Читать онлайн Джулия. Сияние жизни, автора - Модиньяни Ева, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Джулия. Сияние жизни - Модиньяни Ева бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Джулия. Сияние жизни - Модиньяни Ева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Джулия. Сияние жизни - Модиньяни Ева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Модиньяни Ева

Джулия. Сияние жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Мама, хочешь еще шоколада? – спросил сын сидящую рядом с ним пожилую женщину.
– Да, пожалуйста, – с детскими, немного капризными интонациями в голосе попросила женщина. – Знаешь, Помина подает шоколад только при тебе, а когда мы с ней вдвоем, она поит меня одним чаем. Ты представить себе не можешь, как он мне надоел!
Мать с сыном завтракали на застекленной веранде красивой виллы в стиле модерн, выходящей фасадом на озеро Комо. Утреннее солнце, беспрепятственно проходя через прозрачную стену, золотило плетеные кресла и придавало особую прелесть светло-желтой полотняной скатерти с вышитыми гладью ромашками. В этом насыщенном светом утреннем воздухе все обретало какую-то праздничную неповторимость, поэтому седая благообразная синьора в небесно-голубом муслиновом платье с белоснежным пикейным воротничком больше походила на добрую сказочную фею, чем на обыкновенную старушку.
Говоря, она то и дело с обожанием поглядывала на сына – красивого, элегантно одетого молодого мужчину. Он терпеливо и внимательно выслушал жалобы матери.
– Сегодня я здесь, и ты можешь выпить столько шоколада, сколько захочешь, – ласково сказал он и, взяв серебряный английский, украшенный чеканкой кувшинчик, наполнил фарфоровую чашку матери ароматным дымящимся напитком.
Пожилая женщина поднесла чашку к губам и, с наслаждением сделав несколько глотков, аккуратно поставила ее на блюдечко. Она с любовью посмотрела на сына и накрыла его руку своей старческой рукой.
– Горячий шоколад – это самое лучшее, что есть на свете, – сказала она. – Мы должны благодарить за него Боженьку. Франко, какой же ты красавец! – Последнюю фразу она произнесла без всякой паузы и тем же восторженным тоном.
Молодой мужчина и в самом деле был очень хорош собой: большие темные глаза с длинными пушистыми ресницами, чистый высокий лоб, прямой точеный нос и безупречно очерченные губы, выражающие решительность и упрямство. Его волевой подбородок мог показаться тяжеловатым, если бы не маленькая ямочка в центре, придававшая лицу особую привлекательность.
– Я же твой сын, мамочка, и нет ничего удивительного, что ты считаешь меня лучше всех.
Их уединение нарушила женщина средних лет. Это была уже упоминавшаяся домоправительница Помина.
– Вас просят к телефону, – обратилась она к мужчине. – Это из вашего офиса в Бругерио.
– Скажите, что меня нет, – быстро, не задумываясь, ответил он.
– Кажется, что-то важное, – озабоченно проговорила Помина.
– Для меня сейчас самое важное – наш с мамой завтрак, – с трудом сдерживая раздражение, ответил Франко Вассалли.
Домоправительница наконец вышла, и сын снова остался наедине с матерью.
– Как ты себя сегодня чувствуешь, мамочка? – заботливо спросил он.
Старушка была так занята шоколадом, что, казалось, не расслышала вопроса. Лишь удостоверившись, что в чашке не осталось ни капли, она промокнула салфеткой губы и подняла глаза на сына.
– Можно я встану из-за стола? – спросила она вдруг.
– Почему ты меня спрашиваешь об этом? – удивился Франко. – Делай, что ты считаешь нужным.
– Я задала тебе ясный вопрос и хочу получить на него ясный ответ, – неожиданно строго сказала пожилая синьора. – Ответь, можно или нельзя?
– Конечно, можно, – подавив грустный вздох, ответил Франко. – Иди куда тебе нужно. – Ему больно было видеть, как мать с каждым днем все больше теряет разум.
Старушка встала с плетеного кресла и легким уверенным шагом направилась к двери, ведущей в сад.
– Разве ты не идешь со мной? – требовательно спросила она, обернувшись назад.
Франко Вассалли, едва успевший развернуть утреннюю газету, быстро сложил ее и, встав, покорно двинулся за матерью.
– Я хочу немного пройтись, – капризно сказала старушка и, распахнув застекленную дверь, стала спускаться по каменным ступеням.
Дорожка, обрамленная подстриженными кустами лавровишни, привела их к большой клумбе, на которой цвели розы желто-оранжевых тонов, подобранные с большой тщательностью. Садовник, немолодой, загоревший мужчина, обрезал засохшие цветы.
– Мама, я должен ехать, – тихо напомнил Франко.
– Уже? – повернулась к нему старушка.
– Прости, у меня дела.
– Ты только приехал и уже уезжаешь, как же так? – недовольно спросила она.
– Ты же знаешь, как я занят, у меня ни одной свободной минуты!
– Не знаю и знать не хочу!
Франко Вассалли вздохнул.
– Завтра я опять приеду, – сказал он терпеливо.
– Лжешь, – строго сказала мать, – я тебе не верю. Когда ты был маленьким, ты вечно хитрил, от тебя никогда нельзя было добиться правды.
– Может быть, в детстве я и обманывал тебя, но теперь я изменился, и ты знаешь это. Кстати, ты не забыла, что завтра твой день рождения?
Настроение женщины опять переменилось.
– День рождения, – задумчиво протянула она и, повернувшись к сыну, взяла его под руку. – Сколько? Сколько мне исполнится?
– Какая разница? – улыбнулся Франко.
