Читать онлайн Страсть горца, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсть горца - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсть горца - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсть горца - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Страсть горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Ему снова пришлось воспользоваться магией, feth fiada, друидским заклятием, которое делало его незаметным для людских глаз, и к тому времени, как Дэйгис вернулся в пентхаус, он был слишком напряжен, чтобы спать. До того как темные заявили свои права на него в ту роковую ночь, Дэйгис даже не подозревал о существовании такого заклятия. Теперь их знания стали его знаниями, и, хотя он пытался притворяться, что не подозревает об истинной мощи, скрывающейся в нем, иногда, когда Дэйгис был чем-то занят, в памяти всплывало нужное заклятие, которое он словно бы знал всю свою жизнь.
Некоторые заклятия, которые он «просто знал», ужасали. Древние в нем были судом, присяжными и палачами.
Это становилось опасным, и Дэйгис старался отстраниться от них. Балансировать на краю бездны, которая смотрела на него жестокими алыми глазами.
Он желал. Ему нужно было женское тело, нежное прикосновение. Желание женщины, которое заставит его снова почувствовать себя мужчиной, а не чудовищем.
Дэйгис мог бы отправиться к Катерине, это не заняло бы и часа. Она бы приняла его с распростертыми объятиями, и он мог бы потерять контроль над собой, зажать ее руки над головой и вколачиваться в нее, пока снова не почувствует себя человеком.
Но он не хотел Катерину. Он желал девушку, привязанную наверху к его кровати.
Слишком легко было представить себе, как он, перескакивая через три ступеньки, раздевается еще на лестнице, потом вытягивается поверх ее связанного, беспомощного тела, дразнит ее до тех пор, пока она не станет животным, которое ему требуется, до тех пор, пока не начнет умолять овладеть ею. Дэйгис знал, что может сделать так, что она отдастся ему. О, сначала она может этого не хотеть, но он знал местечки, прикосновение к которым сводило женщин с ума.
Его дыхание было неровным.
Дэйгис направился вверх по лестнице, стягивая свитер через голову, но на полпути опомнился.
Дыши глубже. Соберись, МакКелтар.
Если он пойдет к ней сейчас, он причинит ей боль. Сейчас он для нее слишком дик, слишком жаден. Стиснув зубы, он снова натянул свитер и вернулся вниз, чтобы невидящим взглядом уставиться в окно.
Еще дважды он ловил себя на том, что направляется к лестнице. Дважды заставлял себя вернуться назад. Он опустился на пол и отжимался, пока все тело не покрылось потом. Затем – упражнения для пресса и снова отжимания. Он цитировал исторические книги, считал в обратном порядке на латыни, потом на греческом, потом на менее известных, более сложных языках.
И через некоторое время снова себя контролировал. Настолько, насколько это возможно было без секса.
Сегодня она примет душ, решил Дэйгис, внезапно рассердившись на недостаток доверия с ее стороны. Примет, даже если ему придется запереть ее в ванной на весь день.
Она словно боится, что он вломится в ванную, когда она будет мыться.
Он только что доказал, что способен контролировать себя. Во всем, что касалось этой девушки, ему постоянно приходилось контролировать себя. Если бы она знала, с чем ему приходится бороться и как сложно ему было до сих пор – и все же он победил, – она приняла бы душ.
«Ха. Если бы она знала, она бы, скорее всего, спрыгнула с сорок третьего этажа, лишь бы сбежать от меня подальше», – подумал он, вставая и открывая одну из дверей на балкон.
Дэйгис посмотрел на тихий город – настолько тихий, насколько вообще может быть тихим Манхэттен, который все еще гудел, несмотря на четыре утра. Переменчивая мартовская погода колебалась на протяжении часа от плюса до ноля и ниже. Сильных перепадов не было, но небольшой дождь вполне мог к утру превратиться в снег. Весна пыталась отбросить зиму с ее позиций, но проигрывала, прекрасно отражая внутреннее состояние Дэйгиса.
С отрывистым вздохом он сел и погрузился в чтение Третьей Книги Мананнана. Это последний том, а потом он уедет. Не завтра, а на следующий день. Он сделал здесь все, что мог. И сомневался, что нужная информация окажется в этой книге. Когда-то книг Мананнана было пять, но сохранились только три. И первые две он уже прочитал; в них были собраны легенды о богах Ирландии до прибытия Туата де Данаан. В третьем томе были сказания о богах и об их встрече с первой волной переселенцев, которые вторглись в Ирландию. Судя по тому, как медленно продвигалось повествование, Дэйгис подозревал, что упоминание о прибытии интересующей его расы созданий не появится раньше пятого тома. Который не существовал нигде в мире, кроме, может быть, библиотеки МакКелтаров.
