Читать онлайн Женщины его жизни, автора - Модиньяни Ева, Раздел - ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины его жизни - Модиньяни Ева бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины его жизни - Модиньяни Ева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины его жизни - Модиньяни Ева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Модиньяни Ева

Женщины его жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Великан с серебрящейся от седины головой, шагавший ему навстречу на фоне массива Монте-Пеллегрино по асфальтовой дорожке аэропорта Пунта-Раизи, словно возник из летнего марева. Термометр показывал тридцать пять градусов в тени.
Бруно сошел по трапу рейсового самолета, прибывшего из Рима, и подошел к встречавшему. Густая шевелюра, светлая в молодости, а теперь попросту седая, оказалась выше темноволосой головы Барона, когда они крепко обнялись и замерли, не отпуская друг друга.
– Как я рад снова тебя увидеть, Кало, – воскликнул Бруно. Теперь он чувствовал себя в безопасности и в полной боевой готовности.
– Поехали домой, – сказал Кало.
На площадке стояли люди, ожидавшие немногочисленных прибывших пассажиров. – Все в порядке? – спросил Барон, кивнув в сторону небольшой группы встречающих.
– Проверены все до одного, – успокоил его великан.
Бруно кивнул и последовал за ним к временному навесу, служившему аэропортом Палермо.
– Домой.
– Все уже готово.
Асфальт плавился под нещадно палящим солнцем, от него пахло керосином и жженой резиной. Громкоговоритель объявил посадку на ближайший рейс в Милан. Один из «ДС-9» включил двигатели и стал выруливать на взлетную дорожку.
Директор аэропорта, высокий и худой господин с непроницаемым лицом дипломата, пожал руку Бруно и проводил его в свой кабинет.
– Добро пожаловать домой, Барон.
– Барон спешит, – предупредил Кало.
– Спасибо, – сказал Бруно.
– Сделаем все, что в наших силах, – развел руками директор и, почтительно поклонившись, занялся скорейшей выдачей багажа.
* * *
Бруно занял место рядом с Кало, севшим за руль синего «Фиата-132». На заднем сиденье разместились два элегантно одетых молодых человека с гладкими, невыразительными, как у актеров в полицейском боевике, лицами. У обоих были густые волосы, рельефные мускулы и быстрые рефлексы. Под мышкой у каждого был спрятан «магнум-спешел», и оба знали, как им воспользоваться при случае.
Бруно глядел прямо перед собой в глубокой задумчивости, жадно впитывая краски родной земли, не изменившиеся по прошествии веков, несмотря на урон, нанесенный острову особенно в прибрежной зоне безудержной спекуляцией земельными участками под застройку.
За кромкой шоссе им навстречу неслись поля и низкие каменные ограждения, ощетинившиеся рассаженными тут и там колючими кактусами и укрытые вьющимися побегами бугенвиллеи. Там, где весной рос клевер, земля была желтая, словно усыпанная золотистой цветочной пыльцой. Ему казалось, что он уже слышит волнующий, чувственный аромат померанцевых деревьев, видневшихся на горизонте в раскаленном мареве августовского утра.
Внутри машины кондиционер создавал неприятное и искусственное ощущение прохлады.
– Едем домой, а, Кало? – спросил Барон. Он вновь увидел себя ребенком, когда этот молчаливый великан привез его, после смерти матери, обратно на Сицилию. Вот и теперь, в эту трудную минуту, два обстоятельства служили ему утешением и поддержкой: встреча с Кало и перспектива возвращения домой.
– Едем домой, сынок, – подтвердил Кало.
Бруно рассказал ему о Маари, о маленьком Санни, о старом Асквинде.
– Скверное дело, Бруно, – только и сказал Кало. – Мне очень жаль. – Какой смысл много говорить там, где хватает двух слов? Правда, Кало никогда не одобрял его брака с Маари, но это был уже другой разговор.
– Это не должно было кончиться таким образом. – Барон закурил сигарету от автоматической зажигалки.
«Могло быть и хуже», – с ревнивым эгоизмом подумал Кало, а вслух добавил:
– А как мальчик?
– Приедет, когда все будет кончено, – для Барона это было ответственное обещание.
Кало искоса следил за ним. Они мчались на полной скорости по шоссе, ведущему в Энну, к самому сердцу Сицилии.
– Наши предки, – заметил он, – научили нас одному: что предначертано, должно исполниться. И ты мало что можешь сделать, чтобы изменить ход судьбы. Если так суждено, так и будет.
