Читать онлайн Заветное желание, автора - Митчелл Фрида, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заветное желание - Митчелл Фрида бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заветное желание - Митчелл Фрида - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заветное желание - Митчелл Фрида - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Митчелл Фрида

Заветное желание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

На протяжении следующих нескольких недель Трейси работала так, как никогда и нигде не работала. Она скрупулезно записывала все указания Морин, каждый день брала домой кипу бумаг и допоздна сидела над ними, стараясь запомнить все существенное. Трейси изучала материалы по каждому поставщику и клиенту «Бедфорд Констракшнс», знакомилась по бумагам со всеми, кто играл сколько-нибудь важную роль в бизнесе Кайла Бедфорда. В конце концов, у нее в уме накопилось едва ли не больше информации о фирме и ее делах, чем у самой Морин.
С матерью одной из подружек Трейси договорилась, что та будет за небольшую плату заезжать по утрам за девочкой и отвозить ее в сад к восьми утра. Это позволило Трейси приезжать на работу еще до половины девятого.
Впервые подъезжая к зданию фирмы так рано, Трейси думала, что ее машина будет единственной на стоянке, но оказалось, что темно-синий «феррари» Кайла Бедфорда уже стоит на отведенном ему месте. Когда она вошла в кабинет, Кайл выглянул из двери своего кабинета, как-то странно посмотрел на нее, не то вопросительно, не то насмешливо, но ничего не сказал, лишь попросил неизменную утреннюю чашечку черного кофе.
В качестве рождественского подарка от «Бедфорд Констракшнс» Трейси получила чек на внушительную сумму. В середине января они с Санни переехали в небольшой, но очень славный, коттедж с уютным двориком недалеко от детского сада, куда ходила Санни. А затем наступил понедельник, которого Трейси весь январь ждала со страхом: день, когда она впервые вышла на работу без Морин.
За два дня этого, в субботу, Трейси воспользовалась предоставленной ей дотацией на покупку одежды и пополнила свой рабочий гардероб несколькими стильными костюмами, блузками и аксессуарами, благодаря которым она могла выглядеть именно так, как и положено секретарше Кайла Бедфорда. Для первого самостоятельного рабочего дня Трейси выбрала темно-серый костюм и шелковую блузку кремового цвета. И то, и другое удачно гармонировало с цветом ее волос и нежно-персиковым оттенком кожи.
В последний раз перед выходом из дома критически оглядев себя в зеркале, Трейси сказала своему отражению:
– Спокойно, настройся на деловой лад и не паникуй. Ты всю последнюю неделю работала практически самостоятельно, Морин уже не помогала, а только наблюдала со стороны. За последние сорок восемь часов ничего не изменилось, значит, ты справишься и дальше.
Она уже привыкла по утрам сразу же после прихода на работу готовить кофе и подавать Кайлу. Но в этот раз, когда Трейси как всегда, предварительно постучавшись, открыла дверь и вошла в кабинет, она не увидела перед собой безупречно элегантного и ухоженного бизнесмена, каким представал перед ней Кайл каждое утро. По-видимому, он спал и проснулся только от ее стука в дверь. Он выпрямился и посмотрел на Трейси затуманенными со сна глазами, и ее сердце пустилось вскачь.
И дело было не в том, что волосы Кайла торчали во все стороны, на щеках темнела щетина, а помятая одежда указывала на то, что он спал одетым. Пиджак и галстук Кайл, по-видимому, снял еще вечером, несколько верхних пуговиц на рубашке были расстегнуты, и в распахнутом вороте виднелись завитки темных волос на загорелой мускулистой груди. Трейси не могла не заметить его великолепно развитую мускулатуру. Она застыла на месте как вкопанная, поднос с кофе и бисквитами в ее руках опасно накренился. В деловом костюме, застегнутый на все пуговицы в прямом и переносном смысле, Кайл Бедфорд выглядел весьма внушительно, немного пугающе и очень, очень мужественно, но полуодетый… На этом месте мысли Трейси запнулись. Ей вспомнилось, что Морин говорила о его личной жизни, – блестящие женщины, отношения по принципу «люби и бросай» – на первом месте, а уж потом – все остальное.
– Но что-то не похоже, чтобы это их отталкивало, – доверительно прошептала Морин. – Наверное, отчасти причина в том, что в его кругу это очень распространенный подход к жизни. Кайла никогда не интересовали безмозглые куколки, он предпочитает женщин, у которых кроме красивой внешности есть еще и мозги. Его последней пассией была преуспевающая бизнес-леди, до нее он встречался с известной архитекторшей, еще раньше – с адвокатом. И, похоже, они считали его неотразимым.
В тот момент, когда происходил этот разговор, Трейси подумалось, что «неотразимый» – не самое подходящее слово для характеристики Кайла Бедфорда, но теперь она, пожалуй, могла бы понять этих женщин и оценить, что влекло их к нему. Сейчас, когда Кайл предстал перед ней в неожиданном обличье, вне рамок привычного образа блестящего бизнесмена, она в полной мере ощутила на себе влияние его мощного животного магнетизма. Она и раньше не раз и не два ощущала его притяжение, но так остро – впервые.
– Черт, который час?
Взгляд серых глаз прояснился, но от этого лицо Кайла не утратило своей сексуальной привлекательности. Трейси, не вполне доверяя своему голосу, пробормотала только:
– Половина девятого.
– Это кофе? Трейси, вы просто ангел! – Кайл откинулся на спинку и сладко потянулся, потом небрежно отбросил назад упавшие на лоб волосы. Ни первое, ни второе не прибавило Трейси душевного равновесия. – Я провел здесь почти весь уик-энд, сделка с Картером грозила сорваться, пришлось пересмотреть наше предложение. – Трейси молча, кивнула – она надеялась, серьезно и сосредоточенно. Тем временем мысль была совсем о другом: сознает ли Кайл, что он полураздет. Если да, то это, по-видимому, нисколько его не волнует. Она поставила поднос на стол, моля Бога, чтобы румянец не выдал ее смущения. – Но, в конце концов, я нашел выход.
