Читать онлайн Ведьма и воин, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ведьма и воин - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 128)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ведьма и воин - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ведьма и воин - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Ведьма и воин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Она опять была пленницей.
Макдан и его воины скакали во весь опор несколько часов подряд. За все долгое путешествие они не обменялись ни словом. Для Гвендолин эта бешеная скачка казалась утомительной, но усталость ничего не значила по сравнению с радостным возбуждением от того, что она наконец свободна. Она подставила лицо ветру, ощущая, как он ласково гладит ее, унося прочь запахи дыма, смерти и ненависти, очищая ее кожу даже от грязи подземной темницы замка. Ее окружали только теплая летняя ночь и свобода, простиравшаяся на много миль вокруг. Она прильнула к Макдану и еще крепче ухватилась за него, поклявшись когда-нибудь отплатить добром этому безумному величественному лэрду, который рисковал всем ради спасения ее жизни.
Так было до того момента, пока он не снял ее с лошади, стянул веревкой запястья и привязал к дереву рядом с Изабеллой.
– Ты не имеешь права так обращаться со мной! – громко причитала Изабелла, пытаясь освободиться от пут. – Я дочь лэрда Максуина! Ты не посмеешь оставить меня здесь, привязанной к этой злой ведьме!
– Ради всего святого, Бродик, ты не можешь заставить ее замолчать? – прорычал Макдан.
Бродик достал из седельной сумки овсяную лепешку и предложил ее пленнице.
– Вы, должно быть, устали, миледи, – доброжелательным тоном заметил он. – И, наверное, проголодались.
– Как ты смеешь обращаться ко мне, грубое животное? – вспыхнула Изабелла. – Я ненавижу тебя!
– Ты обижаешь меня, Белла. – Бродик выглядел расстроенным. – Я никогда бы не смог причинить тебе вреда.
– Лжец, – прошипела она. – Одно слово твоего сумасшедшего лэрда – и ты, не колеблясь, перерезал бы мне горло.
– Ни за что, – запротестовал он, пытаясь успокоить ее. – Твоя шея слишком красива, чтобы портить ее. Смотри, я принес тебе поесть.
Он протянул ей овсяную лепешку.
– Я скорее проглочу самый сильный яд, чем приму что-нибудь из рук такого мерзкого обманщика, как ты, – высокомерно заявила она. – А когда сюда придут люди моего отца, они с огромным удовольствием вспорют тебе брюхо, и ты будешь наблюдать, как твои кровавые дымящиеся внутренности будут постепенно вываливаться на холодную землю!
– Заманчивая картина, – с удивлением произнес Бродик. – Ты уже видела, как они делают это?
– Десятки раз! – огрызнулась она. – А потом они сдерут с тебя кожу, разрубят на куски и скормят волкам!
– Но это же бессмысленно, моя милая Белла, – заметил Бродик, качая головой. – Зачем им трудиться, снимая с меня кожу, если они все равно собираются разрубить меня на куски?
– Они сделают это ради моего удовольствия! – взвизгнула она.
Ее крики отдавались в голове Алекса подобно ударам топора.
– Бродик, – напряженным голосом сказал он. – Я больше не могу этого вынести.
– Попробуйте лепешки, миледи, – предложил Бродик, пытаясь соблазнить ее едой. – Если вы перекусите немного, то почувствуете себя гораздо лучше.
– Я уже сказала тебе, – бушевала Изабелла. – Скорее я проглочу…
– …яд, – закончил за нее Бродик, затыкая ей рот, как кляпом, огромным куском лепешки.
– Жаль, что у нас нет яда, – пробормотал Алекс.
– Ну вот, – сказал Бродик, наблюдая, как Изабелла силится проглотить сухую лепешку. – Это займет ее по крайней мере на несколько минут. А как насчет тебя, прекрасная Гвендолин? – продолжал он, обогнув дерево. – Хочешь немного подкрепиться?
Она бросила на него свирепый взгляд.
– Ты должна что-нибудь поесть, – настаивал он, поднося кусок лепешки к ее губам. – Здесь немного, но это все же лучше, чем спазмы в пустом желудке.
– Отойди от меня, – тихо предупредила она, – или я произнесу заклинание, от которого твоя драгоценная мужская плоть сморщится и отпадет.
Глаза Бродика широко раскрылись. Он неуверенно потоптался на месте, а затем вернулся к Макдану и остальным воинам.
– Боже милосердный, Бродик, – рассмеялся похожий на медведя Камерон и дружески похлопал товарища по плечу. – Не могу припомнить, когда в последний раз тебя отвергала женщина. Но видеть, как за один вечер тебе отказали сразу две, – это больше, чем я мог надеяться.
– Веревки делают их сварливыми, – попытался оправдаться Бродик. Он взглянул на Макдана. – Правда, Алекс, разве так уж необходимо…
– Они пленницы, – резко оборвал его Макдан. – Мне совсем не хочется всю ночь рыскать по лесу, если им вздумается убежать. Все останется так, как есть.
Бродик не стал спорить. Очевидно, слово Макдана было решающим.
Возможно, лэрд был сумасшедшим, но Гвендолин видела, что воины уважают своего вожака и доверяют ему. Попытка похищения, несмотря на ее очевидное безумство, удалась. А за время их долгого путешествия по горам и дремучим лесам он ни разу не сбился с пути, ориентируясь в темноте по звездам. Он искусно обращался с лошадьми, заставляя их бежать с такой скоростью, что Гвендолин казалось, животные этого не выдержат.
Макдан наконец приказал своим людям остановиться и разбить лагерь. Ночь была холодной и сырой, но он отказался от костра и горячей пищи, опасаясь, что Роберт и его воины могут увидеть огонь или учуять принесенный ветром запах дыма. Вместо этого путники перекусили сухими лепешками, запивая их терпким элем. Гвендолин была голодна, но сильно рассержена. Остатки гордости не позволили ей есть с руки своего тюремщика, подобно пойманному в ловушку зверю.
– Камерон, ты с Недом будешь дежурить первым, – распорядился Алекс, снимая с пояса меч и опускаясь на плед, расстеленный на земле. – Будем надеяться, что страх Максуина за жизнь дочери заставит его соблюдать уговор и он не пошлет за нами своих воинов раньше утра.
– Он не станет так долго ждать, – заверила его Гвендолин.
– Конечно, не станет, – с жаром подхватила Изабелла, которая проглотила наконец последний кусок ячменной лепешки и принялась за старое, – а когда они придут сюда, то сдерут мясо с ваших костей, разрубят на мелкие кусочки, набьют ими ваши кишки, а затем поджарят на огне.
– Господи, что за кровожадная женщина! – воскликнул Камерон, забавляясь от души. – И откуда только у такого тряпки-отца могла взяться дочь с таким острым язычком?
– Как ты смеешь оскорблять моего отца! Он лэрд Максуинов…
– Господи Иисусе, кажется, я скоро начну считать секунды до ее освобождения. Когда завтра Максуины найдут ее, я сомневаюсь, что Роберт будет продолжать преследовать нас. Вряд ли он станет рисковать своими людьми ради ведьмы, которая все равно должна умереть.
– Роберт придет, – возразила Гвендолин. – И он не удовлетворится освобождением Изабеллы.
Алекс с удивлением посмотрел на нее.
– Ты думаешь, он придет за тобой?
Она молчала.
– Почему? – настаивал он. – Тебя все равно должны были сжечь. Зачем ему рисковать своими людьми только лишь для того, чтобы снова захватить тебя?
– Роберт решил уничтожить меня, – ответила она, решив открыть ему часть правды. – И он не успокоится, пока не добьется своего.
«Значит, Макдан ничего не знает о камне», – с облегчением подумала Гвендолин. Какова бы ни была причина, чтобы спасти ее от смерти, но его действиями руководило вовсе не желание завладеть его волшебной силой.
– Она ведьма, – со страхом добавила Изабелла. – Вы же слышали, какие ужасные вещи она сделала с людьми нашего клана. А кроме того, она злодейски убила своего отца.
– Каким образом? – спросил Бродик.
– Наслала на него злые чары. – Лицо Изабеллы помрачнело.
– Какие чары? – спросил Макдан, пристально разглядывая Гвендолин. Он казался скорее заинтригованным, чем напуганным тем обстоятельством, что она и с ним может поступить точно так же.
– Смертельные, – раздраженно ответила Изабелла, как будто ответ был очевиден.
– Как это? – спросил Бродик. – Никакой разлагающейся плоти, ужасной болезни, без видимой причины отказывающихся слушаться рук и ног? Просто смертельное заклинание?
Он выглядел разочарованным.
– Он умер в страшных мучениях, – заверила его Изабелла, почувствовав, что ее рассказ не произвел должного впечатления. – Роберт говорил, что он извивался в агонии и умолял дочь прекратить его страдания, пока она медленно вынимала душу из его тела.
– А Роберт откуда знает? – поинтересовался Макдан, не отрывая взгляда от Гвендолин.
– Он был там, – объяснила Изабелла. – И слава Богу, иначе мы никогда бы не узнали, кто виновен в этом ужасном злодеянии.
Гвендолин изо всех сил старалась сдержать ярость и отчаяние, слушая эту лживую версию смерти отца. Она спокойно встретила испытующий взгляд Макдана, не подтверждая и не опровергая ужасного обвинения. Она не знала, зачем он похитил ее, но стягивающие ее руки веревки говорили о том, что им руководили совсем не жалость и сострадание. Что ж, пусть лучше он боится ее, или по крайней мере опасается.
Внезапно с дерева спрыгнул Нед, похожий на эльфа воин, зашептал что-то на ухо Макдану, а затем повернулся и исчез в темноте. Алекс быстро подал какой-то сигнал Неду, а Камерон с Бродиком, обнажив мечи, скрылись за деревьями. Макдан поспешил к Гвендолин и Изабелле.
– Похоже, мы здесь не одни, – тихим голосом объявил он, разрезая веревки, которыми девушки были привязаны к дереву. – Это могут быть доблестные Максуины, пришедшие освободить тебя, Изабелла… – Лицо Изабеллы просветлело. – …или пьяные разбойники, которые будут по очереди насиловать вас, прежде чем перерезать вам горло. А поскольку я не хочу ни того ни другого, – продолжал он, связывая вместе их запястья, – вы спрячетесь вон за теми деревьями и будете сидеть тихо, пока я не скажу, что можно возвращаться. А если какая-то из вас окажется настолько глупа, что попытается бежать, предупреждаю – если волки вас не найдут, то я найду обязательно.
По его тону можно было сделать вывод, что быть съеденным волками – меньшее из зол.
Гвендолин смотрела, как он растворился в темноте.
– Мы не можем оставаться здесь, – нервно запротестовала Изабелла. – Нам нужно попытаться…
Ее прервал сдавленный стон.
– Черт бы тебя побрал, Макдан, – загремел полный ярости голос Роберта. – Выходи и сражайся, как настоящий воин!
– Роберт! – пронзительно вскрикнула Изабелла. – Я…
– Только попробуй еще раз крикнуть, и я превращу тебя в крысу, – прошипела Гвендолин. – Поняла?
Изабелла всхлипнула и кивнула.


