Читать онлайн Рецепт от одиночества, автора - Монт Бетти, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рецепт от одиночества - Монт Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.89 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рецепт от одиночества - Монт Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рецепт от одиночества - Монт Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монт Бетти

Рецепт от одиночества

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Фильм кончился. В зале зажегся свет, а Фэй, давшая волю слезам по ходу знаменитой мелодрамы с Гретой Гарбо в главной роли, теперь низко склонила голову над сумочкой в поисках носового платка. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь обратил внимание, как она расчувствовалась! Пышные пепельные волосы упали ей на лицо, помогая отгородиться от ожившего зрительного зала. Разреветься из-за старой черно-белой ленты! Вдобавок кинотеатр набит зелеными юнцами, которых к моменту появления на экране «Дамы с камелиями» еще и на свете-то не было.
Фэй любила черно-белые фильмы. Цвет рассеивал внимание, не давал сосредоточиться на переживаниях героев, тогда как борьба света и тьмы, столь очевидная в старом кино, одухотворяла даже незамысловатые сюжеты. Словом, стиль ретро был во вкусе Фэй, и она не собиралась изменять ему в чем бы то ни было.
Когда в небольшом кинотеатре, прозванном «клоповником», а после модернизации здания получившем название «Колизей», открылся клуб любителей старых лент, Фэй немедленно стала членом этого клуба. Кстати говоря, новое название не прижилось, кинотеатр по-прежнему именовали «клоповником».
Фэй привлекали не только старые картины. В клубе ежемесячно устраивались лекции, беседы, встречи, в которых принимали участие кинокритики, режиссеры и актеры. А порой клубу удавалось добыть какую-нибудь редкую ленту, давно забытую.
Однако пора было покинуть свое место: Фэй явно мешала общему движению, торча посреди ряда и прикрывая платком покрасневшее от слез лицо. Пять футов и два дюйма – не такая уж непреодолимая преграда. Именно такой рост и был у Фэй. Она наконец поднялась, смущенно бормоча «да, да» в ответ на извинения, которые досадливо бросали проходившие мимо одноклубники, устремляясь к популярному в эти вечерние часы китайскому ресторанчику. Для этого достаточно было лишь выйти из душного «клоповника» и перебежать дорогу. Постепенно зал опустел. И тут Фэй обратила внимание на невозмутимо сидевшего рядом незнакомца. Он сложил руки на груди и закинул ногу на ногу. Мужчина явно наблюдал за Фэй и, казалось, не обнаруживал ни малейшего желания уходить. Глаза их встретились. Неожиданно незнакомец поднялся и заговорил с Фэй как со старой знакомой.
– Мне уже сто лет не доводилось видеть, чтобы в кино плакали. Вы будто впервые смотрели «Даму с камелиями».
Фэй поняла, что краснеет. Как долго он наблюдает за ней? Действие на экране было захватывающим, и женщина забыла, что вовсе не одна в кинотеатре… Она окинула соседа беглым взглядом, и ей показалось, что он не совсем ей незнаком. Что-то смутно припоминалось в повороте его головы, в лохматой каштановой шевелюре с редкими блестками седины, в улыбчиво-обаятельных голубых глазах. Или он только напоминал кого-то? Кого же? Фэй попыталась вспомнить, но мимолетное впечатление уже исчезло. Да и какое это имело значение?
– А вас что могло привести на этот фильм? – спросила Фэй.
Меньше всего он был похож на любителя мелодрам. Впрочем, в мужчинах легко обмануться. У нее когда-то был почти роман с могучим молодым великаном, на которого, казалось, можно было во всем положиться. Однако очень скоро выяснилось, что он ходит на поводу у собственной маменьки и ни шагу не осмелился бы сделать самостоятельно.
Фэй досадливо отмахнулась от случайно промелькнувшего воспоминания, словно от мухи или комара. Она и незнакомец продолжали стоять среди опустевших кресел.
Сзади кто-то многозначительно кашлянул. Фэй оглянулась и увидела билетершу, крашеную блондинку, всегда злоупотребляющую косметикой. Та нетерпеливо постукивала ногой, выразительно оглядывая Фэй и незнакомца с ног до головы.
– Неужели мы последние? Простите, ради Бога.
– Уж не собираетесь ли вы здесь заночевать? Мне давным-давно следовало запереть помещение. – Девица резко повернулась на каблуках и демонстративно загремела ключами.
– Она просто вне себя из-за того, что мы ее задержали!
Задетая раздраженным замечанием, Фэй боялась поднять глаза на незнакомца. Следом за ним она поднялась по ступенькам в ярко освещенное фойе. У выхода нетерпеливо топтался администратор.
– Не думаете ли вы, что мы работаем круглосуточно? – не сдержался он, завидя припозднившуюся пару.
– Извините, что задержали вас. Такой фильм! Мы получили огромное удовольствие, – сказал незнакомец.
С высоты своего исполинского роста он дружелюбно улыбнулся, словно не замечая раздражения служащего. Его обворожительная улыбка подействовала безотказно. Словно от комплимента в свой адрес, администратор улыбнулся в ответ.
– Рад, что вам понравилось, сэр. Сегодня у нас был полный аншлаг. Фильмы с Гарбо все еще являют чудеса популярности. Приходите к нам еще! И доброй вам ночи.
Попрощавшись, Фэй и незнакомец вышли через застекленную дверь, которую за ними тут же заперли.
