Читать онлайн Уступить искушению, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уступить искушению - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уступить искушению - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уступить искушению - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Уступить искушению

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Тусклый свет, пробивающийся в маленькое окошко камеры, подсказал Жаклин, что день приближается к вечеру. Наступала третья ночь, которую ей предстояло провести взаперти. Ее последняя ночь.
Она знала, что собирается совершить страшный грех, но в мире, где не осталось ничего святого, не осталось и грехов, Жаклин надеялась, что Господь найдет в себе силы простить ее. Нельзя было позволять Никола использовать ее как приманку для поимки Черного Принца. Ее смерть неизбежна, а Арман должен находиться на свободе: если он узнает о ее исчезновении и захочет спасти, то обязательно попадет в руки к Никола.
Жаклин решила, что умирать совсем не страшно. Арман наверняка позаботится о ее сестрах и Филиппе. Жаль, что не оставила чего-то вроде завещания, но сборы проходили в такой спешке, что просто некогда было подумать об этом. В любом случае дети останутся в надежных руках, и она спокойно может присоединиться к отцу и Антуану.
Жаклин нащупала узкое лезвие ножа, который прятала под нижней юбкой. Охранники, обыскав ее плащ и сумку, нашли пистолет, но никто из них не догадался обыскать ее саму. Перед тем как покинуть Дувр, она пришила небольшой карман на внутреннюю сторону юбки и спрятала там нож. Два дня и две ночи Жаклин мечтала о том, как всадит нож Никола в сердце.
Сегодня это произойдет, подумала она с улыбкой. Он придет к ней как к беспомощной жертве, она пронзит его плоть, наслаждаясь видом крови, хлынувшей из раны. Его лицо исказится от ужаса, а потом, когда он будет лежать мертвый у ее ног, она вытащит нож из его груди и перережет себе вены, чтобы не доставить удовольствия Республике казнить ее публично. Она обманет их всех и станет победительницей, а не побежденной. Только бы Господь понял и простил ее.
Жаклин поднялась с кровати и направилась к небольшому столику у двери, на котором стоял кувшин с водой. Умывшись, она насухо вытерлась жестким полотенцем, после чего позвала охранника.
Небритый солдат в грязной форме подошел к двери, и в окошке появилось его недовольное лицо.
— В чем дело?
— Я хочу видеть инспектора Бурдона, — сказала Жаклин. — У меня имеется информация, которая должна его заинтересовать. Это важно, и мне необходимо переговорить с ним немедленно.
— Надеюсь, вы не собираетесь отвлекать его по пустякам, — сказал солдат и закрыл окошко.
Жаклин улыбнулась и достала нож. Холодная сталь сверкнула в полумраке. Она убрала нож под подушку и села на кровать. Теперь оставалось только ждать.
На улице уже совсем стемнело, когда она услышала звук поворачивающегося ключа. Дверь распахнулась, и Никола Бурдон вошел внутрь, вглядываясь во мрак камеры.
— Немедленно принесите сюда свечу, — приказал он. Охранник тут же достал откуда-то подсвечник с двумя свечами и поставил его на стол.
— Что-нибудь еще, инспектор? — подобострастно спросил он.
— Нет. Выйдите и подождите снаружи. — Никола начал стягивать перчатки. — Нам с гражданкой нужно обсудить одно важное дело.
Охранник вышел, и Жаклин некоторое время прислушивалась к его удаляющимся шагам.
— Итак, дорогая, мы снова наедине друг с другом, — сказал Никола, с вожделением глядя на нее.
— Я была удивлена, что ты так долго не приходил ко мне. — Голос Жаклин прозвучал тихо и мягко.
— Мой долг перед Республикой для меня важнее всего. Мне необходимо было дать указания солдатам и местным жителям, чтобы они немедленно докладывали обо всех незнакомцах, появляющихся в городе.
Жаклин заставила себя рассмеяться.
— К чему зря терять время, — небрежно сказала она. — На этот раз Арман не приедет.
— Думаю, что ты ошибаешься. Скоро он будет здесь, и на этот раз я готов к встрече с твоим другом.
«Нет, Никола, ты не будешь готов, потому что к этому моменту ты уже умрешь», — подумала Жаклин.
Инспектор с любопытством посмотрел на нее.
— Мне кажется, сегодня у тебя неплохое настроение, — заметил он.
Жаклин пожала плечами:
— Мои дни сочтены, и я решила получить удовольствие хотя бы от остатка моей жизни.
Бурдон нахмурился.