Алекс быстро выдернул меч из груди Максуина и повернулся, чтобы отразить удар другого воина. Клинок противника заставил его отскочить назад. Острие разорвало его рубаху, и он почувствовал легкое жжение в плече. Алекс поднял меч и вонзил его в живот нападавшего.
– Будь ты проклят, Макдан, – выругался воин, опускаясь на колени. – Тебе помогает сам дьявол.
Он застонал и упал лицом вниз.
Теплая кровь пропитала рубашку Алекса, но он не обращал внимания на боль. Звон и скрежет металла сказали ему, что Камерон и Бродик тоже вступили в схватку с врагом. Он осторожно двинулся вперед, внимательно оглядывая заросли в поисках Максуинов.
Внезапно из-за дерева выскочил огромный, похожий на зверя воин, намереваясь секирой раскроить череп Алексу. Но прежде чем его оружие успело опуститься, воин застыл на месте, неуверенно шагнул вперед, а затем рухнул на землю. Из спины его торчала стрела. Алекс поднял голову и увидел среди ветвей маленькую фигурку Неда, который уже натягивал тетиву лука с новой стрелой. Макдан взглянул в том направлении, куда была направлена стрела, и заметил вынырнувшего из темноты Роберта, не подозревавшего, что он спешит навстречу своей смерти.
Алекс поднял руку, приказывая Неду подождать.
– Добрый вечер, Роберт, – вежливо окликнул он Максуина. – Должен признаться, я не ждал тебя так рано.
– Я был в этом уверен, – ухмыльнулся Роберт. – Мне нравится удивлять своих врагов.
– Врагов? – повторил Алекс. В его голосе сквозило удивление. – Что за печальный поворот событий – ведь всего несколько часов назад ты любезно пригласил меня именно в качестве друга присутствовать при удивительном зрелище – сожжении ведьмы. Знаешь, – задумчиво продолжил он, воткнув острие меча в землю и опираясь на него. – Я действительно ждал этого развлечения.
– Тебе следовало держаться подальше от этого дела, Макдан, – посоветовал Роберт, подвигаясь ближе. – Глупо было думать, что я не стану преследовать тебя.
– Да, но я знал, что ты идешь вслед за мной, – заверил его Алекс. – Гвендолин сказала, что ты непременно бросишься в погоню. У нее есть дар предсказания.
По лицу Роберта пробежала тень тревоги, но он справился с собой.
– Что еще она рассказала тебе? – спросил он, сокращая дистанцию между ними.
– Все, – намеренно солгал Алекс. – Мы долго беседовали.
Он лениво расправил складки пледа и добавил:
– Она – любопытное создание, правда? Я могу понять, почему ты хочешь получить ее обратно.
– Я хочу получить ее, чтобы свершилось правосудие, – коротко ответил Роберт. – Она ведьма и убийца.
– О, да, этот жуткий случай с ее отцом. К счастью, ты оказался там и все видел, правда, Роберт?
– Где она? – спросил Роберт, делая еще шаг вперед.
– Точно не знаю, – ответил Алекс, пожимая плечами. Затем он сделал широкий жест рукой и добавил: – Прячется где-то здесь. Только я никогда не поверю, что она сгорает от желания встретиться с тобой.
– Приведи ее ко мне, – потребовал Роберт, поднимая меч. – Или ты превратишься в груду окровавленных обрубков, Макдан.
– Знаешь, Роберт, мне кажется немного странным, что ты до сих пор не поинтересовался своей дорогой племянницей. Изабелла – очаровательная девушка, несмотря на склонность к довольно мрачным угрозам. Вне всякого сомнения, она научилась этому от тебя? – предположил он, стараясь, чтобы его слова звучали как комплимент.
– Приведи Гвендолин ко мне, сумасшедший идиот! – рявкнул Роберт. – Или я выпотрошу тебя, как рыбу, и выпущу тебе…
– Вот как ты понимаешь меня? – прервал его Алекс.
– Бог свидетель, Макдан, у тебя был шанс, – прорычал Роберт, занося для удара меч.
– А вот это неразумно, – заявил Алекс; его собственное оружие по-прежнему служило ему удобной опорой. – Правда, Нед?
– Правда, – согласился Нед со своего нашеста среди ветвей.
Удивленный Роберт поднял голову.
– Знаешь, я не думаю, что ты будешь рад получить стрелу в грудь, – заметил Алекс.
– Или удар мечом в живот, – сказал Камерон, появляясь из-за деревьев.
– Или кинжал в глаз, – добавил Бродик, становясь рядом с ним.
Роберт колебался. Поняв, что у него нет выбора, он швырнул меч на землю.
– Думаю, мне понадобится и твой кинжал, – сказал Алекс. – Если мне не изменяет память, я оставил свой в спине одного из твоих воинов.
Роберт нахмурился, затем вытащил из-за пояса кинжал и воткнул его в землю рядом с мечом.
– Превосходно. Теперь, поскольку ты безоружен и нам пришлось убить воинов, которых ты привел с собой…
– Вы не могли убить всех, – возразил Роберт.
– Ну, я точно помню, что убил по крайней мере двоих, – сказал Алекс. – А ты, Бродик?
– Тоже двоих, – ответил Бродик.
– А я прикончил троих, – добавил Камерон, становясь позади Роберта. – А ты, Нед?
– Троих.
Алекс загибал пальцы.
– Всего получается десять. Сколько воинов ты привел с собой, Роберт? – с любопытством спросил он.
Лицо Роберта побагровело от гнева.
– Будь ты проклят, Макдан! Это означает войну!
– Не стоит винить себя в этом, – успокоил его Алекс. – В конце концов, вас было одиннадцать, а одиннадцать против четверых – это неплохие шансы. Послушай, у тебя был трудный день, и, похоже, ничего хорошего тебя сегодня уже не ждет. Советую тебе как следует отдохнуть ночью, и утром ты почувствуешь себя гораздо лучше.
– Я не собираюсь отдыхать, тупица безмозглая! – взвыл Роберт. – Я могу быть твоим пленником, но не намерен…
Камерон ударил рукояткой меча по голове Роберта. Тот охнул и опустился на землю.
– Он будет спать сном младенца, – заверил Алекса Камерон.
– Отлично. Привяжи его к дереву на тот случай, если он проснется слишком рано, – распорядился Алекс, направляясь назад к лагерю. – Возможно, и нам наконец удастся немного поспать.


