Читать онлайн Заклятие горца, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятие горца - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятие горца - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятие горца - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Заклятие горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Пятница, 6-ое октября.
Запрос, который изменил все течение жизни Джесси Джеймс, прибыл в совершенно незамечательную ночь пятницы, которая никаким существенным способом не отличалась от другой незамечательной ночи пятницы. В ее слишком предсказуемой жизни было много ночей пятниц, которые она не торопилась обсуждать.
Она сидела в темноте на пожарной лестнице за кухонным окном ее квартиры на третьем этаже 222 Элизабет Стрит, наслаждаясь не по сезону теплым осенним вечером. Она чувствовала себя бессовестным шпионом, наблюдающим толпу за углом, которая в отличие от нее имела время на развлечения, болтала и смеялась на тротуаре перед ночным клубом через улицу. В течение нескольких минут она неотрывно следила за длинноногой рыжеволосой девушкой и ее другом, темноволосым, бронзовым от солнца, в джинсах, обрисовывающих мускулы, и белой футболке. Он прижал свою подругу к стене, удерживая ее руки над головой и целуя ее долгим поцелуем, в котором участвовало все его великолепное, слегка колеблющееся тело. (Вы бы только видели движение его бедер! Он будто пытался втиснуться в нее – они могли бы с таким же успехом трахаться на улице!).
Джесси прерывисто вздохнула.
Боже, ее когда-либо целовали вот так? Как будто мужчина не мог больше ждать, чтобы погрузиться внутрь нее? Он как будто хотел проглотить ее, возможно, проникнуть прямо в ее кожу?
Руки рыжеволосой свободно скользили вниз к заднице парня, по пути исследуя пальцами мускулатуру. Джесси сжала кулаки.
Когда руки парня двинулись вдоль груди рыжеволосой, большими пальцами задевая ее соски, соски Джесси превратились в небольшие жемчужины. Она могла представить, что была той, кого он целовал, с кем собирался заняться горячим животным сексом.
«Почему я не могу жить такой жизнью?» – думала она.
«Можешь, – напомнил внутренний голос, – после того, как станешь Доктором философии».
Напоминание не было столь же эффективным, как это было годы назад, когда она была старшекурсницей. Она устала от учебы, устала от необходимости быть стойкой, устала от постоянных гонок между занятиями и штатной работой в качестве помощника профессора Кин, а после еще и подготовкой домашних заданий, и ей действительно везло, если она могла поспать четыре или пять часов, перед тем как окунуться в это снова.
Ее плотный график не оставлял места для личной жизни. И в последнее время она чувствовала себя совершенно измученной из-за этого. С недавнего времени она всюду замечала обнимающиеся парочки, которые имели на это много часов.
Но не у нее. Не было в ее жизни времени для объятий. Она не была одним из счастливчиков, у которых имелись средства для обучения. Она должна была урезать и экономить, и ежеминутно считать каждый пенни. В дополнение к полному рабочему дню и предельной нагрузке в учебе она еще и преподавала. Это оставило ей время только на еду, купание и сон.
Раньше она изредка пыталась встречаться с парнями, но они были настолько сыты по горло тем, как редко она могла видеть их, и как низко в ее списке приоритетов они стояли, отпугивала также ее щепетильность в отношении секса (кажется, большинство парней колледжа думало, что не стоит прилагать усилий уже после третьего свидания, раз с ней что-то было не так) и они вскоре начинали искать более зеленые пастбища.
Однако скоро все это окупится.
Хотя некоторым людям профессия археолога, играющего со старыми, пыльными, или часто мертвыми вещами, не казалась очень захватывающим занятием (как, например, ее маме, которая ненавидела выбор Джесси и не могла понять, почему она не была замужем и не блаженствовала от рождения младенцев, как ее сестры). Джесси не могла для себя представить более волнующую карьеру. Это не было пределом мечтаний других людей, но это было ее.
Доктор Джессика С. Джеймс. Она была уже настолько близка к своей цели, что до нее, казалось, можно уже дотянуться. В следующем семестре она должна получить должность Доктора философии.