Нравилось ему это или нет, но придется отправиться домой. Встретиться с братом, чтобы продолжить поиски в библиотеке МакКелтаров. Дэйгис потратил много месяцев, пытаясь найти решение в одиночку, а время шло. Если он подождет еще немного… Но он не осмеливался ждать дольше.
«А как же девушка?» – всколыхнулась его совесть.
Дэйгис слишком устал, чтобы лгать себе.
Она моя.
Он попытается соблазнить Хло ее же собственными желаниями, чтобы ей было проще, но, как бы она ни сопротивлялась, так или иначе она отправится с ним.
* * *
Хло стояла под горячими струями семи насадок – по три с каждой стороны, одна вверху – и вздыхала от удовольствия. Она чувствовала себя девушкой с глянцевого плаката. Дверь была заперта, и стул, который Дэйгис подал ей, чтобы подпереть дверь, был тщательно подставлен под ручку.
После того как Дэйгис ей приснился, а потом, проснувшись ночью, она обнаружила, что он сидит рядом и смотрит на нее так же, как смотрел во сне, Хло не решалась смотреть ему в глаза – с самого утра, когда он развязал ее. От одной мысли о том, что ей приснилось, Хло краснела и начинала дрожать.
«Я нехороший человек», – сказал он ей. И был прав. Он был нехорошим. Он жил по собственным правилам. Присваивал личную собственность других людей – хотя настаивал на том, что просто «берет ее взаймы», и, как ни странно, не трогал куда более ценных вещей. Он держал ее в заложниках – и готовил для нее великолепные блюда, и, честно говоря, она сама согласилась на взятку в обмен на сотрудничество. В худшем случае он был преступником, в лучшем – существовал на краю цивилизованного общества.
И все же с тех пор, как она приняла взятку, Хло сама оказалась на грани.
Но по-настоящему плохой человек не стал бы предупреждать девушку о том, что он нехороший. По-настоящему плохой человек не прекратил бы целовать девушку, когда она его об этом попросила.
Дэйгис был сплошной загадкой, анахронизмом! Его пентхаус был современным, но поведение его хозяина напоминало о Старом Свете. И говорил он, как принято у современных людей, но иногда забывался, и его речь превращалась в странную, редкую смесь штампов и старых гэльских разговорных выражений. В нем было скрыто гораздо больше, чем она могла увидеть. Хло чувствовала, как это нечто буквально танцует на краю восприятия, но, как бы она ни старалась, она не могла дать ему определение. И что-то было в его глазах…
Пусть Хло не была такой опытной, как женщины Нью-Йорка, но и совсем наивной она тоже не была; она чувствовала в Дэйгисе опасность – только мертвая женщина не ощутила бы этого. Он излучал опасность и тестостерон, который буквально сочился из каждой его поры. И в то же время его дисциплина и самоконтроль были удивительными. Хло оказалась полностью в его власти, но он не воспользовался своим преимуществом.
Она помотала головой. Вполне возможно, что ему приелась легкость, с которой покорялись ему женщины, и теперь он наслаждается охотой.
Что ж, ощетинилась Хло, пусть охотится, за кем хочет. Да, она оказалась на самом краю, но это не значит, что она собирается сдаться и рухнуть к нему в кровать, и не важно, что в глубине души она хочет вступить в клуб поклонниц экзотического, эротичного и загадочного Дэйгиса МакКелтара. Ключевое слово «клуб» – и в нем много членов.
Приняв решение, Хло дважды вымыла шампунем голову (никогда раньше ей не приходилось два дня подряд обходиться без душа) и стояла под напором воды, пока не почувствовала себя чистой до скрипа. А потом еще немного. За такой душ с массажем можно было многое отдать.
Обернувшись огромным полотенцем, она убрала стул и открыла дверь.
И ахнула. Половина ее вещей была аккуратно сложена на кровати. Хло моргнула. Да, так и есть. Аккуратные стопки. Трусики (ага, которые надежно прикроют ее попку и там и останутся), лифчики, платья, свитера, джинсы, кружевная ночная рубашка, носки, обувь и прочее. И все было разложено комплектами, смущенно отметила она. Дэйгис не просто привез ее одежду, он тщательно рассортировал все вещи, словно представляя, как она будет их надевать.
Он даже прихватил несколько книг из ее библиотеки, поняла Хло, осматривая кровать.
Три любовных романа, вот скотина. Шотландских любовных романа. Что он делал? Рылся в ее вещах? Стопку книг венчал роман «Прикосновение горца», одна из ее любимых книг о бессмертном горце.
