Читать онлайн Прикосновение горца, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение горца - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение горца - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение горца - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Прикосновение горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Убрать тело? – спросил Галан, когда Цирцен вошел в кухню.
– Тело? – Лорд Броуди задумчиво потер челюсть, стараясь скрыть недовольную гримасу.
Все пошло совсем не так, как он предполагал. Он покинул свои покои, чтобы выпить в кухне вина, побыть в одиночестве и принять кое-какие решения – например, что делать с прекрасной дамой, которую он должен убить. Но не тут-то было. Галан и Дункан Дугласы, его ближайшие друзья и соратники, сидели за столом и вопросительно смотрели на него.
С тех пор как то англичане, то шотландцы сжигали Данотар и он то и дело переходил из рук в руки, его так и не успели толком отстроить. В руинах гулял ветер, было сыро и неуютно. Впрочем, со дня на день Цирцена и его людей должны были сменить воины Брюса, поэтому восстановлением замка никто не занимался. Поскольку крыша в Грэйт-холле Данотара еще отсутствовала, все собирались в кухне.
– Тело той, которая принесла флягу, – осторожно подсказал Галан.
Цирцен нахмурился. Он спрятал флягу в спорран
type="note" l:href="#n_6">[6]
, в надежде отсрочить выполнение клятвы. Несколько лет назад он рассказал братьям Дугласам о заклятии, которое наложил на флягу, и о клятве, которую дал Адаму Блэку. Цирцен чувствовал себя увереннее, зная, что если по каким-либо причинам он не сможет выполнить клятву, его друзья сделают это за него.
Но что делать, если одна клятва противоречит другой? Он поклялся Адаму Блэку, что убьет того, кто принесет флягу. Но еще раньше он поклялся своей матери, что не причинит зла ни одной женщине.
Заметив, что Цирцен нахмурился, Галан пожал плечами.
– Я рассказал Дункану, что она появилась. Я видел флягу у нее в руке. Мы ведь ждали, когда фляга наконец вернется к нам. Так что, убрать тело?
– Может, это и покажется вам странным, но это тело еще не рассталось с душой, – раздраженно ответил Цирцен.
– Почему? – в свою очередь нахмурился Дункан.
– Потому что я еще не убил ее.
Галан секунду вглядывался в его лицо.
– Она прекрасна, да?
Упрек, скрытый в его словах, не остался незамеченным.
– Когда это я позволял красоте заставить меня нарушить слово?
– Никогда, и на этот раз, я надеюсь, тоже не позволишь. Ты никогда не нарушал клятву, – в голосе Галана послышался вызов.
Цирцен сел на стул.
Тридцатилетний Галан был вторым из пятерых братьев Дугласов. Черноволосый и высокий, он был дисциплинированным воином, как и Цирцен, веривший в необходимость строгого соблюдения установленных законов. В его понимании, идеальное сражение – это многомесячное изучение противника, тщательная подготовка и планирование стратегии и тактики, которых следовало неуклонно придерживаться в битве.
Дункан, младший в семье, придерживался менее строгих взглядов. Он был шести футов роста и красив грубоватой красотой. Он всегда оставлял однодневную щетину, такую густую, что его челюсть казалась синеватой, а его плед был всегда так небрежно завязан, что возникало впечатление, будто он вот-вот сползет. Дункан притягивал девушек, как цветок пчел, чем он с удовольствием пользовался. Накануне битвы Дункан до последней минуты лежал в постели с очередной девчонкой, чтобы потом, накинув плед, вскочить на лошадь и с мечом в руке ринуться в схватку, с сатанинским хохотом врубаясь во вражеские ряды. Дункан был немного странный, но у всех Дугласов имелись какие-то странности, и к каждому из них требовался особый подход. Старший из братьев, Джеймс, был великолепным стратегом и правой рукой Брюса.
