Читать онлайн Сердце воина, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце воина - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.96 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце воина - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце воина - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Сердце воина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Снова эта боль!
Туман в голове немного рассеялся, и Малькольм понял, что лучше не двигаться и не дышать глубоко. Вот так… Это как будто помогло. Но боль в ноге… Он кряхтя перевернулся на другой бок. Правая рука оказалась прижатой к земле, и Малькольма пронзила такая боль, что он застонал.
– Вставай, Малькольм. Пора в путь. Он приоткрыл глаза:
– Куда еще? – Язык у него едва ворочался.
Проследив за взглядом Гэвина, Малькольм увидел, что Маккендрики уже сидят на лошадях и смотрят на него с явным нетерпением.
– Боже правый! – Малькольм снова закрыл глаза.
– Когда мы поедем, тебе полегчает, – заверил его Гэвин. – Те трое поднялись еще до рассвета и, судя по всему, давно хотят тронуться в путь.
«Вот и пусть едут», – подумал Малькольм, но все же встал, стараясь не корчиться и не морщиться, хотя его истерзанное тело ныло. Подойдя на негнущихся ногах к своей лошади, он стиснул зубы и кое-как взобрался на нее. Чувствуя, что за ним наблюдают, Малькольм не хотел показывать, какое страдание причиняет ему каждое движение, особенно утром. В былые времена Черный Волк вскакивал ни свет ни заря, чтобы потренироваться на рассвете в стрельбе из лука и фехтовании, пока его люди досматривают сны. Как он любил тогда ясность утра, светлую радость пробуждения, с каким нетерпением готовился к предстоящему дню! Сейчас Малькольм не соблюдал никакой дисциплины, и это смущало его. Ему предложили стать предводителем этих людей, а он продолжал дрыхнуть, когда они уже собрались в дорогу.
– Едем! – хрипло бросил он таким тоном, словно они заставили его ждать. Ударив пятками лошадь, Малькольм устремился на север и дал себе слово, что завтра постарается встать пораньше.


До полудня Малькольм еще держался, но еще через пару часов усталость взяла свое. Маккендрики тут же раскрыли свои седельные сумки и извлекли хлеб и сыр.
– Забудьте про еду. Пора начинать военную подготовку.
Все трое удивленно посмотрели на него.
– Подготовку?
– А как же! – Он отдал меч и кинжал Гэвину. – Начнем с тебя. – Малькольм указал на Эндрю. – Сними меч и кинжал и напади на меня.
Эндрю разинул рот.
– Напасть?!
– Я не привык повторять приказания, – заметил Малькольм.
– Извини, – смутился Эндрю. – Просто мне не хочется причинять тебе боль.
– Рад это слышать, но все равно приказываю тебе напасть на меня.
– Ты же не вооружен!
– Ты тоже будешь безоружным. Кстати, вчера вечером все вы сидели у костра без оружия.
Эндрю вопросительно взглянул на своих спутников. Дункан пожал плечами, а Роб кивнул. Эндрю нехотя положил на землю оружие и, раскинув руки, двинулся на Малькольма.
– Ты идешь как кавалер, мечтающий о взаимности. Это нападение или приглашение на танец?
Услышав этот оскорбительный выпад, Эндрю, забыв об осторожности, бросился на обидчика. Малькольм схватил его за руку, развернул, прижал к себе и сдавил ему горло.
– Один хороший рывок – и я сломаю тебе шею. Твои движения слишком медленны, а нападение предсказуемо. Я принял решение, как отразить его, еще до того как ты приблизился. – Он ослабил хватку и выпустил Эндрю. – Теперь ты. – Малькольм подозвал Дункана.
Тот, отбросив оружие, устремился к нему. Поджидая его, Малькольм сделал шаг назад. Дункан получил подножку и растянулся на земле. Малькольм наступил на него.
– Будь на моем месте враг, он проткнул бы тебя мечом. Ты напал быстро, но слишком бесхитростно. – Он убрал ногу со спины Дункана и позвал Роба. – Теперь твоя очередь!
– Нет! – в ужасе крикнул Дункан, но, смекнув, что его возражение может показаться странным, поспешно объяснил: – Роб еще мальчик. Ему недавно исполнилось тринадцать. Он слишком молод, чтобы сражаться.