Гвендолин вглядывалась в темноту, размышляя, стоит ли ей попытаться бежать вместе с Изабеллой. Битва, кажется, подошла к концу, но она не знала, кто одержал победу. Среди деревьев показался высокий силуэт. Когда воин вышел на залитую лунным светом поляну, у девушки не осталось сомнений, что перед ней был сам Макдан.
Его рубаха была пропитана кровью.
– Ты ранен, – выдохнула она, появляясь из укрытия и таща за собой Изабеллу.
– Я же говорила, что люди моего отца вспорют тебе брюхо, – с мрачным удовлетворением сказала Изабелла. – Я говорила тебе, что они искромсают твое тело…
– Бродик, освободи Изабеллу от веревок и приведи сюда, – отрывисто приказал Алекс.
– Зачем? – с беспокойством в голосе спросила девушка.
– Ты будешь лечить раны, которые нанесли нам люди твоего отца, – сообщил ей Бродик.
– Я не буду, – протестовала Изабелла, пока Бродик разрезал веревки, связывавшие ее с Гвендолин.
– Прошу прощения, милая Белла, но разумнее было бы делать то, что говорит Макдан, – сказал Бродик, ведя Изабеллу через поляну. – А после того как ты закончишь, займешься моей рукой: там тоже есть царапина, которую нужно обработать.
– А у меня рана на голове, – добавил Камерон.
– Я не буду помогать вам, – взвилась Изабелла. – Надеюсь, вы истечете кровью и умрете, подлые, бесчестные, кровожадные подонки!
Алекс снял рубаху, открыв широкую пульсирующую рану в верхней части груди.
– Ты займешься этим, – скомандовал он. – Немедленно.
Изабелла только взглянула на кровь и тут же потеряла сознание.
– Похоже, язык у этой девицы крепче всего остального, – захохотал Камерон.
– Она устала, – возразил Бродик, довольно бережно поднимая обмякшее тело Изабеллы. – У нее был утомительный день.
Он перенес ее на другой край поляны и опустил на мягкий мох.
Алекс с осуждением покачал головой.
– Очень хорошо, тогда твоя очередь, ведьма, – произнес он, глядя на Гвендолин. – У тебя есть шанс продемонстрировать искусство врачевания.
Гвендолин выступила вперед. Мысли ее лихорадочно метались. Откуда Макдан взял, что она умеет врачевать? Ее мать была искусной знахаркой, но отец запретил Гвендолин заниматься лечением людей, опасаясь, что это привлечет внимание к девушке и даст кому-нибудь повод обвинить ее в колдовстве. Понимая беспокойство отца, Гвендолин все же тайно провела много часов за изучением записей матери. Наука врачевания восхищала ее, но девушке никогда не приходилось применять приемов матери на практике. Как же она сможет вылечить полученные в бою раны?
– Если ты будешь двигаться так же медленно, то я успею умереть прежде, чем ты приблизишься ко мне, – сухо бросил Макдан, опускаясь на землю.
– Прости меня, – сказала Гвендолин, ускоряя шаг.
Она опустилась на колени рядом с ним и прикусила губу. Глубокая рана длиной в ладонь пересекала крепкие мускулы верхней части груди. Из нее обильно сочилась кровь, стекая вниз и создавая впечатление, что его чуть ли не разрубили пополам.
– Думаю, рана выглядит страшнее, чем это есть на самом деле, – пробормотала Гвендолин, стараясь успокоить скорее себя, чем его.
Затем она осторожно коснулась рваного края раны, пытаясь определить, насколько она глубока. Брызнула кровь, и Гвендолин невольно отдернула руку.
– Ее нужно зашить, – сказал Макдан.
Она кивнула.
Алекс выжидающе смотрел на нее.
– Начинай.
Гвендолин лихорадочно пыталась вспомнить записи матери о том, как зашивать раны. Сама она никогда ничего не шила, кроме одежды, но принцип здесь тот же. За исключением, естественно, того, что работа будет более грязной.
– Мне нужно больше света, – решила она, пытаясь протереть рану разорванной рубашкой Макдана. – Думаешь, теперь безопасно разжечь костер?
– Воины, которых привел с собой Роберт, мертвы, – ответил Макдан. – Теперь огонь нам не помешает.
Он махнул рукой Неду, который тут же принялся складывать пирамиду из веток.
– Роберт тоже мертв?
Ее голос звучал ровно, но за внешним спокойствием Алекс различил нотку отчаяния.
– Нет, – ответил он, испытывая странное ощущение, как будто не оправдал ее ожиданий. – Роберт жив, но больше не сможет причинить тебе вреда. Ты теперь принадлежишь мне, – добавил он, стараясь успокоить ее. – А я всегда защищаю свою собственность.
Выражение его лица было абсолютно серьезным. Гвендолин на мгновение задержала на нем взгляд, удивляясь, какая сила исходит от него даже сейчас, когда он лежит на земле, истекая кровью. Она не сомневалась: он верит в то, что сказал. Но запах костра все еще будоражил ее чувства, напоминая о том, что сегодня она была на волосок от смерти. Гвендолин твердо знала: она никогда не будет чувствовать себя в безопасности. Она могла быть пленницей Макдана, но отнюдь не его собственностью.
– Я никому не принадлежу, Макдан, – холодно ответила она.
– Ты ошибаешься.
Она перевела взгляд на рану.
– Мне понадобятся иголка, нитка и немного воды, – сказала девушка, меняя тему разговора.
– Поищи, Камерон, – приказал Макдан.
Гвендолин разорвала рубашку Макдана на полосы и плотно прижала к ране, стараясь остановить кровотечение. Горячая алая кровь пропитала ткань и коснулась ее ладоней. Ее очень беспокоило такое количество крови, но она стала смутно вспоминать записи матери, где говорилось, что иногда относительно безопасные раны поначалу могут ужасно кровоточить. Вероятно, необходимо было еще сильнее зажать рану. Она нажала изо всех сил, так что твердые мускулы Макдана дрогнули под ее руками.
– Боже милосердный, – вырвалось у него. Рука Алекса с неистовой силой сжала ее запястье. – Что, черт побери, ты пытаешься сделать?
– П-прости меня, – запинаясь, пробормотала она, испуганная тем, что причинила ему боль. – Я не хотела.
Алекс с удивлением смотрел на нее. В ее широко раскрытых глазах читалось сочувствие, которое никак не вязалось с ведьмой, обвиняемой в убийстве и других мерзких преступлениях. Запястье, которое сжимали его пальцы, было тонким и хрупким, и он вдруг остро ощутил прикосновение бархатистой кожи девушки к своей ладони.
Внезапно он отпустил ее.
– Вот то, что ты просила, – сказал Камерон, протягивая ей кожаный мешочек, из которого капала вода, и тонкую иголку.
