавать, когда мужчины говорят о делах.
Сьюзен была рада, когда к ним подошли другие гости, ибо слова Ивы ее просто ошеломили.
Ей никогда не приходило в голову, что Эдди может обратиться к ее семье за финансовой поддержкой.
Девушка встала и вышла из комнаты на террасу. Слишком много сейчас на нее навалилось. Странное поведение Эдди после приезда сюда, его настойчивое желание жениться, легкость, с какой приняла его семья, то, как он очаровал Иву, - и вот теперь деловые связи. В глубине души Сьюзен понимала, что это должно ее только радовать, но она почему-то не радовалась. Ее мучила какая-то неясная тревога.
Неожиданно знакомые руки обвили ее талию.
- Снова в раздумьях? А я ведь тебя предупреждал...
Он наклонился и зарылся лицом в ее светлые волосы, но Сьюзен попыталась отстраниться.
- Эдди, ты что, разговаривал с ними о финансировании своих клубов?
- Ммда, - пробормотал он, прижимая девушку к себе покрепче, чтобы не вырвалась. - Твой отец сказал, что ты им кое-что сообщила о моих начинаниях, ну они и заинтересовались. Похоже, Линдон скоро потеряет в моем лице клиента, но надеюсь, он поймет...
- Как тебе это удалось? - спросила Сьюзен. - За какой-нибудь час ты покорил всю мою семью. Мама, тетка просто в восторге от тебя, а теперь они еще хотят тебя финансировать.
- Вот видишь, какой я неотразимый! - усмехнулся Эдди. - Ну а если говорить серьезно, то дело вовсе не во мне, Сью, а в тебе. Они все очень любят тебя и надеются, что я сделаю тебя счастливой.
Сью кивнула. Разумеется, он прав. Ее семья приняла бы его, даже если бы у них были возражения, но, похоже, возражений не нашлось.
- Ты хоть понимаешь, какая ты счастливица? - с лукавой улыбкой спросил Эдди, приподняв голову девушки за подбородок.
- Потому что у меня есть ты? - поддразнила она.
- И поэтому тоже, - загадочно отозвался Эдди, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.
Их губы встретились, и Сьюзен крепко прижалась к нему, совершенно позабыв о том, что за их спиной гости направились в столовую.

***

- Эдди! Что ты?..
Сьюзен не закончила фразу - он поднял ее со стула и поцеловал в губы. Они не виделись всего три дня, но девушка уже тосковала по этому удивительному мужчине. И сейчас она снова остро ощутила физическое желание. Близился вечер, и Сью только что освободилась после занятий. Эдди сообщил, что, возможно, приедет, и она ждала его с нетерпением. Когда его не было рядом, ее одолевали тревожные мысли.
Наконец он отпустил ее.
- Поехали, профессор. У меня для тебя сюрприз.
- Сюрприз? - улыбнулась Сью. Для нее Эдди Норман сам был воплощенным сюрпризом.
- Вот именно, и, пожалуйста, не задавай вопросов.
На стоянке он повел девушку к ярко-красному "порше". Сьюзен снова улыбнулась: типичная машина Эдди Нормана. В их состоятельном пуританском городке "порше" не были редкостью, но такую огненную расцветку она видела впервые на его улицах. В прошлый раз Эдди приехал сюда чуть ли не тайком, но теперь с этим было покончено, и он, видимо, решил объявить о своем прибытии всем и каждому.
При этой мысли девушка вспомнила об одной из многочисленных проблем, которую они еще так и не обсудили. Она была уверена, что Эдди захочет жить в Нью-Йорке, ведь после большого города человеку трудно привыкнуть к размеренной жизни маленького городка. Однако мысль об отъезде из родного дома угнетала девушку. Это была одна из причин мучившей ее тревоги.
Машина пролетела через центр города и свернула на боковую дорогу. Сью узнала этот путь, но ей было невдомек, зачем они туда едут. Может, Эдди заблудился? Но тут она заметила на сиденье сложенную карту города и успокоилась. Эдди отказался отвечать на ее вопросы, и девушке оставалось лишь смотреть по сторонам. Вообще-то это было одно из ее самых любимых мест - дома в округе были большими и старыми, напоминающими ее собственный.
