Читать онлайн Грешная и святая, автора - Монт Бетти, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная и святая - Монт Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная и святая - Монт Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная и святая - Монт Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монт Бетти

Грешная и святая

Читать онлайн


Предыдущая страница

8

Сьюзен вернулась домой под вечер. День стоял жаркий, душный, в небе полыхали далекие молнии. Надвигалась гроза.
Она закрыла за собой входную дверь, и ее охватила ужасная тоска. В домике было пусто и тихо, точно так же, как и в соседнем. Ричард, наверное, все еще в Тетуане. А возможно, он никогда больше не вернется сюда. Питер постарается избавиться от него. Скорее всего договор об аренде коттеджа заключен на год или даже на больший срок, но рано или поздно Питер заставит Ричарда уехать. А может, это лучше, чем если бы он остался здесь и не обращал на нее никакого внимания?
Кто знает? Единственное, в чем она была уверена, это в том, что опять осталась в полном одиночестве и не может себя как следует контролировать – голова у нее кружится, ее бьет озноб. Во время полета у нее не было возможности выплакаться. Она ничего не ела, хотя ей ужасно хотелось, и в самолете отводила глаза от жующих людей. Ведь стоит ей начать есть, она не сможет остановиться и привлечет к себе всеобщее внимание.
Теперь, оставшись одна и роняя слезы, она принялась разыскивать на кухне съестное. Дрожа и всхлипывая, она будто охотилась за едой: чипсы, печенье, консервные банки с бобами, ананасами, большой кусок сыра, нарезанная ветчина в запаянном полиэтиленовом пакетике. Ей некогда готовить – нужно как можно скорее запихнуть все, что нашла, в рот. Она свалила продукты на стол и набрасывалась то на одно, то на другое. Она жевала и глотала так быстро, что не чувствовала вкуса продуктов. И, лихорадочно жуя все подряд, не переставала плакать.
Зазвонил телефон. Она не обратила на него никакого внимания. Телефон звонил и звонил, затем замолчал. Сьюзен взяла из холодильника молоко и стала пить большими глотками. Опять раздался телефонный звонок. И опять она не стала брать трубку. Звонки прекратились, но минуту спустя возобновились. Это начало действовать ей на нервы.
– Заткнись! – закричала она, но звонки не умолкали, и она схватила трубку с криком: – Перестанешь ты или нет?
– Сьюзен?
Это была Шадия. Судя по голосу, она была сильно обеспокоена.
– Будь добра, оставь меня в покое, – простонала Сьюзи и бросила трубку.
Но звонок подруги заставил ее очнуться: она оглядела кухню, увидела разбросанную повсюду еду и почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Боже ты мой, подумала она, я опять сорвалась!
Всхлипывая, она побежала по ступенькам в ванную комнату, полная презрения к самой себе. Напустив в ванну теплой воды, она умыла холодной водой горящее заплаканное лицо и долго чистила зубы – после приступов она никак не могла избавиться от противного привкуса во рту.
И когда только она сможет выбраться из этого порочного круга? Она уж было решила, что все ее несчастья позади, но за последние пару недель она теряла над собой контроль вот уже второй раз.
Раздевшись, она погрузилась в благоухающую розой пену, откинулась назад и, не переставая дрожать, закрыла глаза. Слава Богу, что Шадия позвонила, а то она могла бы есть не останавливаясь еще несколько часов подряд. Раз уж она сорвалась, будет очень трудно вновь обрести форму.
Но все же она справилась с приступом, смогла остановиться. Прежде звонки подруги никак на нее не действовали. Ее ничто не могло остановить. Телефон надрывался часами, но она не обращала на него никакого внимания. Так что не надо пытаться убедить себя, что ее случай безнадежен. Нельзя сдаваться, нельзя прекращать борьбу – это самое ужасное, что она может сделать.
Сьюзен услышала, как внизу опять зазвонил телефон. Она переговорит с Шадией позже, убедит, что не нуждается ни в чьей помощи и что оснований для паники нет. Шадия сама сейчас должна быть осторожна, ей надо заботиться о себе, как можно больше отдыхать. Сьюзен не хотелось, чтобы подруга выбиралась из своего загородного дома и проделывала неблизкий путь в Лондон только ради того, чтобы убедиться, что у нее все в порядке.
Ее губы тронула улыбка – по крайней мере, Шадия думает о ней. А это значит, что она не так уж и одинока.
