Читать онлайн Любовная горячка, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Любовная горячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

– Это ваша дочь, мистер Лейн? – спросил инспектор.
Папа остановился в дверях, внимательно разглядывая меня. Я поднесла руку к всклокоченным волосам, внезапно панически застеснявшись синяков на лице и копья, снова заткнутого за голенище.
– Мак, девочка, что с тобой случилось? – Джек Лейн выглядел изумленным, растерянным и таким обеспокоенным, что я чуть не расплакалась.
Я прочистила горло.
– Привет, пап.
– «Привет, пап»? – повторил он. – Ты только что сказала «привет, пап»? После всего, что я сделал, пытаясь найти тебя, ты говоришь мне «привет» и все?
Ой-ой. Кажется, я влипла. Когда папа переходит на этот тон, можете не сомневаться – полетят головы. Джек Лейн, двухметровый консультант по вопросам налогообложения, который брался за самые трудные случаи борьбы своих клиентов с Внутренней налоговой службой США и практически всегда выигрывал, обычно умный, уравновешенный и обаятельный, превращался в бешеного тигра, если кто-то вдруг осмеливался его разозлить. А по тому, как он отбросил назад свои темные, с нитками седины волосы, по тому, как сверкали его карие глаза, было предельно ясно – на этот раз мой отец очень зол.
Ему вообще-то повезло, что я продолжаю называть его «папа», горько подумала я. Мы оба знали, что он таковым не является.
Он подошел ко мне, нахмурившись.
– МакКайла Эвелина Лейн, что, черт побери, ты сотворила со своими волосами? А твое лицо? А эти синяки? Когда ты в последний раз принимала душ? Ты что, потеряла все свои вещи? Ты же не носишь… Боже, Мак, ты ужасно выглядишь! Что случилось… – Отец оборвал себя, покачал головой и ткнул в мою сторону пальцем. – Должен вам сказать, юная леди, что я оставил вашу мать на попечение ее родителей четыре дня назад! Я бросил все дела, над которыми работал, чтобы прилететь сюда и отвезти тебя домой. Ты хоть понимаешь, что я чуть инфаркт не заработал, узнав, что ты не появляешься в «Кларин-хаусе» уже более недели? И никто не знает, куда ты могла деться! Ты что, не могла проверить свою почту, Мак? Не могла подойти к телефону? Я бродил под дождем по всем этим сырым улицам, заполненным болтающимися повсюду пьяницами, я заглядывал в каждое лицо, прочесывал заброшенные аллеи, я искал тебя и не переставал молиться Богу о том, чтобы найти тебя живой! О том, чтобы не увидеть твое тело лежащим в куче мусора, чтобы ты не повторила путь своей сестры, а мне не пришлось покончить с собой, поскольку я не смог бы вернуться домой и сообщить твоей матери новость, которая убьет и ее!
Слезы, которые мне до сих пор удавалось контролировать, хлынули, словно водопад. И пусть во мне нет ДНК этого человека, он был и остается моим отцом.
Папа широкими шагами пересек комнату и заключил меня в объятия, крепкие, сильные, в которых, ткнувшись носом в его широкую грудь и ощущая запах перечной мяты – его лосьона после бритья, – я с детства привыкла прятаться, считая, что это самое безопасное в мире место.
К сожалению, теперь я лучше знала этот мир. И в нем больше не было безопасных мест. Не для меня. Не сейчас. И уж точно не для папы. Не здесь.
Он бродил по Дублину, разыскивая меня! Я благословила судьбу, хранившую его, не давшую ему зайти на территорию Темной Зоны и защитившую от Невидимых в темных аллеях. Если бы с ним что-нибудь случилось, вина за это камнем повисла бы на моей шее. Да что я себе думала, не проверяя e-mail'ы и отказываясь от звонков домой? Конечно же, он приехал искать меня. Папа никогда не оставлял вопросы без ответов.
И мне придется отправить его подальше от Дублина, причем быстро, пока с ним не случилось ничего ужасного и еще одна часть моего сердца не оказалась в атласном гробу под землей.
Мне придется отправить его домой так быстро, как это вообще возможно, и без того, за кем он приехал, – без меня.


