Читать онлайн Уступить искушению, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уступить искушению - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уступить искушению - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уступить искушению - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Уступить искушению

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Жаклин почувствовала, что ее голова падает куда-то в пустоту, но тут же натолкнулась щекой на что-то мягкое и теплое. Она зевнула и попыталась поудобнее устроиться; ее рука заскользила вверх, чтобы проверить, на что опирается голова.
Когда она поняла, что это плечо гражданина Жюльена, сон мгновенно покинул ее, и Жаклин резко выпрямилась.
— Нам ехать еще несколько часов, — сказал он. — Так что отдыхайте.
— Я совершенно не устала, — заявила Жаклин. На самом деле она была измотана до крайности, но не хотела признаваться в этом гражданину Жюльену, который, похоже, вообще не знал усталости.
Он скептически взглянул на нее, отметив про себя, что под глазами у нее появились черные круги.
— Если хотите, можете опереться о мое плечо…
— Спасибо, не нужно, — коротко ответила Жаклин и принялась рассматривать места, мимо которых они ехали.
Жаклин думала, что они отъедут от города и переночуют в какой-нибудь гостинице или на постоялом дворе, откуда она сможет бежать, но гражданин Жюльен не собирался останавливаться. Когда от Парижа их отделяло примерно десять миль, перед ними появился всадник, который вел в поводу двух лошадей. Старую клячу выпрягли из повозки, а ее место заняли молодые сильные лошади. Они продолжили путь, и когда лошади устали, появился новый таинственный помощник, который привел новую пару лошадей, и так повторялось на всем пути до Булони через каждые несколько часов.
Когда Жаклин пожаловалась на голод, гражданин Жюльен протянул ей корзину, приготовленную Жюстеном, в которой лежали холодный цыпленок, сыр, хлеб, фрукты, две бутылки вина и еще две с какой-то прозрачной жидкостью, которую Жаклин сочла более крепким напитком.
Еды было вполне достаточно для двоих на пару дней, поэтому девушка с удовольствием поела, не опасаясь, что ее обвинят в обжорстве.
С каждым часом, с каждым поворотом колеса, Жаклин оказывалась все дальше от Парижа, от чего ее беспокойство росло. Что, если, попав в Англию, она не найдет в себе сил вернуться? Мирная и спокойная жизнь с сестрами может подействовать на нее так умиротворяюще, что она забудет о жажде мести. Нет, она этого не допустит! Ей не по силам остановить революцию и отомстить за всех, кто стал ее невинной жертвой, но она может убить Никола Бурдона и отомстить за смерть отца и брата, а значит, должна вернуться в Париж.
— Гражданин Жюльен, можно остановиться на минуту?
Он вздохнул, натянул поводья, слез с повозки и подождал, пока Жаклин тоже спустится на землю, после чего они направились в глубь леса в поисках подходящего места. Лес оказался достаточно густым, и в нем было довольно трудно найти отдельно стоящее дерево.
Наконец Жюльен указал на невысокие заросли кустарника.
— Идите туда и не задерживайтесь. — С этими словами он сел на землю, прислонился к стволу и приготовился ждать.
Жаклин пошла вперед, выбирая заросли погуще. Наконец она заметила несколько елей, росших так близко друг к другу, что они образовывали почти непрозрачную стену. Сочтя эти деревья надежным прикрытием, она бросилась бежать в глубину леса. Через несколько минут гражданин Жюльен позовет ее и, не услышав ответа, отправится на поиски, поэтому ей следовало убежать как можно дальше. У него мало времени, и он не станет долго ее разыскивать. Спустя некоторое время она выйдет на дорогу и вернется в Париж. Если ей встретится повозка, она доберется до города быстрее. Где она будет спать и что есть — ее совершенно не волновало. Главное — Никола Бурдон, а все остальное не имело никакого значения.
Жаклин бежала все дальше в лес, и никто не звал ее. Возможно, гражданин Жюльен заснул. Сердце колотилось в ее груди с бешеной силой. Наконец она остановилась, чтобы перевести дух и решить, в каком направлении двигаться дальше.
— Заблудились, мадемуазель? — раздался рядом с ней насмешливый голос.
С замиранием сердца Жаклин смотрела на словно выросшего прямо перед ней из-под земли Жюльена. Весь его вид говорил о том, что он был очень сердит.