Хло фыркнула. Этот человек неисправим. Принес ей чувственные, полные секса книги. Словно ей и без них не приходили на ум грешные мысли.
Девушка слышала, как Дэйгис ходит внизу, тихо разговаривая по телефону. Она чувствовала запах свежесмолотого кофе.
Теоретически она должна была бы разозлиться на то, что он проник в ее квартиру и обшарил ее шкафы, но он потратил столько времени, выбирая вещи, что, как ни странно, Хло чувствовала себя польщенной.
* * *
Весь день Дэйгис практически не говорил с ней. Он казался погруженным в раздумья. Собранным и отстраненным. Идеально вежливым и идеально сдержанным. Крайне замкнутым. Его глаза… снова были странными. Хло задумалась о том, могут ли они менять цвет в зависимости от освещения, как светло-карие глаза, которые могут казаться то зеленовато-голубыми, то карими с зеленью. Его янтарные глаза приобрели цвет тусклой меди, а потом окончательно потемнели.
Она устроилась на противоположной стороне кухни и наблюдала, как он готовит завтрак – копченая рыба, картофель, тосты, овсянка со сливками и черникой, – внимательно разглядывая его всякий раз, когда Дэйгис поворачивался к ней спиной. Хло впервые обратила внимание на его волосы. Она знала, что волосы у него длинные, но не представляла насколько, потому что он всегда тщательно убирал их назад. Теперь же, когда Хло могла рассмотреть его со спины, она поняла, что он несколько раз подвернул волосы, прежде чем стянуть их кожаным ремешком.
В свободном состоянии они должны спадать до самой талии. От мысли о том, как эти блестящие темные волосы скользят по его обнаженной мускулистой спине, Хло сходила с ума.
Интересно, Дэйгис когда-нибудь ходит с распущенными волосами? Видимо, он привык до поры до времени укрощать свою длинную гриву точно так же, как укрощал свой дикий характер.
Хло попыталась завести разговор, но Дэйгис не клюнул ни на одну из ее наживок. Она продолжала «рыбалку» в надежде подцепить его сознание, но результатом были только ворчание и неопределенное хмыканье.
Днем они долго молчали. Хло аккуратно листала страницы кодекса Мидхе, не забывая пользоваться салфеткой, и украдкой поглядывала на Дэйгиса, который работал с Книгой Мананнана, время от времени делая пометки в блокноте.
В пять часов она встала и включила новости, надеясь услышать хотя бы краткую заметку о своем исчезновении. А как же, с сарказмом подумала она. Одна маленькая девочка исчезла в Большом Червивом Яблоке? И у репортеров, и у полиции были дела поважнее.
Дэйгис взглянул на нее, и тень довольной улыбки скользнула по его губам.
Хло вопросительно приподняла бровь, но он ничего не сказал. Она читала, краем уха слушая новости, а потом кое-что привлекло ее внимание.
«Полиция считает, что прошлой ночью Гэльский Призрак снова заявил о себе. "Шок" – вот наиболее подходящее слово для описания реакции жителей Нью-Йорка. Рано утром, в неустановленное время, все артефакты, ранее украденные Гэльским Призраком, были оставлены в фойе полицейского участка. И снова никто ничего не видел, что заставляет нас задуматься о компетенции нашей полиции…»
Диктор продолжал говорить, но Хло уже не слышала.
Она посмотрела на текст, который держала в руках. Потом на Дэйгиса.
– Этот я выменял, девочка.
– Ты и вправду это сделал, – выдохнула она, качая головой. – По дороге в мою квартиру ты все вернул. Не могу поверить.
– Я же сказал, что просто взял артефакты на время.
Хло смотрела на него в полном замешательстве. Он это сделал. Он вернул украденные вещи! Вслед за этой мыслью внезапно всплыла другая. Та, которая раньше ее не посещала.
– Значит, ты скоро уедешь?
Дэйгис кивнул, сохраняя загадочное выражение лица.
– О. – Хло с преувеличенным вниманием принялась рассматривать ногти, чтобы не выдать затопившего ее разочарования.
Потому и не заметила холодной, довольной ухмылки, искривившей его губы: эта гримаса была слишком дикой, чтобы ее можно было назвать улыбкой.
* * *
А под пентхаусом Дэйгиса МакКелтара, на запруженном людьми тротуаре, по которому жители Нью-Йорка спешили выбраться из города в конце долгой рабочей недели, один человек протолкался сквозь толпу и присоединился к другому. Они остановились у стойки с прессой. Оба были одеты в дорогие темные костюмы, оба коротко подстрижены, оба – с совершенно не запоминающимися лицами. И обоих отличали необычные татуировки на шеях. Над накрахмаленными белыми воротничками и галстуками виднелись рисунки – верхняя часть крылатого змея.