– Ничего подобного! – отмахнулся Малькольм. – Вчерашние негодяи не сделали ему скидки на молодость, не сделаю ее и я. Раз он подвергается опасностям, значит, должен уметь обороняться. Поди сюда, паренек, – поманил он. – Ну, напади на меня!
Паренек прикусил губу – наверное, от страха.
– Не думаю, что…
– Клан Маккендриков хочет научиться самообороне, или это пустые слова?
– Да, но…
– Вот и нападай! – крикнул Малькольм. – Не то я пошлю вас всех к чертям и поверну домой.
Серые глаза юноши холодно блеснули, и он с пронзительным воплем налетел на Малькольма, сжав кулаки. Учитель обхватил его здоровой рукой поперек туловища и без труда оторвал от земли, как тот ни лягался. У юноши оказался слишком тонкий стан, что свидетельствовало об отсутствии тренировки. Малькольм с презрительной гримасой бросил его на землю.
– Встань и повтори нападение. Попробуй застать меня врасплох.
Дункан и Эндрю с тревогой наблюдали, как Роб поднимается.
– Всем понятно, что ты и весь твой клан только и знаете, что есть да отдыхать. Придется от этого отказаться. Ну, нападай!
Роб колебался.
– Нападай же! – нетерпеливо приказал Малькольм.
Паренек посмотрел на него с мольбой, но так и не двинулся с места.
– Не могу… – пролепетал он и смущенно потупился.
– Боже, дай мне терпения! – простонал Малькольм и повернулся к Гэвину: – Полагаю, сегодня от них больше ничего не добьешься. Подай мне мое оружие. Раз так, давайте перекусим.
Внезапно почувствовав сильный удар в спину, Малькольм согнулся от боли, сделал несколько шагов вперед и упал лицом в грязь.
– Ура! – восторженно крикнул Роб, отряхивая грязную накидку. – Я застал тебя врасплох!
Малькольм смотрел на негодника зверем, пытаясь совладать с гневом.
– Посмей только еще раз так сделать, – грозно проговорил он, – и я позабочусь о том, чтобы ты месяц не мог сидеть! – Оттолкнув услужливо протянутую руку Гэвина, Малькольм с трудом поднялся и обратился к ученикам: – Пока мы не достигнем ваших земель, вам придется тренироваться дважды в день – утром и вечером, перед едой. Вы не успеете стать воинами за это время, но хотя бы начнете понимать, что такое бой. Если в пути мы подвергнемся нападению, от вас все же будет больше проку, чем вчера. А теперь ешьте. – Он отошел в сторонку, в тень огромной сосны.
Ариэлла достала из седельной сумки хлеб и сыр. Она не раскаивалась, что сбила Малькольма с ног. Он старался унизить их, и девушка испытала удовлетворение, унизив его.
– Что же делать? – шепотом спросил у нее Дункан. – Ты же не мужчина.
– А я буду тренироваться как мальчик, – спокойно ответила она, садясь рядом с ним.
– Он швырнул тебя на землю! – Эндрю еще не оправился от потрясения.
– Малькольм не причинил мне боли, – заверила их девушка. – К тому же он поступил правильно. Мы наняли его для того, чтобы он учил нас сражаться. Когда же начинать, если не сейчас? Дома нам потребуется каждый, кто способен тренироваться, в том числе и тринадцатилетние мальчишки. Поэтому лучше не твердите, что Роб слишком юный.
– А если ты покалечишься?
– Вряд ли он это допустит.
Эндрю с любопытством взглянул на нее:
– Почему, хотелось бы знать?
Вообще-то девушке было больно сидеть после того, как Малькольм швырнул ее на землю. Она устремила взгляд на учителя. Тот жадно припал к бурдюку, поданному Гэвином. Как бы он ни был ловок во время тренировки, долгие часы в седле явно утомили его.
«Потому, – подумала Ариэлла, – что Малькольм сам страдает от боли».


Малькольм устремил взгляд в ночную тьму.
