Читать онлайн Уступить искушению, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уступить искушению - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уступить искушению - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уступить искушению - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Уступить искушению

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Они прибыли в Дувр ровно в полдень. К этому времени Жаклин чувствовала себя намного лучше. С помощью Армана, или, как она предпочитала называть его, месье Сент-Джеймса, ей удалось немного поесть и выпить чаю. Убедившись, что тошнота прошла, Арман велел ей провести остаток плавания в каюте. Впервые она с радостью подчинилась его требованиям. Однако, как только они подошли к пристани, Жаклин почувствовала, что в ней начинает нарастать возбуждение. Она с беспокойством поглядывала на свою крестьянскую одежду, сваленную на полу в бесформенную кучу.
В это время в каюту вошел Арман — в руках он держал ворох шелка и кружев. Когда он разложил вещи на кровати, оказалось, что это красивое шелковое платье сиреневого цвета, нижняя рубашка из тонкого полотна и великолепная шляпка в тон платью, украшенная перьями и искусственными цветами.
Жаклин надела платье и с огорчением отметила, что оно гораздо лучше смотрелось бы на ней, не будь она так худа. Чтобы как-то выйти из положения, она перевязала платье на талии газовым шарфом, который дополнил ее туалет.
Взглянув на себя в зеркало, Жаклин сочла, что выглядит вполне сносно, и быстро вышла на палубу. Находившиеся поблизости моряки как по команде повернули головы в ее сторону и замерли в изумлении.
— Мадемуазель, — обратился к ней Сидни, — позвольте мне проводить вас к капитану.
Он отвел ее на капитанский мостик, где находился Арман. Повернувшись к ней, капитан принялся критически рассматривать новую внешность пассажирки, словно решая, нравится она ему или нет.
— Вам лучше? — спросил он довольно равнодушно.
— Гораздо лучше, спасибо, — ответила Жаклин и внимательно посмотрела на него, Он стоял перед ней такой огромный в своем черном плаще; его волосы были собраны в хвост и перевязаны бархатной лентой, но несколько непослушных прядей упали на лоб и теперь развевались на ветру. Все в нем говорило о силе и уверенности в сочетании с элегантностью.
— Я рад. — Отвернувшись от нее, Арман полностью переключил свое внимание на управление кораблем.
Сидни отвел Жаклин назад на палубу. Через несколько минут с корабля был перекинут трап, по которому ей предстояло спуститься на землю Англии.
— Пойдемте, мадемуазель, — раздался позади нее негромкий голос. Арман подошел и протянул ей руку. — На берегу ждет экипаж, который отвезет вас домой.
Жаклин печально покачала головой:
— Это не мой дом, месье Сент-Джеймс, и он никогда таковым не станет; скорее, это место ссылки. Я оставила мою страну, погибающую от жестокости и несправедливости, чтобы найти тишину и спокойствие в чужой земле, и поэтому чувствую себя предательницей.
— Если вам будет от этого легче, — сказал Арман после недолгого размышления, — я кое-что объясню. Во-первых, вы не можете считать себя предательницей, так как я увез вас силой, а во-вторых, я не понимаю, чем ваша смерть во Франции была бы лучше жизни в Англии? Напротив, уже одно то, что вы живы, наносит сильный удар по Республике.
Жаклин в отчаянии сжала кулаки.
— Здесь я бесполезна, так как не могу остановить все это кровопролитие. Борьба с тиранией придавала моей жизни хоть какой-то смысл, понимаете вы это?
Его глаза подозрительно прищурились.
— Если вы хоть на секунду допускаете, что я разрешу вам заниматься здесь контрреволюционной деятельностью, то это ваше глубочайшее заблуждение.
Она смело взглянула на него:
— Простите, месье Сент-Джеймс, но я больше не должна ничего спрашивать у вас. Вы доставили меня к сэру Эдварду, так что теперь я вам не подчиняюсь.
Это было правдой: теперь для него она лишь очередная спасенная аристократка, от которой он может требовать только сохранения его инкогнито; а если ей захочется присоединиться к контрреволюционерам, пусть другие решают, что с ней делать.
— Вы попали в точку, — нехотя произнес он. — Теперь за вас отвечает сэр Эдвард.
Большую часть пути до дома сэра Эдварда они молчали. Арман откинулся на сиденье и закрыл глаза; Жаклин смотрела в окно и думала о том моменте, когда увидит своих сестер. Наверняка они изменились за эти пять месяцев. Арман говорил, что Серафина молчит с тех самых пор, как узнала о смерти отца. Может быть, увидев старшую сестру, девочка сможет вновь заговорить…
— Отчего вы улыбаетесь?