Тогда она, как Кролик Энерджайзер, кинулась бы восполнять потерянное время. Но в данный момент работа шла с большим трудом, утомляла и тяготила ее, и все только потому, что она, кажется, застряла в некотором гормональном всплеске.
Она утешала себя тем, что и через несколько лет люди, болтающиеся в том клубе, вероятно, будут все так же проводить в нем время, в их жизни ничего не изменится, в то время как она будет путешествовать в поисках древних экспонатов и приобщиться к великим приключениям.
И кто знает, возможно, в будущем мистер Райт будет ждать ее на раскопках. Может быть, сейчас ее жизнь не несется с такой скоростью, как хотелось бы, и как каждый мечтает. Быть может, она была поздним цветком.
Вот это да – рука парня скользила в джинсах рыжеволосой. И ее рука повторила его путь! На виду у всех!
Где-то внутри тесной и переполненной хламом квартиры, которая отчаянно нуждалась в уборке, начал звонить телефон.
Джесси закатила глаза. Бытовуха как всегда выбрала самое неудачное время, чтобы напомнить о себе.
Дзынь! Дзынь!
Она еще раз взглянула на невозмутимый показ «секса на тротуаре» и с неохотой влезла в кухонное окно. Она тряхнула головой в тщетной попытке прочистить мысли и спрыгнула в полумрак. То, что не видишь, не может мучить, по крайней мере, не очень, так или иначе.
Дзы-ынь!
Где же это надрывается телефон?
Она наконец-то отыскала его за диваном, почти похороненным под подушками, обертками от леденцов и коробками пиццы, содержащими нечто зеленоватого оттенка. Она осторожно отодвинула коробку, и ее рука замерла в нерешительности над телефоном.
В течение мгновения – какого-то специфически короткого мига – она испытала необъяснимое, интенсивное чувство, что не должна брать его.
Что она должна позволить ему звонить и звонить.
Возможно, позволить звонить весь уик-энд.
Позже Джесси вспомнит об этом.
Она сделала сверхъестественное открытие, казалось, само время замерло в странно наполненном отрезке времени, и Вселенная прекратила дышать в ожидании того, что должно произойти.
Она смешно сморщила нос от появившейся эгоцентрической мысли. Как будто Вселенная когда-либо замечала Джесси С. Джеймс.
Она взяла телефон.
Лука Майрдин Тревейн нетерпеливо вышагивал. Он использовал магию, чтобы скрыть свой истинный облик, поступая так всякий раз, когда не был в полном одиночестве – он был высок, чуть старше сорока лет, красив, мощно сложен, его густые темные волосы серебрились на висках. Он был мужчиной, вслед которому оборачивались женщины, а мужчины инстинктивно отступали на шаг, когда он шел. Выражение его лица сразу говорило: у меня есть Власть. Не советую пытаться связываться со мной. У него был особенный древний свет в глазах, холодных, серых, как грозовое небо. Его истинный облик был намного менее привлекательным.
Он накопил огромное богатство и власть за свою долгую жизнь, которая была значительно более длинной, чем у большинства. Он имел предприятия в различных сферах, начиная с банков и СМИ до нефтяного бизнеса. Он имел дома в дюжине городов. Он подобрал группу из умнейших мужчин и женщины, чтобы вести его наиболее частные дела.
С левой стороны от него в глубоком кресле напряженно ожидал один из этих мужчин.
– Это абсурдно, Роман, – рычал Лука. – Почему, черт побери, так долго?
Роман переместился на стул. Он обладал классической красотой с профилем, как на древней монете, у него были длинные светлые волосы.
– Мои люди этим занимаются, г-н Тревейн, – сказал он с незначительным русским акцентом. – Они лучшие в этом деле. Проблема в том, что они ищут в дюжине различных направлений. Вещи были проданы на черном рынке. Подпольно. Это займет время.
– Время – это именно то, чего у меня нет, – резко отрезал Лука. – Каждый час, каждое мгновение уменьшается вероятность того, что они будут найдены. Эти проклятые вещи должны быть найдены.
«Этими проклятыми вещами» были Темные реликвии Темного Двора Туата Де Данаан – экспонаты огромной мощи, созданные древней цивилизацией столетия назад и весьма ошибочно отнесенные в истории людей к мифической расе: Даоин Сидхам или Эльфам.
Лука полагал, что не было лучшего места для хранения своих дорогих сокровищ, чем его хорошо защищенный частный дом в Лондоне.
Он был неправ.
Абсолютно неправ.
