Читать онлайн Женщины его жизни, автора - Модиньяни Ева, Раздел - БЕННО ШТАЙНЕР в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины его жизни - Модиньяни Ева бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины его жизни - Модиньяни Ева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины его жизни - Модиньяни Ева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Модиньяни Ева

Женщины его жизни

Читать онлайн


Предыдущая страница

БЕННО ШТАЙНЕР

Комната Бенно Штайнера была одной из самых красивых и просторных в старом крыле гостиницы. Светловолосый красавец выглянул в окно. Сидя за столиком на террасе, Карин раскладывала на листе белого картона цветы и листья горных растений, чтобы сделать гербарий. Она разглаживала их и прикалывала булавками. Она была бесподобна в ореоле длинных и пушистых золотисто-рыжих волос. На ней был белый свитер, из-под которого выглядывал воротничок красной блузки, плотно облегающие белые вельветовые брюки, красные шерстяные гетры и замшевые альпийские ботинки. Он спустился вниз и предстал перед ней подобно златокудрому герою древней скандинавской саги. Она улыбнулась ему. Он обнял ее, и они заговорили. По разговору и по улыбкам было видно, что их связывают доверительные и сердечные отношения.
– Я вижу, среди твоих трофеев есть и трилистник, – заметил Бенно, указывая на цветы и листья, разложенные в прихотливом рисунке на листе картона.
Карин покраснела и занервничала.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она, подняв на него глаза.
– Ничего, – насмешливо ответил он, – совершенно ничего. Не сходить ли нам к пруду половить форель?
Ее вдруг охватила неизвестно откуда взявшаяся усталость и апатия. Она вся сжалась.
– Мне бы хотелось остаться здесь.
– Что-то тебя огорчает? – спросил он с участливой улыбкой.
Пестрая группа туристов вышла из кабины фуникулера.
– У меня нет особых причин для огорчения, – сказала она, бросив на него признательный взгляд, – просто что-то не хочется ничем заниматься. Хотя погоди, причина есть: отпуск кончается.
– Да, это верно, – согласился Бенно. – Я вернусь на работу к себе в клинику, а ты опять станешь деловой дамой международного масштаба.
– Прошу тебя, – она повысила голос, – не ставь меня на одну доску с некоторыми людьми.
– Ты все время о нем думаешь? – спросил он наугад, впрочем, не сомневаясь, что попал в цель.
Белое облачко закрыло на несколько секунд яростно палящее солнце, а на лице Карин печаль сменилась гневом.
– По-моему, это ты всегда о нем думаешь, – она судорожно смяла нежный и хрупкий листик клевера.
– Болезнь не вылечишь, скрывая от себя ее симптомы. – Бенно очень хотелось ей помочь.
– Бога ради, забудь, что ты доктор, – сказала она с упреком. – Я просто устала, ничего не хочу делать, не хочу ловить форель. Хочу, чтобы меня оставили в покое. Завтра мне на работу.
Бенно в знак примирения погладил ее по волосам.
– Если вернешься к Бранкати, ты снова его встретишь. – Теперь уж никаких сомнений не осталось: он имел в виду Бруно Брайана.
Карин сгребла в кучу разложенные на листе растения, разрушив прекрасную цветочную композицию.
– Может, да, а может, и нет, – ответила она. Бенно разыгрывал из себя доброго самаритянина, но хватка у него была бульдожья. Лучше уж было ему не перечить, тем более что его любовь и серьезные намерения не вызывали сомнений.
– Ну а ты, – продолжил он свой допрос, – хочешь еще раз его увидеть?
Карин отбросила за спину волосы, в ее глазах вспыхнуло негодование.
– Нет! – отрезала она. – Нет, нет и нет! Я больше не хочу его видеть, пока жива. Он циник, эгоист. Хочет, чтобы его утешали, чтобы им восхищались, а взамен предлагает подарки. Никого не любит, ничего не чувствует… Он платит! Я его ненавижу, – прошептала она чуть ли не в слезах. – Его личная жизнь похожа на эстафету, и я не хочу быть промежуточным этапом в этом бесконечном забеге.
– Возможно, ты и права, – согласился молодой человек.
– Конечно, я права, – она отерла слезы и осторожно высморкалась, вызвав улыбку у Бенно.
– Может быть, и так, но почему ты все принимаешь близко к сердцу? – Его логика была безупречной, как у мыслящей машины.
– А что, нельзя?
