Читать онлайн Чужая вина, автора - Монк Карин, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чужая вина - Монк Карин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чужая вина - Монк Карин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чужая вина - Монк Карин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монк Карин

Чужая вина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Я приготовила вам в дорогу немного еды. — Юнис протянула Хейдону объемистый пакет, завернутый в алую материю. — Вам ведь нужно будет перекусить.
Хейдон посмотрел на сверток, который, судя по размеру, мог кормить весь дом целую неделю, понятия не имея, куда его деть.
— Спасибо, Юнис.
— Неужели вы собираетесь оставить здесь этот прекрасный вечерний костюм? — Оливер провел узловатой рукой по рукаву висящего в гардеробе костюма. — Он почти новый.
— Можете оставить его себе, Оливер. — Хейдон вынул из чемодана рубашку и жилет, пытаясь освободить место для свертка с едой. — Сомневаюсь, что буду в ближайшее время посещать званые вечера.
Оливер усмехнулся.
— А где, по-вашему, мне носить такой костюм?
— Носите дома, — предложил Хейдон. — Вы будете самым нарядным дворецким в Инверэри.
— Он мне великоват, — с сомнением произнес Оливер.
— Я могу его ушить, Олли, — заверила его Дорин. — Капелька работы иглой, и ты будешь выглядеть как принц.
— Ты думаешь? — Идея показалась ему удачной. Сняв с вешалки сюртук, он напялил его на свою тощую фигуру и удрученно посмотрел на рукава, болтающиеся ниже пальцев. — Думаю, капелькой работы тут не обойтись.
— Вы уверены, что должны уходить прямо сейчас? — спросила Юнис. — Вряд ли мисс Женевьева поняла, что вы собираетесь исчезнуть в ее отсутствие. Она расстроится из-за того, что не попрощалась с вами.
Лицо Хейдона ничего не выражало.
— Так будет лучше.
Он и Женевьева вернулись накануне поздно вечером и провели страстную ночь в ее постели. Хейдон поднялся до рассвета и перебрался в свою комнату. Утром они спустились в столовую и поведали семейству о триумфальном успехе выставки Женевьевы. Всеобщую радость омрачила весть о том, что Хейдон скоро должен уйти.
После завтрака Женевьева отправилась в банк договориться об условиях первой выплаты из суммы, вырученной от продажи картин. Она просила Хейдона сопровождать ее, но он отказался, сославшись на другие дела. Женевьева с тревогой посмотрела на него. Похоже, она подозревала, что он хочет уйти, пока ее не будет дома.
Хейдон улыбнулся и сказал, чтобы она возвращалась поскорее, как будто намереваясь снова увидеться с ней.
Ему не хотелось вводить Женевьеву в заблуждение, но мучительная сцена расставания была бы невыносимой. Хейдон уверял себя, что так будет лучше для всех. Простившись с детьми, Оливером, Юнис и Дорин, он отправится с дилижансом в Эдинбург. Хейдон уже велел Женевьеве говорить всем, что ее муж едет во Францию через Эдинбург и Лондон. Он заранее оплатил проезд до Эдинбурга, дабы предоставить доказательство, что Максуэлл Блейк действительно отправится туда.
В Эдинбурге он сбросит ставшую привычной личину Максуэлла Блейка и двинется на север в Инвернесс.
Единственная возможность зажить прежней жизнью и не проводить остаток дней в качестве беглеца — это найти человека, который подослал к нему убийц в ту роковую ночь. Тогда он сможет доказать властям, что был жертвой неудавшегося покушения. Хейдон уже составил перечень тех, у кого имелись причины желать ему смерти.
Список получился удручающе длинным.
За свою жизнь Хейдон успел переспать с великим множеством женщин, многие из которых были замужем, так что целая стая оскорбленных мужей с радостью увидели бы его в гробу. Разумеется, Винсент принадлежал к их числу, но он уже отомстил Хейдону, погубив Эммалайн. Вряд ли его злоба так ненасытна. К мужьям приходилось прибавить и леди, которые были весьма недовольны, когда их связь с Хейдоном подходила к концу. И наконец целый парад кузенов, теть, дядь и более дальних родственников, содрогнувшихся от ужаса, когда Хейдон унаследовал титул маркиза Рэдмонда. Они с полным основанием опасались, что он пустит по ветру все состояние, предаваясь безудержному пьянству и игре. Кроме того, у него полностью отсутствовал интерес к делам. Хейдон и вправду промотал значительную часть денег в хмельном угаре после смерти Эммалайн. Это, безусловно, взбесило его кузена Годфри — напыщенного осла, стремящегося унаследовать титул, что могло произойти только в случае смерти Хейдона. Конечно, сам Годфри едва ли способен на убийство, но вполне мог воспользоваться чьими-то услугами.