— И ты полагаешь, я в это поверю? Жаклин вздохнула.
— Бедный Никола, — нежно проворковала она, — все время в работе, все время кого-то подозревает.
— Или заключение заставило тебя поумнеть, или ты задумала какой-то дьявольский план, — сказал он, расстегивая плащ. — На всякий случай хочу предупредить, что на этот раз тебе от меня не сбежать.
Жаклин подошла к нему и провела рукой по его темным волосам. Это был столь интимный жест, что Никола на миг замер.
— Возможно, — прошептала она, — на этот раз мне и не захочется убегать от тебя.
Он смотрел на нее как на безумную. Ее поведение тревожило его и сбивало с толку, а она уже гладила его лицо, и ее взгляд переполняла нежность.
Никола схватил ее руку и завел за спину, причинив Жаклин такую сильную боль, что она закричала.
— Что за игру ты затеяла, сучка? — крикнул он, прижимая ее к себе так сильно, что она едва могла дышать.
— Это не игра. — Жаклин попыталась унять страх.
— Тогда откуда такая фамильярность? Неужели ты думаешь, что я поверю в твою покладистость?
— Мне все равно, во что ты веришь. — Она высвободила руку и, обняв Никола за шею, притянула его губы к своим губам. Чувствуя, что он колеблется и не знает, что делать дальше, она застонала, делая вид, что получает удовольствие от близости с ним.
Неожиданно Никола схватил ее за плечи и впился в ее рот губами, показывая, что инициатива должна принадлежать только ему одному. Притворившись, что отвечает на его поцелуи, Жаклин начала медленно отступать к кровати. Он двигался вместе с ней, не выпуская ее из объятий.
Она застонала от боли, когда его рука принялась тискать ее грудь, и в то же время Никола зарычал от испытываемого им животного удовольствия. Жаклин без труда поняла, что для него наслаждение означает не взаимность ласки, а чувство превосходства над женщиной. Тошнота подкатила к ее горлу, но она напомнила себе, что скоро все будет кончено. Ей хотелось, чтобы они быстрее оказались на кровати, но вместо это го он грубо прижал ее к стене и одним движением разорвал платье на ее груди.
Пытаясь прикрыть руками обнаженную грудь, Жаклин почувствовала, что теряет контроль над ситуацией.
— Никола, я…
— Заткнись! — прошипел он, тиская ее груди обеими руками. — Ты что, думала, я буду нежен с тобой? — Он одним движением задрал ей юбку. — Разве ты забыла, что я не джентльмен? — Его губы зажали ей рот, а рука уже расстегивала брюки.
Жаклин попыталась освободиться, но силы были слишком неравными. Ужас охватил ее, когда его рука начала протискиваться между ее бедер. Теперь ей придется расплачиваться за самонадеянность.
Она резко повернула голову, освобождаясь от его губ, и раскрыла рот, чтобы закричать.
— Ну почему я всегда появляюсь в самый неподходящий момент?
Никола застыл, словно не мог поверить в реальность этого голоса; в тот же миг сердце Жаклин подпрыгнуло от радости.
Арман неподвижно стоял на пороге, небрежно прислонившись к дверному косяку; позади него маячили двое охранников. Выражение его лица было спокойным, даже скучающим, словно ничего другого он и не ожидал увидеть.
— Дорогой инспектор, думаю, вам следует ее отпустить.
Никола медленно отошел в сторону, и Жаклин смогла наконец запахнуть разорванное на груди платье. Ее сердце изнывало от любви и страха. Теперь они оба в ловушке. Армана все-таки схватили, и скоро их казнят…
— Похоже, Сент-Джеймс, вы в моих руках, — торжествующе произнес Никола, приводя в порядок одежду.
Арман пожал плечами:
— Похоже, Бурдон, вы так и не смогли побороть своей страсти к мадемуазель де Ламбер.
Никола повернулся к охранникам:
— Где вы его обнаружили?
— Да вот, подошел к нам, сказал, что он — Черный Принц, которого все ищут, — объяснил солдат. — Мы решили, что он сумасшедший, но этот тип настаивал, а потом захотел увидеть вас…
Жаклин с недоумением посмотрела на Армана. Почему он повел себя так странно?
— Удивительно устроен человек, не правда ли? — заметил Арман с улыбкой. — Всех мужчин, женщин и даже детей, приезжающих в Кале, подозревают в том, что каждый из них — Черный Принц, а когда прихожу я, мне никто не верит. Знаете, это даже как-то оскорбительно.