– Нельзя лгать, – сурово упрекнул он ее. – Я врач, Карин, а доктору всегда надо говорить правду. Будь правдива, особенно по отношению к себе, – он обнял ее за плечи. – Ты должна признать, что Бруно Брайан не такой уж циник и эгоист, как ты говоришь. Во всяком случае, он вел себя довольно странно.
– Только потому, что не затащил меня в постель?
– Он мог бы попытаться, – возразил Бенно. – Это было бы в его духе. Но вместо этого он повел себя безупречно.
Это было правдой, но Карин не желала этого признавать.
– Давай сделаем вот что, – примирительно предложил Бенно. – Завтра я возвращаюсь в Инсбрук и приступаю к работе в больнице. Но отец страдает от одиночества. Он ведь как-никак и твой отец. Думаю, он заслужил немного внимания со стороны дочери, которую почти не видит. Приезжай к нам, поживи у нас какое-то время.
Карин редко виделась с Йозефом Штайнером, который в далекую июньскую ночь любил ее мать, пока на горе Сан-Виджилио горели Ивановы огни. Мартина и Йозеф, родители Карин, встретились после процесса, закончившегося ее полным оправданием, но не ощутили желания соединить свои судьбы, хотя он к тому времени был вдовцом, а она свободной и привлекательной женщиной. Пережитый страшный опыт научил Мартину сдержанности и умеренности, она даже начала находить в этом удовольствие, а он с годами стал все больше ценить преимущества независимости, хотя мгновенно проникся любовью к дочери, о существовании которой раньше не подозревал.
– Ну так что же, – настаивал Бенно, – приедешь к нам хоть ненадолго?
– Не знаю, – в замешательстве ответила Карин. Она была измучена бесконечными попытками спастись бегством от себя самой и прекрасно понимала, что причина всех переживаемых затруднений кроется в потаенных глубинах ее души.
Сидя рядом со сводным братом, Карин слушала его, пыталась возражать, спорить, но ее проблема так и оставалась нерешенной.
– Ты так и не ответила, – сказал Бенно. – Хочешь приехать в Инсбрук?
– Нет, – отрезала она решительно. – От болезни не спастись бегством.
– Хочешь сказать, что Бруно Брайан сидит у тебя внутри глубже, чем когда-либо, и ты повсюду таскаешь его с собой? – Он был откровенен, как никогда, и его слова ее смутили.
– Я хотела бы быть свободной в своих решениях. – Она покраснела от стыда и гнева.
– Другими словами, ты хочешь засунуть эту историю с Бруно Брайаном на чердак, где уже живут призраки прошлого? – наступал он, безжалостно загоняя ее в угол.
Карин подняла руку, как бы заслоняясь от жестокости его слов.
Она смотрела на Бенно, но перед глазами у нее в этот миг мелькали образы далекой трагедии: ее комната в Больцано, сожитель ее матери, задирающий ей юбку, наваливающийся на нее всей тяжестью, безжалостно насилующий ее, зажимающий ей рот рукой, чтобы заглушить рвущиеся из груди крики ужаса. Она вновь увидела, как он поднимается на ноги, натягивая сползшие до колен брюки, увидела его пенис, перепачканный ее кровью.
– Нет, только не это! – Она разрыдалась, закрыв лицо руками. – Я этого не вынесу.
Он ласково гладил ее плечи.
– Чего не вынесешь?
– Отношений с мужчиной. Это омерзительно.
Бенно приподнял ее лицо за подбородок.
– Насилие омерзительно. Насилие, от которого ты пострадала.
– Для меня все кончено, Бенно, – проговорила она, вытирая слезы. – Мне никогда не стать женщиной.
– Не надо превращать пережитое в невроз, – произнес он без тени сочувствия. – Просто скажи себе, что ты стала жертвой инцидента, и забудь о нем.
– Каждый выбирает себе образ жизни по собственному вкусу, – вспыхнула она. – Я считаю, что выбрала меньшее из зол: одиночество. Мне оно кажется наиболее приемлемым.
– Вот тут ты не права, – заспорил он. – Ты не можешь идти по дороге жизни в незапятнанном облачении непорочной девы, которое сама же скроила себе по мерке.
Карин взглянула на него в изумлении:
– Я тебя не понимаю.
– Скажи уж лучше, что не хочешь понять, – возразил он с упреком. – Конечно, в твоем кукольном домике нет грязи, но в нем царит пустота, молчание, тоска одиночества. Думаешь, можно вычеркнуть из своей жизни насилие, просто закрыв глаза? И ничего не слышать, зажав руками уши?