Пожалуй, по возвращении в Инвернесс стоит начать расследование именно с него.
— Вы раздавите мои булочки! — воскликнула Юнис, глядя, как Хейдон тщетно пытается запихнуть провизию в чемодан. — Почему бы вам не положить еду в другое место?
— Всякое может случиться в дороге, мне бы хотелось оставить одну руку свободной. — Хейдон вытащил из чемодана еще одну рубашку и брюки, втиснул драгоценный ленч и защелкнул замок. — Вот!
Дорин печально смотрела на него.
— Собрались? Хейдон кивнул.
— Тогда пошли. — Оливер снял сюртук Хейдона и аккуратно повесил его в шкаф. — Буду хранить этот костюм для вас на случай, если вы вернетесь и он вам понадобится. Все равно я не могу носить черное — выгляжу в нем как труп. — Он закрыл сломанную дверцу и прислонился к ней, опасаясь, что она откроется снова, потом тихо спросил: — Вы ведь вернетесь к ней?
— Как только вновь обрету свое имя. Тогда ничто не удержит меня вдали от нее, — пообещал Хейдон.
Старик кивнул.
— Попытаюсь за это время починить чертов шкаф. — Он отошел, и дверца тут же открылась. — А теперь попрощайтесь с детьми, и я подвезу вас к дилижансу.


Дети сидели у камина в гостиной, с увлечением рассматривая картинки с кораблями в книге, которую Женевьева дала Джеку.
— А это испанский галеон, — объяснял Джек, показывая изображение великолепного корабля с надутыми ветром парусами. — Испанцы воевали на таких и плавали в дальние страны. Им нужны были просторные трюмы, чтобы набивать их золотом, серебром и драгоценными камнями для отправки в Испанию.
Джейми нахмурился.
— А корабль не тонул от такого тяжелого груза?
— Только не такой корабль, — заверил его Джек. — Потопить его мог сильный шторм или пиратское ядро, попавшее в корпус.
— Но пираты же не могли забрать сокровища, пустив корабль ко дну? — удивилась Грейс.
Джек пожал плечами.
— Наверное, они старались перенести их на свой корабль, прежде чем галеон потонет.
— Не очень хороший способ, — заметил Саймон. — Чтобы перенести сундуки с золотом с одного судна на другое, требуется слишком много времени. Пираты могли потонуть вместе с галеоном.
Джек недовольно сдвинул брови. Дались им эти сокровища! Почему их не интересует такой прекрасный корабль?
— Думаю, они все-таки успевали перетащить большую часть сокровищ, прежде чем галеон уходил на дно, — заявил он, с трудом сдерживая раздражение. — Теперь посмотрите сюда…
— Потом они зарывали сокровища на каком-нибудь необитаемом острове, где никто не мог их найти! — воскликнула Аннабелл. — А злой пиратский капитан выхватывал шпагу и закалывал каждого, кто знал, где находится клад, чтобы тайна умерла вместе с ними. — Она выхватила из камина кочергу и сделала вид, что хочет проткнуть ею Саймона. — Умри, презренный вор!
— Чепуха, — возразила Грейс. — Какая польза от сокровищ, зарытых в земле?
— Их всегда можно вырыть, когда они понадобятся, — сказал Джейми. — Например, если у пиратов будут неприятности с банком.
— А если пиратский капитан забудет, где он их спрятал? — предположила Шарлотта. — Или умрет, прежде чем успеет вернуться на остров и выкопать клад?