— Ерунда. — Охранник гордо выпятил грудь. — Главное, что вас схватили.
— Схватили? — переспросил Арман, словно только что узнал об этом.
— А как, по-вашему, это называется? — язвительно спросил Никола.
— Я пришел добровольно и хотел бы заключить с вами соглашение.
— Какое именно?
— Очень простое. Я обменяю одну жизнь на другую. — Арман поправил галстук.
— Что вы хотите этим сказать?
— Я предлагаю свою жизнь в обмен на жизнь мадемуазель де Ламбер. Мы можем вместе придумать какую-нибудь сказку о моей поимке для Комитета национальной безопасности, — великодушно предложил он.
Никола рассмеялся:
— Сент-Джеймс, скажите мне, почему вы так печетесь о мадемуазель де Ламбер?
Арман пожал плечами:
— Я не привык оставлять работу незаконченной, особенно учитывая то, сколько сил затрачено на ее первое освобождение. Тогда, в гриме, я был просто великолепен.
— Какое благородство! — усмехнулся Никола. — Но я не заинтересован в зашем предложении и представлю трибуналу вас обоих. Заприте его в камере, — приказал он охранникам.
Те даже не пошевелились.
— Ну, кому я говорю! — зарычал Никола. Охранники продолжали неподвижно стоять на месте. Арман с полным равнодушием смахнул невидимую пылинку со своего рукава.
— Вы должны извинить их за то, что они не выполняют ваш приказ, но дело в том, что эти люди работают на меня. — После столь неожиданного заявления, он обратился к пленнице: — Мадемуазель, будьте так любезны, покиньте вашу камеру.
Некоторое время Жаклин нерешительно смотрела на охранников, и лишь когда Эндрю подмигнул ей, она бросилась к кровати, достала из-под подушки нож и взяла свой плащ.
— Как вы думаете, это оружие предназначалось для вас? — поинтересовался Арман.
— Охрана! — закричал Бурдон в полную силу своих легких. — Охрана!
Шестеро солдат ворвались в здание тюрьмы и подбежали к камере Жаклин.
— Немедленно арестуйте их всех, — приказал Никола. Охранники, остановившись, стали переглядываться; на лицах у некоторых появилась улыбка.
— К сожалению, — с иронией произнес Арман, — они тоже работают на меня, а ваши люди временно освобождены от выполнения своих обязанностей.
— Смейтесь сколько угодно; вы все равно не сможете покинуть Кале, месье Сент-Джеймс, — холодно произнес Никола.
— Инспектор Бурдон, наши с вами встречи раз от раза становятся все непредсказуемее. — Арман вздохнул, затем сделал знак стоявшим за ним солдатам. — Простите, но мне придется связать вас, чтобы предотвратить возможную попытку преследовать меня.
— В следующий раз я убью вас обоих, — прорычал Никола, но в это время ему засунули в рот кляп.
— Прощайте, инспектор. — Арман картинно взмахнул рукой. — Надеюсь, вы сможете объяснить своему начальству, каким образом мадемуазель де Ламбер удалось бежать в очередной раз. — С этими словами он вышел из камеры и запер дверь на ключ.
Жаклин ждала его, стоя рядом с переодетыми в форму национальных гвардейцев матросами с «Анжелики». Подойдя к ней, Арман тихо прошептал:
— Я приехал, чтобы увезти тебя домой.
В этот момент ее нож выскользнул и со звоном упал на пол. Арман нагнулся и поднял его.
— Послушайте, мадемуазель: я инспектор Гарнье. Меня прислал Комитет национальной безопасности, чтобы сопроводить вас в Париж. Вы поняли?
Прислушиваясь к крикам разъяренной толпы снаружи, Жаклин кивнула.
— Сейчас мы выйдем на улицу. Вы должны вести себя как женщина, обреченная на казнь.
— Да, — ответила она хриплым голосом.
— Хорошо, — сказал Арман. — А это я забираю. — Он взял из ее руки нож и засунул его за голенище своего сапога.
Когда Арман сделал знак рукой, охранники немедленно обступили Жаклин плотным кольцом. На улице их уже ждали мужчины и женщины, дети; некоторые держали факелы, у других были палки и ножи.
— Куда везут эту суку? На гильотину ее! Убить на месте! — раздались возбужденные крики.
Арман поднял руку, призывая всех к порядку.