Галан и Дункан уже много лет были доверенными советниками Цирцена. Они вместе воевали под знаменами Роберта Брюса, то нападая, то отступая, неустанно готовясь к последней решающей битве, которая освободит Шотландию от англичан.
– Я что-то не понимаю, какой вред может принести эта женщина нашему делу, – произнес Цирцен, внимательно наблюдая, какую реакцию вызовут у Галана и Дункана его слова. А заодно и как он сам отреагирует на эту фразу. Обычно неуклонное следование кодексу чести придавало Цирце-ну уверенности в собственной правоте и направляло его действия, но сейчас все в нем противилось убийству женщины, запертой наверху. Цирцен уже прикидывал, каким образом оставить ее в живых, не запятнав при этом своей чести.
Галан сплел в замок мозолистые пальцы и медленно произнес, не поднимая взгляда:
– Я, конечно, не очень разбираюсь в таких делах, но, насколько мне известно, ты дал клятву Адаму Блэку убить того, кто принесет флягу. Вполне понятно, что эта женщина вызывает у тебя сочувствие, но ты ведь не знаешь, кто она на самом деле. Она очень странно одета. Она случайно нe из друидов?
– Думаю, что нет: я не чувствую в ней магии.
– Она что, англичанка? Я удивился, когда она заговорила на этом языке. Мы говорим по-английски с тех пор, как прибыли тамплиеры, но она-то почему?
– Говорить по-английски еще не преступление, – сухо отрезал Цирцен.
Действительно, с прибытием тамплиеров они говорили на английском куда чаще, чем на любом другом языке. Большинство людей Цирцена не понимали по-французски, а большая часть тамплиеров не владела гэльским, зато все вполне сносно общались на английском, поскольку и Франция, и Шотландия граничили с Англией. И хотя Цирцену не нравилось, что он не может говорить все время на гэльском – без сомнения самом красивом языке на свете, – он понимал, что времена меняются, и когда вместе собираются люди из различных стран, английский – самый удобный язык для общения, потому что его знают все. И тем не менее ему было неприятно говорить на языке врага, хотя Галану он ответил иначе.
– Тамплиеры тоже не говорят на гэльском, но это ведь не значит, что они враги.
– Она вообще не говорит на гэльском? – настаивал Галан.
Цирцен вздохнул.
– Вообще. Она не понимает наш язык, но этого мало, чтобы обречь человека на смерть. Может, она выросла в Англии. Вы же знаете, что многие наши пограничные кланы живут по обе стороны границы. Кроме того, ее английский не похож на тот английский, который мне доводилось слышать.
– Тем более подозрительно и тем больше причин избавиться от нее, – резонно заметил Галан.
– Врага сначала нужно изучить, чтобы понять, насколько он опасен, – наставительно произнес Цирцен.
– Твоя клятва, Цирцен, перевешивает все остальное. Ты должен думать, как удержать Данотар, возвести на трон Брюса и освободить Шотландию, а не о женщине, которая уже должна быть мертва, – напомнил ему Галан.
– Разве я когда-нибудь пренебрегал своими обязанностями и долгом? – Цирцен встретился взглядом с Галаном.
– Нет, – признал тот. – Пока нет.
– Никогда, – кивнул Дункан.
– Тогда почему вы сомневаетесь во мне сейчас? У меня ведь гораздо больше опыта, чем у любого из вас.
Галан неохотно кивнул.
– Это все так, но что ты скажешь Адаму Блэку, если нарушишь клятву?
Цирцен весь напрягся. Слова «нарушить клятву» гудели у него в голове, словно предвещая неминуемые беды и несчастья.
– С Адамом я разберусь сам, как всегда это делал, – спокойно сказал он.
Галан покачал головой.
– Если наши люди об этом узнают, им это не понравится. Ты же знаешь тамплиеров, и особенно их отношение к женщинам...