В этот момент ванную комнату озарила вспышка молнии. Сьюзен вздрогнула и открыла глаза. Началась гроза, послышались раскаты грома.
Небо было черным, как в безлунную полночь. В ванной тоже стало темно – она не включила свет и теперь едва могла разглядеть поднесенную к глазам руку. Дрожа от страха, девушка поспешила выбраться из ванны, набросила на себя купальный халат и пошла в спальню.
Сью лежала на кровати, вздрагивая при каждой вспышке молнии и каждом раскате грома. Казалось, гроза разразилась прямо у нее в голове, а она сама – это Вселенная, где бушуют стихии. В мозгу у нее вертелись беспорядочные мысли. Она пыталась понять Питера, Ричарда, Ашрафа… Но их побуждения, их чувства были так далеки от нее. Единственное, на что она была способна, это спрашивать себя: почему? почему?!
Но как она может понять других, если не понимала саму себя?
Немного спустя сильная усталость взяла свое, и она задремала, но ненадолго – ее разбудил какой-то непонятный звук, долетевший до нее сквозь шум грозы.
Ее глаза широко распахнулись, она села на кровати; сердце готово было выпрыгнуть из груди: она увидела, что дверь в спальню медленно отворилась.
Крик замер у нее в горле. В дверном проеме возникла темная фигура, которая затем приблизилась и склонилась над Сьюзен.
Низкий сердитый голос произнес:
– Идиотка! Что ты с собой делаешь? – И в комнате, заставив ее зажмуриться, вспыхнул свет.
Она посмотрела на Ричарда сквозь опущенные ресницы, не веря своим глазам. На нем была голубая рубашка с открытым воротом, серые брюки и легкая светло-серая куртка с расплывшимися каплями дождя.
Сью почти было решила, что у нее галлюцинации, – изможденная физически и душевно, она вызвала его образ из глубин подсознания. Он просто не мог быть здесь.
– Вы же в Тетуане, – пробормотала она и сразу почувствовала, как глупо прозвучала эта фраза.
– Я вылетел следующим рейсом и направился прямо сюда. Я не знал, в каком ты состоянии.
Девушка в полном смятении отвела взгляд от его лица – он наверняка успел заметить, что творится на кухне, и не мог не понять, что у нее опять был приступ. За последний год это случалось с ней всего два раза – и надо же было ему оба раза оказаться рядом!
– Тебе плохо? – спросил он, и Сью возненавидела его за этот вопрос.
– Может, хватит врываться в мой дом без приглашения? У меня складывается впечатление, что вы на самом деле профессиональный взломщик, а не репортер! Мне придется установить на двери засов, тогда вы не сможете входить ко мне, как к себе домой! – истерически закричала она.
– Не стоит беспокоиться, в любом случае я скоро отсюда уеду.
От этого сделанного холодным тоном заявления у нее перехватило дыхание. Она сидела, уставившись на него, и в голове у нее снова и снова проносились его слова. Он уезжает… Она его больше никогда не увидит. Сью почувствовала такую острую боль, что ничего не могла сказать в ответ. Отчаяние парализовало ее.
Ричард пристально смотрел на бледное напряженное лицо, как будто хотел прочитать ее мысли. Его глаза горели, на скулах играли желваки.
– Это тебя очень огорчает? – Он сердито отбросил со лба черные волосы.
– Чего вы от меня хотите? Чтобы я разрыдалась? – пробормотала она и тут же пожалела о сказанном, потому что и в самом деле была на грани истерики. Она кое-как справилась с охватившим ее отчаянием и поспешила заговорить о чем-то более приземленном, далеком от эмоций.
– Я… я думала, вы заключили договор на год…
– Да, но твой отчим объявил, что не собирается продлевать его. И я решил купить себе квартиру в новом районе, поближе к работе.
– Вы видели Питера в Тетуане? – Как ей не хотелось задавать вопрос, но она должна знать, о чем они говорили. И все-таки хорошо, что она при этом не присутствовала!
– Да, сегодня утром, сразу после того, как ты уехала в аэропорт. – В его тоне сквозила ирония, выражение лица пугало, как блеск кинжала. – Он настоял на том, чтобы я осмотрел его апартаменты.
– Он… картины… все еще…
Ричард коротко рассмеялся.
– А ты как думаешь? Подъезжая к дому, я заметил удаляющийся фургон. Подозреваю, что он был битком набит произведениями искусства.
