Читать онлайн Cон на яву, автора - Митчелл Фрида, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Cон на яву - Митчелл Фрида бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Cон на яву - Митчелл Фрида - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Cон на яву - Митчелл Фрида - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Митчелл Фрида

Cон на яву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Несмотря на усталость, Айрин долго еще лежала без сна при свете уютного ночника, стоявшего на изящном столике рядом с кроватью.
Перебирая впечатления прошедшего дня, она пришла к заключению, что такое непредвиденное событие, как болезнь ее и родных, стремительно изменило их отношения с Эдвардом.
Возможны ли теперь между ними те отношения, которые он сам лукаво называл дружескими? В конце концов, она взрослая женщина, и, хоть любовный опыт у нее небогатый, совершенно ясно, что долго они не продлятся.
Сегодня они чуть не перешли ту черту, за которую она ступать не собиралась. Но как справиться со своим сердцем, со своим телом, когда Эдвард рядом и все остальное отступает на задний план?
Нет, надо будет завтра же вернуться к себе домой, решила измученная Айрин, выключила свет и погрузилась в сон без сновидений.
— Мамочка! Рождественское утро наступило!
— Маленький Христос родился, мамочка!
Айрин с трудом разомкнула ресницы и увидела рядом с собой на постели две маленькие фигурки в ночных пижамах. Лица близнецов выражали любопытство, почти одинаковые глаза одинаково горели нетерпением.
— Санта-Клаус приходил? — спросил Ники.
— А подарки нам оставил?
Айрин пригладила торчащие вихры на непричесанных головках мальчишек.
— Не знаю, мои дорогие. — Она села в постели и прижала к себе детей. — Может, стоит спуститься в гостиную и посмотреть под елкой?
— Прекрасная идея! — раздался мужской голос.
Близнецы разом обернулись к открытой двери. Айрин поспешно снова легла на подушки и натянула одеяло до подбородка. Эдвард стоял в дверном проеме, прислонясь спиной к косяку, волосы его были взлохмачены после сна, лицо небритое. Сердце Айрин отчаянно забилось при первых звуках его голоса. На нем был темно-зеленый длинный шелковый халат, из-под которого виднелись пижамные брюки такого же цвета. Его исключительная притягательность, оказывается, действует на нее и в утренние часы, вызывая досаду и смущение. Айрин непроизвольно сжала колени под одеялом.
— А может, бабушка захочет пойти с вами? — спросил Эдвард и посмотрел на Айрин.
Она кивнула ему.
— Идите в спальню к бабушке и осторожно разбудите ее. — Он погладил светлые головки подбежавших к нему мальчиков. — Только осторожно! — предупредил он их, когда Ники и Мики, смеясь, побежали наперегонки к той спальне, которую отвели Джун Лэнгтон.
Кат только мальчики скрылись за дверью, Эдвард, к ужасу Айрин, неторопливо направился прямо к ней.
— Что тебе здесь надо? — громким шепотом спросила она.
— Сказать тебе «доброе утро». — Он нагнулся и крепко поцеловал ее. — С добрым утром, — нежно произнес он.
— Тебе не следует здесь находиться, — забеспокоилась Айрин. Мало того что она неумытая, непричесанная, так еще каждую секунду здесь вполне могли появиться близнецы, мама...
Эдвард поднял брови, изобразив удивление.
— Извини меня, но мне казалось, что я живу в этом доме. В неглиже я вижу тебя не первый раз. Ты здесь уже четвертый день.
— До этого я болела.
— Не будь формалисткой.
— Эдвард, пожалуйста, выйди!
— Придется мне серьезно поработать с тобой, чтобы освободить тебя от комплексов. Поцеловав ее в последний раз, он пошел к двери. — Во время болезни ты вела себя по-другому. Одно удовольствие было смотреть, какие соблазнительные позы ты принимала, — сказал он не оборачиваясь. — Не понимаю, зачем ты надеваешь ночную рубашку, если во сне вылезаешь из нее?
— Ты подсматривал?! — Айрин залилась краской, досадуя на себя за это.
— При чем тут я, если ты во сне сбрасывала одеяло и раздевалась?
— Ты! Ты...
Эдвард обернулся к ней, насмешливо улыбаясь.