Кайл взял с тарелки один бисквит, откусил и тут же потянулся за вторым.
– Когда вы в последний раз ели? – спросила Трейси.
– Ел? – Кайл задумался. – Точно не помню, кажется, в субботу.
– Не хотите сандвич с беконом?
– Сандвич с беконом? – переспросил Кайл и с интересом посмотрел на Трейси. – Уж не хотите ли вы сказать, что можете соорудить его за минуту прямо из воздуха?
– Почти. – Трейси все еще боролась с некстати вспыхнувшим сексуальным влечением, и от этого ее голос звучал немного напряженно. – Здесь неподалеку, на углу, каждое утро останавливается разносчик, его горячие сандвичи с беконом расходятся «на ура».
– В таком случае поддержите его бизнес, закажите мне шесть порций, – быстро сказал Кайл. – С кетчупом.
Трейси поступила так, как, по ее мнению, должна была бы поступить Морин – кивнула и быстро пошла к двери, бросив через плечо:
– Я мигом.
Поход за сандвичами занял пятнадцать минут. Когда Трейси во второй раз за это утро постучалась в дверь кабинета своего босса и вошла, Кайл встретил ее совершенно преобразившимся. Но глядя на гладко выбритого мужчину в свежей светло-голубой рубашке и отглаженном темно-сером костюме, Трейси по-прежнему видела перед собой загорелую кожу и темные волоски в распахнутом вороте рубашки, и картина, возникшая перед ее мысленным взором, отнюдь не способствовала созданию делового настроя.
– Шесть сандвичей с беконом, кажется, его тут не меньше фунта, – сообщила Трейси как можно более невозмутимым тоном. – Ешьте, пока бекон не остыл. – И поставила тарелку на стол перед Кайлом.
– Вы говорите, как моя мать.
Его мать? Трейси прищурилась и елейно улыбнулась.
– Надеюсь, вы не из тех мужчин, которые страдают эдиповым комплексом? – необдуманно выпалила Трейси.
В глазах Кайла что-то блеснуло, но Трейси не смогла точно определить, что именно.
– Не думаю. Моя мать – удивительная женщина, они с отцом идеально подходят друг другу, но все же не думаю. – Он откусил кусок сандвича и закрыл глаза, изображая крайнюю степень восторга. – Ммм, вкуснотища! И почему вы раньше не приносили мне сандвичи от этого вашего разносчика? – спросил он почти обиженно.
– Наверное, потому, что вы не просили, – предположила Трейси.
Серые глаза с серебристым отливом впились в ее лицо, снова пригвоздив ее к месту. Кайл улыбнулся и медленно произнес:
– Значит, мне нужно было только попросить?
Он говорит не только о беконе, вдруг поняла Трейси. Ей следовало догадаться, что у нее нет ни малейших шансов победить в словесной пикировке с Кайлом! Трейси в смущении осознала, что за последние несколько минут что-то произошло, что-то сместилось в ее отношениях с боссом.
– Принесу-ка вам еще кофе, – поспешно пробормотала она и вышла из комнаты еще до того, как Кайл откусил в очередной раз.
Кайл улыбнулся своим мыслям. Он был прав, подозревая, что за обликом деловитой подтянутой секретарши, который Трейси Вудс являет миру, скрывается нечто большее. Не потому ли он предпочел ее другим не менее квалифицированным претенденткам на эту должность?
Мысль Кайлу не понравилась, улыбка сбежала с его лица. Нет, он выбрал Трейси Вудс только потому, что она оказалась наиболее подходящей кандидатурой и единственной, кто мог приступить к работе немедленно! И некая изюминка, скрытый огонь – тоже необходимые атрибуты секретаря, без которых деловые отношения грозят стать скучными. Ему никогда не хотелось видеть в своей приемной бездушную машину, пусть даже отлаженную и хорошо функционирующую.
В Морин тоже был этот внутренний огонек, за время их совместной работы они не раз пикировались друг с другом, отчего оба получали настоящее удовольствие. Внутренний голос нашептывал, что Морин – совсем другое дело, что он обманывает себя, но голос был слаб, и Кайл от него отмахнулся.
Испытывая необъяснимую досаду и неловкость, Кайл потянулся за следующим бутербродом. Одновременно он пододвинул к себе папку с документами по сделке с Картером и решительно выкинул из головы мысли о Трейси – именно эта его способность всецело сосредотачиваться на деле была одной из основ стремительного роста «Бедфорд Констракшнс» в последние десять лет.
Чтобы выкинуть из головы мысли, не имеющих никакого отношения к работе, Трейси потребовалось куда больше времени. Но, в конце концов, она это сделала и не собиралась пускать их обратно. Ей удалось сохранить деловой настрой до конца рабочего дня, и на обратном пути, сидя за рулем зеленого «ровера», Трейси твердила себе: пусть Кайл Бедфорд хоть голышом разгуливает по офису, она и бровью не поведет.
Трейси не могла не признать, что он не только красив, но и привлекателен, признав это, она испытала даже некоторое облегчение от того, что перестала скрывать правду от самой себя. Кайла Бедфорда, как и большинство богатых, облеченных властью мужчин, словно окружает особая аура, выделяющая их из любой толпы, но от этого работать с ними вовсе не становится легче.
Она вовсе не обязана испытывать к своему боссу симпатию, достаточно того, что она уважает его деловые качества и работа ей по душе. Его образ жизни, его личные взаимоотношения с другими людьми ее не касаются. То, что Кайл Бедфорд воплощает в себе черты, которые она терпеть не может в мужчинах, еще не означает, будто она не может на него работать. Он же видит в ней лишь принадлежность офиса, вроде предмета мебели, а не женщину. Вот и прекрасно.
Довольная собственной рассудительностью, Трейси заехала на автомобильную стоянку перед детским садом, вышла из машины и пошла к массивным дубовым дверям. Пошел снег, первые редкие снежинки, кружась, падали со свинцово-серого неба. Снегопад быстро усиливался. К тому времени, когда Санни с двумя другими девочками вышла во двор, снег уже валил крупными хлопьями – к радости детей.
