Читать онлайн Любовная горячка, автора - Монинг Карен Мари, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 65)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовная горячка - Монинг Карен Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Монинг Карен Мари

Любовная горячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Уэльс – это одна из четырех административно-политических частей, составляющих Соединенное Королевство. Оставшиеся три – это Англия, Шотландия и Северная Ирландия.
Ирландия – не спутайте с Северной Ирландией – это суверенное государство, которое является членом Европейского Союза.
Все Соединенное Королевство, занимающее девяносто четыре тысячи квадратных миль, лишь ненамного меньше штата Орегон. Остров Ирландия, на котором расположены как Ирландская республика, так и Северная Ирландия, размером приблизительно со штат Индиана.
Уэльс, занимающий восемь тысяч квадратных миль, на самом деле очень маленький. Для того чтобы взглянуть на него в перспективе, нужно отметить, что Шотландия занимает вчетверо больше земли, а Техас по площади превышает его в тридцать три раза.
Я знаю все это, поскольку специально выясняла. Когда убили мою сестру и мне пришлось вылететь из родного гнездышка в Ашфорде, штат Джорджия, мои крылья еще не окрепли и пришлось обращать внимание на многие вещи. Я тогда взглянула на себя и поняла, что, помимо всего прочего, мало знаю об окружающем мире. И я очень старалась изжить свою провинциальность, училась смотреть на мир с высоты птичьего полета. Если знание – сила, то я не имела права от этой силы отказываться, я хотела получить все, что могло бы мне помочь.
Перелет из Дублина в Кардифф занял чуть больше часа. В одиннадцать с четвертью мы приземлились в Рузе, в десяти минутах езды от столицы. Рядом с нами тут же материализовался шофер, который провел нас к поджидающему серебристому «майбаху-62».
Я понятия не имела, где мы проезжали, поскольку никогда раньше не ездила в таком автомобиле и все мое внимание было поглощено шикарным салоном машины, так что я запомнила лишь мелькающие в боковом окне огни города, сменившиеся темнотой за панорамным окошком в крыше. Я перевела свое кресло практически в горизонтальное положение. Испробовала, как работает функция массажа. Погладила полированное дерево и мягкую кожу салона. Отследила скорость, с которой мы неслись сквозь ночь, по приборам на потолке.
– Когда мы прибудем, займите свое место и не двигайтесь, – в пятый раз повторил Бэрронс. – Не ковыряйте в носу, не поправляйте волосы, не трите лицо и, что бы я вам ни сказал, – кивайте… Говорите со мной, но тихо. Люди будут подслушивать, если у них появится такая возможность. Будьте вежливы.
– Неподвижная, как кошка, и бесшумная, как мышка, – ответила я, играя с меню на персональном телевизоре с плоским экраном.
Этот автомобиль был вполне способен на то, что специалисты назвали бы «великолепными летными качествами» – он разгонялся от нуля до сотни за пять секунд. Должно быть, Бэрронс ранее показал себя заядлым коллекционером, раз уж хозяева аукциона выслали за ним такую машину.
Я не замечала ничего вокруг до того момента, когда Бэрронс помог мне выбраться из автомобиля и взял под локоть.
Сегодняшний вечерний туалет нравился мне гораздо больше, чем все то, что он выбирал для меня прежде. На мне был черный костюм от Шанель, весь из себя деловой, абсолютно не деловые туфли на высоченных каблуках, плюс фальшивые бриллианты в ушах, на шее и запястьях. Свои короткие черные кудряшки я обработала средством для укладки и зачесала за уши. Я выглядела весьма шикарно, и мне нравилось это новое ощущение. А кому бы оно не понравилось? До сих пор самой дорогой вещью, которую я надевала, было платье для выпускного бала. И я всегда считала, что следующим дорогим платьем в моей жизни станет то, которое купит мне папа на свадьбу, а потом, если жизнь сложится хорошо, будут еще десятки нарядов в промежутке между свадьбой и похоронами. Но я уж точно не представляла себе нарядов от кутюр, дорогих автомобилей и нелегальных аукционов, а также мужчину, который будет носить шелковые рубашки и итальянские костюмы с платиновыми запонками в россыпи бриллиантов.
Когда я наконец-то оглянулась, я с удивлением обнаружила, что мы находимся на пустынной дороге. Безликие мужчины в одинаковых костюмах провели нас по короткой тропинке, затененной растущими по обеим сторонам деревьями, и остановились перед особенно густо разросшимся кустарником. Я недоумевала ровно секунду, после чего наши провожатые раздвинули листья, открывая стальную дверь, спрятанную в кустарнике. Нас провели внутрь по казавшейся бесконечной бетонной лестнице, перешедшей в мрачный коридор, по которому вились трубы и провода, и в итоге мы оказались в большой прямоугольной комнате.