— Надень халат и приведи себя в приличный вид, женщина! Дети кругом. — Он засмеялся, увидев ее потемневшие зеленые глаза, метавшие молнии в его сторону. — Ну вот! Он покачал головой. — Сегодня Рождество, Айрин, где твое чувство юмора и праздничное настроение? Где поздравления и добрые пожелания? — Он открыл дверь, собираясь выйти. Советую тебе поторопиться, малыши вот-вот появятся! — С этими словами он закрыл дверь ее спальни.
В конце концов все обитатели дома собрались в гостиной возле елки. Рандольф выглядел очень импозантно в темно-синей хлопковой пижаме в белую полоску и в бархатном синем халате. Джун поразила дочь, явившись в своем любимом домашнем наряде из тонкого вельвета сиреневого цвета, причесанная, с подкрашенными губами. Что бы это могло значить? — подумала Айрин, но промолчала. Сама она едва успела умыться и причесаться. Правда, сегодня вид у нее был лучше, а новый бирюзовый халат, который она купила себе в подарок к Рождеству незадолго до болезни, повысил ей настроение.
Мальчики с радостным визгом устремились к двум красным мешкам и начали доставать из них подарки, которые заранее приготовили для них мама и бабушка. Честно говоря, много времени на это им не понадобилось. Как только мешки опустели, Эдвард попросил немного внимания. Вместе с Рандольфом они вышли из гостиной и через минуту появились вновь. Каждый из них катил рядом с собой блестящий велосипед! Мальчики вскочили на ноги и затаили дыхание, не сводя глаз с предмета мальчишеских мечтаний.
— Это тебе от меня, Ники, — сказал Эдвард, подкатывая к нему велосипед. — Держись крепче за руль!
— Это тебе от меня, Мики, — сказал Рандольф, передавая руль мальчику. — Веселого Рождества!
Айрин растерялась — о таком дорогом подарке нельзя было и мечтать. Комок в горле мешал ей говорить. Она посмотрела на Эдварда, однако он смотрел на взволнованные лица детей, которые торжественно стояли навытяжку рядом с новенькими велосипедами, поглядывая друг на друга.
— Дети, что надо сказать? — напомнила им бабушка.
— Спасибо! Счастливого всем Рождества! хором произнесли близнецы.
— Спасибо тебе, Эдвард, — тихо сказала Айрин, подходя к нему, чтобы вручить свой подарок: водительские кожаные перчатки и бордовый шарф из тонкой шерсти. — Счастливого Рождества!
Эдвард с искренним удовольствием рассмотрел ее подарки и в свою очередь вручил ей золотые часики, усыпанные алмазной крошкой.
— Эдвард, какие красивые!
Он надел часы с браслетом ей на руку, и Айрин залюбовалась ими. Господи, сколько же он потратил на ее подарок?! А она? Подарила ему всего лишь перчатки и шарф...
— Прости меня за скромный подарок тебе.., забормотала Айрин.
Эдвард заставил Айрин замолчать, приложив палец к ее губам.
— Твой подарок очень своевременный, мне как раз нужны были новые перчатки и шарф бордового цвета. А тебе были нужны новые часы.
Твои старые часы то убегали вперед, то вообще переставали ходить.
Айрин поразило, что Эдвард был настолько внимателен к ней, чтобы замечать такие пустяки, как ее старенькие часики, постоянно показывавшие не правильное время. И как здорово, что теперь у нее часы на браслете, ведь эти кожаные ремешки так быстро изнашиваются! Но часы на браслете стоят гораздо дороже, и каждый раз она отказывалась от их покупки в пользу новых ботинок для детей или чего-нибудь, с ее точки зрения, более нужного.
— Спасибо тебе, — сказала она дрогнувшим голосом. Ей вдруг захотелось плакать.
— Все будут чай с оладьями и кленовым сиропом? Могу предложить еще сосиски, — сказал Рандольф, возвращаясь к своим прямым обязанностям, — чтобы дотерпеть до часу дня, когда состоится праздничный обед. К этому времени все должны проголодаться, никаких оправданий на отсутствие аппетита после болезни слушать не стану! — предупредил он.
— Можно мне пойти с вами на кухню и помочь? — спросила Джун.
— Ваше предложение можно только приветствовать, благодарю вас, — ответил Рандольф и на секунду склонил свою седую голову в поклоне.
Айрин заметила откровенное изумление, написанное на лице Эдварда.
— Что произошло? — спросила она у него, когда двое пожилых людей удалились на кухню. — Почему ты так смотрел на Рандольфа?