– Ты живешь в другом измерении: твои занятия, твои пациенты, университет. Ты живешь в мирной, либеральной стране. Тебе не нужно искать, где бы укрыться. А мне знаком мир, где люди ножом прокладывают себе дорогу, где о человеке судят только по успеху. Деньги и обман – вот отмычки, открывающие все двери.
Бенно улыбнулся, и в его глазах вновь засияла нежность.
– Увы, в мире больше не существует оазисов и заповедных уголков. Человеческая натура неизменна, во всех слоях общества и на всех широтах, – с иронией заметил он. – И потом, в твоих рассуждениях концы с концами не сходятся: ты утверждаешь, что в обществе царит закон джунглей, а сама несешь в эту волчью стаю свою незапятнанную чистоту. Что ж, неплохой способ поставить себя выше других.
– Ты что, считаешь меня самонадеянной дурой?
– Ты сама созналась, сестричка Карин, – усмехнулся он. – Я ничего не утверждаю и ничего не опровергаю.
– Самонадеянная дура! Недомерок с наполеоновскими амбициями и более или менее сносной внешностью в оправдание своих претензий!
– Это ошибочный подход, – поправил ее Бенно. – Но тебе иногда нравится себя мучить. Нарисованный тобой образ не соответствует сути. Ты это знаешь, и я знаю. Знает Мартина, которая хранит твои секреты, знает Бранкати, и Бруно Брайан тоже знает. Наверное, он тебя любит не только за красоту. Барон знает о тебе гораздо больше, чем ты думаешь.
– Барон, – протянула она с презрением. – Он циник. Он не знает жалости. Богатенький сынок, с детства на всем готовеньком. Он думает, что может все купить на свои деньги. Но я не продаюсь. Понятно?
– Понятно, – кивнул он. – Но тогда почему ты так сердишься? Почему убегаешь? Почему думаешь о нем день и ночь? Почему мысль о Бруно Брайане стала для тебя наваждением?
– Это мое дело!
– Пора тебе сбросить этот пояс целомудрия, он тебя душит, – сказал Бенно.
Примерно с теми же словами Бруно обратился к ней на борту «Трилистника» в Сен-Тропезе, и опять, как тогда, в огромных глазах Карин полыхнула ярость.
– Почему ты беспрестанно думаешь о нем? – спросил Бенно, возвращая ее к действительности.
– Потому что я люблю его! – призналась она в порыве откровенности. – Несмотря ни на что, я влюблена в него.
– Ну наконец-то! Но тогда дай себе волю. Не бойся испачкаться. Ты просто выдумываешь предлоги, чтобы уклониться от встречи с реальностью, которой боишься как огня!
– Я не переношу его цинизма, – она сделала еще одну попытку обороняться.
– Ты влюблена даже в его недостатки. – Бенно подсыпал соли ей на рану. – Тебе нравится даже его репутация, тебя увлекает окружающая его легенда.
Карин вспыхнула до корней волос, вспомнив встречу на «Трилистнике», когда Бруно медленно, но решительно привлек ее к себе, и она впервые в жизни позволила себе забыться в его объятиях.
– Это неправда, – прошептала она. – Может быть, в самом начале эти вещи волновали и притягивали меня. Но потом… потом я поняла, что люблю его.
– Ну так спустись со своего пьедестала! Перестань разыгрывать непорочную мученицу, пожалей себя хоть немного.
Из кабины фуникулера вышла еще одна группа туристов, но на этот раз из расплывчатого безликого пятна выделилась одна фигура, заставившая сердце Карин учащенно забиться. Вглядываясь в человека в толпе, девушка снова почувствовала себя беспомощной и неуклюжей, словно кто-то сглазил ее.
– Что случилось? – встревожился Бенно, заметив ее смятение.
– Это он, – пролепетала она в страхе, продолжая всматриваться в даль.
– Кто? – спросил он.
– Барон.
Как и всегда, при встрече с Бруно в ее душе сработал все тот же механизм, и Карин ощутила мучительную тревогу, смесь страха и желания, любви и ненависти, она больше не принадлежала себе.
Наконец она ясно увидела его в солнечном свете, он подходил все ближе и ближе. И опять фейерверк вспыхнул у нее перед глазами, мысли и чувства закружились бешеным вихрем, а колени задрожали.
– Я пришел за тобой, – сказал он просто, не сводя с нее своих серых глаз. – Я хочу провести с тобой остаток жизни.
Карин была не в силах вымолвить ни слова.
– Идем, – позвал ее Бруно. – Фуникулер сейчас отходит.
Карин поднялась и последовала за ним.
Глядя, как они идут по лужайке к кабине фуникулера, Бенно даже не удивился, что Карин забыла с ним попрощаться.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Женщины его жизни - Модиньяни Ева