– Мы в бомбоубежище, – прошептал Бэрронс, наклонившись к моему уху, – на глубине почти трех этажей под землей.
Не скажу, что это совсем не действовало мне на нервы. Я находилась глубоко под землей, и единственный выход наверх был за спинами дюжины тяжеловооруженных охранников. Не то чтобы я страдала клаустрофобией, но я люблю видеть над собой чистое небо или хотя бы знать, что оно прямо за окружающими меня стенами. А сейчас я чувствовала себя погребенной заживо. Думаю, мне больше понравилась бы перспектива сгореть во время ядерного взрыва, чем гнить двадцать лет в бетонном гробу.
– Прелестно, – пробормотала я. – Это что-то похожее на твой подзем… ой! – Ботинок Бэрронса опустился на мою ногу и надавил так, что мне показалось, будто моя ступня превратилась в блинчик.
– Для проявления вашего любопытства найдется другое время и другое место, мисс Лейн. Здесь постарайтесь воздержаться. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.
– Извини, – произнесла я, действительно чувствуя себя виноватой.
Я могла понять его нежелание уведомлять этих людей о подземном тайнике, и, если бы я не была так сбита с толку окружающей обстановкой, я бы и сама могла об этом догадаться, прежде чем открыла рот.
– Сойди с моей ноги.
Он ответил своим специфическим, бэрронсовским взглядом, который я не берусь описать, – у него есть несколько таких взглядов, и каждый содержит пару томов информации.
– Я буду настороже, честно, – сердито сказала я.
Терпеть не могу чувствовать себя рыбой, вытащенной из воды, и не только потому, что я бессильно трепыхаюсь на песке, но и потому, что здесь я – килька в окружении акул.
– И я ни слова не скажу, пока ты мне не позволишь, о'кей?
Мой спутник одарил меня напряженной, но довольной улыбкой, и мы направились к своим сиденьям.
Эта комната была бетонной от пола до потолка, глазу не за что было зацепиться. Под потолком вились неприкрытые трубы и какие-то провода. Сорок металлических стульев стояли посреди помещения: в пять рядов, по четыре стула с каждой стороны от центрального прохода. Многие стулья уже были заняты людьми в элегантных вечерних туалетах. Все разговоры велись приглушенным шепотом.
В дальней части комнаты находилась центральная трибуна, по бокам которой располагались столы, уставленные различными предметами, накрытыми бархатом. Многие предметы, также скрытые бархатными покрывалами, стояли у стены за столами.
Бэрронс взглянул на меня. Я предусмотрительно не стала кивать.
«Да», – шепнула я, когда мы занимали свои места в третьем ряду, с правой стороны комнаты.
Я почувствовала это сразу же после того, как мы вошли в комнату, но не была уверена, что это – реликвия Фейри или кто-то из самих Фей, до тех пор пока у меня не появилась возможность изучить всех присутствующих людей на предмет их происхождения. Никто из них не прятался под чарами, все присутствующие в комнате были людьми, и это означало, что тут находился очень могущественный ОС, скрытый где-то под бархатом. По моей личной десятибалльной шкале накатывающей тошноты, в которой десятку вызывала «Синсар Дабх», а все остальные вещи распределялись где-то между тройкой и четверкой, до сих пор пустовали места для вещей с мощностью от шести и выше, а сама десятка заставляла меня терять сознание. Здешняя вещица тянула баллов на пять, и я полезла в карман за леденцами, которые помогали мне справиться с постоянным дискомфортом от непрерывного ношения копья. Копье, кстати, я чуть раньше выложила на стол Бэрронса, который привязал его к своей лодыжке, а не к моей. Я жутко не хотела расставаться с оружием, но мой обтягивающий костюм не оставлял мне выбора – спрятать под ним копье было просто невозможно. Думаю, доверие в наших с Бэрронсом отношениях все же присутствовало – я знала, что он вернет мне копье, как только у меня возникнет такая необходимость.
– Дверь закроется в полночь. – Губы Бэрронса скользнули по моему уху, и я вздрогнула, чем, очевидно, очень его удивила. – Все, кто не успеет зайти внутрь, останутся снаружи. Но пока что мы ждем любителей приходить в последнюю минуту.
Я взглянула на его часы. До полуночи оставалось три с половиной минуты, а шесть стульев все еще пустовали. Минуту спустя пять стульев были заняты, остался лишь один свободный в первом ряду. Думаю, я чуть не свернула себе шею, рассматривая публику, Бэрронс же глядел прямо перед собой.
«Сегодня ночью вы должны быть не просто ОС-детектором, мисс Лейн, – сказал он мне в самолете. – Вы должны стать моими глазами и ушами. Я хочу, чтобы вы ко всему прислушивались и все анализировали. Я хочу знать, кто и каким лотом заинтересовался, кто радовался выигрышу, кто тяжело переживал проигрыш». – «Почему? Ты всегда замечаешь куда больше, чем я». – «Там, куда мы сегодня отправляемся, любой взгляд по сторонам расценивается как проявление слабости и неуверенности. Вы должны замечать все за меня». – «А кто занимался этим раньше? Фиона?»
