Читать онлайн Любовная горячка, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Любовная горячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

Мы мчались обратно в Дублин на блестящем черном «майбахе», украденном у Роки О'Банниона. Я не пыталась начать разговор, Бэрронс тоже. За последнее время, вне зависимости от того, сколько часов было в этом «последнем времени», мне слишком многое пришлось пережить. Потом я узнала, что прошло всего двадцать семь часов. Я встретилась с Охотником, выяснила, что призрак не только реален, но и более опасен, чем Невидимые, которые за мной охотились, я была заперта в клетку, меня пытали, меня искалечили до смерти, я спаслась, я съела живое мясо Невидимого, я приобрела нечеловеческую силу и мощь, но одному Богу известно, чего при этом лишилась, я дралась с вампиром, я дралась с Бэрронсом, которого ближе к концу начало заносить куда-то совсем уж мимо дела, я отдала могущественную реликвию Темных убийце моей сестры, и, что хуже всего, я выяснила, что в его присутствии я не способна действовать по собственной воле. Если бы там не оказалось Бэрронса, который снова меня спас, мой главный враг в красной мантии просто увел бы меня за собой, как Гаммельнский музыкант зачарованную крысу. Однако в тот момент, когда я думала, что ничто уже не способно удивить или поразить меня, Гроссмейстер только взглянул на Бэрронса – и по одному его слову ушел прочь.
И это беспокоило меня. Очень беспокоило. Если Гроссмейстер так просто ушел от Бэрронса, то в какой же я опасности на самом-то деле? В пещере я чувствовала себя непобедимой до последнего момента. А потом один из находившихся там мужчин сломил мою волю всего парой слов, а другой мужчина заставил первого уйти. Вот они, два зла, между которыми надо сделать выбор.
Я взглянула на водительское сиденье, на котором восседало Меньшее Зло, и открыла рот, чтобы заговорить. Меньшее Зло взглянуло на меня. Я тут же захлопнула рот.
Я не знаю, как он умудрялся вести машину, поскольку довольно долгое время мы не сводили друг с друга глаз. Мы неслись сквозь ночь, а воздух в машине был заполнен всем тем, что мы не решались сказать. В этот раз мы даже не пытались вести один из привычных безмолвных разговоров, никто из нас не хотел выдать другому ни единой своей мысли, ни одного чувства.
Мы смотрели друг на друга как два абсолютно незнакомых человека, которые внезапно проснулись в одной постели и теперь не знают, что говорить друг другу, и поэтому молчат. Они расходятся в разные стороны, обещая, естественно, что позвонят. Однако следующие несколько дней при взгляде на телефон они испытывают дискомфорт и смущение оттого, что раздевались перед кем-то, кого вообще не знают, и с каждым разом этот дискомфорт становится ощутимее, а в итоге телефонный звонок так никогда и не раздался.
Сегодня вечером мы с Бэрронсом сняли друг перед другом кожу. Мы разделили слишком много секретов, но ни один из них не был важен.
Я уже собиралась отвернуться, когда он потянулся к моему сиденью, коснулся моей скулы своими длинными, сильными, красивыми пальцами и погладил меня по лицу. Ласковое прикосновение Иерихона Бэрронса способно заставить кого угодно почувствовать себя самым счастливым человеком на земле. Это все равно что подойти в джунглях к самому большому, самому дикому льву, лечь рядом, сунуть голову ему в пасть и ощутить, что лев, вместо того чтобы откусить вам голову, начинает вылизывать вас и мурлыкать.
Я отвернулась. Бэрронс снова сосредоточился на дороге.
Остаток нашего пути прошел в том же напряженном молчании, что и первая его часть.


