Читать онлайн Крестная мать, автора - Модиньяни Ева, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крестная мать - Модиньяни Ева бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крестная мать - Модиньяни Ева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крестная мать - Модиньяни Ева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Модиньяни Ева

Крестная мать

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 1

Марк Фосетт провел рукой по лбу, словно пытаясь стряхнуть с себя усталость, смятение и сомнение. Исповедь Нэнси потрясла журналиста. Профессор Тейлор Карр, аристократ, безупречный муж женщины, связанной с мафией, неожиданно предстал перед ним в странном свете.
– Теперь, мистер Фосетт, вам все известно.
Отдохните немного. Я позову вас, когда придет время.
Она поднялась и направилась к двери. Марк вскочил и попытался удержать ее.
– Подождите! Не уходите, – взмолился он. – Не сейчас…
Он забыл и об усталости, и о страхе: так захватил его рассказ Нэнси.
Женщина обернулась и вопросительно взглянула на журналиста. Она держалась по-королевски, но что-то в ее глазах говорило собеседнику: Нэнси Карр потерпела поражение. Может, добившись осуществления своих великих замыслов, она поняла: игра не стоила свеч, преступления и страдания оказались напрасны.
– Что еще? – резко спросила Нэнси.
– Неужели профессор Карр так вас любил? Неужели он убил журналистку, чтобы завладеть компрометирующей записью и уберечь супругу от скандала?
В глазах Нэнси мелькнули сначала гнев, а потом снисходительное сочувствие:
– Вы ничего не поняли, Фосетт? Профессор Карр использовал Натали Гудмен, чтобы сломать мою карьеру и не позволить мне выставить кандидатуру на пост мэра. Дело в том, что он поставил на другую лошадку…
Марк испытал потрясение и растерянно пробормотал:
– Вы хотите сказать, что ваш верный спутник, уважаемый профессор, безупречный муж, мужчина, многие годы любивший вас, потомок аристократического рода, короче, вы хотите сказать, что Тейлор Карр – один из главарей мафии? И вы думаете, я поверю?
– Если уж вы не верите, тем более не поверят читатели, если газета позволит вам опубликовать мою историю. Но я обещала вам говорить правду, и это – чистая правда. Тейлор Карр – голова того спрута, что охватил своими щупальцами всю Америку. Он – ведущий руководитель и стратег мафии. Ему подчиняются главари от Нью-Йорка и до Палермо.
Нэнси подошла поближе к Марку и заговорила тише:
– Так называемые «крестные отцы», о которых вы, журналисты, любите писать, – всего лишь пешки на шахматной доске преступного мира. Они свое отжили. Мафия проникла в банки, на фондовые рынки, в транснациональные компании, в сферы высшей политики, и управляет ею аристократическая рука – рука Тейлора Карра. Он знает все обо всех. Моя жизнь известна ему до мельчайших подробностей. Он стремился обладать мной, потому что сразу же, с той самой первой встречи в Йельском университете, влюбился в меня. А может, он влюбился именно потому, что такая женщина, как я, неизбежно должна была привлечь внимание такого мужчины, как он.
Нэнси грустно усмехнулась и продолжала:
– Случай, только случай – а всякая случайность подчиняется законам собственной, весьма небанальной, логики – позволил мне раскрыть игру Тейлора.
Нэнси смотрела как-то странно, и журналисту показалось, что в глубине ее серых глаз вспыхнули огоньки безумия. Может быть, он сам постепенно сходил с ума?
– Для Тейлора не составило труда передать Гудмен необходимую информацию и заставить меня отказаться от политической карьеры, – произнесла женщина. – А Натали Гудмен только о том и мечтала. Он использовал ее, а потом выбросил, как бросают испачканный бумажный носовой платок.
– Неужели ваш муж так вас ненавидел?
– При чем тут личные чувства? Тейлор любил меня. Но он не хотел, чтобы я стала мэром. Он достаточно хорошо знал: я по его правилам играть не буду.
Марк почувствовал, что его уже ничто не удивляет; он многому научился, слушая историю жизни Нэнси Пертиначе.
– Стало быть, вы, преодолев так много, были вынуждены уйти со сцены, обнаружив истинное лицо вашего супруга. Так? – спросил Фосетт.
– Я выпрыгнула на ходу из поезда, чтобы выжить. Я чувствовала: запас кислорода, отпущенный мне, вот-вот кончится. В конце концов, мистер Фосетт, здесь, на острове, – мои корни. И я захотела вернуться сюда. Как моя мать и бабушка…
– Это я могу понять… – задумчиво произнес Марк. – Но монастырь, почему?..
Нэнси заговорила уверенней:
– Потому что я понимаю, как важна вера.
Думаю, человеку нужно веровать, это единственная сила, способная защитить нас от страданий в бесконечном и непонятном мире, что повелевает нами. А потом, пятьдесят лет – как раз тот возраст, когда пора отойти в сторону. Пятьдесят лет – это и конец, и начало. Потому что на пороге полувека в душе борются жгучее желание действовать и чувство тревожного, беспомощного ожидания. Ты по-иному начинаешь ощущать течение времени.
– Что вы хотели мне сказать прошлой ночью, когда я уходил из монастыря?
– Что я обнаружила микрофон, спрятанный в лампе, в приемной, где мы с вами беседовали. Щупальца спрута дотянутся куда угодно, – с горькой улыбкой произнесла Нэнси. – И я испугалась за вас. Поэтому я решила вызвать Тейлора Карра.
– Если жертва – важная персона, то и убийцу выбирают из лучших, – заметил журналист так, словно имел в виду не себя, а какое-то постороннее лицо.
– Вы – под моим покровительством, – успокоила его Нэнси. – Даю слово, с вами ничего не случится. Никто не осмелится причинить вам зло.
После этих слов она медленно удалилась, закрыв за собой дверь.