– А где нитка? – спросила Гвендолин.
– Я не смог ничего найти, – ответил Камерон. – А ты не можешь воспользоваться чем-нибудь другим?
Гвендолин на мгновение задумалась. В заметках матери упоминалось, что нитки иногда можно заменить волосами, если ничего другого нет под рукой. Она запустила пальцы себе в волосы и вырвала несколько длинных темных прядей.
– Это должно подойти, – сказала она Макдану.
Кровотечение уменьшилось, и она промыла рану водой, а затем насухо промокнула. Удовлетворенная тем, что рана стала достаточно чистой, чтобы можно было зашить ее, Гвендолин при свете костра вдела волос в ушко иголки. Затем она наклонила голову, сглотнула и… замерла.
– Что-то не так? – спросил ее Макдан после секундного молчания.
– Я… я просто размышляла, как лучше зашить ее.
Сообразив, что ее нерешительность показалась ему странной, она собрала все свое мужество и осторожно вонзила иглу в кожу Макдана, ожидая, что он скорчится от боли.
Он даже не вздрогнул.
Немного успокоенная этим, она проткнула иглой другой край раны и бросила на Макдана быстрый извиняющийся взгляд. Он с необыкновенным спокойствием наблюдал за ней. Взгляд его голубых глаз был сосредоточен, как будто он оценивал ее работу. Он совсем не был похож на человека, терпящего невыносимую боль. Довольная тем, что не очень сильно мучает его, она с облегчением вздохнула и продолжила свою работу.
Алекс смотрел, как края раны постепенно стягиваются. Блики огня играли на бледных щеках девушки, не тронутых ни болезнью, ни временем. Ее лицо было воплощением печальной красоты, с высокими, красиво вылепленными скулами, узким, нежным лбом и изящными яркими губами, которые она кусала от напряжения. Ее огромные серые глаза были необыкновенно серьезны, и Алекс поймал себя на том, что пытается представить себе, как они будут выглядеть, когда в них промелькнут веселые искорки. Волосы девушки, черные и блестящие, как вороново крыло, окутывали ее, подобно тяжелому покрывалу. Она совсем не походила на старую каргу, которую он рассчитывал увидеть во владениях Максуинов. Он лишь искал ведьму Максуинов, а по его представлениям, все они были отвратительными сморщенными старухами с длинными желтыми клыками и скрюченными пальцами. С первого взгляда на эту бледную стройную девушку, которую вели к столбу, он оценил ее неземную красоту. Ее лицо было слишком прекрасно, цвет кожи слишком необычен, а стройное гибкое тело слишком соблазнительным, чтобы не сомневаться – это работа дьявола. Она была способна вызвать в мужчине желание лишь одним взглядом или движением руки, отбрасывающей прядь темных волос со щеки. Даже сейчас он был ошеломлен ощущениями от прикосновения ее прохладных рук к его израненной, горящей груди, от ее нежного дыхания, касавшегося его, в то время как она втыкала в него иголку со своими волосами, от исходившего от девушки острого сладковатого запаха вереска, смешавшегося с запахом дыма, пропитавшим ее платье. Уже много лет за ним не ухаживала женщина. Он отличался превосходным здоровьем и редко получал раны в бою. Вероятно, именно поэтому она так сильно действует на него, будоража чувства, волнуя кровь и возбуждая желание. В конце концов ему захотелось запустить пальцы в черную массу ее волос и опрокинуть на себя.
– Вот и все, – выдохнула Гвендолин, затягивая последний стежок. – Думаю, шов не разойдется, если ты будешь осторожен и постараешься поменьше двигаться. А теперь нужно наложить повязку.
– У меня есть только рубашка, – сказал Алекс, слегка разочарованный тем, что она так быстро закончила.
– Не подойдет, – решила Гвендолин, критически оглядев его разорванную одежду. – Она вся пропиталась кровью.
Она задумалась на мгновение, а затем ухватила ткань своего платья у самого плеча и резко дернула вниз, оторвав рукав. Потом она проделала то же самое с другим рукавом.
– Ты сама шила это платье? – спросил Алекс, наблюдая, как она разрывает ткань на полосы и связывает их поочередно.
– Да… но почему ты спросил?
– Я просто подумал, что швы разошлись слишком легко.
Она бросила на него быстрый взгляд, пытаясь понять, не издевается ли он. Выражение его лица оставалось невозмутимым, но ей показалось, что в его глазах промелькнули веселые искорки.
– Твой шов достаточно крепок, при условии, конечно, что ты будешь соблюдать осторожность, – сказала она, защищаясь. – Тем не менее мне кажется, несколько дней тебе лучше не размахивать мечом.
– Тогда остается надеяться, что некоторое время больше никто не явится за тобой.
– Роберт приходил прежде всего за Изабеллой, – поправила его Гвендолин. – Если ты не отпустишь ее, лэрд Максуин обязательно пришлет людей, чтобы освободить свою единственную дочь.
– Изабелла будет отпущена, и ей не причинят вреда, – ответил Алекс. – Я дал слово Максуину. Кроме того, она мне не нужна. Иди сюда, Бродик! – позвал он, прежде чем Гвендолин успела спросить, как он собирается использовать ее саму. – Пусть ведьма зашьет твою руку.
Бродик недоверчиво посмотрел на нее.
– Моя рука в порядке, Макдан. С этим можно подождать.
– Если не обработать ее, она может загноиться, – возразил Алекс. – Пусть посмотрит.
– Рана не такая серьезная, как мне казалось. – Бродик одернул рукав, чтобы скрыть рану. – Она меня совсем не беспокоит.
– Клянусь Богом, он испугался, когда она пригрозила с помощью колдовства лишить его мужской силы! – выпалил Камерон и расхохотался.
Алекс предостерегающе взглянул на Гвендолин.
– Ты только обработаешь его руку, и все. Понятно?
Она кивнула.
– Иди сюда, Бродик, – скомандовал Алекс.
Бродик неохотно приблизился к Гвендолин.
– Будь осторожен, не серди ее, – насмешливо произнес Камерон. – А то очень многие девушки будут сильно разочарованы.
– Твоя очередь следующая, – объявил Алекс. – От этой раны на голове твои волосы стали еще краснее, если это возможно.
Лицо Камерона вытянулось.
– Это просто царапина, Макдан. Нет никакой необходимости, чтобы ведьма…
– Боишься разочаровать жену, Камерон? – протянул Бродик, в то время как Гвендолин осматривала его руку.
Камерон нахмурился.