— Как хорошо, что вы меня нашли, — залепетала Жаклин, отступая на несколько шагов. — Я хотела вернуться к повозке, но лес такой густой и…
— И вы совершенно не умеете врать, — закончил он. — Но ваша ложь ничто по сравнению с той опасностью, которой вы подвергаете жизни — мою и вашу. — Жюльен схватил ее за руку и притянул к себе. — Знаете, мадемуазель Ламбер, мне кажется, единственное, что вам действительно нужно, так это хорошая порка, и я вам ее обеспечу, если вы еще раз попытаетесь от меня сбежать.
— Вы не смеете дотрагиваться до меня! — в отчаянии воскликнула Жаклин.
Словно не замечая ее возмущения, Жюльен потащил ее обратно к повозке.
— Мадемуазель, мне надоело проявлять терпение, — произнес он, выделяя каждое слово, — и хотя я сочувствую вашим утратам и мне понятно ваше желание отомстить…
— Ничего вам не понятно! — Жаклин тщетно пыталась высвободиться из его рук. — Вы простой буржуа, который зарабатывает тем, что спасает от тюрьмы людей, за которых могут заплатить; вернувшись в Англию, вы будете жить спокойно до тех пор, пока у вас не кончатся деньги и вам не придется взяться за очередное поручение. Что вы знаете о чести, долге, обязанности защищать тех, кого любишь? Лицо Жюльена окаменело.
— Не вам судить обо мне, — сказал он с горечью в голосе.
Жаклин в растерянности посмотрела на него. Его слова таили скрытую боль. Она видела, что ему стоило большого труда вновь взять себя в руки.
— А сейчас, мадемуазель, мы поговорим о вас, — произнес он и, прищурившись, посмотрел на нее. — Какая у вас тонкая, аристократическая шейка; жаль будет, если в нее вонзится нож гильотины. А знаете, он совсем даже не холодный — его согревает кровь тех, кого казнили перед вами.
Пальцы Жюльена продолжали скользить по ее коже, и Жаклин почувствовала, как дрожь пробежала по ее спине.
— Кроме того, вас могут арестовать еще до того, как вы попадете в Париж. А знаете, что произойдет, если вас схватят в какой-нибудь деревне? — тихо спросил Жюльен. Его голос завораживал Жаклин; она чувствовала, что не может даже пошевелиться. — Вас посадят под замок, а потом будут решать, стоит ли беспокоиться и везти вас в столицу. Возможно, мадемуазель, революционеры догадаются, что под лохмотьями и гримом скрывается настоящая красавица. Что до меня, то я уже видел ваш портрет, Жаклин. — Его рука перебирала волосы у нее на затылке. Он произнес ее имя медленно, словно оно было исполнено прекрасной музыки, слышной только ему. — Теперь я все время думаю, осталось ли в вас хоть что-то от той невинной девушки с портрета?
Его губы коснулись ее лица. Они оказались теплыми и нежными. Этот поцелуй не был требовательным, скорее, он успокаивал, и Жаклин не могла не ответить на него. Она не шевелилась, но ее губы непроизвольно раскрылись, отвечая на его призыв. В эту минуту она утратила способность мыслить, полностью отдавшись во власть неведомого чувства. Жюльен обнял ее, а она продолжала наслаждаться его близостью.
Неожиданно Жаклин охватила паника. Он был таким большим и от него исходила такая сила, что это напомнило ей силу Никола, когда тот прижал ее к стене камеры в Консьержери. Страшные воспоминания навалились на нее, разрушая те чары, которым она только что поддалась.
Жаклин инстинктивно отшатнулась от гражданина Жюльена и изо всех сил ударила его кулаком в челюсть.
Потирая ушибленное место, он смотрел на нее в полном недоумении. Жаклин, тяжело дыша, стояла перед ним, все еще сжимая кулаки, готовясь при необходимости ударить еще раз.
— Никогда больше не прикасайтесь ко мне, — произнесла она дрожащим голосом. — Или я найду нож и воткну его вам в грудь.
Жюльен еще некоторое время смотрел на нее. Какого черта его потянуло целоваться! В этих лохмотьях, с гримом на лице и нечесаными волосами в ней трудно было распознать красавицу; кроме того, он никогда не имел дела с женщинами, которых спасал, хотя многие из них были очень красивы и из благодарности готовы для него на все.