Он был пьян, но не мертвецки, как ему хотелось. Гэвин не учел, что им предстоит длительное путешествие, и взял в дорогу вина всего на один день. Малькольм выпил почти все еще накануне, а днем снова принялся за него, чтобы выдержать тряску в седле. К вечеру остался лишь один бурдюк, который он тоже успел осушить. Это чуть притупило боль, но спина, нога и рука продолжали ныть. Страдания не давали Малькольму уснуть, поэтому он лежал с открытыми глазами, сражаясь с отчаянием, которое всегда охватывало его по ночам, если рассудок был не помутнен.
Лучше бы Гэвин дал ему умереть!
Малькольм не предполагал, что его ждет подобный ужас. Он вообще не чаял выжить, а уж тем более не знал, что подстерегает его в будущем. После последней, решающей битвы, лежа со сломанной ногой и несколькими ранами от ударов мечом на теле, Малькольм жаждал смерти. Ее приближение вызывало у него не страх, а удивление. Прослужив шесть лет в армии короля Уильяма, он свыкся с мыслью о смерти. Скольких постигал при нем мучительный конец! Разве можно рассчитывать, что он сам избежит этого? После той битвы земля пропиталась его кровью, а в голове проносились образы один другого приятнее. Малькольм вспоминал свой клан, Мэриан. Боль не слишком терзала его.
Но так продолжалось до тех пор, пока кто-то не поднял Малькольма, не положил на коня и не увез с поля брани. Вот когда его пронзила боль, какой он никогда прежде не испытывал!
С тех пор она не отпускала его.
Гэвин сделал все, чтобы вылечить друга: сунул сломанную ногу в деревянный лубок, зашил раны у него на груди и на боку, кое-как справился даже с рваной раной на правой руке, а потом повез домой. Малькольм мучился от боли и жара, но все же понял, что его отец мертв, а клан ждет, когда он займет место вождя. Того же ждала и Мэриан.
При виде раненого Малькольма ее глаза выразили такой ужас, которого ему не забыть до конца жизни.
Вдруг Малькольму стало не по себе. Воспоминания исчезли. Он оглядел лагерь, стараясь понять, что его встревожило. Гэвин, Дункан и Роб спали у костра. Эндрю, получивший распоряжение стоять на карауле, мирно похрапывал, расположившись под деревом. Малькольм напряг слух, но не услышал ничего необычного.
Вытащив из ножен меч, он осторожно продирался сквозь чащобу и вглядывался в темноту. Опавшие листья и иглы шуршали у него под ногами. Хромота не позволяла ему ступать легче. Лесную тишину нарушали лишь редкие крики ночных птиц и его шаги. Наконец Малькольм остановился и прислушался. Чего только не почудится спьяну! Он не очень-то доверял сейчас себе, однако продолжил разведку, полагаясь на чутье. Прошла минута-другая – и Малькольм вздрогнул: ему показалось, будто за ним наблюдают. Он быстро обернулся и поднял меч, но не увидел ничего, кроме стволов деревьев и непроницаемой тьмы.
Выругавшись, Малькольм опустил ноющую руку. Что с ним творится, черт возьми?
И тут он услышал громкое рычание. Прямо на него мчался волк, оскалив страшную пасть. Малькольм хотел взмахнуть мечом, чтобы сразить зверя на лету, но тот, взвыв от боли, распластался на земле. Малькольм в недоумении уставился на него.
Обернувшись, он вдруг заметил Роба, который, натянув тетиву, держал зверя под прицелом.
– Напрасно ты пошел в лес один, – укоризненно проговорил юноша, опуская лук.
– Кто научил тебя так метко стрелять?
– Отец. Он хотел, чтобы я побольше тренировался и охотился вместе с ним.
– Но сейчас ночь! – Малькольм не скрывал удивления. – В такую темень даже самые хорошие лучники не сделали бы столь меткого выстрела.
Роб пожал плечами:
– Я умею стрелять из лука.
– Видно, отец научил тебя и искусству следопыта. – Малькольм понял, что Роб следовал за ним по ночному лесу, и еще раз взглянул на поверженного хищника. – Буду рад познакомиться с твоим отцом, когда доберемся до ваших земель.
– Его нет в живых. – Юноша убрал стрелу в колчан. – Он погиб во время нападения на клан.
Его голос звучал бесстрастно, но Малькольму почудился упрек в этих словах. Юный охотник направился в лагерь.
– Роб!
