Читать онлайн Способен на все, автора - Монро Люси, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Способен на все - Монро Люси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Способен на все - Монро Люси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Способен на все - Монро Люси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монро Люси

Способен на все

Читать онлайн

Аннотация

Что делать женщине, которой грозит смертельная опасность? На кого рассчитывать, если полиция считает все ее страхи жалким бредом?
На помощь Клэр приходит мужчина, готовый защищать ее даже ценой собственной жизни. Но услуги бывшего “солдата удачи” могут обойтись дорого. И вопрос вовсе не в деньгах. Доверить свою жизнь мужчине, позволить себе роскошь любить – согласитесь, на это нужна определенная смелость.
Что ж, Клэр Шарп никогда не считала себя трусихой. Она и убийце может противостоять в одиночку.
Но остаться наедине с Бреттом Адамсом – это намного труднее.


Следующая страница

Глава 1

Правда ли то, что лишь смерть способна смыть клеймо бесчестья с подружки невесты, сбежавшей со свадебной церемонии? Если это так, то чести Клер Шарп угрожала смертельная опасность, и курок был уже на взводе. Силы Клер были на исходе – если она не уберется отсюда сию минуту, сию секунду, то эта пытка ее доконает. Джозетта поймет, должна понять...
Клер украдкой выскользнула из зала приемов роскошного отеля в пригороде Портленда. Там, в фойе, тоже были люди, но лишь служащие отеля и никого из гостей и участников торжества. Тут ее никто не заметит.
Клер облегченно вздохнула.
– Я могу вам чем-то помочь, мисс Шарп?
Клер чуть не задохнулась от неожиданности. Она не могла в это поверить. Только не здесь...
– Мисс Шарп?
Клер медленно обернулась и встретилась взглядом с улыбчивым официантом в черном. В глазах его был вопрос.
Кто додумался до такой глупости – представить участников церемонии обслуживающему персоналу? Скорее всего это дело рук Вулфа. У него ловко получалось все организовывать, и он здорово помог лучшей подруге и бывшей соседке Клер по комнате Джозетте организовать праздник.
Бывшие контрактники, бесшабашные солдаты удачи – совершенно особое племя.
Клер вымученно улыбнулась официанту:
– Я... Нет, я просто... – И тут ее осенило. – Мне надо в дамскую комнату.
Официант кивнул в сторону пустого, на ее счастье, коридора.
– Вам туда, мисс Шарп.
Клер поспешила удалиться в указанном направлении настолько проворно, насколько ей позволяли высоченные шпильки – настоящее орудие пытки.
Не сочтут ли жених с невестой непростительной грубостью с ее стороны, если она переоденется в джинсы с кроссовками и вернется на свое почетное место в этом, уже будничном наряде? Клер никогда еще не бывала на свадьбах, тем более не принимала участия в церемонии в официальном и столь ответственном качестве. Но что-то ей подсказывало, что вольность в виде джинсов с кроссовками категорически воспрещалась протоколом. Подруга невесты должна быть одета по протоколу, никаких тебе кроссовок и удобных штанов. Черт побери!
Клер чувствовала себя так, словно ее голую выставили напоказ. Пышные юбки открытого, без бретелек, темно-синего шелкового платья не доходили до колен не четыре дюйма, спина была тоже почти голая, если не считать тонкой бархатной ленты шнуровки, заканчивающейся на середине спины бантом. Девчачьи глупости...
Джозетта уверяла ее, что платье выглядит вполне респектабельно, но Клер не привыкла разгуливать без бюстгальтера, и грудь у нее была вообще-то совсем не нулевого размера. У Клер было ощущение, что груди у нее подпрыгивают при каждом движении, а в качестве распорядительницы церемонии ей пришлось двигаться довольно много. У нее с самого начала было подозрение, что ничем хорошим эта затея с ее нарядом не кончится, но, когда Джозетта попросила ее надеть и платье, и эти туфли на смертоносной шпильке, Клер не посмела ей отказать.
Джозетта была ее лучшей подругой, и, если не считать тех пожилых обитателей пансионата для престарелых, где Клер работала, Джозетта была вообще ее единственной подругой. И с этим приходилось считаться.