— Спасибо за предупреждение, мадемуазель. — Жюльен вежливо поклонился. — Обещаю, что больше не прикоснусь к вам, если только мне не придется надрать вашу аристократическую задницу за очередную попытку сбежать. А теперь вам следует вернуться в повозку.
Остаток дня они не разговаривали. Жаклин была в отчаянии оттого, что ее попытка побега сорвалась. Она смотрела перед собой, стараясь запомнить каждое поле, каждую деревушку, которые они проезжали. Это была ее страна, ее Франция, которая сейчас тонула в крови.
Убаюканная осенним пейзажем, Жаклин наконец заснула.
Ее разбудила тишина. Жаклин медленно открыла глаза. Была глубокая ночь. На затянутом тучами небе не проглядывало ни единой звездочки. Жаклин вдохнула солоноватый воздух, наполненный запахом рыбы. Ей никогда прежде не доводилось бывать у моря, но она сразу догадалась, что находится на побережье.
Гражданин Жюльен стоял недалеко от нее и пристально вглядывался в казавшееся бесконечным море. Выбравшись из повозки, Жаклин подошла к нему, собираясь спросить, когда прибудет корабль… но что-то остановило ее.
Впервые она видела гражданина Жюльена таким. Он ничего не скрывал и не притворялся. Его широко расставленные ноги, мощный торс, покатые плечи, казалось, были наполнены той же самой силой, которая исходила от темного, накатывающего волна за волной моря. Ледяной ветер развевал его волосы. Кем на самом деле был тот, кто поминутно рисковал жизнью, вытаскивая из тюрем таких, как она? Неужели только материальная выгода толкала его каждый раз в объятия смерти? Разве человек может так дешево оценивать собственную жизнь? И есть ли у него кто-то, кто каждый раз умоляет его остаться, а потом считает дни, изводя себя тревожными мыслями?
Погруженная в размышления, Жаклин не заметила, как Жюльен повернулся к ней. Через мгновение его пистолет уже упирался ей в грудь.
Он внимательно посмотрел на нее и медленно опустил оружие.
— Никогда больше не подкрадывайтесь так ко мне.
— Извините. — Жаклин пристыженно опустила голову. — Я не хотела застать вас врасплох.
Он снова принялся смотреть на море. Жаклин последовала его примеру, но ничего не увидела.
— Где ваш корабль? — наконец спросила она. Если прибытие задержится, то у нее появляется шанс.
— «Анжелика» спрятана в небольшом заливе. — Жюльен указал рукой направление.
— А как мы попадем туда?
— Мои люди причалят через несколько минут, — ответил он, вглядываясь в темноту.
Вскоре Жаклин заметила небольшую лодку, стремительно приближавшуюся к берегу.
— Мадемуазель, если вы готовы, я помогу вам подняться на борт, — вежливо предложил Жюльен, протягивая руку.
Жаклин почувствовала, что ей снова стало страшно. Итак, она все же покидает Францию.
— А как же повозка? — Ее голос дрожал. Жюльен улыбнулся:
— Не беспокойтесь, повозку заберут через полчаса.
Ну конечно, он никогда не оставляет без внимания даже самые мелкие детали.
— Послушайте, море кажется очень неспокойным. Как же мы поплывем?
— Мои люди — опытные моряки, они привыкли плавать и при более суровой погоде. Давайте руку.
— Вы забыли, гражданин Пуатье, что мне не нужна ваша помощь, — заявила Жаклин, гордо вскидывая голову. — Я спущусь сама.
Она подобрала подол платья и, словно королева, направилась в сторону берега. Затем ей пришлось довольно неуклюже сползти с высокого обрыва и пройти по мокрому песку, в котором вязли ноги. Она затратила немало сил, но успела как раз вовремя — лодка уже причалила к берегу.
— Добрый вечер, капитан, — обратился к шедшему следом гражданину Жюльену пожилой моряк; его изрезанное морщинами лицо, обрамленное седой бородой, показалось Жаклин очень добрым.
— Здравствуй, Сидни, — ответил Жюльен. — Все в порядке?
