Читать онлайн Поцелуй горца, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй горца - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй горца - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй горца - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Поцелуй горца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Бессета Александр шарила по каминной полке в поисках ее тисовых палочек. Ужас свернулся, как ядовитая змея, в нутрии ее живота. Глубоко суеверная женщина, ее чары были так же необходимы ей как воздух, который она вдыхает. С недавних пор, она принималась плакать ежедневно, обезумев представляя, что угроза приблизилась ближе, к ее сыну чем когда-либо.
Когда она и Невин впервые появились в Замке Кельтар, она была взволнованна, возвратившись в Высокогорье. Никакое плоскогорье не для нее: она горела желанием в течении многих лет вернуться к туманным вершинам, переливающемуся озеру и поросшим вереском пустошам ее молодости. Высокогорье было ближе к небесам, даже луна и звезды казались под рукой в горах.
Невин занял место главного священника в древнем и богатом клане. Здесь он мог прожить жизнь в безопасности и довольствии без какого-либо риска увидеть сражения, в которых она потеряла своих остальных сыновей, поскольку МакКельтары владели вторым лучшим Гарнизоном во всей Альбе, после Короля.
Да, первые две недели она была в приподнятом настроении. Но потом, вскоре после их приезда она бросила свои палочки и увидела темные, неумолимо приближающиеся, тучи на горизонте. Пытаясь, как могла, но была не в состоянии задобрить палочки или руны или чайные листочки, что бы они рассказали ей больше.
Только темнота. Темнота, которая угрожала ее единственному оставшемуся сыну.
И потом, в последний раз, она прочитала их, темнота протянулась к одному из сыновей Сильвана, но она была не в состоянии определить к которому из них.
Иногда она чувствовала, что засасывающая темнота дотягивалась до нее, пытаясь затащить ее в себя. Она могла просидеть часы, сжимая свои руны, рассматривая их формы, покачиваясь взад и вперед, до тех пор, пока паника не ослабнет. Неясный страх был ее компанией пожизненно, даже когда она была меленькой девочкой. Она не потеряет своего сына, как бы эта темная огромная пустота не добивалась ее слез живыми когтями.
Вздыхая, она пригладила волосы трясущимися пальцами, потом бросила палочки на стол. Бросила бы она их в хижине Невина, то получила еще один выговор о Боге и Его неисповедимых путях.
Спасибо тебе большое, парень, но я верю моим палочкам, не твоему невидимому Богу, который отказывается ответить мне, когда я спрашиваю Его, почему Он забрал четырех моих сыновей, а у меня только один.
Изучая рисунок, веревка в ее животе затянулась. Ее палочки упали в тот же самый узор, в который они показали прошлый раз. Дэйгис – но она, ни как не знала с какой стороны придет опасность. Как она предотвратит это, если она не знала, откуда это придет? Она не потерпит провал со своим пятым и последним сыном. Одна, и эта голодная темнота заполучит ее, унесет ее внутрь, это должно быть, конечно, забвение ада.
-Скажите мне больше,– умоляла она. – Я не могу ничего сделать, пока я не знаю, какой парень несет опасность моему сыну.
Теряя надежду, она собрала их, затем неожиданно сменила намерение и сделала что хорошая гадалка редко рискнет, что бы не вызвать зло, не настроенная боятся и отчаиваться, она хитро разобрала ложный рисунок на части. Она бросила их снова, второй раз, и практически, как и в первый раз.
К счастью, судьба была расположена быть доброй и великодушной, когда палочки ударились со стуком о стол, ее одарило видение – то, что случилось в ее жизни только однажды.
Вытравленное в ее сознании, она четко увидела старшего МакКельтара и паря – Драстена – хмурящегося, она услышала плачущую женщину, и увидела своего сына, кровь сочилась из его губ. Где-то в ее видении она почувствовала четвертого человека, но не могла ввести его лицо в фокус.
После секунды, она решила, что четвертый человек не должен представлять опасность Невину, пока она не могла видеть его или ее. Возможно невинный наблюдатель.
Плачущая женщина, должно быть, была той, о которой говорили ее палочки, которая убьет ее сына – леди, на которой Драстен МакКельтар женится. Она зажмурила глаза, но могла только бросить мимолетный взгляд на маленькую с золотыми волосами женщину, которую она никогда раньше не видела.
Видение поблекло, оставляя ее трясущейся и истощенной.
Она должна как-то положить конец всему, до свадьбы Драстен МакКельтара.
Она знала, он был обручен – все в Альбе знали, что он был обручен в четвертый раз – но Невин был, конечно, сдержан в разговорах об обитателях Замка Кельтар. Она не имела понятия, когда состоится свадьба, или даже когда приедет невеста.
С недавних пор, чем больше она вытягивала новости из своего сына, тем более скрытным он становился. И это раздражало ее. Когда они только приехали, он свободно разговаривал о замке и его жителях, сейчас было редким для него упоминать о чем-либо о его днях в замке, только скучные детали касающиеся его работы в часовне.
Хижина Александров стояла в долине на окраине Баланохи, около четырех километров от замка. Невин наблюдал за восстановлением двух часовен во владении, и ходил туда каждый день, но такая утомительная прогулка была не возможна из-за ее больных суставов и распухших ног. Прогуляться в Баланоху, одну пятую километра на север, было возможно, и в хорошие дни она могла сходить, раз пять или больше, но четыре километра туда и обратно было не возможно для нее.
Если она не могла выманить информацию лестью из собственного сына, возможно, если погода продержится, она сможет сходить в деревню.
Невин был всем, что у нее осталось, и никого больше – ни МакКельтар, ни церковь, нет, даже ни Бог – не заберет ее последнего сына.