Джозетта вышла замуж за любимого мужчину, который обожал ее до беспамятства. Нитро считал, что в Джозетте сошлось все, что он мечтал найти в женщине, и только этим можно было объяснить, почему Джозетта так прилепилась к этому хищнику. И Джозетта, и Нитро в свое время служили в войсках специального назначения, но, по мнению Клер, Нитро принадлежал к куда более опасному типу людей, чем ее подруга. От него исходила молчаливая угроза, но то же можно сказать и о его ближайших друзьях, Вулфе и Хотвайере.
Вулф по крайней мере хоть и был родом из волчьего племени, но, как выяснилось, поддавался одомашниванию. Он женился на Лиз прошлой зимой, и сейчас они ожидали первенца. Клер часто гадала о том, как сошлось, что столь тонкая штучка с богатым воображением, автор умопомрачительной беллетристики для дам, так славно поладила с Вулфом, прагматиком, начисто лишенным воображения.
Хотвайер был еще не женат и ясно давал понять всем желающим, что такое положение вещей его вполне устраивает. И как бы сильно Клер ни влекло к нему, она не собиралась даже пытаться изменить его мнение по этому вопросу. Однако, наверное, что-то в ее словах или поступках было воспринято им как попытка внушить ему отличный от его собственного взгляд на возможность брака, потому что он посчитал необходимым ясно дать ей понять, как он относится к отношениям полов.
Может, все дело в том, как она на него смотрела – как влюбленная по уши девчонка-подросток. Она не могла не смотреть на него так, хоть ей и было очень стыдно за себя. Стыдно и странно. Вообще-то Клер была не из тех, кто влюбляется по уши, не из тех, кто творит себе кумиров из кинозвезд, поп-звезд и прочих эфемерных созданий.
Ну ладно, от правды не уйдешь. У Хотвайера было тело, способное посрамить самого Давида Микеланджело. И еще у него был особый южный шарм, против которого, похоже, не могла устоять ни одна девушка. По крайней мере ни одна гостья на приеме, вне зависимости от возраста и социального статуса, не осталась к нему равнодушной. И еще он был неподражаемым мастером флирта, и этот его протяжный южный говор заставлял Клер млеть и таять. Фигурально выражаясь, она разомлела настолько, что могла бы растечься в лужу у его ног. Что, естественно, создавало для нее определенные неудобства. Однако она владела собой настолько, что никто из присутствующих, включая виновника ее дискомфорта, и не догадывался о ее состоянии.
Но самое плохое во всем этом состояло в том, что за обворожительным шармом скрывалась личность такая же агрессивная и опасная, как Нитро. Хотвайер принадлежал к типу мужчин, способных без усилий создать у женщины, оказавшейся под огнем его искрометного обаяния, стойкую иллюзию, что за ним она будет как за каменной стеной, что ее избранник способен изменить мир так, что ей, его пассии, будет лучше в нем житься. Для Клер такая комбинация обаятельной обходительности и сильной личности оказалась убийственной. Говоря о том, что она не способна сотворить себе кумира, Клер лукавила. К таким мужчинам, способным внушить женщине уверенность в собственной защищенности, да еще и деятельно меняющим мир к лучшему, она была далеко не равнодушна.
Итак, Хотвайер был убийственно обаятелен, и при виде его у Клер слюнки текли, к тому же он был прирожденным харизматическим лидером, к которому не хочешь, а тянешься. Заполучить его у Клер практически не было шансов. Клер исполнилось двадцать восемь, и она многое в жизни повидала, но, нисколько не лукавя, могла заявить, что до сих пор не вожделела ни к одному представителю мужского пола.
Она точно знала, что возбудить ее так, чтобы ей по-настоящему захотелось секса, – дело бесполезное, можно даже не пытаться.
Но, черт возьми, присутствие Хотвайера она чуяла с расстояния десяти футов по вполне определенным рефлекторным реакциям организма – по особым бегущим по спине мурашкам и легкому ознобу. И те части ее тела, которые она если перед кем и обнажала, то лишь перед доктором, начинало пощипывать. Не приведи Господь!
И пребывание в платье, в котором она и без того чувствовала себя почти голой, еще больше усугубляло ситуацию.
