Читать онлайн Заклятие горца, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятие горца - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятие горца - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятие горца - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Заклятие горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23



Джесси стояла у раскрытого окна Серебряной комнаты, весь день печально глядя вниз на расплывчатые окрестности вокруг замка.
Кейон размашистым шагом пересекал обширный, ухоженный простор передней лужайки. Он расплел косички на своих волосах, и они блестели от влаги, длинным темным каскадом обрамляя его королевское лицо. Небо было свинцовым, горизонт гор затянулся черными грозовыми тучами. Падал мелкий моросящий дождь, клочки тумана, зацепившиеся то здесь, то там, укрывали траву дымкой, хлынувший дождь навеял сон, полный головокружительных видений о Кейоне, наполненный ими от начала до конца.
Несмотря на холод в воздухе на нем был только плед, низко обернутый вокруг его бедер, и мягкие кожаные ботинки. Он был похож на великолепного полудикого лэрда Нагорья из девятого столетия, осматривающего свою горную территорию.
Боже, как он красив.
Он кровоточил.
Кровь сочилась вниз по его влажной от дождя груди, скользила между рельефными мышцами, по скульптурному прессу, который предыдущей ночью она исследовала своим языком, покрывала поцелуями.
Свежие татуировки покрывали правую сторону его груди и часть правой руки и все еще были украшены влажным блеском капелек крови, оставшихся после крошечных уколов иглы. Теперь еще больше мистических рун поднималось вверх по его правому плечу и, поскольку он свернул по вымощенной камнем дорожке, она увидела, что или он, или один из близнецов также нанесли темно-красные и черные татуировки на большую часть его спины.
Руны защиты. Они отражают отдачу после использования черной магии, так сказала Хлоя.
Она была настолько увлечена наблюдением за ним, что не услышала, как открылась дверь в спальню, и кто-то зашел, пока Гвен не сказала мягко:
– Он изменяет землю, Джесси. Он увидел тебя здесь и послал меня за тобой. Он попросил передать тебе, чтобы ты не смотрела на это.
– Почему? – сказала Джесси бесцветно.
Гвен сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.
– Это – Черная магия, Джесси. Она обладает некоторыми ужасными побочными эффектами, но даже Драстен согласился, что это было необходимо, и поверь мне, если уж Драстен согласился на использование какого-либо вида Черной магии или алхимии на земле Келтаров, то для этого действительно существует серьезное основание.
Слабая, кривая улыбка изогнула губы Джесси. В голосе Гвен была такая огромная любовь и гордость к своему мужу. Она знала, что чувствовала бы то же самое по отношению к Кейону все время – если бы ей подарили это время. Но он никогда не намеревался давать ей больше чем несколько недель, начиная с самого первого раза.
– Это нейтрализует мощь Луки, если он появится здесь, – сказала ей Гвен, – а Кейон убежден, что он появится.
– Если ублюдок приедет сюда, мы сможем убить его? – спросила Джесси отчаянно. – Если охранные заклинания нейтрализуют его?
– Нет. Зеркало делает его бессмертным, точно так же, как и Кейона, Джесси. Он не может быть убит. Охранные заклинания только запретят ему использовать магию на земле Келтаров. Он не сможет использовать заклинания и соответственно не сможет войти в замок. Кейон создает очень сильную защиту по периметру стен замка. Именно поэтому он хочет, чтобы ты не смотрела. По всей вероятности, если найдется какое-нибудь мертвое тело в земле в пределах замка, то его защита не будет установлена, пока он… хорошо... не … предаст его земле снова с ритуальными похоронами где-нибудь в другом месте.
– Дай я догадаюсь. Без защитных рун эти возвращенные к жизни мертвые люди могли бы напасть на него?
– Он не говорил этого. Но это отчасти то же самое, что подумала я. А в шотландской земле, только Бог знает, где захоронены люди и животные. У этой страны очень бурное прошлое.
Джесси задрожала и притихла снова. Маги, заклятия, а теперь еще и гуляющие мертвецы. Она покачала головой. Какой странной и ужасной стала ее жизнь.
За каких-то сорок восемь часов она взлетела до самых больших высот, которых она когда-либо знала, только для того, чтобы резко упасть в самую глубокую пропасть. Это глупое счастье – думать, что она нашла свою вторую половинку, только затем, чтобы обнаружить, что так называемая вторая половинка не только собирается умереть через две недели, но и ей отводит место на этом шоу в переднем ряду.