— Они всегда составляют карту с указанием места, где зарыты сокровища, — объяснила Аннабелл. — А через несколько лет карту находит отважный красивый капитан, откапывает клад и везет его домой, чтобы купить дорогое лекарство для больной жены. — Бросив кочергу Саймону, она театральным жестом прижала ладонь ко лбу и откинулась на подушки. — Но уже слишком поздно. Он возвращается, застает жену умирающей и успевает лишь поцеловать ее на прощание, прежде чем она испустит последний вздох, оставив его с сундуком, полным сокровищ, и разбитым сердцем. — Аннабелл закрыла глаза, прижав руки к груди. — Я бы отлично сыграла эту роль!
— Чушь собачья! — фыркнула Дорин, входя в комнату. — С разбитым сердцем — вот еще! Скорее всего мошенник потратил бы все свое богатство на игру, выпивку и непотребных женщин.
— Не забивай детям голову такими гадостями, Дорин, — упрекнула ее Юнис. — Я принесла вам печенье.
Дети столпились вокруг Юнис, а Джек с подозрением взглянул на Хейдона, поставившего кожаный чемодан у входной двери.
— Вы уезжаете? — Да.
— Куда? — возбужденно пискнул Джейми.
Хейдон колебался. Ему не хотелось лгать им, но открыть правду было слишком рискованно. Если его отсутствие покажется подозрительным констеблю Драммонду, прежде чем Женевьева объявит о смерти мужа, он станет расспрашивать детей, куда же делся их мнимый отчим. Один из них может проболтаться, что Хейдон собирался вернуться в Инвернесс.
— Я еду дилижансом в Эдинбург. — Это по крайней мере тоже было правдой. — У меня там дела.
Джек недоверчиво приподнял брови.
— Когда вы вернетесь?
— Точно не знаю.
— Значит, вы не вернетесь вовсе? — его голос был мрачным.
Саймон в ужасе смотрел на Хейдона.
— Вы нас бросаете?
— Разве вам здесь не нравится? — удивился Джейми, стряхивая с губ крошки печенья.
Хейдон ощущал себя совершенно беспомощным. Он не хотел уезжать, но не мог и остаться. Как же объяснить это детям?
— В Глазго один человек узнал меня. Теперь мне слишком опасно оставаться здесь.
— Но ведь Глазго очень далеко, — запротестовала Шарлотта. Ее лицо побледнело, и Хейдон почувствовал, что она больше всех детей будет ощущать его отсутствие. — Никто из Глазго никогда здесь не бывает.
— Шарлотта права, — подхватила Аннабелл. — Не думаю, что вам стоит из-за этого беспокоиться.
— Боюсь, все не так просто, — вздохнул Хейдон. Он сел рядом с Шарлоттой и обнял ее за плечи. — Человек, который узнал меня, наверняка расскажет об этом другим и упомянет, что я был вместе с Женевьевой. Полиция придет сюда расспросить ее. Если они обнаружат лорда Рэдмонда живущим здесь в качестве мужа Женевьевы, то могут арестовать и ее.
На лицах детей мелькнул страх, и Хейдон мысленно обругал себя. Нельзя было их пугать. Но он хотел, чтобы они поняли: он уезжает, поскольку иного выхода нет. Действительно нет.
— Риск был велик уже тогда, когда я только появился в этом доме. Но нам пришлось пойти на это. Я должен был набраться сил для путешествия. Теперь, когда я выздоровел, рисковать больше нельзя. Я должен уехать.
Дети молча смотрели на него. За их короткую жизнь их уже не раз бросали на произвол судьбы — сначала родители, потом родственники, которые не могли или не хотели о них заботиться, и наконец общество, рассматривающее их как прирожденных мерзавцев, которым следует находиться в тюрьме или исправительной школе, дабы не смущать остальных зрелищем их бедствий, которые они к тому же и заслужили.
Единственным человеком, который никогда их не предавал, была Женевьева.
— Но вы вернетесь к нам? — неуверенно спросил Джейми.
Хейдону хотелось ответить «да», но дети и без того достаточно сталкивались с лживыми обещаниями и обманутыми надеждами. Он не должен давать слово, которое не сможет сдержать.
Внезапный стук в дверь избавил его от необходимости отвечать.
Оливер посмотрел на Хейдона.
— Мне открыть?