Клер в нерешительности переминалась перед дверью туалетной комнаты. Хватит ли у нее духу выйти к машине и переодеться в свою обычную одежду? И, что более важно, расстроится ли Джозетта, если с двенадцатым ударом часов карета превратится в тыкву, а нарядная подружка невесты – в компьютерного червя без понятия о моде и стиле?
– Сладкая моя, ты, похоже, готовишься к побегу? – Знакомый южный акцент пробил ее, как удар молнии.
Клер стремительно обернулась, и сердце ее сбивчиво застучало.
– Я подумывала о том, чтобы переодеться, – призналась она. – Я не привыкла наряжаться, и мне не по себе.
Жаркий синий взгляд Хотвайера прошелся по ней, ощупал, словно похотливые руки, причем руки, весьма искушенные в ласках.
– Ты меня сильно разочаруешь, Клер. Ты сейчас такая красивая.
Клер не могла удержаться от смеха:
– Скажешь тоже!
Даже сегодня, когда над ней хорошенько поработали парикмахер и специалист по макияжу, в эксклюзивном платье, купленном для нее Джозеттой, у Клер при взгляде в зеркало голова кругом не пошла. Она не заблуждалась на свой счет. Клер знала, что красивой ее нельзя назвать даже с натяжкой. Пожалуй, сегодня она выглядела неплохо, но ведь неплохо может выглядеть любая женщина. Но назвать ее красивой... До красавицы ей было далеко. Впрочем, она к этому и не стремилась. Зачем стремиться к недостижимому?
В отличие от матери, которая, несмотря на внутренний надлом, была очень красивой внешне, Клер обладала вполне заурядной внешностью. Обычное лицо, обычная фигура, может, местами с излишне выразительными формами. Волосы цвета вареной моркови, и никакого чувства стиля Она и близко не могла сравнить себя с женщинами, что так и вились вокруг Хотвайера.
Но она не переживала из-за внешности. Честно. Красота, по крайней мере для женщины, часто оборачивается не благословением, а проклятием. Взять, к примеру, ее мать или некоторых голливудских актрис. Часто у них такая жизнь, что у средней руки семейного психолога волосы встали бы дыбом от ужаса.
Глядя Клер в глаза с каким-то загадочным выражением, Хотвайер поправил медальон у нее на цепочке.
Эта вещь передавалась в их семье по женской линии уже пять поколений. Медальон – то единственное, что сохранилось у Клер с тех добрых времен, когда еще был жив отец. Она чуть было не лишилась этой вещицы, когда дом, где они жили вместе с Джозеттой, был атакован, но Хотвайер смог вернуть Клер дорогой ее сердцу медальон.
– Почему ты засмеялась? – спросил он таким голосом, от которого у нее мурашки по спине побежали.
– Да так, просто.
Он провел по цепочке пальцем, задержавшись на медальоне, но Клер чувствовала себя так, словно он водил по ее голому телу. И эти прикосновения рождали особое чувственное электричество.
– Брось, давай, скажи мне, над чем ты смеялась.
– Просто мне стало смешно, – сдавленно пролепетала Клер. Куда только делось ее обычное самообладание!
– Я не сказал ничего смешного.
Она попыталась изобразить безразличие, пожав плечами, но дело кончилось тем, что грудь ее скользнула по его предплечью. И ее «прости» слишком походило на чувственный стон.
Он, казалось, ни в малейшей степени не был смущен ее близостью. Оставался убийственно непринужденным, напряженность любой природы, будь то сексуальная или какая еще, не обезобразила его черты. Хотвайер смотрел на нее спокойно, без улыбки. Ему и в голову не могло прийти, что улыбка помогает скрыть внутренний дискомфорт. Он не нуждался в средствах вспоможения. Он был великолепен в своей самодостаточности. Прекрасен, как отдыхающий лев. Он был само средоточие силы и мощи и в сознании собственной силы и мощи, спокойной уверенности в себе.
– Я не привык к тому, чтобы женщины отмахивались от моих комплиментов, – нахмурившись, сказал он.
Клер не могла с достаточной достоверностью определить по его глазам, на самом ли деле она его рассердила, или он просто ее дразнит.
– Мне искренне жаль. Хотвайер покачал головой.
– Извинением тут не поможешь. Ты задела мое достоинство. У нас на юге к этому относятся серьезно.
Клер засмеялась, она все еще не могла понять по его лицу, что у него на уме. Или это его близость так губительно сказывалась на ее интеллекте?
– А что ты ожидал от меня услышать?
– Ничего.