Он не был уверен в том, что случилось несколько месяцев назад, в то время, когда он был за границей, участвуя в гонке за обладание Темной Книгой, последней и самой мощной из четырех Темных реликвий. Но кое-что прояснилось в Лондоне. В районе Ист-Сайда он почувствовал слабые следы волшебства, которые отразились на всей Англии. Огромная и древняя мощь возросла в течение небольшого промежутка времени, настолько сильно, что это нейтрализовало все другое волшебство в Британии.
Это не вызвало бы у него озабоченности, вне зависимости от того, насколько стремительно оно пошло на убыль, после того как пришло, за исключением того факта, что его появление разрушило огромную, предположительно несокрушимую защиту, которая охраняла его самое ценное имущество. Защищала настолько хорошо, что он считал современную систему безопасности смехотворной.
Не столь смехотворной она казалась теперь.
Ему установили современную систему с камерами в каждой комнате, охватывающими каждый угол, потому что, в то время когда он был далеко, вор ворвался в хранилище его дома и украл артефакты, которые принадлежали ему столетиями, незаменимые реликвии Темного Двора Сидхе: шкатулка, амулет и зеркало.
 К счастью, вор был опознан соседями во время перевозки ограбленного. К сожалению, к тому времени, как Лука сумел идентифицировать и отследить ублюдка, он уже продал артефакты одному из неуловимых посредников.
Артефакты, подобные этим, невероятного и крайне запутанного происхождения, неизбежно попадали в одно из двух мест: в полицию одной или другой страны, будучи перехваченными в пути, или проданы за долю их настоящей ценности на черном рынке, чтобы исчезнуть на столетия до того момента, когда слух о них пройдет снова. Они выяснили некоторые имена – и те, очевидно, были не настоящими – от вора, прежде чем он умер. И вот в течение многих месяцев люди Луки плутали по преднамеренно и ловко запутанным следам. И времени оставалось все меньше.
– ...хотя мы возвратили три рукописи и один из мечей, мы не узнали ничего о шкатулке или амулете. Но, похоже, что мы напали на след зеркала, – сказал Роман.
Лука напрягся. Зеркало. Темное зеркало было той реликвией, в которой он остро нуждался. Из всех возможных лет, когда оно могло быть украдено, это оказался именно тот год, когда он должен был внести очередную десятину! Другие Темные Реликвии могут подождать немного дольше, хотя не очень долго; они слишком опасны, чтобы находиться свободно в мире. Каждая Реликвия за определенную цену чем-то одаривала своего владельца, если он обладал знанием и мощью, чтобы использовать их. Темное зеркало дарило бессмертие, пока он выполнял его условия. Он выполнял его условия более тысячи лет. И он намеревался продолжить.
– Согласно полученной информации, предмет покинул Англию и через Ирландию отправлен в США. Мы предполагаем, что оно находится сейчас в одном из университетов Чикаго.
– Тогда какого хрена Вы все еще сидите здесь? – сказал холодно Лука.
– Раз у Вас есть преимущество, хоть какое-то преимущество в поиске зеркала, я хочу, чтобы вы занялись этим лично. Немедленно.
Ему необходимо вернуть зеркало перед Самайном. Иначе…
Это «иначе» было тем, во что он отказывался верить. Зеркало будет найдено, десятина заплачена (небольшое количество чистого золота проходило через стекло каждые сто лет, отмеряя время, которое было больше чем столетием по современным стандартам) – точно в полночь на Самайн, или Хэллоуин, как называют его в наше время. Через двадцать шесть дней будет сто десять лет. Не позднее чем через двадцать шесть дней зеркало должно быть у него – или связь между ним и предметом будет прервана.
Когда блондин надел пальто и перчатки, Лука еще раз уточнил инструкции в отношении Темных реликвий.
– Никаких свидетелей, Роман. Любой, кто хотя бы незначительно приблизился к разгадке свойств Реликвий...
Роман склонил голову в молчаливом понимании.
Лука больше ничего не добавил. Не было необходимости. Роман прошел нужную подготовку так же, как и все, кто работал на него и продолжал жить.
Спустя некоторое время, чуть позже полуночи, Джесси третий раз за этот день оказалась в университетском городке, отпирая офис профессора Кин в южном крыле отдела Археологии.
Она с издевкой подумала, зачем она вообще уезжала. Учитывая время, проводимое здесь, она могла бы спать в душной кладовке внизу зала, среди швабр, мётел и ведер, которые не использовались годами. Таким образом, у нее имелось бы не только больше времени для сна, но она также сэкономила бы на бензине.