Чей-то голос разбудил погруженного в сон Марка Фосетта, а на плечо опустилась тяжелая рука. Журналист стряхнул груз сонных кошмаров и открыл глаза.
– Вы проспали целый день, – доброжелательно произнес огромный мужчина. – Я собираюсь ужинать. Составите мне компанию?
Марк потянулся, окончательно проснулся и узнал говорившего. Он видел этого человека несколько дней назад, когда они с Джанни Риччи ездили к вилле. Тут же Марку припомнился рассказ Нэнси, и журналисту показалось, что он и хозяин дома знакомы сто лет. Перед ним стоял Хосе Висенте Доминичи.
– А она где? – спросил Марк, имея в виду Нэнси.
– Уехала, – ответил Хосе Висенте. – Мы одни. А вы можете переодеться, если хотите. Я вас буду ждать в кухне, где обычно обедаю, – добавил хозяин, показав на одежду, приготовленную на стуле.
Хосе Висенте вышел, а Марк сел на постели, задумчиво провел рукой по лицу, взъерошил волосы.
Он проспал восемь часов подряд, но тревога и усталость не исчезли. Что случилось за это время? О чем договорились Нэнси и оба ее мужа? Что будет с ним? Он лихорадочно размышлял, пытаясь хоть за что-то зацепиться, но никак не мог выбраться из лабиринта, куда попал. В какой-то момент ему казалось, что выход найден, но тут же на него нападал безотчетный страх.
Марк прошел в ванную и удивился, обнаружив в сицилийском городке ванную комнату вполне голливудских стандартов. Он с удовольствием побрился и испытал чувство облегчения, встав под душ. Надев брюки и спортивную куртку, Фосетт с удовлетворением убедился, что все подобрано точно по размеру, включая рубашку и белье.
Когда гость появился на кухне, Хосе Висенте резал хлеб. Служанка сливала дымящиеся спагетти. Хозяин сделал едва заметный знак, и женщина тотчас же вышла. Хосе Висенте предложил Марку занять место за столом, накрытым на двоих.
Хосе Висенте полил спагетти, положенные на большое блюдо, острым соусом с чесноком, перцем, оливковым маслом.
– Говорят, я неплохо готовлю, – заметил он.
– Аромат – прекрасный и, похоже, подтверждает мнение ценителей вашего кулинарного искусства, – произнес Марк.
Он искал и не мог найти предлог, чтобы вернуться к обсуждению темы, волновавшей его. Хосе щедро положил ему на тарелку спагетти.
– Попробуйте и скажите, удался ли мне шедевр, – заявил хозяин со знанием дела.
Казалось, для Хосе Висенте в данный момент не было ничего важней дымящихся макарон, распространявших аппетитный запах.
Журналист, следуя примеру хозяина, засунул за ворот большую накрахмаленную салфетку и небрежно спросил:
– А меня под каким соусом приготовят?
– Хорошо, что вы не забыли о салфетке, – жизнерадостно произнес Хосе Висенте. – Спагетти следует есть осторожно. Ну, пробуйте, пробуйте…
Марк неловко накрутил спагетти на вилку и поднес их ко рту. Жевал он медленно, стараясь распробовать, но никакого удовольствия от еды не получил: макароны были не доварены, переперчены и обжигали рот. Он выпил глоток красного вина, но от этого вкус не улучшился.
– Ну как? Вкусно? – поинтересовался Хосе.
– Божественно! – соврал Марк, потом раскашлялся и покраснел; у него даже слезы выступили на глазах.
– А врать вы совсем не умеете! – воскликнул хозяин и громко расхохотался.
– Зато вы очень хорошо умеете увиливать от вопросов.
– Чистая правда! – согласился Хосе Висенте. – Но вам я отвечу. Никто вас ни под каким соусом приготавливать не собирается. Вы чувствуете себя в опасности, потому что начитались всяких фантастических историй про мафию. Вы спокойно вернетесь в Нью-Йорк и напишете статью.
Говорил Хосе Висенте совершенно невозмутимо. Он, казалось, целиком был поглощен спагетти.