Он молчал и просто стоял рядом, но при этом, казалось, заполнял собой больше пространства, чем это было физически возможно даже при его шести футах и нескольким дюймах роста.
Рука его покоилась на ее шее, и большой палец словно невзначай поглаживал ямку, в которой все быстрее и отчетливее бился пульс. Клер начала было сомневаться в том, что «отдыхающий лев» – это про него. Расслабленности в его позе больше не наблюдалось. Клер почувствовала, что он весь сгруппировался, словно хищник перед решающим прыжком. Аналогия со сценой охоты подкреплялась еще и тем, что Клер, как та несчастная антилопа в саванне, уже сознавала свою обреченность. Говоря о физических реакциях, Клер словно разучилась двигаться. Сейчас она едва ли могла хоть пальцем шевельнуть.
Медальон, согретый теплом его руки, жег кожу.
– Спасибо, – выпалила она. Хотвайер приподнял бровь.
– За комплимент?
Клер покачала головой и поняла, что, возможно, совершила ошибку. Голубые глаза хищника прищурились.
– Тогда за что?
– За то, что ты нашел мой медальон и вернул его мне. Я знаю, что это всего лишь медальон, но он для меня много значит. – Это был ее талисман, напоминание о том, что она не должна повторять судьбу матери, что у нее в роду были женщины, которыми можно и нужно гордиться. Бабушка Фанни, например.
– Джози сказала, что он принадлежал твоей матери.
– Он принадлежал Норен, а до нее – моей бабушке.
– Должно быть, ты сильно ее любила.
– Да, я любила ее. Она умерла, когда мне было восемь, и я ее никогда не забуду. Она была замечательная женщина. – Не то что ее дочь.
– Кто такая Норен?
– Моя мать.
– Она умерла?
– Да.
– Сочувствую.
– Спасибо. – Клер не любила говорить об этой стороне своей жизни. Воспоминания были слишком болезненными, а боль делает человека уязвимым. Клер давно догадалась об этой взаимосвязи и вела себя как боксер – не подставляйся и останешься цел. Теперь, как ей казалось, она мастерски научилась защищаться. – Джозетта сказала, что ты закончил установку системы охраны в доме.
– Верно.
Клер попыталась увеличить расстояние между ними, отступила на шаг, но он сделал шаг вперед вместе с ней, продолжая как бы невзначай ласкать ее шею. Она с трудом удерживала нить разговора.
– Не понимаю, зачем ей охранная сигнализация в доме, где она больше не собирается жить?
– Ты живешь там, а женщина, которая живет одна, нуждается в надежной охране.
Знал бы он, в каких местах ей приходилось жить, тогда бы он понял, что замок на двери в доме, расположенном в приличном районе, – это та роскошь, о которой в иные времена она могла только мечтать.
– Джозетта тоже жила одна, пока я к ней не переехала.
– Она – солдат и умеет дать отпор непрошеным гостям.
– Я тоже не так уж беспомощна.
– Медовая моя, если у тех террористов, что мы захватили, есть мстительные друзья, перед ними ты будешь совершенно беспомощной. И даже хуже.
– Что может быть хуже беспомощности?
– Смерть.
– Ах, ты про это. – Клер пыталась дышать медленно и глубоко, чтобы сохранять связь с реальностью и не терять головы, но вот беда: испытанная техника ритмичного и глубокого дыхания для восстановления контроля над собой в данном случае не работала. Вместе с вожделенным кислородом она вдыхала и его, Хотвайера, запах, и этот запах сводил к нулю все ее усилия по восстановлению самоконтроля. Клер готова была застонать от наслаждения – так на нее этот запах действовал. Что ее так влекло к этому парню? Мощное мужское начало? Да, тут не обошлось без сферы подсознательного, если даже запах его будоражил ее доселе спящие женские сексуальные инстинкты. – Не вижу причин, по которым они стали бы нападать на меня.
– Джози была членом команды, и в том числе благодаря ей эти парни оказались на скамье подсудимых. Такие люди ничего не забывают и ничего не прощают.
– Но я – не Джозетта.
– Но она же не повесила на двери своего жилища объявление о том, что выходит замуж и отправляется в свадебное путешествие. А ты живешь в ее доме.