– Возьмите это, – сказал Бэрронс, отворачиваясь, чтобы закрыть дверь гаража.
Теперь он установил здесь систему сигнализации и набирал на пульте какие-то цифры.
Уже почти стемнело. Краем глаза я заметила Теней, которые все так же непрерывно, без устали двигались по краю Темной Зоны, словно мухи, которые трепещут крыльями, прилипнув к ленте.
Бэрронс протянул мне шарик из тонкого стекла. Шарик казался хрупким, как скорлупка, и был того же неопределимого цвета с постоянно меняющимися оттенками, что и мантия В'лейна, в которой он показался мне на пляже в стране Фейри. Я осторожно взяла шарик, опасаясь своей нынешней силы. Я сломала дверь «майбаха», слишком сильно хлопнув ею, и Бэрронс до сих пор бесился по этому поводу. Никто не любит тех, кто хлопает дверью, вопил он.
– Что это такое? – спросила я.
– Это Сфера Д'жай, Реликвия одного из королевских домов Видимых.
– Не может быть. Это не Объект Силы, – сказала я.
Бэрронс взглянул на меня.
– Да, это он.
– Нет, не может быть, – упорствовала я. – Я же разбираюсь в таких вещах, помнишь?
– Это, – мягко повторил Бэрронс, – определенно Объект Силы.
– Нет, не Объект.
В какой-то момент я была уверена, что мы продолжим эту игру в «нет-да». Мы уставились друг на друга, свято уверенные в собственной правоте.
Затем глаза Бэрронса расширились, словно он понял что-то крайне неприятное.
– Достаньте копье из шкатулки, мисс Лейн, – потребовал он.
– Я не понимаю, с какой стати мне это делать, поэтому лучше не буду.
Я не хотела больше прикасаться к копью. Я жутко боялась плоти Невидимого, которая растворилась во мне, и понятия не имела, насколько эта пища изменила меня, а пока я не знала, где лежит предел этих изменений, я старалась как можно тщательнее избегать вещей, способных навредить Фейри.
– Тогда просто откройте шкатулку, – сквозь зубы процедил Бэрронс.
Это я могла, хотя все еще не понимала, зачем это делать. Я вытащила шкатулку из-под мышки и открыла ее. Посмотрела на копье. У меня ушло несколько секунд на то, чтобы понять.
Я не чувствовала его. Совсем.
К тому же, внезапно сообразила я, я не чувствовала его еще в будуаре Мэллиса. Я просто увидела копье, лежащее в шкатулке.
Я сфокусировалась на копье изо всех сил. Мои чувства ши-видящей больше не действовали. Они не замерли. Не притупились. Они исчезли.
– Да что со мной такое?! – в отчаянии закричала я.
– Вы ели Фейри. Подумайте.
Я закрыла глаза.
– А Фейри не могут ощущать Объекты Силы.
– Вот именно. И вы знаете, что это означает? Это означает, мисс Лейн, что вы больше не способны отыскать «Синсар Дабх». Черт побери! – Бэрронс резко развернулся на каблуках и зашагал к магазину.
– Черт побери, – повторила я.
Это означало еще и то, что теперь я ему не нужна. Точно так же, как и В'лейну. Со всеми своими сверхчеловеческими способностями я внезапно оказалась совершенно бесполезной.
Всегда есть обратная сторона медали, – предупреждал меня Бэрронс.
Эта обратная сторона больше походила на ад. Я потеряла все, и вместе с частью Фейри я приобрела все их слабости.