– Мама, мама, смотри, снег! – Санни закружилась на месте, запрокинув голову и подставляя лицо пушистым снежинкам. Слепим во дворе снеговика?
– Завтра, дорогая, – пообещала Трейси, – сегодня снега еще маловато.
Вокруг их нового дома был разбит сад. Санни уже отвела себе уголок, заявив, что весной разобьет собственную клумбу и будет выращивать цветы. Трейси не сомневалась, что так и будет. Если ее дочь что-то задумывала, то обычно принималась за дело с энтузиазмом и почти всегда доводила его до конца. Мать с радостью отмечала, что девочка совсем не вспоминает о кошмаре последних месяцев, предшествовавших гибели Пола. Она и сама старалась не думать о покойном муже. Днем ей это еще как-то удавалось, но вечером, когда Санни засыпала и в коттедже воцарялась тишина, воспоминания снова возвращались, и Трейси ничего не могла с этим поделать.
А ведь она думала, что любит Пола! Видно, в случае с ее мужем оправдалась старая пословица о том, что человека не узнаешь, пока не поживешь с ним.
Пол был единственным сыном любящих родителей и вырос очень избалованным. Родители старались дать своему драгоценному отпрыску все самое лучшее, хотя сами были ограничены в средствах. Они даже финансировали его бизнес, вложив в маленькое предприятие Пола все до последнего пенни. Тогда Трейси об этом не догадывалась, и не только об этом – она не знала многого, что всплыло на свет после гибели Пола. Например, она не знала, что Пол пристрастился к спиртному еще во время учебы в колледже, в студенческие годы многие выпивали, это считалось в порядке вещей. А к тому времени, когда Трейси поняла, что он алкоголик, было уже поздно. Беременная, она ради будущего ребенка стала предпринимать отчаянные усилия, чтобы спасти их брак.
Бизнес не задался с самого начала, да иначе и быть не могло, учитывая, что Пол не очень усердствовал и уделял делам слишком мало времени. Поскольку родители больше ничем помочь ему не могли, он стал занимать деньги у всех подряд, беззастенчиво пользуясь своим обаянием. Ради достижения своих целей он умел становиться неотразимым.
Отложив в сторону вязанье, Трейси посмотрела на огонь в камине. Неотразимым… Внезапно ей стало ясно, почему она снова вспомнила о Поле, после того как несколько месяцев ухитрялась не думать о нем. «Они считают его неотразимым». Именно такие слова употребила Морин, характеризуя Кайла.
С тех пор как не стало Пола, Бедфорд был единственным мужчиной, затронувшим ее сексуальность. Трейси сказала себе, что теперь, осознав опасность, она будет следить за собой двадцать четыре часа в сутки. У нее, конечно, и в мыслях не было, что Кайл может заинтересоваться ею как женщиной, Кайл Бедфорд ухаживает за собственной секретаршей… Об этом и подумать смешно. Но дело даже не в том. Трейси не желала, чтобы ее влекло к мужчине, тем более к такому, который сделан из того же теста, что и Пол.
Никому, ни единой живой душе Трейси не рассказывала, каким ужасным был последний год жизни с Полом, сколько унижений она от него претерпела. Она не обязана никому ничего рассказывать, отныне она сама себе хозяйка, и это ее вполне устраивает. Самый главный человек для нее – Санни, и теперь благодаря новой работе – у Трейси язык не поворачивался сказать «благодаря Кайлу Бедфорду» – она сможет обеспечить дочери тот уровень жизни, о котором недавно могла только мечтать. Ничто, ничто не должно мешать ей в этом!
Трейси кивнула, как бы подтверждая свои мысли, и продолжила вязать пушистый теплый свитер для Санни.
К утру снег покрыл землю сплошным белым покрывалом, к радости Санни мир превратился в сказочное снежное королевство. Мощному «роверу» снег и лед на дорогах были нипочем. Высадив Санни возле детского сада и ведя машину по дороге на работу, Трейси далеко не в первый раз за последние недели думала о том, как ей повезло, что в ее распоряжении есть такая мощная и комфортабельная машина. Не нужно больше мерзнуть на остановке в ожидании автобуса, чтобы затем ехать в тесноте и духоте.
Когда она приехала, Кайл, как обычно, был уже в кабинете. Трейси подозревала, что даже если бы она приехала на работу к пяти часам утра, он и тогда был бы уже на месте. Следуя заведенному ритуалу, нарушенному лишь однажды, вчера утром, Трейси сняла пальто, поправила прическу, приготовила кофе и понесла поднос в кабинет босса.
– Доброе утро, Трейси, – поздоровался Кайл, не поднимая головы.
Трейси ответила ему в тон, поставила поднос на стол, стараясь не задерживать взгляд на темноволосой голове, склоненной над бумагами, и вышла из кабинета. Но почему-то, когда она вернулась на свое рабочее место и села за стол, ее сердце трепыхалось в груди, как пойманная птица.
Ей бы радоваться, что Кайл вернулся к чисто деловым отношениям, так почему же она восприняла его холодную отчужденность почти как пощечину? Глупо, нелепо! Она ведет себя совершенно нелогично, и это продолжается уже около месяца… Трейси недовольно поморщилась, в несколько глотков выпила горячий кофе и принялась за работу.
В начале одиннадцатого Кайл выглянул из кабинета.
– Трейси, на вашем столе лежат бумаги по сделке с Картером, в том числе черновик контракта. Перепечатайте его в первую очередь, другие дела пока отложите. Эти бумаги нужны мне к двенадцати, в час у нас деловой ланч с Картерами, кстати, закажите столик на четверых в «Норд Инн».
Трейси удивленно посмотрела на Кайла.
– Вы имеете в виду, что я должна вас сопровождать? – вежливо спросила она, стараясь ничем не выдать внезапно охватившего ее волнения.
– Да, и прихватите с собой блокнот и карандаш. И еще, загляните в бухгалтерию и возьмите у них финансовый отчет, он может нам понадобиться.