Паренек остановился, но не обернулся. Должно быть, он считал Черного Волка неспособным даже на учтивость. Что ж, виной тому поведение Малькольма. Оба смущенно помолчали.
– Мы щедро оплачиваем твои услуги, Макфейн, – вымолвил наконец Роб. – Постарайся остаться в живых, иначе некому будет получить золото.
Сказав это, Роб удалился, оставив Малькольма наедине с мертвым волком.


– Сегодня я научу вас поражать человека в самые уязвимые места. Знаете их?
Дункан, Эндрю и Ариэлла обменялись растерянными взглядами.
– Сердце? – предположил Эндрю.
– Да, сердце уязвимо, если его пронзить, – согласился Малькольм. – Но я говорю о тех местах, которые уязвимы независимо от оружия. Поразив их, вы делаете человека беспомощным.
– Глаза! – догадался Дункан.
– Верно. – Малькольм демонстрировал свои познания на Гэвине. – Надо схватить противника за голову – вот так – и вцепиться ему в глаза большими пальцами, чтобы он заорал. Пока он ослеплен, нанесите ему удар в нос, сломайте его, потом двиньте коленом в пах, и он тут же рухнет на землю. Вся штука в том, чтобы удары следовали стремительно один за другим. Не давайте ему опомниться. Пока он лежит, пните его как следует в голову или в ребра. Лучше в голову. Потом завладейте его оружием и перережьте ему глотку или проткните грудь. Главное – убить, а не ранить. Вопросы есть?
Подняв глаза, Малькольм увидел, что ученики взирают на него в немом ужасе.
– Что-то неясно?
– Какая жестокость… – пробормотал Эндрю.
– Потому это и зовется боем.
– Уверен, что такая жестокость необязательна, – заметил Дункан. – Неужели нет других способов победить противника?
– Есть. Например, можно просто попросить его уйти подобру-поздорову, – съязвил Малькольм. – Правда, как правило, это бесполезно.
Эндрю покачал головой:
– Не надейся, что Роб усвоит столь отвратительные приемы. Он ведь еще ребенок!
– Именно Робу я их и предлагаю, – ошеломил учеников Малькольм. – Он невысок и худ, поэтому ему не победить крупного мужчину обычным применением силы. Зато он вполне способен выдавить ему глаза, укусить, ударить коленом в пах, дернуть за волосы. Так Роб отвлечет внимание противника и завладеет инициативой. А теперь деритесь вы! – приказал он Эндрю и Дункану. – Только не до смерти. А твоим противником, Роб, будет Гэвин.
Эндрю и Дункан с тревогой посмотрели на Ариэллу. Она не осуждала их за это. Лэрд Маккендрик души в ней не чаял и баловал, готовя к легкой и роскошной жизни. Он не желал, чтобы дочь слышала бранные слова и видела дурные манеры. Лэрд ни за что не позволил бы ей схватиться в рукопашную с мужчиной. «Но все это было до появления Родерика, – мрачно подумала девушка. – До того, как убили отца, ограбили наш дом и замучили до смерти моих соплеменников».
Теперь она стала совсем другой.
– Отлично! – сказала Ариэлла и, расправив плечи, шагнула к Гэвину. – Начнем.
В ходе тренировки он столько раз опрокидывал ее на спину, что она потеряла счет своим неудачам. Гэвин не причинял девушке особой боли, но обращался с ней как с тринадцатилетним пареньком. К счастью, небольшая грудь Ариэллы была плотно затянута, поэтому, даже прижимая девушку к себе, Гэвин не замечал ничего необычного. Тренируясь, было вовсе не обязательно доставлять сопернику неприятные ощущения, однако, действуя непродуманно и беспорядочно, Ариэлла дважды наносила Гэвину более сильные удары, чем намеревалась. Он твердил, что ему не больно, но она все же стала действовать осторожнее и сдержаннее. Дункан и Эндрю проявляли себя точно так же, поэтому то и дело прерывали борьбу и извинялись друг перед другом, потирая ушибленное колено или помятый бок.
– Как вы научитесь борьбе, если прерываетесь всякий раз из-за сущих пустяков? – не выдержал Малькольм. – Смелее!
– Я двинул его сильнее, чем хотел, – оправдывался Эндрю, смущенно глядя на Дункана. – Прости, друг!