Когда Бэрронс не в настроении отвечать, он просто игнорирует меня.
Итак, я изображала новичка, интересующегося всем происходящим. Это было вовсе не так плохо, как я боялась, поскольку никто не таращился на меня в ответ. Да, некоторые взгляды слегка плавали, словно иллюстрируя борьбу любопытной человеческой природы с правилами игры, запрещавшими отвечать на нескромные взгляды.
Сначала мне забавно было наблюдать за людьми, которые надели дорогущие наряды лишь для того, чтобы сидеть в них на железных стульях в пыльном бомбоубежище, но потом я поняла: эти люди были настолько богаты, что деньги перестали быть для них просто деньгами. Эти люди сами стали богатством и оделись бы подобным образом даже на собственные похороны.
Здесь были двадцать шесть мужчин и одиннадцать женщин. Их возраст варьировался от раннего «за тридцать» до предела возможного. Самым древним был седовласый старик, которому на вид было около девяноста пяти. Он сидел в инвалидном кресле, в компании кислородного баллона и охранников. Сморщенная кожа старика казалась такой тонкой и прозрачной, что я могла видеть сеть вен на его лице. Он явно был болен чем-то, пожирающим его изнутри. И он был единственным, кто взглянул на меня в ответ на мой взгляд. У него были жуткие глаза. Мне стало интересно, чего же может желать человек, стоящий на краю могилы. Надеюсь, что, когда мне стукнет девяносто пять, я буду дорожить лишь тем, за что не нужно выкладывать миллионы, – любящей семьей, заботой и домашней едой.
Большинство разговоров велись о том, в каком ужасном месте они все оказались, как могла пострадать обувь во время прогулки по грязи и траве, а также об отвратительных политических прогнозах и еще более отвратительной погоде. Никто не упоминал выставленных на аукционе вещей, словно присутствующих вообще не интересовало то, за чем они сюда приехали. И они все время притворялись, будто их не интересует никто и ничто, окружающее их, и все движения, которые могли бы выдать их заинтересованность, маскировались под нечто абсолютно тривиальное. Две женщины вытащили косметички, словно для того, чтобы обновить помаду, хотя в зеркальца они рассматривали что угодно, только не себя. Четверо мужчин уронили различные предметы, для того чтобы нагнуться, якобы за ними, и исподтишка взглянуть на окружающих. Было что-то забавное и грустное в том, как все они почти одновременно ныряли за вещами, пытаясь сделать вид, будто ничего необычного не происходит.
Семеро гостей поднялись и попытались выйти, якобы в мужскую комнату. Вооруженный охранник отклонил их просьбу, зато они смогли как следует осмотреться.
Я никогда не видела такого сборища алчных параноиков. Бэрронс отличался от них точно так же, как и я. Но если я была мелкой рыбешкой, а все они – акулами, то Бэрронс явно принадлежал к породе тех мало исследованных глубоководных рыб, которые прячутся на дне, в самых темных местах океана, куда не проникают ни люди, ни солнечный свет.
В комнату вошел изящный седой джентльмен с тщательно расчесанной бородкой, и на секунду я подумала, что это последний из опоздавших, однако он тут же направился прямо к трибуне. По дороге он, сияя глазами, с четко выраженным британским акцентом тепло поприветствовал нескольких гостей, обращаясь к ним по имени.
Дойдя наконец до трибуны, джентльмен поздоровался со всеми присутствующими, перечислил те немногие требования, соблюдать которые мы согласились уже по той простой причине, что появились здесь, и сказал, что сейчас любой из нас, если пожелает, может покинуть помещение (интересно, мрачно подумала я, разрешат ли нам жить, если мы сделаем это). Затем последовало перечисление приемлемых способов оплаты, и за секунду до того, как аукцион должен был начаться, на последнее оставшееся свободным место проскользнул весьма известный человек – вы наверняка узнали бы его, поскольку каждый день видите по телевизору.
Торги начались с Моне, и с этого момента стало происходить нечто невообразимое. В ту ночь я узнала, что некоторые удивительные картины и артефакты никогда не станут достоянием всего человечества, а продолжат свой путь во времени, перемещаясь по тайным аукционам и прячась в частных коллекциях невероятно богатых людей.