Когда профессор позвонил ей из больницы, чтобы сказать, что он попал в аварию по дороге к университетскому городку – «несколько переломов и ушибов, не волнуйся», – уверил он ее, она уже ожидала, что он попросит ее вести его занятия в течение следующих нескольких дней (время на сон истощится с четырех или пяти часов до большого, большого, жирного нуля). Но он сообщил ей, что уже принял меры и вызвал Марка Трудео, чтобы он взял на себя занятия до его возвращения.
– Тем не менее, у меня к Вам, Джессика, есть небольшая просьба. Я ожидаю прибытия пакета. Я должен был получить его в моем офисе этим вечером, – сказал он ей своим глубоким голосом, который даже через двадцать пять лет после переезда из Графства Лаут в Ирландии не потерял переливов.
Она любила эти переливы. Она вспомнила тот день, когда сидела в пабе, слушая их, в то время как сама наслаждалась гостеприимством и тушеной бараниной с луком и картофелем, запивая элем. Позднее она провела весь день в Национальном Музее Ирландии, восхищенно и детально изучая такие невероятные сокровища, как Брошка Тары, Чаша Ардаж и Золотое Собрание Бройчера.
Зажав телефон между ухом и плечом, она смотрела на часы. Люминесцентный циферблат показывал десять минут одиннадцатого.
– Что за пакет доставляют так поздно вечером? – громко спросила она.
– Вас не должно это интересовать. Только распишитесь за получение, заприте пакет и идите домой. Это – все, в чем я нуждаюсь.
– Конечно, профессор, но что…
– Только распишитесь, заприте, и забудьте об этом, Джессика. – Последовала пауза, гнетущая тишина. – Я не вижу никакой причины рассказывать об этом кому-либо. Это личное. Не относящееся к университетской работе.
Она пораженно моргнула; профессор никогда ранее не разговаривал с ней таким тоном. Резкие короткие фразы, он говорил, как параноик.
– Я понимаю. Я позабочусь об этом. Вы только отдыхайте, профессор. Не волнуетесь ни о чём, – успокоила она торопливо, решив, что обезболивающие препараты, которые он принял, сделали его забавным, бедняга. Она когда-то принимала Талейнол с кодеином, который сделал ее беспокойной, несдержанной и раздражительной на все время применения. Можно с уверенностью сказать, что с многократными переломами ему дали что-то посильнее, чем Талейнол.
Теперь, стоя под слабо гудящими флуоресцентными светильниками в университетской прихожей, она терла глаза и постоянно зевала. Она была истощена. Она встала в пятнадцать минут седьмого, чтобы начать свой двадцатичасовой рабочий день, а к тому времени, когда она вернется домой сегодня вечером, или точнее утром, и сможет лечь в кровать, начнется другой двадцатичасовой день. Снова.
Поворачивая ключ в замке, она открыла дверь офиса, повозилась в поисках выключателя света и щелкнула им. Она вдохнула присущий кабинету профессора запах, смакуя академическую смесь книг и кожи, прекрасной древесной полировки и острого аромата его любимого трубочного табака. Она планировала когда-нибудь иметь собственный офис, очень похожий на этот.
Просторная комната имела встроенные книжные шкафы от пола до потолка и высокие окна, так что в течение дня солнце освещало искусно сотканный старинный коврик красновато-коричневого цвета вина и янтаря. Мебель из тика и красного дерева была мужской: величественный стол; роскошный кожаный Честерфилдский диван оттенка кофейного боба; в тон им подобраны стулья. За стеклом хранились различные сувениры и дорогостоящие точные копии различных предметов. Лампа от Тиффани украшала его стол. Только его компьютер с двадцатиоднодюймовым плоским экраном противоречил выбранному стилю оформления. Уберите его, и кабинет можно было бы спутать с библиотекой поместья англичанина девятнадцатого столетия.
– Сюда, – указала она доставщикам заказов.
Пакет оказался не тем, что она ожидала увидеть. Со слов профессора она вообразила большой конверт, возможно, маленький пакет.
Но «пакет» оказался большим ящиком. Он был высокий, широкий, что-то размером с саркофаг, и его нелегко было пронести по университетским коридорам.
– Мужчина, осторожней. Наклоните! Наклоните! Ой! Вы прижмете мне палец. Отодвиньтесь от угла!
– Простите, – пробормотал он. И дальше под нос. – Проклятье, какая громоздкая вещь. Зал тоже чертовски узкий.
– Вы почти дошли, – сказала Джесси услужливо, – еще чуть-чуть.
