Читать онлайн Сердце воина, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце воина - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.96 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце воина - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце воина - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Сердце воина

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 15

Ариэлла сжала в руке кинжал, наслаждаясь прохладным клинком. Проникавший сквозь матерчатые стены ее тюрьмы свет утра отражался в смертоносном кусочке стали.
Скоро она вонзит кинжал Родерику в грудь, отомстив за гибель отца и всех тех, кого жадность и властолюбие этого негодяя обрекли на смерть.
Что бы ни случилось, Родерик умрет Снедаемый желанием завладеть мечом, он всегда будет угрозой для ее клана, и предотвратить это может только его гибель. Ариэлла обязана обеспечить соплеменникам спокойное существование и вручить меч человеку, не склонному злоупотребить его могуществом. Скоро появится Гарольд, и Родерик поймет, что обманут. Охваченный беспредельной злобой, он приставит нож к горлу Кэтрин, чтобы заставить Ариэллу покориться и выполнить его требование. Значит, она должна заколоть мерзавца, не дожидаясь развязки.
Всю ночь девушка обдумывала, как удалить из лагеря Кэтрин и Агнес. Лишившись Кэтрин, Родерик уже не сможет ей угрожать. Саму Ариэллу он не убьет, ибо никто, кроме наследницы Маккендрика, не вручит ему вожделенный меч, но с наслаждением подвергнет ее издевательствам. Девушка преисполнилась решимости не допустить этого. Конечно, лишившись главаря, его сообщники не пощадят ее, но прежде она постарается спасти Кэтрин и Агнес… Сейчас, при первых проблесках утра, Ариэлла поняла, что это неосуществимо: люди Родерика окружили лагерь и наводнили лес. Даже если Кэтрин и Агнес удастся удрать, их быстро схватят и приволокут назад. От одной мысли, что сестренку будут ловить, как дикого зверя, Ариэлла едва не лишилась чувств.
Выходит, им суждено принять смерть вместе. Ариэлла чуть не разрыдалась. Она готова была пожертвовать своей жизнью, считая это невысокой ценой за спасение меча и соплеменников. Но Кэтрин, малютка, уже успела настрадаться, как взрослая… Ей было жаль и Агнес, хоть та и предала клан. Бедная дурочка не распознала подлеца в возлюбленном. Что ж, в этом нет ничего странного. Даже Ариэлла не догадывалась, какая черная у Родерика душа, пока он не нанес удар по замку. Судя по животу Агнес, она ко времени первого нападения уже вынашивала его ребенка. Видимо, негодяй соблазнил ее, когда его выхаживали в замке Маккендриков, хотя сам делал вид, будто мечтает завоевать сердце Ариэллы. Родерик скрывал свои гнусные намерения, изображая доброжелательность и учтивость.
То ли дело Малькольм! Тот никогда не притворялся, и все видели в нем то, что есть на самом деле, – печального, сломленного воина.
Ариэлла страдала оттого, что так горько обидела Малькольма. Теперь он возненавидит ее на всю жизнь. Однако, вспоминая его лицо за секунду до того, как он рухнул на пол в ее комнате, она сознавала, что у нее не оставалось иного выбора. Разве возможно было бы встретиться с Гарольдом, зная, что чувствует Малькольм, глядя на них? Ариэлле хотелось уберечь Малькольма, скрыв от клана страшную правду о его прошлом. Сама она уже не осуждала Черного Волка, считая виновным в гибели невинных женщин и детей только Родерика. Узнав Малькольма, Ариэлла поняла, что он, трезвый или хмельной, предотвратил бы трагедию.
Теперь она не сомневалась и в том, что он откликнулся бы на зов ее отца, если бы мог предотвратить беду…
Между тем лагерь начал пробуждаться. Шум, доносящийся снаружи, убедил в этом Ариэллу. «Скоро всему придет конец, – думала она, поглаживая холодную сталь кинжала. – Родерик умрет, а меч будет в безопасности».
И вдруг земля задрожала от конского топота и отовсюду раздались истошные крики. Ариэлла спрятала кинжал в складках плаща и подползла к входу, желая взглянуть, что происходит.
Родерик стоял посреди поляны, скрестив на груди сильные руки и широко расставив ноги. Трое всадников, с трудом удерживая взмыленных коней, что-то докладывали своему главарю. Видимо, Родерик поднялся раньше других, а может, и вовсе не сомкнул глаз: он успел побриться, причесаться, надеть нарядную рубашку и добротную клетчатую накидку, в которой Ариэлла сразу узнала изделие своих соплеменниц. Он явно желал выглядеть молодцом, принимая от ее клана меч. «Что ж, единственное оружие, которое ждет тебя сегодня и во веки веков, – это мой кинжал, который пронзит твое подлое сердце!»
Выслушав донесение, Родерик задумчиво провел пальцем по шраму на щеке. Его лицо выразило удивление. Видимо, случилось нечто неожиданное. Отдав всадникам распоряжение, он направился к женской палатке.
– Агнес, Кэтрин! – прошептала Ариэлла. – Вставайте!
Кэтрин села, протирая глаза:
– Что случилось?