Дэйгис и Драстен заставили ее остаться в замке. Ей не разрешили уезжать до тех пор, пока они не скажут, что это можно сделать. Они думали, что если она покинет их, то Лука может попытаться использовать ее, чтобы добраться до Кейона (честно, она сомневалась, что это взволнует его – почему он должен заботиться о ее теле, если не заботился о сердце?) или просто убьет, если доберется до нее. Она верила в ту часть, которая касалась убийства, что означало, что ей нужно остаться здесь, если она хочет выжить.
Что в свою очередь означало, что ей придется наблюдать, как будет умирать ее Горец.
– Дэйгис и Драстен пытаются найти другое решение, Джесси, – сказала Гвен мягко. – Какую-нибудь альтернативу, чтобы вытащить Кейона из зеркала, а Луку уничтожить.
– Если даже Кейон не знает никакого другого способа, то ты действительно думаешь, что они смогут найти его? Я ничего не имею против твоего мужа и его брата, но Кейон, кажется, единственный здесь, кто знает что-то о магии.
– Ты не должна бросать надеяться, Джесси.
– Почему нет? Кейон это сделал, – сказала она горько. – Он готов умереть.
Гвен сделала глубокий вдох.
– Это – единственный известный ему способ остановить Луку, Джесси. По крайней мере, на данный момент. Позволь моему мужу и Дэйгису заняться этим. Ты была бы поражена тем, чего могут добиться эти двое. Но не нужно ненавидеть Кейона за это. О, он был неправ, не желая рассказывать тебе, на этот счет ты не услышишь от меня ни единого аргумента в его защиту. Я была бы также опустошена. И взбешена. И обижена. Снова и снова чувствуя опустошенность, гнев и обиду. Но я думаю, что тебе стоит задуматься, почему он не стал говорить тебе. И обдумай это серьезно, тебе ведь двадцать с хвостиком, правильно?
Джесси кивнула. Внизу Кейон зашел в маленькую рябиновую рощу, двигаясь плавно с изяществом мускулистого животного через паутину молочно-бледных нитей тумана.
– Двадцать четыре.
– Хорошо, он существует, давай подсчитаем, в сорок семь целых, шесть десятых, почти в пятьдесят раз дольше, чем ты с тех пор, как его заманили в ловушку зеркала. Существование, даже отдаленно не напоминающее жизнь. Более тысячи лет он был одинок, заключен в тюрьму, беспомощен. Когда ты уже спала вчера вечером после ужина, он рассказал нам немного. У него там нет никаких физиологических потребностей. У него не было ничего, чтобы скоротать время. Лука никогда не рассказывал ему о его клане с тех самых пор, как заключил его в тюрьму. В течение тысячелетия он думал, что Лука уничтожил всю его семью, что род Келтаров был прерван. Именно поэтому он никогда и не думал о поиске каких-либо потомков; поэтому ему не пришло в голову, что Дэйгис из рода Келтаров, когда они встретились. Единственными компаньонами, которые были с ним в том зеркале, были его горькое сожаление и намерение однажды убить Луку. Такая возможность, наконец, представилась. Тебя на самом деле удивляет, что он хотел бы умереть, чтобы уничтожить своего врага, вместо того, чтобы продолжить жить в таком аду? Меня удивляет только то, что мужчина не сошел с ума еще столетия назад.
Назревающие слезы жгли Джесси глаза. И она подумала о том, что выкрикнула ему вчера. Ей также приходила эта мысль, как смог он остаться нормальным. Но тогда она поняла, что он был подобен скале.
Вчера был самый ужасный день ее жизни. Если бы она собрала вместе все слезы, которые когда-либо выплакала, начиная с первого протестующего вопля от шока при рождении, от всех детских обид, разочарований юности и женских болей, они не составили бы и капли в ведре слез, которые она выплакала вчера.
Когда Дэйгис объяснил ей, что Кейон хотел сделать, она выбежала из библиотеки с такой скоростью, на какую ее ноги только были способны. Она также попробовала сбежать и из замка, но Дэйгис догнал и остановил ее, мягко скорректировав ее маршрут наверх в комнату, которую они приготовили для нее.
Она заперлась и с плачем рухнула поперек кровати. В конце концов, рыдая, провалилась в глубокий, опустошенный сон. Хуже всего было то, что все время, пока она рыдала, ненавидя его за то, что он позволил ей заботиться о себе, зная, что умрет, и ничего не сказал ей об этом, несмотря на это, она каждой своей клеточкой жаждала вернуться вниз и сидеть так близко к его проклятому зеркалу, насколько это возможно. Чтобы восстановить ту сильную, нежную связь, которая только что была между ними. Прикасаться к стеклу, если нет возможности дотронуться до него. Согласиться на все, что угодно.
Довольствуясь крохами.
Она подумала о том, что сказала Гвен, еще вчера. У нее были случайные моменты просветления в ее жалости к себе и разъяренном бреде.