— Мое имя инспектор Гарнье, Комитет национальной безопасности прислал меня, чтобы забрать заключенную у инспектора Бурдона, — громко произнес он в наступившей тишине. — Ее отвезут в Париж и казнят за преступления против Республики. — Его голос звучал отчетливо и уверенно. — Каждый, кто попытается помешать правосудию, будет объявлен предателем и также казнен. — Он сжал руку в кулак и прокричал: — Свобода, равенство, братство или смерть!
— Свобода, равенство, братство или смерть! На гильотину ее! — вторила ему толпа.
Арман жестом приказал своим людям двигаться к лошадям, и вскоре они уже не спеша пробирались сквозь толпу. Люди кричали, смеялись, пели и танцевали, радуясь тому, что предательница скоро будет казнена.
Примерно полчаса они ехали по дороге, ведущей в Париж, и лишь когда последняя группа сопровождавших их горожан повернула назад, Арман свернул с дороги и направился к побережью.
Сердце Жаклин радостно забилось, когда она увидела «Анжелику», стоявшую недалеко от берега. Арман отдавал последние приказания своим людям. Большая лодка, спрятанная в прибрежных камнях, теперь покачивалась на волнах у самого берега.
Подойдя к одному из матросов, Арман спросил:
— А где мальчишка, черт побери?
— Должен быть здесь, — ответил тот. — Он сказал, что присмотрит за лодкой.
— Немедленно отвезите мадемуазель де Ламбер на корабль, а потом пришлите кого-нибудь сюда. Шевелитесь.
Матросы молча сели в лодку, однако Жаклин продолжала стоять на берегу.
— Где Филипп? — спросила она, чувствуя, как волна страха накатывает на нее.
— Твой протеже настоял на том, чтобы поехать за тобой. — Арман проклинал себя за то, что уступил просьбе. — Не бойся, я найду его.
— Я останусь и помогу тебе, — сказала Жаклин, плотнее закутываясь в свой плащ.
— Нет. Ты будешь ждать меня на «Анжелике».
Жаклин не могла, не хотела оставлять его одного. Страх пригвоздил ее к месту.
— Я останусь с тобой, — повторила она.
Они теряют драгоценное время, с досадой подумал Арман. Инспектора Бурдона скорее всего уже обнаружили, солдат Национальной гвардии, которых он оставил связанными на окраине Кале, нашли и освободили. Погоня будет здесь через несколько часов, а может, через несколько минут. У него не было больше возможности спорить с ней.
— Жаклин, я найду его. Обещаю.
Ее губы задрожали. Неужели он не понимает, что она не бросит его? Подойдя к Арману, Жаклин прижалась щекой к его груди и вдруг заплакала так горько и отчаянно, что сердце молодого человека едва не разорвалось на части.
— Не оставляй меня, — прошептала она сквозь слезы. — Я не могу без тебя, потому что люблю…
Эти простые слова потрясли Армана. Он обнял Жаклин и крепко прижал к себе. Конечно, она любит его: он все понял еще в тот момент, когда эта девушка появилась в его камере в тюрьме Ла-Форс; но тогда ему казалось, что ее любовь будет только мешать выполнять его миссию. Как он ошибался! Теперь у него не оставалось сомнений: он не сможет жить без нее.
Арман нежно взял Жаклин за подбородок и заглянул в ее полные слез глаза.
— Пожалуйста, послушай меня, — произнес он тихим голосом. — Ты не можешь не доверять мне. Обещаю, что, как только найду мальчика, я сразу приду к тебе. Ты понимаешь, что я имею в виду?
Она кивнула и снова уткнулась лицом в его грудь.
— Я люблю тебя, Жаклин, — продолжал Арман. — И всегда любил. Когда сэр Эдвард показал мне твой портрет, я понял, что ты — необыкновенное сокровище. Я долгое время ходил по самому краю, не думая о том, сколько мне осталось жить, но ты заставила меня измениться. Теперь я знаю, что есть вещи сильнее смерти и жажды мести. — Он крепко обнял Жаклин и приблизил губы к ее уху. — Когда ты исчезла, я почувствовал, что почва уходит у меня из-под ног. Желание отомстить революции больше не представлялось мне главным в моей жизни. У меня была ты, и я хотел заботиться о тебе. Когда мы вернемся, я искупаю тебя в море моей любви; я заверну тебя в нее, как в теплое одеяло, и буду защищать до тех пор, пока мы оба не поймем, что прошлое должно оставаться там, где ему и место, — в прошлом. Иди к лодке и возвращайся с моими людьми на корабль. Я не могу рисковать тобой. Если ты останешься со мной, мне будет трудно действовать, понимаешь?