– Все это потому, что они не могут спать с ними, – перебил Дункан. – Они ищут любой предлог, чтобы очернить женщин и тем самым унять свою похоть. Обет целибата не украшает мужчин. Он делает их холодными и склочными ублюдками. А вот я, например, всегда расслаблен, спокоен и дружелюбен. – Он широко улыбнулся Цирцену и Галану, словно в доказательство своей теории.
Несмотря на обрушившиеся заботы, губы Цирцена дрогнули в усмешке. Дункан часто вел себя возмутительно, но чем больше непочтения он проявлял, тем сильнее злился на него Галан. Ему и в голову не приходило, что Дункан делает это нарочно. Но обычно Дункан вел себя, как подобает Дугласу, и всегда был в курсе того, что происходит вокруг.
– Недостаток дисциплины не украшает воина, братец, – сдержанно ответил Галан. – Ты впадаешь в одну крайность, а тамплиеры в другую.
– Любовные утехи не уменьшают мою силу и боевую сноровку, ты же знаешь, – выпрямился Дункан, сверкнув глазами, готовый отстаивать свою позицию в любом споре.
– Хватит, – прервал их Цирцен. – Мы, кажется, обсуждали мою клятву и тот факт, что я должен убить ни в чем не повинную женщину.
– Почему ты так уверен, что она ни в чем не повинна? – спросил Галан.
– Не уверен, – признал Цирцен. – И пока я не смогу убедиться в ее виновности, я... – Он тяжело вздохнул. Очень уж нелегко было произнести то, что он хотел сказать.
– Что? – спросил Дункан, как зачарованный глядя на него. И когда Цирцен не ответил, он продолжил: – Ты отказываешься убивать ее? Ты нарушишь данную клятву? – На его красивом лице отразилось замешательство.
– Я этого не говорил, – огрызнулся Цирцен.
– Но ты не сказал и обратного, – обеспокоенно заметил Галан. – Желательно, чтобы ты яснее выразил свои намерения. Ты собираешься убить ее или нет?
Цирцен снова потер челюсть. Он откашлялся, готовясь произнести слова, которых требовала его совесть, но которым упрямо сопротивлялось его рыцарское благородство.
Дункан, прищурившись, задумчиво посмотрел на Цирцена, а потом перевел взгляд на брата.
– Мы же хорошо знаем, Галан, какой он, этот Адам. Он всегда действует стремительно, не обращая внимания на разрушения и жертвы. Сколько безвинных людей уже погибло в войне за трон! Пусть Цирцен выяснит, кто она такая. Не знаю как ты, Галан, но я не хочу лишний раз пачкать руки в крови, а если мы будем подталкивать Цирцена к убийству, то и сами станем его соучастниками. Кроме того, хоть Син и поклялся убить того, кто доставит флягу, но ведь в клятве не оговариваются сроки. Он может убить ее и через двадцать лет и тем самым не нарушить своего обещания.
Цирцен удивленно посмотрел на Дункана. Такая мысль не приходила ему в голову. А ведь правда, в клятве не говорилось, как быстро он должен убить жертву, значит, нет ничего плохого в том, что он сначала присмотрится к ней. Кое-кто решил бы даже, что это мудрый поступок. «Ты расщепляешь волосок боевым топором». Эти слова, сказанные Адамом шесть лет назад, сейчас, словно в насмешку, вспомнились Цирцену.
– Но будь начеку, – предупредил Галан. – Если ты не убьешь ее и кто-нибудь из тамплиеров пронюхает, кто она и какую клятву ты дал, они утратят веру в твое могущество. Нарушение клятвы для них – это непростительная слабость. Единственная причина, по которой они сражаются за нашу страну, – это ты. Мне иногда кажется, что они последовали бы за тобой и в ад. Ты же знаешь, они фанатики веры. И для них нет никакого оправдания для нарушения клятвы. Никакого.
– Значит, мы не будем говорить им, кто эта женщина и какую клятву я дал, не так ли? – тихо спросил Цирцен, хотя знал, что братья все равно поддержат его, согласны они с ним или нет. Дугласы всегда горой стояли за лорда Броуди, своего друга и военачальника, – кровная клятва связала их кланы еще много лет назад.
Братья Дугласы несколько мгновений смотрели на Цирцена, а потом одновременно кивнули.
– Все останется между нами, пока ты не примешь окончательное решение.


