Читать онлайн Крестная мать, автора - Модиньяни Ева, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крестная мать - Модиньяни Ева бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крестная мать - Модиньяни Ева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крестная мать - Модиньяни Ева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Модиньяни Ева

Крестная мать

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Нэнси поставила подпись на последнем письме, захлопнула папку с корреспонденцией и протянула ее Мэри. Она стояла у письменного стола светлого орехового дерева, на который весеннее солнце, проникавшее через огромное, во всю стену, окно, бросало веселые золотистые блики.
Она подняла взгляд к этому свету, невольно завороженная поэзией вертикалей, небоскребами Манхэттена, которые днем и ночью оберегали ее спокойной мощью величественных богов-покровителей.
– Что-нибудь еще? – поинтересовалась она, взглянув мельком на миниатюрный будильник в малахитовом корпусе, стоящий на столе между портретами в серебряных рамках и изящными вазочками Рене Лалик.
Почти два часа, а она еще не обедала, и в четыре ей предстоит встреча в аэропорту Кеннеди. Надо еще заглянуть домой, принять горячую ванну, перехватить что-нибудь и успеть в Куинс, встретиться с Хосе Висенте. Предстоящее свидание будоражило мысли и чувства, пробуждало воспоминания.
– Больше ничего, Нэнси, – неуверенно произнесла Мэри, прижимая папку обеими руками, словно ребенка к груди.
Нэнси и Мэри были на короткой ноге. Мэри всегда называла ее по имени, хотя Нэнси возглавляла преуспевающую адвокатскую контору. Нэнси сама установила такие отношения с первого дня их совместной деятельности. Мэри была польщена и обрадована.
Мэри работала в конторе четыре года, с тех самых пор, как в восемнадцать лет закончила с отличием школу секретарей в Миддлсекс-Конти, Лексингтон. Она прибилась к нью-йоркскому берегу в поисках удачи и с первого же раза надкусила то самое золотое яблочко, а ведь могла нарваться на кусочек с червоточиной или, еще хуже, на червяка. Мэри просто повезло. Как только она сошла с поезда на Центральном вокзале и купила «Нью-Йорк таймс», она наткнулась на объявление адвокатской конторы «Карр и Пертиначе». На следующий день Нэнси приняла ее на работу, и Мэри оказалась в числе немногих хорошо оплачиваемых служащих. Нэнси и Мэри понравились друг другу с первого взгляда, а ко взаимопониманию пришли с полуслова.
Мэри была цветущей девушкой с тонкой талией, крутыми бедрами и пышной грудью. Сияющие голубые глаза, прозрачные и большие, как, впрочем, и ее простодушное сердце, которое горестный опыт детства не смог иссушить, светились умом. Медового цвета кудрявые пышные волосы придавали ее облику детскую наивность.
Нэнси Карр, красивая сорокалетняя женщина, встала с обтянутого мягкой черной кожей кресла с высокой спинкой. Чем больше вы имеете с ней дело, тем больше она вас очаровывает. Высокая, худощавая и элегантная, с задумчивыми серыми глазами на бледном лице, с решительным взглядом, даже когда она улыбалась. Ее возраст выдавал лишь ее усталый понимающий взгляд. Густые, черные с медным отливом волосы подчеркивали красоту безупречных черт лица.
Когда Мэри начала работать в адвокатской конторе «Карр и Пертиначе», Нэнси только что избрали депутатом от демократического округа Куинс. Поговаривали, что она может стать мэром города.
По мнению Мэри, которое разделяли многие, Нэнси была самой яркой фигурой среди деловых женщин Нью-Йорка.
– Что еще? – настороженно спросила Нэнси, видя смущение секретарши. Нэнси поправила безупречно сидящую на ней юбку голубого, от Шанель, костюма. Расстегнула пуговку желтой блузки.
– Мне бы не хотелось создавать тебе проблем, – извиняющимся тоном сказала Мэри.
– Ты их уже создала своей уклончивостью, – упрекнула Нэнси секретаршу, и в голосе ее зазвучали металлические ноты.
– Тогда вот что, – сдалась секретарша, – в приемной сидит девушка, которая хочет поговорить с тобой.