Все воскресенье я провела в постели, проспав большую часть дня. Ужас, который мне пришлось пережить, истощил меня. Казалось, мое внезапное и неестественное исцеление не прошло даром. Человеческое тело не рассчитано на моментальную регенерацию после того, как его чуть не забили до смерти. Я не могла осознать, каким образом и что именно изменилось во мне на клеточном уровне. Несмотря на крайний упадок сил, Фейри во мне продолжал держать меня на взводе, я была агрессивной, словно под кожей у меня скрывалась целая армия крошечных солдат.
Дремота находила на меня урывками. Мне снились кошмары. Я была в каком-то холодном месте, из которого не было выхода. Меня окружали высокие ледяные стены, они не выпускали меня наружу. В пещерах наверху этих стен и в высоких гнездах селились твари, которые наблюдали за мной. Где-то недалеко от этого места был замок, огромное здание из черного льда. Я чувствовала, как он давит на меня, и знала, что, если я найду его и войду в забытые двери, я никогда уже не стану такой, как прежде.
Я проснулась, дрожа, и простояла под обжигающим душем до тех пор, пока не закончилась горячая вода. Замотавшись в полотенца, я включила ноутбук и попыталась ответить на письма друзей, но не могла вникнуть в то, о чем они мне писали. Вечеринки и способы смешивать коктейли, кто с кем спит и «он сказал/она сказала» – все эти вещи сейчас просто не укладывались у меня в голове.
Я заснула. Мне снова приснилось то же холодное место. И я опять залезла под горячий душ, чтобы прийти в себя. Затем я взглянула на часы. Понедельник, девять утра. Конечно, можно было бы весь день проваляться в кровати, прячась от всех, а можно попробовать растворить свои проблемы в море рутины.
Вариант с рутиной выиграл. Временами слишком опасно останавливаться и задумываться. Иногда нужно просто продолжать двигаться.
Я заставила себя заняться своим внешним видом. Я сделала себе отшелушивающую и очищающую маски, потом взялась за бритье. Порезав колено, я согнула ногу и, выйдя из душа, намазала ее зубной пастой – этому трюку меня научила Алина, когда я только начала брить ноги. Тогда я буквально изрезала свои лодыжки… Кровь смешивалась с голубым гелем, из моих глаз брызнули слезы. Если бы в тот момент у меня появилась возможность отправиться в страну Фей и снова встретиться с Алиной, я бы осталась там на неделю.
Кровь смешивалась с голубым гелем. Я глазела на царапинку. У меня шла кровь. Я не регенерировала. Почему? Я стерла пасту с ранки. Теперь кровь текла свободно вместе со струйками воды по моей все еще мокрой ноге.
Нахмурившись, я сложила пальцы в кулак и ударила по двери.
– Ой!
Все еще не веря, все еще удивляясь, я снова ударила кулаком в дверную филенку. И снова ощутила боль, а на содранных костяшках проступили капельки крови.
Моя нечеловеческая сила исчезла! И я больше не регенерировала!
Мои мысли закрутились, словно вихрь. Мэллис говорил, что постоянно ел Невидимых еще до того, как я ткнула его копьем. Я решила, что у него просто выработалась зависимость от мяса Фейри.
Но теперь я знала наверняка: если не продолжать питаться их мясом, человеческое тело быстро возвращается в нормальное состояние. Конечно же, Мэллис не хотел, чтобы с ним это произошло.
Я смотрела в зеркало, наблюдая за тем, как течет из ранок моя кровь. Это напомнило мне, как однажды я уже стояла вот так, изучая себя в этом же зеркале. Я снова посмотрела на себя, на этот раз не обращая внимания на кровь.
Сложно сказать, почему части головоломки порой складываются сами и у нас случаются своего рода прозрения, но на меня внезапно обрушился целый поток образов.
Я снимаю шину с руки и замечаю, что на предплечье у меня красновато-черная, словно проведенная чернилами, полоса; торс Бэрронса, покрытый татуировками; Мэллис кричит, что он оставил браслет на аллее, и требует от Бэрронса сказать, как тот нас выследил; я, привязанная цепью в гараже, луч света, падающий на стоящий рядом столик с инструментами…
И вот оно, настоящее прозрение.
– Ах ты сукин сын! – задохнулась я. – Это же была просто уловка, верно? Потому что ты боялся, что я обнаружу татуировку, которую ты уже сделал!
Игра в игре, любимый трюк Бэрронса.
Я начала исследовать свою кожу, дюйм за дюймом, крутясь перед зеркалом.
Я бы спрятал ее, – сказал он.
Я тыкала и раздвигала. Я посмотрела под грудями. Я проверила местечко между ягодиц, воспользовавшись маленьким зеркалом для лучшего обзора сзади, и с облегчением вздохнула. Я осмотрела кожу за ушами. Посмотрела в ушах.
Татуировка, почти невидимая под моими волосами, обнаружилась на шее, в ямке у основания черепа.
Это был замысловатый черно-красный узор со слабо мерцающей буквой «Z» в центре – мистический штрих-код, колдовская торговая марка.
Должно быть, Бэрронс сделал эту татуировку, принеся меня из Темной Зоны, когда лечил меня и накладывал шины. В ту ночь, когда он велел мне спать и поцеловал меня. Я тогда долгое время провела без сознания.
А затем случилось нечто, заставившее его испугаться, что я найду этот рисунок. Он знал, что, если я обнаружу татуировку, это выведет меня из себя и я натворю глупостей. Он был прав, кстати, так бы и случилось. Так что когда я вернулась из страны Фейри, Бэрронс получил прекрасную возможность настаивать на том, что сделает мне татуировку для моего же блага. Без сомнения, он просто собирался обновить старую, возможно, добавив к ней что-то не слишком честное.
И когда я ясно дала понять, что он перешел очерченные мной границы и я настолько зла, что готова уйти от него, он невольно оказался меж двух огней. Бэрронс не хотел давить на меня, понимая, что иначе я исполню свою угрозу, – и знал, что я могу найти татуировку, которую он уже сделал, и тогда все равно уйду.
Он пометил меня, ничего не сказав мне и не спросив моего согласия, пометил, как собственность. Как свою собственность – об этом свидетельствовала хренова буква «Z» у основания моего черепа.
Я провела по татуировке подушечками пальцев. Рисунок был чуть теплее, чем кожа вокруг него. Я вспомнила, как лежала в той чертовой пещере, каждой частичкой своей души жалея о том, что не позволила Бэрронсу сделать мне татуировку.
Если бы он не сделал тату, я бы сейчас была уже мертва.
Забавно, именно то, из-за чего я угрожала бросить его, если он это все-таки сделает, спасло мне жизнь.
Я смотрела на себя в зеркало, страстно желая, чтобы хоть что-то в моей жизни было настолько же четким и ясным, как мое отражение.
Ровена ошибалась. Как же она ошибалась… Существуют только оттенки серого. Черный и белый – это всего лишь высокие идеалы, создаваемые нами, стандарты, с помощью которых мы судим об окружающем мире, и карта, где мы в соответствии с этими стандартами пытаемся найти свое место. Добро и зло, в чистейшей своей форме, недостижимы. Мы никогда не сможем понять и удержать их, точно так же как это не получится с иллюзиями Фейри. Мы можем только стремиться к ним, стараться их достичь и надеяться на то, что мы не потеряем этих ориентиров и не заблудимся во тьме без направления и цели.
А вот сила существует. И если вы ее не используете, значит, это сделает кто-то другой. Вы можете творить с ее помощью, а можете и уничтожать. Творение – это добро. Уничтожение – зло. Этого мне пока что достаточно.
Я чувствовала копье: оно находилось где-то позади меня и тихо щекотало мои чувства ши-видящей.
Я снова могла ощущать Объекты Силы. У меня была нормальная человеческая сила и способность к регенерации. Это была я: сто процентов МакКайлы Лейн, к счастью или наоборот.
Я вернулась – и была рада этому. Я надеялась лишь на то, что мясо Невидимого прошло сквозь меня, не оставив следов.
Жизнь не бывает черной или белой. И ближе всего к этим цветам мы подбираемся лишь тогда, когда надеваем соответственно окрашенную одежду.
Я оделась, спустилась вниз и открыла магазин, начав рабочий день.