– Он наверху. С женщиной, – тихо сказал Джилс.
Он только что спустился из съемного номера в здании напротив, из окон которого наблюдал за Дэйгисом в бинокль.
– Каков план? – тихо и напряженно поинтересовался его спутник, Тревор.
– Подождем, пока он уедет. Если повезет, он оставит ее здесь. Нам приказано заставить его пуститься в бега. Заставить его использовать магию, чтобы выжить. Саймон хочет, чтобы он вернулся за море.
– Как?
– Нужно сделать его беглецом. Разыскиваемым. Женщина упрощает нашу задачу. Я проскользну внутрь и позабочусь о ней, потом позвоню в полицию. Естественно, анонимно. Превращу его пентхаус в место хладнокровного жуткого убийства. Все копы города будут охотиться за ним. Дэйгису придется воспользоваться своей силой, чтобы сбежать. Саймон считает, что горец не может себе позволить оказаться в тюрьме. Но даже если и так, мы воспользуемся своим преимуществом. Я не сомневаюсь в том, что время, проведенное в федеральной тюрьме, ускорит трансформацию.
Тревор кивнул.
– А я?
– Будешь ждать здесь. Слишком рискованно подниматься туда вместе. Он еще не знает о нашем существовании. Если что-то пойдет не так, немедленно позвони Саймону.
Тревор снова кивнул, и они разошлись, чтобы вернуться на свои места и ждать. Они были терпеливы. Они ждали этого момента всю жизнь. И были удачливыми людьми, ведь они родились именно в то время, когда суждено было исполниться Пророчеству.
Им повезло – людям, которые отдали бы жизнь ради того, чтобы увидеть оживших Драгаров.
* * *
Курьер из туристического агентства прибыл незадолго до небольшой группы людей, доставивших обед из ресторана «Жан-Жорж».
Хло даже не представляла, сколько может стоить такой обед – не говоря уже о том, что «Жан-Жорж» не занимается доставкой, – но подозревала, что, когда у человека столько денег, как у Дэйгиса МакКелтара, купить можно почти все что угодно.
Пока они обедали у камина в гостиной, Дэйгис продолжал работать с книгой, которая и втянула ее во все это сумасшествие.
Запечатанный конверт из туристического агентства лежал между ними на столе – как молчаливое напоминание, как соринка в глазу.
Чуть раньше, когда Дэйгис был на кухне, Хло так и не решилась открыть конверт, зато сунула нос в его записи – в те, которые могла прочитать. Как оказалось, он переводил и записывал упоминания о Туата де Данаан, расе, которая якобы прибыла на землю во время одного из вторжений в Ирландию. А еще там было несколько вопросов о том, кто такие Драгары, и множество заметок о друидах. Хло изучала древние цивилизации и прекрасно помнила дедушкины сказки, так что прекрасно поняла, о чем идет речь. За исключением загадочных Драгаров. О них она раньше не слышала.
Некоторые заметки были записаны на языках, которых она не знала. И даже не могла идентифицировать, отчего ей стало как-то не по себе. Она прекрасно разбиралась в древних языках, от шумерского до современных, и обычно могла определить, как минимум, происхождение и приблизительное время. Но большая часть записей Дэйгиса – изысканной вязи средневековых рукописных букв – была за гранью ее познаний.
Что же такое он ищет? Дэйгис явно преследовал какую-то цель и двигался к ней с предельной сосредоточенностью.
Каждая новая частичка информации о нем интриговала Хло все больше. Он был не только сильным, красивым и богатым, он, бесспорно, был очень умным. Раньше ей никогда не встречались такие люди.
– Почему бы тебе просто не рассказать? – спросила она напрямую, указывая на книгу.
Дэйгис поднял взгляд, и Хло кожей ощутила его жар. Практически весь день шотландец игнорировал ее, но, когда Хло ловила его взгляд, в глазах Дэйгиса было столько желания, такая неприкрытая похоть, что ее здравомыслие начинало ей изменять. Чистая сила его открытого желания действовала сильнее любого афродизиака. Неудивительно, что столько женщин стало его добычей. Одним лишь взглядом он мог заставить женщину почувствовать себя самой желанной в мире. Разве можно было видеть такую страсть и не испытать ответного желания?
Он скоро уедет.
И он совершенно ясно дал понять, что хочет переспать с ней.
Сочетание этих двух мыслей было определенно рискованным.
– Ну? – с нажимом и легким раздражением спросила Хло. Она злилась на себя за то, что оказалась настолько слабой и чувствительной к его чарам. Злилась на него за то, что он был таким привлекательным. И за то, что он все-таки вернул украденные тексты, отчего она окончательно запуталась. – Ну что?