Тяжело дыша на морозном воздухе, Цирцен мерил шагами двор замка, пока женщина в его покоях ожидала его решения, которое он так и не принял. Он пытался настроить себя против нее. Лорд Броуди так долго жил по строгим правилам, неукоснительно следуя кодексу чести, что почти не испытывал угрызений совести, когда держал меч у ее шеи. Но в то время как воин в нем требовал выполнить клятву, что-то другое, давно умершее, вдруг ожило в его душе и яростно сопротивлялось.
«Милосердие. Сострадание», – твердил ему тихий голос, заставивший его по-другому взглянуть на незыблемые правила. И Цирцен узнал этот голос – это был голос сомнения. А уж этим лорд Броуди вообще никогда раньше не страдал.
«Клянусь убить того, кто принесет флягу», – произнес он когда-то. Верность клятве воина была у него в крови. Это был кодекс чести, по которому он жил и по которому умрет. Кодекс чести Цирцена Броуди являлся той стеной, которая отделяла его мир от хаоса. И какое из этого следовало решение?
Она должна умереть.
Она.
О Дагда, почему это оказалась женщина? Цирцен любил женщин. Он обожал свою мать и неизменно вежливо обращался со всеми женщинами. Он чувствовал, что в женщинах проявляются самые лучшие человеческие качества. Цирцен был брудийцем, у которых королевская кровь передавалась по материнской линии. Шесть лет назад, когда он давал клятву Адаму, ему и в голову не пришло, что флягу может принести женщина, да еще и какая! Когда он снял с незнакомки этот странный шлем, волосы цвета меди сверкающим каскадом окутали ее почти до пояса. Зеленые глазищи, чуть приподнятые по краям, со страхом смотрели на него, а потом прищурились от гнева, когда незнакомка потребовала, чтобы он отдал ей шлем, поскольку это подарок ее отца. Собственно говоря, Цирцен только поэтому и вернул ей шлем, невзирая на его уродливость.
Необычно высокая для женщины, гибкая, с полной упругой грудью... Он даже успел разглядеть ее соски под странной тонкой одеждой. У нее были длинные ноги – такие длинные, что легко сомкнулись бы у него на бедрах. Когда она наклонилась за шлемом, Цирцен чуть было не потерял над собой контроль... Но что потом? Он перерезал бы ей горло, как только удовлетворил свою похоть?
Она. Интересно, Адам предполагал, что флягу принесет женщина? Может, он заглядывал в будущее с помощью магии и теперь посмеивается над его мучениями? И тем не менее, если бы не заклятие, жизнь этой женщины не подвергалась бы опасности. Это его неумелое заклинание привело ее сюда, и теперь он должен погубить невинное существо. Если он не найдет в ней ничего дурного, то эта смерть будет камнем лежать на его душе до самой его смерти.
Цирцен собрал всю свою волю в кулак, убеждая себя, что убить ее будет лучшим решением. Он выполнит клятву, и завтра его жизнь снова войдет в привычную колею. Он надежно спрячет флягу вместе с другими реликвиями и продолжит войну. Он вернется к своим воинам и найдет утешение в мыслях, что никогда не станет тем, кем боялся стать.
Главная цель Цирцена Броуди – это возвести на трон Шотландии Роберта Брюса. После смерти английского короля Эдуарда Первого
type="note" l:href="#n_7">[7]
на трон Англии взошел его сын, Эдуард Второй
type="note" l:href="#n_8">[8]
, который продолжил начатую войну за шотландский трон. Если англичане победят в этой войне, уникальная культура шотландцев исчезнет без следа. Они станут как бретонцы, слабые и послушные, обреченные на голод и вымирание. Главной их надеждой в борьбе с королем Англии были тамплиеры, нашедшие убежище в замке Броуди.
Цирцен сердито засопел. Преследование тамплиеров глубоко огорчало и возмущало его. Он даже как-то совсем было решил вступить в ряды воинов-монахов, но некоторые положения их устава пришлись ему не по вкусу. Поэтому Цирцен просто сохранял дружеские отношения с этими религиозными рыцарями, тем более что они вместе охраняли священные реликвии огромной ценности и силы. Цирцен уважал устав их ордена и знал его историю не хуже любого тамплиера.