– Разница есть, потому я и спрашиваю. – В голосе пожилой женщины послышались властные нотки. – Скажи же, сколько мне завтра исполняется? Представь, я совершенно забыла, в каком году родилась! Больше того, я не помню и твоего дня рождения.
Она закрыла лицо руками и тихо заплакала. Потом, как маленькая девочка, вытерла ладонями щеки и, задумавшись на секунду, вдруг просияла:
– Вспомнила! Мне исполнится шестьдесят. Шестьдесят лет – это три раза по двадцать, верно? А тебе, сынок, сколько же сейчас?
– Мне тридцать шесть, мама.
– Значит, завтра мой день рождения, – с удовлетворением произнесла она. – А подарки? Что ты мне подаришь?
– Потерпи до завтра, тебя ждет сюрприз. Я уверен, ты останешься довольна, – ласково ответил Франко Вассалли и погладил мать по щеке.
– Значит, до завтра, – вдруг весело сказала старушка и, ничего не добавив, направилась к вилле.
Франко смотрел вслед маленькой хрупкой женщине, удаляющейся от него мелкими уверенными шажками, и с грустью думал о том, что еще недавно она была любящей матерью, принимавшей близко к сердцу его дела, а теперь ее сознание постепенно погружается в темноту беспамятства, откуда нет возврата. Врачи сумели поставить диагноз, но вылечить мать они, к сожалению, не в силах.
– Доброе утро, синьор Франко, – сказал садовник, подходя к Вассалли с большим кустом вербены в руках.
– Доброе утро, Альдо. Куда это ты несешь куст?
– Синьора распорядилась пересадить его за дом, – охотно начал объяснять садовник. – Сколько я ни втолковывал ей, что там слишком мало солнца, она не слушает. Загубим куст, как пить дать, загубим. А потом все равно с меня спросится, это точно. Трудно стало с вашей мамой, очень трудно.
– Сочувствую тебе от всей души, – сказал Франко, но садовник в ответ лишь безнадежно махнул рукой.
Взглянув на часы, Вассалли заторопился. Было уже полдесятого, он опаздывал на совещание, которое сам же назначил на десять часов в своем офисе на площади Миссори.
Войдя в холл, он увидел Помину, толкавшую перед собой тележку с грязной посудой.
– Передайте Тому, что пора ехать, – распорядился он.
– Шофер ждет вас в машине, – ответила Помина.
Франко хотел спросить, где мать и чем она сейчас занимается, но тут услышал из-за полуоткрытой двери ее высокий голос, напевающий знакомую колыбельную: «Баю-баю, баю-бай, спи, сыночек, засыпай». Сколько раз в детстве он засыпал под эту монотонную незатейливую песню!
В искаженном сознании матери остались обрывки далеких воспоминаний, и она вновь и вновь мысленно возвращалась к собственному детству и детству своего сына, которого она баюкала перед сном, – ведь он так боялся темноты! Взрослый Франко ничем не напоминал ей ее маленького мальчика, и она, случалось, не узнавала его, особенно когда он заставал свою мать среди игрушек в комнате Виолетты.
Виолетта была единственной дочерью состоятельного англичанина Алана Грея, бывшего владельца этой виллы, построенной в конце девятнадцатого века на высоком берегу озера Комо. Влюбленный в Италию, Грей приобрел ее для своей семьи и проводил здесь большую часть года, устраивая приемы и наслаждаясь красотой живописных окрестностей.
В одиннадцать лет его любимая дочь, которую родители холили, как редкий цветок, заболела неизлечимой болезнью и умерла. Супруги Грей вернулись в Англию, так и не справившись со свалившимся на них горем. Вилла сохранилась в том виде, в каком хозяева оставили ее в начале пятидесятых, уезжая на родину с останками дочери.
После кончины супругов Грей наследники пытались сдать или продать виллу, но из-за жестких условий завещания им долго не удавалось этого сделать: по распоряжению Алана Грея вилла должна была остаться точно такой же, какой она была при жизни Виолетты; ни одной вещи не разрешалось тронуть, особенно в детской, не говоря уже о перестройке или перепланировке здания. По этой причине вилла пустовала много лет, пока наконец Франко Вассалли не снял ее для свой матери, согласившейся соблюдать условия завещания.
Франко открыл дверь в комнату Виолетты и застыл на пороге. Среди кукол с фарфоровыми лицами стояла его мать и, качая на руках самую большую из них, пела ей свою колыбельную. Заметив Франко, она прижала куклу к груди, словно боясь, что ее сейчас отнимут.
– Я помешал тебе? – мягко спросил Франко.
– Нет, папочка, что ты! – ответила старая женщина. – Я играю в дочки-матери, хочешь со мной поиграть? – И она вопросительно посмотрела на него своими светлыми глазами.
– Начнем с того, что я не твой папа, – сказал Франко.
– А кто же ты? – удивилась женщина.
– Я твой сын. Помнишь меня?
– Нет, не помню, но раз ты говоришь, значит, так оно и есть. Куда, ты сказал, тебе надо?
– В Милан. Ты знаешь, у меня много работы. Но завтра я снова приеду и привезу тебе замечательный подарок.
– Ты подаришь мне новую куклу? – с надеждой спросила пожилая синьора.
– Кое-что получше, мамочка. Я уверен, тебе понравится мой подарок, – ласково ответил Франко.
– Тогда езжай и завтра возвращайся. Я верю тебе, хотя ты с детства был неисправимым врунишкой. – И она еще крепче прижала к груди куклу.
Франко поцеловал мать и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Пока он шел к выходу, ему была слышна колыбельная, которой его мать убаюкивала большую куклу с закрывающимися глазами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Джулия. Сияние жизни - Модиньяни Ева


Комментарии к роману "Джулия. Сияние жизни - Модиньяни Ева" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100