Клер в глубине души считала преувеличенными опасения Хотвайера, но предпочла не говорить ему об этом. Она знала, что Джозетте пришлось согласиться на установку системы охраны, поскольку она не могла допустить, чтобы с Клер случилась беда из-за того, что она осталась жить в доме Джозетты. Клер знала и о том, что идея установить охранную систему в доме Джозетты принадлежала Нитро и Хотвайеру, как знала и то, что сама Джозетта приняла их предложение без особого энтузиазма.
Но Клер и об этом не стала говорить Хотвайеру.
– Я уверена, что любая придуманная вами система безопасности будет работать превосходно.
– Еще не придумана такая сигнализация, которую невозможно вывести из строя, даже такая, какую Вулф и Нитро установили у себя. – Хотвайер пустился в объяснения подробностей и хитроумных технических находок. Клер смогла перевести дух. – Да, и еще я купил тебе по баллончику со слезоточивым газом в каждую комнату.
– В каждую комнату?!
– Мне нравится основательность. Во всех смыслах. Тело ее восприняло послание в том смысле, который, как ей казалось, он вовсе не собирался в него вкладывать. Или собирался? В любом случае Клер признавала, что Хотвайеру свойственна основательность, что он не обойдет вниманием ни одной детали, будь то система охранной сигнализации или нечто более животрепещущее. Клер в настоящий момент ближе было последнее, и то, что она при этом себе представляла, не имело ни малейшего отношения к безжизненной системе электронных плат и электрических датчиков. Но фантазия – это всего лишь фантазия, и если не путать фантазию с реальностью и четко мысленно их разграничивать, фантазировать даже полезно для здоровья, а иногда и ума.
– Понимаю.
– Оружие личной безопасности не поможет тебе, если оно будет находиться в спальне, когда на тебя нападут на кухне.
Если она и чувствовала себя в опасности, то эта опасность исходила не от гипотетических мстительных друзей захваченных террористов, а от вполне конкретного и даже осязаемого мужчины – того самого, что находился в непосредственной близости от нее. И опасность эта была не отдаленной во времени, а реальной. Иначе говоря, Клер уже была в опасности. В этом самом месте и в это самое время. Но если бы он вздумал ее атаковать, то не встретил бы никакого сопротивления с ее стороны. Напротив, она готова была сдаться на милость атакующего. И такое отношение к потенциальной угрозе никак не назовешь взвешенным и взрослым. Но Клер была не властна над собой! Она была во власти наваждения.
В чем, собственно, цена вопроса? Ведь речь идет всего лишь о возможности секса, разве нет? Секс – вот ключевое слово. Пожалуй, если найти, за что зацепиться, то можно и стряхнуть это досадное наваждение. Секс не стоил того, чтобы из-за него терять голову, – личный опыт убедил ее в этом. Секс способен принести одно лишь разочарование и легкое чувство неловкости. Тогда почему рядом с этим мужчиной она чувствовала себя так, словно ее качало на волнах щемящей сладкой истомы, как в песнях Элвиса Пресли?
– Да, но при чем тут баллончики со слезоточивым газом!
– Лучшего ничего не придумать. Поскольку ты не умеешь пользоваться огнестрельным оружием.
– Ты так говоришь, словно не уметь стрелять – преступление.
– Ну... – он замолчал, подыскивая нужное слово, – ты просто другая.
– Неполноценная, ты хочешь сказать? Я могу понять этот ваш солдатский взгляд на нас, гражданских.
– Что поделаешь, я – бывший солдат.
– Нуда, сейчас ты спец по безопасности.
– И это тоже.
Ей захотелось спросить его, чем еще он занимается, помимо систем безопасности, но внезапно поняла, что говорить ей трудно.
Лев, опасный хищник, смотрел на нее, и выражение его потемневших до синевы глаз было таким, словно он никак не мог решить, с какой стороны лучше подступиться к бившейся в конвульсиях добыче, чтобы процесс пожирания доставил ему наибольшее удовольствие.
– Я знаю, что ты пытаешься увести меня от темы, но тебе это все равно не удастся. Я – южанин, а мы, южане, весьма щепетильны в вопросах чести. Ты нанесла урон моему мужскому достоинству и должна возместить мне ущерб.
– Должна?
– Обязана.
Как так случилось, что губы его оказались в миллиметрах от ее губ?
– Что... – Она попыталась откашляться. – Что ты имеешь в виду?
– Я думаю, поцелуй был бы достаточной компенсацией.