Жаклин вздрогнула и повернула голову. Месье Сент-Джеймс внимательно смотрел на нее.
— Я просто думала о своих сестрах, — смущенно проговорила она, словно улыбка являлась для нее проявлением слабости.
— Не нужно стесняться, мадемуазель. В улыбке нет ничего плохого, — заметил он насмешливо. — Я сам, знаете ли, иногда это делаю.
Жаклин не стала отвечать на его шутку и отвернулась к окну.
— Мадемуазель, я хотел обратиться к вам с одной просьбой.
— И с какой же? — спросила она, не отводя взгляда от окна, за которым не было ничего, кроме непроглядной темноты.
Арман придвинулся к ней, давая понять, что предстоящий разговор потребует от нее полнейшего внимания. Жаклин почувствовала, что его сила заставляет ее трепетать даже тогда, когда он просто сидит рядом, Он был так близко, что она могла ощущать его запах. Это был странный, мужской аромат, некая смесь чистой одежды, мускуса и чего-то неуловимого. Она никогда не встречала подобный запах.
Неожиданно Жаклин вспомнила о Франсуа-Луи, своем женихе. Как ни странно, воспоминания о нем посетили ее впервые за эти несколько дней. Но что такое была их помолвка? Просто их отцы, как старые друзья, договорились между собой; сами же они так и не успели испытать друг к другу ничего похожего на любовь. Теперь, восстанавливая в памяти их редкие встречи, Жаклин припомнила приторно-сладкий аромат духов, который, словно облако, постоянно окутывал Франсуа-Луи. Французские аристократы всегда использовали большое количество духов, но запах месье Сент-Джеймса не был похож ни на один мужской запах, который оно знала.
— Прошу вас, никому не говорите, кто спас вас из Консьержери, — настойчиво сказал Арман. — Сэр Эдвард и его семья знают, что я, используя свои связи, доставил вас на побережье, а оттуда в Англию, но они даже не подозревают, чем я занимаюсь во Франции. Вы также не должны посвящать их во все детали.
— Но почему? — удивилась Жаклин. — Сэр Эдвард является другом моего отца. Он так же ненавидит революцию, как и я. Что касается Англии, то эта страна находится в состоянии войны с Францией. Зачем вам нужно соблюдать такую секретность?
— Потому, мадемуазель, что здесь повсюду шпионы. Если Революционное правительство узнает, кто помогает аристократам бежать из Франции, они начнут следить за мной и очень скоро схватят.
— А как часто вы бываете во Франции? — с любопытством спросила Жаклин.
Арман с подозрением посмотрел на нее:
— Почему вас это интересует?
Жаклин заколебалась. Если она скажет ему, что хочет отправиться во Францию вместе с ним, то, конечно же, получит отказ; однако, зная дату отплытия, она может незаметно пробраться на «Анжелику». Теперь же ей следует соблюдать осторожность и не давать месье Сент-Джеймсу ни единого повода для подозрений.
— Просто так, — произнесла она с напускным равнодушием. — Мне интересно, как часто вам приходится рисковать, чтобы заработать на жизнь. Судя по тому, что у вас есть корабль и такой прекрасный экипаж, вы не можете подолгу отсиживаться в безопасности.
— Ваша забота о моем благосостоянии весьма трогательна, — сухо заметил Арман. — Но так как вы совершенно не умеете врать, позвольте сказать вам одну вещь. Ни при каких обстоятельствах вы не вернетесь во Францию, чтобы мстить Никола Бурдону. Живой вам оттуда не выбраться, а когда вас схватят, то подвергнут таким мучениям, что вам не удастся скрыть правду. Мадемуазель, вы рискуете не только вашей жизнью, а я пока умирать не собираюсь. — Он протянул руку и повернул ее к себе. — Вы должны оставить все эти фантазии о вашем возвращении и начать новую жизнь здесь.
Жаклин попыталась освободиться от его руки, но все было напрасно.
— Я все поняла, — только и смогла выговорить она.
— Надеюсь, что так. — Арман убрал руку, откинулся на сиденье и закрыл глаза.
Было уже очень поздно, когда экипаж подъехал к дому сэра Эдварда. Взору Жаклин предстал огромный темный замок, в котором светилось лишь несколько окон на первом этаже. Лошади остановились, и она сама протянула руку Арману, чтобы он помог ей спуститься на землю.