– Почему бы тебе не вылечить его рану с помощью магии? – поинтересовался Алекс, наблюдая, как Гвендолин осторожно промывает руку Бродика.
Она в смятении подняла на него глаза.
– Ты обладаешь особым даром, – пояснил он. – Я хочу посмотреть, как ты это делаешь.
От его испытующего взгляда ей стало не по себе. В глубине его голубых глаз бушевали чувства, которые он старательно скрывал и смысл которых она сразу не смогла определить.
– Если тебе все равно, Макдан, – нервно произнес Бродик, – то я бы предпочел, чтобы она ничего не пробовала на мне.
– Но у тебя ведь есть этот дар? – настаивал Алекс.
Вот оно. Всплеск чувств, такой короткий, что она чуть не пропустила его. Но теперь она безошибочно определила, что это за чувство: страстное желание.
Вот почему Макдан спас ее. Он ничего не знал о камне, но, вероятно, верил, что она ведьма и обладает сверхъестественными способностями. И когда попытка выкупить ее провалилась, он решил украсть ее. Вот каким сильным было его желание получить контроль над ней и ее возможностями.
«Он оказался не лучше Роберта», – с горечью подумала Гвендолин.
– Конечно, я обладаю большой властью, – солгала она. Теперь стало ясно, что ее жизнь зависит от этой лжи. Если Макдан узнает, что она не колдунья, то или собственноручно убьет ее, или отошлет обратно. – Ведь я ведьма в конце концов.
Он удовлетворенно кивнул:
– Хорошо. Мне была бы неприятна мысль, что я только что убил столько людей и спровоцировал войну с Максуинами ради женщины, которая мне абсолютно не нужна.
– А тебя не беспокоит то, что меня должны были сжечь?
– Тебя признали виновной в серьезных преступлениях, – ответил он. – И не мое дело мешать правосудию другого клана. Такой поступок может привести к войне, и повод для нее, на мой взгляд, будет совершенно незначительным. Я должен думать о благополучии своих людей.
– Звучит очень благоразумно, – заключила Гвендолин. – Но меня все же удивляет то, что сегодня ты пошел на такой огромный риск.
– Я рассчитываю извлечь пользу из твоих способностей, – объяснил он. – Награда, которую ты дашь мне, окупит любой риск.
Она с трудом удержалась, чтобы не ударить его по лицу. Он собирается использовать ее, в точности как Роберт. Вне всякого сомнения, он хочет, чтобы она принесла ему победу в войне, сделала его непобедимым, а затем наполнила его кладовые несметными богатствами. Что заставило ее думать, пусть всего на одно мгновение, что этот безумный воин далек от подобных эгоистичных и мелких желаний?
– Ты можешь использовать свои способности для исцеления больных? – опять спросил он, и в тоне его сквозило беспокойство.
– Могу, но только в определенных случаях, – солгала она, понимая, что следует соблюдать осторожность, рассказывая о своих возможностях. – Не в моей власти произнести заклинание, чтобы закрылись ваши раны, или что-либо подобное.
Гвендолин выдернула еще несколько волосков из головы и вдела в иголку.
– Но после того как ваши раны будут зашиты, я могу снять боль, – добавила она.
– Правда? – Макдан был явно заинтригован.
– В этом нет необходимости, – заявил Бродик, вставая. – Мне кажется, я вообще не буду испытывать никакой боли. Моя рука уже гораздо…
– Продемонстрируешь это на моих людях, – перебил Макдан, твердой рукой заставляя его сесть на место.
– А как насчет тебя? – поинтересовалась Гвендолин.
– Я предпочитаю смотреть, как ты будешь ворожить.
– Может ничего и не получиться, – предупредила она, подыскивая веское оправдание, если ее «заклинание» не подействует. – Мне потребуется немало вещей, которых у меня с собой нет.
– Скажи Неду, что тебе нужно, и он добудет все необходимое, пока ты будешь зашивать Бродика и Камерона.
Гвендолин на мгновение задумалась.
– Мне потребуется пять гладких одинаковых камней размером не больше моей ладони, – начала перечислять она. – А также мне нужно одно целое перо из крыла ястреба-перепелятника, горсть свежего ярко-зеленого мха, полоска сосновой коры, двенадцать истолченных сосновых иголок, шесть капель крови, свежепойманная рыба, горсть земли…
– Ради всего святого, ведь уже глубокая ночь! – воскликнул Алекс. – Как, черт побери, он сможет поймать рыбу?
– Я перечислила то, что мне нужно, Макдан, – невозмутимо ответила Гвендолин. – Если ты не сможешь достать все это, я не смогу ворожить.
Затем она спокойно принялась зашивать руку Бродика.
– Прекрасно! – кивнул он. – Что-нибудь еще?
– Нет, – ответила она. – Это все.
Маленький воин перекинул лук через плечо и исчез среди деревьев.
Зашить руку Бродика оказалось гораздо легче, чем грудь Макдана. Когда пришло время заняться головой Камерона, Гвендолин почувствовала уверенность в своей способности зашивать раны.
– Ну вот и все, – сказала она, завязывая последний узелок. – Береги от грязи, и все быстро заживет.
– Благодарю вас, миледи, – сказал Камерон, вставая. – Моя жена сильно расстроилась бы, если бы я вернулся домой с дыркой в голове. Она прямо-таки приходит в неистовство, когда дело касается моих ран.
Его голос звучал грубо, но Гвендолин почувствовала, как сильно воин любит свою жену.
– Не думаю, что Нед сумеет найти все, что мне нужно для колдовства, – задумчиво произнесла она, испытывая от этой мысли явное облегчение. – Вероятно, мы просто…
В этот момент среди деревьев показалась хрупкая фигура Неда. Он подошел прямо к Гвендолин и опустил к ее ногам завязанный мешок, в котором что-то трепыхалось.
– Тебе лучше поторопиться, – посоветовал он. – Эта рыба долго не протянет.
Гвендолин неохотно развязала мешок и выложила на землю его содержимое. Она внимательно исследовала каждый предмет, пытаясь к чему-нибудь придраться.
– А как насчет шести капель крови? – спросила она, ища спасения в отсутствии одного из ингредиентов.
Нед протянул руку:
– Сделаешь надрез, когда понадобится.
– Впрочем, мне вряд ли понадобится кровь для этого заклинания, – быстро поправилась она, ужаснувшись мысли, что ради ее маленькой хитрости придется резать руку Неду. – Я справлюсь и без нее.