***

**
-Сюда, лошадь, лошадь, лошадь,– ворковала Гвен.
Животное вопросительно задрало губы, показывая ужасно большие зубы, и она поспешно отдернула руку. Уши торчком, хвост со свистом рассекает воздух, лошадь рассматривала ее совершенно враждебно.
Десять минут назад конюх вывел двух лошадей из конюшни и неряшливо привязал их к столбу около двери. Драстен повел самую большую из них не оборачиваясь, оставляя ее одну с другой лошадью. Потребовалось напряжения каждого кусочка нервов, что бы она дошла к столбу, и вот она встала около двери конюшни, пытаясь уговорить проклятую лошадь.
Подавленная, она оглянулась, но Драстен был в нескольких метрах от нее, разговаривая с распорядителем конюшни. По крайней мере, он не смотрел, как она делает из себя дуру. Она родилась и выросла в городе. Слава Богу. Как она могла знать, что делать с пятьюстами килограммами мускул шерсти и зубов?
Она попыталась снова, на этот раз, не предложив соблазнительного дополнения, а простое нежное мурлыканье, но упрямое животное непринужденно подняло свой хвост, и теплый ручеек зажурчал по земле.
Торопливо убрав обутые в тапочки ноги с линии огня, она изогнула бровь, придя в ярость. Зря думала она, что этот день будет лучше, чем прошлая ночь.
Все началось с поданной надежды. Полдюжины девушек принесли дымящуюся ванну, и она с благодарностью погрузила ее все-еще-чувствительное-от-занятия-любовью тело. Потом Нелл принесла в ее комнату завтрак и кофе. Подкрепившись внушающим оптимизм кофеином, после того как проглотила темный, восхитительный напиток, она оделась и пошла искать Драстена, что бы продолжить свои усилия уверить его, что он в опасности. Но в тот момент, когда она вошла в Грейтхолл, Драстен объявил ей, что они едут в деревню. На лошадях.
Гвен бросила колеблющийся взгляд на чудовище. Она никогда не встречала коня в живую, и сейчас ей полагалось вверить себя маленькую этой громадной, мускулистой, высокомерной твари. Она напоминал ей Драстена и по стати и по манере вести себя. И это не понравилось ей еще больше, чем она полагала.
Да, лошадь была прекрасна, и вначале она залюбовалась ее прекрасными как у оленьихи глазами и мягким носом, но у нее еще были и сильные копыта, большие зубы, и хвост, который – Ауч! Ударял ее по крестцу, каждый раз, когда она слишком зазевается.
-Сюда лошадка, сюда, – шептала она, робко протягивая руку снова. Она почувствовала дыхание, когда ее конь тихо заржал и уткнулся носом в ее ладонь. В последнюю минуту ее решительность по уменьшилось и, рисуя в своем воображении, как крепкие белые зубы ловко, откусывающие ее пальцы, она сжала в кулак руку, и лошадь, конечно же, развернулась прочь и снова ее уши стали торчком.
Свист!
Позади Драстен с удивлением наблюдал за ней.
-Ты никогда не видела лошади, девушка? Они не откликаются на - лошадь . Они не имеют понятия, что они лошади. Это точно так же как прогуливаясь в лесу, кричать Суда, кабан, кабан, кабан. Я хотел бы сжарить вас на обед.
Она замерла, смущенно оглядываясь: – Конечно, я видела лошадь и до этого. Ее брови сошлись, и она добавила робко: – В книге. И не спускай собак на меня. Тебе следовало бы посмотреть на свое лицо, когда ты увидел машину в первый раз.
-Машину?
-В моем времени у нас есть… телеги, которым не нужны лошади, что бы тащить их.
Он презрительно усмехнулся и полностью отмахнулся от ее заявления.– Значит ты никогда не ездила на лошади, – сухо заметил он, вскакивая в седло. Это был прекрасное движение, полное обыденного изящества, самоуверенности и мужской силы высшей степени.
Она откровенно разозлилась. – Позер.
Он бросил ей ленивую усмешку. – Хотя я не слышал слова раньше, кажется, ты не хвалишь меня.
-Это значит высокомерный и самодовольный, щеголяющий своей ловкостью.
-Кто-то должен работать с тем, что имеет. Его глаза остановились на ее губах, затем опустились к ее груди, прежде чем он оторвал от нее свой пристальный взгляд.
-Я видела. Не смотри на меня так. Ты обручен, – холодно сказала она, негодуя на милую до мозга костей Аню Эллиот.