– Что?! – Если в сексе и есть что-то хорошее, то это поцелуи. По крайней мере Клер так считала до сих пор. Впрочем, можно придумать множество других занятий – чтение, например, – которые дадут фору любым поцелуям. Так почему перспектива слиться с Хотвайером устами так ее возбуждала?
– Поцелуй, Клер. Ты ведь знаешь, что такое поцелуй? Это когда мужчина и женщина...
Она прикрыла его рот, не давая излиться таким искушающим словам.
– Я знаю, что это такое, негодник, но только зачем тебе мой поцелуй? – Вот она – ее фантазия.
И, как она совсем недавно себе напоминала, фантазировать полезно для здоровья и ума, а вот жить в плену фантазий – совсем не полезно.
Хотвайер лизнул ее ладонь, и Клер отдернула руку.
Он улыбнулся своей дьявольской улыбкой, от которой у нее все внутри подпрыгнуло.
– Потому что ты оскорбила меня, и я требую сатисфакции.
– Ты сумасшедший. Нитро и Вулф все время тебя оскорбляют. Я не видела, чтобы ты с ними целовался.
Он улыбнулся, и глаза его наполнились чувственным обещанием. Колени Клер задрожали.
– Мои друзья – одно, красивые женщины – другое.
– Я к ним тоже не принадлежу, – саркастически заметила Клер.
– Вот опять. Моя мама пришла бы в ужас, если бы узнала, что женщины окончательно перестали мне верить. Моя мама считала, что честность всегда была одной из моих главных добродетелей. Какой удар для нее и для меня!
Нет, она не поддастся на эту уловку.
– Ты не требуешь, чтобы Джозетта тебя целовала, когда она тебя обижает.
– Я хоть и обидчив, но не похож на сумасшедшего. За Джозетту заступится Нитро, а с ним я предпочел бы не спорить. Он страшен в гневе.
– Неправда, ты никого и ничего не боишься, – насмешливо сказала Клер. – Мне Джозетта рассказывала.
И вновь глаза его словно приоткрыли щелку в его душу, и, заглянув в нее, Клер воочию увидела солдата. Солдата, для которого долг превыше всего. Превыше страха и усталости. Перед ней был человек, проведший годы в далеких странах, где он спасал совершенно чужих ему людей, рискуя своей жизнью. Но ремесло солдата состоит прежде всего в умении убивать. Этот человек убивал – убивал по приказу, и он был готов убивать и дальше, если этого потребует долг.
Щелка приоткрылась на мгновение и также неожиданно захлопнулась. Солдат исчез, и вновь Клер видела перед собой неотразимо обаятельного южанина с голубыми глазами, полными сексуального обещания.
– Я требую сатисфакции, Клер. Ты меня поцелуешь?
– Конечно.
Клер поднялась на цыпочки, собираясь чмокнуть его в щеку.
Но он успел повернуть голову ровно настолько, чтобы губы ее прижались не к его щеке, а к губам. Она не раскрывала губ, но и не отстранилась немедленно, как намеревалась изначально. Она так и осталась стоять, касаясь его губ губами, и тело ее звенело как струна от приятного волнения. Первую секунду поцелуй был почти по-братски нежным, но уже в следующее мгновение от братской нежности не осталось и следа. Хотвайер прижал Клер к своей твердой мужской груди и впился губами в ее губы.
Он овладел ее ртом так, как передовой десантный отряд овладевает высотой – быстро, стремительно, напористо, – словом, со знанием дела.
Этот мужчина умел целоваться также хорошо, как воевать. Он мял ее губы, доводя Клер до головокружения. Пальцы его массировали ее скулы, словно побуждая поскорее сдаться окончательно. Кажется, он иного и не ждал. Ничего более ошеломляющего в жизни, чем поцелуй Хотвайера, Клер до сих пор не испытывала. Она застонала и вцепилась пальцами в его белую шелковую рубашку.
Хотвайер прорычал нечто, что она не смогла разобрать, и тогда его ладони скользнули вниз, по ее обнаженным плечам, по обнаженной спине. Пальцы коснулись ее голой кожи под шнуровкой, и Хотвайер стал развязывать бант.
Господи, что делать, если он его совсем развяжет?! Она читала, что женщины иногда теряют голову от мужских ласк, но всегда думала, что «терять голову» – просто заезженный штамп, литературная метафора. Теперь ей представился случай убедиться в том, что если голова и осталась на месте, то свое назначение – мыслить и оценивать ситуацию – она утратила полностью. Кожа Клер горела под его пальцами. Ей казалось, что пальцы его оставляют клейменые следы на ее спине – только тот огонь, что прожигал насквозь, не вызывал боли, один только жар.