День оказался загруженным.
Шел дождь, но не сильный. Я нашла мобильный, который Мэллис оставил на аллее, когда похитил меня. Телефон лежал на стойке возле кассового аппарата вместе с моими ботинками, курткой и сумочкой; наверное, отправившись меня искать, Бэрронс нашел все эти вещи. В телефоне осталось всего две черточки заряда, поэтому я достала зарядное устройство и принялась «кормить» мобильный: я больше не могла позволить себе легкомысленно относиться к телефонам. Мне до конца дней моих хватит воспоминаний о том мобильнике, который я утопила в небесно-голубом бассейне, когда была еще глупой молоденькой девочкой.
Ботинки и куртку я отправила в мусорный бак вместе с остальной одеждой, которая была на мне во время заключения под Бурреном. К этим вещам прикасался Мэллис, они воняли вампиром, и я никогда бы не надела их снова.
Браслета на конторке не оказалось. Я невесело улыбнулась. Бэрронс знал, что я не могу не понять намеков Мэллиса по поводу того, что был какой-то другой способ отыскать меня. Хорошо, Бэрронс правильно оценивал мои мыслительные способности. А с чего бы ему меня недооценивать?
К четырем часам дня в магазине побывали около шестидесяти покупателей.
Я уже собралась было вывесить в окне соответствующую табличку и отлучиться на пять минут в туалет, когда почувствовала кого-то (или что-то) у входной двери. Фейри – но не Фейри!
Я застыла. Красная дверь со вставкой из мозаичного стекла начала открываться, звякнул колокольчик.
И вошел Дерек О'Баннион, излучая агрессию и ненависть. Я удивилась тому, что когда-то он казался мне привлекательным. Теперь он не был ухоженным, он был темным. Дерек больше не напоминал мачо, он двигался, как большой ящер. Когда О'Баннион мне улыбнулся, его улыбка больше походила на оскал. Бритвенно-острыми зубами меня приветствовала моя смерть.
Я знала, что он сейчас чувствует. Я сама побывала в его шкуре. Он был на взводе, попробовав мясо Невидимого.
У меня все лучше получалось анализировать и делать выводы; с того момента, как я сошла с борта самолета, прибывшего из Штатов, мои дедуктивные навыки возросли почти во сто крат.
Факты: Дерек О'Баннион не ши-видящий. Он не может распознать Невидимого. Если вы не можете увидеть Невидимого, вы не способны съесть Невидимого. Что означает: если человек, который не является ши-видящим, обладает всеми признаками того, кто съел Невидимого, значит, кто-то, кто может видеть Невидимых, должен был накормить этого человека, предварительно открыв ему глаза на новую, мрачную реальность, сделать то, что Гроссмейстер когда-то проделал с Мэллисом. Нормальный человек никогда не решится превратиться в гибрида, кто-то, кто видит и знает, должен был превратить его, проведя темный ритуал.
– Пошел вон из моего магазина, – холодно сказала я.
– Сколько понтов у ходячей мертвечины!
– Кто тебя этим накормил? Красавчик в красной мантии? Он не рассказывал тебе о Мэллисе?
– Мэллис был дураком. А я нет.
– А он сообщил тебе, что Мэллис сгнил изнутри в прямом смысле этого слова?
– Он сообщил мне, что ты убила моего брата и что у тебя есть кое-что, принадлежащее мне. И послал меня за этим.
– Значит, он послал тебя умирать. Поскольку вещь, за которой тебя отправили, способна убивать Невидимых – часть которых теперь есть и в тебе – и именно после контакта с этим предметом Мэллис начал гнить. Я проткнула его. – Я улыбнулась. – Твой новый друг ничего тебе об этом не рассказывал? Ты понятия не имеешь, во что теперь превратился.
Мне показалось или я начала говорить точно так же, как Бэрронс? Я что, повторила брату убитого гангстера те самые слова, которые услышала от Бэрронса, когда я делала свои первые шаги в реальность мира с Фейри? Пожалуйста, скажите мне, что мой наставник на меня не влияет. И, пожалуйста, скажите мне, что, когда мы вырастаем и становимся взрослыми, это не сводит нас с ума.
Я вытащила копье из ножен на плече и воткнула его в конторку. Копье завибрировало, воткнувшись в дерево, рассыпая блики и практически светясь белым светом.
– Вперед, О'Баннион, попробуй его забрать. Я по горлышко сыта уродами вроде тебя, у которых петуния вместо головы, и я с удовольствием буду наблюдать за тем, как ты разлагаешься заживо, часть за частью, медленно и мучительно. Я знаю, что сейчас ты из себя выпрыгиваешь от той силы, которая тебя переполняет, но имей в виду: за моим красивым личиком скрывается нечто большее. Я ши-видящая, и у меня тоже есть пара способностей, которые помогут надавать тебе под зад. И ты никак не сможешь помешать мне проткнуть тебя этим копьем, если не уберешься от меня минимум на десять метров. Так что если ты горишь желанием сгнить изнутри, – я ведь уже сказала, что именно это случилось с говнюком, который был до тебя? – то сделай еще один шаг по направлению ко мне.
В холодных глазах, так похожих на глаза рептилии, застыла нерешительность.
– Твой брат не видел во мне угрозы. И он мертв, как и пятнадцать его подручных. Подумай об этом. Хорошо подумай.
Дерек О'Баннион таращился на копье, загипнотизированный его мягким, неестественным светом. Роки понятия не имел о темных силах, которые его окружали. Дерек недавно узнал об их существовании и стал их частью, и он не будет повторять ошибок своего брата – это было написано у него на лице. Этот О'Баннион не станет слепо мчаться навстречу смерти. Сейчас он отступит. Но для меня это отступление станет лишь временной передышкой. Он перегруппируется и вернется, куда более опасный, чем сейчас.
– Это еще не конец, – сказал Дерек. – И он не наступит, пока ты не умрешь.
– Пока не умрет один из нас, – уточнила я. – Пошел вон.
Я вытащила копье из столешницы и стиснула ладонью его основание.
Мне нужно было позволить Дереку отправиться в тот день в Темную Зону. Вместо этого, страдая от угрызений совести по поводу своих прошлых грехов, я спасла ему жизнь. Надо же быть такой идиоткой!
Я еще долго смотрела на дверь после того, как О'Баннион ушел. У меня даже сердцебиение не ускорилось. Я вывесила табличку на двери, посетила туалет и снова открыла магазин.


