Читать онлайн Любовная горячка, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Любовная горячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

– Что за хрень валяется у вас на аллее за магазином?
Я подняла глаза. В дверях магазина стояла Дэни, вечернее солнце золотило ее рыжие кудряшки, обрамляло стройную фигуру сияющим нимбом. Как самая обычная девушка, Дэни была одета в униформу, состоящую из светло-зеленых брюк и полосатой бело-зеленой хлопчатобумажной блузы, нагрудный карман которой был украшен вышивкой – трилистником и эмблемой «ПСИ». Дэни казалась милой, забавной и невинной, но мне была известна правда. Не знаю, чему я удивилась больше – ее визиту или солнцу. Они появились одновременно, пока я была поглощена чтением свежих новостей.
Я вернулась к изучению отвратительной истории. Мужчина убил всю свою семью – жену, детей, своих и приемных, даже собаку, – после чего промчался через полгорода и в итоге врезался в бетонную опору моста на скорости восемьдесят миль в час. Он разбился совсем рядом с тем местом, где прошлой ночью останавливались мы с Бэрронсом. По словам соседей, друзей и сотрудников, никто такого не ожидал. Он был любящим мужем, прекрасным работником местной кредитной компании и образцовым отцом, который регулярно занимался со своими детьми учебой и спортом.
– Если хочешь ругаться, Дэни, – сказала я ей, – то займись этим где-нибудь в другом месте.
– Ни хрена, – ответила она мне.
– Поскольку настоящая причина твоего поведения, – продолжала я, не отрывая глаз от газеты, – в том, что при помощи ругательств ты хочешь казаться более взрослой. Как и миллионы других подростков. Попробуй что-нибудь более оригинальное.
Дома я редко читала что-то кроме воскресных журналов, в которых меня прежде всего интересовали разделы о стиле жизни и новостях моды. Убийств всегда было так много, просто я этого не замечала? Неужели я была настолько рассеянна, что не обращала внимания на уровень преступности?
Дэни подвела к двери свой велосипед.
– Мне не нужно пробовать что-то оригинальное, я сама оригинальна. – Она помолчала. – Так что у вас творится за домом?
Я пожала плечами.
– Ты имеешь в виду машины? Понятия не имею.
Я не собиралась признаваться кому-то из союза ши-видящих, что украла Святыню Фейри, убив по ходу дела шестнадцать человек. Я много читала о паранормальном и усвоила золотое правило: не вреди невинным людям и тем, кто каким-то образом может быть отнесен к этой категории, – судя по сообщениям в газете, которую я читала, это правило нарушалось на каждом шагу.
– Нет. Я имею в виду полусъеденного Грага.
– Грага?
Дэни описала то, что от него осталось.
– Я называю их Носорогами. – Я бросила газету. – Так что, за домом валяются останки этой твари?
Дэни кивнула и скривила губы.
– Носороги, понятное дело. Они серые, бородавчатые, и в носу у них так смешно хрюкает.
– А Граг – это специальное название для данной касты Невидимых?
Было ли это официальным названием, которым пользовался совет ши-видящих? Если так, то я хотела знать больше. Я хотела правил, объяснений. Я хотела, чтобы кто-то направлял мою жизнь и привнес в нее хоть немного смысла. Я хотела пройти курс обучения ши-видящих!
Она пожала плечами.
– Не знаю, как они называются у Невидимых. Просто мы называем их Грагами. Твое название мне нравится больше. Так что, ты уже решила прикончить его или хочешь еще немножко попытать? А что ты сделала с остальными его кишками? Держишь в подвале или как?
Дэни оглянулась, словно пытаясь рассмотреть на полках разложенные мной останки Невидимых. При этом выражение ее лица ясно говорило: «Мне так скучно» и «Ух ты, с кишками – это здорово придумано!»
– О Господи, ты что, думаешь… Нет, Дэни, я не пытаю на лужайке Невидимых! Я вообще не знала, что он там валяется.
Меня беспокоил тот факт, что поблизости разгуливал некто большой и нехороший и Носороги служили ему лишь легкой закуской, а я даже не знала об этом. Он беспокоил меня куда больше, чем возможные домыслы Дэни о моей испорченности. Кто вообще формировал модель ее поведения? Телевидение? Видеоигры? Откуда она набралась подобных идей? Нынешние дети, с одной стороны, опасно чувствительны, с другой – столь же опасно впечатлительны, и все это смешивается в смешных пропорциях, отчего стоимость их жизни, за неимением лучших слов, тоже становится смешной. Если я прочту в газете еще одну историю о том, как группа подростков лишила жизни бродягу, объясняя свой поступок: «Ну, не знаю, чего мы его, это было, ну, блин, круто, как в игре по Интернету, знаете такие?», я возьму свое копье и пойду убивать людей, наплевав на все золотые правила.