Дэйгис приподнял темную бровь, и от его взгляда Хло словно обдало порывом жаркого ветра.
– Что, если я скажу тебе, девочка, что ищу способ отменить древнее смертоносное проклятие?
Она фыркнула. Он шутит. Проклятий не существует. Так же как не существует Туата де Данаан. Ну, поправила себя Хло, по поводу Туата де и других «мифических» рас, якобы обитавших в Древней Ирландии, она так и не пришла к окончательному выводу. Ученые приводили десятки доводов против их существования.
И все же…
Дедушка Хло, профессор мифологии, учил ее, что в каждом мифе и легенде есть доля истины, несмотря на то что они столетие за столетием передавались из уст в уста и барды порой переделывали рассказ, чтобы он был интересен аудитории, а переписчики вынуждены были считаться с требованиями «спонсоров». Изначальное содержание бесчисленных манускриптов было искажено неграмотными переводами и адаптациями под текущие политические и религиозные требования. Тот, кто посвящал свое время изучению истории, внезапно обнаруживал, что ученым удалось собрать лишь горсть песка в бескрайней пустыне прошлого и невозможно судить об особенностях Сахары по нескольким песчинкам.
– Ты во все это веришь? – спросила Хло, указывая на стопку текстов и гадая о том, насколько хорошо Дэйгис разбирается в истории. Он умен, а значит, это будет интересно.
– По большей части да, девочка.
Она сдвинула брови.
– Ты веришь, что Туата де Данаан действительно существовали?
Он горько улыбнулся.
– О, айе, девочка. Было время, когда я в них не верил, но теперь верю.
Она нахмурилась. Он говорил как человек, столкнувшийся с неопровержимым доказательством.
– И почему ты поверил?
Вместо ответа Дэйгис пожал плечами.
– Ладно, тогда скажи, что это за проклятие, – потребовала она.
Это была захватывающая тема, совсем как та, что определила выбор ее профессии. Хло словно опять говорила с дедушкой, и благодаря этому разговору у нее появлялись новые идеи.
Дэйгис отвернулся и уставился на пламя.
– Ой, да ладно! Ты ведь скоро уедешь, ну чем разговор со мной может тебе повредить? Кому я могу об этом рассказать?
– А что, если я скажу, что это я проклят?
Хло окинула взглядом его апартаменты.
– Я бы сказала, что множество людей хотели бы быть на твоем месте.
– Ты никогда не поверишь правде. – Он снова ухмыльнулся, и снова это подобие улыбки не коснулось его глаз.
Хло поняла, что многое отдала бы, чтобы увидеть его улыбку – настоящую улыбку.
– А ты попробуй.
В этот раз Дэйгис помедлил с ответом, а когда повернулся; к ней, в его глазах светилось циничное любопытство.
– Девочка, а если я скажу, что я друид из далекого прошлого?
Хло сердито уставилась на него.
– Если не хочешь со мной говорить, так и скажи. Но не пытайся сбить меня с толку.
Он кивнул с напряженной улыбкой, словно был доволен чем-то.
– А что, если я скажу, что твой поцелуй заставит меня забыть о проклятии? Что, возможно, твои поцелуи могут спасти меня? Что скажешь?
Хло задержала дыхание. Он сказал глупость, такую же как и то, что он друид… но такую безнадежно романтичную. Ее поцелуи могут спасти человека!
– Думаю, нет.
Его взгляд вернулся к тексту, и Хло почувствовала, что без привычного жара его глаз ей становится холодно.
Она нахмурилась. Хло чувствовала себя ужасной трусихой и при этом была полна странной решимости. Она посмотрела на конверт из туристического агентства.
– Когда ты уезжаешь? – нервно спросила она.
– Завтра вечером, – ответил Дэйгис, не поднимая глаз.
Хло задохнулась. Так скоро? Завтра ее великолепное приключение закончится? Еще вчера она пыталась сбежать отсюда, но сегодня, узнав, что освобождение близко, почувствовала разочарование.
Без Дэйгиса свобода уже не казалась ей такой привлекательной. Хло слишком хорошо знала, как это будет: он исчезнет из ее жизни, она вернется в Клойстерс (Том ни за что ее не уволит – и уж точно не за несколько дней прогулов, которые она придумает, как объяснить), и каждый раз, глядя на средневековый артефакт, она будет думать о Дэйгисе. Поздно ночью, проснувшись от ужасного беспокойства, она будет сидеть в темноте, сжимать в руке его скин ду и размышлять над худшим из всех возможных вопросов: а что могло бы быть? Ей больше никогда не попробовать вина и обеда в роскошном пентхаусе на Пятой авеню. Никто и никогда не посмотрит на нее таким взглядом. Ее жизнь вернется в привычную унылую колею. Сколько понадобится времени, чтобы забыть о том, что однажды она была храброй? Что чувствовала себя такой легкой и невероятно живой?