В понедельник и во вторник Бэрронс не появлялся. Наступила среда, а о нем все еще не было ни слуху ни духу. Вечером в четверг я подсчитала, что не видела его уже пять дней – дольше, чем когда-либо прежде.
Во мне нарастало нетерпение. У меня была куча вопросов и воспоминание о нашей драке, которая завершилась всплеском похоти. Каждый вечер по нескольку часов я проводила на привычном диванчике в задней части магазина, притворяясь, что читаю, и слушая шипение газа в камине. Я ждала Бэрронса.
Книжный магазин был огромным, в нем было очень тихо. Я чувствовала себя невероятно одинокой, затерянной в тысячах милей от дома.
Прошло пять дней, и я сдалась, решив набрать «JB» – Иерихон Бэрронс – с мобильного, который он мне дал. Никто не ответил.
Я уставилась на дисплей, перебирая коротенький список номеров – JB, IYCGM, IYD. У меня не хватало духу набрать последний номер. Вместо него я ткнула на IYCGM.
– Риодан, – рявкнул голос.
Я резко нажала отбой, испытывая замешательство и чувство вины.
Телефон завопил как сумасшедший, иерихонские трубы запели у меня в руке, и, хоть часть меня и ожидала этого, я все же перепугалась и чуть не подпрыгнула.
На дисплее мигало: IYCGM. Я вздохнула и нажала кнопку ответа.
– Мак? Ты в порядке? Ответь мне, – прогудел низкий голос.
Риодан: загадочный человек, с которым не следовало говорить о Бэрронсе. Именно с ним Бэрронс дрался в тот день, когда я отправилась в квартиру Алины.
Я медлила.
– Мак! – проревел голос.
– Я здесь. Все в порядке. Извините, – сказала я.
– Почему ты звонишь?
– Я хотела бы узнать, где Бэрронс.
Раздался мягкий смешок, похожий на глубокое довольное мурлыканье.
– Он так теперь себя называет? Бэрронс?
– А разве это не его имя? Иерихон Бэрронс?
Снова смех.
– А он пользуется вторым именем?
– Инициал «Z». – Я видела это в водительских правах Бэрронса.
– А, Омега. Он любит мелодраматические жесты.
– А заодно и Альфа? – шутливо спросила я.
– Он наверняка попытается обставить все именно так.
– А как его зовут на самом деле?
– Спроси у него сама.
– Он мне не ответит. И никогда не отвечал. А кто вы?
– Я тот, кому следует звонить, когда Бэрронс недоступен.
– Ага. Спасибо. Кто такой Бэрронс?
– Тот, кто продолжает спасать тебе жизнь.
Я представить себе не могла, что два разных человека могут говорить так похоже. Они оба оказались мастерами уклончивых ответов, которые ни к чему не вели.
– Вы что, братья?
– В некотором роде.
Я не хотела продолжать расспросы и уже не пыталась понять последнюю фразу: как и Бэрронс, Риодан расскажет мне лишь то, что захочет рассказать, и все вопросы мира он просто пропустит мимо ушей, если среди них не попадется такого, на который он сам захочет ответить.
– Я уезжаю, Риодан. Бэрронс лжет мне, держит меня за дуру. И никогда ничего мне не рассказывает. Он предал меня.
– Я в это не верю.
– Во что? В ложь или предательство?
– В предательство. Остальное довольно привычно для… как ты его назвала? Бэрронса. Но он не предаст.
– Вы не так уж хорошо его знаете, как пытаетесь показать.
– Открой глаза, Мак.
– Что вы имеете в виду?
– Слова можно перекрутить в любую удобную сторону. Обещания можно давать и от чистого сердца, и повинуясь душевному порыву. В конце концов, анализ сказанного ни к чему не приводит. Слова – лишь обозначения определенных явлений, которые нужны, чтобы наш маленький глупый мозг возился с их значениями и подтекстами, отвлекшись от того, что в девяноста девяти процентах случаев наша реальность не имеет ничего общего с подобной ерундой. Самые мудрые люди всегда молчаливы. Поразмысли над поступками Бэрронса. И суди его по ним. Он думает, что у тебя сердце воина. Он верит в тебя. Поверь и ты в него.
– Во что? В его корыстолюбие? Ему нужна книга, чтобы продать ее тому, кто больше предложит! Охотники тоже корыстны!
– На твоем месте я бы никогда о нем так не говорил. Да какое ты имеешь право его осуждать? Или твои мотивы совершенно чисты? У тебя благородное призвание? Дерьмо собачье. Что в тебе хорошего? Ты жаждешь крови. Ты хочешь отомстить. Тебе наплевать на судьбу мира, ты просто хочешь вернуть свое маленькое теплое местечко в нем. Люди, которые живут в стеклянном доме… – Он замолчал, словно я сама должна была знать продолжение.
Но я не знала.
– Что? Люди, которые живут в стеклянном доме, – что?
– Черт, ты совсем молоденькая, верно? – Риодан рассмеялся. – Не должны бросать камни, Мак. Люди, живущие в стеклянных домах, не должны бросать камни.
И он отключился.
Зазвенел колокольчик. Вошел Бэрронс.
– Бэрронс. – Я быстренько засунула телефон между подушек.
– Мисс Лейн. – Он слегка склонил свою темную голову.
– Ты сделал мне татуировку, ублюдок! – Я сразу перешла к делу.
– И?
– Ты не имел права!
– Вы предпочли бы, чтобы я ее не делал?
– Это еще не значит, что все в порядке!