Значит, Питер вывез картины! Она непроизвольно дернулась, и полы ее халата разошлись.
Сильно покраснев, она поспешила запахнуть халат. Боже милостивый! Он может подумать, что она сделала это нарочно. Если верить психиатрам, каждая такая промашка преднамеренна – просто разум предпочитает считать такие вещи случайностью, но на самом деле это не так.
– Вы привезли с собой полицейских? – быстро спросила она.
– Нет, тогда я еще не знал, что твой отчим вернулся в Тетуан. – На какое-то мгновение на его лице мелькнуло обвиняющее выражение. – Сегодня утром Ашраф вежливо-ледяным тоном сказал, что ты не можешь подойти к телефону. Я связался с коллегой в Лондоне и сообщил, что украденные картины, по всей вероятности, находятся на вилле. Он решил выслать в Тетуан съемочную группу и немедленно обратился в подразделение Интерпола, которое занимается расследованием краж произведений искусства. Но полиция оказалась столь же медлительной, как сам Господь. Да и съемочная группа не могла бы добраться до Тетуана в мгновение ока.
– И вы отправились на виллу в одиночку?
– Для того, чтобы увидеть тебя. И попытаться поговорить с тобой. Но я опоздал! – В его серых глазах мелькнул гнев. – Ты успела обо всем рассказать отчиму, и у него хватило времени вывезти картины.
– У меня не было необходимости что-либо ему рассказывать, – безразличным тоном произнесла она. – Это сделал Ашраф, пока я была с вами в гостинице.
Он сдвинул брови.
– Ашраф? Он тоже замешан в этих делах?
Сью нахмурилась, потому что не желала в это верить: она любила Ашрафа и уважала его.
– Вряд ли. Думаю, он честный человек. Просто он рассказал Питеру о вас – кто вы такой, как вас зовут, что вы навещали меня, просили показать дом и задавали вопросы о коллекции картин. Может, Ашраф решил, что вы собираетесь ограбить виллу. Оказалось, что Питер знает о вас. А совесть у него нечиста – вот ему и не понравилось, что вы проявляете интерес к его коллекции.
– И он тут же прилетел в Тетуан? – коротко спросил Ричард.
– Да, ранним утром. – У Сью болели голова и шея. Она не могла выносить такого напряжения – почему он смотрит на нее с ненавистью? – И что же теперь будет? Вы продолжите расследование? Питер попадет в передачу вашего коллеги?
– Без единого доказательства того, что он скупает украденные картины? – Он внимательно посмотрел на нее сузившимися глаза ми. – Ты бы согласилась выступить по телевидению и рассказать все, что знаешь, о коллекции отчима?
Немного поколебавшись, она отрицательно покачала головой.
– Даже если бы я решилась, это бы оказалось бесполезным, я же не специалист и не могу отличить копию от оригинала.
Казалось, именно такого ответа он и ожидал.
– Ты знала, что он приезжает? – спросил он сквозь зубы.
– Нет! Я была просто потрясена, когда увидела его! Он сразу же начал снимать картины со стен. – Голос у нее срывался, но она попыталась улыбнуться. – Он попросил меня покинуть виллу. Питер считает, что я предала его, вступила против него в сговор. Он больше не хочет меня видеть, хотя и раньше не очень-то меня жаловал – прямо так и сказал. – Она горько рассмеялась. – Наконец-то это утверждено и подписано – мой отчим меня ненавидит!
Ричард, нахмурившись, слушал ее. Ее глаза блестели чересчур ярко, на щеках появился лихорадочный румянец.
– Ему не было нужды сообщать мне об этом. Я всегда чувствовала, что мое присутствие мешает ему.
Мужчина тихо выругался.
– Он просто-напросто ублюдок!
– Спорить не буду, – легко согласилась она.
– А как же твоя мать? Он позволит тебе видеться с ней?
Она ответила ему натянутой улыбкой.
– Питер сказал, что это ее дело. Но я знаю маму и не сомневаюсь, она не станет злоупотреблять этим разрешением. Она и раньше не очень ценила мое общество, так с какой стати ей вдруг изменять своим привычкам? Маргарет деловая женщина, ведет активный образ жизни и никогда не стремилась стать образцовой матерью.
– У меня было предчувствие, что дело кончится именно этим, – пробормотал Ричард. – Вот почему прямо из аэропорта я помчался сюда, а не к себе на работу, как был обязан это сделать. Я чувствовал, что тебе плохо.