Холодный мартовский ветер дул вдоль мокрой от дождя улицы. Фэй охватила дрожь. Разве поверишь, что уже весна? Бег времени действовал на женщину угнетающе. Все уносилось слишком быстро, и ее пугала молниеносная смена сезонов, лет… «Уж не старею ли я?» – подумала она, и ей захотелось побежать изо всех сил, словно это могло избавить от мрачных мыслей.
Однако прежде чем Фэй пошевелилась, голубоглазый верзила завладел воротником ее пальто и поднял его так, что лицо оказалось как в рамке: теперь ветер не страшен. Она посмотрела на спутника изумленно. Ее взволновало прикосновение рук незнакомца.
– Что это вы себе позволяете?
– Я же вижу, вы замерзли, – пробормотал он. – Как вы смотрите на то, чтобы перекусить в китайском ресторанчике?
Зеленые глаза Фэй расширились.
– А вы не из робких! Я даже не знаю вашего имени.
– Не будьте такой старомодно чопорной. Времена королевы Виктории прошли, – небрежно произнес незнакомец.
«О, да такому ни в чем не откажешь, обворожительный мужчина, – подумала Фэй. – Как очаровательно его ленивое, добродушное выражение, особенно, когда мышцы лица приходят в движение при разговоре, смехе. Он просто неотразим. Сколько ему лет?» – гадала женщина, окидывая спутника оценивающим взглядом.
Он, безусловно, моложе меня, решила она. Ему нет пятидесяти, хотя уже идет к тому. Но выглядит хорошо. Так уж устроены мужчины в отличие от нас. Фэй всякий раз раздражалась при мысли о возрасте: слишком несправедлива природа!
– Ну и как вы находите то, что видите перед собой? – спросил незнакомец, заметив, что за ним наблюдают. Глаза у него разгорелись.
– Я обобщаю свои впечатления, – едко ответила Фэй.
Можно подумать, этого красавца забавляет, что его рассматривают.
Она давно вышла из того возраста, когда можно потерять голову при встрече с обольстительным незнакомцем, пытающимся кого-нибудь подцепить на киносеансе. Тем не менее, его внимание льстило, Фэй не могла этого отрицать. Правда, красавчик, вероятно, близорук и считает ее более молодой, чем это есть на самом деле.
«Кому ты вознамерилась морочить голову?» – тут же со всей откровенностью спросила себя Фэй. Ты, возможно, выглядишь даже старше своих лет! Наряду со многими преимуществами, которыми обладают представители сильного пола, они и стареют медленнее, чем женщины. Конечно, последние имеют обыкновение каким-то образом переживать мужчин, но привлекательность остается уделом молодости, к старости природа вовсе не так щедра…
Возраст начинает сказываться на четвертом десятке, прорисовывает гусиные лапки у глаз, морщинки вокруг рта, особенно если прежде вы много смеялись (это кажется вдвойне несправедливым!). Женщины с холодным сердцем и невыразительным лицом дольше сохраняют гладкую кожу. А если вы всегда были активной, любили лыжи или парусный спорт, или вам просто нравилось бывать на свежем воздухе и на солнце, то за это тоже приходится расплачиваться. Я сморщилась как высохшая груша, подумала Фэй, вспомнив об отпусках в солнечных краях, о яхтах, о лыжных прогулках в Швейцарии.
О да, она чудесно провела все эти годы, и не жаль ни одной прожитой минуты. Просто теперь предпочтительно избегать зеркал.
– Ну не очень-то медлите с выводами, – сказал незнакомец, растягивая слова. – Сожалею, что приходится торопить вас, обычно я действую не так прытко. Но мне не хотелось бы позволить вам уйти, прежде чем представится шанс получше вас узнать и найдется предлог увидеться с вами снова.
У Фэй захватило дух, и на миг она даже лишилась дара речи. В голове мелькнула мысль: ясно, кого он напоминает – Кларка Гейбла. Недостает, только усиков.
Спутник, заглядывая в глаза Фэй, мягко произнес:
– Начну с того, что меня зовут Денис Сильвер. Мне сорок два года. Я разведен. Жил во многих странах. Сюда приехал совсем недавно – вдруг решил, что мне здесь должно понравиться.
Фэй взглянула на мужчину с недоверием.
– У вас все в порядке со зрением Денис? К вашему сведению мне пятьдесят два, то есть я на десять лет старше! Тоже разведена. У меня сын двадцати шести лет, который женат и имеет, в свою очередь, двоих детей. Кроме того, у меня седые волосы. Они были золотистыми от природы и поэтому кажутся теперь не седыми, а пепельными.
Он протянул руку и длинным указательным пальцем коснулся завитков на ее голове.
– Это естественный цвет? Я подумал, вы их красите. Выглядит потрясающе. И вы еще не назвали свое имя.
– Фэй, Фэй Стил, – медленно произнесла она. – Вы слышали, что я сказала? Я старше вас на десять лет.
– Я не глухой. Конечно, слышал. Но для меня возраст – это сплошная условность. А для вас?
– Наш городок, Денис, очень привержен условностям. Жители провинции весьма щепетильны в отношении традиций и правил хорошего тона. По крайней мере, в Англии, и Мэйфорд не отличается от остальных мест. Я это знаю – прожила здесь всю жизнь.