-Хм, но я еще не женат, – прошептал он, смотря на нее испод бровей.
-Это подло.
Он пожал плечами. – Таковы мужчины. Он не намеревался, споря обсуждать свои настоящие убеждения с ней. Его настоящие убеждения были единственной причиной, почему его внимание к ней тревожило его так сильно. Он предпочитал воздерживаться от связей, по крайней мере, последние несколько недель перед свадьбой, и свадьба не будет отложена. И все же она была непреодолимым искушением.
Но он был сильным. Он не поддастся ей. Что бы доказать это он улыбнулся ей с верху.
Какая у него цель сегодня? Подозрительно задумалась Гвен. Она знала, он решил не верить ей. Она нечаянно подслушала его разговор с Дэйгис ом, перед тем как он увидел ее входящую в зал. Он сказал, что берет ее в деревню, посмотреть, вдруг кто-нибудь узнает ее.
-Я могу идти пешком, – заявила она.
-Это будет прогулкой на целый день, – солгал он, и снова пожал плечами. – Но если ты хочешь идти пешком двадцать фарлонгов… без долгих разговоров, он повернул лошадь и медленно двинулся. Она поплелась одна за ним, бормоча под нос.
Ха, подумал он, она не знает, что такое фарлонг, но знала все виды мер. Фарлонг равен приблизительно одной восьмой мили, что значит, деревня была в двух с половиной милях, и в то время как это, конечно, не займет весь день, и была ее расположенность к инерции, которую необходимо учитывать.
Он остановился и бросил ей взгляд, который говорил: Последний шанс. Закрывая рукой глаза от солнца, она сердито посмотрела на него. Снова, он надел кожаные штаны, которые обтягивали его мощные бедра, льняную рубашку, его кожаные ремни и кожаные сапоги. Было что-то непреодолимое вокруг этого мускулистого мужчины в коже. Его темные волосы падали не завязанные на его плечи, и как только она посмотрела на него, он сделал тот мучительно родной бросок гривой подобно льву, и ее гормоны закричали в ответ. Он отказалась думать о том, что знала, что лежит в его плотно прилегающих штанах. Знала из личного опыта. Потому, что она окутывала его своими руками. Потому, что ей хотелось обернуть ее губы вокруг него…
Уныло вздохнув, она заложила за ухо челку.
Когда он слегка подтолкнул коня ближе, она отскочила назад.
Уголок его губ поднялся в насмешливой улыбке.– Так все-таки есть вещи, которых ты боишься, Гвен Кейсиди.
Она сощурила глаза.– Есть разница между страхом и отсутствием понимания. Любого, кто видит впервые можно запугать. У меня не опыта с лошадьми, поэтому я еще не развила навыки. - Еще здесь определяющее слово.
-Тогда, подойди, О Смелая. Он протянул руку.– Явно, ты не в состоянии ехать на своей лошади. Если ты не поедешь со мной, тебе придется идти пешком. За мной,– добавил он, просто, что бы рассердить ее.
Ее рука взмыла к нему.
Весело фыркнув, он сомкнул пальцы вокруг ее талии и поднял, ловко опуская ее в седло перед собой. – Полегче, – прошептал он лошади. Или это было ей? Она не была уверенна, кто из них была более пугливой.
Он привет в порядок ее легкий плащ и окружил ее талию своими руками. Гвен закрыла глаза, когда волна страстного желания затопила ее. Он прикасался к ней. Везде. Его грудь прижималась к ее спине, его руки оплели ее, что бы держать поводья, его бедра прижимались к ее. Она была в раю. Только одно могло сделать все еще лучше, если бы он вспомнил ее, узнал ее, смотрел на нее так же как в их прошлую ночь в круге камней.
Было ли это возможно, что бы память была где-то в нем и если б она только нашла правильные слова, он бы вспомнил? На клетчатом уровне, не должен ли он обладать знанием? Возможно, глубоко похороненное, забытое и бесплотное как туманная мечта?
Она тихо наслаждалась прикосновениями, когда поняла, что ни он, ни лошадь не двигаются. Его теплое дыхание овевало ее затылок. Потребовалась вся ее воля, что бы не повернуться в седле и запечатлеть глубокий, влажный поцелуй на тех губах, что были от нее только в повороте головы.