— Так точно. Когда вы не прибыли к сроку, я отправил людей в деревню, но там все было спокойно и в тюрьме никто не сидел. Мы поняли, что вы просто задерживаетесь.
— Нам с мадемуазель де Ламбер пришлось поменять планы, — кивнул Жюльен. — Прошу вас, — обратился он к Жаклин, приглашая ее в лодку.
Сидни протянул ей руку и помог перелезть через борт, в то время как гражданин Жюльен вошел по пояс в ледяную воду, чтобы оттолкнуть лодку от берега. Затем он забрался в лодку, и мужчины принялись грести, окатывая Жаклин дождем брызг. К тому моменту, когда они подплыли к кораблю, Жаклин совершенно промокла и дрожала от холода, поэтому была рада наконец оказаться на твердой и надежной палубе.
— Сидни, отведи мадемуазель де Ламбер в мою каюту, — сказал гражданин Жюльен. — Да проследи, чтобы у нее было все необходимое, включая горячую ванну.
— Подождите! — закричала Жаклин.
Гражданин Жюльен озабоченно взглянул не нее. Не хватало только, чтобы она начала спорить с ним на его собственном корабле, да еще в присутствии команды!
— Что вам угодно? — спросил он, едва сдерживая раздражение.
— Я хочу остаться на палубе и посмотреть, как мы будем отплывать.
— Вы устали и замерзли, — возразил он. — Я не хочу, чтобы вы подхватили простуду.
— Пожалуйста, — взмолилась Жаклин, подходя ближе, чтобы матросы, с любопытством наблюдавшие все происходящее, не могли услышать их разговор. — Вы увозите меня из моей страны. Я покидаю родной дом и все, что составляло мою жизнь. Прошу вас, дайте мне попрощаться.
Боль и искренность, прозвучавшие в голосе Жаклин, удивили хозяина корабля. Он посмотрел ей в глаза. Похоже, что она говорила правду. Но эти ее попытки сбежать… Если она решит прыгнуть в воду, то ему придется прыгать вслед за ней.
— Кто-нибудь, принесите одеяло, — наконец приказал он, не спуская с Жаклин тяжелого взгляда. — Сидни, останься с мадемуазель де Ламбер и не давай ей подходить к борту. Отведи ее в мою каюту не позже чем через четыре минуты после отплытия.
— Будет исполнено, капитан, — ответил Сидни, которого явно развеселил подобный приказ.
— Благодарю вас, — прошептала Жаклин.
— Смотрите, не доставляйте Сидни хлопот, иначе, обещаю вам, вы потом не сможете сидеть целый месяц!
— Обещаю, что буду вести себя подобающим образом. Дело в том, что я не умею плавать.
Гражданин Жюльен громко рассмеялся:
— Мадемуазель, вы меня почти успокоили. Но зная, на что вы способны, я не удивлюсь, если вы не сдержитесь и все-таки попытаетесь удрать. Где же это чертово одеяло?
— Вот оно, сэр, — сказал молодой матрос, подавая капитану шерстяное одеяло.
— Не больше четырех минут, — напомнил гражданин Жюльен, накидывая одеяло на плечи Жаклин. — Если вы простудитесь, я буду очень недоволен, — добавил он, покидая палубу.
Завернувшись в одеяло, Жаклин принялась вглядываться в темную полоску берега. Лишь один огонек мерцал вдалеке — наверное, это светилось окно рыбацкого дома или кто-то вывесил фонарь для путника, заблудившегося в темноте. Якорь уже подняли, и теперь с каждой секундой берег отдалялся от нее.
— Прощай, Франция, прощай, мой дом, моя жизнь, — тихо прошептала Жаклин. — Я уезжаю не насовсем и вернусь, что бы ни случилось. Никола будет наказан, клянусь!
— Мадемуазель, пора спускаться, — раздался за ее спиной голос Сидни.
Она вздохнула и направилась в каюту капитана.
Каюта оказалась маленькой, но очень уютной и теплой; в ней находились только кровать, небольшая печь в углу, стол с двумя стульями, шкаф и секретер. Вся мебель была сделана из ценных пород дерева, но не украшена ни позолотой, ни инкрустациями. Она сильно отличалась от той изящной мебели, которая наполняла замок ее отца.