– Это ты его убила? – спросила я.
– Чем? – Дэни вывернула карманы. – Ты где-нибудь видишь меч, притороченный к униформе? Или прикрученный к велосипеду?
– Меч? – моргнула я. Она же не могла иметь в виду обычный меч. – Ты говоришь о Реликвии Видимых, о Мече Света? Он у вас?
Она гордо посмотрела на меня.
– Господи, как он к тебе попал? – Судя по последней прочитанной мною книге, его разыскивала сама Королева Видимых!
Гордость в ее взгляде погасла. Я нахмурилась.
– Его давала тебе Ровена. – Судя по тому, как стремительно изменилось выражение лица девушки, я была на верном пути, так что продолжила свои догадки: – И она хранит его у себя, нечасто позволяя тебе им пользоваться, не так ли?
Дэни скорчила гримасу и прислонила свой велосипед к стене.
– Она думает, что я, блин, слишком маленькая. А я убила больше Фейри, чем все ее любимые аколиты, приученные лизать ей задницу, которых она не решается даже отпускать в одиночку! И она считает меня ребенком!
Дэни обошла конторку и оглядела меня с ног до головы.
– Я уверена, что ты не можешь убить Грага. Думаю, Ровена ошиблась в тебе. Какие у тебя сверхспособности? Я ничего особенного не вижу.
Ни слова не говоря, я натянула на кассу чехол, толкнула смежную дверь и прошла к черному ходу.
Кто мог сожрать Невидимого прямо под окном моей спальни? Мне это совсем не нравилось. Для беспокойства мне хватало Теней и монстров под гаражом, но теперь на первый план вышел пожиратель Носорогов. Мне очень не нравилось, что я сталкиваюсь с его активностью уже второй раз, к тому же сейчас он подобрался ко мне вплотную. Может быть, такой кошмар творится сейчас по всему городу, а я просто не знаю об этом, поскольку редко выхожу из магазина? Или все происходит только неподалеку от меня? Это совпадение или закономерность?
Я толкнула заднюю дверь и осмотрела аллею по обе стороны дорожки. У меня ушло лишь несколько секунд на то, чтобы обнаружить его. Почти две трети его тела отсутствовали, а то, что осталось, – голова, плечи и огрызок торса – торчало из переполненного мусорного бака. Фейри агонизировал, точно так же как найденный на кладбище его покалеченный собрат.
Я сбежала со ступенек, стряхнула с Носорога небольшую горку мусора и склонилась над ним.
– Кто это сделал? – требовательно спросила я.
Никаких больше убийств из милосердия. На этот раз мне необходима информация.
Он открыл рот, но смог издать лишь хныкающий звук. Я отвернулась. У Носорога не было ни пальцев, ни рук, ни языка. Кто бы ни оставил искалеченную часть монстра корчиться в вечной агонии, он позаботился о том, чтобы Носорог не смог ни говорить, ни изъясняться каким-либо другим образом.
Я вынула копье из кобуры, которую сегодня поддела под куртку, и прикончила Фейри. Носорог умер со вздохом облегчения, который ожег меня холодом.
Когда я, полыхая бессильным гневом, вернулась к крыльцу, Дэни таращилась на меня широко распахнутыми глазами.
– У тебя копье! – благоговейно протянула она. – А какая классная кобура! Она такая компактная, я смогу носить ее с собой повсюду, куда угодно! Я смогу убивать Фейри семь дней в неделю, двадцать четыре часа в сутки! Ты владеешь суперскоростью? – требовательно осведомилась она. – Если нет, то это копье должно быть у меня. – И Дэни протянула руку.
Я спрятала копье за спину.
– Детка, если ты попытаешься дотронуться до копья, я с тобой сотворю такое, с чем не справится даже твое воображение.
Я почти не соображала, что несу, но твердо знала одно: если кто-то попробует забрать у меня копье, ему придется встретиться с той дикой Мак, которая живет у меня внутри. Она ненавидит розовый цвет, вовсе не против того, чтобы обглоданный Носорог корчился в агонии до скончания веков, и может сотворить с соперницей то, о чем мы обе потом пожалеем. Ну, по крайней мере, я пожалею. «Моя» часть сознания сейчас мучилась вопросами. Попытается ли Дэни отобрать копье, воспользовавшись своей суперскоростью? Смогу ли я задействовать что-то из арсенала той странной части моего мозга, которая ответственна за силы ши-видящей, чтобы помешать ей?
– Я не ребенок. И когда вы, гребаные взрослые, это усвоите? – Дэни фыркнула, отворачиваясь.
– Когда ты перестанешь вести себя по-детски. Почему ты пришла сюда?
– Потому что у тебя проблемы, – бросила она через плечо. – Ровена хочет тебя видеть.