Наконец Эдди свернул на подъездную аллею. Сьюзен уже вообще ничего не понимала. Она знала дом, к которому они направлялись, знала и его историю. Дом был таким же старым, как ее собственный, и все годы в нем жила одна и та же семья. В последнее время его единственной обитательницей была пожилая вдова, приятельница старшего поколения семьи Торнов. Пока Эдди медленно подъезжал к особняку, девушка припомнила недавний разговор с матерью - та сказала, что старой даме осталось жить здесь совсем недолго.
Эдди остановил "порше" у гаража, и в голове Сьюзен стало зарождаться неясное подозрение.
- Это дом миссис Делавер. Мы не можем здесь находиться, Эдди. Это частное владение. К тому же она очень больная женщина.
- Да. Но она переселилась в пансионат для престарелых. Стало быть, ты знаешь этот дом?
- Я была здесь много лет назад с бабушкой. Миссис Делавер была ее подругой.
- Как я уже говорил, старая дама теперь в пансионате для престарелых. Дети и внуки разбросаны по всему свету. А дом выставлен на продажу. Вернее, был выставлен, - многозначительно произнес Эдди.
Он обернулся и посмотрел на девушку. Сью уже знала этот его взгляд взгляд собственника. Она наблюдала его почти с первой минуты их знакомства. И, как всегда, этот взгляд буквально парализовал ее. От него бросало то в жар, то в холод: от жара страсти к леденящему чувству страха. Сейчас же остался только страх.
- Пойдем посмотрим. - Эдди вынул из кармана ключ. - Ты помнишь, как там внутри?
- Очень смутно. Я ведь была здесь тысячу лет назад.
Но когда они подошли к двери и Эдди вставил ключ в замочную скважину, девушка пришла в себя.
- Эдди, прекрати. Что все это значит! Откуда у тебя ключ? Я требую объяснений.
Не успели эти слова сорваться с губ девушки, как Эдди открыл дверь и, подхватив ее на руки, перенес через порог. Она вскрикнула, и он весело засмеялся. Когда он опустил Сью на пол в холле, она наконец высказала вслух свои мысли.
- Ты что, хочешь купить этот дом?
- Не просто хочу - я его уже почти что купил. - Эдди бросил слегка настороженный взгляд на свою невесту, затем его вниманием снова полностью завладел дом. - Очень похож на ваш, только просторнее. И земли здесь больше - по словам агента, целых семь акров.
Он показал на хрустальную люстру в холле.
- Агент говорит, это начало прошлого века. Богемия. А полы! Ты только посмотри на них! Какая-то редкая порода граба. В доме четыре камина, а один только первый этаж больше всей моей квартиры. Наверху семь спален. Завтра я вызываю техников, но агент утверждает, что водопровод и отопление здесь вполне современные, так же, как и кухня. Пойдем покажу.
Сью по-прежнему была не в состоянии произнести ни слова. Его целеустремленность не просто сбивала с ног - она уже по-настоящему пугала.
Кухня оказалась просторной и хорошо спланированной, она явно была недавно переоборудована. Сью отчаянно искала нужные слова, но Эдди снова не дал ей сосредоточиться.
- Агент сказал, что здесь можно выделить место для столовой. Большой зал для нас двоих великоват. Ты только посмотри на эту печь - я могу запросто в ней стоять. Старинная, я такие видел на картинках - в них подвешивались котлы. Придется ее немного подновить, зато другие камины в полном порядке. Взгляни на эти голландские изразцы! Чудо!
- Эдди, - удалось все же выговорить Сьюзен, но тот не обращал на нее внимания и продолжал восторгаться домом. - Эдди!!! - Сью вложила в свои слова всю энергию, на какую была способна.
Теперь он наконец обратил внимание и на нее.