– Сюда идет Родерик.
Залитое слезами лицо Агнес исказилось от страха. На нижней губе, распухшей за ночь, кровоточила ссадина.
Ариэлла ободряюще улыбнулась пленницам:
– Все обойдется. Главное, ведите себя смирно и помалкивайте.
– Доброе утро, прекрасные дамы! – Родерик поклонился с наигранной учтивостью. – Надеюсь, хорошо выспались?
Ариэлла бросила на него взгляд, исполненный ненависти.
– Вот и отлично, – продолжал он, словно не заметив этого. – Хотелось бы поговорить с тобой с глазу на глаз, Ариэлла. – Он приподнял полу палатки, приглашая девушку следовать за ним.
Ариэлла запахнулась в плащ и отважно шагнула в холодный утренний туман. Люди Родерика поспешно собирали оружие.
– Что-то произошло? – осведомилась она. – Уж не прибыл ли Гарольд?
– Кажется, тебе на выручку спешит отважный рыцарь, – ответил Родерик. – Мои люди заметили, что твой израненный Черный Волк скачет в наш лагерь. Один.
Она с презрением посмотрела на него. Что за игру затеял Родерик на сей раз?
– Это исключено. Макфейн навсегда покинул земли Маккендриков.
– Что бы ты ни говорила, он едет сюда, вооруженный неслыханной красоты мечом. Вот я и раздумываю, не солгала ли ты мне, сказав, что отправила меч Гарольду. – Внезапно он схватил девушку за волосы, запрокинул ее голову и заставил смотреть ему в лицо. – Признайся, солгала?
– Нет.
Она мучительно размышляла над его словами. Макфейн едет сюда, один… Значит, он пьян или сошел с ума. Очевидно, Черный Волк побывал в замке и узнал, что Родерик требует меч. Теперь он везет поддельный меч, который и предложит мерзавцу. Других объяснений нет.
Теперь у нее на глазах разыграется драма: стоит Родерику завладеть мечом, как он разрубит Малькольма надвое, хотя оружие еще не обретет волшебной силы.
– Если ты не вручила меч Малькольму, откуда же он у него? – заорал Родерик.
– Если сюда и в самом деле направляется Макфейн с мечом Маккендрика, значит, он украл его у Гарольда. Иначе он никогда не завладел бы им.
Зеленые глаза Родерика сузились.
– Малькольм – ничтожный пьянчуга. Где ему обокрасть Гарольда! – Его пальцы впились Ариэлле в горло. – Я разгадал твой обман: ты сама вручила ему меч!
– Неужели ты считаешь меня способной отдать меч Макфейну? – насмешливо спросила она.
Этот вопрос вселил в него доверие. Немного поразмыслив, Родерик отпустил девушку.
– Так или иначе, проклятый меч будет моим! Я славно отпраздную великое событие: одним махом снесу Малькольму башку с плеч. Это будет справедливым возмездием за все беды, которые он мне причинил.
– Ты пытался уничтожить его, и он изгнал тебя, хотя другой подверг бы более суровой каре, – возразила Ариэлла. – В отместку ты погубил сотни женщин и детей родного клана. И после этого считаешь себя обиженным?
– Лэрдом Макфейном должен был стать я! – рявкнул он. – Но нет, эта честь досталась Малькольму, жалкому калеке, ибо закон наследования гласит, что сын наследует отцу. А ведь любой осел понял бы, что выбор следует остановить на мне, а не на этом пропащем пьянице.
– Нет, Малькольм куда достойнее тебя при всех его слабостях, – твердо сказала Ариэлла. – Возглавлять клан может человек честный и справедливый. Такой груз ответственности способен нести лишь беззаветно преданный и отважный рыцарь. Лэрд не смеет пренебречь своим долгом, даже если ему кажется, что он вот-вот рухнет под его тяжестью. Ты мечтаешь стать лэрдом, ибо возомнил, что, подчинив своей воле других, обретешь могущество. – Ее тон выражал глубокое презрение. – Настоящий же лэрд хочет помогать другим и стремится к власти, чтобы отдавать, а не брать.
– По-твоему, Малькольм обладает всеми этими достоинствами? – насмешливо спросил Родерик.
– Да, и не только этими. Ведь он знает цену страданию. И тем не менее у него хватает сил, чтобы, с трудом поднявшись поутру и превозмогая боль, поспешить на помощь другим. Такие стойкость и отвага тебе и не снились. Разве ты понимаешь, в чем разница между подлым грабителем и убийцей и истинным воином Малькольмом Макфейном!
– Польщен вашей любезностью, миледи. Ариэлла обернулась и вздрогнула, увидев Малькольма на огромном вороном коне. Он спокойно взирал на нее и Родерика. Давно небритый, одежда висит клочьями, темные волосы давно нечесаны, морщины обозначились резче. Ариэлла видела, как он измотан и истерзан болью. Девушке даже показалось, что его взгляд выразил сочувствие, но она усомнилась, возможно ли такое после ее низкого предательства. Впрочем, несмотря на нечеловеческую усталость, Малькольм излучал невероятную силу и уверенность в себе. Спокойные глаза гиганта словно приговаривали соперника к поражению. На Ариэллу он посматривал равнодушно, но все же с некоторым любопытством. Его внимание было приковано к Родерику, и едва глаза Малькольма обращались на негодяя, в них вспыхивал неукротимый гнев, казалось, способный испепелить соперника.