Мысли Хейдона лихорадочно завертелись. Он сомневался, чтобы кто-то мог за такой короткий срок, услышав историю Родни, прийти к выводу, что Максуэлл Блейк в действительности маркиз Рэдмонд, и приехать из Глазго в Инверэри, чтобы уведомить об этом здешние власти. Конечно, это было в пределах возможного, но казалось в высшей степени маловероятным.
— Откройте, — кивнул Хейдон.
— Дайте старику минутку! — крикнул Оливер, так как стук продолжался. Приковыляв к двери, он слегка приоткрыл ее и сердито проворчал: — Какое у вас важное дело, что вы едва дверь не выломали?
— Мы пришли за маркизом, — отозвался верзила-полицейский с копной грязных волос, выбивающихся из-под шапки. Мундир был так туго натянут на его толстом брюхе, что потускневшие пуговицы, казалось, оторвутся, стоит ему только сделать очередной выдох.
— Мы знаем, что он здесь, — добавил стоящий рядом констебль — коренастый парень с вывернутыми ноздрями, делавшими его похожим на свинью.
— Выдайте его нам, и у вас не будет никаких неприятностей, — заверил костлявый молодой полисмен с веснушчатой физиономией и растрепанными рыжими волосами.
— Не знаю, о ком вы говорите. — Оливер почесал затылок, загораживая вход своей тощей фигурой. — Здесь нет никакого маркиза. Должно быть, вы ошиблись, ребята.
— Отойди, старый дурень! — Толстяк толкнул плечом дверь. Бедняга Оливер отлетел в сторону, и полицейские ворвались в дом.
— Оливер! — испуганно вскрикнула Дорин, увидев, что старик ударился о стол и рухнул на пол. По его лбу потекла струйка крови.
— Чертов ублюдок! — рявкнул Джек, бросаясь с кулаками на толстого полисмена.
— Нет, Джек! — Хейдон рванулся вперед. — Остановись!
Джек успел ударить толстяка кулаком в лицо, прежде чем два других полисмена оттащили его. Тогда он вонзил зубы в запястье констебля с лицом, похожим на свиное рыло.
— На помощь! — завопил тот, пытаясь вырваться. — Юэн, помоги мне!
— А ну отпусти его! — Веснушчатый полисмен схватил Джека за волосы, оттащил в сторону и заломил ему руки за спину. — С тобой все в порядке, Харри?
— Этот кусок дерьма укусил меня, как дикий зверь!
— А с тобой, Джордж?
— Он сломал мне нос! — пожаловался толстяк.
— Сейчас я ему яйца оторву! — Харри сжал кулак и размахнулся.
— Уберите от него руки, — свирепо предупредил Хейдон, — или я размозжу вашему приятелю череп, как спелую дыню!
Повернувшись, все увидели Хейдона, стоящего в центре холла и размахивающего над головой Джорджа кочергой, которую Аннабелл недавно использовала в качестве шпаги.
— Быстро отпустите парня! — приказал Хейдон. Два констебля, держащие Джека, неуверенно посмотрели друг на друга.
— Ради бога, делайте, что он говорит! — крикнул Джордж, прижимая руку к кровоточащему носу и явно не желая иметь лишнюю дырку в голове.
— Мы отпустим его, если вы бросите кочергу, — сказал Харри.
— Вам не удастся бежать, — добавил Юэн, видя колебания Хейдона. — Весь Инверэри знает, кто вы на самом деле, ваша светлость.
Хейдон крепче стиснул примитивное оружие. Он пытался осознать, что все кончено, но не мог поверить в это.
— Не слушайте их! — Джек вырывался из рук констеблей. — Бегите!
Хейдон посмотрел на испуганные лица детей. Разыгравшаяся перед ними сцена потрясла всех, кроме Джека, который слишком недавно покинул улицы, чтобы пугаться подобных зрелищ.
«Я не могу больше подвергать их испытаниям!» — подумал Хейдон, с нежностью глядя на Джейми, Аннабелл, Грейс, Саймона и Шарлотту.
— Дайте слово, — спокойно произнес он, — что не тронете остальных, если я пойду с вами добровольно.
— Нет! — снова крикнул Джек. — Не делайте этого!
— Да, — буркнул Джордж, чьи руки были перепачканы текущей из носа кровью. — Бросьте кочергу, и мы уйдем — вместе с вами.