- В чем дело? Тебе ведь нравится, правда? Дом так похож на твой, я думал, ты в него сразу влюбишься.
- Эдди, этот дом чудовищно велик для нас, - мягко заметила девушка. Нам совершенно ни к чему такой дворец, да и запрашивают за него наверняка не меньше миллиона.
- Верно. Миллион двести тысяч, если быть точным. Но они снизят цену. У меня создалось впечатление, что этому семейству срочно нужно его продать. Им, видимо, нужны деньги, а в наше время продать такую махину нелегко.
Эдди улыбнулся и подошел обнять девушку.
- Я знаю, что нам ни к чему столько места, но ведь мы же не собираемся быть бездетными. Глядишь, через год-другой...
Еще одна причина для тревоги!
- Ты никогда не говорил, что хочешь иметь большую семью.
- Я знаю. Мы ведь вообще ни о чем подобном не говорили. Я действительно хочу иметь много-много детей, но если ты против, можем ограничиться двумя-тремя. Ну и, конечно, не надо забывать о Фанни. Придет время, и она станет достаточно взрослой, чтобы приезжать к нам.
- Эдди, милый, ты действительно можешь позволить себе совершенно не напрягаясь содержать такой огромный дом? - решила Сьюзен зайти с другой стороны.
- Ну конечно, иначе не стал бы его покупать. Мои книги расходятся хорошо, скоро я получу солидный гонорар за новую. Последняя раскупалась отлично, и мой агент считает, что эта пойдет еще лучше.
Сью высвободилась из его объятий.
- Ты хочешь купить этот дом, потому что он напоминает тебе дом моих родителей?
Эдди спокойно взглянул на нее и кивнул.
- Я позвонил в здешнее агентство по недвижимости и описал, что хочу. Большинство из них знают ваш дом, вот и предложили мне этот.
Сьюзен обхватила себя руками, чтобы унять бивший ее озноб.
- Эдди, я хочу уехать, и немедленно!
Она повернулась и направилась к выходу. Он догнал ее и взял за руку. Сьюзен стряхнула ее.
- Послушай, какого черта?! Я ничего не понимаю.
- Тебе и не понять, - согласилась девушка. - Отвези меня домой, пожалуйста.
- Домой?! Здесь и будет твой дом - твой и мой!
- Я хочу вернуться в свой дом, - покачала головой Сьюзен.
Эдди запер входную дверь и понуро поплелся вслед за ней к машине. Он явно кипел от негодования, но старался сдержаться.
- По-моему, я имею право получить объяснения.
- Я тоже считаю, что имею на это право, но, по-видимому, мне их не дождаться, - садясь в машину, с печалью в голосе отозвалась Сьюзен.
Всю дорогу домой оба молчали. Когда молчание стало затягиваться, Сью бросила косой взгляд на сидящего рядом мужчину. Тот не отрывал глаз от дороги, и губы его были крепко стиснуты. Лицо Эдди было пугающе мрачным.
Наконец машина подъехала к дому. Сью взялась за ручку дверцы и снова посмотрела на Эдди. Он сидел отвернувшись, и ей ничего не оставалось, как выйти и направиться к калитке. Она все время ждала, что он сейчас догонит ее или хотя бы окликнет. Однако единственным ответом ей стал рев мотора. Эдди умчался, и звук отъезжающей машины болью отозвался в сердце девушки.

***

Сьюзен положила трубку и беспомощно вытерла слезы. Никакого ответа. Он уже давно должен быть дома, но явно не хочет с ней разговаривать. Сколько времени она просидела вот так у телефона? Час? Два? Три? Зато время размышлений пошло ей на пользу. Каким же законченным снобом она оказалась это она-то, демократичная Сьюзен Тори, всю жизнь считавшая, что для нее социальных барьеров не существует. А на деле оказалось, что это и есть худшее проявление снобизма. Не будь у нее шор на глазах, она сразу поняла бы, какие мотивы движут поступками Эдди. Он вовсе не стремился переплюнуть ее родителей и доказать свое превосходство, как она решила вначале. Теперь Сью лучше понимала его поведение в первый приезд. Она не сумела распознать его неистребимой тоски по настоящей семье, по желанию пустить корни, обрести свой дом. Девушка пыталась вспомнить, что он говорил, когда они осматривали дом миссис Делавер. Она-то была уверена, что он пыжится, доказывая, какой он всесильный, а ведь Эдди просто пытался на свой лад рассказать ей о своей мечте.