– Что случилось с твоим лицом, Мак? – Это был первый вопрос, который папа задал после ухода инспектора Джайна.
До закрытия магазина еще оставалась пара часов, но я перевернула знак на двери, повесив рядом с ним табличку «Простите, сегодня мы закрылись раньше. Приходите завтра».
Нервно теребя прядь волос, я провела папу в зону отдыха, отгороженную полками от окон, – чтобы подходящие к магазину покупатели не могли заметить нас с улицы. Одно дело – лгать полиции, и совсем другое – обманывать человека, который вырастил меня, который знает, что я боюсь пауков и обожаю огромные рожки мороженого с разогретой сливочной помадкой, арахисовым маслом и взбитыми сливками.
– Инспектор Джайн сказал мне, что ты упала с лестницы.
– А что еще сказал тебе инспектор? – закинула я удочку.
Ну и сколько всего мне придется объяснить?
– Что полицейский, который расследовал дело Алины, был убит. Ему перерезали горло. А незадолго до своей смерти он заезжал увидеться с тобой. Мак, что происходит? Что ты здесь делаешь? Что это за место? – Он оглянулся по сторонам. – Ты что, работаешь здесь?
Я буквально засыпала его словами, при этом умудрившись почти ничего не сообщить. Я поняла, что мне нравится Дублин, сказала я ему. И мне предложили работу вместе с комнатой, так что я переехала в книжный магазин. А оставшись в Ирландии и найдя работу, я получила прекрасный шанс и дальше давить на нового офицера, который занимается делом Алины. Да, я упала с лестницы. Я выпила несколько бокалов пива, забыв, что в Ирландии «Гиннесс» куда крепче, чем у нас. Нет, я понятия не имею, почему инспектор Джайн не очень высокого мнения обо мне. По поводу визита О'Даффи я рассказала папе то же самое, что и Джайну. Для большей достоверности я приплела, что О'Даффи был очень вежлив и заботлив и оказал мне услугу, заехав с визитом. Я сказала папе, что преступность в Дублине достигла очень высокого уровня и мне жутко жаль, что с О'Даффи произошло несчастье, но полицейские все время гибнут на службе, а Джайн просто зациклился на мне, вот и все.
– А твои волосы?
– Тебе не нравится?
Было сложно разыграть удивление, учитывая, как отвратительно я себя чувствовала по этому поводу: мне не хватало моих волос, не хватало всех тех причесок, которые я могла из них создать, не хватало их шелеста при походке. И я была очень рада, что папа не застал меня в бинтах и шинах.
Он уставился на меня.
– Ты ведь шутишь, верно? Мак, детка, у тебя были прекрасные волосы, длинные и светлые, как у твоей мамы… – Он запнулся.
Ага, вот оно. Я внимательно посмотрела ему в глаза.
– У какой мамы, пап? У Рейни Лейн? Или у другой – той, что отдала меня в приют, где вы меня удочерили?
– Может, ты хочешь пообедать, Мак?
Мужчины. У них что, у всех увиливание от ответа является главной линией обороны?
Мы заказали еду с доставкой. Я уже целую вечность не ела хорошей пиццы, а на улице снова собирался дождь, и у меня не было ни малейшего желания выходить из магазина. Я сделала заказ, папа оплатил его, как в старые добрые времена, когда жизнь была простой и он всегда был дома в пятницу вечером, чтобы поддержать меня, если очередной мой парень оказался придурком. Я вытащила бумажные тарелки и салфетки из ящика Фионы, спрятанного за кассой. Прежде чем заняться пиццей, я включила все лампы в магазине и зажгла огонь в газовом камине. Пока что мы были в безопасности. И мне придется побеспокоиться о том, чтобы мы оставались в безопасности до завтрашнего утра, до тех пор пока я не посажу папу в самолет и не отправлю домой.
Я все время старалась думать о хорошем. И в самые темные моменты я обращалась к мыслям о счастье, как к помощникам: когда все закончится, я вернусь в Ашфорд и попытаюсь сделать вид, что ничего и не было. Я найду себе хорошего парня, выйду за него замуж, заведу детей. И мне нужно, чтобы мама и папа были дома, ждали меня, поскольку я рожу им маленьких девочек – наследниц семьи Лейн – и мы снова будем счастливы.
Во время обеда мы ни о чем серьезном не говорили. Папа сказал мне, что мама все еще не в себе от горя и ни с кем не разговаривает. Он очень не хотел уезжать от нее, но бабушка и дедушка, к которым он отвез маму, прекрасно о ней позаботятся. Думать о маме было слишком больно, поэтому я перевела разговор на книги. Папа, как и я, очень любил читать, кроме того, я знала, что он думал о куда худших местах, в которых он мог меня найти, – а я все же работала в книжном магазине, а не в очередном баре. Мы поговорили о последних новинках. Я рассказала о своих планах по поводу этого магазина.
Когда обед был закончен, мы отодвинули тарелки и с опаской уставились друг на друга.
Отец начал унылую песню «Ты же знаешь, что мы с мамой любим тебя», но я на него шикнула. Я знала. На этот счет у меня не было ни малейших сомнений. У меня были настолько сложные несколько недель, что осознание новости о том, что мои родители не те люди, что подарили мне жизнь, заняло на удивление немного времени. Я перевернула свой мир, я полностью сменила свое мировоззрение, однако, несмотря на то что породили меня неизвестная яйцеклетка и неизвестная же сперма, Джек и Рейни Лейн вырастили меня, окружив такой заботой и любовью, каких большинство людей в этом мире даже представить себе не могут. И если выяснится, что мои биологические родители где-то там живы, то именно они окажутся на заднем плане.
– Я знаю, пап. Просто расскажи мне.
– Как ты узнала, Мак?
Я поведала ему о том, как пожилая леди настаивала, что я – это кто-то другой, о том, что у родителей с карими и синими глазами не может родиться зеленоглазый ребенок, о том, как я звонила в больницу, чтобы проверить записи о моем рождении.
– Мы предполагали, что такой день может настать. – Папа запустил руку в волосы и вздохнул. – Что бы ты хотела узнать, Мак?
– Все, – тихо ответила я. – Все до последней детали.
– Это не так уж много.
– Алина была моей биологической сестрой, не так ли?
Он кивнул.
– Ей было почти три, а тебе около годика, когда вы обе попали к нам.
– Откуда мы были, пап?
– Они нам не сказали. Честно говоря, они нам практически ничего не сообщили, хотя требовали многого.
«Они» – это люди из церкви в Атланте. Мама и папа не могли зачать ребенка и к тому времени так долго стояли в очереди на усыновление, что практически перестали надеяться. Однако в один прекрасный день им позвонили и сообщили, что на пороге церкви были найдены два малыша, а знакомый знакомого сестры церковного пастора знал их консультанта и потому предложил отдать найденышей Лейнам. Не все пары были готовы или имели финансовую возможность удочерить сразу двух малышей, а в списке требований биологической матери было указано, что детей нельзя разлучать. Кроме того, она настаивала на том, чтобы пара, согласившаяся на удочерение, не была изначально из сельской местности, а должна была переехать с детьми в маленький город и дать обещание больше не селиться вблизи больших городов.
– Почему?
– Нам просто сказали, что таковы ее требования, и нам осталось лишь смириться с ними или отказаться.
– А вы не думали о том, как это странно?
– Конечно же, думали. Это было очень странно. Но мы с твоей мамой так хотели детей и не могли их дождаться… Мы были молоды, любили друг друга и были готовы на все что угодно ради того, чтобы стать настоящей семьей. Поскольку мы оба были родом из маленьких городов, мы просто восприняли это требование как знак вернуться к своим корням. Мы перебрали десятки городов и в результате осели в Ашфорде. Я был успешным адвокатом и жал на все педали, для того чтобы нам разрешили вас удочерить. Мы подписали все документы, в том числе и лист с требованиями матери, и практически без проволочек стали счастливыми родителями, живущими в маленьком городке, где все считали вас нашими родными дочерьми. Наша жизнь стала такой, как мы давно мечтали. – Отец улыбнулся, вспоминая. – Мы полюбили вас, девочки, в тот самый миг, как увидели. Алина была одета в желтую юбочку и свитер, а ты была с ног до головы в розовом, Мак, с радужной ленточкой в белокурых волосиках.
От удивления я приоткрыла рот. Неужели младенческая память остается в нас? До сих пор розовый цвет и радужные оттенки были моими любимыми.
– А какие еще странные требования были у той женщины?
Я не могла назвать ее «нашей матерью». Она ею не была. Она была женщиной, которая нас бросила.
Папа прикрыл глаза.
– Я не могу припомнить их все. Те документы, которые мы с твоей мамой подписали, были отправлены куда-то, куда просила та женщина. Но одного требования я никогда не забуду.
Я непроизвольно напряглась. Он открыл глаза.
– Первым обещанием, которое мы должны были дать еще до того, как агентство по усыновлению рассмотрит наши кандидатуры в качестве приемных родителей, было ни при каких обстоятельствах, никогда не позволять ни одной из вас оказаться в Ирландии.