У нее на мгновение остановилось сердце. Он говорит, что думал о ней? Что ему небезразлично, каково ей теперь?
– Я очень испугался, – хрипло проговорил Ричард, глядя на нее потемневшими глазами. – Боялся, что ты… И я оказался прав – ты опять взялась за старое.
Вся дрожа, она прошептала:
– Я смогла остановиться. Я начала есть все подряд, но потом прекратила. – Она попыталась рассмеяться, у нее это не получилось, она пожала плечами и с деланной беззаботностью проговорила: – Нет никакой необходимости читать мне нотации о том, как глупо я себя вела. Я и сама это знаю, а вы не врач!
– Видит Бог, без врача тут не обойтись! – рявкнул он и совершенно неожиданно оказался совсем близко от нее.
Она стремительно поднялась, кровь то приливала к ее лицу, то отливала, глаза округлились от страха и… желания.
– И пальцем не смейте меня коснуться, а не то получите по голове чем-нибудь тяжелым!
Сью ясно осознавала, что на ней всего лишь купальный халат, надетый на голое тело. Она, запахнув полы, придерживала их обеими руками. Ее лицо залила яркая краска. Он следил за каждым ее движением.
Когда он заговорил, его голос звучал хрипло и нежно.
– Ты не должна бояться меня, Сьюзен! – В ответ она вызывающе вздернула подбородок. Она не может позволить себе испытывать новую боль. Она только-только начинает справляться со своими проблемами и, если ее чуть тронуть, потеряет равновесие и никто не сможет ей помочь. Подобно Шалтай-Болтаю, она разобьется, и вся королевская рать не сможет ее собрать. – Не надо меня пугать! – выпалила она.
– Это ты меня пугаешь, – возразил Ричард таким тоном, что у нее опять перехватило дыхание. Он смотрел на нее сверху вниз. – Я долго пытался побороть свои чувства к тебе – с того самого дня, как увидел тебя впервые.
У нее закружилась голова от его слов. Но разум упорно сопротивлялся: не слушай, не подпускай этого парня к себе!
– Но в то время я только-только порвал со своей любовницей, – принялся объяснять он нетерпеливым тоном. – И у меня не было ни какого желания вступать в новые отношения, Я приказал себе не поддаваться эмоциям. И до тех пор, пока мне удавалось держаться в стороне от тебя, все шло как надо. Но с того дня, как Шадия ворвалась ко мне, обеспокоенная тем, что тебе, возможно, плохо, мне пришлось вмешаться в твои дела, в твою жизнь. И прежде чем я сообразил, чем мне это может грозить, было уже поздно – я оказался в твоей власти.
Что он имеет в виду, говоря, что оказался в ее власти? Как будто она поставила на него капкан и он в него попался! Он и в самом деле так считает?
– Я тебя не хочу! – Но ее голос прервался, выдавая истинные чувства, и глаза Ричарда блеснули.
– Мы с тобой знаем, что это не так. – Он подошел к ней еще ближе.
Сью охватила паника, она яростно замотала головой, но, пытаясь отодвинуться от него, наткнулась на кровать и потеряла равновесие.
Рич схватил ее за плечи и не дал упасть, а затем решительно притянул к себе. Сопротивляясь, она попыталась оттолкнуть его и уперлась руками ему в грудь.
Это оказалось ошибкой. И она моментально поняла это – стоило только ощутить тепло его тела своими ладонями.
Господи, я больше этого не вынесу, промелькнуло в ее мозгу, затуманенном желанием. О! Она могла бы ласкать его целую вечность – медленно, нежно, страстно.
И думать об этом не смей! – приказала она себе. Все это кончится новым страданием. Любовь всегда кончается болью.
Он наклонился к ней, и она отвела лицо в сторону. Губы Рича коснулись ее уха, шеи, щеки, настойчиво приближаясь к губам Сью.
И стоило ему достигнуть своей цели, как Сьюзен поняла, что пропала. Она услышала стон, который он издал, завладев наконец ее губами. И губы Сью раскрылись, тело обмякло и приникло к его телу.
Ричард слегка подтолкнул ее, и они оба упали на кровать. Стук ее собственного сердца заглушил все сомнения. Она должна получить его, независимо от того, чего ей это будет стоить. Горячее тело Сью жаждало любимого. Никогда в жизни она не испытывала такого страстного желания. Это пугало ее, но страхи казались далекими, несущественными. Он развязал пояс ее халата, руки легко легли на ее обнаженную грудь, и она застонала под их прикосновениями. Охваченное огнем тело прижалось к Ричарду.