— Обещай, что вернешься ко мне. — Жаклин всхлипнула. Арман нежно улыбнулся ей.
— Обещаю, что буду всегда возвращаться к тебе. Всегда. — Он наклонился и поцеловал ее долгим нежным поцелуем. Ей хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно, но Арман осторожно отстранился от нее, обнял за плечи и повел к лодке. — Сидни, отвези мадемуазель де Ламбер на «Анжелику», а потом возвращайся за мной и мальчишкой, — приказал он.
— Да, капитан.
Матросы налегли на весла, и когда лодка двинулась в сторону корабля, Арман уже шел по берегу в направлении города. Жаклин видела в темноте его фигуру и молилась о том, чтобы поиски Филиппа окончились благополучно.
Неожиданно на берегу появился всадник. Присмотревшись, Жаклин увидела, что в седле сидят двое: Никола, а перед ним…
— Филипп! — закричала она. Матросы перестали грести.
— Стреляйте в него! — дрожа всем телом, приказала Жаклин.
— Мы не можем, — тихо произнес Сидни, — он прикрывается мальчишкой как щитом. Кроме того, на большом расстоянии наше оружие бесполезно.
Арман спокойно смотрел на приближающегося всадника. Он уже потянулся за оружием, как вдруг увидел, что Никола держит в руке пистолет, приставленный к виску Филиппа.
Лошадь остановилась примерно в десяти метрах от Армана, и двое мужчин пристально посмотрели друг на друга.
— Бросьте оружие, — крикнул Никола, — или я пристрелю мальчишку!
Пистолет Армана упал на песок.
— Они попали в беду. Мы должны вернуться, — настаивала Жаклин.
Матросы заколебались: им нелегко было нарушить приказ.
— Ну же, скорее, иначе он убьет их!
— Гребите к берегу, — приказал Сидни.
Увидев, что лодка с вооруженными людьми возвращается, Никола злобно оскалился.
— Если твои люди попробуют вернуться, я убью мальчишку и сделаю все, чтобы твоя шлюха была мертва, — пригрозил он, не повышая голоса.
Арман повернулся в сторону лодки и махнул рукой:
— Отправляйтесь на корабль и ни при каких обстоятельствах не возвращайтесь на берег. Я не давал вам права нарушить мой приказ!
Лодка остановилась, а затем, медленно развернувшись, взяла курс на «Анжелику».
— Теперь, инспектор, — спокойно произнес Арман, — я прошу вас освободить мальчика. Вам нужен Черный Принц, и я с удовольствием сдамся, если мальчик окажется на свободе.
Бурдон саркастически усмехнулся.
— Скажите, Сент-Джеймс, как вам удается всегда оставаться таким вежливым? — спросил он. — Вам осталось жить несколько минут, а вы рассыпаетесь в любезностях. Это что, такая аристократическая игра?
— Никогда не думал, что вежливость зависит от наличия титула или аристократической крови, — пожал плечами Арман. — В конечном счете титул дает власть, а власть может сделать человека крайне невежливым.
— Хватит философствовать, — прорычал Никола. — Не забывайте, что пистолет у меня, а не у вас. Надеюсь, вы понимаете, что я сейчас не в том положении, чтобы позволить вам совершить еще один побег: моя жизнь поставлена на карту, и я не могу вернуться в Париж без вас.
— О да, я понимаю, — рассудительно ответил Арман, словно речь шла о каком-то несложном деловом вопросе.
Жаклин вцепилась руками в борт лодки и подалась вперед, чтобы лучше видеть происходящее на берегу, однако в предрассветной дымке вырисовывались только неясные фигуры.
— Знаете, а мне даже жаль, что все так заканчивается, — произнес Никола. — Из вас получился бы великолепный агент согласись вы работать на революцию.
— Нам нет смысла обсуждать это. Ваше предложение не может меня заинтересовать ни при каких обстоятельствах — спокойно ответил Арман.
— Тогда протайте, Черный Принц. — Никола направил пистолет в грудь своему противнику.
В ту же секунду Филипп впился зубами ему в руку. Никола не удержался в седле, и оба скатились на песок.
— Бегите, месье, бегите! — крикнул Филипп и со всех ног бросился к Арману.
Никола вскочил и прицелился.
— Ах ты, маленький ублюдок!
Схватив мальчика, Арман отбросил его в сторону, и в этот момент раздался выстрел. Звук был таким громким, что Арман не услышал, как закричала Жаклин. Он посмотрел на Никола. Тот стоял, улыбаясь, и даже не пытался выстрелить еще раз.