— Просто невероятно! — воскликнул он с загадочной улыбкой. — За все годы, что я знаю Рандольфа, он никому не позволял посягнуть на девственность его стерильно чистой кухни, где он царствует в одиночку. — Эдвард задумался, растерянно хлопая ресницами.
Айрин смотрела на него с растущей недоверчивостью.
— Надеюсь, ты не подозреваешь...
— Что Рандольф проникся глубокой симпатией к твоей матери? — Он кивнул и помолчал, наблюдая за ее лицом. — Ты стала бы возражать?
Стала бы она? — задумалась Айрин. Если она перестанет встречаться с Эдвардом, определенные трудности это обстоятельство создаст. Но, если Джун испытывает к Рандольфу чувство, то это просто замечательно! После смерти мужа интересы матери были ограничены домом и внуками, а она еще далеко не старая женщина.
— Нет, — твердо сказала она, — я бы не стала возражать.
Пока они завтракали, за окном снова повалил снег. Айрин высказала пожелание, чтобы


Ники еще один день не выходил на улицу. Дети, получившие много новых игрушек, легко отказались от своего намерения слепить в этот день большого снеговика.
Приятно было провести утро Рождества, ничего не делая, сидеть на диване перед камином, слушать музыку и наблюдать за детьми, играющими на ковре. Взрослые изредка лениво переговаривались, принюхиваясь к усиливающемуся аромату традиционной индейки, томящейся в духовке.
На вкус индейка тоже оказалась хороша. Она просто таяла во рту. Надо бы узнать, как Рандольф ее готовит, мелькнуло в голове у Айрин, пока он обносил всех кофе со взбитыми сливками и тарелочками с домашними пирожными. У нее индейка никогда такой нежной не получалась.
После обеда Айрин села рядом с Эдвардом на диван смотреть праздничную программу по телевизору. Очнувшись через какое-то время, она поняла, что заснула. Что само по себе смутило ее. Вдобавок ее голова все это время, оказывается, покоилась на его груди, а его рука обнимала ее за плечи. Не делая резких движений, Айрин решилась осторожно поднять голову и встретилась глазами с Эдвардом. В голубых глазах светился насмешливый огонек.
— Не смущайся, во сне ты не храпела, — тихим голосом заверил он ее, словно они были заговорщики. — Но ты долго устраивалась во сне, пока не нашла самое удобное положение — свернулась комочком возле меня и уткнулась лицом мне в грудь.
После слов Эдварда щеки Айрин стали пунцовыми. Он тихо засмеялся и с удовольствием потянулся всем телом.
— Ты не единственная, кого сразил сон после обеда. Оглядись вокруг себя.
Айрин спустила ноги с дивана и села прямо.
На кушетке возле камина спала Джун, до пояса укрытая пледом.
— Вам обеим сон сейчас необходим. Вид у вас еще не ахти.
Как понимать его «не ахти»? Она ужасно выглядит?
— А где мальчики? — спросила Айрин в основном для того, чтобы сменить тему.
— Помогают Рандольфу раскладывать по тарелочкам кусочки медовой коврижки для рождественского чаепития. В этом году Рождество, похоже, приобрело семейный характер... — Эдвард пожал плечами.
Интересно, как обычно у него проходит Рождество? — подумала Айрин. Наверняка у него были другие планы на праздник. Вряд ли он провел бы весь день дома, если бы они не свалились ему на голову со своими болезнями.
— От тебя приятно пахнет, — сказал Эдвард. — Какими духами ты пользуешься?
— Детским лосьоном.
— Детским лосьоном?! — Эдвард откинулся назад, чтобы взглянуть на нее. — Ты шутишь?
Айрин отрицательно качнула головой.
— Когда ты меня вытащил из дома, я была не в том состоянии, чтобы думать о косметике или духах, — напомнила она ему. — Среди детских вещей оказался лосьон, которым я протирала Ники во время болезни. Пришлось воспользоваться им.
Эдвард недоверчиво покачал головой и улыбнулся.
— Ты хочешь сказать, что я годами напрасно тратил огромные деньги, покупая женщинам в подарок фирменные духи? Мог бы одаривать их детским лосьоном?
Айрин пристально посмотрела на него. Возможно, Эдвард сделал это неосознанно, когда напомнил ей, что принадлежит к тому типу мужчин, о которых говорят: порхает как мотылек с цветка на цветок. Она тяжело вздохнула.