– Жаль, что вы не в состоянии оценить это блюдо, – заключил хозяин, с удовлетворением прожевывая очередную порцию макарон.
Марк к еде больше не притронулся.
– Вы прекрасно знаете, что у меня отобрали пленки, – заметил он. – Кроме того, газету больше не интересует мое интервью.
– Я сказал «статья», а не «интервью», – уточнил великан. – Факт остается фактом – адвокат Нэнси Пертиначе находится в монастыре. Можете рассказать в общих чертах историю ее жизни.
Ту, что знают все; то, что подтверждает и она сама. Нэнси совершенно убеждена: вы в состоянии сообразить, какие факты следует рассказать, а какие – забыть.
Хосе Висенте налил себе стакан красного вина и с удовольствием сделал два больших глотка.
– То есть свое задание я как бы выполню? – насмешливо спросил Марк. – Вы это хотели сказать?
Хосе Висенте не обратил внимания на иронию и спокойно ответил:
– Вы ведь для этого приезжали на Сицилию, правда?
– Но зачем Нэнси рассказала мне свою жизнь? Она же знала, я не смогу использовать ее рассказ?
Хозяин встал, вынул из духовки блюдо риса и поставил его на стол.
– Попробуйте. Это не очень остро. И перестаньте ломать голову над поведением Нэнси. Она действует в согласии со звездами, которым нет дела до нас. Ее логика нас с вами во внимание не принимает.
– Но Нэнси рассказала мне правду?
– Считайте как хотите, – ответил Хосе Висенте и добавил: – Кончайте ужин, нам пора ехать.
Марк обратил внимание, что Хосе Висенте уже не был тем добродушным, спокойным человеком, о котором рассказывала Нэнси. Добрый великан из истории монахини превратился во властного, жесткого хозяина.
– Куда ехать?
– Вы возвращаетесь в Нью-Йорк. Я еду с вами.
Нэнси попросила проводить вас. Она убеждена, со мной вам будет спокойней.
– А где Нэнси и Тейлор?
– Обсуждают кое-какие проблемы, – ответил Хосе Висенте, вытирая кусочком хлеба остатки соуса с тарелки.
– Чем больше я узнаю, тем меньше понимаю, – вздохнул журналист.
– А тут и понимать нечего, – отозвался сицилиец.
– Так Тейлор Карр действительно прилетел на Сицилию?
– Поехали, – сказал Хосе Висенте.
Они вышли из дому, хозяин сел за руль «Мерседеса», а гость разместился рядом. Машина помчалась в сторону Палермо. Оба не произнесли ни слова. Наконец, проехав Трапани, Хосе Висенте остановился у деревенской гостиницы, где был ресторанчик, бар и табачная лавка.
– Извините, – сказал он, – мне нужно в туалет. И раз уж мы остановились, хотите, я угощу вас кофе? Пошли?
– Нет, я подожду в машине, – ответил Фосетт.
Ему хотелось остаться наедине с собственными мыслями. Он вдруг вспомнил Каролину и детей. Из-за этой немыслимой истории он совершенно забыл о семье. Снова ему пришла на ум Нэнси, и журналист ощутил себя на краю бездны, в головокружительных глубинах которой скрывалась целая галактика. Снова зазвучали в его ушах слова сестры Анны: «Кто слышал пение сирен, не возвращался живым на Итаку». И в эту минуту вспыхнула яркая вспышка, и померк свет в глазах Марка Фосетта. Абсолютная тишина и бесконечный покой объяли его. Смерть коснулась человека своим крылом, и смертный ветер унес его в последнюю ночь. «Мерседес» взорвался, словно петарда на Рождество.


Нэнси летела в Нью-Йорк. Она возвращалась в мир бизнеса и политики. И она снова намеревалась попробовать завоевать кресло мэра в Сити-Холле. Такую сделку заключили они с Тейлором: ее молчание в обмен на должность мэра.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Крестная мать - Модиньяни Ева


Комментарии к роману "Крестная мать - Модиньяни Ева" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100