– Вот так неожиданность! – обрадовался Родерик. – А я-то думал, что на меня набросится сам Гарольд со своей армией. Тогда ради собственного спасения мне пришлось бы пожертвовать бедной малышкой Кэтрин. И вдруг вместо Гарольда передо мной предстаешь ты, и, как доносят мои люди, настолько обезумевший, что решился прискакать один. – Он озадаченно почесал подбородок. – Ты, часом, не пьян, Малькольм?
– Вполне трезв, – ответил Малькольм с притворным благодушием.
– Тем лучше. Как погляжу, ты прихватил с собой меч?
Ариэлла посмотрела на меч, висевший на поясе Малькольма, и замерла от изумления, увидев великолепное оружие с усыпанной драгоценными камнями рукояткой и остро заточенным лезвием, которое сверкало в лучах утреннего солнца. Девушка никогда не видела меч Маккендрика, но, судя по рассказам отца, тот был в точности таким же. Неужели ее соплеменники, по указаниям Элпина, успели выковать копию, чтобы обмануть Родерика? Она испугалась, подумав, что Малькольм способен по наивности предложить Родерику обменять меч на Ариэллу и Кэтрин. Неужели он не понимает, что мерзавец не отпустит его живым?
– Приведи Агнес и Кэтрин! – приказал Родерик Грегору. – Пусть посмотрят представление.
Малькольм встретил появление Кэтрин и Агнес все с тем же спокойствием.
– Макфейн! – радостно крикнула девочка. – Ты вернулся!
– Да, Кэтрин, – ответил он, – вернулся. А теперь иди вместе с Агнес в шатер. Скоро Ариэлла отведет вас домой.
Грегор вопросительно посмотрел на Родерика.
– Уведи их, – согласился главарь, пожав плечами. – Наверное, Малькольм не хочет, чтобы они видели, как он умрет.
Проводив глазами Кэтрин и Агнес, Черный Волк холодно бросил:
– Вообще-то им не следует видеть твою смерть, Родерик. Впрочем, Агнес, возможно, не без удовольствия наблюдала бы, как ты испускаешь дух.
Родерик расхохотался:
– Боже, Малькольм, к чему так самообольщаться? А ведь ты занимаешься этим с тех пор, как Гэвин зачем-то доставил домой тебя, жалкого и ничтожного калеку. И все же ты, несмотря ни на что, решил, что годишься в лэрды!
Малькольм покачал головой:
– Я знал, что не гожусь, но взял на себя эту ответственность, считая это своим долгом. К тому же со временем я надеялся вновь удостоиться такой чести.
– Но это время так и не пришло. Ты навсегда превратился в хромого калеку, не способного часа обойтись без выпивки. Тебе было почти неведомо, что происходит в твоем клане. Когда я предложил в лэрды себя, тебе следовало уступить мне место. Даже Ариэлла считает, что ты не годишься в лэрды ее клана. Она использовала твои военные познания, однако никогда не вручила бы тебе меч.
«А ведь он прав, – с горечью подумала Ариэлла. – Я использовала Малькольма и отвергла его, перестав нуждаться в нем. А он, бедняга, все равно вернулся, хотя должен был махнуть на меня рукой…»
С унынием посмотрев на него, девушка ощутила всю тяжесть своей вины. Малькольм между тем не сводил глаз с Родерика. Выражение его лица было настолько безмятежным, что Ариэлла решила, будто он покорился судьбе и готов расстаться с жизнью. Неужели оскорбления негодяя не ранят его?
– Что ж, Родерик, ты снова польстился на то, что тебе не принадлежит, – спокойно проговорил Малькольм. – Выходит, изгнание ничему не научило тебя.
– Научило, – возразил Родерик. – Я понял, что заслуживаю большего, и теперь близок к победе. Я стану лэрдом Маккендриком, и весь клан, не способный к воинским подвигам, зато в совершенстве владеющий искусствами, будет в моей власти. Заработав деньги на тех ценных предметах, что они изготавливают, я соберу армию, многократно превосходящую твою. А этим мечом, – его взгляд вспыхнул, – я покорю другие кланы и стану самым могущественным лэрдом шотландского нагорья!
– Ты собираешься поработить Маккендриков, на их деньги создать армию и подчинить себе другие племена? Как благородно!
– Благородство мне ни к чему!
– Неужели ты веришь, что меч позволит тебе добиться всего этого?
– Отдай его мне, – с улыбкой проговорил Родерик, – и мы все проверим.
Малькольм потянулся за мечом, словно решив расстаться с ним, но вдруг отдернул руку:
– Сначала поклянись, что, завладев мечом, ты не причинишь вреда Ариэлле, Кэтрин и Агнес.
– Не тебе выдвигать условия.
– Возможно, – согласился Малькольм. – Но я привез меч, как ты просил. Исполни же и свою часть договора.