Действительно, спустя мгновение они аккуратно спустили продолговатый ящик с плеч на коврик.
– Профессор сказал, что я должна что-то подписать, – поторапливала она их. Ее ждал полный работы и занятий день завтра... уже сегодня.
– Леди, мы нуждаемся не только в этом. Необходимо снять упаковку, провести проверку.
– Проверку? – отозвалась она эхом. – Что это значит?
– Предмет этот стоит охрененных бабок и застрахован грузоотправителем, поэтому необходимо провести визуальную проверку.
– Осмотр? Прямо сейчас?
Более крепкий из этих двух обратился к ней.
– Не имеет значения, кто сделает это, леди, пока чья-то подпись стоит на моих документах.
Необходимость визуальной проверки для передачи прав была отпечатана красным поперек сопроводительной накладной в соответствии с двумя страницами условий и определений, детализирующих права грузоотправителя и покупателя, написанных педантичным, надутым юридическим жаргоном.
Она вздохнула, откинув рукой короткие темные завитки. Профессор просил не делать этого. Он сказал, что это личное.
– А если я не позволю Вам открыть и осмотреть это?
– Будет произведен возврат, леди. И позвольте мне сказать Вам, грузоотправитель возьмет с Вас большой штраф.
– Да, – сказал другой мужчина, – вещь стоит застраховать. Возвращается ваш профессор и платит второй раз. Я держу пари, что он не будет в восторге.
Они уставились на меня, бросая вызов пристальными взглядами, им явно не хотелось снова возвращаться через узкий зал с громоздкой коробкой на плечах. Они даже не обратили внимания на ее грудь, как это часто делают мужчины, особенно при первой встрече, это сказало ей, как серьезно они относились к своей работе.
Она взглянула на телефон.
Посмотрела на свои часы.
Она не знала номера палаты профессора и подозревала, что если она позвонит на главный стол, ей никто не позовет его в этот час. Хотя он и настаивал, чтобы не был сильно травмирован, она знала, что доктора не держали бы его, если бы он не был серьезно ранен. Больницы сейчас выписывают людей как можно скорее после приема.
Профессор будет больше расстроен, если она откроет это – или если она откажется от доставки, и повторная доставка влетит ему в копеечку?
Она вздохнула снова, чувствуя, что проклянет себя, если сделает и если не сделает этого.
– Прекрасно. Давайте сделаем это. Открывайте.
Двадцать минут спустя люди из доставки, обеспеченные ее устало набросанной подписью, ушли, забрав с собой остатки упаковки.
И теперь она стояла, с любопытством уставившись на вещь. В конце концов, это не было саркофагом. Фактически большую часть занимала упаковка.
Глубоко внутри под несчетным количеством слоев обертки они раскопали зеркало, и под ее руководством тщательно закрепили его напротив восточной стены книжных полок.
Выше ее более чем на фут, декоративное зеркало мерцало золотом. В дюйме от края границы были вырезаны символы, их форма обладала однородностью и единством, что подразумевало систему письма. Она сузила глаза, исследуя гравюры, но лингвистика не была ее специальностью, и она не могла разобрать символы без помощи книг и пособий, но могла точно сказать, что это письмо, слово или иероглиф.
Серебристое стекло обрамляла безвкусная позолоченная рамка, внешние края зеркала были испорчены неравномерными черными пятнами неопределенного вида, но кроме этого само стекло было поразительно чистым. Она подозревала, что оно было разбито и заменено в какой-то момент и, в конечном счете, окажется на столетия моложе, чем рамка. Никакие старинные зеркала не обладали такой ясностью. Хотя самые ранние искусственные зеркала, обнаруженные археологами датировались 6200 до н.э., они были сделаны из отполированного обсидиана, не стекла. Первые стеклянные зеркала существенного размера, примерно «три пяди», были изготовлены в 1680-ых годах итальянским мастером Бернардом Перрото для Зала Зеркал в Версале по заказу экстравагантного Короля Солнце, Луи XIV. Полностью стеклянным зеркалам такого размера, как то, что стояло перед ней – шесть с половиной футов внушительной высоты – было самое большее несколько сотен лет.
Она рассматривала древнее посеребрение, которому было, вероятно, меньше чем сто лет, и никто не сошел с ума и не умер от медленного отравления ртутью при его изготовлении.
Глаза глубокомысленно сузились, она тщательно исследовала его. Археолог в ней испытывал зуд узнать происхождение вещи и задавался вопросом, была ли рамка точно датирована.