Высказывая эти суждения, Фэй непривычно для себя разоткровенничалась. Без сомнения, ее собеседник обладает широким кругозором – полная противоположность ей, скромной провинциалке. Ее никогда не тянуло оставить этот спокойный, живописный уголок Англии с его зелеными полями, обрамленными живыми изгородями плюща, с густыми тенистыми лесами, со старинными деревушками.
Городок Мэйфорд имел богатое прошлое. Здесь соседствуют различные эпохи английской истории от средневековья до наших дней. Все смешалось и, тем не менее, сливается в одно гармоничное целое, закаленное временем и проверенное целесообразностью.
Мэйфорд стал туристской достопримечательностью, поскольку здесь родился прославленный деятель времен колониального могущества Британии. Особенно охотно приезжают гости из Австралии, так как после смерти великого человека его сын эмигрировал туда. Мэйфорд – уютный, гостеприимный городок, который тщательно заботится о сохранении собственного лица. Жителей в нем не так много, чтобы растерять действенный дух местной общины. Люди вырастают здесь и живут практически безвыездно. Фэй не стала исключением.
Она считала себя счастливицей, потому что родилась в Мэйфорде; судьба ее сложилась исключительно благоприятно. Однако теперь Фэй вдруг подумала, не наскучит ли она своему новому знакомому, не найдет ли тот ее слишком заурядной.
Охваченная любопытством, она спросила:
– Кто вы по профессии, Денис? Почему жили в разных странах?
– Я очень долго работал фотокорреспондентом в одном международном журнале, а в последнее время стал свободным журналистом. Сейчас пишу автобиографию и предисловие к своей книге. Эта часть будет короткой, так как заниматься словесами не люблю. Текст послужит лишь комментарием к собранию моих лучших снимков.
– Звучит очень заманчиво. Могла я видеть что-либо из ваших работ?
Он пожал плечами.
– Возможно. Но хватит обо мне. А что вы скажете о себе? Вы забыли упомянуть, свободны ли сейчас?
Фэй хотелось бы ответить утвердительно, однако она покачала головой, губы сжались в линию, выразив сожаление.
– В сущности, нет.
Лицо Дениса омрачилось.
– Сожалею, если это так. Вы, видимо, снова вышли замуж после развода?
– Нет, я не замужем. Но и не свободна. И вообще вы задаете слишком много вопросов!
Внезапно рассердившись, она пошла быстрым шагом, и Денису пришлось догонять ее.
– Простите, если я рассердил вас. Послушайте, ведь еще не очень поздно. Пойдемте выпьем кофе – всего перейти дорогу. Ну, пожалуйста.
Фэй поколебалась, но затем решительно отвергла это предложение.
– Нет, сожалею. Мне нужно домой.
– Вас ожидает мужчина?
Она смерила взглядом не в меру любопытного спутника. Зеленые глаза женщины смотрели настороженно и в то же время насмешливо.
– Вы предпочитаете откровенность, не так ли?
– После сорока лет на что-либо иное уже не остается времени.
Фэй улыбнулась.
– Верно. Нет, я живу одна.
Ее слова прозвучали печально. Она вовсе не хотела, чтобы голос выдал ее. Да, живет одна, и с каждым днем это становится все невыносимее. Истосковалась по настоящему дому – в прежние времена все было иначе. И надо честно признать, что нуждается в человеке, который беспокоился бы, пришла она домой или нет. Как это ужасно – открывать дверь пустой, без единого огонька, квартиры, ложиться в холодную одинокую кровать.
– Раз никто не ждет вас, идемте выпьем кофе, – решительно сказал Денис, беря ее под руку.
Он увлек Фэй через дорогу к новому, ярко освещенному кафе современного типа, полному молодежи. Там слушали музыку, разговаривали, смеялись.
Денис тянул ее за собой. Она глядела во все глаза на оживленные, беззаботные молодые лица за витриной кафе и чувствовала себя чужой, старой, никому не нужной.
– Не следовало бы мне появляться здесь.
– Почему?
– Я вас совершенно не знаю.
– Вы очень многое знаете обо мне, – возразил Денис. – Вам известно мое имя, возраст. Вы знаете, что я – одинокий пришелец, который любит Грету Гарбо. Ну а главное – чего вам меня опасаться в многолюдном кафе?
Фэй очень хотелось согласиться с его доводами. Однако принять приглашение было бы необдуманным шагом. Что бы он ни говорил, но знакомство их совершенно поверхностное.
Разумеется, Фэй находила его привлекательным. Одежда не скрывала мощной, стройной фигуры Дениса. Походка подчеркивала его спортивность. В глазах у него озорные искорки, как у мальчишки. Он явно любит жизнь. Ей нравится и то, как Денис одет – слегка небрежно, но со вкусом: клетчатый твидовый костюм, кремового цвета рубашка без галстука, теплое пальто из верблюжьей шерсти. Горло укутано ярко-красным шелковым шарфом. Но более всего Дениса украшает улыбка: совершенно обворожительная.
И все же психология жительницы небольшого городка не позволяет с легкостью бросаться в авантюры. Откуда она может знать, например, что его действительно зовут Денис Сильвер или что у него нет беременной жены и троих детей? И все же не хочется обрывать начатый разговор. Ей нравится его общество, и язык не поворачивается сказать «до свидания». Отрицать это бесполезно.
«Да что он может сделать со мной в кафе, в самом-то деле? – принялась упрекать себя Фэй. – Нельзя быть такой дикаркой».