Указав на шкаф, Сидни пояснил, что ей разрешено пользоваться любыми вещами. Едва он вышел за дверь, как появилось несколько матросов, которые принесли большую медную ванну, а через минуту другие матросы наполнили ее горячей водой.
Как только дверь за ними закрылась, Жаклин бросилась к шкафу, достала оттуда кусок дорогого мыла и большое полотенце. Затем она быстро разделась и с радостью погрузилась в горячую воду. Никогда в жизни ей не приходилось испытывать такого наслаждения! Она намыливала каждый сантиметр своего тела, втирала ароматное мыло в волосы, чтобы избавиться от краски, споласкивала их и снова принималась намыливать.
Она просидела в ванне до тех пор, пока вода совсем не остыла, и только потом, в последний раз облившись чистой водой из ведра, которое один из матросов предусмотрительно оставил возле ванны, начала вытираться.
На кровати лежала красивая ночная рубашка белого цвета. Жаклин надела ее, думая о том, чья это вещь. Если рубашка принадлежала Анжелике, то, возможно, она плавала на этом корабле. От этой мысли Жаклин покраснела. Впрочем, ей-то что за дело?
Она подошла к шкафу, надеясь найти в нем расческу, и сразу обратила внимание на большую стопку рубашек из тонкого и очень дорогого полотна. Под рубашками лежали несколько пар отлично скроенных бриджей и пара шелковых жилетов. Все вещи были отменного качества и стоили немалых денег. Жаклин поняла, что, несмотря на отсутствие благородного происхождения, гражданин Жюльен был человеком тонкого вкуса. Она продолжила изучение содержимого шкафа, убеждая себя, что делает это не из любопытства, а просто ищет расческу. В конце концов, гражданин Жюльен сам разрешил ей пользоваться любыми вещами.
Наконец она нашла расческу, но тут ее взгляд наткнулся на маленькую шкатулку. Жаклин не могла удержаться и раскрыла ее. Внутри лежало несколько голубых и розовых шелковых лент, а под ними она заметила кусочек кружева. Когда она достала его из шкатулки, оказалось, что это женский носовой платок, в углу которого серебром были вышиты инициалы «АСД». Жаклин медленно перебирала пальцами тонкую материю, словно пыталась таким образом разгадать тайну гражданина Жюльена. «А» скорее всего было первой буквой имени Анжелика, решила она. Видимо, эта женщина подарила платок капитану на память о чем-то очень личном. Ей показалось странным, что такой человек, как гражданин Жюльен, хранил столь сентиментальные вещи. По-видимому, она действительно совсем не знала его.
И нечего ей узнавать. Жаклин свернула платок и положила его на место; затем убрала все вещи в шкаф и закрыла его. После этого она подошла к столу, перед которым висело зеркало, села на стул и принялась причесываться. Теперь, когда ее волосы были чистыми, ей вновь стало жаль отрезанных прядей. «Ты могла лишиться головы, — напомнила она себе, — волосы лишь малая плата за шанс вернуться и убить Никола». К тому же теперь, став короче, они завивались в весьма симпатичные локоны. Возможно, она не так уж непривлекательна с новой прической.
Звук выплескивающейся из ванны воды привлек ее внимание, и тут она заметила, что каюта сильно раскачивается. Жаклин попыталась встать, однако неожиданно резкий крен судна заставил ее снова опуститься на стул.
Стиснув зубы, она поднялась и направилась к двери, чтобы приказать гражданину Жюльену вести корабль более осторожно. Ей удалось сделать лишь несколько шагов, как вдруг она почувствовала, что у нее кружится голова. Колени ее подогнулись, к горлу подступила тошнота. Учитывая неприятное обстоятельство, она решила отложить разговор с Жюльеном и «правилась к кровати, однако стоило ей прилечь, как еще более сильный приступ тошноты заставил ее застонать.
— С ней все в порядке, господин Арман, — сообщил Сидни капитану, стоявшему на палубе.
— Вот и хорошо, — ответил тот. Он смотрел на бушующие за бортом волны. — Я надеялся, что море будет спокойнее.
— Мы побеждали шторм посильнее этого, — заметил моряк с улыбкой. — Просто сейчас плавание будет немного дольше.
— Чем быстрее мы доберемся до Англии, тем быстрее я избавлюсь от нее.