Сью в сердцах ударила кулаком по диванной подушке. Ну почему он не посоветовался с ней? Почему не попытался раскрыть перед ней свою душу? И что ей теперь делать? Сью страстно желала увидеть Эдди, обнять его и сказать, что она все понимает и любит его, любит настолько, что готова покинуть свою башню из слоновой кости, и если он любит ее так же сильно, то наверняка сможет довериться ей.
Но, возможно, Эдди пришел к выводу, что их проблемы неразрешимы? Девушка вспомнила его лицо - лицо человека, только что принявшего трудное решение. И разве она может его упрекать? Он подарил ей свою мечту, а она разбила ее вдребезги. Надо же было выбрать самый неподходящий момент для того, чтобы взбунтоваться против урагана по имени Эдди Норман.
Может, сорваться и поехать к нему и колотить руками и ногами в дверь, пока он не согласится ее выслушать? Сью в нерешительности размышляла, как поступить, и в это время раздался стук в дверь на первом этаже. Девушка, с трудом передвигая ноги, поплелась к окну. Скорее всего это мама пришла поговорить о подготовке к свадьбе. Господи! Ей сейчас меньше всего хотелось говорить на эту тему. И тут она вдруг увидела красный отсвет и яркие фары машины. Он! Эдди! Слезы мгновенно высохли, и она ринулась к двери. Стук становился все более нетерпеливым.
Лицо Эдди, шагнувшего мимо нее в квартиру, было лишено всякого выражения, но девушка не выдержала и бросилась ему на шею. Он слегка прижал ее к себе, и Сью ощутила, как напряжены его мускулы.
- Нам надо поговорить, Сьюзен, - произнес он глухим голосом и отстранил ее от себя.
Голос его был столь мрачным, что у нее упало сердце. Она прошла следом за ним в гостиную, где Эдди сел на диван, а Сью бессильно упала на стоящий рядом стул.
- Знаешь, Сьюзен, - тихо заговорил он, - когда мы познакомились, я все время отпускал шутки насчет различий в нашем происхождении - меня это страшно забавляло. Однако, как выяснилось, это вовсе не смешно. Я также ошибался, думая, что смогу завоевать тебя тем же способом, каким добивался всего остального в жизни, - дожимая изо всех сил и не останавливаясь до победы. Другого способа добиваться своего я не знаю, и мне не пришло в голову, что с тобой это не пройдет. Ты могла позволить себе роскошь жить размеренно, даже скромно, а я не мог. Все очень просто - или сложно... В прошлую субботу, перед тем, как позвонить тебе, я решил взглянуть на твой дом. Не могу тебе описать, какое он произвел на меня впечатление. Я впервые начал понимать, что значит иметь настоящую семью, корни, традиции. И для меня это перестало быть шуткой. Я был в смятении, Сью, и единственно правильным в тот момент мне казалось - закрепить тебя за собой. Я ведь так и не извинился за то, как грубо вел себя с тобой в тот день. Мне бы поговорить начистоту, а я этого не сделал. Да, наверное, и не смог бы - я ведь не привык раскрываться перед кем бы то ни было. При таком образе жизни, как мой, иначе и быть не может. Это не попытка казаться настоящим мужчиной просто инстинкт самосохранения, чтобы выжить. - Он немного помолчал, потом продолжил:
- Я знаю, что выдавил из тебя согласие на брак. Хорошо хоть, что к утру у меня хватило ума немного сбавить темп. Но мне ведь казалось, что ты и сама хочешь выйти за меня замуж, что ты меня любишь, и этого было достаточно. А потом был день рождения твоей тети. Твоя мать сразу приняла меня. Никто никогда не любил меня так, Сью, как твоя мама любит тебя...