— Вряд ли окружающие тебя дамы оценили бы детский лосьон, Эдвард. — Голос ее звучал немного напряженно. — А я мать, для меня этот запах стал родным.
Улыбка исчезла с лица Эдварда.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Ничего, кроме того, что твои дамы привыкли к духам знаменитых фирм, а я обычно пользуюсь детским лосьоном или недорогой туалетной водой. Они могут позволить себе облететь весь мир в поисках модной вещицы, а мое время распределено между работой и домом. И я счастлива тем, что у меня есть мать, которая может присмотреть за детьми, что все они обуты и одеты по сезону. Два разных мира с разными запросами.
— И они никак не соединяются? — тихо спросил Эдвард.
Айрин печально улыбнулась.
— Нет. Разве только мотылек, случайно унесенный ветром, перелетит из одного мира в другой.
— Но ты ведь не мотылек, — резко сказал Эдвард. — У тебя есть выбор.
— Мое право на выбор закончилось шесть лет назад. — Айрин мужественно выдержала взгляд Эдварда, хотя ее сердце обливалось кровью. — Да, свой мир я бы не согласилась обменять на тот, другой. Никакие ценности другого мира не могут сравниться с улыбками моих детей. Простая деревянная шкатулка, которую дети подарили мне на день рождения на сэкономленные от завтраков деньги, для меня дороже бриллиантов от Картье. В ней я храню их самые удачные поделки из картона и пластилина.
— Я могу купить тебе бриллианты от Картье, — вставил Эдвард.
— Как ты не понимаешь?! Имея деньги, все можно купить, кроме бескорыстной любви и доверия, которые дарят мне мои дети. И я обязана позаботиться о том, чтобы их миру не был нанесен ущерб. — Она помолчала. — Эдвард, они еще слишком маленькие, чтобы разобраться в отношениях взрослых. Да я и не хочу, чтобы они вникали во взрослые дела раньше времени.
С годами обоим придется решать взрослые проблемы, они будут делать собственные ошибки и переживать потери. Но мне хочется, чтобы они не выросли похожими на своего отца. Поэтому так важно сейчас заложить основы их нравственного поведения в будущем.
Она замолчала, и воцарилась оглушительная тишина. Айрин думала о том, что совершила ошибку, выйдя замуж за такого бессердечного эгоиста, как Кевин. А расплачиваются за ее ошибку дети, растущие без отца.
— Айрин, не надо казнить себя за то, что Кевин оказался не тем человеком, за которого себя выдавал, — ворвался в ее мысли спокойный голос Эдварда. — Никто не застрахован от подобных ошибок.
Айрин хотела возразить, но в этот момент увидела, что Джун шевельнулась.
— Это я понимаю, — быстро ответила она.
— Правда? А мне показалось, что ты не согласна со мной.
— Мы можем поговорить об этом в другой раз? — спросила шепотом Айрин.
Эдвард кивнул и поднял выше голову.
— По-моему, мы слишком много разговариваем, а барьер, который ты установила между нами, все такой же непреодолимый. Я прав?
Значит, это она установила между ними барьер! А как насчет той стены, которой отгородился он? Айрин внимательно смотрела на Эдварда.
— Ты как-то сказал, что мы с тобой одной породы, — тихо напомнила она ему. — Ты тоже проделал большую работу, чтобы отгородиться собственной стеной.
Разговор закончился, потому что в гостиную вернулись дети, раскрасневшиеся и гордые, что им доверили работу на кухне. Джун окончательно проснулась'.
Во время чаепития Айрин мысленно анализировала их разговор с Эдвардом, чтобы еще раз доказать себе, что она права. В результате в голове у нее все перепуталось, и она пожалела, что слишком много наговорила Эдварду.
Хотя жалеть об этом поздно.
К восьми часам вечера стало очевидно, что дети устали. Айрин их выкупала, одела в пижамы и уложила спать в роскошной спальне, которая на время превратилась в детскую комнату. Пожелав им спокойной ночи, она поцеловала Майкла и Николаев.
— А где дядя Эдвард? — спросил Ники сонным голосом, пока Айрин расхаживала по комнате, гасила верхний свет и включала ночник. — Разве он не придет пожелать нам спокойной ночи?
Айрин на секунду остановилась, детский вопрос застиг ее врасплох.