– Извиняться будешь потом. Продолжайте! А ты? – обрушился Малькольм на Ариэллу. – Я видел четырехлетних малышей, которые дерутся с большим напором, чем ты. Борись с Гэвином так, словно от этого зависит твоя жизнь!
– Я не хочу причинить ему боль, – упрямилась Ариэлла.
– Ты не сделаешь мне больно, дружок, – заверил ее Гэвин. – Не бойся, покажи, на что ты способен.
Ариэлла все еще колебалась.
– Делай что говорят! – велел Малькольм. – Иначе твоим противником буду я и, клянусь, не стану тебя щадить в отличие от мягкосердечного Гэвина.
Девушка бросила на него затравленный взгляд.
– Представь себе, что Гэвин угрожает твоему родному дому, – хрипло продолжал Малькольм. – Он уже зарезал у тебя на глазах двоих твоих соплеменников и того и гляди расправится с тобой. А потом ограбит твой дом, замучает женщин и детей твоего клана и подожжет все. Ты стоишь перед ним безоружный. Что ты предпри…
В Ариэлле вспыхнула ярость. В памяти ее всплыли страшные картины, и она накинулась на Гэвина. Как ни страшен был меч, которым он размахивал, девушка уже знала, что противопоставить этому оружию. Молниеносно зачерпнув из-под ног горсть песка, она швырнула его в глаза противнику. Гзвин зажмурился, затряс головой и опустил меч. Воспользовавшись этим, Ариэлла двинула его коленом в пах. Гэвин разинул рот от боли и неожиданности и упал на колени. Девушка гордо взглянула на Малькольма, с трудом переводя дух.
– Отлично, – одобрил тот, стараясь скрыть удовольствие. – Только следовало бы отнять у противника меч и проткнуть его насквозь.
– Может, хватит на сегодня? – взмолился Гэвин. – Оставим протыкание мечом на завтра.
Еще немного – и Малькольм не сдержал бы улыбки.
– Роб, помоги Гэвину встать. Полагаю, бедняга уже убедился, что ты более серьезный противник, чем можно предположить по твоему росточку. – Сказав это, он, хромая, отошел в сторону.
Ариэлла протянула Гэвину руку.
– Не держи на меня зла, – искренне проговорила она. – Я не хотел причинить тебе боль.
– Ничего, парень, – отозвался тот поднимаясь. – Я пострадал не зря.
– Как это? – хмуро спросила Ариэлла.
– Ни разу за три года мне не случалось видеть, чтобы Малькольм сдерживал улыбку! – Казалось, от радости Гэвин забыл про боль. – Ради этого я готов снова выдержать твой натиск.


Теплый солнечный луч упал на лицо Малькольма и разбудил его. Вечный враг проснулся вместе с ним, пронзив болью все тело. Но необычайно ясная голова помогла ему быстро преодолеть дремоту. Открыв глаза, Малькольм увидел солнце, пробивающееся сквозь густые кроны деревьев, и удивился, почему его не мутит, как обычно. Потом припомнил, что накануне не пил. Вот она, причина усталости! Малькольм несколько часов промаялся без сна на жесткой земле, борясь с болью и пытаясь забыться.
Скорее бы пополнить запас горячительного! В лагере не оказалось никого, кроме юного Роба, занятого приготовлением завтрака. Малькольм наблюдал, как аккуратно он стелет на землю скатерть, как расправляет на ней все складки, натягивает уголки. На скатерть он положил буханку хлеба, кусок сыра, вяленую рыбу, поставил кувшин и несколько деревянных чашек. Окинув взглядом результаты своих трудов, паренек нарезал хлеб и попытался расположить еду более привлекательно. Потом, достав платок, Роб протер чашки. До чего же педантичны эти Маккендрики! Малькольм засопел от возмущения. Лучше бы тратили время на обучение молодежи воинскому искусству!
– Где другие? – осведомился он вставая. Роб вздрогнул и поднял глаза.
– Сегодня вечером мы доберемся до моих родных земель, – отозвался он, убирая платок. – Они ушли на реку умыться и приготовиться к прибытию.