– Отдай меч, иначе я выволоку Кэтрин из палатки и перережу ей горло. – Улыбка Родерика стала зловещей. – Ты же не сомневаешься, что я это сделаю.
– Да, – тихо ответил Малькольм, – знаю. – И взялся за меч.
– Не так! – рявкнул Родерик, повелительно взмахнув рукой. – Опустись передо мной на колени и подай мне меч. Помнишь, как меня заставили встать на колени перед тобой, когда изгоняли из клана?
Ариэлла видела, что гордость борется в Малькольме с желанием спасти ее. Наконец, поняв, что у него нет выбора, он подчинился. Взяв меч левой рукой, он слез с коня и медленно заковылял к Родерику.
Все это время Малькольм держался с достоинством, но теперь, спешившись, не мог скрыть свое увечье. Его походка свидетельствовала о том, что он делает над собой героические усилия, превозмогая боль. Ариэллой овладело отчаяние. Возможно, несколько дней отдыха и хороший уход позволили бы ему стать достойным соперником Родерика, хотя бы в коротком бою. Однако Малькольм давно уже разъезжал по соседним кланам, а последнюю ночь скакал во весь опор, возвращаясь к Маккендрикам. Дни, проведенные в седле, и ночевки на сырой земле сказались на его состоянии. Родерик без труда прикончит его.
Ариэлла со слезами на глазах наблюдала, как Малькольм подошел к Родерику и остановился перед ним, покорно встал на одно колено и протянул меч негодяю. Это она вынудила его так унизиться! Ее душа разрывалась на части. Уж лучше бы он жил в хижине с Гэвином… Да, Малькольм тосковал бы, пил, мучился от одиночества, зато сохранил бы жизнь! Теперь он стоял посреди поляны, преклонив колено, и ждал смерти, ибо вообразил, будто, пожертвовав собой, спасет ее. Откуда ему знать, что Ариэлла откажется наделить меч могуществом и этим погубит себя и Кэтрин! Девушка в отчаянии кусала губы и молчала, не желая лишать Малькольма иллюзии, что он спасает ее.
– Какое упоительное торжество! – с презрением бросил Родерик. – Подумать только, всего два года назад я, стоя перед тобой на коленях, дал себе страшную клятву, что не успокоюсь, пока не уничтожу тебя. Твое последующее унижение и изгнание немного утешили меня. Но ничто, – он приставил кончик своего меча к горлу Малькольма, – ничто не сравнится с этим волшебным мгновением!
Малькольм бесстрастно взирал на мерзавца, протягивая ему заветный меч. Ликующий Родерик протянул было руку к вожделенному оружию, но Ариэлла выхватила кинжал и метнула его в негодяя.
В тот же миг Малькольм взмахнул мечом и ударил Родерика по руке.
Лес огласился криком. Родерик вырвал из плеча кинжал Ариэллы и отбросил его, потом, изумленный и взбешенный, уставился на кровь, залившую ему кисть.
– Один раз ты уже уничтожил меня, – сказал Малькольм. Теперь он стоял перед Родериком с занесенным мечом. – Неужели ты полагал, что я позволю тебе сделать это вторично?
Сообщники Родерика, испуганные неожиданным поворотом событий, кинулись было на помощь своему главарю.
– Назад! – рявкнул Родерик и со стоном поднял свой меч. Боль в окровавленной руке вынудила его опустить оружие. Он с ненавистью посмотрел на Малькольма: – Хоть ты и ранил меня, я все равно прикончу тебя сам!
Поморщившись от боли, он взял меч обеими руками. Металл зазвенел, и посыпались искры. Малькольм отскочил и нанес новый удар, потом еще и еще. Но Родерик был могучим противником: несмотря на раны, он умело отражал удары. Оба ходили кругами, делая выпады. Малькольм сражался не на жизнь, а на смерть, забыв об усталости и боли. Он знал, что будет биться с Родериком до последнего вздоха, пока это исчадие ада не захлебнется своей подлой кровью. Ради этого Малькольм готов был умереть.
Больная нога и негнущаяся спина мешали ему, но все же он наносил сильные, стремительные и точные удары, постоянно заставая Родерика врасплох. Молодому и гибкому противнику Малькольма бой тоже давался нелегко. Теперь и ему пришлось держать меч обеими руками. Малькольм отражал все его удары. Стиснув зубы и тяжело дыша, он пытался дотянуться кончиком меча до груди соперника. Однако его правая рука уже начала уставать, движения замедлились. Родерик тотчас почувствовал это и сделал два опасных выпада. Малькольм отскочил, но недостаточно проворно, и острая боль в левой руке пронзила его: Родерик рассек ему мышцу.
– Сдавайся, Малькольм! – крикнул негодяй, размахивая мечом. – Раньше у тебя была негодной одна рука, теперь две. Пора понять, что в этом бою тебе не видать победы.
Малькольм перевел дыхание, пытаясь сосредоточиться на сражении. «Рана ерундовая, – твердил он себе, не желая смотреть на нее. – Пустяк!»
– Ты кое о чем забыл, Родерик, – тихо, но веско проговорил он.