— Он придет попозже, мой дорогой, сейчас он разговаривает с бабушкой.
Ей стало нехорошо на душе, что пришлось солгать. Она заметила, с каким ожиданием смотрел на нее Эдвард, когда она уводила детей из гостиной. Не дождавшись ее одобрения, он не сделал попытки направиться за ними.
За четыре дня Майкл и Николае успели сильно привязаться к Эдварду. Медленно спускаясь по лестнице, Айрин думала о ночном решении покинуть утром этот дом. Сегодня это решение невыполнимо. Но им все равно придется расстаться!
Эта мысль пронзила ее, причинив боль. Эдвард так добр к ней, к детям, к ее матери. Она была благодарна ему всем сердцем. Но, к сожалению, ничто не меняется в их обстоятельствах. Можно тысячу раз проклинать себя за то, что согласилась с ним встречаться и тем самым загнала себя в ловушку. Ведь с самого начала было ясно, что именно Эдварду нужно от нее! Физическое притяжение между ними может закончиться всего лишь постелью. И надо отдать ему должное, он терпеливо готовил ее к этому сотней разных способов.
Из-за двери гостиной доносился жизнерадостный смех матери. Айрин остановилась. Давно она не слышала, чтобы мать смеялась от души.
Молодой веселый смех! Так она смеялась в последний раз, когда еще был жив отец. Айрин помнила, что ее родители любили друг друга. О такой любви она мечтала, когда выходила замуж за Кевина. Ее мечте не суждено было осуществиться, а вот ее родители сохранили эту любовь до конца. До преждевременной кончины отца.
А теперь ее мать смеется в обществе Рандольфа. Что это значит? Айрин поймала себя на мысли, что Джун вполне могла бы стать женой Рандольфа, и тут же осадила себя. Этого не случится, ведь они знакомы всего несколько дней. Велика важность, что Рандольф смог вернуть ее матери способность смеяться, как прежде! Айрин не кривила душой, когда сказала, что не имеет ничего против их взаимной симпатии, напротив, она даже рада за мать. И даже если их симпатия перейдет во что-то большее, она все равно будет радоваться за них. Рандольф ей понравился с момента их знакомства.
Однако не стоит загадывать, время покажет, насколько это серьезно.
Тем не менее Айрин не торопилась входить в гостиную, нужно полностью успокоиться, чтобы присоединиться к остальным. Почему жизнь такая сложная и непредсказуемая штука? — задалась Айрин вопросом и открыла дверь.
С милой улыбкой на лице она вошла в уютную гостиную, наполненную светом и теплом горящего камина. Джун и Рандольф беседовали, сидя на кушетке, Эдвард занимал кресло возле камина и орудовал кочергой в прогоревших поленьях. Когда он оглянулся на нее, Айрин увидела его мрачный взгляд исподлобья.
Ей легко удалось вступить в общий разговор.
Она сказала, что близнецы приглашены на рождественский праздник, который состоится на днях в доме их одноклассника, живущего по соседству. Поэтому им, наверное, будет лучше вернуться домой. Она искренне благодарила Эдварда за его гостеприимство и доброту. Однако они причинили ему столько неудобств, что теперь, когда все поправились, самое время дать ему возможность вернуться к своей обычной жизни.
Эдвард только улыбался, слушая ее, при этом взгляд его светлых глаз становился все более холодным и отчужденным. Поэтому до конца вечера Айрин старательно избегала смотреть в его сторону.
В одиннадцать часов, когда Джун не удалось скрыть зевоту, заговорили о том, что пора бы всем отправиться на покой после долгого праздничного дня. Айрин первой поднялась с дивана и взяла мать под руку. Пожелав мужчинам спокойной ночи, они вместе вышли из гостиной и поднялись по лестнице на площадку, где были расположены спальные комнаты.
Здесь Джун схватила дочь за руку, не дав ей скрыться в своей комнате, и взволнованным шепотом спросила:
— В чем дело, Айрин? Ты что, поссорилась с Эдвардом?
— Ма, все гораздо серьезнее, — еле слышно ответила дочь.
— Не понимаю, когда вы успели поссориться, весь день мы вроде были вместе.
— Говорю тебе, мы не ссорились. Дело в том, что...
Айрин не знала, как убедить мать в правильности своего поведения, поскольку была уверена: что бы она ни сказала ей, мать все равно будет на стороне Эдварда.