Она нахмурилась. Что профессор хотел делать с зеркалом? Такое изделие вообще не соответствовало его обычным вкусам, к которым относились точные копии оружия и старинных часов, типа астролябии шестнадцатого столетия, украшающей его стол. И как профессор мог позволить приобрести на свою зарплату такую вещь?
Выловив ключ из кармана джинсов, она повернулась к двери, чтобы ехать домой. Она сделала, о чем ее просили. Ее работа здесь была закончена.
Она щелкнула выключателем и только ступила через дверной проем, как почувствовала холод. Волосы поднялись на затылке, покалывая, как будто наэлектризованные. Сердце учащенно забилось, и она почувствовала внезапную, ужасающую уверенность, что за ней наблюдают.
Таким образом наблюдают за добычей.
Вздрагивая, она вернулась к зеркалу.
Смутно освещенный светло-голубым сиянием от экрана компьютера экспонат выглядел жутким. Золото казалось серебристым; стекло – дымным, темным, с глубокими тенями.
И в тех тенях что-то перемещалось.
Она дышала так быстро, что чуть не задыхалась. Бормоча, она нащупала выключатель света.
Наверху сверкнул свет, осветив комнату.
Она смотрела в продолговатое стекло, прижав руку к горлу и судорожно глотая.
Ее отражение смотрело назад.
На краткий миг она закрыла глаза и снова распахнула их, посмотрев в стекло снова.
Там была только она.
Волосы на ее затылке продолжали щетиниться, ледяной холод слегка пробегал по ее спине. Пульс в основании шеи трепетал отчаянно быстро. Широко раскрытыми глазами, она тревожно осматривала комнату.
Офис профессора был таким, как ему и должно быть.
В течение долгого момента она пыталась рассмеяться, но смех вышел странным, неуверенным и, казалось, неприятно отзывался эхом в офисе – как будто фактическая площадь в квадратных футах комнаты и свободное место сильно не совпадали.
– Джесси, ты теряешь рассудок, – прошептала она.
В офисе профессора не было ничего, никого с нею, лишь в ее сверхактивном воображении.
Встряхнув головой, будто прочищая мысли, она повернулась, снова щелкнула выключателем, и на сей раз захлопнула дверь твердо и быстро, не оборачиваясь.
Быстро покинув коридор, она выскочила на автомобильную стоянку, поднимая за собой водоворот красных и золотых листьев – так она спешила.
Чем дальше она удалялась от здания, тем более смешной себя чувствовала, будучи очень напуганной одна в университетском городке ночью! Однажды ей придется осуществлять раскопки посреди неизвестности и, весьма вероятно, поздно вечером, а иногда одной. Она не могла себе позволить такие причуды. Время от времени, тем не менее, было трудно не забыть об этом, особенно держа брошку Друида, которой 2500 лет, или при более детальном исследовании неправдоподобно меча неопределенного периода. Некоторые реликвии, казалось, несли вялые следы энергии, остаток страстных жизней тех, кто коснулся их.
Хотя ничего такого, как то, что она думала, что только что видела.
– Насколько это было сверхъестественным? – бормотала она, избавляясь от небольшой дрожи. – Боже, я действительно помешалась на сексе.
Наблюдение ранее за парнем и его подругой, очевидно, очень повлияло на нее. Это совместно с истощением и тусклым освещением подтолкнуло на краткий миг к галлюцинациям, твердо решила она, открывая свой автомобиль. Поскольку на мгновение ей показалось, что она видела полуголого мужчину – абсолютно божественно сексуального мужчину, не менее – находящегося в офисе Кин, смотрящего ей вслед.
Слегка странная игра теней, ничего более.
Высокий, с рельефной мускулатурой, мрачно красивый мужчина, излучающий мощь. И голод. И секс. Он выглядел, как мужчина, давно изголодавшийся по хорошему сексу.
О, сладкая, Вам так необходим друг!
Он взглянул на нее, как большой плохой волк, который не питался долгое время, на маленькую красную шапочку.
Определенно, игра света.
Взгляд на нее изнутри зеркала.
В месте, которое нельзя определить, все же было достаточно пространства, чтобы служить неизбежной тюрьмой, достаточной, чтобы ужаснуть, сделать обычного мужчину, совершенно бредящим безумцем. В ней содержался Горец шести футов пяти дюймов из девятого столетия.
Голодный животный рык грохотал глубоко в его горле.
Только об одном он думал: он чувствовал женщину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятие горца - Монинг Карен Мари