Вышивка «ПСИ» на униформе Дэни оказалась не буквой греческого алфавита, а всего лишь аббревиатурой «Почтовой службы инкорпорейтед». Дэни работала там курьером, чем и объяснялись ее униформа и велосипед.
В два часа пополудни, во вторник, я снова достала табличку «Закрыто», вывесила ее в окне и закрыла дверь магазина.
– А разве ты не должна быть сейчас в школе, Дэни?
– Я на домашнем обучении. Как и большинство из нас.
– А как твоя мама относится к тому, что ты бегаешь по округе и убиваешь Фейри?
Я не могла представить себе, чтобы мать любого подростка спокойно воспринимала такое положение вещей. Но думаю, что если ты родила солдата и началась война, у тебя нет особого выбора.
– Моя мама умерла, – равнодушно ответила Дэни. – Погибла шесть лет назад.
Я не сказала, что мне жаль. Я не произнесла ни одной из тех стандартных фраз, которыми мы привыкли утешать людей в их горе. Слова не помогают, они скорее раздражают. Я решила выразить соболезнование на доступном ей уровне.
– Говно случается, правда? – от души поинтересовалась я.
Дэни метнула в меня удивленный взгляд и, кажется, стала не такой отрешенной.
– Ага, случается. Ненавижу эту фигню!
– Что произошло?
Она стиснула свои розовые губки:
– Один из них добрался до нее. Однажды я выясню, кто это был, и убью засранца.
Сестры по несчастью. Я прикоснулась к ее плечу и улыбнулась. Дэни выглядела удивленной, словно была не готова к такому проявлению симпатии. Шесть лет назад – Дэни тогда было около восьми.
– Я не знала, что они так долго ошиваются поблизости, – сказала я, подразумевая Невидимых. – Я думала, что они лишь недавно освободились.
Она покачала головой.
– Ее убил не один из Невидимых.
– Но я думала, что другие… – я осторожно подбирала слова, помня о ветре, – не убивают нас из-за… ну, ты знаешь.
– Договора? Херня собачья. Они никогда не прекращали убивать нас. Ну, может, некоторые и прекратили, но остальные-то нет.
Остаток пути мы преодолели в молчании. Дэни вела велосипед рядом с собой. Ей явно не нравилось разговаривать на улице. Мы пересекли Темпл Бар Дистрикт, затем реку Лиффи.
Курьерское подразделение «ПСИ» находилось в выкрашенном в тот же оттенок зеленого, что и брюки Дэни, трехэтажном здании, отделанном красным деревом, с высокими аркообразными окнами. Знак над входом украшала та же эмблема, что красовалась на блузке Дэни. Зеленый трилистник казался деформированным, непропорциональным. Что-то в этом знаке манило меня. Если бы я в одиночку оказалась на этой улице и заметила его, я бы без промедления вошла в здание, повинуясь странному внутреннему импульсу.
– Он заколдован, – объяснила Дэни, глядя, как я изучаю знак на вывеске. – Он привлекает таких, как мы. Точно так же работает штамп на бумаге. Этот знак долгое время собирал нас.
– А ты не думаешь, что сейчас сообщила мне вещи, которые Ровена не хотела бы мне говорить?
Где находится предел лояльности Дэни? Разве она не воспитанница Ровены?
Дэни около минуты размышляла над моим вопросом, а мне внезапно стал более понятен ее характер. Она, как и я, никому не доверяла. По крайней мере – не полностью. Интересно, почему?
– Заходи с черного хода. – Она тряхнула рыжими кудряшками и вскочила на велосипед. – Я опаздываю с доставкой. Еще увидимся, Мак.