Я не смогла заставить его отправиться домой.
Я попробовала все. Папа считал, что сам разрушил свое счастье, предал оказанное ему доверие в тот самый момент, когда взглянул в сияющее лицо Алины, сообщающей, что она выиграла полное обучение за рубежом, – и не где-нибудь, а в Тринити! – и не остановил ее, не запер в комнате и не выбросил ключ. Он должен был настаивать, он должен был отогнать на свалку ее машину и пообещать ей новый спортивный автомобиль, если она останется дома. Были тысячи возможностей не дать ей уехать, тысячи путей, а он пустил дело на самотек.
Алина была так рада, грустно сказал мне папа. Он не смог заставить себя встать у нее на пути. Все те условия, на которые они когда-то согласились, казались незначительными и иллюзорными, как призрак в теплый солнечный день. Прошло уже больше двадцати великолепных лет, и странные требования, которые раньше сдерживали моих родителей, утратили свою важность, превратились в фантомные страхи умирающей женщины.
– Так, значит, она умерла? – приглушенным голосом спросила я.
– Они нам не сказали. Мы так решили. Так было легче: мы не любили незавершенности. И с тех пор мы с мамой не волновались, что однажды кто-то незнакомый разберется со своими чувствами и попытается отнять наших девочек. Кошмары на законных основаниях вроде этого случаются довольно часто.
– А вы с мамой не пытались вернуться туда и выяснить о нас побольше?
Папа кивнул.
– Я не знаю, помнишь ли ты, но когда Алине было восемь, она тяжело заболела и врачам потребовалось больше информации о ее истории болезни, чем мы могли предоставить. Мы нашли церковь, к которой вас подбросили, но она сгорела дотла, агентство по усыновлению закрылось, и частный детектив, которого я нанял, не смог найти его бывших служащих. – Папа увидел выражение моего лица и слабо улыбнулся. – Я знаю. Снова странности. Но ты должна понять, Мак, вы обе были нашими. И нам не важно было, откуда вы, главное то, что вы уже у нас. И именно поэтому ты сейчас поедешь со мной обратно, – подчеркнул он. – Сколько времени тебе понадобится, чтобы собрать вещи?
Я вздохнула.
– Я не буду собирать вещи, пап.
– Я не уеду без тебя, Мак. – сказал он.
– Вы, должно быть, Джек Лейн, – сказал Бэрронс.
Я чуть не выпрыгнула из собственной кожи.
– Я была бы очень рада, если бы ты перестал так делать!
Я вытянула шею, чтобы испепелить его брошенным через плечо взглядом. Ну как этот огромный мужчина умудрялся так бесшумно двигаться? Уже во второй раз он оказывался за моей спиной, когда я с кем-то разговаривала, и второй раз никто не замечал его приближения. Это раздражало меня куда больше, чем тот факт, что он знал имя моего отца. Хоть я ему этого имени не называла.
Папа поднялся, так, как и надлежит большому, уверенному в себе мужчине, – медленно, выпрямляясь во весь свой немалый рост, отчего с каждым движением он казался еще больше. Выражение его лица было спокойным и в то же время заинтересованным; ему было любопытно увидеть моего нового работодателя, несмотря на то что папа уже решил: я больше не буду здесь работать.
Это выражение исчезло с его лица в тот же миг, когда он увидел Бэрронса. Папино лицо застыло, стало жестким, замкнутым.
– Иерихон Бэрронс. – Бэрронс протянул руку.
Несколько мгновений папа просто смотрел на нее, и я не была уверена, что он пожмет протянутую руку. Но затем он наклонил голову, и мужчины обменялись рукопожатием. И застыли.
И застыли. Словно это было какое-то соревнование и кто первый отпустит чужую ладонь, тот и проиграет.
Я переводила взгляд с одного из них на другого и вдруг поняла, что папа и Бэрронс ведут один из тех молчаливых диалогов, к которым я сама уже привыкла. И хотя их язык, по самой своей природе, был мне незнаком, я выросла на Юге, где мужское эго больше, чем их любимый пикап, а женщины рано учатся распознавать не такой уж и тихий рев тестостерона.
Она моя дочь, ты, ублюдок, и, если ты думаешь о своем члене, глядя на нее, я оторву его и тебя же им накормлю.
Попробуй.
Ты слишком стар для нее. Оставь ее в покое.
Я хотела бы сказать папе, чтобы он не волновался по поводу этого человека, но, несмотря на мои настойчивые попытки транслировать ему эту мысль и силу взгляда, от которого у меня глаза чуть не вылезли из орбит, ни один из них так на меня и не оглянулся.
Ты так думаешь? А мне кажется, что она не считает меня слишком старым. Почему бы тебе не спросить у нее самой? (Бэрронс наверняка сказал это лишь для того, чтобы позлить папу. Конечно же, я считаю, что он для меня слишком стар. Не то чтобы я вообще думала о нем в таком ключе…)
Я забираю ее домой.
Попытайся. (Иногда Бэрронс становился отвратительно немногословен.)
Она выберет меня, а не тебя, – гордо ответил ему папа.
Бэрронс рассмеялся.
– Мак, детка, – сказал папа, не отводя глаз от Бэрронса, – иди собирай вещи. Мы едем домой.
Я застонала. Конечно же, я выбрала бы папу, а не Бэрронса, если бы у меня действительно был выбор. Но выбора у меня не было. У меня в последнее время вообще не осталось вариантов, из которых можно было бы что-то выбрать. Я знала, что мой отказ больно ударит отца. Но я вынуждена была причинить ему боль, потому что иначе он не уехал бы.
– Прости, папа, но я остаюсь здесь, – мягко сказала я.
Джек Лейн вздрогнул. Он отвернулся от Бэрронса, чтобы взглянуть на меня с холодным укором, но маска успешного адвоката недостаточно быстро вернулась на его лицо, и я успела увидеть боль от моего предательства.
Темные глаза Бэрронса блеснули. Разговор завершился именно так, как он и ожидал.