– Ты еще вернешься на Манхэттен? – тихо спросила она.
– Нэй.
– Никогда?
– Никогда.
Хло тихонько вздохнула. И начала беспокойно накручивать прядку волос на палец.
– И что это за проклятие?
– А ты попытаешься помочь мне, если я проклят? – Дэйгис снова посмотрел на нее, и девушка ощутила в нем напряжение, причину которого пока не могла определить. Словно ее ответ был для него очень важен.
– Да, – призналась Хло. – Скорее всего, попытаюсь.
И это была правда. Пусть ей не нравились методы Дэйгиса МакКелтара, пусть она многого в нем не понимала, но, если он в беде, она не сможет ему отказать.
– Несмотря на то что я с тобой сделал?
Она пожала плечами.
– Ты же не причинил мне вреда.
А еще он подарил ей скин ду. Неужели он правда позволит оставить нож?
Хло как раз собиралась задать этот вопрос, когда Дэйгис быстрым движением руки бросил ей конверт из туристического агентства.
– Тогда поехали со мной.
Девушка поймала конверт за уголок, чувствуя, как замирает сердце.
– Ч-что? – Хло моргнула. Она наверняка ослышалась.
Он кивнул.
– Открой его.
Хло открыла конверт, с любопытством развернула бумаги. Билеты в Шотландию для Дэйгиса МакКелтара… и Хло Зандерс! При виде своего имени она почувствовала, как по спине пробежал холодок. Вылет завтра в семь вечера из аэропорта Кеннеди. Прибытие в Лондон, небольшая задержка, а затем – в Инвернесс. Чуть меньше сорока восьми часов, и она может оказаться в Шотландии!
Если осмелится.
Она несколько раз открыла и закрыла рот.
И наконец обрела дар речи.
– Кто ты? – недоверчиво выдохнула она. – Сам дьявол, который пришел искушать меня?
– Неужели? Разве я искушаю тебя, девочка?
«Во всех чертовых смыслах этого слова», – подумала она, но он не услышит это от нее.
– Я не могу просто сорваться с места и отправиться в Шотландию с каким-то… каким-то… – Она запуталась и оборвала фразу.
– Вором? – лениво подсказал Дэйгис.
Хло фыркнула.
– Ну ладно, ты и правда вернул артефакты. Ну и что? Я тебя почти не знаю!
– А хочешь узнать? Завтра вечером я уеду. Решай, сейчас или никогда, девочка. – Он ждал, глядя на нее. – Некоторые шансы выпадают только раз в жизни, Хло.
Хло молча смотрела на него. У нее отнимались ноги и дрожали пальцы. Она чувствовала, что разрывается на части. Первая часть выдавала тысячи причин, по которым она ни за что не может позволить себе такой сумасшедший, импульсивный поступок. А другая часть, которая одновременно интриговала и пугала Хло, прыгала от счастья и кричала: «Соглашайся!» Хло внезапно захотелось встать и посмотреть на себя в зеркало, чтобы понять, изменилась ли она снаружи точно так же, как и внутри.
Хватит ли ей смелости на такой дерзкий поступок? Сможет ли она воспользоваться этим шансом? Поставить на карту все и посмотреть, что из этого выйдет?
С другой стороны, а сможет ли она потом вернуться к прежней жизни? Жить в крошечной однокомнатной квартирке, с минимумом удобств и ванной размером со спичечный коробок, и коротать одинокие дни на работе, радуясь возможности прикоснуться к артефактам, которые никогда не будут ей принадлежать?
Она попробовала кое-что еще – и будь он проклят, теперь ей хотелось большего.
Чем она рискует? Если бы он собирался причинить ей вред, то мог бы сделать это уже давным-давно. Единственная реальная угроза была под ее контролем: только от Хло зависело, сможет ли Дэйгис ее соблазнить. Рискнет ли она полюбить мужчину, который, без сомнения, давно уже был волком-одиночкой и негодяем. Человека, который не извинялся и не лгал ради утешения.
Если она не поддастся ему, если она будет умной девочкой и все время будет начеку, то самое худшее, что он сможет с ней сделать, – оставить ее одну в Шотландии. А этот вариант не так уж плох. Если Дэйгис бросит ее, Хло вспомнит, как, учась в колледже, работала официанткой, и устроится на работу в паб. Сможет остаться там ненадолго, изучить родину дедушки и оплатить свое решение. Она сможет выжить. И не просто выжить. Она наконец-то сможет жить.