— Вот ваш новый дом, мадемуазель. — Этими словами он словно хотел пресечь все возможные возражения с ее стороны.
Жаклин молчала. Она страшно устала и мечтала только о том, чтобы добраться до кровати и проспать несколько суток подряд. Тем не менее возбуждение от предстоящей встречи с Сюзанной и Серафиной нарастало в ней с каждой секундой.
Когда они поднялись по ступенькам к входной двери, Жаклин сжала руку Армана, словно ища у него поддержки. Тяжелая дубовая дверь распахнулась, и на пороге появился дворецкий.
— Добрый вечер, мистер Сент-Джеймс, — произнес он по-английски.
— Добрый вечер, Кранфилд. Скажите, сэр Эдвард и леди Харрингтон все еще наверху?
— Они ждали вас утром и сейчас находятся в комнате для живописи. Будьте любезны, следуйте за мной.
Дворецкий провел их в комнату, стены которой украшали гобелены и огромные портреты в тяжелых рамах. Едва они вошли, как к ним навстречу бросилась пожилая улыбающаяся дама — это, как догадалась Жаклин, и была леди Харрингтон.
— Святые угодники, Арман, ты действительно сделал это! — с радостью воскликнул, следуя за ней, невысокий, полноватый господин. Голову сэра Эдварда украшал забавный пушок сильно вьющихся седых волос, а яркий румянец на щеках свидетельствовал о его большой любви к бренди. Он с неожиданной силой схватил руку Жаклин и поднес к своим губам. — Добро пожаловать, моя дорогая Джеклин, добро пожаловать, — произнес сэр Эдвард с широкой улыбкой. — Мы с леди Харрингтон так волновались все эти дни! Знаете, когда Сент-Джеймс не приехал сегодня утром, мы чуть с ума не сошли от беспокойства!
— Милая девочка, ты, должно быть, смертельно устала, — прервала его леди Харрингтон, подходя к Жаклин и нежно целуя ее в щеку. Она, как и ее муж, оказалась полной и небольшого роста, но в ее полноте было столько элегантности и достоинства, что ею невозможно было не залюбоваться. — Теперь все твои тревоги позади. Если тебе неприятно, мы можем ничего не обсуждать. Господи, какая же ты худая! Неудивительно, ведь тебя заставляли голодать в этой ужасной тюрьме. Но не беспокойся, мы все уладим. Мы будем готовить для тебя только твои самые любимые блюда. Ты не хотела бы съесть что-нибудь прямо сейчас?
Жаклин молча смотрела на них… и не понимала ни слова. Она беспомощно взглянула на Армана, который, видимо, только сейчас догадался, что его спутница совершенно не говорит по-английски.
— Бедная девочка, — тут же запричитала леди Харрингтон, — как я сразу не догадалась! Конечно же, она не знает английского.
Жаклин вдруг почувствовала себя страшно одинокой.
— Может быть, лучше предоставить мадемуазель де Ламбер возможность повидаться с сестрами? — подсказал Арман.
— Прекрасная мысль! — воскликнула леди Харрингтон. — Кранфилд, попросите мисс Линдси разбудить девочек и привести их вниз.
— Как прикажете, миледи. — Дворецкий поклонился и вышел из комнаты.
— Какая досада! — Сэр Эдвард с сожалением развел руками — Похоже, мой друг Шарль-Александр не научил своих дочерей английскому. — Он произнес эти слова несколько неуклюже, словно извиняясь. — Но не стоит беспокоиться. Сюзанна и Серафина уже неплохо освоились здесь и, думаю, Джеклин не отстанет от своих сестер. Обещаю, через месяц она уже будет понимать все, что мы говорим, — радостно заключил он.
— Сэр Эдвард, имя мадемуазель де Ламбер произносится как Жаклин, а не Джеклин, — заметил Арман. Почему-то его ужасно раздражала эта ошибка.
Хозяин дома удивленно взглянул на него. Англичане всегда свободно, обращались с иностранными именами и названиями, не видя в том ничего предосудительного.
— Да-да, конечно, — сказал он. — Жаклин.
— Может, нам стоит называть ее просто Джеки — так будет удобнее для всех… — с готовностью предложила леди Харрингтон.
— Прекрасная идея, моя дорогая! — воскликнул сэр Эдвард. — Арман, спросите нашу крошку, она не будет возражать против Джеки?
— Нет, — жестко возразил Арман. Леди Харрингтон и сэр Эдвард удивленно взглянули на него. — Я хочу сказать, что после небольшой тренировки вам не составит труда правильно выговаривать ее имя, — добавил он извиняющимся тоном.