Хейдон чувствовал, как нагревается у него в руке гладкий медный стержень. Всего несколько минут назад он ощущал сладостный вкус свободы, но сейчас ему не-куда было деваться. Он бы скорее умер, чем позволил причинить вред кому-нибудь из обитателей дома. Все действительно кончено. Для него.
Хейдон бросил кочергу на пол.
Харри бросился на него, как тигр на добычу.
— Надень на него наручники, Харри, пока он чего-нибудь не выкинул!
Веснушчатый юнец отпустил Джека, злобно толкнув его в спину. Джек с ненавистью посмотрел на него и присел на корточки рядом с Оливером.
— Ну, как вы? — с тревогой спросил он, осторожно вытирая рукавом кровь со лба старика.
— Обо мне не беспокойся, парень. — Оливер устремил печальный взгляд на Хейдона. — Теперь нужно тревожиться за его светлость.
— Со мной все будет хорошо. — Хейдон старался выглядеть спокойным, хотя его запястья уже были стянуты за спиной ручными кандалами.
— Еще как! — ухмыльнулся Джордж, тщетно пытаясь остановить кровь, льющуюся из разбитого носа. — Благополучно отправитесь на виселицу.
Юнис ахнула и прижала к себе Джейми, Грейс и Шарлотту. Дорин обняла Аннабелл и Саймона. Шарлотта заплакала.
— Заткнитесь, — тихо предупредил Хейдон Джорджа, — или я раскрою вам башку.
— В кандалах это выглядело бы забавным трюком, ваше лордство, — просипел Джордж сквозь пропитанный кровью рукав, который он не отнимал от лица.
Хейдон бросил на него яростный взгляд, но промолчал.
— Ради бога, Джордж, отведем его в карету и поедем, — сказал Харри, поглаживая укушенное запястье. — Мне нужно выпить.
— Пошли. — Юэн подтолкнул Хейдона к двери.
Хейдон бросил последний взгляд на испуганные лица тех, кого он успел полюбить Он так много собирался им сказать, но теперь у него не оставалось времени. Кроме того, любое выражение привязанности в присутствии полицейских только повредило бы им. Поэтому он ограничился ободряющей улыбкой, повернулся и позволил отвести себя к ожидающей на улице карете.


Струи черного дыма поднимались к свинцовому зимнему небу. Мороз внезапно усилился, и люди спасались от холода, подбрасывая в печи драгоценные дрова и уголь. Женевьева быстро поднималась по ступенькам к парадной двери своего дома. Ей не терпелось рассказать Хейдону о встрече с мистером Хамфрисом.
Все прошло исключительно благоприятно. Мистер Хамфрис был рад услышать об удаче ее мужа, получившего большие комиссионные от продажи картин мсье Булонне. Еще сильнее его обрадовал чек, врученный ему Женевьевой. Так как деньги от продажи ее картин продолжали поступать, она со временем могла выплатить все долги, могла содержать семью, а может быть, даже купить детям новую одежду, обувь и книги. Отодвинув щеколду, Женевьева вошла в дом, стараясь не думать о скорой разлуке с Хейдоном. Она не хотела портить последние часы, которые они могли провести вместе.
Один лишь взгляд на мокрые носы и покрасневшие глаза Юнис и Дорин — и стало ясно, что произошло нечто ужасное.
— Что случилось? — спросила Женевьева, пытаясь сдержать охвативший ее страх.
— Он ушел, девочка. — Удрученный и словно постаревший Оливер взял ее за руку. — Мы сделали все, что могли, но бесполезно.
Женевьева недоуменно уставилась на него.
— Хейдон ушел, не попрощавшись?
— У бедняги не было такой возможности. — Юнис шумно высморкалась в платок. — Чертовы констебли ворвались сюда и увели его.
«Нет! — подумала Женевьева, чувствуя, что ее сердце разрывается. — Пожалуйста, господи, только не это!»
— Я пытался их остановить, — снова заговорил Оливер, — но не мог же я драться с тремя парнями. В жизни не видел таких здоровенных полицейских.