– Я зайду при условии, что сама заплачу за свой кофе, – заявила она в конце концов, и Денис усмехнулся. Его это, видно, позабавило.
– Ага, мы имеем дело с типом независимой женщины! Что ж, мне подходит. Ни в коем случае не собираюсь оспаривать ваши принципы.
– Вы уже стали настоящим жителем Мэйфорда?
– Я только что поселился в квартире на Хайфилд-стрит.
Фэй поперхнулась и ошеломленно взглянула на Дениса, проходя в дверь кафе, которую тот распахнул перед ней.
– Неужели? Я живу на этой улице: у меня квартира на втором этаже в большом новом доме, прямо рядом со входом в торговый центр.
Он замер, уставившись на нее с высоты своего роста.
– Ну и ну! А моя там же, на верхнем этаже – номер двенадцать. Какое невероятное совпадение! – Голубые глаза Дениса даже при ярком освещении потемнели.
Фэй испытывала настоящий шок. Она не верила в судьбу, но ведь не простой же случай свел их вместе в кино? Или виновато тут лишь стечение обстоятельств? Мог видеть Денис, как она выходит из дома или возвращается к себе? Пошел ли он следом за ней, когда она сегодня вечером отправилась в клуб? Или, может, узнал ее в зрительном зале и намеренно подцепил?
Помнится, она сначала приняла его за кого-то из знакомых. Должно быть, видела его раньше, но это не отложилось в памяти. Следовательно, не только мимолетное сходство с Кларком Гейблом привлекло ее внимание.
Если бы он сразу сказал, что живет в одном доме с ней, Фэй не согласилась бы, вероятно, пойти в кафе. Она раскусила бы коварный замысел. Но теперь избавиться от навязчивого кавалера уже было невозможно.
Они нашли свободный столик в самом углу и сели. Шум стоял невообразимый. Рядом со стойкой ревел музыкальный автомат, и посетители должны были напрягать голосовые связки, чтобы перекричать оглушительные ритмы рока.
Молоденькая официантка, сосредоточенно жующая резинку, подошла, держа в одной руке блокнотик, в другой – карандаш, и уставилась на новую пару безразличными глазами.
– Да?
– Два кофе, пожалуйста, – сказал Денис, улыбнувшись.
– Что-нибудь еще? – Официантка не ответила на улыбку.
– Нет, благодарю.
Девица удалилась. Денис смущенно ухмыльнулся.
– Может, лучше было пойти в пивную. Там, наверное, не так шумно.
– Сегодня там еще шумнее, – успокоила его Фэй. – Они проводят состязания по игре в дартс с соседней пивной. Соперники способны сорваться с узды.
– Вы заглядываете туда на кружку пива? – Дениса явно озадачило собственное предположение, и он выглядел удивленным.
– Иногда обедаю по выходным – там прекрасно готовят. Хозяйка, ее зовут Мери, училась в одной школе со мной.
Снова появилась официантка и с грохотом опустила на стол чашечки с кофе.
– Не могли бы вы расплатиться сразу? Мы закрываем через четверть часа и хотели бы подсчитать выручку.
Фэй взялась за сумочку, но Денис успел дать девице пригоршню мелочи.
– Сдачи не надо, – бросил он.
– Спасибо. – На губах официантки мелькнуло подобие улыбки.
Фэй предложила Денису возместить расходы на ее чашку кофе. Он покачал головой.
– Заплатите в следующий раз.
– А кто сказал, что будет следующий раз? – Фэй, тем не менее, убрала кошелек в сумочку.
– Надеюсь, будет.
На лице Дениса появилось серьезное выражение, и Фэй, зардевшись, опустила глаза. От общения с этим человеком в душе у нее что-то вспыхивало и трепетало словно бабочка. Она уже очень давно не встречала мужчины, присутствие которого вызывало бы у нее подобную реакцию. Фэй не знала, что ответить.
Словно не замечая ее смущения, Денис спросил:
– Вы работаете?
– Да, в местной аукционной фирме «Харди».
– В качестве кого?
– Помогаю практически во всех отделах. Организую распродажи, провожу оценку антиквариата и современных произведений искусства, расчеты с клиентами. Не брезгую заниматься даже упаковкой покупок.
– На все руки мастер. Очевидно, пришлось долго учиться?
– Не совсем так. Я получила диплом искусствоведа до того, как вышла замуж. У моего отца тогда был антикварный магазин, и я многому научилась там. Я работала с отцом и после замужества, когда мой сын был еще маленьким: нужны были деньги. По вечерам, когда, ребенок уже спал, продолжала учиться. Много читала. Мне удавалось выбираться в Лондон, бывать в музеях, в картинных галереях. Мой муж был экспертом в области ориентальных искусств. От него я тоже многое переняла. Отец оставил мне в наследство свою коллекцию мебели и фарфора. Таким образом, я изучала антикварное дело, можно считать, всю жизнь.
Денис сидел, опершись локтями на столик, и потягивал кофе. Он не отрывал взгляда от Фэй, его голубые глаза сузились, стали задумчивыми. Она также не отводила глаз, хотя чувствовала себя неуютно под его остановившимся взглядом. Когда прошла целая минута, а Денис продолжал молчать, она поинтересовалась:
– Вы что-то хотите спросить?
– То есть как?.. – оживился мужчина.
– О чем вы задумались? – последовал сердитый вопрос.