-Ну? Разве мы не едем, или как? – спросила она. Если бы он все еще стоял, так прикасаясь, она не смогла бы нести ответственность за свои действия. Несколько его шелковых волос упали на ее плечо, и она сжала руки в кулаки, что бы не дать им прикоснуться к ним и приласкать. Что он там делал позади нее? Фантазии о нем не принесут ей ничего хорошего. Этот Драстен был на месяц моложе, чем ее, и целую жизнь без капли здравого смысла. Он везет ее в Баланоху, что бы увидеть, если ее кто-нибудь узнает, болван!
-Да, хрипло сказал он. Его бедра напряглись, и он ударил лошадь в бока.
Гвен, практически перестала дышать, когда животное задвигалось под ней. Это пугало. Это вызывало головокружение. Это опьяняло. Грива колыхалась на легком ветерке, лошади тронулась с мягким ржанием, когда она пустилась галопом по изумрудного цвета полям, заполненным вереском.
Это было непередаваемое ощущение. В воображении, она представляла себя склоненной ближе к спине лошади, мчащейся через луга и холма. Она всегда хотела научиться ездить верхом, но родители заставили ее записаться на усиленный учебный курс, и это не позволила никакой деятельности на улице. Семья Кейсиди – думает, не делает.
У нее больше не было способа отодвинуться от него, решила она. Она могла стать человеком дела, и думать, настолько мало, насколько возможно.
-Я бы хотела научиться ездить верхом, – сказала она ему, оглянувшись. Она собиралась остаться здесь ненадолго, после всего, и это конечно не могло ей повредить, что бы овладеть некоторыми средневековыми навыками. Она не могла вынести без свободы передвижения. В ее веке, когда ее машина была на станции техобслуживания, она почувствовала себя попавшей в ловушку. Она предполагала, что это будет мудро, добиться столько независимости, сколько она сможет добиться. Что если он никогда не поверит ей? Женится на своей красотке и откажется возвращать ее в ее время? Страх затопил ее, когда она подумала об этом. Ей несомненно нужны несколько основных навыков.
-Возможно, главный конюх сможет втиснуть тебя в свое расписание, – сказал он прижимаясь к ее уху. – Но я слышал, он заставляет своих учеников выгребать конюшни.
Она поежилась. Он умышленно дотрагивается до уха, или это аллюр лошади неожиданно прижал его к ней?
-Может Дэйгис мог бы научить меня, – колко возразила она.
-Я не думаю, что Дэйгис будет учить тебя такой вздорной вещи, – сказал он раздраженным голосом., и в это время его губы прижались к ее уху.– И я приказываю тебе держать свою губы подальше от моего брата, что бы я не запер тебя в твоей комнате.
В какую игру он играл? Это ревность слышалась в его сильном акценте, или выдает желаемое за действительное, потому, что ей так хочется?
-Кроме того, пока ты боишься лошади, он чувствует это и буйно реагирует. Ты должна уважать его, не бояться. Лошади чувствительные, умные животные, полные характера.
-Почти как я, хм?– дерзко сказала она.
Он издал звук приглушенный смех. – Нет. Лошади делают как им говорят. Я сомневаюсь, что ты всегда делаешь, что тебе говорят. И у тебя, конечно, очень высокое мнение о себе, не так ли?
-Не больше, чем твое.
-Я вижу характер в тебе, девушка, но ты не показываешь ничего, пока ты продолжаешь врать мне, уважение никогда не будет частью этого. Почему не сказать мне правду?
-Потому, что я действительно тебе сказала правду, – огрызнулась она. – И если ты не веришь мне, тогда почему бы тебе не отправить меня назад через камни? Предложила Гвен, вдохновленная неожиданной мыслью. Если бы он просто перенесся на один день в будущее, она могла бы показать ему ее мир, ее машины, показать ему, где она нашла его. Почему она не подумала об этом прошлым вечером?
-Нет, – сразу же сказал он. – Камни не может никогда использоваться в личных целях. Это запрещено.
-Ха! Ты только что признал, что можешь пользоваться ими, – ухватилась она за его ошибку.
Драстен прорычал около ее уха.
-Кроме того, по каким еще другим причинам ты бы воспользовался ими? Ради какой-то секретной миссии? – насмехалась она.
-Достаточно, девушка. Я не буду продолжать этот разговор.
-Но…
-Хватит. Больше никаких "Но". И перестань вертеться.
Оставшуюся часть дороги в деревню они проехали в тишине.