Женевьева понимала, что это ее вина Она должна была заставить Хейдона уехать в ту же минуту, когда его узнали в Глазго. Она должна была пригрозить донести на него в полицию, если он немедленно не уйдет. Это подействовало бы, если бы она была достаточно убедительной. А она позволила ему сопровождать ее в Инверэри, так как в глубине души не хотела, ни за что не хотела расстаться с ним. Эгоистичная дура!
— Эти мерзавцы толкнули беднягу Оливера так, что он разбил себе лоб! — воскликнула Дорин.
— Наш Джек бросился на громилу, который это сделал. — Дорин промокнула глаза скомканным носовым платком. — Тогда все трое скрутили бедного парня.
— А Хейдон схватил кочергу и пригрозил проломить башку самому здоровенному из них, если они не отпустят Джека, — добавил Оливер. — Он пошел с ними, заставив их пообещать, что они не тронут никого из нас.
Женевьева снова вспомнила, как Хейдон отважно бросился защищать Джека в тот вечер, когда она впервые увидела его лежащим на полу тюремной камеры. Он не мог не прийти на помощь тому, кто страдает, даже в ущерб себе. Боже, какое глупое слово «ущерб», ведь его ждет казнь.
Чувствуя тошноту, Женевьева ухватилась за спинку стула.
— Сядьте, мисс Женевьева, — сказала Юнис, подводя ее к дивану. — Вы белая как мел. Дорин, принеси мисс Женевьеве стакан воды. Боюсь, что потрясение оказалось для нее слишком тяжелым.
— Все хорошо, все хорошо, — бормотала Женевьева как заклинание. Пол под ней качался, а комната внезапно показалась невыносимо душной. Закрыв глаза, Женевьева опустилась на диван и прижалась щекой к холодной обивке. Хейдона схватили, и теперь его повесят… Ей приходилось слышать жуткие истории о страданиях повешенных — как дергаются их тела, как судорожно они хватают ртом воздух, как синеют их лица. Женевьеве представился Хейдон, красивый и сильный, беспомощно болтающийся в петле, и она жалобно всхлипнула.
— Ну-ну, выпейте это. — Юнис поднесла к ее губам стакан воды.
Женевьева покорно глотнула.
— Ну вот, так-то лучше. — Юнис положила голову Женевьевы на свою обширную грудь. — Это просто шок — сейчас он пройдет.
— Будь у него побольше времени, — печально промолвила Дорин, — возможно, он сумел бы выяснить, кто подослал к нему убийц в ту ночь.
«Если бы полицейские проявляли больше усердия в своей работе, — с горечью подумала Женевьева, — они постарались бы найти тех, кто напал на Хейдона. Но им было удобнее считать Хейдона убийцей с момента ареста. Зачем властям выяснять истину. Погиб человек, и они хотели заверить испуганную общественность, что убийца пойман и казнен. Подонки, напавшие той ночью на Хейдона, потерпели неудачу, но теперь правосудие довершит их работу.
Женевьева внезапно почувствовала приступ гнева. Она не допустит, чтобы это случилось.
— Пожалуйста, Оливер, приготовь карету, — попросила она, высвобождаясь из объятий Юнис. — Мы поедем в тюрьму.
Оливер с тревогой посмотрел на нее.
— Если ты опять увидишь его, девочка, то будешь страдать еще сильнее. Я бы на твоем месте…
— Лорд Рэдмонд не виновен в убийстве, Оливер, — прервала Женевьева. — Я не собираюсь позволить им повесить его за преступление, которого он не совершал.
— Но как вы сможете им помешать? — спросила Юнис. — Ведь суд уже вынес приговор.
— Я не верю, что суд разобрался во всех фактах дела Хейдона, все произошло слишком быстро. Я поговорю с судьей и попрошу его отсрочить приведение приговора в исполнение на том основании, ч го мы можем предоставить новые доказательства в защиту лорда Рэдмонда.
Оливер нахмурился.
— И что это за доказательства?
— Не знаю, — честно призналась Женевьева. — Но если мы выиграем время, то мы их непременно найдем, начав поиски прямо здесь, в Инверэри. Кто-то должен хоть что-нибудь знать о людях, напавших на Хейдона той ночью. Я намерена выяснить, кто они и почему хотели убить Хейдона.