Эдди замолчал, и Сьюзен заметила, как подозрительно заблестели его глаза. Она встала и подсела к любимому. Накрыла его большую руку своей и придвинулась совсем близко. Однако Эдди оставался неподвижен.
- Может, я и веду себя как последний дурак, но я хочу закончить, раз уж меня прорвало. Так вот, твоя мама меня приняла, и, похоже, даже тете Иве я пришелся по душе. И это была не просто вежливость - я им действительно понравился. И твой отец, и дядя, и твой кузен - мы можем свободно общаться, у нас есть общие интересы. Мне было так легко в тот день. Казалось, я не только добился тебя, но и мог стать своим человеком в твоей семье. Тогда-то мне и пришла в голову блестящая идея. Я знал, что ты захочешь жить здесь, да я и сам был не против, мне хотелось быть поближе к своей новой семье, пустить здесь корни... Наши дети выросли бы здесь, и в один прекрасный день они смогли бы приезжать домой - в дом, который любили бы так же, как ты любишь свой... Моя ошибка в том, что я решил - ты сразу все поймешь. И только когда уехал отсюда сегодня, до меня дошло, что я не имел права требовать этого от тебя. Ты решила, что я просто пытаюсь переплюнуть твою семью, и, должен признаться, когда я в первый раз сюда явился, меня посещали такие мысли. Но сейчас мне просто хотелось стать частью вашей семьи...
Эдди помолчал, пожал плечами и с печальным смешком добавил:
- Как всегда, я перестарался.
В течение своего долгого монолога Эдди ни разу не взглянул на Сьюзен. Но теперь он бросил на нее короткий взгляд, и девушка заметила, что в его глазах стоят слезы. Чего ему это стоило - вот так откровенно говорить со мной, когда все его инстинкты восстают против этого, подумала она. Он ведь решился на это только потому, что любит меня.
Сью взяла руку Эдди и поднесла к губам.
- Я люблю тебя, мой милый, и я все пони маю. Мне только очень жаль, что я раньше не поняла твоих тревог и сомнений.
Эдди повернулся к ней и смущенно вытер глаза рукой.
- Как же тебе было понять меня, когда я отказывался говорить о своих сомнениях и страхах и не давал тебе времени даже подумать?!
Сьюзен улыбнулась.
- Что было, то было, но все равно, если ты решишь, что я недостаточно хороша для тебя, я не обижусь.
Эдди с минуту ошарашенно смотрел на девушку, а потом на его лице расплылась широкая улыбка.
- Ты хочешь сказать, что аристократка из Новой Англии может быть недостаточно хороша для крутого парня из Нью-Йорка?
- Вот именно, но я попытаюсь стать тебе настоящим другом.
Эдди отнял руку и нежно погладил девушку по щеке.
- И ты готова жить со мной в том доме?
- Только если ты откажешься от безумной идеи заполнить детьми все восемь спален, - тяжело вздохнула она.
Эдди расхохотался и усадил Сьюзен к себе на колени.
- Я счастлив иметь столько детей, сколько ты захочешь. Но не меньше двух. Хорошо?
- Боюсь, тебе будет не хватать большого города! И как же твоя работа?
- Это не страшно. Я решил перевести головную контору сюда, в Гринвуд. Кроме того, я думаю продать свою квартиру и купить нам что-нибудь поскромнее, чтобы было где жить, когда будем наведываться в Нью-Йорк. Можно подумать, он находится на краю света! - А здесь мне понравится, я знаю, - продолжал Эдди. - Я собираюсь разбить сад. И обзавестись лошадью. Если же нашим детям понадобятся пони, для них тоже хватит места. И еще я собираюсь купить мотоцикл - прямо сейчас. Здесь на нем гонять просто великолепно. Кот тоже полюбит здешние места. Сомневаюсь, чтобы он вообще когда-нибудь видел дерево, не говоря уж о том, чтобы на него лазить. Как, по-твоему, он отнесется к собаке? Я бы хотел завести колли. У меня никогда не было собаки, а я всегда был неравнодушен к колли - таким, как Лесси, например. Помнишь фильм? Ты ведь любишь собак?