все говорят книга супер.сейчас прочитаю и подтвержу)
Заклятие горца - Монинг Карен Маривиктория
3.08.2011, 18.03





Очень хороший роман,читала на одном дыхании!!!!
Заклятие горца - Монинг Карен МариАлена
30.01.2012, 14.38





Сюжет интересный, но написано тяжеловато.
Заклятие горца - Монинг Карен МариАленький
3.03.2012, 19.12





Вся серия о Мак-Келтарах великолепна, перечитывала неоднократно.
Заклятие горца - Монинг Карен МариТатьяна
3.03.2012, 19.28





книга супер!
Заклятие горца - Монинг Карен Маримарина
7.06.2012, 20.01





Очень интересно. Читать обязательно.
Заклятие горца - Монинг Карен МариНина
31.01.2013, 17.45





Кто нибудь, пожаалуйста услышьте меня! Можно СКАЗКИ в какую нибудь отдельную рубрику?!?! я их в детстве начиталась!!! А то читаешь, наслаждаешься а потом БАЦ.... сказка! ненавижу романы с магией!
Заклятие горца - Монинг Карен МариТатьяна
9.02.2013, 21.19





Для Татьяны- это никак не сказка !!! Вы же не собираетесь её детям читать ????? Это рубрика называется ЛЮБОВНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН,на всякий случай если Вам не понятна разница !!!
Заклятие горца - Монинг Карен МариМарго
17.02.2013, 18.29





Прочитала всю серию ГОРЕЦ на одном дыхании. Очень понравилась. Будем ждать продолжения. Здоровья и творческих успехов Карен Мари Монинг.
Заклятие горца - Монинг Карен МариНаталья 66
13.07.2013, 22.25





Для Марго: это место для любовных романов. Данный - НЕ фантастический, а мистический. Это принципиальная разница. Я тоже не любитель мистики, хотя здесь как-то не сильно шкалит. Но это сказка. Грамматическая ошибка в указании рубрики про горцев, (написано через "О") режет глаз куда больше и чаще.
Заклятие горца - Монинг Карен МариKotyana
4.02.2014, 19.02





Карен Мари лучшая в жанре
Заклятие горца - Монинг Карен МариМари
11.12.2014, 23.47





Самые лучшие книги про горцев у Монинг!!!)))
Заклятие горца - Монинг Карен МариАнна
17.12.2014, 20.57





Вполне читабельный роман-сказка. Понравился.Только в финальной сцене напрягает пафосность и наигранность действий героев.Даже в сказке хочется больше жизненной правдивости в проявлении чувств и эмоций. 8/10
Заклятие горца - Монинг Карен МариЧертополох
24.12.2014, 19.07





"Заклятие горца" и "Избранница горца" один и тот же роман.
Заклятие горца - Монинг Карен МариВикушка
27.12.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100