Жаклин молча следила за происходящим. Она понимала, о чем идет речь, но не более того. Почему она решила, что Харрингтоны обязательно должны были говорить по-французски? Ее отец, весьма образованный человек, много путешествовал и знал несколько языков: совершенно очевидно, что со своим другом, сэром Эдвардом, он без труда говорил по-английски. Герцог де Ламбер настоял на том, чтобы его сын учил иностранные языки, что причиняло бедняге Антуану ужасные страдания, так как у него совершенно не было к этому способностей, однако он не считал необходимым дать соответствующее образование дочерям. Жаклин с горечью подумала о том, как трудно было Сюзанне и Серафине привыкать к новому языку.
— Жаклин!
Девушка обернулась. В ту же секунду маленькие ручки обвили ее шею. С замиранием сердца она прижала к себе сестру.
— Сюзанна, радость моя! Наконец-то снова вижу тебя! — воскликнула Жаклин, покрывая поцелуями кудрявую головку. Затем она увидела Серафину, та нерешительно стояла в дверях. — Ангелочек мой, иди сюда и дай мне поцеловать тебя!
Малышка смотрела на странную даму и не узнавала ее.
— Серафина, это же я, — сказала Жаклин. — Неужели я так изменилась за эти пять месяцев? — Она сняла шляпку.
— Сестрица, — Сюзанна с недоумением разглядывала ее, — а что случилось с твоими волосами?
— Я их отрезала, — призналась Жаклин, понимая, что поступила опрометчиво, Серафина недоверчиво смотрела на нее. — Понимаешь, это так хлопотно все время их мыть и расчесывать — вот я и решила придумать новую моду. Правда, месье Сент-Джеймс?
— Именно так, — поддержал ее Арман. — Теперь все женщины во Франции делают себе стрижку а-ля мадемуазель де Ламбер.
Сюзанна скептически принялась рассматривать новую прическу старшей сестры.
— Кажется, я слышала знакомый голос? — Едва прозвучали эти слова, как в комнату плавно вошла красивая рыжеволосая девушка. На ней была только кружевная ночная рубашка голубого цвета, прикрытая для приличия большой шалью. — О, Арман, — проворковала она по-английски, — ты вернулся из своего очередного опасного путешествия! Я умираю от желания сейчас же услышать подробный рассказ…
Жаклин немедленно переключила свое внимание на незнакомку. Она не поняла ни единого слова, но было ясно, что у нее довольно близкие отношения с Арманом. Странное беспокойство заставило девушку покраснеть.
— А ты, должно быть, Джеклин? — Красавица словно только сейчас заметила присутствие Жаклин.
— Лаура, Джеклин не говорит по-английски. И… тебе не кажется, что твой наряд несколько не подходит для появления в обществе? — проворчал сэр Эдвард.
— Папочка, Арман почти член нашей семьи, — Лаура заговорщицки улыбнулась Сент-Джеймсу, — и он должен немедленно рассказать нам все. Тебе пришлось убивать кого-нибудь? А как ты пересек пролив? Тебя преследовали вражеские корабли?
— Ну-ну, — урезонила дочь леди Харрингтон, — зачем столько вопросов? Сэр Сент-Джеймс страшно устал. Вы поговорите завтра, а сейчас всем пора спать.
— Извините, леди Харрингтон, — сказал Арман, — но я не останусь у вас на, ночь.
— Нет, — воскликнула Лаура, — вы должны, иначе я умру от любопытства!
Жаклин вдруг захотелось подойти и залепить пощечину этой рыжеволосой выскочке.
— Мадемуазель де Ламбер расскажет то, что вас интересует. Кроме того, вы сможете попрактиковаться во французском. — Арман усмехнулся. — Я же слишком долго не был дома. Извините, но мне пора.
Он повернулся к Жаклин, которая все еще сжимала Сюзанну в своих объятиях.
— Что ж, мадемуазель, пришло время расставаться… Она удивленно взглянула на него:
— Прямо сейчас?
Жаклин не ожидала, что разлука наступит так быстро, но спорить было бесполезно. Он уже выполнил свое задание, и теперь их ничто не связывает. Все эти дни она мечтала избавиться от него, однако теперь, когда подошло время прощаться, почувствовала, что ей этого вовсе не хочется.
— Я думала, вы останетесь ненадолго… — нерешительно проговорила она.