***

**
Баланох, хоть они и называли ее - деревней , был по правде процветающим городом. Друстна верил, что никогда не существовал и более зажиточный и мирный город, и те, кто проживал в нем, даже когда уезжали в поездку, были спокойны за сохранность их высокогорного дома.
Кельтары-друиды бережно следили за Баланохой, исполняли древние ритуалы, что бы обеспечить богатство клану и плодородие урожая. Они так же поставили вокруге отряды, известные как охранники, которые работали, что бы отговаривать незадачливых путешественников от рискованного восхождения слишком далеко в горы.
Это бы их город, они всегда будут, растить и защищать его.
Да, подумал он, его пристальный взгляд охватил покрытые соломой крыши, это была милая деревня. Века назад, сотни человек обосновались в богатой долине защищаемые Кельтарами. По-прошествии веков, сотни превратились в тысячи. Достаточно в отдалении, что бы к ним не заходило много путников, и все же достаточно близко к морю, что бы торговать. В Баланохе было четыре церкви, две мельницы, торговцы свечами, дубильщик, ткачи, портные, гончары, кузнецы, оружейник, сапожник, и всякие другие мастера.
В первую очередь они пошли к золотых дел мастеру, так что Драстен проверил замысловатый золотой листок, которым талантливый мастер украшал один из драгоценных фолиантов Сильвана.
Когда они въехали на окраину деревни, Драстен наблюдал за Гвен настолько беспристрастно насколько мог, что было очень сложно, когда она сидела прямо между его бедер. Он боялся сажать ее на свою лошадь, но просто других возможностей не было. Было ясно, девушка до этого никогда не сидела на лошади.
Сдерживая свои похотливые мысли, он изучал ее. Она вытягивала шею туда-сюда упиваясь видами.
Они оставили позади лавки дубильщика и мясника, чьи магазины были за внешним периметром города, где запах от навоза, которым обычно смягчали шкуры, рассеивался намного легче и капли с только, что освежеванного мяса могли стекать беспрепятственно. Дальше по дороге были пышущие жаром печи кузнецов, расположенные дальше от спокойных торговцев, так что грохот металла о металл не мешал спокойным делам торговли.
Дома и лавки, построенные из камня с покрытыми соломой крышами и широкими ставнями, стояли фасадом на улицу. Самую оживленную улицу заселяли торговцы свечами, тканями, портные, сапожники и другие. Верхние ставни, которые открывались горизонтально, были подняты и подпирались палками, создавая навес, в то время как нижнюю ставню опускали, и товары раскладывались в соблазнительные выставки. У деревни был свой собственный совет, который неукоснительно следовал законам, установленным Кельтарами, регулирующим работу, отдых, и другие вопросы торговли.
Ее удивило. Словно раньше она никогда не видела такого города, подумал Драстен, словно она пытается посмотреть во все стороны сразу. В тот момент, когда они въехали в город, она начала сыпать вопросами. Очаровал ее, кующий красно-горячую сталь, и заставляющий разлетаться искры, кузнец. Она вытаращила глаза на молодого подмастерью, который делал щипцами, через отверстия шаблона, рисунок на горячем металле.
Мясник вызвал тошноту, и она отказала себе в покупке куска соленой оленины. Когда они проехали дубильщика, она увидела пар поднимающийся из нескольких неглубоких чанов, и попросила его остановиться, так что она могла посмотреть как торговец обрабатывает двуручным кожевенным ножом.
Его глаза сузились. Она была самой убедительной маленькой актрисой, которую он когда-либо встречал. Ее сумасшествие, казалось, единичным случаем, очевидно проявляющемся редко, хотя эффектно. До тех пор пока она не говорила о том, что была из будущего, или не делала заявлений о нем, она казалась лишь необычной, не сумасшедшей.
Когда она откинулась назад и прижала руку к его затянутому в кожу бедру, каждый мускул в его теле сократился, и нога под ее ладонью стала твердой. Он закрыл глаза, повторяя себе, что это была просто рука, конечность, абсолютный пустяк, что бы довести его до бесчувственного возбуждения, но вожделение громыхала сквозь его вены с тех пор как он усадил ее на лошадь. Тепло ее маленького, великолепно изогнутого тела между его бедер держало его в постоянном состоянии возбуждения. Когда она была рядом, его сознание ослабевало, его тело окаменело, и он стал пригоден только для одного.
Игры в кровати.
Ему хотелось бы обернуть его кулак в ткань ее платья и разорвать с переди до подола, ради своего удовольствия открыть все эти цветущие изгибы. Она заставила его чувствовать себя первобытным, как его древние предки, которые брали женщин так же грубо, и не прося извинений, словно завоевывали королевства. На краткий миг его затопило странная мысль, что он имел право переспать с ней.
Он бы поспорил, что она не сопротивлялась бы слишком, мрачно подумал он. Если вообще бы сопротивлялась.