— Дело в том, что Эдварду не нужны продолжительные отношения, — прошептала она, оглянувшись по сторонам, словно опасалась, что предмет их разговора может выскочить в любой момент из темноты. — Я не хочу травмировать детей, когда ему надоест являться к нам в дом. Поняла? Они чересчур привязались к нему за праздник.
— Кто говорит, что Эдвард собирается забыть дорогу к нашему дому? — строго спросила мать.
Вопрос был резонный, и Айрин слегка растерялась.
— Я. Он. О Господи, ты не хочешь ничего понимать! — воскликнула она в раздражении. — Эдвард ясно дал понять, что не имеет серьезных намерений? Теперь понятно? Недели, а может, месяцы постельных удовольствий, а потом распрощаться без взаимных обид. Вот что ему нужно! Он сформулировал свое жизненное кредо еще во время нашей первой встречи, если хочешь знать.
— Но ты продолжала, несмотря на это, встречаться с ним! — тихо воскликнула Джун.
— Видишь ли, все было не совсем так. — Айрин прикусила нижнюю губу, набираясь терпения. — Он не настаивал на моем согласии, а предложил встречаться на дружеской основе. Я считала это бредовой идеей, но...
— Но Эдвард уговорил тебя.
— Да. — Айрин пожала плечами и виновато и беспомощно смотрела на мать.
— Ты спала с ним?
Джун никогда не задавала подобных вопросов, поэтому Айрин посмотрела на мать с удивлением.
— Нет, я не спала с ним, — сухо ответила она.
— Но хочешь, — задумчиво констатировала Джун.
— Ма! — возмутилась Айрин.
— Естественная потребность, Айрин. Ты взрослая женщина, тебе уже двадцать седьмой год пошел.
— Могла бы и не напоминать мне о возрасте!
Джун внимательно посмотрела на обиженное лицо дочери, нежно улыбнулась ей и взяла за руку.
— Пойдем в мою спальню, дочка. Мне надо с тобой серьезно поговорить, — сказала она мягко.
Дочь неохотно кивнула. Войдя в спальню матери, она прошла к окну и села возле него в кресло.
— Что ты хотела мне сказать?
Тон Айрин не располагал к разговору по душам, и она понимала это. Джун села в кресло напротив. Вопреки ожиданиям Айрин, она не стала ее уговаривать — Позволь, я изложу твою ситуацию, как вижу ее я, человек со стороны. Вы знакомитесь, он начинает гоняться за тобой...
Айрин попыталась прервать ее, но Джун подняла руку.
— Позволь мне закончить, Айрин, пожалуйста. Он продолжает ухаживать за тобой даже после того, как узнает, что у тебя есть дети. Он ясно дает понять, что хочет тебя. Ты отказываешься встречаться с ним, тогда он предлагает встречаться на дружеской основе. — Джун выразительно подняла бровь, выразив свой скепсис. — Уверена, что вы целовались, но давления на тебя он не оказывал. Все верно?
Айрин кивнула. К чему все это? Она так устала.
— Ты заболеваешь, и он перевозит все наше семейство в свой дом перед самым Рождеством.
Могу добавить, что в этих обстоятельствах он приложил массу усилий и потратил много средств, чтобы устроить детям настоящий праздник. Согласись, что это так.
Нет, ее мать временами бывает просто невыносима, с раздражением подумала Айрин.
— К чему ты ведешь? — устало спросила она.
— К тому, что отношения людей могут меняться со временем, в зависимости от обстоятельств или по другим причинам. Неважно, что говорил тебе Эдвард в начале вашего знакомства. По-моему, сейчас его чувство к тебе претерпело изменение.
— Ради Бога, мама! — простонала Айрин, закрыла глаза и прижала ко лбу ладонь. — Ты можешь свести с ума своим упорным желанием видеть только хорошие стороны в тех людях, которые тебе нравятся. Послушай, я не сомневаюсь в твоих добрых намерениях, но полагаю, что знаю Эдварда лучше, чем ты.
— Он рассказал тебе, как случилось, что Рандольф стал работать у него?
— Рандольф? Нет. Я спрашивала Эдварда однажды, но в ответ услышала, что он не может поведать мне историю чужой жизни, не имеет права. Но какое отношение это имеет...
— Так вот, Рандольф рассказал мне свою историю, — не дала ей договорить Джун. — Полагаю, он не стал бы возражать, чтобы я пересказала ее тебе.