Я видела картины, о существовании которых многие даже не догадываются. Видела вещи, глядя на которые я не могла поверить, что они сохранились, пройдя через века. Видела рукописные копии пьес, которые никогда не были и не будут сыграны, – это действительно большая потеря для человечества. Я поняла, что есть люди, которые готовы заплатить сумасшедшие деньги за счастье обладать единственной в своем роде вещью и наслаждаться не столько ею, сколько бешеной завистью себе подобных.
Цены были за гранью реального. Одна женщина заплатила двадцать четыре миллиона долларов за картину размером с мою ладонь. Другая приобрела за три миллиона двести тысяч брошь величиной с грецкий орех. Известный всем мужчина купил за восемьдесят девять миллионов картину Климта. Здесь были драгоценности, когда-то принадлежавшие королевам, оружие самых прославленных воинов и даже поместье в Италии в комплекте с частным аэродромом и коллекцией классических автомобилей.
Бэрронс приобрел кое-что из старинного оружия и дневник основателя одного из тайных обществ. Я сидела на своих руках, чтобы удержаться от нервных взмахов, затаив дыхание, смотрела, как снимают покрывала с одного сокровища за другим, и пыталась не крутить головой, что гораздо проще сказать, чем сделать. Желание убрать с лица выбившийся из прически завиток становилось практически непреодолимым. До сих пор я не представляла, с какой ясностью мое тело выдает мои мысли, но сегодня неоднократно ловила себя на том, что пожимаю плечами, качаю или киваю головой. Теперь понятно, почему Бэрронс с такой легкостью читает мои мысли. Это была не очень приятная, но уж точно незабываемая ночь. Наконец сняли покрывало с Объекта Силы. Я понятия не имела, что это за вещь, – но Бэрронс это знал и хотел заполучить ее во что бы то ни стало. Я тоже научилась читать его мысли.
Это был драгоценный амулет размером приблизительно с мой кулак – в оправе из золота, серебра, сапфиров и ониксов; согласно информационному листку, в нем также содержалось несколько неизвестных сплавов и не менее загадочных камней. В сияющей золотистой оправе покоился огромный полупрозрачный камень неизвестного происхождения, а сам амулет висел на толстой тяжелой цепи. У этого украшения была весьма интересная история, начавшаяся задолго до эпохи homo sapiens: амулет был создан для избранной фаворитки мистического короля, известного как Круус.
Каждому участнику аукциона была вручена папка, в которой детально описывались все лоты, и, когда я заглянула через плечо Бэрронса, чтобы прочитать историю амулета на цепи, мои глаза чуть не выпрыгнули на страницы папки. Каждый владелец амулета был довольно заметной фигурой в истории или мифологии – даже я, мирно проспавшая почти все уроки истории, знала о них. Некоторые были героическими личностями, несущими добро, другие же – эпическими злодеями. И все они были невероятно могущественными.
Глаза аукциониста сверкали, когда он говорил об амулете и о его мистической способности исполнять самые сокровенные желания своего владельца.
Вы жаждете крепкого здоровья? – мягко спрашивал его взгляд у задыхающегося старика в инвалидном кресле. – Долголетия? Один из владельцев этого амулета, такой же уроженец Уэльса, как и вы, сэр, по слухам, прожил несколько столетий.
Возможно, у вас есть желание попробовать себя в политике? – предлагал аукционист знаменитости. – Хотите ли вы вести за собой свою великую нацию? Как насчет несметных богатств?
Ну куда ему еще богатеть? – удивилась я про себя. На его месте я бы пожелала себе побольше волос.
Может, вы хотели бы вернуть себе сексуальную привлекательность? – проникновенно спросил аукционист у стареющей красотки с горькими складками у рта и набрякшими темными мешками под глазами. – Вернуть мужа? Заставить его новую молоденькую жену… так сказать… поплатиться?
Возможно, – поддразнил он мужчину с четвертого ряда, у которого было самое сумрачное, самое затравленное лицо из всех, что мне доводилось видеть, – вы хотели бы победить всех своих врагов?
Торги просто взорвались.
Все это время Бэрронс сидел спокойно, глядя прямо перед собой. Я же, наоборот, бесстыдно крутила головой. Мое сердце бешено колотилось, а я никак не могла повлиять на ситуацию.
Я все ждала, когда же Бэрронс предложит цену, взвинтив ее до небес, но он этого не сделал. Круус, конечно же, был легендарным создателем браслета, который предлагал мне В'лейн. Это была реликвия Фей, невероятно могущественная, и, даже если мы не будем сами ее использовать, она не должна пойти дальше по миру. Это же Объект Силы! Все инстинкты ши-видящей кричали во мне, что эту вещь нужно изъять из мира людей, где ей ни в коем случае не место и где она больше не должна попадать не в те руки, как, например, к германскому диктатору, которому она однажды уже принадлежала.
Я наклонилась к Бэрронсу и прижала губы к его уху.
– Скажи что-нибудь! – прошипела я. – Торгуйся!