Да, конечно же, она видела, как ему не хочется умирать, но он фактически готов был принять смерть после вечности полнейшего одиночества в холодном каменном аду.
Но от понимания этого не становилось, ни грамма лучше.
Однажды она прочла в одном из журналов таких, как «Woman’s Day» или «Reader’s Digest», о медсестре, которая влюбилась в одного из своих неизлечимых больных, мужчину, которому оставалось не больше десяти или двенадцати месяцев, прежде чем его жизнь закончится от одной или другой болезни. Статья ей не понравилась, но она втянулась в нее, как жертва того же самого извращенного обаяния, которое вызывало у людей любопытство к описанию сцен ужасной автомобильной аварии, кровавой и усыпанной похоронными мешками. Тогда она подумала, насколько должна быть глупой эта медсестра, чтобы позволить случиться такому. Она должна была передать его случай кому-то в тот же момент, как почувствовала зарождение любви к нему, и влюбиться в другого мужчину.
По крайней мере, у медсестры был почти год.
Ее неизлечимый пациент имел только четырнадцать дней.
– Пожалуйста, уйди, – сказала Джесси.
– Джесси, я понимаю, что мы знаем друг друга не достаточно хорошо…
– Ты права, Гвен, мы не знаем. Так что, пожалуйста, просто оставьте меня в покое на некоторое время. Ты можешь передать ему, что я не буду смотреть. Я обещаю. – Она подразумевала именно это. Она уважала его желание. Без всякого выражения она подошла к окну, закрыла его на замок, и позволила тяжелому дамасскому драпу споткнуться об средник, разделяющий окно и упасть.
За спиной у нее было тихо.
– Пожалуйста, Гвен, уйди.
Несколько мгновений спустя раздался порывистый вздох, и дверь комнаты с мягким щелчком закрылась.
Лука зарылся пальцами в свои волосы, приглаживая их назад от висков. Подпаленная плоть его ладоней горела, его ногти почернели.
Не смотри на это. Через минуту слабые следы неудачного общения уйдут.
Он хладнокровно переступил через обугленное тело.
Оно воняло, и нужно было убираться из паба.
Направляясь через шикарный, облицованный панелями бар с рядом деревянных стульев, имеющих высокую спинку и обитые кожей мягкие сидения, Лука бормотал себе под нос ряд заклинаний, скрывающих его истинный вид и мужчину, которого он только что спалил, от оживленных завсегдатаев паба.
Столетия назад, татуировки отобрали последки того, что оставалось от его лица, включая уши, веки, губы и язык, делая его слишком запоминающимся для окружающих. Даже его ногти были удалены, чтобы нанести под них татуировку. Его глаза изменились вскоре после того, как он нанес последние черные и темно-красные татуировки в своем носу. Он уступил им свой член и яички перед тем, как нанести их на язык, веки и те чувствительные внутренние носовые слизистые мембраны, хотя к тому времени он уже не чувствовал никакой боли. У людей часто была очень неблагоприятная реакция на лицо мага.
Он не должен был соглашаться встречаться с Гансом в пабе. В последнее время его подчиненные выказывали предпочтение встречаться в общественных местах.
Как будто от этого что-нибудь менялось.
Кейон МакКелтар действительно вернулся в Нагорье. Как Лука и предполагал. Ублюдок хотел умереть в Шотландии. И это тоже Лука предвидел.
Со слов его покойного подчиненного, замок, в котором Горец девятого столетия когда-то жил, был теперь занят Кристофером и Мэгги МакКелтар и их детьми.
Но не этот замок и его жители интересовали его.
Был другой. Тот, о существовании которого он не знал.
Второй замок был построен в удаленной части земель, принадлежащей МакКелтарам в шестнадцатом столетии, годы спустя после того, как он перестал уделять внимание этому скалистому, варварскому небольшому уголку Нагорья. В настоящее время в нем проживали мужчины-близнецы Келтары.
С древними именами.
Дэйгис и Драстен.
Кем, черт возьми, они были и из-под какой чертовой скалы они выползли?
Зеркало находилось в этом замке, таким образом, Ганс предположил, что оно охраняется. Мужчина и женщина, похожие по описанию на Кейона и Джесси С. Джеймс были замечены в магазине Инвернесса. Там Ганс столкнулся с замешательством, типичным после использования «Голоса», но он сумел получить информацию, согласно которой один из неизвестных до этого близнецов Келтар, Дэйгис, уехал в автомобиле, на заднем сиденье которого находилось большое, декоративное зеркало. Продавец вспомнил зеркало, потому что «этот татуированный парень» был одержим тем, чтобы оно не разбилось, переставляя его трижды, и в дополнение укрыл его одеялами перед тем, как разрешить загружать другие вещи.
Лука не ожидал этого.