Начальник тюрьмы Томпсон сидел за столом с серебряными ножницами в руке, готовясь отстричь непокорную прядь безупречной во всех прочих отношениях бороды.
— Где он? — осведомилась Женевьева, распахнув дверь кабинета.
От испуга рука с ножницами дрогнула, и седые волосы посыпались на полированную поверхность стола.
— Смотрите, что вы наделали! — воскликнул Томпсон. Поднеся зеркало к лицу, он в ужасе ахнул: — Из-за вас я выстриг клин в моей бороде!
— Где он? — холодно повторила Женевьева. Начальник тюрьмы удрученно рассматривал свое отражение, пытаясь прикрыть брешь оставшимися волосами. — Кто?
— Вы отлично знаете кто. Немедленно проводите меня к лорду Рэдмонду.
Томпсон ошеломленно уставился на нее.
— К лорду Рэдмонду?
Женевьева не понимала его недоумения.
— Его арестовали сегодня утром. Я хочу видеть его и убедиться, что с ним не обращаются дурно. Если это не так, то обещаю вам…
— Боюсь, произошла какая-то ошибка, миссис Блейк, — прервал Томпсон, кладя на стол зеркало. — Сегодня в тюрьму не приводили новых заключенных.
— Как это не приводили? Маркиза Рэдмонда арестовали два часа тому назад.
— В самом деле? — Он выглядел искренне изумленным. — И кто же его арестовал?
— Трое полицейских — я не знаю их имен. Они должны были привести его сюда.
Начальник тюрьмы покачал головой.
— Ни одного заключенного не отводят в камеру без моего прямого приказа. Я здесь с семи утра, и его ко мне не приводили.
Женевьева нахмурилась.
— Если маркиза здесь нет, то куда же его доставили?
— Могу вас заверить, что, если бы такой опасный преступник, как лорд Рэдмонд, был схвачен, его бы доставили сюда и заперли в камере.
— Но он был схвачен!
— Откуда вы знаете?
Женевьеве стало не по себе. Если полицейские арестовали Хейдона, почему они не доставили его в тюрьму?
— Где констебль Драммонд? — спросила она, решив, что начальник, очевидно, не все знает. Драммонд руководил поисками Хейдона. Он и послал полицейских, которые явились к ней в дом этим утром.
— Боюсь, вы его упустили, — ответил Томпсон, снова берясь за зеркало. — Он давал показания в суде, а потом заглянул поговорить о том, как продвигаются поиски лорда Рэдмонда. Констебль Драммонд поддерживает контакт с полицией Глазго и Эдинбурга. Он считает, что маркиз мог покинуть Инверэри и отправиться в…
Но Женевьева не слушала его. «В жизни не видел таких здоровенных полицейских…» Выходит, Оливер не узнал никого из явившихся к ним служителей закона! Он ведь раньше был преступником, провел всю жизнь в Инверэри, неоднократно арестовывался и попадал в тюрьму, так что должен был прекрасно помнить всю здешнюю полицию. Более того, если констебль Драммонд руководил розысками Хейдона, как он мог не знать о налете на дом Женевьевы? Даже если ему не сообщили об этом заранее, то во время разговора с Томпсоном он уже все должен был знать.
Ответ был абсолютно ясен, и ее охватил ужас.
— … поэтому он завтра собирается в Глазго, выяснить, насколько надежны эти опознания…
Начальник тюрьмы недоуменно заморгал, когда Женевьева выбежала из кабинета, оставив его созерцать свою изувеченную бороду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чужая вина - Монк Карин



Хороший роман. Роман "Пленник" и "Чужая вина" это один и тот же роман.
Чужая вина - Монк КаринЭлеонор
27.11.2011, 21.34





Роман просто класссс!!! Рекомендую для прочтения.
Чужая вина - Монк КаринВалентина
3.05.2014, 20.05





Роман очень понравился,читала с наслаждением. Советую всем.
Чужая вина - Монк Каринс
2.09.2014, 10.55





Очень хороший роман!
Чужая вина - Монк КаринЛидия
23.03.2016, 12.17





Не хватило сил дочитать до конца( Скууукооотаааа(
Чужая вина - Монк КаринАлександра 27 Ха
5.06.2016, 9.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100