– Только не жди, что судьба накажет того, кто пытался меня убить, – усмехнулся Бруно.
– Я и не жду, – лицо Кало помрачнело, в его взгляде читалась непреклонная решимость. – Судьба не вершит правосудие. Наши предки учили нас молиться так, будто все в руках божьих, а действовать так, будто все зависит от нас.
Вот теперь Бруно слышал голос своего советника: слова Кало вселяли в него спокойную уверенность.
– Это был тяжелый удар, – перед глазами у него вновь всплыло прекрасное лицо принцессы на залитой кровью траве под баобабом.
– Знаю. – На этом Кало посчитал разговор оконченным. Он понимал, какую боль испытывает Бруно, но понимал и то, чего Барон пока не мог осознать: его жизнь на этом не кончается, его еще ждут новые чудесные мгновения.
Двое сопровождающих сидели неподвижно, как восковые куклы. Казалось, они не дышат. И уж, конечно, они были глухи и немы.
– Три дня дул сирокко, – принялся рассказывать Кало. – Куры перестали нестись.
Бруно вспомнил свое детство, вспомнил, как закрывались все ставни, двери и окна палаццо, как все домочадцы собирались в «комнате сирокко» в самом центре дворца баронов Сайева, как они, сгрудившись в кучу, испуганно жались друг к другу, пережидая, пока не утихнет пышущее жаром дыхание земли.
– А как наши гости? – спросил он, чтобы переменить тему.
– Все тут, – с готовностью ответил Кало, – ждут только тебя.
– И Бранкати тоже? – Барон погасил окурок в пепельнице.
– И Бранкати, – начал перечислять Кало, – и мистер Хашетт, и тот адвокат из Вашингтона.
– А Карин? – воспоминание о ее синих глазах и огненно-рыжей гриве волос молнией вспыхнуло у него в голове.
– Она ждет тебя, – ответил Кало, слегка повернув к нему лицо. Но Бруно ничем себя не выдал.
– А эта… эта девушка, – продолжал он, – жертва выродка?
– Розалия? – улыбнулся Кало. – Она тоже здесь. Славная малышка. С ходу поняла, что к чему. И здорово привязалась к Карин, водой не разольешь.
– А он где? – Барону пришлось напрячь всю силу воли, чтобы не выдать своих чувств.
Кало сразу же понял, что Бруно спрашивает об Омаре Акмале.
– На Капри, – ответил он с отвращением. – Закатывает приемы и раздаривает драгоценности на борту своей яхты. Визитеры приезжают к нему с поклоном на катере, он сам так и не сошел на землю. – Кало умолчал о женщинах, сменявших друг друга на яхте «Сорейя» для удовлетворения желаний арабского отщепенца.
Машина неслась со скоростью сто шестьдесят километров в час по безлюдной в этот час автостраде среди пожелтевших от зноя холмов. Деревья, казалось, взывали к огнедышащему небу с мольбой о дожде.
На губах Бруно появилась жестокая улыбка, хорошо знакомая Кало.
– Пусть Омар Акмаль пока развлекается, – спокойно сказал Барон, словно разговор шел о погоде. – Это его право. Ведь он, считай, уже мертв.
Вот теперь Кало видел его прежним.
* * *
Под величественным небосводом показалась Пьяцца-Армерина, и он, радуясь и печалясь, вспомнил все светлые и темные события своего прошлого.
На этих землях бароны Монреале властвовали на протяжении столетий, и он, американец с Сицилии, мог бы с закрытыми глазами пройти по имению, разрезанному надвое ложем реки Дизуэри и простиравшемуся вплоть до долины Джелы. Много веков скудные урожаи злаков, маслин и фруктов, вырванные у пересохшей земли кровавым крестьянским потом, были единственными местными ресурсами. Затем к источникам дохода баронов Монреале прибавились залежи серы, богатейшие на Сицилии, а в последние годы – и эвкалиптовые рощи.
Бронированный автомобиль промчался по главной улице, пустынной в это время дня, повернул направо и въехал в усыпанную галькой аллею, ведущую к дворцовому парку, окруженному высокой стеной. К зданию палаццо можно было подъехать через гигантские ворота кованого железа на высоких колоннах, увенчанных огромными каменными вазами в форме чаш, в которых благодаря усердию садовников рос пышный трилистник, тот самый, что венчал фамильный герб.
В стрекоте цикад и жужжании насекомых под беспощадным солнцем дворец казался покинутым людьми, однако прибытие Барона было замечено, теперь уже сотня глаз следила за его благополучием. Бруно вновь увидел агавы, олеандры, миртовые изгороди и барочный фонтан, вода в котором била множеством мелких струек, веками напевавших одну и ту же нежную песенку. Он вдохнул исходившие из чащи сада приглушенные, едва определимые ароматы и почувствовал себя в безопасности. Когда тяжелые кованые ворота закрылись за его спиной, он с облегчением перевел дух.