– Только и всего? Назначь ей время.
Нэнси обворожительно улыбнулась и взяла со стола голубую лайковую сумочку и папку с документами, которые собиралась просмотреть вечером дома.
– Придется разочаровать посетительницу, – добавила она, собираясь уходить. – Во всяком случае, прежде чем ее выпроводишь, запиши фамилию, адрес и номер телефона.
– Ее зовут Конни Коралло. Тебе ничего не говорит это имя? Она уверяет, что оно тебе знакомо. – Мэри имела обыкновение раскрывать карты постепенно, как игрок в покер.
– Коралло? – задумчиво повторила Нэнси, ее серые глаза посветлели. В этой фамилии было что-то знакомое, какая-то ласковая и печальная нотка, вкус далекого трагического прошлого, воспоминание о иной жизни. Она снова взглянула на часы и решила уделить несколько минут посетительнице.
– Пригласи ее, – уступила Нэнси и, покорно вздохнув, села за стол.
На лице Конни Коралло были заметны следы побоев. Она была брюнеткой лет двадцати. Ее большие черные глаза смотрели испуганно и были похожи на глаза глупого потерявшегося щенка. Увидев Нэнси, она немного успокоилась и перестала оглядываться так, словно каждую минуту могла подвергнуться нападению. Один глаз у нее заплыл, нос распух, на левой скуле красовался кровоподтек. На ней был большой красный шерстяной берет, который в иных обстоятельствах придал бы ей вид девчонки-озорницы.
Нэнси поднялась, пошла девушке навстречу и по-матерински заботливо усадила в кресло перед окном. Сама она села напротив.
– Как его зовут? – мягко спросила она, глядя прямо в глаза посетительнице.
На таких девушек она уже насмотрелась. К ней тянутся все избитые женщины. Она знает всю историю Конни, хотя та еще и не раскрывала рта.
Конни облегченно вздохнула, словно доплыла наконец до желанного берега и спаслась от кровожадных акул.
– Артур Бим, – едва слышно проговорила она. – Артур Бим из «Бим и Купер». – Казалось, силы ее иссякли, но она все еще надеялась, что справедливость восторжествует.
– Почему ты пришла именно ко мне? – решительно спросила Нэнси. – «Бим и Купер» – известная фирма. Можно сказать, гигант в области продажи товаров по почте. Оборот на миллионы долларов. Мощь, способная сдвинуть горы.
– Мой дедушка Антонио Коралло… – пробормотала Конни, и губы ее внезапно дрогнули.
– Антонио Коралло… – как эхо повторила Нэнси, глядя в пустоту. Ей вспомнилась неуклюжая, чуть сутулая фигура пожилого человека, работавшего в спортивном зале Хосе Висенте в Бруклине во времена ее детства. Скромный, но исключительно честный и мужественный человек. Он мыл туалеты и душевые, гимнастические снаряды и полы, поддерживал порядок на ринге, присматривал на тренировках за подростками. В случае необходимости мог промассировать сведенную судорогой мышцу и подбодрить проигравшего. Нэнси помнила анисовые карамельки, которыми угощал ее Антонио Коралло, она сосала их с удовольствием. Сколько лет прошло! Антонио Коралло навсегда остался в ее памяти добрым и великодушным волшебником.
– Ну так в чем же дело, Конни? – ласково спросила она.
Девушка начала объяснять, она словно разговаривала сама с собой, не отрывая взгляда от своих напряженно скрещенных рук – видимо, так ей было легче говорить.
– Покойный дедушка всегда говорил: «Попадешь в беду, держись подальше от копов, плевали они на нас, несчастных «макаронников», они нас и в грош не ставят. Справедливость иди искать у Нэнси», – так говорил дедушка. И еще говорил: «Нэнси соблюдает закон чести». В школе учили гордиться тем, что я американка, но меня дважды смешали с грязью: мужчина жестоко изнасиловал, закон не защитил.
– Времена меняются, – заметила Нэнси, она не хотела принимать решение, пока не познакомится с фактами. – Ты – действительно американская гражданка, и закон на твоей стороне.
– Я – американская гражданка, – повторила Конни, – но в сравнении с мистером Бимом – ничто! Прав был дедушка. Мистер Бим знает, какие колеса подмазывать. Он сам делает погоду.