На следующее утро я поехала с папой в аэропорт и проводила его до самолета.
Всю ночь я не могла поверить в то, что мне удалось отправить его домой, и, честно говоря, я не уверена, что это удалось мне.
Он остался в магазине, в одной из пустующих спален на четвертом этаже, и до трех часов ночи спорил со мной по всем возможным вопросам – поверьте, адвокаты кого угодно могут вывернуть наизнанку, – пытаясь заставить меня передумать. И случилось то, чего я раньше не могла даже представить, – мы разошлись по спальням, дико злясь друг на друга.
Однако нынешним утром папа превратился в совершенно другого человека. Я проснулась и обнаружила, что он уже внизу, пьет кофе с Бэрронсом в его кабинете. Отец встретил меня теми искренними объятиями, которые я обожала с детства. Он был расслаблен, внимателен, в общем, вернулся к тому харизматичному себе, от которого пищали как сумасшедшие все мои школьные подруги, забывая, что он вдвое старше их. Отец снова был уверен в себе, искренен и находился в самом лучшем расположении духа – я почти не помнила его таким со дня смерти Алины.
Когда мы уходили, папа улыбнулся и пожал Бэрронсу руку, причем сделал это с искренним дружелюбием и даже уважением.
Думаю, Бэрронс сообщил папе что-то такое, что выявило в них скрытую от меня до сих пор общность характеров, и это заставило Джека Лейна приглушить свои адвокатские способности. О чем бы они с Бэрронсом ни говорили, это сотворило чудеса.
Быстро остановившись у отеля, где папа забрал свои вещи, и купив кофе с круассанами, всю дорогу до аэропорта мы провели, болтая на любимые темы: обсуждая автомобили, новинки их дизайна и последние автошоу.
У самого терминала отец снова обнял меня, пообещал передать маме, как я ее люблю, дал слово, что скоро позвонит мне, и ушел так быстро, что я успела вернуться, не опоздав к открытию магазина.