Он погладил собеседницу по руке, как бы успокаивая ее, и ласковым голосом произнес:
– О том, что ваши волосы как серебряная пряжа. И о том, что ваше лицо загорается изнутри, если вы увлечены разговором.
Фэй покраснела.
– О, прекратите! Подобным образом льстят молоденьким девочкам, к которым я не отношусь.
Она пригубила из чашечки кофе, который почти остыл. А может быть, его уже подали холодным.
– Вы давно развелись?
Опять неожиданный вопрос в лоб.
– Пять лет назад, – ответила Фэй. – А вы?
– Я даже не помню точно. Жена ушла от меня очень давно, заявив, что сыта по горло жизнью с мужем, которого никогда нет дома. Я ее за это и не виню: у меня вечно были зарубежные командировки. К тому же она считала мою работу опасной.
– И ваша жена была права?
Денис залился смехом.
– Отчасти. Важно не попасть туда, куда не надо, и тогда, когда не надо. Но мне везло, и меня сия чаша миновала. Ну, конечно, не обошлось без целой кучи мелких неприятностей – то ногу сломаешь, то тебя ранят в плечо, то мина разорвется под самым носом, и несколько недель валяешься с сотрясением мозга, почти оглохнув на оба уха. Однако…
– Однако ничего серьезного, – сухо подвела итог Фэй за собеседника.
Тот лишь ухмыльнулся, и веселые чертики запрыгали в голубых глазах.
– Что ж, я все прошел и выжил. Сойдемся на этом.
– Не возражаю, – отозвалась Фэй. – Но что же, черт возьми, заставило вас выбрать мирный и спокойный Мэйфорд после столь бурной жизни? Вы считаете себя готовым к мелким треволнениям нашей глухой провинции?
Денис ответил серьезно:
– Мне осточертело мотаться по земному шару, опротивели войны и голод, надоела жизнь мегаполисов. Я уже не выдерживаю ежедневного напряжения. Мне захотелось выбраться на английскую природу. У меня была тетушка, которая жила здесь, когда я еще под стол ходил пешком. Мне запомнился милый городок со множеством старинных зданий и больших магазинов, и все это рядом с роскошными полями и лесами. Поэтому я и приехал сюда осмотреться и решил, что лучшего мне не найти.
Официантка заколотила подносом о стойку.
– Кафе закрывается! Все по домам! Все до единого! – раздался ее клич.
Гости с неудовольствием начали подниматься с мест, натягивать пальто и куртки, наматывать шарфы, прежде чем выйти в ночь.
Фэй и Денис последовали примеру остальных и снова покинули помещение последними. Официантка заперла за ними дверь.
– Не хотите ли, чтобы я подвез вас? Моя машина стоит у кинотеатра, – предложил мужчина.
– Я приехала на своей, – небрежно бросила Фэй, направляясь к стоянке.
Теперь улица была почти пуста. Парни и девушки, что вышли из кафе, побежали на ночной автобус. Любители пива уже давно разошлись. Машины в такой поздний час появлялись очень редко.
Город засыпал, и Фэй остро переживала, что оказалась на улице одна в сопровождении незнакомого мужчины. В такую ситуацию она не попадала с девической поры, и было это так давно, что попытка вернуться в прошлое вызывала головокружение.
Денис постепенно приноровился к ее темпу.
– А как вы отнесетесь к идее поужинать завтра вместе? Я заранее закажу столик, так что никаких проблем не будет. Какой ресторан вы предпочитаете? У меня еще не было времени познакомиться с каждым из них. Полагаюсь на ваш совет.
– Боюсь, у меня будет плохо со временем. Извините. – Фэй уже добралась до своего небольшого красного «форда» и стала отпирать машину, не глядя на навязчивого спутника. – До свидания, – поспешила попрощаться она, устраиваясь за рулем и захлопывая дверцу.
Он нагнулся и стукнул в боковое стекло. Фэй нажала кнопку, чтобы приоткрыть окно. Усталым взглядом она посмотрела на Дениса.
– Что заставляет вас отказываться? – Он не скрывал досады.
Она решила отвечать откровенностью на откровенность.
– Я говорила вам, что не свободна. В моей жизни уже есть мужчина.
– И это серьезные отношения?
– Да, серьезные, – ответила Фэй, смело встречая взгляд. – До свидания.
Рука Дениса лежала на ребре стекла, и ему пришлось быстро убрать ее, когда стекло бесшумно поползло вверх. Заработал мотор «форда». Фэй включила скорость и отъехала, оставив Дениса стоять на месте. Он провожал ее глазами. На его лице было что-то такое, что заставило ее вздохнуть с сожалением.
Движение почти замерло, и Фэй могла ехать с приличной скоростью. Однако, затормозив у светофора в конце главной улицы, она увидела позади себя черный «порше». Фэй без всякой цели рассматривала в зеркале стильную машину, отличавшуюся завидной скоростью и мощностью двигателя. Затем ее ждал ошеломляющий сюрприз: она узнала водителя. Денис приветственно помахал ей.
Фэй ответила коротким взмахом руки. Она тронулась на зеленый свет. Сердце билось лихорадочно, нервы напряглись.
Нет, так дальше не пойдет! Конечно, Денис едет тем же путем, что и ты, в тот же самый дом, успокаивала себя Фэй. Так что же тогда с тобой происходит? Разве он выглядит опасным? Она снова глянула в зеркало, чтобы увидеть «порше», следующий по пятам.