– Расскажи-ка поподробнее. – Нэнси вздохнула. Теперь придется забыть о горячей ванне.
– Лицо у него ангельское, а на самом деле он – извращенец, – продолжила Конни. – Выберет самую беззащитную девушку и издевается над ней. Сначала присматривается и обхаживает тех, кто ему по вкусу. Немногие соглашаются, но если уж попадешься, он тебя изобьет, чтобы потом во всем подчинялась, и изнасилует.
– Это ты про себя? Синяки на лице – его рук дело? – спросила девушку Нэнси.
Она представила себе улыбающегося Артура Бима в рекламном ролике «По почте купим у «Бим и Купер». Обаятельное лицо, внушающее доверие и симпатию. Этакий добропорядочный американец, которому смело можно доверить и деньги, и детей.
– Это еще не все, – продолжала Конни и сняла шерстяной берет – волосы на макушке были выстрижены. Это место было заклеено пластырем. – «Скорая помощь» мне наложила восемь швов, – уточнила она и надела берет. Руки она снова сложила на коленях.
– Ты заявила на него? – поинтересовалась Нэнси.
Конни удивленно посмотрела на нее.
– Чтобы подать в суд, нужны доказательства. Вы знаете это не хуже меня. Вот почему я и говорю, что меня дважды втоптали в грязь. У них сразу окаменели лица, как только я упомянула Артура Бима. Пришлось дать задний ход. И все-таки я надеялась, что кто-нибудь поможет мне восстановить справедливость, вот и подумала о вас.
– Что ты сказала врачам?
– Что упала с лестницы, – пожала плечами Конни. Нэнси не удержалась от горькой улыбки, разумеется, не по поводу того, что случилось с Конни. Какая типичная формулировка! «Упала с лестницы». В больницы Бруклина и Бронкса частенько попадают жертвы мафиозных разборок с простреленной грудью, и ссылаются они, как правило, на падение с лестницы. Ведь главный закон мафии – молчание.
– Значит, сказала, что упала с лестницы, а на самом деле тебя изнасиловали, – подытожила Нэнси.
– Мерзко и извращенно, – Конни густо покраснела, глаза ее наполнились слезами. – На следующий день мне выплатили за неделю вперед и уволили.
– И долго он тебя обхаживал?
– Месяц.
– Подобные случаи были с другими?
– Он пристает ко всем девушкам, но попадаются только самые наивные. Без доказательств жалобы выеденного яйца не стоят. Никто тебя и слушать не хочет.
Нэнси задохнулась от ненависти. Какой ужас! Какой позор! Если Конни не отомстит за надругательство, ненависть и отчаяние сломят ее, жизнь пойдет под откос. Нэнси должна вступиться за честь девушки. Это то немногое, что она может сделать в память об Антонио Коралло.
– Ты будешь работать на прежнем месте. Справедливость – не пустое слово, – твердо сказала Нэнси.
Конни знала, что Нэнси слов на ветер не бросает, об этом ей рассказывал дедушка.
– А мистер Бим? – испугалась она при одной мысли о встрече с хозяином.
– Он не будет больше приставать к тебе. – Нэнси решительно встала и на прощание крепко пожала Конни руку.
– Спасибо, я отдам вам свой голос, когда вас будут выбирать в мэры, – сказала она, не зная, как еще выразить свою признательность.
Нэнси внимательно посмотрела на девушку, удивляясь тому, как быстро распространяются слухи. Партия только собиралась выдвинуть ее кандидатуру в мэры. Сторонники хотели этого и считали такой проект вполне реальным, реальным, но не более, а между тем об этом говорили как о решенном факте.
Когда Конни ушла, Нэнси написала несколько строк на листе, сложила его и опустила в карман костюма, забрала сумку и папку с документами и вышла.
– Предупреди Гвидо, чтобы держал машину наготове, – распорядилась она на ходу и помахала Мэри рукой.
Она бесшумно прошла по коридору, где толстый шерстяной палас поглощал звук шагов, и прикрыла за собой дверь, ведущую в просторный, строго обставленный кабинет, где на стенах висели умело подсвеченные подлинники картин Пикассо, относящихся к его голубому периоду.