Сью рассмеялась, сообщив Эдди, что в детстве у нее была колли и что эта порода всегда была ее любимой.
Эдди тоже рассмеялся, а потом смущенно произнес:
- Снова меня заносит, да? Придется тебе держать меня в руках.
Тут он нахмурился, словно вспомнив о чем-то, и вынул из бокового кармана пиджака конверт.
- Посмотри, - улыбнулся Эдди, протягивая конверт своей невесте. - Как тебе это понравится, - я выиграл, даже не воспользовавшись козырным тузом. Хотя, может, поэтому и выиграл, - очень серьезно прибавил он.
Сьюзен с удивлением смотрела на конверт. Он был адресован заведующему их отделением. Девушка нахмурилась и открыла незапечатанный конверт. Из лежавшего в нем письма выпал чек на весьма внушительную сумму.
- Ничего не понимаю. Что это за чек? Чьи это деньги?
- Рискуя снова показаться бестактным, сообщаю: это мои деньги. Я основал собственный фонд около года назад по совету моего бухгалтера для снижения налогов. А деньги давал на небольшие благотворительные программы.
Сью с изумлением смотрела на жениха.
- Не понимаю, зачем было держать это в секрете?
- Это был мой козырь. Я подумал: если ты откажешься выйти за меня замуж, я попробую доказать тебе твою не правоту и покажу, что я все же кое-чего стою. Как только я уехал отсюда - еще до того, как стал что-то соображать, - я позвонил директору фонда и велел подготовить письмо и чек, решив, что сейчас он мне как раз и понадобится. Это должно было убедить тебя, что я серьезно отношусь к твоей работе в Институте Брайтона и хочу вам помочь продолжить исследования. Но к тому времени, когда я забрал чек, мне уже стало ясно, в чем моя ошибка. Я решил просто поговорить с тобой начистоту и напрочь забыл о чеке.
Эдди вложил чек и письмо в конверт и бросил на столик.
- Это первый взнос. И раз уж ты сама призналась, что вы, ребятки, намеренно раздули сумму, я предлагаю вам снизить ее до разумных пределов. Вы у меня не одни. В Бронксе имеется приход, где не помешал бы новый спортивный зал и кое-какое оборудование.
Сью виновато улыбнулась. Ей определенно придется давать объяснения заведующему... Взгляд ее остановился на статуэтке маленького крылатого коня.
- У каждого человека в жизни должна быть хоть одна сбывшаяся мечта, тихонько произнесла она.
Эдди проследил за ее взглядом и улыбнулся.
- Кому-кому, а мне повезло. Я богат, теперь у меня есть ты! Неожиданно он закрыл лицо руками и застонал. - Ну вот, я опять за старое! Как, по-твоему, тебе когда-нибудь удастся излечить меня от излишней самоуверенности и научить хоть какому-то чувству меры?
Сьюзен, пряча улыбку, уткнулась лицом в его шею.
- Не стану даже и пытаться. Бесполезно!
- Вот как? - Эдди лукаво вскинул бровь, в глазах его появился знакомый блеск. - Ну и ладно. Вы не хотите разделить со мной постель, леди? У меня на уме жутко неприличные вещи, и они у меня получаются отменно. Разве я еще не давал вам повода в этом убедиться?..




Читать онлайн любовный роман - Ты предназначен мне - Монт Бетти

Разделы:
монт бетти

Ваши комментарии
к роману Ты предназначен мне - Монт Бетти



Так себе
Ты предназначен мне - Монт БеттиНатали
28.12.2014, 17.57





Роман великолепнейший! 10 из 10!
Ты предназначен мне - Монт БеттиКошечка Джози
5.01.2015, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100