Кайл говорил сухо, по-деловому, чувствуется, что его голова занята несколькими вещами одновременно. Трейси уже замечала за ним эту способность – еще одно качество, отличающее мистера Бедфорда от простых смертных.
– Хорошо.
Она деловито кивнула, но, как только дверь соседнего кабинета закрылась, деловитость Трейси улетучилась. Она с отсутствующим видом уставилась в стену. Деловой ланч… Что ж, в этом нет ничего страшного, она справится, ей придется бывать на таких мероприятиях не раз, со временем она привыкнет.
В половине двенадцатого перепечатанный контракт уже лежал на столе Кайла. Трейси занялась другими делами, внешне она казалась спокойной, но в душе царило полное смятение. Наконец в половине первого Кайл сказал ей по селектору, что пора собираться. При звуке его низкого глубокого голоса в животе у Трейси все сжалось, но когда Кайл вышел из своего кабинета, то увидел невозмутимую, деловитую секретаршу, какой ей и подобало быть.
– Мы встречаемся с Картерами прямо в ресторане, поэтому я хочу приехать минут на пять раньше.
С этими словами Кайл, не привыкший терять время, взял Трейси за руку и легонько подтолкнул к двери. Оказавшись совсем рядом с ним, Трейси вдохнула уже знакомый изысканный аромат лосьона после бритья. Близость его крупного тела ошеломила Трейси. Они дошли до конца коридора, вошли в лифт, в кабине Трейси чуть-чуть отодвинулась от Кайла.
– В чем дело?
– Что вы имеете в виду?
Трейси недоуменно воззрилась на Кайла. Тот прислонился к стене кабины лифта, обшитой дубовыми панелями, и посмотрел на нее каким-то загадочным взглядом. Трейси с ужасом почувствовала, что краснеет. Ей-то казалось, что она отстранилась очень дипломатично, незаметно, но, по-видимому, от его взгляда ничто не скроется.
– Вам неприятно, когда я к вам прикасаюсь, – заметил он ровным голосом, прищуренные веки скрыли выражение глаз. – Дело во мне лично, или вы так же относитесь ко всем другим мужчинам?
Другой мужчина, любой другой мужчина на его месте, заметив, что она чувствует себя неловко, не стал бы заострять на том внимание. Эта мысль поразила Трейси, когда она заметила в оценивающем взгляде Кайла холодную враждебность. Это придало ей сил ответить так се холодно:
– Я просто не люблю прикосновения, вот и все.
– Мне почему-то не верится, что ваша дочь родилась в результате непорочного зачатия, – смешливо протянул Кайл. – Поэтому повторяю вопрос: у вас какие-то проблемы, связанные лично со мной? Если так, то лучше скажите напрямик, чтобы я мог их решить. Не в моих привычках набрасываться на бедных ни о чем не подозревающих женщин с грязными намерениями. У меня также нет привычки смешивать работу с удовольствием. Надеюсь, я ясно выразился?
Ужасно! Трейси никогда еще не была так смущена. Лифт плавно остановился, и она заметила, как в глазах Кайла что-то блеснуло. Возможно, то был гнев или просто раздражение, но в своем унижении Трейси усмотрела в этом насмешку. И неожиданно это снова восстановило ее боевой дух.
– Не понимаю, о чем вы говорите, – с достоинством заявила она. – Я всего лишь сказала, что не люблю физические контакты.
– Не думаю, что то, что я тронул вас за руку, можно назвать физическим контактом, как вы изволили выразиться, – твердо и совершенно бесстрастно возразил Кайл. – Так что советую вам к этому привыкнуть. Я не намерен следить за каждым своим движением и ежеминутно думать, не оскорбит ли оно вас, а вы сэкономите себе и мне уйму времени и нервов, если не будете придавать непомерное значение мелочам.
Даже если Трейси и хотела что-то возразить, то не успела: двери лифта плавно распахнулись и Кайл взял ее за локоть. На этот раз Трейси никак не отреагировала на прикосновение. Они прошли через вестибюль, вышли из здания, Кайл подвел ее к своему блестящему «феррари» и, ни слова не говоря, открыл перед ней дверцу. Очевидно, подобная галантность была для него совершенно естественной.
Из машины Трейси беспомощно наблюдала, как Кайл обходит вокруг капота. Ненавижу, как же я его ненавижу, мысленно твердила она, Кайл Бедфорд – самый бесчувственный, самый высокомерный, самый жестокий мужчина на свете или, по крайней мере, из моих знакомых, включая даже Пола, и никакие деньги этого не изменят. Когда Кайл сел за руль, Трейси с пылающими щеками продолжала смотреть прямо перед собой.
– Трейси?
Она вздрогнула и повернулась к нему.
– Кажется, я повел себя недопустимо, – тихо сказал он. – Прошу прощения. – Если бы у машины неожиданно выросли крылья, как у самолета, и она бы поднялась в воздух, Трейси и то удивилась бы меньше. – Вы задели мою гордость, – продолжал Кайл. – Заставили меня чувствовать себя этаким сексуальным маньяком, и мне это не понравилось. Такое со мной случается впервые.
– Кайл, я…
Трейси стало жарко, она чувствовала себя не в своей тарелке, и не только потому, что ее удивило извинение Кайла, но и потому, что он оказался очень близко к ней. Магнетизм, неотъемлемый и очень опасный атрибут его привлекательности, зарядил ограниченное пространство автомобиля напряжением, Трейси даже стало трудно дышать. Кайл был таким большим, таким мужественным, в голосе появилась легкая хрипотца, а глаза, его удивительные глаза, неотрывно смотрели ей в лицо.
– Это ваш брак сделал вас такой?
Трейси даже не подозревала, что Кайл способен говорить так мягко. Она растерялась, не зная, что ответить, и, в конце концов, ответила единственное, что могла в сложившихся обстоятельствах:
– Да, мое замужество.
– Мне очень жаль.