Позади дома оказалось несколько дюжин бело-зеленых велосипедов, четыре мотоцикла и десять почтовых грузовичков, на каждом из которых красовался все тот же несимметричный трилистник. Если «ПСИ» была просто прикрытием, то это прикрытие приносило неплохой доход.
Я поднялась по ступенькам к черному ходу и постучала. Мне открыла женщина лет сорока, в очках без оправы, с сияющей копной каштановых волос. Женщина молча впустила меня внутрь, проводила по двум лестничным пролетам, затем – по длинному коридору к дальней комнате, после чего я осталась одна. Чутье ши-видящей послало мне сигнал. За дверью был либо Фейри, либо один из их Объектов Силы – но я сомневалась, что здесь может оказаться Фейри. Наверняка Ровена держала меч, упомянутый Дэни, в непосредственной близости от себя. Да и другие реликвии тоже.
Я толкнула дверь и вошла в изящно оформленную студию с полированным паркетным полом, стенами, обшитыми деревянными панелями, и огромным камином. Солнечный свет лился сквозь высокие окна, обрамленные бархатными портьерами. Лампы, стоящие на полу и столиках, освещали каждый угол и каждую щель. Думаю, я нашла общую для всех ши-видящих отличительную черту – мы включаем все лампы, до которых можем дотянуться. Мы ненавидим темноту.
За антикварным столом сидела пожилая женщина. Впрочем, сегодня она не выглядела такой уж старой. Во время двух наших предыдущих встреч она была одета в какие-то тряпки. Сегодня Ровена облачилась в бирюзовый костюм классического покроя и белую блузу. В таком наряде она выглядела лет на двадцать моложе: скорее на шестьдесят, чем на восемьдесят с хвостиком. Седые волосы были заплетены в косу, уложенную вокруг головы наподобие короны. В ушах, на шее и на запястьях Ровены блестел жемчуг, подобранный в тон к ее серебристым волосам. Она выглядела элегантной, собранной и при этом, как часто говорил о низкорослых людях мой отец, ядовитой и въедливой. Думаю, ее неприметный облик безобидной бабушки, который она принимала, выходя на люди, был выбран ею сознательно – мы стараемся не замечать неряшливых, неприглядных стариков, и такой образ давал Ровене преимущество, равносильное невидимости. Думаю, люди подсознательно боятся обращать внимание на таких стариков, словно признать их существование означает смириться с тем, к чему они сами приближаются с каждым ударом часов.
С шеи Ровены свисали очки на витой цепочке. Она подняла их и водрузила на свой вздернутый нос. Очки увеличили ее глаза, усилили их голубизну и пронзительность взгляда.
– МакКайла. Входи же, присаживайся, – оживленно сказала она.
Я поприветствовала ее коротким наклоном головы и шагнула вглубь комнаты. Затем осмотрелась, размышляя о том, где Ровена прячет меч. В этой комнате явно ощущалось присутствие чего-то из мира Фей.
– Ровена.
Ее глаза блеснули, и я поняла, что фамильярность ей не нравится. Отлично. Я собиралась общаться на равных, а не в качестве ее ученицы. Ровена упустила свой шанс стать моей наставницей, когда отвернулась от меня. Теперь мы молча смотрели друг на друга. Молчание затянулось. Я не собиралась его нарушать. Это был поединок воль. И не я его проиграю.
– Садись, – снова сказала Ровена, указывая на кресло перед столом.
Я не села.
– О, ради Богородицы, да расслабься же, девочка! – рыкнула она. – Здесь мы – семья.
– Да неужели? – Я прислонилась спиной к двери и скрестила руки на груди. – Там, откуда я родом, семья не бросает своих детей ради выгоды, а ты дважды проделала со мной такое. Почему той ночью в баре ты посоветовала мне умереть? Ты же собираешь ши-видящих. Чем же я тебе не угодила?
Она откинула голову назад и опустила взгляд, оценивая, взвешивая ответ.
– У меня был тяжелый день, я потеряла троих наших. А затем появилась ты. Ты была в шаге от того, чтобы выдать себя, и лишь святые знают, скольких из нас ты погубила бы, если бы не остановилась.
– Это вполне понятно, учитывая, что я ничего о себе не знала.
– Неудивительно, что Фейри тебя очаровал. Я же говорила тебе, я считала тебя при-йа, одной из их игрушек. Откуда мне было знать, что это первый Фейри, которого ты увидела, или о том, что ты не знаешь, кем являешься? Тем, кто стал при-йа, мы уже не способны помочь. Если такой ущерб нанесен, то воля потеряна, равно как и рассудок. И я бы никогда не пожертвовала десятью ради спасения одной.
– Я была похожа на сумасшедшую? – поинтересовалась я.
– Вообще-то да, – сухо ответила Ровена. – Именно так ты и выглядела.
Я подумала о той ночи, моей первой ночи в Дублине. Я была уставшей после тяжелого перелета, раздавленной горем, чувствовала себя совсем одинокой и брошенной и увидела то, чего просто не могло существовать. Возможно, выражение моего лица и было немного… ошарашенным, немного отрешенным. Но…
– А что насчет музея? Ты и там меня бросила, – продолжила я.
Ровена скрестила руки на груди и откинулась на спинку кресла.
– Ты собиралась заключить союз с принцем Фей – и опять вела себя, как при-йа. Ты раздевалась перед ним. И что я должна была подумать? Я поняла, что ошиблась, лишь когда ты начала угрожать ему копьем. Кстати говоря, мне нужно взглянуть на это копье.