* * *
Война началась. Палаццо баронов Сайева стало штаб-квартирой, откуда Бруно должен был перейти в контратаку. Он вышел из машины и упругим уверенным шагом поднялся по шести каменным ступеням в большой вестибюль, откуда через дубовые двери можно было попасть в салоны первого этажа и на лестницу, ведущую наверх. Кало понимающе улыбнулся ему, словно говоря: «Вот видишь, я доставил тебя домой!» Прикосновение к родным корням вселяло силу в них обоих.
– Предупреди наших гостей, что я жду их через полчаса в кабинете дедушки, – сказал Барон, оглядываясь по сторонам. Оба телохранителя исчезли. Он поднялся в спальню, когда-то принадлежавшую деду.
Закрыв за собой массивную дверь, Бруно прислонился спиной к ее старинному дереву, закрыл глаза и всей грудью вдохнул приятный и свежий запах громадной спальни, словно созданной, чтобы вместить бурные страсти и высокие мысли.
У противоположной стены помещалось грандиозное ложе: темное, массивное, с четырьмя витыми колоннами, поддерживающими тяжелый балдахин.
Стены и потолок были богато украшены золоченой лепниной с элегантными завитками, типичными для стиля барокко. Время окрасило их в красный цвет.
Бруно пересек спальню, направляясь к внутренней двери, обитой темной парчой и почти сливавшейся со стеной, нажал скрытую пружину, и дверь открылась. Он вошел в ванную, переделанную дедом в 1920 году и с тех пор не менявшуюся. Ванну из светло-зеленого оникса поддерживали два белых эмалевых лебедя с позолоченными клювами. Раковина тоже была выточена из оникса, краны в форме маленьких лебедей выпускали воду из клювов. Стены и пол были украшены мозаичным орнаментом из озерных водорослей и цветов лотоса. В цветовой гамме господствовал золотой тон.
Это была самая великолепная ванная комната, какую Бруно когда-либо приходилось видеть, он был уверен, что в мире просто не существует более прекрасной, не столько из-за ее роскоши, сколько благодаря проявленному старым бароном изысканному вкусу.
Он разделся, бросив на полу одежду, которой не снимал с момента отъезда из Умпоте. Кто-то уже позаботился наполнить ванну чуть теплой водой с ароматной пеной. Он погрузился в воду, наслаждаясь разливающимся по телу ощущением довольства, закрыл глаза, чтобы полнее ощутить благотворное воздействие бодрящей ванны, и вновь подумал, что всего лишь десять дней назад прибыл в Сен-Тропез с намерением приятно отдохнуть.
* * *
Это короткое время вместило в себя все: от гибели Маари до тайного отъезда из Бурхваны, продолжавшегося два дня и две ночи. Карин доверила ему свою любовь, и теперь, когда прекрасная принцесса с янтарными глазами покинула его навсегда, он испытывал мучительное чувство вины.
Кто-то хочет завладеть золотыми и алмазными рудниками Асквинды. И для достижения этой цели кто-то охотится за его головой. Бруно не спал сорок восемь часов, а теперь от него требовалось в самый короткий срок разработать действенную стратегию.
Он вышел из ванны освеженным и бодрым, в гардеробной его уже ждала чистая, выглаженная одежда. Вернувшись в спальню, он закурил сигарету, сел в кресло, снял телефонную трубку и набрал номер коммутатора международной связи.
– Международная, – отозвался чей-то металлический голос.
– Я ищу Альдо Паолетти, – властно сказал Бруно.
– Передаю трубку, – интонации робота на другом конце провода сменились заинтересованностью, почти любезностью.
– Паолетти слушает, – вмешался новый голос, говоривший с неподражаемым сицилийским акцентом, лишь чуть смягченным благодаря профессиональным навыкам.
– Говорит Бруно Брайан. – Он нашел нужного человека с первой попытки и подумал, что ему везет.
– К вашим услугам, – ответил Паолетти, служащий «Италкейбл», которого Барон хорошо знал. Его деловые качества были выше всяких похвал.
– Мне нужно немедленно переговорить с Абу-Даби.
– Кого попросить к телефону?
– Шейха Адмада бен Юсефа.
– Если его не будет на месте?
– Передайте ему, что Бруно Брайан должен с ним связаться. Это очень срочно.
– Можете на меня рассчитывать.
Бруно повесил трубку. Он знал, что через десять минут будет говорить со своим старым товарищем по университету Беркли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Женщины его жизни - Модиньяни Ева