Казалось, Кайл говорит искренне. Не смея посмотреть ему в глаза, Трейси снова уставилась прямо перед собой.
– Ничего страшного. – Глупо, но ничего другого ей не приходило на ум. – Нам не пора ехать?
– Он причинял вам боль, я имею в виду физическую? Он вас бил?
В голосе Кайла послышались странные нотки, Трейси не догадывалась, что ее холодный, жесткий, непоколебимый босс находится во власти чувств, которые для него внове. Молчание затягивалось, и чем дольше оно длилось, тем сильнее нарастало напряжение. Трейси чувствовала, что она сейчас либо завизжит, либо упадет в обморок. Но, ни того, ни другого не произошло, и она жалко пропищала:
– Кайл, не хочу показаться грубой, но мне бы не хотелось обсуждать эту тему.
Трейси не ожидала, что Кайл сдастся без борьбы, но он, удивив ее уже в который раз за последнее время, молча завел мотор и, развернув машину так круто, что завизжали покрышки, выехал со стоянки.
– Я знаю, что о покойниках не полагается говорить дурно, но все же скажу. По-моему, вам повезло, что вы избавились от… от мистера Вудса.
Трейси издала нервный смешок: Кайл не подозревает, насколько он прав.
– Я знаю.
– Как это случилось? – Трейси быстро покосилась на Кайла, не вполне уверенная, что он спрашивает именно о том, о чем она подумала. Он, нахмурившись, смотрел на дорогу. – От чего он умер? – отрывисто спросил Кайл. – В вашем резюме лишь сказано, что вы вдова.
– Он попал в аварию. – В подробности Трейси не собиралась вдаваться. Даже не поворачиваясь к Кайлу и снова глядя прямо перед собой, она почувствовала, как серые глаза опалили ее взглядом.
– На машине?
– Да.
Они влились в поток транспорта, снова пошел снег, дорожные условия ухудшились, но Трейси не замечала никого и ничего, кроме крупной мужской фигуры рядом с ней. Бедро Кайла находилось всего в нескольких дюймах от ее собственного, его сильные загорелые руки лежали на руле, а запах… Трейси не знала, был ли то запах одеколона или лосьона после бритья и как он назывался, но точно знала: его следует запретить как оружие, опасное для женского рассудка. Хотя, возможно, на других женщин он действует не столь катастрофически.
– Пол на большой скорости врезался в телеграфный столб. – Пауза затянулась почти на минуту. Наконец Трейси не выдержала: – Он был пьян.
Кайл снова быстро взглянул на нее.
– Он часто пил?
– Да, – тихо сказала Трейси.
– А теперь вы хотите сменить тему.
Она с самого начала не желала затрагивать эту тему! Трейси неровно вздохнула и сцепила пальцы, надеясь, что Кайл не заметит, как у нее дрожат руки.
– Да, если можно. Кайл медленно кивнул.
– Расскажите мне о Санни.
По его бесстрастному голосу Трейси, конечно, не могла догадаться, что этот вопрос удивил его самого не меньше, чем ее. Она повернулась и ошеломленно посмотрела на него, на мгновение их взгляды встретились, но еще через мгновение густые ресницы скрыли выражение его глаз.
– Необычное имя. Вы сами его выбрали?
– Да, оно ей подходит. Она светлая, как солнышко… и такая милая, жизнерадостная…
В голосе Трейси появилась теплота, которой Кайл раньше не слышал, и неожиданно ему самому захотелось сменить тему.
– Охотно верю, – сказал он бесстрастно. – Но давайте вернемся к нашим делам. Я хочу в общих чертах изложить вам цель предстоящего разговора с Фрэнком Картером и его сыном.
Трейси молча слушала, но смятение мешало ей сосредоточиться, и она половину пропускала мимо ушей. Нет, напрасно она согласилась на эту работу. Несмотря на высокую зарплату, машину и прочие блага, лучше бы ей было никогда не переступать порог «Бедфорд Констракшнс». На предыдущей службе ей было ясно, какое она занимает положение. Алан Янг эксплуатировал сотрудников почти как рабовладелец рабов, но он был пожилой, толстый, лысый и за все два года, что она на него работала, ни разу не задал ей, ни единого личного вопроса. И ездил он в семейном фургоне.
Кайл немного изменил положение на сиденье, и нервы Трейси натянулись как струны.
Янг носил костюмы, которые продаются в обычных универмагах, чаще помятые, чем отглаженные. Трейси ни разу не видела на нем шелковой рубашки, а Бедфорд… От Кайла исходит аура богатства и власти, и дело даже не в одежде, он выглядел бы процветающим миллионером даже в плавках. Представив себе его в плавках, Трейси густо покраснела. Оставалось надеяться только на то, что Кайл объяснит ее румянец теплом в салоне – если вообще его заметит.
Он заметил и испытал новый всплеск того же чувства, которое охватило его в лифте, но тут же отдал своему телу приказ расслабиться. Да, Трейси напряжена и дергается, как кошка на раскаленной крыше, но какова была ее семейная жизнь и какие травмы оставила после себя – одному Богу известно. Хорошо, что мерзавец мертв. Кайл глубоко вздохнул и усилием воли сосредоточился на управлении автомобилем. Трейси Вудс – его секретарша, ни больше, ни меньше. Ее прошлое должно интересовать его лишь постольку, поскольку оно может повлиять на ее работу в его фирме.
Остаток пути прошел в молчании, но в машине ощущалось напряжение, и оба испытали облегчение, когда «феррари» остановился перед рестораном «Норд Инн». Трейси не успела и глазом моргнуть, как Кайл уже вышел из машины и открыл дверцу с ее стороны. Она ступила на мощенную булыжником подъездную дорогу и глубоко вздохнула. Трейси знала этот ресторан, но никогда не бывала в нем. Даже в лучшие времена здешние цены были не по карману им с Полом.
– Выше голову. – Трейси не сознавала, что Кайл наблюдал за ней, пока они шли к дверям здания. – Фрэнк Картер – хитрый старый лис, но прост в общении, его сын – весь в отца, они вам понравятся.