Она встала, обогнула стол с проворством куда более молодой женщины и протянула руку.
Я рассмеялась. Да она с ума сошла, если считает, будто я отдам ей свое оружие. Да я скорее загоню его ей в сердце.
– Не думаю.
– МакКайла, – спокойно сказала Ровена, – позволь мне взглянуть на копье. Ты одна из нас. В этой войне мы все – твои сестры.
– Моя сестра мертва. Ты ведь ее тоже видела? И тоже сделала дурацкий вывод и отвернулась от нее? Велела ей умереть в одиночестве? Поскольку именно так она и погибла, – ядовито произнесла я. – Фейри разорвали ее в клочья.
Ровена выглядела удивленной.
– О какой сестре ты говоришь?
– Ой, не надо…
Вот она, истинная причина моей ненависти. Не только то, что Ровена отвернулась от меня в трудную минуту и разбила мою веру в то, что у меня есть семья, – а то, что она не сумела спасти мою сестру. Со всеми своими заколдованными знаками, со способностями, со шпионками на велосипедах, почему она не забрала Алину к себе? Не обучила ее? Не спасла?
– Моя сестра провела в Дублине несколько месяцев и все время гуляла по пабам. Как ты могла проглядеть ее?
– А ты считаешь, что я должна знать всех американских туристов? – огрызнулась Ровена. – Дублин большой город, а мы лишь недавно объединились. Все это время у меня было множество дел в других местах. Как долго твоя сестра пробыла здесь? Как она выглядела?
– Она прожила здесь восемь месяцев. Она была блондинкой, как и… я во время нашей первой встречи. Тот же цвет глаз. Но у нее было более спортивное сложение, и она была немного выше, чем я.
Ровена изучала мое лицо, словно пыталась вычленить и отбросить мои индивидуальные черты, замещая их, переделывая, стараясь представить лицо другой женщины. Наконец она покачала головой.
– Прости, МакКайла, но нет. Я никогда не встречалась с твоей сестрой. Ты должна рассказать мне, что произошло. Мы с тобой сестры не только по способностям и виденью, мы сестры по несчастью. Расскажи мне все.
– Мы не можем быть сестрами, бабушка, ни при каком раскладе. И мое копье ты не получишь. – Ей не удастся приручить меня, внушив симпатию.
Ровена ответила тяжелым взглядом.
– В первый раз я отослала тебя прочь. Во второй я попыталась привести тебя сюда, но ты отказала мне. Мы сравняли счет своих отказов. Я больше не совершу такой ошибки. А ты?
– Ты должна была найти мою сестру. Ты должна была спасти ее.
– Ты и представить себе не можешь, как бы я хотела это сделать. Позволь мне спасти тебя вместо нее.
– Меня не надо спасать.
– Необходимо, раз уж ты работаешь на Иерихона Бэрронса.
– Что ты знаешь о Бэрронсе?
– Среди нас нет и никогда не было мужчин ши-видящих, МакКайла. Наш дар – преимущество матриархата.
Я хрюкнула.
– Дар? Он убил мою сестру и разрушил мою жизнь. Что же до Бэрронса – ну и кто он в таком случае? Потому что он определенно видит Фей и он помогал мне убивать их. А это само по себе уже больше, чем все, что вы могли для меня сделать.
– И это все, что нужно для того, чтобы завоевать твое доверие, МакКайла? Сражаться с тобой бок о бок? Так давай прямо сейчас выйдем отсюда и вместе убьем Фейри. Ты знаешь, что творится на сердце у Бэрронса? В его мозгу? Почему он действует так, а не иначе? Что ему нужно?
Я молчала, потому что мне нечего было ответить. Большую часть времени я вообще не была уверена, что у него есть сердце, и что бы ни было у него на уме, он тщательно скрывал свои мысли.
– Не думаю. Он ведь ничего не рассказывает тебе, верно?
– О том, кем я являюсь, он рассказал мне больше, чем ты.
– Ты не дала мне шанса это сделать.
– Оба своих шанса ты упустила.
– Попробуй еще раз, МакКайла. Я готова говорить. Готова ли ты слушать?
– Ты знаешь, кем он является? – с нажимом спросила я.
– Я знаю, кем он не является, и это все, что мне нужно знать. Он не один из нас. Мы чисты сердцем, и наши цели бескорыстны. Видишь этот знак? – Ровена указала на картину, висящую над ее столом, – огромный зеленый трилистник на золотом фоне. – Посмотри на него. Ты знаешь, что его принято считать символом удачи и что этот знак существует дольше, чем кто-либо может вспомнить?
Я покачала головой.
– До того как клевер стал символом Троицы Святого Патрика, он был нашим знаком. Эмблемой нашего ордена. Этот символ наши древние сестры вырезали на своих дверях, тысячи лет назад его рисовали на флагах и несли перед собой, отправляясь в новые поселения. Так все узнавали, кто мы такие и что мы делаем. Увидев наш знак, люди устраивали праздник, который отмечался всю ночь напролет. Они встречали нас подарками, вручая лучшую еду, вино и приводя к нам лучших мужчин. Мужчины устраивали турниры за право разделить с нами постель. – Ровена подошла к картине, прихватив по пути карандаш со стола. – На самом деле это вовсе не клевер. Это наша клятва. – Резинкой на кончике карандаша она обвела боковые листы трилистника, слева направо. – Видишь, эти листки образуют цифру восемь, перевернутую наподобие ленты Мебиуса. Это две переплетенные буквы «S», их концы встречаются. Третий лист и стебель – это прямостоящая буква «Р».