Что у нее здесь есть? Работа в Клойстерсе. Ни друзей. Ни семьи. С тех пор как умер дедушка, Хло была одна. И куда более одинока, чем осмеливалась себе признаться. Она так стремилась поехать в дедушкину деревню только потому, что чувствовала себя потерянной и безродной, а там могла обнаружиться какая-то связь с ее родом.
И вот появилась великолепная возможность, плюс обещание путешествия, которое она никогда не забудет, в компании человека, которого она уже не сможет забыть.
«Господи, Зандерс, – изумленно подумала она. – Ты же сама себя уговариваешь!»
«А если бы он завтра уехал и не попросил тебя поехать с ним? – вклинился тоненький внутренний голосок. – Что, если бы он дал понять, что уезжает и ты больше никогда его не увидишь? Что бы ты делала в свою последнюю ночь рядом с ним?»
Хло резко втянула воздух, не веря самой себе.
Да, в этой воображаемой ситуации она – чисто гипотетически, конечно, – могла бы поддаться такому, как он, и легла бы с ним в постель. Она бы училась всему, чему он стал бы ее учить, с жадностью отдалась бы тому, что обещал взгляд его невероятных глаз, полный чувственного знания.
Да, с такой точки зрения поездка в Шотландию уже не казалась безумной затеей.
Дэйгис внимательно наблюдал за Хло и, встретив взгляд ее расширившихся глаз, внезапно поднялся с дивана и оказался прямо перед ней. Он оттолкнул в сторону журнальный столик и опустился на колени у ног девушки, обнял ее икры. Она даже через джинсы чувствовала жар его сильных рук. От одного прикосновения Хло задрожала.
– Поехали со мной, девочка. – Его голос был низким и настойчивым. – Вспомни о том, что в твоих жилах течет шотландская кровь. Неужели ты не хочешь ступить на землю своих предков? Не хочешь увидеть вересковые поля и пустоши? Горы и озера? Я не тот, кто может что-то обещать, но я обещаю тебе это… – Он запнулся, а потом рассмеялся, словно это была шутка, понятная только ему. – Я могу показать тебе такую Шотландию, какой ты не увидишь ни с кем другим.
– Но моя работа…
– К черту твою работу. Ты говоришь на древних языках. Вдвоем мы сможем переводить вдвое быстрее. Я заплачу тебе за помощь.
– Правда? И сколько? – выпалила Хло и тут же покраснела, устыдившись своей поспешности.
Дэйгис снова рассмеялся. И она знала, что он понял – она уже попалась.
– Выбери вещь – любую вещь – из моей коллекции.
Ее пальцы алчно вздрогнули. Он и правда дьявол, иначе и быть не может! Он знал, чем ее подкупить.
– А потом выбери еще две. За один месяц, промурлыкал Дэйгис низким голосом.
У нее отвисла челюсть. Три артефакта, плюс поездка в Шотландию, и все это за один месяц? Он что, шутит? Она сможет продать один из артефактов, вернувшись на Манхэттен (Хло сделала мысленную пометку выбрать нечто, с чем она сможет расстаться), снова пойти учиться, получить докторскую степень и работать в любом чертовом музее по собственному выбору! Она сможет позволить себе великолепные каникулы, посмотреть мир. Она, Хло Зандерс, сможет жить захватывающей жизнью!
«А взамен дьявол всегда требует одно, – язвительно пропел тонкий голосок в ее голове. – Душу».
Хло проигнорировала это предупреждение.
– Плюс скин ду? – поспешно уточнила она.
– Айе.
– Но почему Инвернесс?
По его прекрасному лицу пробежала тень.
– Там живет мой брат Драстен со своей женой. – После паузы Дэйгис добавил: – Он тоже собирает древние тексты.
Даже если до этого Хло колебалась, эти слова решили все. Его брат с женой – она увидит его семью. Насколько опасным может быть человек, который везет ее к своей семье? Им не придется все время быть наедине друг с другом. Они будут с его семьей. И если она поведет себя умно, ей удастся избежать соблазнения. И провести с ним целый месяц! Узнать его поближе, понять, чем объясняется его поведение. Кто знает, что может произойти через месяц? И принц полюбил прекрасную девушку
Сердце Хло бешено забилось.
– Скажи айе, девочка. Ты ведь хочешь, я вижу это по твоим глазам. Выбери, что тебе понравится. Перед отъездом оставим эти вещи в твоей квартире.