Он положил руку мне на ладонь и сжал ее. Мои кости начали тихонько похрустывать. Я заткнулась.
Торги достигли астрономических чисел. У Бэрронса просто не могло быть таких денег. Но я не верила, что мы так просто упустим эту вещь.
Вскоре основная борьба стала вестись между пятью конкурентами. Затем их осталось всего двое: знаменитость и умирающий старик. Когда сумма дошла до восьмизначных чисел, знаменитость рассмеялась и сдалась. У меня уже есть все, чего я хочу, – произнес он, и я искренне удивилась, поскольку он имел в виду именно то, что сказал. В комнате, заполненной недовольными, жадными людьми, он был действительно счастлив заполучить своего Климта, и больше он ничего не хотел. Мое отношение к нему тут же улучшилось. Я решила, что мне нравятся его волосы и его безразличие к тому, что думают по этому поводу все остальные. Ему повезло.
Час спустя аукцион закончился. А еще через несколько часов, прилетев на частном самолете – вряд ли нелегальные ценности можно запросто перевозить обычным рейсом, – мы стояли возле нашего магазина до того, как по-настоящему стемнело. Я была измотана, поэтому проспала весь рейс и проснулась только после того, как мы приземлились. Я обнаружила, что мой рот приоткрыт и я слегка похрапываю – а Бэрронс смотрит на меня с искренним недоумением.
Я злилась на него из-за того, что он упустил ОС. И я хотела знать, какой силой этот Объект обладает на самом деле. Хотела знать, способен ли он защитить меня лучше, чем браслет, предложенный В'лейном.
– Почему ты не попытался хотя бы поторговаться? – зло спросила я, как только Бэрронс открыл входную дверь.
Он пропустил меня внутрь.
– Я приобрел только то, что должен был приобрести, чтобы остаться в списках приглашенных. Любая покупка на подобных аукционах фиксируется и записывается. Я не хочу, чтобы другие люди знали, чем я располагаю. И я никогда не покупаю вещей, которые мне нужны.
– Ну, это уже просто глупо. И как тогда ты достаешь эти вещи? – Я нахмурилась. – Я не буду помогать тебе красть их, Бэрронс.
Он рассмеялся.
– Разве вам не хочется заполучить эту вещь? Аукционист ошибся, мисс Лейн. Это не амулет Крууса. Эту безделушку создал сам Король Невидимых, и это – одна из четырех Святынь Невидимых.
Несколько месяцев назад я даже не представляла, что существуют какие-то там Святыни. Ага, несколько месяцев назад я точно так же не представляла, что способна на убийство.
Святынями назывались самые сокровенные и могущественные реликвии, за которыми велась одержимая охота. Существовало четыре Светлые реликвии Видимых: копье, меч, котел и камень, а также четыре Темные святыни Невидимых: амулет, шкатулка, зеркало и – самая ужасная из всех – «Синсар Дабх».
– Вы знаете, кто владел амулетом раньше, – сказал Бэрронс. – Даже если бы вы сами не хотели завладеть им, можете ли вы допустить, чтобы Темная Святыня осталась в мире людей?
– Это нечестно! Ты используешь мои инстинкты ши-видящей против меня же, для того чтобы я помогла тебе совершить преступление.
– Жизнь в принципе несправедлива, мисс Лейн. И вам придется привыкнуть к тому, что вы закоренелая преступница. Просто примите это.
– А что, если нас поймают? Меня могут арестовать. И я могу попасть в тюрьму.
Я просто не выживу в тюрьме. Серая униформа, отсутствие цвета, полное подчинение пенитенциарной системе – все это уничтожит меня за считанные недели.
– Я помогу вам бежать, – сухо ответил он.
– Круто. И я всю жизнь проведу в бегах.
– Вы уже в бегах, мисс Лейн. С тех пор как погибла ваша сестра. – Бэрронс повернулся ко мне спиной и исчез за дверью.
Я уставилась на то место, где он только что стоял. Есть ли что-то, чего он не знает? Я знала, что я в бегах с тех самых пор, но ему-то откуда об этом известно?
После того как убили Алину, я начала чувствовать себя невидимкой. Мои родители перестали меня видеть. Все чаще я замечала, как они смотрят на меня с жуткой смесью боли и тоски, и понимала, что в эти моменты они видят Алину в моем лице, моей прическе, моем поведении. Они охотились на нее, преследовали ее призрак.
Я перестала существовать. Я больше не была Мак. Я была той, кто выжил.
Бэрронс был прав. Жажда справедливости и мести – это далеко не все, что заставило меня уехать из Ашфорда. Я убегала от своей тоски, от боли родителей, от пребывания в качестве тени другого человека, которого искренне любили и по которому жутко горевали, – и мне казалось, что Ирландия находится слишком близко для настоящего побега.
Но хуже всего было то, что я застряла в этом смертельно опасном марафоне. Я бежала, чтобы спасти свою жизнь, стараясь хоть на шаг опередить мчащихся за мной монстров, и финишной ленточки не было видно на горизонте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовная горячка - Монинг Карен Мари