-Ты шил свои …э штаны? – Она указала на дубильщика.
-Да, – грубо сказал он, отталкивая ее руку.
-Прости мне, что дотрагиваюсь до твоей важной персоны,– холодно сказала она: – Я просто задумалась, такое же твои штаны мягкие, как выглядят.
Но сдерживал свои губы, что бы скрыть улыбку. "Важной персоны", действительно. Где она набралась таких слов?
Мои штаны мягкие, девушка, подумал он, но то, что в них – нет. Если бы ее рука скользнула немного выше, она бы нашла, что приготовила себе.
-Я могу получить пару штанов?
-Кожаных штанов? – возмущенно сказал он.
Она повернула голову, что бы посмотреть на него, и ее губы остановились в дыхании от его губ. Его сердце беспорядочно колотилось, а он остался неподвижным. Так он не мог бы сделать какой-либо униженной глупости, например вкусить эти сладкие, лгущие губы.
-Они кажутся удобными, Драстен, – сказал она: – Я не привыкла носить платья.
Казалось, его пристальный взгляд застрял на ее губах, и он не расслышал ее ответ. Такие губы как у нее, имеют только ведьмы – горячие и сочные, влажные и чрезвычайно поцелуе-способны. Слегка приоткрытые, показывающие прямые белые зубы и кончик розового язычка. Секунду он рассматривал движение ее губ. Но не мог расслышать, ни слова их того, что она говорила. Они сотворили ужасную неразбериху в его голове, и заставили ее голос отойти назад.
-И я всегда хотела штаны, но в моем доме – ха! – мои родители убили бы меня, если бы я когда-нибудь надела черные кожаные штаны.
-Какие же тогда они были бы хорошие родители, если бы позволили соей дочери надеть такие штаны. Если бы он бросил быстрый взгляд на ее великолепную круглую попку затянутую в уютно-облегающие черные кожаные штаны, от того он чуть не забыл, кто он такой и, что вскоре собирался жениться.
-Пожалуйста? Только одну пару. Ай, ну давай. Какой это может причинить вред.
Он моргнул. В первый раз с того времени как он встретил ее, ее голос звучал как у нормальной женщины, но она не выпрашивала красивое платье, своевольная девчонка хотела мужскую одежду.
-Где твое чувство приключения? – настаивала она.
Сосредоточено на твоих губах, раздраженно подумал он, со всеми моими другими проклятыми чувствами.
Образ ее, одетой в черные кожаные штаны и больше ничего, только золотые волосы скользят в диком беспорядке по ее полной обнаженной груди, вырисовывался в его сознании.– Определенно Нет,– прорычал он, пришпоривая лошади дальше и кивая в прощальном жесте дубильщику.-И отвернись. Не смотри на меня.
-Хм, теперь мне даже не разрешается смотреть на тебя? – фыркнула она и сердилась всю дорогу до ювелира, но он заметил, что это не обуздало ее любопытство. Нет, это лишь значило, что она выпятила такую сладкую нижнюю губу, заставив его неприятно поерзать в седле.
Когда наконец, они приехали к ювелиру, он спрыгнул с лошади, отчаиваясь проложить расстояние между ними. Он собирался постучать в дверь, когда она надменно прочистила горло.
Он с опаской оглянулся.
-Ты не собираешься снять меня с этой штуки? – сладко сказала она.
Слишком сладко, понял он. Она замыслила что-то недоброе. Она была ведением, одетая в один из плащей его матери бледно-лилового цвета, ее блестящие золотые волосы скользили по плечам, а глаза светились.
-Прыгай,– холодно сказал он.
Она нахмурила глаза. – У тебя было мало девушек, не так ли? Иди сюда и помоги мне. Это чудовище выше, чем я. Я могу сломать ногу. И тогда ты засядешь, везя меня обратно, только Бог знает как на долго.
Девушки? Он ломал голову над этим словом несколько секунд, дробя его на основные части и рассматривая их. Хм, она имела ввиду связь с женщиной. Вздыхая, он посчитал вероятность, того, что она могла просто не спешиваться и дать ему немного покоя, затем вспомнил цель, ради которой он привез ее сюда. Он хотел, что бы жители деревни увидели ее, в надежде, что кто-нибудь узнает ее. Он был уверен, она должна была остановиться в деревне прежде чем идти в замок. Чем скорее кто-нибудь узнает ее, тем скорее он положит конец ее прибыванию рядом с ним.
Он должен будет снять ее с лошади, для такой крошки как она, прыжок действительно мог повредить лодыжку, и потом будет очень сложно объяснить все Сильвану.
-Ты заставил ее пригнуть с лошади? – прокричит Сильван.
-Я должен был. Я боялся прикоснуться к ней. Я бы был не способен прекратить прикасаться к ней. Да, это будет хорошо воспринято. Его отец будет в диком восторге. Он скажет Дэйгис у, и они будут бурно смеяться. Он никогда не переживет этого. Драстен МакКельтар, боиться коснуться крошечной девчушке, которая едва достает до его ребер. Он молил, что бы его будущая жена пробуждала в нем такую же страсть.
-Давай. Он с неохотой поднял руку.
Она мгновенно просияла, соскользнула с лошади и прыгнула в его руки.
Удар был такой силы, что воздух с мягким свистом покинул его легкие, и вынудил его обвить руки вокруг нее, что бы удержать от падения.