Видно, фотосъемки – дело денежное. Одежда мистера Сильвера явно дорогостоящая, а о машине и говорить нечего. Должно быть, здорово зарабатывал, раз мог позволить себе «порше»! Он что – пользуется известностью? Выходит, она должна была бы слышать его имя? Впрочем, Фэй не очень интересовалась чем-либо за пределами круга своих профессиональных привязанностей.
Стремясь оторваться от попутчика, Фэй помчалась слишком быстро. На повороте она едва не врезалась в машину, выезжавшую из бокового проезда.
Завизжали тормоза, взвыл сигнал. Перед Фэй мелькнуло и исчезло взбешенное лицо водителя. Она сбросила скорость, владелец «порше» сделал то же самое.
Еще один взгляд в зеркало, и вновь она видит Дениса, представляет, как в насмешливых голубых глазах горит огонек, губы сложились в усмешку. В его облике было что-то тревожащее: Фэй почувствовала это с первой минуты, как встретила Дениса, но не могла разобраться в том, что видит и ощущает.
Ей показалось, что она узнала его. Возможно, сосед по дому попался ей на глаза, когда входил в подъезд или выходил из него. Не исключено, что сыграло свою роль и отдаленное сходство с Кларком Гейблом, привлекшее внимание. Но она подозревала, что этот мужчина просто-напросто ей понравился. У него есть шарм, он привлекателен и, без сомнения, весьма настойчив. И вообще от него исходит какая-то неуловимая опасность. Он тревожит ее, а у нее уже достаточно в жизни эмоциональных проблем. Новые ни к чему.
Однако теперь главное – попасть домой раньше Дениса. Она не вздохнет спокойно, пока не окажется в своей квартире за запертой дверью.
Под домом находился гараж. Фэй терпеть не могла пользоваться им ночью, шагать под слабо освещенными сводами цокольного этажа к лифтам жилой части здания. И сегодня эта процедура не стала приятнее. Она отчаянно стремилась попасть в свою квартиру, прежде чем ее нагонит преследователь.
Фэй торопливо съехала по крутому спуску в гараж, кое-как поставила машину на отведенное ей место и, выскакивая из кабины, услышала мягкий шелест шин «порше», занимавшего стоянку неподалеку. Оставалось запереть машину и броситься к лифту со скоростью спринтера, который готовится к Олимпийским играм.
Ей повезло. Дверь лифта открылась, едва Фэй коснулась кнопки вызова. Женщина вскочила в кабинку и нажала на нужный этаж. Про себя же взмолилась, чтобы лифт закрылся до того, как навязчивый сосед настигнет ее.
Так и получилось. Женщина вздохнула с облегчением. Кабина пошла вверх, остановилась. Фэй вышла на площадку, помахивая связкой ключей. И вдруг остолбенела.
У перил стоял Денис Сильвер. Вероятно, взбежал по ступенькам, хотя дыхание его оставалось совершенно спокойным. Зато Фэй пришлось сделать судорожный вздох. Ее сердце билось с удвоенной скоростью.
– Послушайте, неужели вы не можете понять… – начала она, но тут же ее прервал Денис:
– Я лишь хотел сказать, что на случай, если вы вдруг передумаете и захотите увидеться со мной, я должен дать вам свой номер телефона. – В голубых глазах искрился смех.
Фэй, безусловно, переиграла роль благопристойной сдержанной дамы и теперь старалась выглядеть естественной и спокойной.
– Нет, сожалею. Я не собираюсь менять свое решение. Спокойной ночи.
– Возьмите, по крайней мере, мой телефон, – настоял Денис, вкладывая в ее руку визитку.
Фэй хотелось выбросить этот кусочек картона. С раздражением она сунула визитку с карман пальто.
– Ваша связь – дело недавнее? – спросил Денис небрежно, продолжая игнорировать настроение собеседницы. – Я имею в виду, вы давно знаете этого своего друга?
Залившись густой краской, выйдя из себя, Фэй отрезала:
– Честно говоря, вы нахал из нахалов! Я вовсе не собираюсь посвящать вас в свою личную жизнь.
– Мне просто хотелось понять. Вы не живете с ним, но утверждаете, что это серьезно. Сегодня вечером вы были в одиночестве – почему он не с вами? Означает ли это, что ваши отношения – важная проблема для вас, но не для него?
Фэй ощутила болезненный удар: Денис попал в точку, и сердце мучительно заныло.
– Занимайтесь собственными делами!
Она не будет отвечать: этот человек не смеет ее прашивать, как бы близко ни подошел к правде. Она больше ничего не намерена сообщать о себе. Этот любопытный сосед и так уже знает слишком много. А кроме того, ей не понравилось, как он загнал ее в угол.
– Не сердитесь, Фэй, – провес он с оттенком упрека.
– Я устала. Спокойной ночи.
Она обошла Дениса, не зная точно, как бы поступила, пожелай он помешать этому.
Однако тот не стал задерживать ее, лишь повернул голову, глядя вслед, и спросил мягко, но насмешливо:
– Может, мне представить вам рекомендательные письма?
Такой издевательский вопрос следовало проигнорировать. Она подошла к своей двери, вставила ключ в замок и услышала:
– Что ж, спокойной ночи, Фэй.
Затем раздался звук шагов по ступенькам.