Ей было так хорошо, что она решила, что сходит с ума.
Не думая о том, что делает, Клер приоткрыла рот, и Хотвайер с военной смекалкой воспользовался выпавшей возможностью. Язык его проник между разжатыми зубами и, как змей, обвился вокруг ее языка. Удовольствие пронзило тело Клер, и она подалась вперед.
Руки Хотвайера гладили ее спину, ягодицы, пальцы касались ног ниже подола платья, затем поднялись вверх, под платье. Клер едва не подпрыгнула, когда он прикоснулся к чувствительной коже бедер. Он обхватил ее бедра с внутренней стороны своими пальцами, подушечки больших пальцев вминались в нижнюю часть ягодиц. И вдруг резко приподнял ее, еще крепче вжимая в себя.
Клер волнообразно подалась ему навстречу самым естественным образом, но отпрянула в шоке, когда лобком уперлась в нечто очень твердое.
Но Хотвайер и не думал останавливаться. Крепко удерживая ее за бедра, он приподнял ее вверх и опустил вниз, давая ей прочувствовать величину эрекции, и издал низкий, очень мужской стон удовольствия. И тут ее начало трясти сильнее, чем при землетрясении в десять баллов по шкале Рихтера.
– Перестань соблазнять подругу невесты, то есть мою подругу. Ведь невеста – это я. Пришла пора бросать букет. – Голос Джозетты звучал невнятно и приглушенно, как сквозь вату, и потому смысл сказанного не сразу дошел до Клер. Но когда она поняла, на чем поймала ее Джозетта, возвращение к реальности было стремительным и потому болезненным.
Как она до такого дошла?
Хотвайер дернулся, словно его прошибло током, и прервал поцелуй, едва не отшвырнув от себя Клер. Она оступилась на непривычно высоких каблуках и упала бы, если бы он вовремя ее не поддержал. Выражение лица у него было несчастное, и он отпустил ее, едва она снова обрела равновесие.
Молчание было заряжено электричеством, как воздух перед грозой.
– Даю вам пять минут и затем бросаю букет, – сказала Джозетта, окинув их оценивающим взглядом с оттенком приятного изумления. Затем развернулась и пошла в зал.
Пять минут требовалось Клер только на то, чтобы отдышаться. Как после всего случившегося она вернется в зал?
Прошло еще несколько секунд заряженного электричеством молчания, после чего Хотвайер сказал:
– Извини. Я перегнул палку.
– Мне понравилось, – честно призналась Клер. Еще как понравилось! Только целоваться – это одно, а «играть по-взрослому» – другое. Ей не хотелось, чтобы он думал, будто она приветствует такое к себе отношение.
– Не сомневаюсь, – сказал он весьма самодовольно. – Еще никто не жаловался на недостаток у меня техники, но я все равно перегнул палку.
– Как скажешь.
– Послушай, я не готов к прочным отношениям, а ты не из тех женщин, которых снимают на одну ночь, и даже не из тех, с которыми можно заводить короткую интрижку.
– Конечно, нет. – Она так брезгливо поморщилась при этом, что и он скривился, как от боли.
На самом деле она считала, что Хотвайер тоже не годился на роль партнера на одну ночь. Но только по каким-то причинам он хотел, чтобы она думала, будто он ни одну женщину всерьез не принимает. С первого дня их встречи он пытался донести до ее сознания эту мысль, но она почему-то ему не верила. Хотвайер был слишком цельным человеком, чтобы походить на гончего пса. Очевидно, он просто не хотел иметь прочных отношений конкретно с ней, и в этом было все дело.
Кроме того, перед ней сейчас стояли иные задачи, нежели найти себе мужчину для прочных отношений. Ей предстояло экстерном сдать экзамены за следующий семестр и скинуть эту головную боль. В ее жизни не было места для мужчины, даже для такого, от поцелуя с которым у нее все внутри сводило.
– Ладно, мы по разные стороны баррикад, – сказал он. – Так что никаких больше «взрослых».
– По мне, это больше похоже на украденный поцелуй. Так сказать, добыча мародера.
– Я не рыскаю в поисках добычи. – Похоже, он и в самом деле обиделся.
– Правда? Тогда то, что я ощутила, – обман чувств? – насмешливо сказала она.
– Я не призрак.
– Это точно, – с улыбкой сказала Клер, все еще чувствуя покалывание в тех местах, которых касались ладони Хотвайера.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Способен на все - Монро Люси