– Но ведь все в порядке, не так ли? И именно это вас злит. Я пренебрег вашими желаниями. Я позаботился о вас так, как всегда заботились мужчины о женщинах, пока не наступили времена, когда дети начали подавать в суд на своих родителей, требуя их развода. Если бы я не сделал этого, вы были бы уже мертвы. Вы будете притворяться, что хотели бы умереть? Я вас знаю. Вы под завязку полны жизненной силы и эгоистично радуетесь тому, что живете и будете жить. Если вам нужны зрители, для того чтобы разыграть перед ними роль монашки, которая готова пожертвовать жизнью, лишь бы сохранить девственность, если ваша совесть так уж требует благодарной аудитории, то поищите все это в другом месте, я не собираюсь вам аплодировать. Готовы ли вы отдать свою жизнь ради ерунды, которая в конечном итоге ничего не значит? Раз уж вы слишком молоды и наивны, чтобы правильно оценить угрозу, я согласен стерпеть ваш гнев, но защитить вас. Кричите на меня, раз уж не можете без этого. Но, повзрослев, вы скажете мне спасибо.
Я сменила тему. Иногда он так достает меня, что гораздо проще перевести разговор в другое русло, чтобы заставить Бэрронса защищаться, а самой иметь возможность нападать. Мне надоело то, что обычно все происходит с точностью до наоборот.
– Почему Гроссмейстер только посмотрел на тебя и ушел? Кто ты такой, Бэрронс?
– Тот, кто никогда не позволит вам умереть, а это, мисс Лейн, куда больше, чем кто-либо другой может сказать вам. И больше, чем кто-либо другой будет способен сделать.
– В'лейн…
– В'лейн даже яйца не почесал, чтобы вытащить вас из той пещеры, не так ли? Где носило вашего золотого принца?
– Да меня уже тошнит от твоих увёрток! Кто и что ты такое? – Я подошла к Бэрронсу и стукнула его кулаком в плечо. – Отвечай!
Он отвел мою руку в сторону.
– Я только что ответил. И это все, что я могу вам сказать. Либо вы принимаете меня таким, какой я есть, либо не принимаете. Хотите – оставайтесь, хотите – уходите.
Мы смотрели друг на друга. Все выглядело, как наша обычная ссора. Но на этот раз у меня не было настроения драться, и Бэрронс это чувствовал.
Когда я подошла к дивану и села, он отвернулся.
– Насколько я понял, вы снова стали самой собой, – сказал Бэрронс, глядя в огонь камина.
– Откуда ты знаешь?
– Последние несколько дней я провел, исследуя результаты того, что вы сделали, чтобы выяснить, обратим ли этот процесс. И узнал, что поедание Невидимых дает лишь временный эффект.
– Если бы ты удосужился прийти сюда в понедельник, я бы сама тебе это сказала.
Он повернулся ко мне.
– Это произошло настолько быстро?
Я кивнула.
– Вы полностью восстановились? Вы снова можете ощущать копье?
– Не дрейфь, твой ОС-детектор вернулся, – ядовито сказала я. – Ах да, и еще, судя по всему, О'Баннион заменил Мэллиса на службе у Гроссмейстера. – Я рассказала Бэрронсу о визите младшего брата Роки и о том, что он явно ел мясо Невидимых.
Бэрронс сел на противоположный край дивана, но расстояние между нами все равно казалось слишком близким. Я вспомнила ощущение от его дикого, наэлектризованного тела, нависающего надо мной. Вспомнила, как лежала под Бэрронсом с футболкой, задранной до ушей, вспомнила выражение его лица. И отвернулась.
– Я защищу от него магазин. Пока вы внутри, вы будете в безопасности.
– Если ты все равно сделал на мне татуировку, почему ты не смог найти меня, когда В'лейн забрал меня в страну Фейри? – Эта нелогичность уже давно грызла меня.
– Я знал, что вы в стране Фей, но я не мог вас там вычислить. Реальности постоянно смещаются, что делает невозможным перемещение к… маячку.
– А зачем ты заставил меня надеть браслет, если на мне уже была твоя татуировка?
– Чтобы объяснить вам, как я нашел вас, если мне придется это сделать.
Я фыркнула.
– Ну и запутанную же паутину мы плетем, а? А браслет действительно работал как маячок?
Бэрронс покачал головой.
– Он вообще обладал какой-нибудь силой?
– Вас ведь не это интересует.
– Что сделал со мной Гроссмейстер и почему я стала его слушаться?
– Гипнотические штучки. Это называется Глас. Им владели друиды.
– Ты и сам владеешь этими гипнотическими штучками. А кого-то еще можно научить этому? Меня, например?
– Сомневаюсь, что вы проживете достаточно долго, чтобы этому научиться.
– Ты же научился.
– У вас нет соответствующей подготовки.
– Так подготовь меня.
– Я подумаю.
– Ты именно это использовал тогда, с моим отцом? Именно поэтому он на следующее утро уехал, хотя накануне мы с ним целую ночь проспорили и уезжать он не собирался?
– Вы бы предпочли, чтобы он остался?
– И ты снова использовал это, когда он позвонил сюда, а я на месяц застряла в стране Фей?
Я начала понимать его методы.
– Мне следовало позволить ему приехать сюда, чтобы он здесь погиб?
– А почему ты не рассказал мне про аббатство, Бэрронс?
– Потому что они лживые ведьмы. И наплели бы вам что угодно, лишь бы переманить на свою сторону.
– Какое знакомое описание! И как под него подходит некто, кого я знаю.
Вообще-то под это описание подходили все, кого я знала.
– Я ни разу не давал вам обещаний, которых не сдержал, и я отдал вам копье. Они его у вас отнимут. Дайте им хоть полшанса, и вы увидите, что они сделают. Только не прибегайте потом плакать из-за того, что вас обидели.