Орден тамплиеров был основан в 1118 году, когда группа из девяти рыцарей, в основном французских, отправилась в Иерусалим, где обратилась с прошением к королю Бодуэну, чтобы тот разрешил им поселиться среди древних руин дворца царя Соломона. В обмен на это рыцари предложили свои услуги по охране пилигримов, идущих в Святую землю, от бандитов и грабителей, которых было много на дорогах, ведущих к Иерусалиму. В 1121 году Папа дал свое благословение на основание ордена тамплиеров.
Рыцарям хорошо платили за их службу, и вскоре орден стал многочисленным, богатым и могущественным, особенно в двенадцатом и тринадцатом веках. К четырнадцатому веку тамплиеры владели более чем девятью тысячами замков и поместий по всей Европе. Независимый от епископальной и королевской власти, орден получал огромную прибыль и не платил налогов. Во многих владениях ордена занимались земледелием, производили различные товары, что послужило основой для самой мощной финансовой империи в Европе. В тринадцатом и четырнадцатом веках парижский орден тамплиеров действовал под прикрытием французского Королевского казначейства, ссужая крупные суммы европейским королевским домам и отдельным аристократам. Но по мере роста богатства и мощи ордена росли зависть и недовольство среди аристократии.
Цирцен не был удивлен, когда взлет ордена оказался причиной его падения. Он предвидел это, но ничего не мог поделать: противостоять политике Папы и короля было не по силам даже ему.
Цирцен хорошо помнил, как почти двенадцать лет назад богатство ордена тамплиеров привлекло к себе внимание французского короля Филиппа Красивого
type="note" l:href="#n_9">[9]
, жаждавшего пополнить свою казну. В 1305 году Филипп оклеветал орден, убедив Папу Климента V, что тамплиеры не только не защищают святую церковь, но и пытаются погубить ее.
Филипп начал настоящую травлю рыцарей ордена, обвинив их в ереси и святотатстве. В 1307 году Папа дал королю право, которое тот так желал заполучить – схватить всех тамплиеров, находящихся на территории Франции, конфисковать их имущество и провести дознание. И тогда-то начался этот неправедный позорный суд над тамплиерами.
Цирцен рассеянно взъерошил рукой волосы и нахмурился. Рыцарей бросали в темницы, пытали и добивались признаний в любых грехах, на выбор Филиппа. Еще больше тамплиеров сожгли на кострах. На суде рыцарям было отказано в защите, они не имели права знать ни имен обвинителей, ни свидетелей. Так называемый суд оказался просто охотой на ведьм, целью которого было прибрать к рукам богатство ордена.
И вдобавок ко всему Папа еще издал указ, по которому орден тамплиеров объявлялся вне закона. Те немногие рыцари, которым удалось избежать костра или тюрьмы, стали изгоями, без дома и без родины.
Когда Цирцен понял, что падение ордена неизбежно, он поспешил к Роберту Брюсу и, с его одобрения, сообщил тамплиерам, что им будут рады на земле Шотландии. Роберт предоставил им убежище, а взамен монахи-воины, искушенные в воинском деле, помогали ему в борьбе против Англии.
Тамплиеры были прекрасными воинами, они отлично владели оружием и тактикой боя. Для Шотландии их помощь была неоценима. За последние годы Цирцен, опять же при полной поддержке Брюса, постепенно вводил тамплиеров на командные должности в шотландском войске. И шотландцы воевали все лучше, овладевая хитростями военной стратегии, и начали одерживать победы в небольших сражениях.
Цирцен понимал, что если сейчас он оступится и сделает что-то такое, что оттолкнет тамплиеров, то десять последних лет можно смело перечеркнуть, а заодно и забыть о свободной Шотландии.