Малькольм потянулся и выругался, ощутив резкую боль. Усевшись возле импровизированного стола, он схватил кусок хлеба и жадно набросился на него. Вскоре появились Гэвин, Дункан и Эндрю – выбритые, чистые, с мокрыми волосами. Малькольм с недоумением уставился на розовые щеки Гэвина. Давненько он не видывал друга без неопрятной щетины!
– Ты сразу помолодел на несколько лет, – сухо заметил Малькольм, когда Гэвин сел рядом с ним. – Никогда не дал бы тебе больше сорока.
Гэвин удовлетворенно потер гладкий подбородок:
– Жду не дождусь, когда увижу и тебя без бороды, дружище.
– Не собираюсь бриться! – отрезал Малькольм, потянувшись за сыром.
– Все равно придется, – вставил Роб. Малькольм приподнял брови.
– Я просто хотел сказать, – поспешно добавил паренек, – что мой клан с нетерпением ждет нашего возвращения и мечтает познакомиться с Черным Волком. Люди слышали о твоей невероятной силе, отваге и подвигах и хотят устроить тебе прием, достойный славного воина. Надеюсь, ты не покажешься им таким…
– Каким? – с угрозой спросил Малькольм.
– Человеком, не успевшим помыться, – пришел на помощь Робу Дункан. – Мы, Маккендрики, очень следим за чистотой.
Малькольм саркастически покосился на грязнулю Роба:
– Вот не подумал бы!
– К детям это относится меньше, – нашелся Эндрю. – Зато к взрослым и воинам требования очень жесткие.
– Ваше дело. – Малькольм пренебрежительно повел плечами. – Я не собираюсь мыться.
– Не рассчитывай на уважение моего клана, если явишься зловонным дикарем, покрытым коростой, – не вытерпел Роб. – Думаешь, люди поверят, что перед ними Черный Волк?
– Мне наплевать, поверят они или не…
– А денек-то будет теплый! – непринужденно заметил Гэвин. – Хорошо бы поплавать, прежде чем выступить в поход, а, Малькольм?
Тот бросил на друга убийственный взгляд. Как он посмел поддержать их? Воцарилась тишина, которую никто не решался нарушить. Малькольм чувствовал на себе осуждающие взгляды.
– Уговорили, – бросил он. – Поплаваю, если вам угодно.


Увидев Гэвина и Малькольма, возвращающихся с реки, Ариэлла застыла от изумления. Всклокоченная борода Малькольма исчезла, открыв волевой подбородок и высокие скулы. До пояса он был наг, клетчатая накидка заменяла ему сейчас набедренную повязку. Его грудь, плечи и живот словно состояли из одних мышц. Правда, тело его было покрыто шрамами, но не вызывало сомнений, что этот мужчина отличается недюжинной физической силой. Ариэлла догадалась, что только боль довела Малькольма до столь плачевного состояния. Вода стекала с его темно-каштановых волос на бронзовые от загара плечи и грудь. Девушка с восхищением наблюдала, как эти мерцающие на солнце капли исчезают под набедренной повязкой.
– Так лучше? – хмуро осведомился Малькольм.
Она кивнула.
– Тебе и самому не мешало бы искупаться, парень, – молвил Малькольм. – Избавься хоть от первого слоя грязи.
– Моя внешность не представляет никакого интереса для клана, – холодно заметила она. – А вот твоя – напротив. Так что позволь мне подстричь твои волосы. Прошу тебя, – добавила она, видя, как он упрямо вздернул подбородок.
– После Малькольма можешь приняться и за меня, – поспешно вставил Гэвин. – Мы так долго жили отшельниками, что перестали следить за собой. Но нам, конечно, не хочется, чтобы люди твоего клана приняли нас за дикарей. – Он бросил на Малькольма многозначительный взгляд.
– Тогда берись за дело без лишних разговоров, – отозвался Малькольм. – И так все утро ушло на всякие глупости.
Ариэлла принялась за волосы Малькольма. Стоило ей подровнять их, и темно-каштановые пряди волнами легли ему на плечи. Он позволял ей колдовать над ним, но сам хранил угрюмое молчание. Приняв это за добрый знак, девушка поспешно покончила с прической Малькольма, а потом сменила повязку на его руке.
– Готово!
– Теперь принимайся за Гэвина. Да поживее! Нам давно пора выступать.