Он ожидал, что Кейон остановится в горах. На широких просторах. Он ожидал столкнуться с одним МакКелтаром, а не тремя; причем с двоими из них он не знаком. В замке, который был, скорее всего, защищен до самого последнего стропила.
Он хмурился, глядя через плечо, на бесповоротно почерневшие останки Ганса. Они будут скрыты его заклинанием не более нескольких минут. Тогда один или другой из посетителей паба увидят ужасный труп на полу, женщины будут кричать, а мужчины слоняться в изумлении, готовясь излить свои истории в чатах с утра. Вызовут полицию. Лука ускорил темп, проталкиваясь через неистовую толпу последовательно обрабатывая ее.
Это было чертовски неудобно со стороны Ганса, умереть прямо сейчас.
Существовали другие дела, за которыми Лука любил наблюдать лично. Он не хотел убивать его, о нет, не его – ему не к чему были ссоры с Гансом. Сила внутри него иногда имела привычку действовать самостоятельно. Это было платой за могущество. Сосуда его татуированного тела было больше не достаточно, чтобы полностью сдерживать его величие. Магия иногда, переполняя края, просачивалась, и кто-то сгорал. Буквально. Лука сухо хихикнул.
Конечно, к настоящему времени он стал великим магом.
Четырнадцать дней.
Его темно-красные глаза зажглись весельем, и он разразился острым лающим смехом, пораженный бесспорной нелепостью мысли, что он, Лука Майрдин Тревейн, может умереть.
Невозможно.
Когда он вышел из паба и ступил в холодный Лондонский вечер, он уже планировал свой следующий шаг. Крик шока и ужаса следовал за ним через закрытую дверь паба в моросящую ночь.
Он мог вернуться к себе домой и попробовать еще раз выйти на мисс С. Джеймс, у которой точно была связь с ним. Он регулярно пытался найти ее снова. Но либо она не регистрировала свои счета, либо он пропустил эти удачные моменты, когда она это делала.
Женщины были слабым звеном. В них всегда было что-то, на что можно было надавить. Ему требовалось только найти это. И использовать.
Он накажет Келтара за это. За трату его времени. За отвлечение его от истинной цели. От его судьбы.
Только сегодня утром странный мужчина с длинными медно-рыжими волосами и мерцающими медными глазами, разыскав его, утверждал, что знает тайнопись, которой была написана Темная Книга. Из мужчины выплескивалось основательное высокомерие, которое, могло быть результатом обладания некоторой мощью – своей собственной или, будучи приближенным к кому-то, того, кто заставлял его чувствовать себя бесстрашным. Первым побуждением Луки было устранить мужчину. Время от времени ученик подавал прошение о прохождении практики и конкурирующий маг засылал шпиона. Лука никогда в жизни не позволял дурачить себя. Он не доверял никому, кто сумел узнать о нем, проникнуть через многочисленные слои его иллюзий и определить его местоположение.
Но тогда мужчина сказал ему, что он фактически какое-то время жил среди Чара, знаком с рунами на Реликвиях, и бегло говорит на языке, как он утверждал, Туата Де. Он также показал хорошее знание Светлого и Темного Дворов Сидхе. Этого было достаточно, чтобы заставить Луку держать себя в руках.
Кем бы ни был, мужчина нужен ему живым, пока он не выведает, какими знаниями тот обладает. Ему потребуется время, чтобы провести жестокое глубокое исследование. И пока Темное Зеркало не окажется у него в руках, такие важные мероприятия должны быть отложены. Он вынужден был позволить мужчине уехать, сказав ему, что свяжется с ним.
Ах, да, Кейон будет наказан. За то, что срывает его планы, заставляя тратить впустую его время, и связывая его ресурсы в такой критичный час. Люди Ганса искали в Нагорье. Кто-то наблюдал за аэропортами, другие будут, в случае необходимости, заниматься созданием охранных заклинаний вокруг Горца, когда он найдет его. Все они были людьми, которые могли бы до последнего шага следовать за лидером в поиске Темной Книги.
Ему было интересно, как гордый Келтар хотел бы провести следующую тысячу лет, повешенный в глубокой, темной пещере, развернутый стеклом к каменной стене. Он держал зеркало в своем кабинете только для развлечения, которое оно давало, и потому что, от случая к случаю, он нуждался в своем пленнике, чтобы выполнить какое-нибудь дело, которое он не мог сделать самостоятельно, поскольку еще не обладал достаточной мощью для этого. Но как только он получит Темную Книгу, ему никогда больше не потребуется Друид.
И тогда Кейон МакКелтар будет гнить в самом глубоком, самом холодном, самом черном аду, который Лука сможет найти для него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятие горца - Монинг Карен Мари