Она разыграла целое представление, располагая камни вокруг костра и время от времени поглядывая на луну и звезды, чтобы создать впечатление, что она руководствуется сложными небесными законами. Когда все камни наконец оказались на своих местах, она разорвала мох, положила кусочек под каждый камень и бросила сверху немного земли. Затем она стала позади одного из камней, опустила успевшую издохнуть рыбу к своим ногам и положила рядом полоску коры и перо, придав им форму креста.
– Теперь каждый из твоих воинов должен взять ровно по четыре сосновые иголки и занять место за оставшимися камнями, – распорядилась она низким мрачным голосом.
Бродик, Камерон и Нед в нерешительности переглянулись.
– Но я не ранен, – запротестовал Нед.
– Это не имеет значения, мне нужно, чтобы вы все приняли участие, – сказала Гвендолин. – Только Макдан может смотреть.
Три воина неохотно заняли свои места.
– У тебя один лишний камень, – указал Бродик, наклоняясь, чтобы поднять его.
– Это для духов, – на ходу придумала Гвендолин. – А теперь медленно разомните иголки между большим и указательным пальцами, чтобы освободить древнего духа лесов, поднесите их к самому носу, закройте глаза и сделайте глубокий вдох.
Три воина скептически смотрели на нее.
– Вы должны делать то, что я говорю, – настаивала Гвендолин. – Иначе заклинание не подействует.
Чувствуя себя довольно глупо, они тем не менее выполнили ее указания.
– Хорошо. Теперь нужно подождать, – сказала она, закрыла глаза и простерла над костром свои обнаженные руки. – Духи должны заговорить.
В этот момент зашевелилась очнувшаяся от обморока Изабелла. Взглянув на них, она вскрикнула и снова свалилась без чувств. От ее громкого вопля в воздух прямо над их головами взвилась, пронзительно вереща, стая летучих мышей.
– Господи, – прошептал Камерон, отмахиваясь от летучей мыши. – Что, черт возьми, происходит с этой девицей?
– Это духи заговорили, – мрачно произнесла Гвендолин, не открывая глаз.
Бродик приоткрыл один глаз.
– Закрой глаза, Бродик, – сделала ему выговор Гвендолин.
Он послушался, недоумевая, откуда она узнала, если ее собственные глаза были крепко зажмурены.
– О, великие духи тьмы, – протяжно произнесла Гвендолин, разводя руками над огнем. – Заклинаю вас уменьшить страдания этих слабых, неразумных, невежественных, маленьких смертных.
– Эта девица назвала нас маленькими? – переспросил Камерон, обиженный таким определением.
– Наверное, она имела в виду Неда, – предположил Бродик.
– Что ты этим хочешь сказать? – спросил Нед, открывая глаза.
– Но не обо мне же она говорила, Недди, – усмехнулся Камерон. – Думаю, это совершенно ясно.
– И не обо мне, – добавил Бродик.
– Тогда, наверное, вы неразумные и невежественные смертные, – насмешливо предположил Нед.
Гвендолин открыла глаза и рассерженно уперла руки в бока.
– Так вы хотите, чтобы я ворожила, или нет?
Воины еще раз обменялись угрюмыми взглядами и закрыли глаза.
– Прекрасно, – пробормотала она. – Будем надеяться, что вы не потревожили духов и они не ушли.
Она закрыла глаза и опять стала медленно водить руками над огнем.
– О, могучие духи, я заклинаю освободить слабые тела этих воинов от ядов, болезней, боли и наполнить их силой, – продолжала она, и голос ее постепенно креп. – Снимите оболочку страданий с их чувствительных смертных тел, чтобы они смогли как следует отдохнуть ночью и с восходом солнца почувствовать себя лучше.
Внезапно ночную тьму прорезал серебристый зигзаг молнии, и тишину нарушил глухой удар грома. Зловещие темные тучи закрыли чистый небосвод, и лес зашумел от порывов сильного ветра.
– Боже милосердный, девушка, – удивился Камерон; длинные рыжие волосы неистово развевались вокруг его головы. – Похоже, ты действительно разбудила этих духов.
Бродик с опаской посмотрел на небо.
– Думаешь, она их рассердила?
– Может, они всегда так реагируют, – предположил Нед.
Небо прорезал еще один огненный зигзаг, сопровождаемый ударом грома.
– Так и должно быть, девушка? – крикнул Камерон; шум ветра заглушал его голос.
Гвендолин в замешательстве посмотрела на небо. Она никогда в жизни не видела такой резкой перемены погоды.
– Все прекрасно, – громко заявила она. – Духи услышали мою молитву.
Они остались стоять в кругу, наблюдая, как небо вспыхивает и раскалывается на кусочки. Холодный ветер трепал их волосы и одежду. А потом буря кончилась, так же внезапно, как и началась. Ветер утих, облака растворились в темноте, и с неба опять полился мягкий и спокойный свет луны и звезд.
– Бог мой, вот это да! – воскликнул Камерон, дружески хлопнув Бродика по спине. – Ты видел когда-нибудь что-то подобное?
– А ты видел, Алекс? – спросил Бродик своего командира; вид у него был обеспокоенный.
– Да, – кивнул Алекс. – Видел.
Бродик поднял руку и осторожно согнул ее в локте.
– Кажется, моя рука получше. – Он выглядел скорее встревоженным, чем обрадованным.
– А я точно знаю, что голова у меня болит меньше! – радостно воскликнул Камерон. – А как насчет тебя, Недди?
– У меня нет ран, которые нужно было бы лечить, – нахмурился Нед и пожал плечами. – Но вот что странно, – добавил он, медленно поворачивая голову из стороны в сторону. – Последние несколько недель у меня ныла шея. А теперь я вдруг перестал чувствовать боль.
Гвендолин сложила руки на груди и торжествующе посмотрела на них, скрывая свое облегчение. Как она и надеялась, внушение, что они должны почувствовать себя лучше, возымело действие. К счастью, погода помогла ее маленькому представлению.
– Твое колдовство действует на всех? – поинтересовался Камерон, все еще взволнованный произошедшим.
– Не на всех, – осторожно ответила она. – И мои заклинания не всегда помогают.
– Что ты имеешь в виду? – спросил Алекс.
– Успех ворожбы зависит от многих вещей, – уклончиво ответила она. Хотя Макдан, вне всякого сомнения, верил в ее могущество, ей не хотелось, чтобы он думал, будто она может произнести несколько слов и сокрушить целую армию. – Моя сила действует не на всех.
– Мне и не нужно, чтобы она действовала на всех, черт побери, – проворчал он. – Достаточно, если только она подействует на одного человека. Камерон будет караулить первым, – резко добавил он. – Остальные могут немного поспать. С рассветом мы тронемся в путь.