Тот изобразил удивление:
– Напомни, сделай милость.
– Меч у меня. – Малькольм торжествующе улыбнулся.
Родерик нахмурился, но тут же овладел собой:
– Ты владеешь оружием, лишенным могущества. Это тебя не спасет.
«Но ты не вполне в этом уверен», – мелькнуло в голове у Малькольма, заметившего тревогу Родерика. Спеша воспользоваться хоть таким преимуществом, Малькольм напряг силы и грозно занес меч над головой.
Внезапно усеянная камнями рукоятка меча ярко блеснула на солнце. Ладони Малькольма ощутили невесть откуда взявшийся жар. Казалось, оружие впитало свет и тепло светила. Жар проник в Малькольма, пробежал по его рукам, распрямил сведенные мышцы, ослабил боль. Мгновение – и все его тело словно опалило целительное пламя. Слабость и боль сняло как рукой. Он снова чувствовал себя могучим и непобедимым воином. Малькольм понимал, что это иллюзия, игра воображения, предсмертное ощущение силы, которая давно оставила его. Однако спина его каким-то чудом распрямилась, он легко владел искалеченной ногой. Родерик в смятении наблюдал за противником, заметив внезапную перемену в нем. Воспользовавшись моментом, Малькольм бросился на врага, почему-то убежденный, что теперь не упадет, даже не споткнется.
Родерик успел выставить меч и попытался отбросить Малькольма. Однако тот уже преисполнился страшной решимости. С сокрушительной силой, внезапно вселившейся в него, он занес меч и пронзил врага.
Зеленые глаза Родерика расширились от изумления. Он с недоумением посмотрел на драгоценную рукоятку, торчащую из его груди. Каждый камешек горел как маленькое солнце. Кровь хлынула из груди Родерика алой струей, заливая рубаху и нарядную клетчатую накидку.
– Боже, Малькольм! – прозвучал его глухой голос в гробовой тишине. – Как ты сделал это?
Малькольм извлек меч из его груди. Кровь хлынула потоком.
– Ты должен был умереть.
Родерик зажал рукой смертельную рану. Залитый кровью, он устремил алчный взгляд на меч, потом посмотрел на Ариэллу.
– Лучше бы это был я. – Родерик открыл рот, желая сказать что-то еще, но издал лишь предсмертный хрип и в ту же секунду испустил дух.
Ариэлла с опаской посмотрела на труп, потом робко подняла глаза на Малькольма.
Но тот сосредоточился на чем-то, чего она не видела. Ариэлла обернулась: на них наступал Грегор, грозно занеся топор над головой.
– Что ж, Макфейн, – взревел он, глядя, как сообщники окружают их стеной, – вот пришел и твой черед принять смерть!
– Возможно, – спокойно отозвался Малькольм. – Оружие, конечно, необыкновенное, – он указал на меч, – но, даже владея им, я не сумею перебить вас всех.
– Это точно, – согласился Тейвис с гадкой ухмылкой. – Но ты не горюй: когда подохнешь, я позабочусь об этом мече.
– Почему это? – возразил Грегор. – Ты не главарь.
– Как и ты, – заметил Мердок. – Раз не стало Родерика, главный – я. Теперь меч и девчонка мои. – Его желтые сальные глазки скользнули по Ариэлле.
– Не возьму в толк, почему главарем должен быть Мердок, – пробасил голос за спиной у Малькольма.
– Вот-вот! – подхватил другой недовольный.
– Нового главаря предстоит избрать!
– Пусть тот, кого мы изберем, расправится с Макфейном.
Головорезы издали возгласы одобрения.
– Извините, что прерываю ваш важный спор, – сказал Малькольм, – но мне следует кое-что сообщить вам.
– Что? – гаркнул Грегор, явно огорченный тем, что его лишают удовольствия растерзать Малькольма.
– А то, что тот, кто двинется с места, не выйдет из леса живым.
Грегор удивленно посмотрел на него, потом расхохотался:
– А ты отчаянный храбрец, если решаешься один угрожать всем нам. – Он не скрывал восхищения.
– Дело в том, – послышался чей-то голос, – что с этой минуты он не один.
Ариэлла увидела Гэвина, выехавшего из-под деревьев.
– Значит, мы вспорем брюхо сразу двоим, – пренебрежительно бросил Грегор. – Это не составит большого труда.
В следующее мгновение на поляне появились Дункан, Эндрю, Ниэлл, Рамси, Грэм. За ними следовали тридцать конных Маккендриков с оружием в руках. Они окружили банду Родерика.
– Раз тебе хочется подраться, Макфейн, будет драка! – крикнул Тейвис, выхватывая меч.
– Решение опрометчивое, поскольку ваше положение безнадежно, – заметил Малькольм. – А ведь нет ничего хуже опрометчивого главаря.
– Маккендрики почти не превосходят нас численностью! – крикнул Грегор. – Да, они отбросили нас от своего замка, но в смертельной рукопашной схватке им не устоять. – Он опять поднял топор. – Мы перебьем их, как кроликов!
Малькольм обвел взглядом поляну:
– Вы хорошо считаете?