Арман не понимал, почему Никола медлит, но вдруг странная, тупая боль начала разливаться у него в груди. Боль походила одновременно и на жар, и на холод, но Арман не мог сказать, что она была слишком сильной. Он внимательно осмотрел себя: ярко-алая кровь проступала из-под его рубашки и мгновенно впитывалась в ткань жилета.
Постепенно его голова начала кружиться; теперь крики Жаклин и смех Никола едва достигали его сознания. Он пытался сосредоточиться на этих звуках и побороть подступившую неожиданно тошноту, но силы уже оставляли его, и Арман опустился на колени.
— Какая честь быть свидетелем смерти самого Черного Принца, — подходя неспешной походкой, самодовольно произнес Никола.
Арман поднял голову и внимательно посмотрел на стоявшего рядом врага. С каждым вдохом его грудь словно разрывалась на тысячу кусков. Ему страшно хотелось лечь, но он заставил себя не делать этого. «Ну, давай, ближе, еще ближе, — напряженно думал он, — еще несколько шагов. Иди сюда, проклятый ублюдок».
Инспектор Бурдон сделал шаг вперед.
— Ну же, Сент-Джеймс, — насмешливо сказал он, — не вынуждайте меня стрелять еще раз.
— Это действительно ни к чему, — ответил Арман слабеющим голосом. — Думаю, одного раза вполне достаточно.
Наконец Никола подошел вплотную, удивленный тем, что Арман умудряется насмехаться над ним даже перед смертью.
— Вы уверены, что с вами покончено? — с любопытством спросил он, наклоняясь над стоящим на коленях противником.
Рука Армана осторожно нащупала за голенищем холодную сталь ножа Жаклин и тут же резко взметнулась вверх.
— Абсолютно! — выдохнул он, вонзая нож в своего врага. Тот некоторое время с удивлением смотрел на торчащую из его груди рукоятку, видимо, решив, что это какой-то очередной трюк, но вдруг начал медленно заваливаться вперед и в конце концов упал лицом вниз, отчего нож еще глубже проник в его тело.
Арман усмехнулся и попытался подняться. Боль становилась все острее и мешала ему думать. Неожиданно его ноги подогнулись, и он упал на бок.
— Лежите спокойно, месье, — сказал Филипп, наклоняясь над ним и расстегивая рубашку на его груди, — я осмотрю рану.
Арман закрыл глаза. Он вдруг ощутил страшную жажду, и темная пелена начала заволакивать его глаза. Последнее, что он услышал, был голос Жаклин:
— Мы должны вернуться за ним, Сидни! — кричала она, заливаясь слезами. — Нужно забрать его и Филиппа.
— Мы не можем, — тихо произнес старый моряк. — Смотрите!
Жаклин взглянула на берег, и ее сердце сжалось. Больше дюжины солдат верхом на лошадях быстро приближались к Арману и Филиппу. За ними бежала целая толпа людей с факелами, пистолетами и ножами.
— О Господи, — прошептала она.
— Если мы вернемся, — мрачно констатировал Сидни, — то это будет самоубийством. С такой оравой нам не справиться — нас просто перебьют. Арман никогда не одобрил бы такого шага. Мы возвращаемся на корабль.
— Но мы же не можем бросить их вот так! — рыдала Жаклин.
— У нас нет выбора. — Сжав зубы в бессильной ярости, Сидни приказал матросам грести.
Жаклин остановившимися глазами смотрела, как гвардейцы окружают Филиппа, стоящего возле двух распростертых тел, и чувствовала, что начинает сходить с ума.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Уступить искушению - Монк Карин



велеколепный роман
Уступить искушению - Монк Каринольга
13.10.2011, 9.23





роман не плохой. 9 из 10.
Уступить искушению - Монк Каринмарина
14.10.2012, 13.32





3 спасения от гильотины и 3 попытки изнасилования главной героини главным злодеем - это уже перебор для одного романа. Вполне хватило бы и одного эпизода для интересной книги. А так даже становится смешно, когда главный злодей почти-почти изнасиловал оторву-главную героиню, почти "вошел" куда надо,но тут появляется , как чертик из табакерки, главный герой и выдергивает ее из под рохли-насильника. Ну очень много приключений!
Уступить искушению - Монк КаринВ.З.,66л.
16.07.2014, 12.22





Ну сказка и плохо написано.
Уступить искушению - Монк Кариннаташа
1.05.2015, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100