Разделы:
Дорогой читатель!Пролог1234567891011121314151617181920Словарь из дневника мак

Ваши комментарии
к роману Любовная горячка - Монинг Карен Мари



потрясная книга.одно удовольствие ее читать.
Любовная горячка - Монинг Карен Маривирсавия
2.09.2010, 14.05





книжа - СУПЕР!!!)
Любовная горячка - Монинг Карен МариИнна
25.03.2011, 14.33





5+
Любовная горячка - Монинг Карен МариВера
18.06.2011, 15.13





Книги просто класс
Любовная горячка - Монинг Карен Маринатали
30.09.2011, 9.34





Вся серия - просто улет! Берронс просто сногшибателен, респект!!!!
Любовная горячка - Монинг Карен МариЮля
3.11.2011, 11.50





нравится! Читаю 3 часть
Любовная горячка - Монинг Карен Мариюлия
25.11.2012, 9.52





Замечательная книга
Любовная горячка - Монинг Карен Марилюбовь
15.01.2013, 15.27





Прочитала первую книгу, хочу вторую.
Любовная горячка - Монинг Карен МариЕвгения
11.07.2013, 9.24





ну не знаю, что так все хвалят..но мне не понравилось.. эльфы убивающие сексом..члены по колено у монстров..брр..че за бред
Любовная горячка - Монинг Карен Мариленко
4.03.2014, 8.21





А тайные рукописи, не с той оперы! Классный приключенческие романы, рекомендую!
Любовная горячка - Монинг Карен МариSatAnna
9.12.2014, 19.35





нет слов. Очень понравилось,как и все её книги
Любовная горячка - Монинг Карен МариМари
15.12.2014, 0.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100