Грегор, Тейвис и Мердок опять огляделись, но не утратили уверенности. Тогда Малькольм кивком головы заставил их оглянуться. Ариэлла проследила за его взглядом.
Вся поляна была усеяна воинами – конными и пешими, вооруженными мечами, топорами, копьями и луками. Они прикрывались щитами. Их клетчатые накидки были разных цветов, а это указывало на то, что эти люди принадлежат к разным кланам. Ариэлла догадалась, что это воины из тех кланов, с которыми Малькольм заключил союз. Видимо, он успел послать к ним гонцов с вестью, что над Маккендриками нависла угроза. Девушка не верила своим глазам: помощь подоспела вовремя.
– Бросьте оружие и поднимите руки! – приказал Малькольм. – Если ослушаетесь, я прикажу атаковать вас и не останавливаться до полного вашего истребления.
Грегор, Тейвис и Мердок, переглянувшись, бросили на землю оружие. Другие, немедленно последовав их примеру, подняли руки.
– Отлично! – Малькольм взглянул на воинов из дружественных кланов. – Это ваши пленники. Сначала их осудят как преступную банду, а потом распределят между кланами для отбывания наказания. Не хочу видеть их здесь!
Воины подошли к пленным и повели их в лес.
– Где Кэтрин и Агнес? – спросил Ниэлл, выезжая вперед.
– Мы здесь! – крикнула Кэтрин, вылезая из палатки; за ней показалась печальная Агнес. Малышка, подобрав подол юбки, бросилась к Малькольму, но при виде окровавленного Родерика замерла.
– Он мертв?
– Да.
– Это ты его убил?
Малькольм кивнул.
– Я знала, что ты это сделаешь! – воскликнула девочка. – Он был очень плохой. – Ее глазенки расширились. – Ты ранен!
Малькольм не обращал внимания на рану, хотя кровь залила всю руку и капала с пальцев.
– Это страшно только с виду, – заверил он девочку, не вполне уверенный, что легко отделался, хотя почти не чувствовал боли. – Дома я промою рану, и ты увидишь, какая она пустяковая.
– Нет, надо сразу наложить повязку! – заявила Кэтрин и, решительно оторвав лоскут от юбки, неумело замотала Малькольму руку. – Вот! – удовлетворенно воскликнула она. – Так-то лучше.
– Спасибо! – Он убрал прядь с ее лба. – А теперь возвращайся в замок с Агнес и другими. Мы с Ариэллой придем чуть позже.
– Ариэлла не позволит мне сопровождать Кэтрин, милорд, – пробормотала Агнес.
– Почему? – удивился Малькольм.
– Агнес считает, что я захочу сделать это сама, – быстро ответила Ариэлла. – Однако Кэтрин устала, а мне придется немного задержаться. Поэтому я поручаю тебе, Агнес, проследить, чтобы она благополучно добралась домой.
Агнес удивленно уставилась на нее и тут же воспрянула духом.
– Как прикажете, миледи, – пробормотала она. – Со мной она будет в безопасности.
Кэтрин умоляюще посмотрела на Малькольма:
– Можно, я останусь с вами? Он присел на корточки.
– Мне стыдно признаться, но я потерял твой последний рисунок. Если ты вернешься немедленно, то успеешь до моего прихода нарисовать что-нибудь еще. Сделаешь это для меня?
– Конечно! – Кэтрин улыбнулась, крепко обняла его и последовала за Агнес.
Воины из соседних кланов увели банду Родерика. Но тут земля снова задрожала. Приближался еще один конный отряд. Вскоре из-за деревьев выехали пятьдесят всадников. Их лошади были убраны роскошными ало-золотыми попонами, на тяжелых щитах красовался герб клана Макфейнов. Предводительствовал отрядом рослый рыжеволосый мужчина. При виде Малькольма Гарольд поднял руку, приказав своим людям остановиться.
– Буря, о которой ты говорил, так и не разразилась.
Малькольм пожал плечами:
– Как ты знаешь, я никогда не доверял предсказателям, поскольку наши прорицатели предупредили бы меня о предательстве Родерика, если бы умели это делать.
Гарольд бросил мрачный взгляд на окровавленный труп:
– Это Родерик?
– Да. – Малькольм жестом приказал Брайсу и Рамси убрать тело.
Гарольд удивленно уставился на кузена:
– Это ты убил его?
Его красивое, но усталое лицо выразило уважение и облегчение. Только сейчас Малькольм понял, как трудно Гарольду возглавлять клан. Ведь он не стремился стать лэрдом и согласился на это лишь из чувства долга, желая перевернуть самую черную страницу в истории клана. Тогда Гарольд похоронил обожаемую сестру и был вынужден изгнать из клана своего кузена и друга. Ни разу еще Малькольм не задумывался о том, как гнетет его эта ответственность.
Гарольд посмотрел на Ариэллу:
– Это и есть Ариэлла Маккендрик?
Малькольм кивнул.
– Станет ли она моей женой, Малькольм?
– Нет, – твердо ответил тот. – Она уже обвенчана.