Лиза понятия не имела, сколько часов она просидела на полу, но она успела убедиться, что во сне время не тянется так долго. Опершись руками о пол, Лиза несколько минут разглядывала широкие плоские камни. Холодные. Жесткие. Сухие. И слишком осязаемые для сновидения.
Она поднялась и оглядела большую комнату, освещенную толстыми оплывшими свечами. Стены, сложенные из массивных каменных глыб, кое-где были украшены гобеленами. Огромная кровать в центре, несколько открытых сундуков с одеждой. Обстановка была явно спартанская. Только пылающий камин несколько смягчал суровую аскетичную комнату. Женским присутствием здесь и не пахло.
Остановившись у бочки с водой, Лиза опустила туда руку. Теплая. Еще одно доказательство реальности происходящего.
Она подошла к огню, и ей действительно стало тепло. Лиза смотрела на пламя, удивляясь, почему возле него так жарко, а в комнате холодно. Похоже, камин был единственным источником тепла в доме. Чтобы убедиться в своей правоте, она обошла всю комнату, но не нашла ничего похожего на отопительную систему. Никаких батарей или труб. Даже ни одной розетки. Телефона тоже нет. И туалета. Как Лиза и предполагала, дверь была сделана из прочного дуба.
Убеждая себя в том, что она просто плохо искала, Лиза прошла вдоль комнаты еще раз, касаясь кончиками пальцев стен и гобеленов. Один из гобеленов вдруг отодвинулся от се прикосновения, и, отдернув его в сторону, Лиза застыла, пораженная видом, открывшимся из окна. Она испытала шок, который причинил ей такую боль, словно ее ударили в живот.
Перед Лизой, в ночной мгле, расстилался дикий пейзаж средневековья.
Лиза находилась на высоте пятнадцати метров, в каменном замке, окруженном бушующим морем. Волны яростно обрушивались на скалу, разбиваясь белой пеной, которую подхватывал ветер, смешивая ее с легкой дымкой, висевшей над океаном. По мощеным дорожкам ходили каюте-то люди с факелами, перемещаясь между замком и постройками поменьше. Волчий вой вдалеке смешивался со звуками волынки. Ночное небо, усыпанное алмазами звезд, черно-синей громадой тяжело нависало над бушующим морем, тускло освещенным узким серпом месяца. В Цинциннати Лиза никогда не видела ничего подобного. Смог и неоновые огни большого города не позволяли видеть такую красоту. Вид из окна был просто потрясающий, почти сказочный. Свежий ветер с моря пытался вырвать гобелен у нее из рук. Лиза выпустила его, словно обожглась, и гобелен милосердно закрыл это потрясающее, но совершенно неожиданное зрелище. К несчастью, гобелен оказался прямо перед глазами Лизы, и она смогла четко рассмотреть его. Воин на коне стремительно мчался в бой, а другие воины в испачканных кровью пледах приветствовали его. В углу в красной рамке была дата, от которой у нее закружилась голова – 1314.
Лиза подошла к постели и едва не рухнула на нее, совершенно обессилев от череды невероятных событий.
Отбросив одеяло, она застыла, ощутив запах, который, казалось, исходил от простыней. Это был его запах – запах специй, опасности, мужчины...
Следующие полчаса Лиза продолжала изучать покои, и отчаяние охватывало ее все сильнее. Все было настоящим, – камни холодные, огонь горячий. И пронзительные звуки волынки за стенами внизу. Она рассеянно провела рукой по шее, и на ее пальцах остались следы от засохшей крови.
Теперь она понимала, что лучше бы ей не трогать той фляги. Хоть это и противоречит здравому смыслу, но она явно не в Цинциннати и не в двадцать первом веке. Последняя надежда на то, что это все-таки сон, растаяла как дым.
«Дай мне флягу», – потребовал он. «Ты видишь ее? Фляга тоже часть сна?» – спросила она.
Она тогда очень удивилась. Но сейчас, обдумывая ситуацию, Лиза поняла, что он видел флягу, потому что она не была частью сна. Она была частью реальности, его реальности, в которой теперь очутилась и сама Лиза. Может, именно фляга каким-то образом перенесла ее к человеку, который явно имел на эту флягу какие-то права. И если так, то неужели она действительно в четырнадцатом веке?
Бледнея от страха, Лиза складывала кусочки головоломки. Странная одежда второго человека, удивление при виде ее собственной одежды, словно здесь такой не носят, деревянная бочка для купания, незнакомый язык, на котором мужчина с ней заговорил, гобелены...
Все это указывало на невозможное.
Тогда она постаралась взглянуть на это глазами музейного работника. Именно так должны были выглядеть покои в средневековом замке. Логика безжалостно указывала на реальность происходящего.
Лиза попыталась успокоиться. Значит, она в средневековой Шотландии, а ее мама осталась в будущем, за семьсот лет отсюда. Мысль о том, что мама одна и никто ей не поможет, показалась Лизе невыносимой.
«Если я действительно оказалась в прошлом, то надо найти способ вернуться домой», – решила она. Но как?
А если прикоснуться к фляге еще раз? Она обдумывала эту возможность, когда за дверью послышались шаги. Лиза быстро метнулась к двери и прислушалась.
– Думаешь, он сделает это? – гулким эхом отозвался голос в коридоре за дверью.
Последовала долгая пауза, не менее гулкая, чем эхо, и второй голос ответил:
– Думаю, да. Он серьезно относится к клятве и знает, что эта женщина должна умереть. Ничто не должно помешать нам добиться своей цели, Дункан. Данотар надо удержать любой ценой, ублюдка Эдуарда разбить, данную клятву исполнить. Он убьет ее, поверь.
Когда шаги стихли, Лиза прижалась спиной к двери. Она не сомневалась, о какой женщине шла речь.
Данотар? Эдуард? Господи, она не только перенеслась в прошлое, а еще и угодила в осиное гнездо – прямо во времена Храброго Сердца!
type="note" l:href="#n_10">[10]