Малькольм потянулся за своей рубахой, и Ариэлла с отвращением покосилась на это ветхое и грязное рубище:
– У тебя не найдется ничего почище?
– Когда мы поскакали вам на выручку, я не успел захватить свои туалеты.
– А вот я все предусмотрел. – Гэвин подошел к своей лошади и извлек из сумки чистую одежду и сапоги. – Возьми!
Малькольм удивленно уставился на одежду, принадлежавшую ему, когда он был лэрдом Макфейном. Став изгнанником, он отказался от прежнего имущества, несмотря на щедрость Гарольда, великодушно предложившего ему забрать все, что нужно. Видимо, Гэвин проявил больше предусмотрительности. Но зачем он взял все это, отправляясь проверить, не угрожает ли что-либо Маккендрикам, и собираясь вернуться назад той же ночью?
– Жаль, что ты не захватил запас вина, – ехидно заметил Малькольм.
Гзвин пожал плечами:
– Места не хватило.
Малькольм, все такой же хмурый, перестал поддерживать свою набедренную повязку, и она упала к его ногам. Ариэлла смущенно отвернулась, щеки ее вспыхнули.
– Подойди-ка сюда, Гэвин, – сказала она. – Я и тебя подстригу.
Девушка занималась его волосами, надеясь, что Малькольм успеет одеться, прежде чем она закончит. Лишь после этого Ариэлла осмелилась обернуться.
Человек, стоявший перед ней, не имел ни малейшего сходства с грязным и пьяным бродягой, который вылез из хижины четыре дня назад. Он великолепно смотрелся в шафрановой рубахе, кожаной куртке и богатой накидке в коричневую, зеленую и серую клетку, прикрепленной к его плечу старой брошью. Меч висел на широком ремне, ноги были обуты в новые сапоги из оленьей кожи. Его голубые глаза взирали на нее спокойно и чуть насмешливо. Весь вид его свидетельствовал о силе и уверенности в себе. Этот мужчина знал, что обладает незаурядными возможностями, и был готов без колебаний воспользоваться ими. Вот о таком Черном Волке и говорили ее отец и Элпин. Этот воин водил в бой тысячу бойцов, совершал бесчисленные подвиги, являл беспримерную отвагу и выходил невредимым из сражений, одерживая славные победы.
Но тут же Ариэлла с горечью подумала, что все это лишь видимость. Малькольм – беспробудный пьяница, под его великолепным одеянием багровеют рубцы; стоит ему сделать хоть несколько шагов – и все сразу заметят, как слабы его ноги и спина. Однако сейчас могучий воин заворожил ее.
– Ну как, теперь я заслуживаю твоего одобрения? – мрачно спросил он.
Девушка покраснела и отвернулась, внезапно осознав, что Малькольм видит замарашку со спутанными волосами и немытым лицом. Это из-за него ей пришлось так вырядиться! По вине Малькольма подвергся нападению ее дом и она утратила право оставаться Ариэллой Маккендрик…
– Годится, – буркнула она, прыгнув в седло. – В путь!
Колотя Шину пятками по бокам, она пустила ее в галоп, желая обогнать Малькольма. Догадавшись, какая ненависть сжигает ее, он, чего доброго, повернет назад и снова окажется в дыре, из которой она его вытащила.


Границы земель Маккендриков они достигли почти затемно. У Ариэллы потеплело на душе. Никогда прежде она так не удалялась от родных мест. Путешествие продлилось девять долгих дней. Стремясь поскорее попасть домой, девушка обогнала своих спутников. Ей хотелось первой увидеть любимый замок и мирные домики вокруг.
Но она увидела трупы.
Они лежали на лугу, поросшем невысокой травой, и Ариэлла не заметила бы их сразу, если бы ее внимание не привлекло какое-то желтое пятно. Придержав лошадь, она направилась к нему, размышляя, не потерял ли кто плащ во время охоты. Подъехав ближе, девушка поняла, что это не плащ, а рубаха. В траве лежал ничком мужчина, погибший от удара мечом. Смерть настигла его явно не вчера. Охваченная ужасом Ариэлла огляделась. Неподалеку лежал еще один труп.
Гай и Марк! Девушка спешилась и прижалась к шее лошади, пытаясь унять рыдания.