Бродик взял еще один плед и укрыл им неподвижное тело Изабеллы. Затем он лег на землю всего в нескольких футах от нее, чтобы иметь возможность ночью присматривать за девушкой. Нед и Макдан тоже растянулись на земле, завернувшись в свои пледы поплотнее.
– Ты что, спишь стоя? – раздраженно спросил Макдан.
– Нет, – ответила Гвендолин.
– Тогда ложись. Впереди у нас долгое путешествие.
Она предполагала, что они намерены привязать ее к дереву. Но под бдительным оком Камерона ей все равно бы не удалось уйти далеко, если попробовать бежать ночью. Очевидно, точно так же думал и Макдан. Обрадованная, что ее не свяжут, она устало опустилась на землю. Завтра будет достаточно времени, чтобы найти возможность сбежать.
Маленький лагерь затих; слышалось только редкое потрескивание костра. Скоро в воздухе разнеслось тихое посапывание. Гвендолин недоумевала, как им удалось быстро заснуть в таких суровых условиях. Огонь потух, земля была сырой и холодной, и Гвендолин свернулась клубком, крепко обхватив себя обнаженными руками. Это не помогло. С каждой секундой она замерзала все сильнее, и вскоре все ее тело сотрясалось от озноба.
– Гвендолин, – тихо позвал Макдан, – иди сюда.
Девушка привстала, пристально вглядываясь в темноту.
– Зачем? – с подозрением спросила она.
– Ты так стучишь зубами, что не даешь мне спать, – проворчал он. – Ляжешь рядом и укроешься моим пледом.
Гвендолин в ужасе посмотрела на него.
– Со мной все в порядке, Макдан, – торопливо заверила она его. – Тебе нечего беспокоиться о…
– Иди сюда.
– Нет. – Она отрицательно покачала головой. – Я могу быть твоей пленницей, но не лягу с тобой в постель…
Она ожидала, что он начнет спорить. Вместо этого он что-то невнятно пробормотал, поправил сползший с груди плед и снова закрыл глаза. Довольная, что одержала победу в этой небольшой, но очень важной битве, она энергично растерла руки и свернулась на земле.
Ее зубы начали стучать так громко, что ей пришлось изо всех сил сжать челюсти, чтобы хоть как-то унять дрожь.
– Ради Бога, – простонал Макдан.
В следующую секунду он уже лежал рядом с ней, укрывая их обоих своим пледом.
– Как ты смеешь прикасаться ко мне! – прошипела Гвендолин и откатилась в сторону.
Макдан схватил ее за запястье и подтащил назад, обхватив своим огромным, теплым, едва прикрытым телом.
– Успокойся! – нетерпеливо приказал он.
– Я не успокоюсь, отвратительный сумасшедший насильник! – Она изо всех сил ударила его по ноге.
– Господи Иисусе, – застонал он и слегка ослабил хватку.
Гвендолин попыталась вырваться. Но он тут же сжал ее еще сильнее. Осознав свою беспомощность, она открыла рот, чтобы закричать.
Ладонь Макдана грубо накрыла ее губы.
– Послушай меня! – приказал он, каким-то образом ухитряясь говорить довольно тихо. – У меня и в мыслях не было насиловать тебя, понимаешь?
Гвендолин, не отрываясь, смотрела на него; ее груди быстро и часто вздымались и опускались, задевая его перебинтованную грудь.
– Возможно, меня считают сумасшедшим, – продолжал он. – Но, насколько мне известно, я еще не заработал репутацию насильника, ты меня слышишь?
Его голубые глаза смотрели прямо на нее. Она попыталась найти в них хотя бы намек на обман, но не могла. Она различала лишь смешанный с усталостью гнев.
– Я уже и так рисковал больше, чем имел право, чтобы спасти твою жизнь и привезти к себе домой, Гвендолин Максуин. И я не позволю, чтобы все кончилось тем, что ты заболеешь и умрешь, простудившись сегодня ночью. – Он выждал несколько секунд, пока его слова помогут ей преодолеть страх, а затем осторожно убрал ладонь с ее губ. – Лежи тихо, – хриплым голосом приказал он. – Я согрею тебя, и ничего больше. Даю тебе слово.
Она с недоверием смотрела на него.
– Ты клянешься, что не оскорбишь меня, Макдан? Честью клянешься?
– Клянусь.
Она неохотно легла рядом с ним. Макдан накрыл ее своим пледом и обнял. Его рука обвила талию девушки, и она оказалась внутри теплой колыбели, какою стало его сильное тело. Гвендолин замерла, не смея пошевелиться или вздохнуть. Она ждала, что он нарушит клятву.
Вместо этого он принялся тихо похрапывать.
Казалось, он излучает тепло, которое медленно проникает в ее продрогшее тело. «Оно согревает даже мягкую ткань накидки», – подумала Гвендолин, еще плотнее заворачиваясь в плед. Ее окутывал приятный мужской запах – запах лошадей, кожи и леса. Мало-помалу ощущение от лежащего рядом сильного тела Макдана из пугающего превратилось в успокаивающее, особенно по мере того, как похрапывание становилось громче.
До этого момента она практически ничего не знала о физической близости. Ее мать умерла, когда она была совсем маленькой, а отец, хотя и любил ее, но никогда открыто не проявлял свои чувства. Незнакомые ощущения от теплого и сильного тела Макдана, обнимавшего и защищавшего ее, были непохожи на то, что она когда-либо могла вообразить. Она была его пленницей, и он спас ей жизнь только из-за алчного желания использовать ту силу, которой, как он ошибочно полагал, она обладала. Тем не менее она испытывала странное чувство безопасности. «Ты принадлежишь мне, – заявил он ей. – Я всегда защищаю свое имущество». Она никому не принадлежит, в полусне размышляла Гвендолин, и никто не сможет защитить ее от людей, подобных Роберту, или от ненависти и страха, которые обязательно вспыхнут среди людей в клане Макдана, как только они увидят ее. Она должна убежать до того, как они достигнут его владений. Завтра она ускользнет от этих воинов, чтобы получить возможность забрать камень, вернуться в свой клан и убить Роберта. Роберт должен умереть – это важнее всего. Она заставит его заплатить за то, что он убил отца и разрушил ее жизнь.
Все это становилось далеким и туманным, по мере того как она погружалась в сон, защищенная сильным телом этого смелого и безумного воина, ощущая спиной ровное биение его сердца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ведьма и воин - Монк Карин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Ведьма и воин - Монк Карин