Это был хороший день, но я уже начала понимать – жизнь врежет тебе по зубам именно в тот момент, когда ты начинаешь расслабляться и твоя защита ослабевает. Жизни это, похоже, нравится.
К шести часам у меня побывали пятьдесят шесть покупателей, в кассе накопилось достаточное количество денег и я опять убедилась, что мне нравится продавать книги. Я нашла свое призвание. Вместо того чтобы смешивать алкоголь и наблюдать за тем, как люди превращаются в пьяных идиотов, я получала деньги за то, что продавала людям прекрасные истории, в которые можно сбежать от реальности, истории таинственные, пугающие, романтичные. Вместо того чтобы разливать алкогольную анестезию по стаканам, я смешивала выдуманные тоники, для того чтобы избавить людей от стресса, тяжести и монотонности жизни.
И я не вредила ничьей печени. Мне не приходилось наблюдать, как лысеющий мужчина средних лет позорится, приставая к молоденьким студенткам в надежде вернуть себе былые веселые деньки. Меня никто не грузил слезливыми историями о том, что их недавно бросили (ага, неожиданно, но вполне заслуженно), я не выслушивала этот поток сознания, стоя за барной стойкой. И мне не приходилось смотреть на то, как женатый знакомый крутит интрижки на моих глазах, или мочится прямо на пол, или весь день нарывается на драку.
В шесть вечера мне стоило бы перестать восхищаться новой работой и закрыть магазин пораньше.
Но я этого не сделала, и в тот самый момент, когда я почувствовала себя почти счастливой и довольной собой, моя жизнь снова превратилась в ад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари

Разделы:
Дорогой читатель!Пролог1234567891011121314151617181920Словарь из дневника мак

Ваши комментарии
к роману Любовная горячка - Монинг Карен Мари



потрясная книга.одно удовольствие ее читать.
Любовная горячка - Монинг Карен Маривирсавия
2.09.2010, 14.05





книжа - СУПЕР!!!)
Любовная горячка - Монинг Карен МариИнна
25.03.2011, 14.33





5+
Любовная горячка - Монинг Карен МариВера
18.06.2011, 15.13





Книги просто класс
Любовная горячка - Монинг Карен Маринатали
30.09.2011, 9.34





Вся серия - просто улет! Берронс просто сногшибателен, респект!!!!
Любовная горячка - Монинг Карен МариЮля
3.11.2011, 11.50





нравится! Читаю 3 часть
Любовная горячка - Монинг Карен Мариюлия
25.11.2012, 9.52





Замечательная книга
Любовная горячка - Монинг Карен Марилюбовь
15.01.2013, 15.27





Прочитала первую книгу, хочу вторую.
Любовная горячка - Монинг Карен МариЕвгения
11.07.2013, 9.24





ну не знаю, что так все хвалят..но мне не понравилось.. эльфы убивающие сексом..члены по колено у монстров..брр..че за бред
Любовная горячка - Монинг Карен Мариленко
4.03.2014, 8.21





А тайные рукописи, не с той оперы! Классный приключенческие романы, рекомендую!
Любовная горячка - Монинг Карен МариSatAnna
9.12.2014, 19.35





нет слов. Очень понравилось,как и все её книги
Любовная горячка - Монинг Карен МариМари
15.12.2014, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100