Он приподнял голову и посмотрел на нее, словно изучая изящную шею и плечи, маленькие груди с темно-розовыми сосками, похожими на бутоны, обольстительно изогнутые бедра…
Она не могла вынести его взгляда – он обнаружит все изъяны ее тела, которые она так хорошо изучила перед зеркалом! Сью содрогнулась, вспомнив, насколько оно несовершенно.
– Не смотри на меня! – закричала она, обхватывая руками шею Рича и притягивая его к себе, чтобы он не мог ее видеть.
Ричард, покрывая ее поцелуями, прошептал:
– Мне нравится смотреть на тебя – ты так прекрасна! – Он взял губами розовый сосок, и она, закрыв глаза, застонала от наслаждения.
Наслаждение было невероятно сильным, почти невыносимым. Желание достигло своей наивысшей точки.
Ричард прошептал:
– Ты мечтала обо мне, Сьюзен?
К чему притворяться? Ему и так уже все ясно.
– Да, о да! – простонала она и принялась дрожащими руками лихорадочно расстегивать его рубашку.
Но Ричард не хотел ждать и, стянув с себя одежду, вновь набросился на нее с поцелуями: его губы были горячими, но обнаженное тело казалось прохладным. Их ноги переплелись. Она забыла обо всем на свете, ощущая лишь стремление слиться с ним.
– Ты принимаешь таблетки? – хрипло спросил он, целуя ее в живот, проводя языком вокруг пупка.
– Нет. Я давно ни с кем не спала и перестала думать об этом. – Она тихонько покусывала его плечо, вдыхая запах тела мужчины – мускус с легким оттенком хвои.
Неожиданно до нее дошло, почему он задал ей этот вопрос, и она прошептала:
– Это неважно! – Для нее все казалось пустяком, кроме охватившего ее желания. Она сходит с ума, она его хочет, ничто не должно им мешать.
– Ну нет! Так дело не пойдет! – нетерпеливо возразил он и склонился над лежащей на полу одеждой.
– Что ты делаешь? – Она испугалась, решив, что он собирается одеться.
Ричард распрямился, и, увидев, что у него в руках, она почувствовала прилив гнева.
– Так ты подготовился!
Он посмотрел в ее сердитые зеленые глаза.
– Я ношу это с собой уже два дня, надеясь, что рано или поздно это произойдет. – Он улыбнулся. – Ты что, против?
Она покраснела от смущения.
– Ты… ты… – Сью растерялась.
Его глаза сверкнули от растущего возбуждения.
– Перестань, дорогая! Ты прекрасно знаешь, что я умираю от желания забраться с тобой в постель, и ты хочешь того же самого. Так, может, хватит притворяться? Мы с тобой взрослые люди и не нуждаемся в чьем-либо разрешении на то, чего нам так страстно хочется. В чем же все-таки дело?
Она закрыла глаза.
– Мне страшно, – прошептала она и почувствовала, как напряглось его тело.
– Почему?
– Не знаю…
Пальцы Рича пробежали по ее губам.
– Нет, знаешь! И ты должна мне об этом сказать. Доверься мне. Я пойму и помогу тебе.
Она глубоко вздохнула:
– Я хочу… – но не смогла договорить и замолчала.
– Хочешь меня? – тихо отозвался он. – Это так, Сьюзен? – Она кивнула, не открывая глаз. – Так что же тебя останавливает? Чего ты боишься?
Она с трудом чуть слышно проговорила:
– Любви…
– Любви?
– Когда чувство слишком сильное… – Господи! Она выдала себя с головой, пустила этого человека к себе в душу. И это привело ее в ужас.
– Кто знает, что такое слишком сильная любовь? Я безумно люблю тебя, но моя любовь к тебе растет с каждым днем. Где я обязан остановиться? Когда должен сказать себе: довольно?