Так вот почему трилистник выглядел непропорциональным! Он и был таким. Правый листок казался более плоским, чем левый, а стебель был слишком прямым.
– За тысячи лет все забыли о нашем существовании, добавили лишние штрихи к этому знаку, в том числе и четвертый лист, и теперь считают его клевером, приносящим удачу. – Она фыркнула. – Но мы ничего не забыли. Мы никогда не забудем. Первая «S» означает «See», видеть, вторая, «Serve», – служить, и «Р», «Protect», значит «защищать». Сам по себе трилистник является символом Эйре, великой Ирландии. Лента Мебиуса – залог того, что наша служба будет вечной. Мы, ши-видящие, вечные стражи человечества. Мы защищаем его от Древних. Мы стоим между этим миром и другими. Мы побеждаем смерть в любом обличье, которое она принимает, и сейчас, куда сильнее, чем прежде, возросла наша значимость.
Я чуть не начала возбужденно напевать «Дэнни Бой»,
type="note" l:href="#n_6">[6]
хоть и не знала слов. Ровена заставила меня почувствовать, что я являюсь частью чего-то огромного, она пыталась давить на меня, но я сопротивлялась. Я никогда не любила играть в команде, а уж присоединяться к клубу, который дважды отшил меня, у меня не было вообще никакого желания. Да, я злая, и память у меня хорошая. Я сделаю с Ровеной то же самое, что и со всеми остальными. Персональная месть Мак Лейн: я выкачаю из нее всю возможную информацию. Позже я запишу все это в свой дневник, посижу в тихом месте, размышляя, кому верить… ну, вроде того, по крайней мере – кого можно включить в список тех, кому можно хоть немного верить.
– Надеюсь, у вас есть где-нибудь архив? – Если да, то я с удовольствием запущу в него руки.
Ровена кивнула.
– Есть. Информации о Фейри у нас накопилось больше, чем кто-либо другой смог бы собрать за десяток жизней. Некоторые из нас… физически не способные к битвам… решили перенести наши архивы в двадцать первый век. Они начали огромный труд, переводя все источники информации в электронный вид. Наша библиотека, ранее огромная, теперь разъята на составные части.
– И где эта библиотека?
Она смерила меня взглядом.
– В старом аббатстве, в нескольких часах езды от Дублина.
Старое аббатство. Понятно. Увижу Бэрронса – убью!
– Желаешь ознакомиться с библиотекой?
Каждой клеточкой своего тела. Я хотела сказать: возьми меня с собой, покажи мне все, прямо сейчас проведи меня по этим коридорам, научи меня быть той, кем я есть. Но я этого не сказала. Что, если Ровена заведет меня туда и бросит среди холмов, овец и руин, зачарует своей верой в силу их хевена и отберет мое копье? Я понимала важность своего оружия. Из всех возможных орудий лишь два способны были убить Фейри. Одно было у Ровены – и при этом огромное количество ее последовательниц ходили безоружными. Второе было у меня. По-моему, не очень честный расклад. Но меня не беспокоила честность. Меня интересовало только собственное выживание.
– Может, в другой раз, – уклончиво ответила я.
– Позволь показать тебе часть того, от чего ты отказываешься. – Она снова отошла к столу, открыла ящик и достала оттуда толстый том, переплетенный в кожу и обвитый шнуром.
– Подойди, – поманила меня Ровена. Она положила книгу на стол и открыла ее, с осторожностью пролистав отмеченные временем страницы. – Думаю, эта запись может заинтересовать тебя. – Она указала пальцем нужное место внизу страницы.
Это было что-то вроде алфавитного указателя для лексикона ши-видящих, открытого на букве «В».
Я судорожно вздохнула.
«В'лейн: принц Светлого Дома, Видимый. Входит в Верховный совет Королевы Эобил, иногда выступает в роли консорта. Изобретатель Дикой Охоты, крайне высокомерен, невероятно сексуален. Одна из первых зафиксированных встреч с ним состоялась в…»
Ровена закрыла книгу и вернула ее в ящик стола.
– Эй, – запротестовала я, – я еще не дочитала! Когда и где состоялась первая встреча с ним? Насколько можно верить этим записям? Это точно, что он принадлежит к Видимым?
– Принц Фейри, который управлял твоими действиями в музее, действительно рожден при Светлом Дворе и с начала времен служит своей Королеве. Присоединяйся к нам, МакКайла, и мы поделимся с тобой всеми знаниями, которыми обладаем сами.
– И чего вы потребуете взамен?
– Лояльности, послушания и приверженности. За это мы предоставим тебе дом, убежище, станем твоей семьей и поделимся с тобой всеми знаниями, накопленными нами за века.
– Кто такая Патрона?
Ровена улыбнулась – тонко, грустно.
– Женщина, на которую я возлагала огромные надежды и которая была убита Фейри. Ты очень на нее похожа.
– Ты говорила, что я похожа на О'Коннор. В вашей организации есть еще О'Конноры? Люди, с которыми я могу состоять в родстве?
Она снова вздернула голову и посмотрела на меня сверху вниз, ноздри ее слегка расширились.
– Ты говорила со своей матерью. Очень хорошо, я в тебе и не сомневалась. Так что же?
Я стиснула челюсти. Я не могла заставить себя признать ее правоту.