Разделы:
ПрологКармен россКаждый на своем местеИстория каринКанун рождестваАнжеликаВ городеМартинаВызовМистер хашеттНа пути в умпотеРозы для профессионалаАсквиндаПрекрасная маариПоместье баронов монреалеРоковая встречаОчарованный садНорманнский рыцарьШелковый платокВ сторожкеБруно брайанАннализаАтелье «вентура»Виноградники нейпа-вэллиНесчастный случайШах королюВозвращение домойАдмад бен юсеф«секретный пакет»Ловля тунцаЗапах смертиДомаМиммо карузоЛюди честиОхотник и дичьФилип брайанМэри-джейнКаникулы в портофиноСапфирУспех1 женщинаТрудный выборНефтяная сделкаКлодинАлмазные копи бурхваныСкандалЗулусская свадьбаНа финишной прямойНаживкаПреследованиеБукет розК пропастиНезнакомецНовости с телетайпаЭпилогРазговор на кухнеБенно штайнер

Ваши комментарии
к роману Женщины его жизни - Модиньяни Ева



Замечательный роман... читайтеrnчем-то напоминает С.Шелдона
Женщины его жизни - Модиньяни ЕваЛидия
7.01.2013, 21.03





Роман хороший,но концовка,на мой взгляд,с компа на, нет логического завершения.
Женщины его жизни - Модиньяни Евататьяна
27.10.2013, 19.04





Роман хороший,но концовка,на мой взгляд,с компа на, нет логического завершения.
Женщины его жизни - Модиньяни Евататьяна
27.10.2013, 19.04





Прекрасный роман! А слова Бруно "Я хочу провести с тобой остаток жизни" - говорит обо всем, больше уж сказать нечего! Понравился роман "Крестная мать".
Женщины его жизни - Модиньяни ЕваЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
23.05.2015, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100