Возможно и так, но Трейси волновалась вовсе не из-за предстоящей встречи с владельцами «Картер Индастриз». Причиной ее смятения был мужчина, идущий рядом с ней. По какой-то неведомой причине его близость вызывала у нее неуправляемую реакцию, а с телом творилось нечто невообразимое, оно напрочь отказывалось подчиняться разуму. Самое ужасное, что этот процесс вовсе не собирался затухать, скорее наоборот – чем дальше, тем хуже.
Фрэнк Картер и его сын Юджин действительно понравились Трейси. Оба оказались проницательными бизнесменами, столь же целеустремленными, как Бедфорд. Она сразу поняла, что они и Кайл – давние деловые партнеры и относятся друг к другу с симпатией.
Разговор за столом в основном касался финансовых вопросов, но, к удивлению Трейси, обстановка была довольно непринужденной. Кайл, выступая один против двоих, без труда отстаивал свои позиции, умело направлял ход беседы и, в конце концов, добился всего, чего хотел. Это заметил и Фрэнк Картер. На автостоянке, когда все четверо стали прощаться, он пожал руку Трейси и негромко сказал:
– А он ловкий манипулятор, ваш мистер Бедфорд. Хотя вы, вероятно, знаете это лучше меня.
– То же самое он сказал о вас, мистер Картер.
Трейси улыбнулась пожилому мужчине, тот в ответ громко рассмеялся, в его глазах читалось искреннее восхищение красивой женщиной, стоящей перед ним.
– Вы мне льстите, миссис Вудс.
Кайл, стоявший чуть в стороне, подошел к Трейси и взял ее за локоть.
– Фрэнк, я вам завтра позвоню, – сказал он, – как только мой бухгалтер прояснит кое-какие моменты.
Младший Картер шагнул вперед, вынуждая Кайла задержаться.
– До свидания, миссис Вудс. – Он пожал Трейси руку и заглянул ей в глаза. – Приятно было познакомиться.
– Взаимно.
Юджин хотел еще что-то сказать, но Трейси почувствовала, что Кайл буквально тащит ее к машине. Она и глазом не успела моргнуть, как уже оказалась в салоне «феррари».
Поведение Кайла граничило с грубостью. Трейси озадаченно смотрела, как он обходит вокруг капота и открывает дверцу со своей стороны. Его лицо оставалось непроницаемым. Может, ему срочно понадобилось вернуться в офис?
– Встреча прошла успешно, – бросил он.
Выезжая со стоянки, «феррари» поравнялся с машиной Картеров, сияющим лаком «дайм-лером». Юджин улыбнулся Трейси и помахал ей рукой, она помахала в ответ и только потом повернулась к Кайлу. Лицо его почему-то было мрачным, хотя реплика и выражала удовлетворение.
– Да, мне тоже так показалось, – вежливо согласилась Трейси.
– Кажется, вы хорошо поладили с Картерами, – заметил Кайл безо всякого выражения.
– Да, вы правы, они довольно милые люди.
Кайл молча кивнул. Трейси еще некоторое время смотрела на его суровый застывший профиль, чувствуя, что что-то не так, но не смогла понять, в чем дело.
В офисе настроение Кайла не изменилось. Отдав Трейси несколько отрывистых распоряжений, он скрылся в своем кабинете. Ей снова показалось, что он чем-то недоволен, даже раздражен, но она сказала себе: меня это не касается. Села за пишущую машинку и принялась перепечатывать записи, которые сделала во время делового ланча. Однако напряжение, в котором Трейси пребывала всю первую половину дня, взяло свое, она чувствовала себя изможденной и физически, и эмоционально. Ей приходилось делать над собой немалое усилие, чтобы сосредотачиваться на работе. Даже превосходная еда в первоклассном ресторане не прибавила ей сил. Впервые за долгое время Трейси поймала себя на мысли, что не прочь поспать днем.
В половине пятого она взяла со стола стопку бумаг и отнесла их Кайлу.
– Спасибо, – буркнул он, не поднимая головы.
– Письма на подпись лежат сверху, я вернусь за ними немного погодя.
– Хорошо, – рассеянно бросил Кайл, все так же глядя в бумаги.
Только у двери кабинета Трейси вспомнила, что не упомянула об отчете, который принесли от коммерческого директора и который она сложила вместе с другими бумагами. Она быстро повернулась и неожиданно наткнулась на пристальный взгляд Кайла. Слова застряли у нее в горле. Их взгляды встретились. Казалось, так прошла целая вечность. Затем его взгляд переместился к ее волосам, Трейси поняла, что он смотрит на несколько непокорных прядок, выбившихся из прически.
– У вас очень необычное сочетание цвета волос и глаз, – произнес он каким-то незнакомым рассеянным тоном. – Светлые волосы и темные глаза.
– Я не крашу волосы, – сказала Трейси немного с вызовом.
– Да, это видно.
Конечно, он отличит крашеные волосы от естественных – при его-то опыте общения с женщинами! Трейси смутилась, ее устыдила не столько сама мысль, сколько обстоятельство, что та у нее возникла. Чтобы скрыть смущение, она затараторила быстрее, чем нужно:
– У Санни такой же цвет глаз и волос, как у меня.
Кайл кивнул.
– Понятно, гены. Вероятно, вы унаследовали это от одного из родителей.
Трейси поймала себя на мысли, что ей было бы куда спокойнее, если бы голос Кайла не был таким глубоким и не звучал так мягко. К горлу подкатил ком, она сглотнула, вздохнула и тихо сказала:
– У матери. Я ее не помню, но видела фотографии. Отец тоже был светловолосым, но глаза у него были голубые.
Бедфорд не шелохнулся, У Трейси не было причин чувствовать себя в опасности, но именно так она себя чувствовала. Возьми себя в руки, это обычный разговор, а ты реагируешь на него как дурочка, мысленно отчитала она себя.
– Так я вернусь за письмами через несколько минут, – пролепетала она.