интересный роман, у автора постельные сцены-прямо дух захватывает.
Способен на все - Монро ЛюсиМарго
11.12.2012, 21.37





Да,уж!Роман классный,как и вся трилогия.Читайте,не ошибётесь
Способен на все - Монро ЛюсиНаталья 66
24.02.2014, 18.18





Оченьььь понравился роман!!! Страсти столько аж дух захватывает! Читала из этой серии "Когда ты рядом" то же захватывает. Но этот даже понравился больше! Читайте!!!
Способен на все - Монро ЛюсиЧип
1.03.2014, 8.21





Смотрю, дамам нравится. Мне не очень. Вот на десятой главе, думаю, брошу. Не цепляет. Ну сцены. Ну страсть. Хотя я и получше видела. Но чего-то мне эта детективная линия не того. Пока не оцениваю. Если дочитаю, тогда. И это его обращение "сахарок"!
Способен на все - Монро ЛюсиАлина
3.03.2014, 18.34





клас !!!!!
Способен на все - Монро Люситатьяна
10.05.2015, 22.38





Девочки помогите вспомнить название книги,весь день сегодня ломаю голову не могу вспомнить,сюжет такой:девушка симпатичная ученная,девственница приезжает работать на военную базу,где проводят испытания летчики, и чтобы типа к ней никто не приставал главных их уговаривает ее притвориться его девушкой.Он сам метис наполовину индеец.классный роман хочу перечитать,а название не помню.Если кто ответит буду благодарна.)))
Способен на все - Монро ЛюсиАмина
11.05.2015, 0.22





для Амины.Это роман Миссия Маккензи :Ховард Линда.Из этой серии(Маккензи)ещё и про других его братцев романы есть:)
Способен на все - Монро Люсисветлана
11.05.2015, 0.52





для Амины.Это роман Миссия Маккензи :Ховард Линда.Из этой серии(Маккензи)ещё и про других его братцев романы есть:)
Способен на все - Монро Люсисветлана
11.05.2015, 0.52





Называется "Миссия Маккензи" Линды Ховард.
Способен на все - Монро ЛюсиSh
11.05.2015, 0.31





пасибо большое девочки!Это она))
Способен на все - Монро ЛюсиАмина
11.05.2015, 11.51





Помогите найти роман.читала давно не могу вспомнить название,ни автора.Сюжет таков:гг удалось убежать с каучуковой плантации, его ищут,а героине нужно именно туда попасть и она его просит помочь ей попасть туда.Буду благодарна если кто поможет найти этот роман
Способен на все - Монро ЛюсиЭльвира
22.05.2015, 21.14





"Помогите найти роман.читала давно не могу вспомнить название,ни автора.Сюжет таков:гг удалось убежать с каучуковой плантации, его ищут,а героине нужно именно туда попасть и она его просит помочь ей попасть туда.Буду благодарна если кто поможет найти этот роман"-похоже, это роман К.Сатклифф "Игра теней"
Способен на все - Монро ЛюсиJane
14.08.2015, 16.34





Jane. Спасибооооо.
Способен на все - Монро ЛюсиЭльвира
14.08.2015, 19.03





Половину книги ждешь ну когда же он ее... вот и весь смысл.эротика конечно на высоте !!!
Способен на все - Монро Люсиелена
14.08.2015, 19.53





Половину книги ждешь ну когда же он ее... вот и весь смысл.эротика конечно на высоте !!!
Способен на все - Монро Люсиелена
14.08.2015, 19.53





я поняла, что книга с трилогии, напишите, пожалуйста, две предыдущие. Книга хорошо читается, страсть бурлит, мне немного не понятно была детективная линия, но здесь это не главное. 9/10
Способен на все - Монро ЛюсиЛёля
13.03.2016, 21.51





Леля, предыдущие романы называются "когда ты рядом" и "желая тебя".
Способен на все - Монро ЛюсиЛисичка
13.03.2016, 22.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100