Интересно!
Ведьма и воин - Монк Каринpavlina
2.10.2011, 13.37





Понравился. Интересный сюжет.
Ведьма и воин - Монк КаринЮлия
27.11.2011, 12.44





Сюжет смутно что то напоминает слегка затянуто но в общем легко читаетс
Ведьма и воин - Монк КаринНаташа
5.12.2011, 14.04





Книга просто супер моя оценка 9 из 10
Ведьма и воин - Монк Каринтанюша
16.12.2011, 13.35





мне понравилась трогательна
Ведьма и воин - Монк Кариняна
28.12.2011, 11.28





Классный роман! Всем советую:)
Ведьма и воин - Монк КаринНаталья
28.02.2012, 19.48





интересный роман, не жалко потраченного времени, советую
Ведьма и воин - Монк КаринЯна
29.02.2012, 16.39





Роман неплохой, средненький. Местами очень наивно.Когда читала ожидала чего то большего. Все время думала что ребенка кто то отравил, ошиблась.Читается легко но без ажиотажа.
Ведьма и воин - Монк КаринКира
18.04.2012, 2.33





А мне не понравился! предсказуемо и не захватывающе!
Ведьма и воин - Монк КаринМарина
5.05.2012, 20.13





Очень интересный роман
Ведьма и воин - Монк КаринСветлана
14.11.2012, 16.37





да. интересно но читала и по лучше
Ведьма и воин - Монк Кариннастасья
12.01.2013, 18.21





милая сказка на ночь...8
Ведьма и воин - Монк Каринтатьяна
25.01.2013, 22.42





Лажа!! мало того что плагиат откровенный, - книга собрана по трем книгам ранее мною прочитанным - представить что у бедного автора три других "скачивают" сюжет - трудновато, а вот что один автор собрал из трех (это что я знаю) ожну книгу - более чем логично! И сказочный финал вообще все испортил!!!! бред!
Ведьма и воин - Монк КаринТатьяна
9.02.2013, 21.12





мне понравился, читается легко, я люблю подобный сюжет
Ведьма и воин - Монк КаринЕкатепина
24.02.2013, 17.10





Согласна с тем, что сюжет содран с нескольких других книг. Ни интриги, ни романтики, ни страсти - ничего что должно быть в нормальном любовном романе. Для тех, кто хочет сказку в прямом смысле этого слова, причем не самую качественную.
Ведьма и воин - Монк КаринTattiana
21.05.2013, 20.06





А мне не понравился!10б
Ведьма и воин - Монк Каринтая
8.09.2013, 22.21





Красивая сказка. Мне понравилась книга. Правда, есть некоторые оплошности. Что же все же было с его сыном.бред. потом , автор пишет, что женщины не обучались грамоте, но при этом главной героине отставляет записки женщина и та их легко читает. Откуда же сопернице и Роберту было известно, что ведьма умеет читать! !!! Ну и последняя сцена с кинжалом бред! Надо было придумать что-то иное. А так роман советую
Ведьма и воин - Монк Каринмария
26.02.2014, 22.25





Я согласна мнением Марины только в одном : автор не рассказала , как заболела жена Алекса и его сын, но есть полная уверенность , что это дело рук влюбленной в Алекса Ровены.Ничего не стоило подсыпать яд в еду и питье, усугубляло положение бесконечное кровопускание, слабительные процедуры.Читать и писать учили в состоятельных семьях, а настоящей ясновидящей вообще не обязательно уметь читать и писать, они и так все знают, только меня удивило, что никому и в голову не пришло посоветоваться со старой ведуньей...А чудеса с погодой и летающим кинжалом вполне уместны поскольку это фантазия автора, которая наделила Гг большой силой. Мне очень нравятся такие романы.
Ведьма и воин - Монк КаринВалентина
3.05.2014, 15.10





Я согласна мнением Марины только в одном : автор не рассказала , как заболела жена Алекса и его сын, но есть полная уверенность , что это дело рук влюбленной в Алекса Ровены.Ничего не стоило подсыпать яд в еду и питье, усугубляло положение бесконечное кровопускание, слабительные процедуры.Читать и писать учили в состоятельных семьях, а настоящей ясновидящей вообще не обязательно уметь читать и писать, они и так все знают, только меня удивило, что никому и в голову не пришло посоветоваться со старой ведуньей...А чудеса с погодой и летающим кинжалом вполне уместны поскольку это фантазия автора, которая наделила Гг большой СИЛОЙ. Мне очень нравятся такие романы.
Ведьма и воин - Монк КаринВалентина
3.05.2014, 15.10





бестселлером этому роману не быть ,но один раз прочитать можно,хотя конец и предсказуем заранее.
Ведьма и воин - Монк Каринвера2
30.11.2014, 11.20





Мне очень понравился роман)))не много фантастики,не испортила его)))
Ведьма и воин - Монк КаринЖасмин
23.12.2014, 17.39





Мне понравилось,легко читается-чуть магии не испортило сюжет.10 из10
Ведьма и воин - Монк Каринюля
18.02.2015, 14.20





Очень интересная книжка
Ведьма и воин - Монк КаринАлена
8.03.2015, 22.23





Книга интересная, кто любит немного мистики прочитают с удовольствием.
Ведьма и воин - Монк Каринджей
20.07.2015, 23.24





Книга хорошая и мне понравилась,наполнена магией и красивой историей любви. Но создается впечатление что с фантазией у автора плохо, просмотрела книгу сердце воина,практически один в один.Это расстраивает и делает книги интересные для одного раза((
Ведьма и воин - Монк КаринИрина
11.02.2016, 18.11





Ошибка автора в том, что он слизал самые запоминающиеся места из нескольких романов.Но конец у него точно свой, потому что мне больше всего понравился в других романах, как Ровена пыталась убить гг, но при этом сама сорвалась со скалы. Она была сестрой первой жены гг, влюбленной в него так сильно, что убила собственную сестру.
Ведьма и воин - Монк КаринЮлия...
24.02.2016, 18.34





Так себе роман... Немного затянут. Поднадоело читать разговоры стариков о ведьме, честно сказать, я эти сцены пропускала. Переливание из пустого в порожнее... И я не очень люблю читать про героя у которого в прошлом была супер-пупер любовь и любимая умерла. Теперь она останется навечно в ранге святой и соперничать с мёртвой очень трудно.
Ведьма и воин - Монк КаринМарина
3.05.2016, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100