– Я хочу знать, кто я и откуда я родом. Ты можешь сообщить мне это?
– Я могу помочь тебе в поиске правды.
– Так есть ли еще О'Конноры в вашей организации? – Почему никто никогда не может прямо ответить на мой вопрос?
По ее лицу пробежала тень. Она покачала головой.
– Эта линия прервалась, МакКайла. Если ты вправду О'Коннор или наследница одной из ветвей их рода, ты последняя, кто выжил.
Я отвернулась, ужасно разочарованная. До сих пор я не понимала, как сильно помогала мне надежда найти кровных родственников, я поняла это лишь теперь, когда несколько слов уничтожили ее на корню.
Руки Ровены нежно опустились мне на плечи, но я знала, что эти руки крепче железа.
– Ты одна из нас, МакКайла.
– Остальные О'Конноры тоже были убиты Феями?
– Ты на распутье, дитя, одной ногой здесь, другой там. Прими решение, поскольку ты стоишь на пороге и дверь может закрыться.
Я повернулась и посмотрела на нее.
– Где «Синсар Дабх»?
– Ох, ну разве время сейчас для таких вопросов?
– Она у вас?
– Ты спрашиваешь меня о том, что известно лишь Небу. Я не могу ответить тебе.
– И что это за Небо?
– Наш Совет, который когда-то возглавляла Патрона. Ты – Нуль?
– Да.
Она так быстро сменила тему, что я ответила без промедления. Что ж, я решила воспользоваться ее тактикой и выпалила в ответ:
– Что за Фейри могут проскользнуть внутрь человека и не выйти из тела?
Ровена с трудом втянула в себя воздух.
– Ты видела такое создание?
Я кивнула.
– На что оно было похоже?
Я рассказала, после чего она воскликнула:
– Святые праведники, та самая, которую описывала мне Дэни, та, которую она видела в день встречи с тобой! Так вот что они делают! До меня доходили слухи о том, что подобные Невидимые существуют. Но мы не знали, кто они такие, и у нас нет для них названия.
– Я не смогла увидеть Фею, когда она забралась в человеческое тело.
– Она сумела укрыться от чутья ши-видящей? То есть она использует человеческое тело вместо наведения чар и ты не способна это определить? – Ровена была так же встревожена, как и я. – Ты убила ее?
– Как я могла это сделать, не убив девушку?
В ее глазах вспыхнул упрек.
– Так ты просто позволила ей уйти, притворившись человеком? Скольким людям придется умереть из-за того, что ты оказалась слишком доброй и не смогла отнять единственную жизнь? Твоя совесть выдержит груз этих смертей, ши-видящая? Или ты притворишься, что ты здесь ни при чем? В тот момент, когда Фейри оказалась внутри той девушки, она перестала быть человеком!
Я понимала точку зрения Ровены, но считала ее отвратительной.
– Во-первых, ты этого не знаешь. Во-вторых, я не могла просто так подойти к ни в чем не повинной девушке и убить ее.
– Тогда отдай свое оружие тем, кто может это сделать! Когда ты отпустила ее, не пожелав испачкать руки кровью жертвы, ты испачкала их в крови десятков жертв! Фейри будет убивать. Такова природа Невидимых.
– Для тебя существует лишь черное и белое, да?
– Серый – это лишь название светло-черного. Серому никогда не стать белым. Лишь белый – это белый. В нем нет места теням.
– Ты пугаешь меня, бабушка.
– Это ты пугаешь меня, детка, – парировала Ровена.
Затем она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Когда она вновь посмотрела на меня, в ее взгляде не было и следа упрека.
– Пойдем в аббатство. Ты уже познакомилась с Дэни. Познакомься с остальными своими сестрами. Узнай нас. Посмотри, что мы делаем и почему. Мы не монстры. Это Фейри чудовища. И война между нами с каждым днем становится все более жестокой. Если мы не станем отвечать на их беспощадность собственной беспощадностью, мы проиграем. Тот, кто не движется вперед, движется назад. А тот, кто движется назад, долго не живет.
– Ты знаешь о Гроссмейстере и его планах освободить всех Невидимых?
– Я не отвечу ни на один твой вопрос до тех пор, пока ты не сделаешь свой выбор. Среди нас нет ренегатов. Я не приемлю их. Либо ты с нами, либо ты против нас.
– Ровена, оттенки серого существуют. Я не за вас и не против. Я сама решаю, чью сторону принять. Вместо того чтобы давить на меня, попробуй меня убедить.
– Я пытаюсь. Поедем в аббатство.
Я хотела бы. Но только на своих условиях и тогда, когда я буду чувствовать себя в безопасности, чего о данной ситуации сказать нельзя.
– Я буду на связи.
– Каждая минута, которую ты тратишь вдали от нас, может стать последней в твоей жизни. Ты можешь погибнуть в одиночестве, вместо того чтобы объединиться со своими сестрами и обрести защиту, МакКайла.
И все же я рискну.
Когда я подошла к двери, Ровена бросила мне вслед:
– Почему Дэни целый месяц нигде не могла найти тебя?
Я подумала о том, стоит ли солгать, но решила оставить фишки там, куда они упали.
– Потому что я была в стране Фейри с В'лейном, – ответила я, переступая порог.
Она зашипела:
– Если ты при-йа и он прислал тебя сюда, чтобы шпионить за нами…
– Я не марионетка, Ровена, – сказала я, не оборачиваясь. – Не его. Не Бэрронса. И не твоя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари

Разделы:
Дорогой читатель!Пролог1234567891011121314151617181920Словарь из дневника мак

Ваши комментарии
к роману Любовная горячка - Монинг Карен Мари



потрясная книга.одно удовольствие ее читать.
Любовная горячка - Монинг Карен Маривирсавия
2.09.2010, 14.05





книжа - СУПЕР!!!)
Любовная горячка - Монинг Карен МариИнна
25.03.2011, 14.33





5+
Любовная горячка - Монинг Карен МариВера
18.06.2011, 15.13





Книги просто класс
Любовная горячка - Монинг Карен Маринатали
30.09.2011, 9.34





Вся серия - просто улет! Берронс просто сногшибателен, респект!!!!
Любовная горячка - Монинг Карен МариЮля
3.11.2011, 11.50





нравится! Читаю 3 часть
Любовная горячка - Монинг Карен Мариюлия
25.11.2012, 9.52





Замечательная книга
Любовная горячка - Монинг Карен Марилюбовь
15.01.2013, 15.27





Прочитала первую книгу, хочу вторую.
Любовная горячка - Монинг Карен МариЕвгения
11.07.2013, 9.24





ну не знаю, что так все хвалят..но мне не понравилось.. эльфы убивающие сексом..члены по колено у монстров..брр..че за бред
Любовная горячка - Монинг Карен Мариленко
4.03.2014, 8.21





А тайные рукописи, не с той оперы! Классный приключенческие романы, рекомендую!
Любовная горячка - Монинг Карен МариSatAnna
9.12.2014, 19.35





нет слов. Очень понравилось,как и все её книги
Любовная горячка - Монинг Карен МариМари
15.12.2014, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100