Искреннее сожаление, прозвучавшее в ее голосе, удивило Армана. Он понимал, что Жаклин растеряна, но ведь это только начало. Постепенно все образуется: сэр Эдвард и леди Харрингтон сумеют позаботиться о ней, и мысль о мести будет вытеснена заботами о нарядах и украшениях. Она начнет посещать балы, познакомится с молодыми людьми. Ее красота и знатное происхождение сделают ее весьма популярной…
Неожиданно ему вспомнилось, как Жаклин отреагировала, когда он попытался поцеловать ее в лесу. Господи, помоги тому безумцу, который решит побороться за эту девушку!
— К сожалению, мадемуазель, мне пора возвращаться домой, — наконец сказал Арман.
— Да, конечно, — тихо отозвалась Жаклин.
Его миссия окончена, и теперь ему не терпится вернуться к себе, туда, где его ждут объятия женщины по имени Анжелика — так она поняла значение серебряной монограммы на кружевном платке, хранящемся в его шкафу на корабле. «АСД» означало Анжелика Сент-Джеймс. Как же она сразу не догадалась, что он женат!
— Простите, что я задержала вас, — холодно произнесла Жаклин. — Благодарю за мое спасение и желаю безопасного возвращения домой.
Резкое изменение ее тона удивило Армана, но он решил не обращать на это внимания. Пожелав Харрингтонам спокойной ночи, Сент-Джеймс попрощался с Сюзанной и Серафиной, которой прошептал что-то на ухо, чего Жаклин не смогла расслышать, и быстро вышел.
«Теперь никто больше не будет контролировать каждый мой шаг», — успокаивала себя Жаклин. Она посмотрела на Серафину, которая так и не подошла к ней. Терпение, малышке нужно дать время привыкнуть.
— Ну, думаю, нам всем пора ложиться спать, — предложила леди Харрингтон.
Словно не слыша этих слов, Сюзанна подошла к сестре и взяла ее за руку:
— А где Антуан?
Вопрос застал Жаклин врасплох. Она не знала, что девочкам так ничего и не сообщили. Впрочем, сейчас не время говорить им о смерти брата — они и так пережили слишком много горя.
— Антуан арестован и сидит в тюрьме. — Жаклин невольно опустила глаза.
Сюзанна удивленно посмотрела на нее:
— А почему месье Сент-Джеймс не спас его вместе с тобой?
— Понимаешь, очень трудно спасать людей из тюрьмы, — объяснила Жаклин, она старалась, чтобы ее слова звучали как можно убедительнее, — но Антуан недавно прислал мне письмо, где написано, что с ним все в порядке. Он прекрасно себя чувствует и передает вам обеим самый горячий поцелуй.
— Мне кажется, что она рассказывает им о смерти их брата, — неожиданно произнесла по-английски Лаура, обращаясь к своим родителям, которые не понимали, о чем говорят сестры.
— Думаю, не стоило говорить им об этом прямо сейчас, — с сомнением заметила леди Харрингтон. — Но она их сестра, и ей лучше знать, когда сообщить бедняжкам печальную новость.
Сюзанна с ужасом взглянула на леди Харрингтон. Ярко голубые глаза девочки мгновенно потемнели.
— Ты лжешь! — громко закричала она, с ненавистью глядя на Жаклин. — Зачем ты соврала нам? — С этими словами девочка, заливаясь слезами, выбежала из комнаты.
Жаклин не знала, что ей делать, и в растерянности посмотрела на Серафину. Взгляд малышки стал каким-то безжизненным. «Такого взгляда не должно быть у шестилетних детей», — подумала Жаклин.
Серафина повернулась и молча вышла из комнаты; при этом Жаклин почувствовала, что такое молчание для нее тяжелее, чем плач Сюзанны.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Уступить искушению - Монк Карин



велеколепный роман
Уступить искушению - Монк Каринольга
13.10.2011, 9.23





роман не плохой. 9 из 10.
Уступить искушению - Монк Каринмарина
14.10.2012, 13.32





3 спасения от гильотины и 3 попытки изнасилования главной героини главным злодеем - это уже перебор для одного романа. Вполне хватило бы и одного эпизода для интересной книги. А так даже становится смешно, когда главный злодей почти-почти изнасиловал оторву-главную героиню, почти "вошел" куда надо,но тут появляется , как чертик из табакерки, главный герой и выдергивает ее из под рохли-насильника. Ну очень много приключений!
Уступить искушению - Монк КаринВ.З.,66л.
16.07.2014, 12.22





Ну сказка и плохо написано.
Уступить искушению - Монк Кариннаташа
1.05.2015, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100