Ариэлла знала, что обязана опровергнуть эту ложь. Ведь она уже обещала руку Гарольду, и теперь долг повелевал сдержать слово. И все же она молчала, завороженно взирая на Малькольма, от которого исходили невиданная сила и властность.
– Примите мои поздравления, миледи, – молвил наконец Гарольд, явно не испытывая ни горечи, ни сожаления. – Желаю многих лет счастья.
– Ты проделал немалый путь, лэрд Макфейн, – обратился к нему Дункан. – Так погости же у нас несколько дней, попируй и отдохни. Сегодня вечером у нас праздник. Уверен, твоим воинам он понравится.
– Увидишь, у Маккендриков много незамужних девушек, – подхватил Гэвин, сочувствуя Гарольду. – Среди них есть и любительницы приключений. Кое-кто из твоих молодцов наверняка выберет себе жену. Пусть только держатся подальше от блондинки по имени Элизабет. – Он бросил смущенный взгляд на Гордона. – Она уже помолвлена.
С этими словами Гэвин поскакал к замку, пригласив Гарольда с отрядом следовать за ним.
– Приказываю всем вернуться в замок, – сказал Малькольм, – и стеречь людей Родерика. Пора также накормить и развлечь тех, кто пришел нам на помощь.
– Будет исполнено, Маккендрик, – отчеканил Гордон, спрыгивая с коня. Вытянув перед собой меч, он опустился на одно колено и склонил голову в знак верности. – Да исполнится твоя воля!
Малькольм удивленно уставился на него.
– Встань, Гордон! Ты знаешь, что я не Маккендрик…
Зрелище, представшее его взору, заставило его умолкнуть. Все воины клана Маккендриков спешились, опустились на одно колено и склонили головы.
– Слава Маккендрику! – прокричали они, разорвав тишину холодного утра. – Слава нашему отважному лэрду, носителю меча!
Малькольм молча взирал на них. Слишком растроганный, он не мог произнести ни слова и даже потупился. Когда Малькольм поднял глаза, Маккендрики уже сели на коней и повернули их к замку.
Ариэлла смотрела на Малькольма, не веря своим глазам. Он и великолепный меч, висевший у него на поясе, излучали нестерпимо яркий свет. Даже окровавленная и неумело перевязанная рука не умаляла его величия, равно как и то, что Малькольм не опирался на больную ногу, щадя ее. Она поняла, что его физическая немощь не исчезла. Над телесным недугом меч не имел власти. И все же Малькольм превратился в сильного, отважного, достойного человека. Вот он, новый Маккендрик!
– Я ошибалась, – тихо прошептала Ариэлла. Как, не уронив себя, добиться его прощения? – Мне казалось, что воин, достойный владеть мечом, должен быть совершенен телом и душой. Элпин говорил о беспримерной силе, а я видела лишь твою слабость. Но оказалось, старик имел в виду силу духа, а не мышц. Еще он толковал о чести и отваге, а я не могла забыть, что ты не пришел на зов моего отца. Значит, Элпин подразумевал отвагу, необходимую для того, чтобы преодолеть собственный страх, встать в полный рост и принять бой. Как же я была глупа! – Она боялась его презрения: ведь ее представления были так наивны. – Я надеялась, что следующий лэрд моего клана будет безупречен, как мой отец. А между тем он вовсе не был безупречным. Человек как человек, – закончила она срывающимся голосом, – а люди всегда совершают ошибки. Ты сам убеждал меня в этом, но я не могла смириться с такой мыслью.
Ариэлла ожесточенно смахнула со щек слезы, желая даже в покаянии сохранить достоинство, но понимая, что это невозможно.
– Смириться с этим значило бы осудить отца за несчастья, причиненные нам Родериком. Это отец допустил, чтобы клан стал таким слабым, это он расстался с мечом, не веря, что нам грозит война. Такое правление погубило его самого и многих соплеменников. Но я не смела обвинять его во всем этом. – Ариэлла уже не пыталась утирать слезы. Не решаясь взглянуть на Малькольма, она опустила голову и закончила безнадежным тоном: – Поэтому я возложила всю вину на тебя.
Сгорая от стыда и готовая смириться с гневом Малькольма, Ариэлла упала на колени. Малькольм, опираясь на меч, тяжело опустился на одно колено, взял девушку за подбородок, приподнял ее голову и заставил посмотреть ему в глаза.
– Что ты, Ариэлла… – пробормотал он с невыразимой нежностью.
Девушка громко всхлипнула, не вполне понимая его. Он выпустил ее подбородок и погладил ладонью мокрую от слез щеку.
– Я погибал, предпочитая смерть горькому сознанию вины и мучительной боли. Куда проще ничего не чувствовать, ни за что не нести ответственности. Но потом появилась ты. – Он благоговейно посмотрел на нее. – Ты, полная жизни и сгорающая от ненависти, заставила меня вспомнить, кто я такой. Своим гневом и презрением ты оживила воина, казалось, навечно похороненного в этом жалком теле. Пробудив его, ты уже не позволяла ему проявлять прежнюю слабость. Ты спасла меня от бессмысленного прозябания, привела туда, где я мог принести пользу. Этим ты способствовала моему исцелению. Исцелено не тело – ему уже не помочь, – но душа, избавившаяся от прежних страхов и снова готовая нести огромную ответственность. Только теперь я чувствую себя способным возглавить клан.