Ее волосы попали на его лицо и пахли словно вересковое мыло, которое Нелл варила в котлах. Ее грудь была мягкой, прижатые холмы к его груди. И ее ноги были как бы – нет, не как бы вокруг него – они были оплетены вокруг него.
Не удивительно, что Дэйгис не сопротивлялся. Было удивительно, как еще его брат не взял девушку прямо там и тогда.
Мускулы на его руках оказали открытое неповиновение командам его сознания отпустить ее. Развратно, они сжались вокруг нее.
-Драстен? Ее голос был мягким, ее дыхание теплым, ее тело женственно и податливо прижималось к нему. Бесполезно, мрачно подумал Драстен. Он резко притянул ее так, что ее губы стали доступны и сделал то, что страстно желал сделать с того момента как взглянул на нее. Он целовал ее. Испепеляющее. В его сознании, он стирал поцелуй Дэйгис а с ее губ, забывая обо всех и вся, оставляя свою и только свою печать на ней.
В то мгновение, когда их губы встретились, неистовая энергия, какой он никогда не чувствовал в своей жизни, зашипела во всем его теле.
И она необузданно поцеловала его в ответ. Ее маленькие ручки погрузились в его волосы, ее ногти слегка касались кожи головы. Ее ноги бесстыдно сжимались вокруг его талии, уютно захватив его твердость в ее жар женщины. Ее поцелуй был горячее и чувственнее, из всех, что он, когда-либо получал.
Он ответил, как изголодавшийся по женским прикосновениям, мужчина. Он подхватил руками ее роскошный зад, сгребая ткань юбки с ее ног. Он целовал, целовал и целовал ее, крепко сжимая ее голову между рук, покусывая, посасывая и пробуя на вкус ее горячий, лгущий рот, удивляясь, как он мог быть таким сладким. Не должен ли язык, который врет, быть горьким на вкус? А не медовым и с привкусом корицы.
Видение, поражающие своей ясностью и странностью, вспыхнуло в его сознании: эта женщина, облаченная в странную одежду – половину женской сорочки и обрезанные штаны – всматривалась в его серебряные глаза, в то время как он боролся с выцветшими тускло-голубыми штанами.
Он никогда в жизни не носил такие штаны.
Однако, его страсть к ней утроилась, когда возникло видение. Погружая язык в ее рот, он прижимал его нижнюю часть тела к ней и притянул ее плотнее к его твердому копью. Его мозг был опьянен ее запахом, ее вкусом, примитивным жаром совокупления с ней.
-Милорд? – раздался робкий, изумленный голос позади них.
Гнев бежал по его венам, от того, что кто-то смел прервать их. Амерджин, это был его выбор, даже если бы он выбрал повесить себя! Эта женщина заняла свое место в его замке, в его руках. Он еще не был женат!!!
Кто-то прочистил горло, а потом мягко рассмеялся.
Он закрыл глаза, призывая выдержку Друида, и оттолкнул Гвен, но маленькая ведьма втянула его нижнюю губу, когда спускалась, заставляя его желание достичь лихорадочного апогея. Ее щеки покраснели, ее губы восхитительно припухли.
А он быт так же тверд, как скала.
Чувствуя отвращение к себе, он приклеил на лицо улыбку, поправляя свой споран на талии, и повернувшись поприветствовал мужчину, который спас его от того, что бы покрыть девушку прямо на улице, забыв о том, что он обручен.
-Томас, – поприветствовал он пожилого, седовласого кузнеца. Он тащил Гвен за собой за руку и подтолкнул ее прямо ему под нос, пристально наблюдая за любой вспышкой признания. Но ничего не было.
Кузнец просто просиял, его пристальный взгляд метался между ними. –Сильван должен быть доволен, очень доволен, – воскликнул он. – Он страстно желал внуков и, наконец, сыграет его свадьбу. Я видел вас двоих из окна и просто должен был разглядеть поближе. Добро пожаловать, миледи!
Когда Томас повернул блаженный взгляд на Гвен, Драстен понял, что кузнец ошибочно предположил, что Гвен была его последней невестой.
Драстен сжал зубы, не пытаясь его разуверить. Последним, в чем он нуждался, это больше слухов, ходящих по деревне, которые однажды могла нечаянно услышать Аня. Может быть, Томас просто забудет, что он видел или, после встречи с настоящей невестой, благоразумно оставит свои рассуждения при себе. Чем меньше он скажет об этом, тем лучше.
-Клянусь, за всю свою жизнь, я никогда не видел Драстена МакКельтара сопровождающего девушку в городе. И уж, определенно, он никогда не стоял и не целовал девушку на улице у всех на виду. Ох, но, где же мои мозги? Протухли, увидев лорда влюбленным, а он влюблен, – сказал он поспешно поклонившись. – Будем рады видеть вас снова, и пожалуйста, заходите.
Гвен бросила Драстену игривый, жаркий взгляд, который пробрал его до костей, прежде чем последовала за Томасом в магазин.
Он остался на улице несколько секунд, задержавшись больше чем необходимо, что бы привязать лошадь, глубоко вдыхая освежающий, прохладный воздух. Влюблен… влюблен, мрачно подумал он. Я околдован.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй горца - Монинг Карен Мари