Фэй, чувствуя себя усталой, отправилась прямо в спальню, умылась и тут же легла однако не могла заснуть еще с полчаса.
Она продолжала размышлять о Денисе, возвращаясь к каждому его слову, то и дело меняющемуся выражению лица, к насмешливо взгляду голубых глаз.
Еще ни разу в жизни Фэй не встречала мужчину, который произвел бы на нее такое глубокое впечатление с самой первой минуты. Она надеялась, тем не менее, что ей удастся выбросить его из головы, и искренне намеревалась позабыть о нем как можно скорее.
Фэй не любила, когда с ней заигрывали в надежде на легкое знакомство. Скольких женщин до нее он очаровал точно так же, как теперь пытается очаровать ее? Бывало ли так, чтобы он не преуспел?
Огорчало, что Денису сразу удалось расположить ее к себе, хотя Фэй буквально ничего не знала о нем. Легкомыслие ей не свойственно, у нее иной склад характера. Она упомянула в разговоре, что относится к типу людей осторожных, и не солгала. Фэй всегда предпочитала сначала тщательно отмерить, потом отрезать, даже в молодости.
Они с Эмери были знакомы много лет, прежде чем поженились. Фэй никак не могла объяснить свой неудачный брак излишней поспешностью в юные годы. Познакомились еще подростками, и им потребовалось шесть лет, чтобы прийти к алтарю. Оба были чрезмерно благоразумны, слишком правильны. Наверное, это засушивает отношения между мужчиной и женщиной, делает совместную жизнь рутинной, пресной. Без сомнения, именно по этой причине Эмери в возрасте сорока пяти лет внезапно потерял голову из-за девчонки вдвое моложе себя и исчез с ней в одну прекрасную ночь, не утруждая себя объяснениями.
Единственный раз Эмери совершил поступок под воздействием импульса, отдался на волю эмоций, и, когда Фэй оправилась от шока, она почувствовала, что с пониманием относится к бывшему мужу. Развод прошел, тихо, можно сказать, по-приятельски, и – на расстоянии – они оставались друзьями.
Эмери и его невеста Дэйзи переехали жить в Германию. Он работает теперь в одном из музеев Бонна, возглавляет отдел керамики. Прекрасный специалист, пользуется большим авторитетом, может определить значимость любой находки чуть не с первого взгляда.
В Германии Эмери понравилось, с коллегами он легко нашел общий язык. Выдержанный, вдумчивый, предсказуемый во всех отношениях, когда дело не касалось его новой жены Дэйзи и белокурых дочек-близнецов, которым исполнилось два года, Эмерй наслаждался счастьем, как никогда в жизни.
Фэй виделась со всеми прошлым летом. Он приезжал с семьей в Англию, чтобы повидаться с сыном Джоном. Поразительно, каким счастливым выглядел Эмери. Бывшую жену это даже порадовало, так как никакой обиды на этого человека она не держала.
Если бы она действительно любила своего мужа, то, вероятно, могла бы испытывать горечь. «Но соединяла ли нас истинная любовь?» – уже не впервые подумала Фэй и как всегда решила, что, наверное, нет. Она почти ничего не могла вспомнить из девичьих переживаний. Совершенно иные чувства вытеснили впоследствии все предыдущие, низвели любовные увлечения прошлых лет до уровня пустяка. Теперь Фэй по-настоящему понимала своего бывшего супруга, чего ей не дано было прежде. Когда тебя подстережет подлинная любовь, все остальное исчезает без следа.
Но об этом думать не хотелось. Надо же хоть немного поспать. Завтра предстоит трудный день.
Фэй принялась было размышлять о делах и незаметно уснула.
На следующий день она встала очень рано. Приняла душ, надела светлое шелковое платье, с помощью фена уложила волосы. Завтрак состоял из кофе, апельсинового сока и кусочка поджаренного хлеба, и в восемь часов она уже ждала Милдред и Тома, которые должны были заехать за ней на своем мини-автобусе. Машина была настолько забита антикварными вещами, что Фэй с трудом втиснулась в салон.
– Не сердись, – извинился за тесноту Том, сидевший за рулем. – Я загрузил все, что, на мой взгляд, можно продать.
– Плюс еще кое-что, – ухмыльнулась Милдред.
– Так ведь жизнь полна неожиданностей! – философски изрек Том, добродушный гигант шести с лишним футов ростом, кудрявый, широкоплечий, с огромными ручищами.
В отличие от него Милдред была миниатюрной, даже миниатюрней, чем Фэй. Рост ее не дотягивал и до пяти футов. Маленькая и хрупкая на вид, Милдред обладала на удивление большой выносливостью и, если требовалось, могла бы перетащить на себе за много миль что-нибудь увесистое, особенно если это был антиквариат.
Милдред и Том через шесть недель собирались сыграть свадьбу, а тем временем обстраивали себе гнездышко в старинном коттедже, построенном на берегу реки. Фэй часто оставалась у них ужинать. Выполнив очередную ремонтную операцию в коттедже, они вместе усаживались за стол и уплетали по большей части запеканку из риса с овощами, которую Милдред перед подачей долго томила в духовке.
В доме еще почти не было мебели. Будущим супругам нравилось обставлять жилье по методу «сделай сам». Милдред могла творить чудеса на швейной машинке. Сама сшила все занавеси и обивку на кресла. Том сначала занялся водопроводом, а теперь оборудовал кухню и строил в спальне шкаф во всю стену.