– В моей квартире недостаточно безопасно! – Она сама знала, насколько слабым был этот протест.
– Тогда в одной из этих ячеек… из этих… – Он вопросительно взглянул на нее.
– Ты имеешь в виду – оставить их на хранение в банке?
– Айе, именно это.
– И я получу ключ? – уточнила она.
Он кивнул, и в его хищных глазах мелькнул торжествующий огонек. В фильмах такой взгляд был у дьявола за миг до того, как он говорил «Подпишите здесь».
– Почему ты это делаешь? – выдохнула она.
– Я же сказал: я хочу тебя.
Хло снова вздрогнула.
– Почему?
Дэйгис пожал плечами.
– Может, это какая-то алхимия души. Не знаю, и мне все равно.
– Я не буду спать с тобой, МакКелтар, – внезапно сказала она. Хло не хотела, чтобы он на это рассчитывал, поэтому нужно было сразу расставить все точки над i. Если в какой-то момент она сама решит рискнуть, это одно. Но он должен понять, что постель не входит в условия их сделки. О таких вещах не торгуются. – За твои артефакты ты можешь купить только мою помощь как переводчика. Но не секс. Это не входит в сделку.
– Я и не хотел, чтобы это было частью сделки…
– Ты думал, что сможешь соблазнить меня, – уточнила она.
Он прикусил нижнюю губу, медленно отпустил ее и улыбнулся. Такая обычная вещь, такой простой жест, раздраженно подумала Хло, а словно предназначен для того, чтобы привлечь ее внимание к его губам. Она это понимала, видела, но ни разу не остановила его, когда Дэйгис в очередной раз проделывал такую штуку. И каждый раз она бессознательно облизывала губы. Черт и еще раз черт, этот мужчина действительно хорош.
«Я уже соблазнил тебя, девочка, – подумал Дэйгис, наблюдая за ней. – Все дело лишь в том, чтобы ты призналась в этом себе, а это вопрос времени». Она хотела его. Его страсть не была безответной. Их тянуло друг к другу вопреки логике и разуму. Девушка была так же безнадежно очарована им, как он был очарован ею. И оба понимали, что им нужно расстаться; он – потому что не имел права навредить ей, она – потому что подсознательно чувствовала: это неправильно. Но никто из них не мог противиться притяжению. Дьявол и Ангел: он, соблазненный ее светом, и она, завороженная его тьмой. Каждого тянуло к тому, чего ему недоставало.
– Что ж, ты победил, – сухо сказала Хло, сердясь на его мужское самодовольство.
– Я верю, что ты простишь мне эту попытку, девочка. Скрепим сделку поцелуем?
– Я не шучу, – решительно отрезала Хло. – Я не стану одной из твоих многочисленных женщин.
– Я не вижу тут других женщин, красавица, – спокойно сказал Дэйгис. – А ты?
Хло закатила глаза.
– Разве я попросил их поехать со мной в Шотландию?
– Я же согласилась, правда? Просто решила уточнить, понял ли ты условия.
– О, условия я понимаю, – опасно мягким голосом ответил он.
Хло протянула ему ладонь.
– Тогда по рукам.
Когда он поднес ладонь к губам и поцеловал ее, у Хло закружилась голова.
Этот момент был… ну, определенно важным. Словно она только что приняла решение, которое навсегда изменит ее жизнь, изменит так, как она и представить себе не может. У греков было слово для обозначения таких моментов – Kairos – миг судьбы.
Все еще испытывая головокружение от волнения, Хло поднялась и начала выбирать свои сокровища – с беспристрастностью эксперта и безо всякой жалости к кошельку дьявола-искусителя.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсть горца - Монинг Карен Мари



Это тот же роман, что и "Темный горец".
Страсть горца - Монинг Карен МариТатьяна Блудова
21.01.2012, 15.47





идиотка, начинающая икать от страха? нет, спасибо, это чтиво не для меня
Страсть горца - Монинг Карен Марианя
29.02.2012, 18.00





он так же хорош как и все её романы
Страсть горца - Монинг Карен Маринаталия
17.03.2012, 22.45





отличная книга, как и все у автора!
Страсть горца - Монинг Карен Маримарина
7.06.2012, 20.14





если я не ошибаюсь,то темный горец про его брата!
Страсть горца - Монинг Карен Мариольга
23.10.2013, 10.03





а мне понравилась и икающая красавица, я вообще считаю, что женшина должна быть такой а мужчина именно таким и отношения тоже подобными. Роман ужасно понравился, если можно так вырозит ься.
Страсть горца - Монинг Карен Марилизи
25.02.2014, 12.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100