– Что? – Ее умный, всегда сосредоточенный, ничего не упускающий босс несколько мгновений смотрел на нее бессмысленным взглядом. – Ах да, за письмами… конечно, зайдите.
Он снова опустил голову, и Трейси тайком вздохнула. Она чувствовала себя как приговоренный к смерти, получивший отсрочку приговора. Только вернувшись за свой стол, Трейси вспомнила, что так и не сказала Кайлу о финансовом отчете. Ну уж нет, второй раз она возвращаться не будет.
Кайл вызвал ее минут через десять. Трейси вошла в его кабинет, взяла бумаги и собиралась уйти, когда он тихо сказал:
– Присядьте на минутку, мне нужно вам кое-что сказать. – Взгляд Трейси метнулся к его глазам. Что еще? Она присела на краешек стула, сдвинув колени. – Как мой секретарь и личный помощник, вы будете иметь доступ к разного рода конфиденциальной информации, которая недоступна другим сотрудникам.
Трейси не поняла, ждет ли Кайл от нее ответа, но на всякий случай сказала:
– Да, конечно.
– Вы увидите, что некоторые люди попытаются добраться до меня через вас. Возможны также случаи, когда с вами будут пытаться завязать личные отношения. Морин была в этих вопросах очень осмотрительна, ей удалось провести четкую грань между работой и личной жизнью, люди, с которыми она дружила, не имели никакого отношения к «Бедфорд Констракшнс».
– Но я слышала, что ее жених был вашим деловым партнером, разве нет?
Серые глаза, напоминающие колючие и твердые осколки гранита, сверкнули.
– Это исключение, которое лишь подтверждает правило. – Трейси все еще не могла понять, к чему он клонит.
– Дело в том, Трейси… – Кайл замолчал и посмотрел ей в глаза, и у Трейси снова возникло ощущение, будто его взгляд проникает в самую душу, видит насквозь все ее секреты и страхи.
– В чем?
– Думаю, вам в ближайшие дни позвонит Юджин Картер, – холодно закончил Кайл.
– Юджин Картер? – Трейси воззрилась на него как на сумасшедшего. – С какой стати ему мне звонить?
– По-моему, это очевидно. – Кайл, видимо, спохватился, что заговорил слишком резко, потому что после короткой паузы его голос снова обрел привычный ровный тон. – Вы ему понравились. Пока вы были в дамской комнате, он о вас расспрашивал.
Трейси была поражена, и ее искреннее изумление отразилось на лице.
– Но… я не…
– Вы не заметили.
Это был не вопрос, а утверждение, причем произнесенное с легким раздражением.
– Да, не заметила. – Уловив осуждение в его голосе, Трейси внутренне ощетинилась. – Я была в ресторане в качестве вашего секретаря и выполняла свою работу.
Какая женщина обратит внимание на другого мужчину, если рядом сидит Кайл Бедфорд? Конечно, вслух Трейси этого не сказала.
– Очень похвально. – Трейси не понравилась плохо скрытая насмешка в его голосе. – Но раз вы не заметили сами, поверьте мне на слово, Юджин очень скоро позвонит вам и пригласит на ланч или на обед, или еще куда-нибудь, словом пригласит на свидание. Учитывая, что «Бедфорд Констракшнс» и «Картер Индастриз» ведут сейчас непростые переговоры…
– Вы думаете, он попытается использовать меня, чтобы добиться каких-то преимуществ? – уточнила Трейси, подразумевая другое: вы думаете, что я настолько глупа, что стану обсуждать с первым встречным конфиденциальную информацию? Она с трудом сдерживала негодование.
– Не обязательно.
– В таком случае, в чем проблема? – Негодование все-таки прорвалось наружу, она повысила голос.
– Я просто обращаю ваше внимание на некоторые обстоятельства.
Глаза Кайла превратились в две колючие льдинки, но Трейси было уже все равно.
– Я на вас работаю, вы вправе требовать от меня лояльности, но вы не имеете права указывать, с кем мне встречаться или не встречаться в нерабочее время! – выпалила Трейси. Ее лицо стало белее мела, не считая двух ярко-красных пятен на скулах.
Она не собиралась заводить роман с Юджином Картером, если уж на то пошло, она вообще не собирается ходить на свидания с кем бы то ни было, но если Кайл вообразил, будто обладает монополией на ее душу и тело, ему придется уяснить, что это не так. Надо же быть таким самоуверенным и высокомерным!
– Я и не указываю, – раздраженно возразил он.
– Ну уж нет, именно это вы и пытаетесь сделать!
После ее слов в кабинете установилась взрывоопасная тишина, казалось, воздух вибрировал от напряжения. Однако внешне лицо Кайла оставалось непроницаемым. Трейси не догадывалась, что внутри он весь кипит от гнева. На протяжении всего ланча Кайл был вынужден наблюдать, как Юджин из кожи вон лезет, чтобы произвести на нее впечатление. Трейси улыбалась этому мальчишке так, как никогда не улыбалась ему самому, смотрела на него с явным интересом, а когда Юджин, будь он неладен, прикоснулся к ней, помогая надеть пальто, она не поморщилась, не отскочила как ошпаренная!
Кайл весь день боролся с новыми, непривычными для него и очень пугающими чувствами. Он всегда гордился тем, что во всем руководствуется соображениями логики, в том числе и во взаимоотношениях с женщинами. Любовные треугольники, ревность, всяческие сантименты – он всегда считал это бесполезной ерундой, от которой человеку разумному нужно бежать, как от чумы. Ему нравились женщины, похожие на мужчин, – конечно, не внешне, а в эмоциональном отношении, независимые, не прилипчивые, способные воспринять неизбежный конец романа спокойно, без слез и заламывания рук. Он и теперь так считает, ничего не изменилось.
– Не надо истерик. – От голоса и взгляда Кайла повеяло арктическим холодом. – Я просто предостерегаю вас. Вы работаете у меня три месяца и пока еще не оказывались в подобной ситуации. – Он встал из-за стола, подошел к двери и открыл ее. – Постарайтесь, чтобы эти письма ушли по почте уже сегодня вечером.