Сью не слышала его. Охваченная лихорадочной дрожью, она проговорила:
– Ты… ты сказал… ты любишь…
– Люблю тебя, моя родная! Я знал это уже в тот день, когда ворвался к тебе и увидел тебя лежащей на полу, похожую на сломанную куклу. Я был едва с тобой знаком. Я буквально пожирал тебя глазами – ведь ты такая красивая, – но не имел ни малейшего желания вступать с тобой в какие-либо отношения, потому что не хотел испытать боль. Я понимал, что стоит мне хоть немного приблизиться к тебе, и я пропал. Я влюбился сразу же, как будто упал в пропасть. Ты казалась такой хрупкой, такой легкой, когда я в тот день взял тебя на руки. У меня было ощущение, что если я опущу руки, то ты не упадешь на пол, а останешься парить в воздухе. Ты тронула меня. Нет, скорее потрясла… заинтриговала. И с каждым днем мои чувства к тебе становятся все сильнее. Сегодня я люблю тебя больше, чем вчера, и гораздо, гораздо больше, чем на прошлой неделе…
У нее на глазах показались слезы. Рич погладил ее по щеке, провел пальцем по закрытым векам, нежно вытерев слезы с ресниц. И она открыла глаза и взглянула на него.
– Я полюбила тебя еще до того, как мы встретились, – тихо проговорила Сью. – Увидела тебя по телевизору и влюбилась. Когда Шадия пригласила тебя на нашу вечеринку и ты не пришел, я хотела убить тебя. Но… – Она остановилась, кусая губу, и он нахмурился.
– Да Бога ради, Сьюзен! В чем дело? Неужели так трудно мне об этом сказать?
– Я не хочу, чтобы ты боялся меня!
– Но ты же не чудовище. – Он сделал попытку разрядить атмосферу, и она попыталась улыбнуться в ответ.
– Хуже… – ответила Сьюзен. – Я… я слишком серьезно к этому отношусь. Я люблю слишком сильно. И это испугало моего прежнего возлюбленного.
Ричард опять нахмурился и пристально посмотрел на нее.
– Он сам тебе об этом сказал? Какой идиот! Но неужели ты не видишь, что все к лучшему? Этот парень тебе явно не подходил. Ты ошиблась, отдав сердце человеку, который не мог ничего тебе дать взамен, которому не нужна была твоя любовь.
– В конце концов я с этим справилась, но легче мне от этого не стало. Я до сих пор очень плохо переношу любые отказы.
– В том числе и отказ компании, на которую ты работала, возобновить с тобой контракт?
Она кивнула.
– Мои чувства… Я не могу…
– И тогда ты начинаешь есть все подряд? Я это понял, Сьюзи. Как ты думаешь, почему я примчался сюда прямиком из аэропорта? Я догадался, как ты отреагируешь на разговор с отчимом. Пойми, я тебе нужен, дорогая моя! Именно я, и никто другой. Так что нечего винить того парня – он оказался достаточно умен, чтобы уйти от тебя, потому что понял – ты ждешь меня. – Рич убрал с ее лица прядь волос и посмотрел ей прямо в глаза. – И мне нужна твоя любовь… Вся, до последней капли!
Сью, застонав, обвила руками его шею.
– Милый… даже если ты на самом деле так не думаешь, это такие замечательные слова… – С детства любовь казалась ей миражом в пустыне. И она боялась поверить, что на этот раз мечта превратилась в реальность.
Ричард сжал в ладонях ее лицо и серьезно заглянул в зеленые глаза.
– Похоже, мне придется немало часов провести с тобой в постели, чтобы ты поверила, как сильно я тебя люблю.
Она улыбнулась. Когда его руки, лаская, медленно скользнули вниз, казалось, по ее телу пробежал электрический разряд.
– Это только начало… – прошептал Ричард, а Сьюзен закрыла глаза и перестала о чем-либо думать, перестала задавать себе вопросы, отдавшись во власть страстному желанию, охватившему ее еще в то самое мгновение, когда она впервые увидела Ричарда Харриса.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Грешная и святая - Монт Бетти

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Грешная и святая - Монт Бетти



ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ БОЛЬШОГО КОЛ-ВА РОМАНОВ, ВСЕ ТРУДНЕЕ И ТРУДНЕЕ ДАВАТЬ ОЦЕНКУ. ОЧЕНЬ ТРУДНО НАЙТИ ЧТО-ТО ИНТЕРЕСНОЕ. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЭТО НАБРОСКИ К РОМАНУ, НЕ ЗАКОНЧЕНО. СТРАННЫЕ ДИАЛОГИ. ЧИТАТЕЛЯМ СО СТАЖЕМ НЕ СОВЕТУЮ ЧИТАТЬ.
Грешная и святая - Монт Беттииришка
10.06.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100