Сидни запустил руку в бороду и рассмеялся:
— Похоже, она та еще штучка?
— Она не дает мне ни минуты покоя с того момента, как я ее увидел, — »раздраженно произнес Арман.
Он с удовольствием вдохнул холодный соленый воздух. Как приятно снова оказаться на своем корабле, надеть свою одежду, называться своим именем и говорить по-английски! Приказав отправляться в путь, ом немедленно смыл грим Жана Пуатье, побрился и надел чистую одежду. Даже усталость не могла помешать ему насладиться ощущением победы — он снова спас человека из кровавых рук Республики и не попался.
Его называли Черным Принцем; он считался одним из самых опасных врагов Франции. Про него ходили разные, иногда противоречащие друг другу слухи. Некоторые считали, что он работает один, другие рассказывали, что у него целая сеть пособников — контрреволюционеров и заговорщиков. Его происхождение тоже вызывало массу споров, так как ему то приписывали родство с самим королем, то называли простолюдином, работающим исключительно ради денег. Он прекрасно говорил по-французски, причем знал множество диалектов и мог изобразить любого, от темного крестьянина до представителя высшего света. Но все сходились в одном. Черный Принц был невероятно везучим человеком, которому во всем сопутствует удача.
— Тебе пора пойти вниз и поспать, мой мальчик, — вернул его к действительности голос Сидни.
Арман посмотрел на своего друга. Сидни знал его еще ребенком. Он работал у его отца, и то, что теперь Арман вырос и стал капитаном «Анжелики», не мешало ему иногда обращаться с ним как с малышом, за которым надо следить, чтобы он вовремя поел и поспал. Правда, Сидни никогда не демонстрировал эти близкие отношения на людях.
— Наверное, ты прав, — устало согласился Арман. — Пойду вздремну немного.
Он спустился вниз, думая о том, как устроилась Жаклин. Впрочем, после Консьержери ей будет удобно где угодно. Когда он впервые вошел к ней в камеру и увидел ее в разорванном, задранном до пояса платье, то едва не убил того ублюдка, который прижимал ее к стене. Если бы он не сдержался, то неминуемо подписал бы себе и ей смертный приговор, поэтому ему пришлось кашлять, трясти бумагами, короче, полностью воплощать задуманный план. Его подтолкнула к этому не только ее красота, ведь он уже видел Жаклин де Ламбер раньше, в суде; но в ее манере поведения было что-то такое, что вызывало в нем искреннее восхищение. Он поклялся себе спасти эту девушку любой ценой. Ее арестовали, мучили, убили отца и брата, лишили всего имущества, а теперь собирались лишить и жизни, но это им не удалось. Она презирала всех — судей, простолюдинов, Никола Бурдона и даже его. Она была невероятно сильной, и он преклонялся перед ней.
— Мадемуазель, — сказал Арман по-французски и негромко постучал в ее дверь, — с вами все в порядке?
Ему никто не ответил. Видимо, она легла спать, не погасив свечи. Он снова постучал.
— Мадемуазель, вы спите? У вас горит свет, — произнес Арман уже громче.
Услышав в ответ тихий стон, он резко распахнул дверь и вошел в каюту.
Жаклин лежала на полу. Она была мертвенно-бледна и едва дышала. Ее глаза с трудом открылись; она взглянула на него и снова застонала.
— Я умираю, гражданин Жюльен. — Она с невероятным усилием подняла голову, наклонилась над ночным горшком, и ее тело сотряс приступ сильнейшей рвоты.
Арман схватил полотенце, смочил его водой и опустился перед Жаклин на колени.
— Что вы с собой сделали? — Почему-то он решил, что она приняла яд, отчаявшись сбежать от него. Она уже столько раз обманывала его, что он был готов к любому безумству с ее стороны.
— Говорю же, я умираю, — беспомощно повторила она. — Неужели вы думаете, что кто-то может сам причинить себе такие страдания?
Услышав эти слова, Арман облегченно вздохнул. Она не принимала яд — ее тоска по оставленной родине не была столь безысходной.
Он взял ее на руки и положил на кровать. Жаклин оказалась очень легкой, слишком легкой для ее роста — несколько недель в тюрьме и предшествовавшие им месяцы полуголодного существования, похоже, довели ее до крайней степени истощения. Арман накрыл ее одеялом. Ее лицо было таким же белым, как белье, на котором она лежала.