Разделы:
ПрологКармен россКаждый на своем местеИстория каринКанун рождестваАнжеликаВ городеМартинаВызовМистер хашеттНа пути в умпотеРозы для профессионалаАсквиндаПрекрасная маариПоместье баронов монреалеРоковая встречаОчарованный садНорманнский рыцарьШелковый платокВ сторожкеБруно брайанАннализаАтелье «вентура»Виноградники нейпа-вэллиНесчастный случайШах королюВозвращение домойАдмад бен юсеф«секретный пакет»Ловля тунцаЗапах смертиДомаМиммо карузоЛюди честиОхотник и дичьФилип брайанМэри-джейнКаникулы в портофиноСапфирУспех1 женщинаТрудный выборНефтяная сделкаКлодинАлмазные копи бурхваныСкандалЗулусская свадьбаНа финишной прямойНаживкаПреследованиеБукет розК пропастиНезнакомецНовости с телетайпаЭпилогРазговор на кухнеБенно штайнер

Ваши комментарии
к роману Женщины его жизни - Модиньяни Ева



Замечательный роман... читайтеrnчем-то напоминает С.Шелдона
Женщины его жизни - Модиньяни ЕваЛидия
7.01.2013, 21.03





Роман хороший,но концовка,на мой взгляд,с компа на, нет логического завершения.
Женщины его жизни - Модиньяни Евататьяна
27.10.2013, 19.04





Роман хороший,но концовка,на мой взгляд,с компа на, нет логического завершения.
Женщины его жизни - Модиньяни Евататьяна
27.10.2013, 19.04





Прекрасный роман! А слова Бруно "Я хочу провести с тобой остаток жизни" - говорит обо всем, больше уж сказать нечего! Понравился роман "Крестная мать".
Женщины его жизни - Модиньяни ЕваЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
23.05.2015, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100