– Сэл, я мчусь, не проводишь ли до лифта? – обратилась она к мужчине, который сидел за широким столом, заваленным документами. Он поднял на нее большие темные глаза, улыбнулся, встал и пошел навстречу.
– Какой удачный случай! Ни за что его не упущу! – пошутил он.
Сэлу – брату Нэнси – было сорок три года. Смуглый, с густыми черными усами и копной темных, слегка поредевших на висках волос, он смотрел доброжелательно, и только резко очерченные губы и тяжеловатый нос придавали его лицу некоторую агрессивность. Непринужденный и элегантный, как положено менеджеру, он был по-провинциальному приветлив. Нэнси была чуть выше его ростом. Брат и сестра совершенно не были похожи друг на друга, разве что в улыбке проскальзывало что-то общее.
Нэнси взяла Сэла под руку. Поговорить вне кабинета – единственная возможность избавиться от чужих ушей.
У Нэнси было много врагов, готовых на все, лишь бы выведать ее тайны, вполне вероятно, что они установили в ее офисе подслушивающие устройства. Чтобы исключить такие осложнения, Нэнси регулярно проводила «дезинфекцию» на работе и дома. Может быть, это была излишняя предосторожность, но она усвоила с детства, что лучше предупредить беду, чем выпутываться из нее. Тема, которую она хотела обсудить с Сэлом, требовала особой предосторожности.
Они вышли из офиса в вестибюль сорокового этажа здания, где размещалась их адвокатская контора. Нэнси вынула из кармана свой листок и передала брату.
– Помнишь Антонио Коралло? – спросила она негромко, пока их обтекал поток людей, поднимавшихся и спускавшихся на четырех лифтах.
– Он умер несколько лет назад, я говорил тебе. Я ведь был на его похоронах, – отозвался Сэл.
Нэнси кивнула.
– Над его внучкой Конни надругался Артур Бим. Знаешь этого красавчика из ролика «Пошлем письмо и купим у фирмы «Бим и Купер»? – Она провела указательным пальцем под фамилией и домашним адресом Артура Бима. – Он жестоко изнасиловал ее. Конни – славная девушка из честной семьи, ты сам знаешь.
Она пересказала ему вкратце историю Конни. Сэл внимательно слушал сестру.
– Я уверена, что девушка говорит правду, но мы все равно должны проверить, – закончила она.
– Хочешь предъявить Биму обвинение? – нахмурился Сэл. Он уже представил себе, какую шумиху поднимут газеты вокруг этого процесса.
– Хочу, как хотел бы ее дедушка, справедливости для Конни Коралло, – сказала она с горячностью. – Хочу, чтобы Артур Бим больше не мог издеваться над девушками.
Сэл отлично ее понял. Он нажал кнопку и, как только раздался сигнал о приближении лифта, расцеловал Нэнси в обе щеки. Эта сугубо итальянская привычка выражать родственные чувства сохранилась у них с детства.
– Обними за меня Хосе Висенте, – сказал он, намекая на предстоящее свидание Нэнси. – Обними покрепче, – добавил он и подмигнул.
Нэнси послала ему воздушный поцелуй, двери захлопнулись. Лифт с сорокового этажа спустился на первый. Нэнси вышла на улицу из небоскреба, возвышавшегося неподалеку от Либерти-Плейс, в деловом квартале.
Гвидо, ее шофер, открыл дверцу «Мерседеса-500 SEL» с затемненными стеклами. Нэнси скрылась в лимузине, и он с легким шелестом двинулся по Вест-стрит в направлении Челси.
Проблема Конни Коралло решена, подумала Нэнси, а вот ее собственная мука – безысходна. С детских лет она носила и будет носить ее в себе, словно проклятие.
Нэнси закрыла глаза и подумала о предстоящей встрече с Хосе Висенте. Они не виделись по крайней мере лет десять, но и тогда и сейчас встречались тайком. Для госпожи Нэнси Карр было просто немыслимым появиться в обществе рядом с Хосе Висенте Доминичи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Крестная мать - Модиньяни Ева


Комментарии к роману "Крестная мать - Модиньяни Ева" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100