Руки Трейси сами собой сжимались в кулаки, помешали только бумаги, которые она держала. Он выпроваживает ее – как воспитатель нерадивого школяра! Она собиралась прошествовать мимо Кайла со спокойным достоинством, высоко подняв голову, но гнев, все еще кипевший в ней, притупил внимание. То ли из-за того, что ее каблук запутался в ворсе ковра, то ли потому, что у нее дрожали ноги, но Трейси споткнулась и, к ужасу своему, поняла, что падает. Письма выпали у нее из рук и рассыпались по полу, еще немного, и она сама бы растянулась на полу у ног Кайла, но в последний момент он спас ее от унижения: сильные руки схватили ее за плечи, и Трейси оказалась прижатой к крепкой мужской груди.
Она была так ошеломлена, что даже не попыталась освободиться, а Кайл, казалось, оцепенел. Так прошло несколько бесконечных секунд. Затем он немного отстранил ее от себя, чтобы заглянуть в лицо.
– Вы не ушиблись? – Легкая хрипотца в его глубоком голосе стала заметнее, чем обычно.
Ушиблась? Господи, да когда он вот так прижимает ее к себе, она бы, наверное, не заметила, даже если бы сломала ногу! Трейси сознавала, что должна сказать хоть что-нибудь, нельзя же молча пялиться в его лицо, но все полузабытые запретные сны, терзавшие ее ночами в последние месяцы, вдруг ожили. Происходящее казалось нереальным. Она положила руки на его грудь, чувствуя под ладонями сильные удары сердца. Тонкий шелк рубашки служил слабой преградой, и она ощущала тепло кожи и даже упругие волоски на груди.
Ее собственное сердце пустилось вскачь, в ушах зашумела кровь, и все слова, которые ей следовало бы сказать, чтобы немедленно положить конец неловкой ситуации, вдруг куда-то подевались.
– Трейси, – тихо, почти шепотом позвал Кайл.
Он снова привлек ее ближе к себе, наклонил голову и, касаясь губами ее волос, с каким-то странным напряжением в голосе прошептал: – Все в порядке, с вами ничего не случилось.
Он знал, что она ждет его поцелуя, что она этого хочет! Но он ее не поцеловал. Эта мысль подействовала на Трейси, как струя холодной воды в лицо. Она резко высвободилась, присела на корточки и стала быстро собирать с полу бумаги. Кайл попытался было помочь, но она его одернула:
– Не нужно, я сама справлюсь.
Он застыл.
– Конечно, справитесь. – Голос звучал по-прежнему тихо, но в нем отчетливо слышались нотки раздражения.
Никогда еще, даже в самые худшие дни брака с Полом, не испытывала Трейси такого унижения. Собрав бумаги, она порывисто выпрямилась, щеки ее пылали, глаза блестели, но уже не от гнева, а от стыда. Не глядя на Кайла, она протараторила скороговоркой:
– Я прослежу, чтобы письма были отправлены сегодня.
Кайл отошел от двери, Трейси быстро вышла и услышала, как дверь закрывается у нее за спиной. В эту минуту ей хотелось только одного: сбежать и больше не возвращаться.
Она с лихорадочной поспешностью, почти не глядя, рассовала бумаги по конвертам. Затем, вместо того чтобы, как это обычно делается, позвонить в бухгалтерию и вызвать оттуда младшего клерка за почтой, сама спустилась вниз и передала конверты для отправки. Перед тем как вернуться к себе, она немного задержалась, чтобы перекинуться парой слов с секретаршей коммерческого директора, но впоследствии не могла вспомнить, о чем они говорили.
Когда Трейси вернулась, дверь в кабинет Кайла была по-прежнему плотно закрыта. Она быстро навела порядок на столе, схватила пальто и сумочку, пулей вылетела за дверь и устремилась к лифтам с такой скоростью, словно за ней гнался сам дьявол. То был первый случай, когда она ушла из офиса, не попрощавшись с Кайлом. Она также впервые ушла с работы раньше пяти часов, до официального окончания рабочего дня, но Трейси это не волновало. Она знала: если бы ей пришлось еще раз в этот день посмотреть в лицо Кайлу, прочесть по его глазам, что он догадался о ее постыдной слабости, она бы сгорела со стыда.
Только выехав с автостоянки перед зданием «Бедфорд Констракшнс», Трейси дала волю слезам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Заветное желание - Митчелл Фрида

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Заветное желание - Митчелл Фрида



Чувственная история. Очень хочется верить, что герои нашли бы свое счастье и в реальном мире. Рекомендую для приятного спокойного вечера, без сильного накала страстей, но, безусловно, с милой и романтичной историей.
Заветное желание - Митчелл ФридаTata
11.09.2012, 18.51





Хорошая история!!!Вот бы в жизни так!!!
Заветное желание - Митчелл ФридаВера Яр.
21.03.2013, 23.00





Красиво, мило и романтично! Понравилось!
Заветное желание - Митчелл ФридаЛюдмила Кл.
22.03.2013, 11.57





трогательная история без постельных сцен 8/10
Заветное желание - Митчелл Фридаatevs17
10.12.2013, 16.45





это один из моих самых любимых романов, конечно незатейливый но очень трогательный. советую прочитать
Заветное желание - Митчелл ФридаРада
11.03.2014, 17.53





Чудесный роман! Безо всяких там супер-миллионеров с крошечным мозгом, истеричным характером и большими причиндалами. Умный, адекватный, добрый мужчина для хорошей, но травмированной эмоционально, кошмарным прошлым, женщины. Понравилось описание его чувств в поступках, нет чрезмерных нудных высокопарных диалогов.9/10
Заветное желание - Митчелл ФридаТатьяна
22.09.2014, 21.16





Не понравилось.
Заветное желание - Митчелл ФридаВероника
23.09.2014, 21.42





Трогательно. И приятно читать.
Заветное желание - Митчелл ФридаИнна
3.08.2015, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100