все говорят книга супер.сейчас прочитаю и подтвержу)
Заклятие горца - Монинг Карен Маривиктория
3.08.2011, 18.03





Очень хороший роман,читала на одном дыхании!!!!
Заклятие горца - Монинг Карен МариАлена
30.01.2012, 14.38





Сюжет интересный, но написано тяжеловато.
Заклятие горца - Монинг Карен МариАленький
3.03.2012, 19.12





Вся серия о Мак-Келтарах великолепна, перечитывала неоднократно.
Заклятие горца - Монинг Карен МариТатьяна
3.03.2012, 19.28





книга супер!
Заклятие горца - Монинг Карен Маримарина
7.06.2012, 20.01





Очень интересно. Читать обязательно.
Заклятие горца - Монинг Карен МариНина
31.01.2013, 17.45





Кто нибудь, пожаалуйста услышьте меня! Можно СКАЗКИ в какую нибудь отдельную рубрику?!?! я их в детстве начиталась!!! А то читаешь, наслаждаешься а потом БАЦ.... сказка! ненавижу романы с магией!
Заклятие горца - Монинг Карен МариТатьяна
9.02.2013, 21.19





Для Татьяны- это никак не сказка !!! Вы же не собираетесь её детям читать ????? Это рубрика называется ЛЮБОВНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН,на всякий случай если Вам не понятна разница !!!
Заклятие горца - Монинг Карен МариМарго
17.02.2013, 18.29





Прочитала всю серию ГОРЕЦ на одном дыхании. Очень понравилась. Будем ждать продолжения. Здоровья и творческих успехов Карен Мари Монинг.
Заклятие горца - Монинг Карен МариНаталья 66
13.07.2013, 22.25





Для Марго: это место для любовных романов. Данный - НЕ фантастический, а мистический. Это принципиальная разница. Я тоже не любитель мистики, хотя здесь как-то не сильно шкалит. Но это сказка. Грамматическая ошибка в указании рубрики про горцев, (написано через "О") режет глаз куда больше и чаще.
Заклятие горца - Монинг Карен МариKotyana
4.02.2014, 19.02





Карен Мари лучшая в жанре
Заклятие горца - Монинг Карен МариМари
11.12.2014, 23.47





Самые лучшие книги про горцев у Монинг!!!)))
Заклятие горца - Монинг Карен МариАнна
17.12.2014, 20.57





Вполне читабельный роман-сказка. Понравился.Только в финальной сцене напрягает пафосность и наигранность действий героев.Даже в сказке хочется больше жизненной правдивости в проявлении чувств и эмоций. 8/10
Заклятие горца - Монинг Карен МариЧертополох
24.12.2014, 19.07





"Заклятие горца" и "Избранница горца" один и тот же роман.
Заклятие горца - Монинг Карен МариВикушка
27.12.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100