– Но я прогнала тебя! – Ариэлла сгорала от стыда. – Ты так сильно преобразился, а я по-прежнему не видела ничего, кроме твоих слабостей…
– Ты не могла позволить себе поверить в то, что я подхожу для роли лэрда твоего клана. Во всяком случае, открыто поверить. Но иногда чистые порывы сердца выдают наши сокровенные чувства.
Взгляд Ариэллы упал на меч, лежавший на земле. Наконец-то она все поняла! Гнев и гнет ответственности не позволяли ей осознать, что Малькольм достоин меча. Однако то, что оставалось неподвластно уму, чувствовало сердце.
– Я люблю тебя больше жизни, Ариэлла, – взволнованно прошептал он. – Если позволишь, я возглавлю твой клан, не пожалею ради него сил и способностей и не посрамлю гордое имя Маккендриков. Обладая мечом, я никогда не забуду о чести, справедливости, сострадании и, не страшась смерти, спасу любого Маккендрика. Я сделаю все это и гораздо больше, несмотря на все свои недуги и недостатки. – Он нежно поцеловал руку девушки и крепко прижал ее к своей груди. – Ради тебя.
Под ее ладонью громко и размеренно билось его сердце. Радость, захлестнувшая Ариэллу, победила ее страх и угрызения совести. Она обняла Малькольма, прижалась к его губам, словно желая выпить его до дна, почерпнуть в нем силу и нежность и наградить его своей любовью, которую не могла и не хотела больше скрывать. Она гладила Малькольма по плечам и спине, желая добраться до его пылающего тела. Когда Ариэлла ненароком дотронулась до его раненой руки, он застонал.
– Больно? – испугалась она.
– Пустяки, просто царапина, – отмахнулся Малькольм. Он привлек девушку к себе и начал целовать ее шею.
– Надо вернуться в замок. Там я займусь твоей раной, – прошептала Ариэлла, запуская пальцы в его темные волосы.
– Надо, – согласился он, расстегивая пряжку на ее плаще. – Только там слишком многолюдно. – Плащ упал на землю, и она осталась в одном тонком платье.
– Не сомневаюсь, что клан окажет тебе восторженный прием. – У Ариэллы перехватило дыхание, когда он поцеловал ее грудь. – Грэм и Рамси наверняка уже разучивают новую мелодию на волынках, Энгус и Дугалд сочинили новые стихи…
Малькольм припал к ее шее и застонал.
– Но сначала нам следует отдохнуть, – сказала Ариэлла, задыхаясь от радости. Поднявшись, она повела его с поляны в изумрудно-золотистый лес, уже залитый солнцем.
Их ждало ложе из папоротников под густой кроной дерева. На пахучей постели играли желтые солнечные блики. Ариэлла бросила на землю плащ, прижалась к Малькольму всем телом и поцеловала его. Он стянул с нее платье, опустил ее на мягкую постель и придавил своей тяжестью. Ариэлле передавались его сила, желание, восторг. От поцелуев и ласк Малькольма она запылала и более не желала ничего в целом свете, кроме него.
– Ариэлла… – услышала она шепот Малькольма. Он вглядывался в нее так пристально, словно ему навстречу распахнулась душа девушки. Она провела пальцами по его рту, по небритой щеке.
– Я люблю тебя, Макфейн. – Ариэлла улыбнулась. – А может, мне отныне следует называть тебя Маккендриком?
– К чему такие церемонии? – Он осыпал поцелуями ее глаза и нос, потом тоже улыбнулся. – Я согласен на милорда. – С этими словами он погрузился в нее, слившись с Ариэллой в единое целое.
Она издала восторженный крик. Малькольм смеялся и нежно целовал ее, упиваясь своей новой силой. Над ними сияло солнце.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце воина - Монк Карин



Ну как выразить словами как прекрасна книга для меня но моё мнение могут не разделить поэтому советую почитать и решить для себя хороша она или нет.Читай чуствуй наслаждайся!
Сердце воина - Монк КаринЮлианна
14.06.2011, 2.25





красивая сказочная любовь кому это по душе читайте
Сердце воина - Монк Кариннаталия
9.11.2011, 18.49





ИНТЕРЕСНАЯ
Сердце воина - Монк КаринЯНА
31.12.2011, 1.48





Превосходный роман, один из лучших которые я прочла.
Сердце воина - Монк КаринChazernet
4.11.2012, 0.58





Не самое захватывающее произведение, ожидала большего. 6\10
Сердце воина - Монк КаринTattiana
21.05.2013, 20.03





Вот не люблю истории с мистикой и волшебством. Лично меня впечатляет сила духа, реальный труд человека над собой. А так, давайте все ждать чудес сидя на лавочке?! Сказочка милая, но на то она и сказочка.
Сердце воина - Монк КаринKotyana
31.01.2014, 5.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100