Парочка трудилась в коттедже по выходным дням, и, конечно, следовало ожидать, что основная часть меблировки будет антикварной – не самой дорогой, но обязательно практичной и радующей глаз. Милдред умела приобрести стильную вещицу за полцены, а затем отреставрировать ее. Кресла обретали надежные ножки, рваная обивка заменялась, с полированных поверхностей исчезали царапины и облупившийся лак.
Партнером Фэй в фирме «Харди» был Джеральд, который и предложил преподнести будущим супругам спальный гарнитур в стиле викторианской эпохи. Джеральд подсмотрел, как они тайком любовались этой мебелью из красного дерева в магазине. Шкаф, кровать и туалетный столик – все в отличном состоянии. Милдред и Том были вне себя от радости, когда услышали, что гарнитур предназначается им в качестве свадебного подарка. Невеста принялась целовать Джеральда, жених, придя в телячий восторг бросился к Фэй с объятиями, едва не переломав ей ребра.
– Надо думать, Джеральд встретит нас на ярмарке? – спросила Милдред, выводя Фэй из задумчивости.
Та кивнула.
– Надеюсь. Он не предупреждал, что его там не будет.
Джеральд действительно ничего не говорил, но ей не захотелось ставить в известность об этом Милдред. Впрочем, от приятельницы явно не ускользнуло, что между Джеральдом и Фэй что-то не так.
Джеральд жил в красивом георгианском особняке на краю городка в нескольких минутах ходьбы от деревушки, где в здании бывшей школы устраивались ярмарки антиквариата.
Подъезжая к живописному местечку, Фэй позавидовала детям, начинавшим учиться там, где до них получали знания их родители, деды и прадеды. Стоит ли говорить, что сейчас родители как один восстали против закрытия школы? Однако учеников набиралось всего около шестидесяти, и, несмотря на бурные протесты, соображения экономии взяли верх.
Ныне дети ездят на автобусе за три мили в соседнюю деревню, а здание школы вот-вот будет продано. Пока же его использовали раз в месяц для распродаж антиквариата и подержанной мебели.
Когда Том въехал на автостоянку в школьном дворе, там уже было полно машин. В основном они принадлежали торговцам мебелью.
Том принялся разгружать и таскать тяжести. Фэй понесла коробку полегче в зал под высокими сводами во вкусе викторианских времен.
Едва вступив в зал, она услышала знакомый глубокий голос, и в тот же миг сердце у нее екнуло. Джеральд!
Нетерпеливые глаза Фэй разыскали его в толпе людей. Джеральд стоял у одного из стендов, держа в руках хрупкие настольные часы французской работы. Подходя, Фэй отметила, что ее партнер рассматривает изделие прошлого века, расписанное эмалью высокого качества. Черноволосую голову Джеральда окружал ореол рассеянного солнечного света, проникавшего в зал сквозь высокие стрельчатые окна, прорезанные в покрытых деревянными панелями стенах.
Фэй ощущала теплоту в душе, ее тянуло к этому человеку. Она продвигалась вперед, ожидая, когда их взгляды встретятся. Неделю назад они поссорились, и Джеральд все еще не остыл. Как он встретит ее сегодня?
В течение двух лет ее жизнь вращалась вокруг Джеральда Харди. Однако для Фэй оставалось загадкой, что значит она для этого человека, и неуверенность не давала ей покоя.
– Как насчет ужина сегодня вечером? – услышала Фэй фразу Джеральда и замерла, уставившись на женщину, с которой он рассматривал часы.
– Насчет ужина? – переспросила незнакомка, улыбнувшись сложенными в бантик губами.
Фэй никогда раньше не видела эту леди. Стройная, элегантная, с легкими вьющимися локонами темно-рыжего цвета, она напоминала дам с картин дорафаэлевской эпохи. Впечатление усиливало холодное, властное лицо с острым подбородком и пронзительными, похожими на тигриные глазами с желтым отливом.
– Чудесный французский ресторан есть в Мэйфорде на рыночной площади, – журчал голос Джеральда.
– В самом деле? Обожаю французскую кухню. Мне показалось, когда я переехала сюда, что ресторанов в ваших краях маловато.
Внезапно Фэй почувствовала боль. Эта особа едва разменяла четвертый десяток, подумала она. Молодая и красивая. И Джеральд смотрит на нее так, словно искал ее всю жизнь, а ведь мне знаком этот призывный взгляд. Такой же точно вид был у Эмери, когда он влюбился в свою блондинку.
Однако когда ушел муж, отдав предпочтение более молодой женщине, Фэй не испытывала такой боли, как сейчас. Ни разу в жизни не знала она обиды горше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рецепт от одиночества - Монт Бетти

Разделы:
Пролог12345678

Ваши комментарии
к роману Рецепт от одиночества - Монт Бетти



не сказка. но почитать стоит.нет молодых красавцев и красавиц . жизнь.
Рецепт от одиночества - Монт Беттииришка
20.02.2013, 21.18





мило, но чего-то не хватает (наверно не хватает развернутого конца). Понравилось.
Рецепт от одиночества - Монт БеттиЕкатерина
23.05.2014, 0.10





мило, но чего-то не хватает (наверно не хватает развернутого конца). Понравилось.
Рецепт от одиночества - Монт БеттиЕкатерина
23.05.2014, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100