– В чем дело? – спросил Малькольм, приблизившись. Он спрыгнул с седла. – Тебе плохо?
Она судорожно глотнула, покачала головой и, не оборачиваясь, указала на тела погибших.
Все пятеро прибывших молча стояли над первым трупом.
– Гай и Марк, – подтвердил потрясенный Дункан. – Посланники, которых отправил на переговоры с тобой лэрд Маккендрик.
– Они убиты месяца два назад, – мрачно заметил Малькольм. – Наверное, на обратном пути на них напали враги вашего клана и убили, чтобы вы не узнали о результатах миссии.
Ариэлла задохнулась от ненависти. Еще две жизни на совести Родерика!
– Надо взять тела с собой и похоронить как положено, – сказал Эндрю.
– Нет!
Все четверо удивленно посмотрели на Ариэллу. Приняв столь мучительное решение, она попыталась объяснить, чем оно вызвано:
– Мы возвращаемся в клан вместе с могучим Черным Волком, согласившимся оказать нам помощь. Это повод для праздника: наши люди давно лишены радостей. Нельзя привозить с собой то, что свидетельствует о жестокости и порождает скорбь.
– Но мы не можем бросить их здесь, как падаль! – возмутился Дункан. – Давайте хотя бы предадим их земле.
Девушка покачала головой:
– Марк и Гай заслуживают торжественных похорон. В последний путь их должны проводить весь клан и священник. Мы накроем их, и пусть они проведут под звездами еще одну, последнюю ночь. Завтра ты, Эндрю, вместе с Дунканом вернетесь сюда за телами. Таким образом клан узнает о жестоком убийстве.
Мужчины пошли за пледами. Ариэлла взглянула на Малькольма:
– Лучше не говорить клану, что ты больше не лэрд Макфейн. Это вызовет ненужные вопросы и подорвет уважение к тебе, а без этого тебе будет трудно учить их военному искусству.
Она презирала ложь, но выбора у нее не было. Малькольм пожал плечами:
– Вы платите мне за службу звонкой монетой. Говори клану что хочешь.
– Я поеду вперед, чтобы предупредить о нашем прибытии. – Она вскочила на лошадь и поскакала к дому, страдая от чувства невосполнимой утраты и испытывая лютую ненависть к врагу. Если бы Макфейн не утратил положения лэрда, всего этого не случилось бы. Тогда он принял бы предложение ее отца, собрал воинов и приехал сюда с Гаем и Марком, сохранив им жизнь. Черный Волк убил бы Родерика, покончил с его сообщниками и явился бы к ней в замок покрытым славой, как и предсказал Элпин.
Обвиняя во всем случившемся только Малькольма, девушка не могла избавиться от уныния, ибо и собственные поступки удручали ее. Получив задание найти могущественного Черного Волка и привезти его сюда уже как нового лэрда клана, она доставила соплеменникам жалкого пьяницу, бывшего воина, сломленного болезнями человека, который согласился поделиться своим военным искусством только за щедрую плату.
Стоит людям увидеть его – и они усомнятся, что Ариэлла имеет право даровать власть, заключенную в мече.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце воина - Монк Карин



Ну как выразить словами как прекрасна книга для меня но моё мнение могут не разделить поэтому советую почитать и решить для себя хороша она или нет.Читай чуствуй наслаждайся!
Сердце воина - Монк КаринЮлианна
14.06.2011, 2.25





красивая сказочная любовь кому это по душе читайте
Сердце воина - Монк Кариннаталия
9.11.2011, 18.49





ИНТЕРЕСНАЯ
Сердце воина - Монк КаринЯНА
31.12.2011, 1.48





Превосходный роман, один из лучших которые я прочла.
Сердце воина - Монк КаринChazernet
4.11.2012, 0.58





Не самое захватывающее произведение, ожидала большего. 6\10
Сердце воина - Монк КаринTattiana
21.05.2013, 20.03





Вот не люблю истории с мистикой и волшебством. Лично меня впечатляет сила духа, реальный труд человека над собой. А так, давайте все ждать чудес сидя на лавочке?! Сказочка милая, но на то она и сказочка.
Сердце воина - Монк КаринKotyana
31.01.2014, 5.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100