Подойдя к двери, Арман выглянул наружу. По палубе шел тот самый молодой матрос, который принес ему одеяло.
— Эй, принеси сюда таз, ведро с водой и немного сухого печенья.
— Да, сэр, — ответил матрос, — сию минуту.
Все было доставлено в каюту без малейшего промедления. Арман снял куртку и закатал рукава рубашки, затем смочил полотенце холодной водой и осторожно протер лицо девушки.
Жаклин медленно открыла глаза и посмотрела на него затуманенным взглядом.
— Разве я еще не умерла? — спросила она.
— Нет. — Он покачал головой. — Пока вы под моей защитой, я не дам вам умереть — это плохо отразилось бы на моих делах. Прополощите рот, и вы почувствуете себя намного лучше.
Жаклин послушно выполнила его приказание. Ей было невыносимо стыдно от того, что он видит ее такой. Она откинулась на подушку. Качка не уменьшалась, и от этого ей становилось еще хуже.
— Гражданин Жюльен, — тихо прошептала она.
— Меня зовут Арман. Арман Сент-Джеймс.
Ну конечно, он же говорил, что назовет свое имя, как только они будут в безопасности. Теперь их корабль идет в Англию, но для нее это не имеет значения, потому что она все равно умрет. Как жаль, что она так и не повидается с сестрами. Если бы только корабль перестал качаться, тогда она могла хотя бы умереть спокойно.
— Месье Сент-Джеймс, что, если я попрошу вас заставить корабль плыть более ровно?
Похоже, она в первый раз оказалась на корабле и не представляла, какие неприятности может иногда доставлять морское путешествие.
— Мадемуазель, будь это в моей власти, я выполнил бы вашу просьбу немедленно, — Арман улыбнулся, — но не в моих силах обуздать морскую стихию.
— Я чувствую, как эта качка меня убивает!
Он положил мокрое полотенце ей на лоб и погладил ее по бледной щеке.
— Нет, Жаклин, нет. Вас просто укачало. Это приступ морской болезни, и он скоро кончится.
Она раскрыла глаза и удивленно взглянула на него:
— Вы в этом уверены?
— Абсолютно. Когда у вас пройдет приступ тошноты, я дам вам выпить воды и съесть немного этого печенья. Оно безвкусное и очень твердое, но, поверьте, вам станет гораздо легче, обещаю!
Жаклин вздохнула и закрыла глаза. Его слова были такими обнадеживающими, а руки такими нежными, что она тут же поверила в свое скорое выздоровление.
Арман посидел возле нее еще несколько минут. Когда ему показалось, что Жаклин заснула, он поднялся, чтобы приказать принести еще угля, так как в каюте стало прохладно; но неожиданно она схватила его за руку.
— Пожалуйста, не уходите. — Голос ее звучал чуть слышно.
— Я скоро вернусь…
— Нет, не оставляйте меня одну. — Жаклин попыталась сильнее сжать его руку.
Арман понял, что не сможет отказать ей — не потому, что мог помочь; просто с ним она чувствовала себя в безопасности.
— Хорошо, я останусь. — Он погладил ее холодные пальцы.
Жаклин с облегчением вздохнула и закрыла глаза, а Арман сел на стул рядом с кроватью и приготовился просидеть так всю ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Уступить искушению - Монк Карин



велеколепный роман
Уступить искушению - Монк Каринольга
13.10.2011, 9.23





роман не плохой. 9 из 10.
Уступить искушению - Монк Каринмарина
14.10.2012, 13.32





3 спасения от гильотины и 3 попытки изнасилования главной героини главным злодеем - это уже перебор для одного романа. Вполне хватило бы и одного эпизода для интересной книги. А так даже становится смешно, когда главный злодей почти-почти изнасиловал оторву-главную героиню, почти "вошел" куда надо,но тут появляется , как чертик из табакерки, главный герой и выдергивает ее из под рохли-насильника. Ну очень много приключений!
Уступить искушению - Монк КаринВ.З.,66л.
16.07.2014, 12.22





Ну сказка и плохо написано.
Уступить искушению - Монк Кариннаташа
1.05.2015, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100