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение горца - Монинг Карен Мари



супер-суперская книга....тут и перемещение во времени и страсть и очень много юмора и ...да дофига всего...как прочтете читайте сердце горца она еще круче обязательно это типа продолжения ..сумерки просто стоят и курят в торонке)
Прикосновение горца - Монинг Карен Маринаталья
18.11.2011, 7.29





УЖАС...еле дочитала до конца и то по инерции...литературный язык отсуцтвует...описание средневековой Шотландии просто БРЕД ....и это не говоря уже о выражениях про чпоканье!!!!Вобщем категорически не рекомендою или развечто малолеткам походу таким же как и автор книги!!!!!
Прикосновение горца - Монинг Карен Мариоксана
7.05.2012, 21.32





Слово "чпоканье" просто расмешило )))) так говорят ????)))) автор пишет хорошо,серия про горцев мне не очень понравилась,а лихорадка-очень.Было бы странно если автор писал в стиле "орудия любви" )))) это не та тема здесь.Не будте ханжой!!!
Прикосновение горца - Монинг Карен МариЮля
28.05.2012, 10.46





книга суперская, любовь,волшебство и классные шотландские мужчины!
Прикосновение горца - Монинг Карен Маримарина
7.06.2012, 20.08





Отличный роман и герои нормальные. Люблю романы про горцев и перемещения во времени. С недавнего времени это моя любимая писательница вместе с Макнот
Прикосновение горца - Монинг Карен Маринатали
20.10.2012, 22.50





Предыдущие две книги гораздо насыщеннее и захватывающие.Сложилось ощущение,что автор расслабилась при написании этой книги.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариКристи
3.12.2012, 18.05





Оксана, по поводу вашего отзыва. Как вы можете говорить о литературном языке, и при этом пишите "отсуцтвует", это просто смешно. Переводчик изрядно испортил книгу, в оригинале он великолепна.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариСаша
16.12.2012, 1.14





А мне интересно, как в английском оригинале будет это самое "чпоканье"?? И понравилось наблюдение, что "мужики так счастливы, когда видят голую женскую попку, что никогда не думают, толстая она или нет." Прикольный роман.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариНина
20.01.2013, 23.19





у этого автора все романы очень интересные, оторваться не возможно, а эротики то сколько)))) все без пошлости, юмор. Этот роман слабоват немного, но прочитать ее другие романы рекомендую.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариНина
4.02.2013, 1.11





мне нравяться ее романы .согласна не самый ее лучший роман ,но тем не менее прочла с удовольствием.Мужчина ну просто идеальный!
Прикосновение горца - Монинг Карен Марианна
15.02.2013, 0.22





Роман понравился. Но два предыдущих были СУПЕР.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариНаталья 66
10.07.2013, 19.27





Монинг заставила меня поверить в сказку.Она просто волшебница!
Прикосновение горца - Монинг Карен МариМари
11.12.2014, 23.54





Такая прекрасная книга почти ни какого зла! Но почему то в этой книги нет постельных сцен((( А так очень понравилась!!!
Прикосновение горца - Монинг Карен МариАнна
21.12.2014, 11.40





Обожаю Карен Мари Монинг,купила девять книг но когда ищу читать в онлайн,то заметила что один роман имеет разные назваения .Это раздражает!И так несколько книг.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариЕЛЕНА
8.02.2015, 12.37





УРАААААААААААА неужели я нашла этот роман, как я его долго искала. Он просто классный............
Прикосновение горца - Монинг Карен МариКетрин
20.03.2015, 22.57





Роман хороший, но их постоянное "чпоканье" напрягает.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариЛюбовь
13.10.2015, 14.28





я доскрепела до конца 17-ой главы...больше не могу...а "чпоканье" - это вообще колапс! где-то я уже читала про этого Адама Блэка - тоже кто-то откуда то перенёсся (девушка), а он косил под кузнеца и пытался её соблазнить)))) ох уж эти эльфы)))
Прикосновение горца - Монинг Карен МариМазурка
13.10.2015, 19.42





Люблю такие романы. Хочется верить что чудеса случаются.
Прикосновение горца - Монинг Карен МариАлла
1.05.2016, 0.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100