– Я поеду в это аббатство на несколько дней, Бэрронс, – сказала я, и это был форменный вызов.
Это означало «уж лучше дай мне столько свободы, сколько мне требуется».
После всего, что мне пришлось пережить, мое отношение к некоторым вещам изменилось. Мы с Бэрронсом были партнерами, а не просто ОС-детектором и его хозяином. А у партнеров есть свои права.
– Я собираюсь провести там некоторое время и посмотреть, чему они могут меня научить.
– Я буду здесь, когда вы вернетесь. И если эта милая бабушка постарается навредить вам, я ее прикончу.
Я чуть не пробормотала «спасибо», но вовремя одернула себя.
– Я знаю, что среди ши-видящих не бывает мужчин.
Когда он открыл было рот, чтобы вставить свое очередное едкое замечание, я воскликнула:
– Ой, вот только не надо! Я знаю, что ты мужчина, и знаю, что ты их видишь. Это не нуждается в дополнениях. Кроме того, я знаю, что ты невероятно сильный и редко прикасаешься к копью. Ну и как долго ты ешь мясо Невидимых, Бэрронс?
На несколько секунд он просто лишился дара речи. Потом его плечи начали дрожать, грудь заходила ходуном, темные глаза засияли удивленным весельем, и он расхохотался.
– Это вполне логичное предположение! – ощетинилась я.
– Да, – сказал он наконец. – Вполне. Вы просто ошеломили меня своей логичностью. Но это неправда.
Я, хмурясь, изучала его.
– Может быть, именно поэтому Тени тебя не едят. Они не каннибалы, а в тебе полно родственной им плоти. Может, им не нравится темное мясо.
– Ну так ткните меня копьем, – мягко предложил Бэрронс.
Я сунула руку под пиджак, стиснула ладонь у основания наконечника. Но это была чистой воды бравада: и я, и Бэрронс знали, что я не стану его ранить.
За конторкой кассира зазвонил телефон. Я смотрела в темные глаза Бэрронса, а телефон звонил и звонил. Я вспоминала, как целуется Иерихон Бэрронс, вспоминала череду образов, которую увидела тогда, – пустыня, горячий смертоносный сирокко, одинокий мальчик, бесконечная война. Интересно, если я когда-нибудь снова поцелую Бэрронса, смогу ли я опять пробраться в его воображение? Телефон все звонил. Я внезапно поняла, что это вполне может оказаться мой папа. Воспользовавшись возможностью отвести взгляд, я встала с дивана и схватила трубку.
– Алло? – Это был не мой папа. – Кристиан! Да, конечно, с удовольствием. Нет, нет, я не забыла! Просто я была занята.
Да, я была занята, и мысли о происшедшем все еще сплетались в моем мозгу в тугой клубок.
Но теперь все было в порядке. Все снова стало хорошо. Я снова была МакКайлой Лейн, ши-видящей, вооруженной до зубов копьем, ножами и фонариками. А Бэрронс был… ну, Бэрронсом, и охоты на «Синсар Дабх» никто не отменял.
А сегодняшний вечер прекрасно подходил для того, чтобы провести его в компании симпатичного шотландца, который был знаком с моей сестрой, и выяснить, что он знает.
– Я буду там через сорок минут. – Я хотела переодеться и освежить макияж. – Нет, не надо за мной заезжать. Я прогуляюсь. Не волнуйся, все будет в порядке.
– Свидание, мисс Лейн? – спросил Бэрронс, когда я повесила трубку. Он был абсолютно неподвижен. В какой-то момент мне даже показалось, что он не дышит. – Вы и вправду думаете, что это хорошая идея, учитывая нынешнее положение вещей? Там снуют Охотники.
Я пожала плечами.
– Они боятся моего копья.
– И бродит Гроссмейстер.
Я сухо улыбнулась.
– Тогда, думаю, очень здорово, что у меня есть ты и ты не позволишь мне умереть.
Он ответил мне зеркальным отражением моей улыбки, вот только у него она получилась еще суше.
– Должно быть, это действительно особенный парень, раз уж ради него вы готовы бродить ночью по Дублину.
– Действительно особенный.
Я не сказала Бэрронсу, что это друг моей сестры. Бесплатный обмен информацией – это не то, чем мы с удовольствием занимались. Мы оставляли друг друга вариться во всех тех недомолвках и домыслах, которые так часто создавали. В тот день, когда он перестанет это делать, перестану и я.
– Может быть, мне следует ввести для вас комендантский час? – поддел меня Бэрронс.
– Попробуй.
Я повернулась к задней двери. Мне нужно умыться, нанести румяна, тушь, блеск для губ и выбрать из одежды что-то миленькое и розовое. Не потому, что я считаю будущую встречу свиданием. «Скотти» знал мою сестру, возможно, знал кое-что о том, кто мы такие, но он не мог жить в моем мире. Мой мир был слишком опасен для обычного мужчины, даже если тот обладал нужными знаниями.
Я решила надеть розовое потому, что в моем будущем не предвиделось ничего, кроме мрака. Так что я собиралась подготовиться по полной и пофлиртовать, как раньше, поскольку моему миру нужно было больше красоты, чтобы смириться с той отвратительной реальностью, которая меня окружала. Я решила надеть розовое, потому что ненавидела серое, не заслуживала белого и меня тошнило от черного.
Дойдя до двери, я остановилась.
– Иерихон.
– Мак.
Я помедлила.
– Спасибо, что спас мне жизнь. – Я шагнула через порог. Прежде чем закрыть дверь, я мягко добавила: – Снова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари

Разделы:
Дорогой читатель!Пролог1234567891011121314151617181920Словарь из дневника мак

Ваши комментарии
к роману Любовная горячка - Монинг Карен Мари



потрясная книга.одно удовольствие ее читать.
Любовная горячка - Монинг Карен Маривирсавия
2.09.2010, 14.05





книжа - СУПЕР!!!)
Любовная горячка - Монинг Карен МариИнна
25.03.2011, 14.33





5+
Любовная горячка - Монинг Карен МариВера
18.06.2011, 15.13





Книги просто класс
Любовная горячка - Монинг Карен Маринатали
30.09.2011, 9.34





Вся серия - просто улет! Берронс просто сногшибателен, респект!!!!
Любовная горячка - Монинг Карен МариЮля
3.11.2011, 11.50





нравится! Читаю 3 часть
Любовная горячка - Монинг Карен Мариюлия
25.11.2012, 9.52





Замечательная книга
Любовная горячка - Монинг Карен Марилюбовь
15.01.2013, 15.27





Прочитала первую книгу, хочу вторую.
Любовная горячка - Монинг Карен МариЕвгения
11.07.2013, 9.24





ну не знаю, что так все хвалят..но мне не понравилось.. эльфы убивающие сексом..члены по колено у монстров..брр..че за бред
Любовная горячка - Монинг Карен Мариленко
4.03.2014, 8.21





А тайные рукописи, не с той оперы! Классный приключенческие романы, рекомендую!
Любовная горячка - Монинг Карен МариSatAnna
9.12.2014, 19.35





нет слов. Очень понравилось,как и все её книги
Любовная горячка - Монинг Карен МариМари
15.12.2014, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100