только тот кто верит в любовь,считает что она может совершать чудеса,которые неподвласны разуму с удовольствием прочитает этот роман-сказку.Любовь это самое чудесное ,многогранное качество, которое является чарующим даром нашего любящего создателя и все чудеса мира ничто,перед любовью.
Поцелуй горца - Монинг Карен Маринина
15.04.2011, 4.40





4я книга из серии. но неотредактированная версия. на либрусеке лучше перевод. сама книга напоминает серию бренды джойс про шотландцев и перемещения во времени. но здесь героиня вполне нормальная, а у джойс героини злобные, истеричные, рыдающие, визжащие суки. здесь она спокойная и рассудительная. приятно читать
Поцелуй горца - Монинг Карен Марианя
10.01.2012, 11.17





очень понравилось!
Поцелуй горца - Монинг Карен Маримарина
7.06.2012, 20.06





Классная книга о перемещении во времени, о любви горца. Вообще все книги этого автора интересные.
Поцелуй горца - Монинг Карен Маринатали
30.08.2012, 23.29





Этот перевод читать невозможно. А жаль, завязка интересная.
Поцелуй горца - Монинг Карен МариТоша
23.02.2013, 19.44





Согласна, перевод плохой.
Поцелуй горца - Монинг Карен МариЛика
23.02.2013, 20.13





СЮЖЕТЗАХВАТЫВАЮЩИЙ, НО ПЕРЕВОД ПРОСТО ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ
Поцелуй горца - Монинг Карен МариИРИНА
24.05.2013, 21.12





Роман очень понравился но перевод желает лучшего.Несмотря на это всё равно ВЫСШИЙ БАЛЛ. Не умею ставить запятые так что извините пожалуйста.
Поцелуй горца - Монинг Карен МариНаталья 66
11.07.2013, 13.47





я бы руки поотрывала переводчику! Грамматические ошибки, неточности.. Испортили все впечатление о романе, а он, кстати, шикарный
Поцелуй горца - Монинг Карен МариСаша
14.07.2013, 19.42





Несправедливо, что Невин умер. Можно было свести его с этой Аней, например.
Поцелуй горца - Монинг Карен МариПсихолог
4.11.2013, 4.52





я еще не читала этот роман но надеюсь и верю, но надеюсь и верю что понравиться, т. к. понрачились остальные романы этого автора все просто прелесть ...и тому подобное...
Поцелуй горца - Монинг Карен Мариундина
14.05.2014, 17.31





Вся серия хороша, но эта книга самая лучшая на мой взгляд))) Очень трогательная и романтическая история о спящем красавце)))
Поцелуй горца - Монинг Карен Мариdeasiderea
29.07.2014, 17.30





Книга супер!!! Теперь задаюсь вопросом когда дочитаю все книги этой писательницы, что же буду читать? Надеюсь она поскорее напишит новые романы)))!!!
Поцелуй горца - Монинг Карен МариАнна
24.12.2014, 15.41





Все романы писательницы однотипны , но красивы ...предыдущие понравились больше чем этот роман ....
Поцелуй горца - Монинг Карен МариВикушка
7.01.2015, 21.52





Надо искать перевод, где ее зовут Гвен Кэссиди, а его Друстан. В нормальном переводе его брата зовут Дуг, а вместо "да" или "нет", переводится "айе" и "нэй".
Поцелуй горца - Монинг Карен Марилена
30.06.2015, 0.14





Лена, быстро читать теорию перевода Бреуса. Если бы вы у меня на семинаре заявили, что вместо "да" и "нет" следует оставлять "ай" и "ней" - сразу бы незачет получили. Данный перевод прекрасен, не предлагайте нам любительскую отсебятину.
Поцелуй горца - Монинг Карен МариТатьяна Юрьевна
31.08.2015, 9.18





Татьяна Юрьевна, в тех переводах хотя бы нет таких ошибок, как в данном тексте. Если с Вашей точки зрения это профессиональный перевод, то вперед, продирайтесь сквозь каждое предложение. Я советую перевод, в котором приятное звучание, удобное и приятно чтение.
Поцелуй горца - Монинг Карен Марилена
16.09.2015, 21.24





роман интересен, но перевод убивает!!
Поцелуй горца - Монинг Карен МариТатьяна
13.10.2015, 15.32





Господи! Это первый роман который заставил меня плакать! В конце я ревела чуть ли не в голос! Офигенный роман, такие эмоции ну невозможно передать!!!
Поцелуй горца - Монинг Карен МариИришка
1.12.2016, 0.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100