Айрин не была в этом так уверена, но мать уже невозможно было остановить. Правда, ей было все-таки немного любопытно, что привело Рандольфа в дом Эдварда Фроста.
— Рандольф был самым высоко оплачиваемым поваром в Америке. Его приглашали работать в лучших ресторанах мира. Он был холост и пристрастился вести разгульный образ жизни: развлечения, женщины. Тринадцать лет назад, когда он работал в Лондоне, у него была подружка. Позже выяснилось, что она родила от него сына. Семья девушки была вполне обеспеченной, даже богатой, поэтому девушка не сообщила Рандольфу о том, что у него есть сын.
Ведь ей ничего не было нужно от него.
Джун возмущенно фыркнула, и Айрин поняла, что мать не одобряет такого поведения бывшей подружки Рандольфа.
— Прошло восемь лет, и ей вдруг понадобилась его помощь. Мальчик тяжело заболел, требовался трансплантат почки. Но подходящего донора не могли найти. Когда обратились к Рандольфу и сообщили, что мальчик умрет, если он не согласится на операцию, он сразу согласился. Таким образом, он познакомился со своим сыном и сразу полюбил его. Но пока готовились к двойной операции, мальчик скончался.
Слишком поздно они обратились к Рандольфу.
— Какой ужас! — воскликнула Айрин.
Она сразу представила себя на месте матери этого бедного ребенка и не смогла сдержать слез.
— Айрин, смерть сына разбила сердце Рандольфа!
Джун смотрела на дочь, в глазах ее тоже стояли слезы.
— Рандольф вернулся в Америку после похорон, но внутри у него что-то умерло вместе с сыном. Он стал много пить, утратил интерес к работе и вообще к жизни. Работу он потерял, нашел другую, но и там все повторилось. Так он стал безработным. Друзья отвернулись от него. Рандольф совсем опустился, но тут его совершенно случайно увидел Эдвард. Он узнал некогда знаменитого в Нью-Йорке шеф-повара, буквально вытащил его из грязи и привел к себе домой.
Затаив дыхание, Айрин слушала драматическую историю жизни Рандольфа.
— Он рассказал мне, что Эдвард предоставил ему все: кров, одежду, питание, но главное — он предложил ему свою дружбу. Личный врач Эдварда обследовал Рандольфа и определил нервное истощение. Поправлялся он медленно, но наступил день, когда он почувствовал, что снова хочет жить.
— Как Эдвард, — тихо произнесла Айрин.
Джун вопросительно посмотрела на дочь.
— Не отвлекайся, — попросила Айрин, — рассказывай дальше.
— Рассказывать почти нечего. Рандольф не захотел возвращаться к своей прежней жизни, хотя он мог найти себе достойное место по рекомендации Эдварда Фроста. Так случилось, что его выздоровление совпало с покупкой этого участка и строительством дома, которое затеял Эдвард. Он предложил Рандольфу вести хозяйство в его новом доме за очень большие деньги. Кстати, планировка и экипировка кухни целиком и полностью идея самого Рандольфа, — добавила Джун с такой гордостью, словно это была ее личная заслуга.
Айрин не удержалась от улыбки.
— По-моему, ты влюбилась в Рандольфа, нежно сказала она.
Джун порозовела, невольно выдав свои чувства.
— Рандольф в самом деле исключительно благородный человек. Такой же, как Эдвард.
Ну вот, они снова вернулись к Эдварду. Айрин решительно поднялась с кресла.
— Извини меня, я очень хочу спать. Спокойной ночи, мама.
— Признайся, дочка, что ты любишь Эдварда, — тихо сказала Джун ей вслед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Cон на яву - Митчелл Фрида

Разделы:
Пролог12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Cон на яву - Митчелл Фрида



Главная героиня мне показалась какой то слишком психованой что ли. Все время накручивала себе и окружающим мозги. От этого удовольствия от прочтения романа я получила не много.
Cон на яву - Митчелл ФридаКристя
19.01.2012, 20.06





Кэт 63 я с вами полностью согласна ( на счет Голубоглазого дьявола ) так как на данный момент мне нечего читать я попросила бы вас посоветовать мне какие небудь интересные романы.
Cон на яву - Митчелл ФридаКристя
19.01.2012, 21.06





роман приятно читать, но так же согласно с комментарией Кристи, что главная героиня психованая. понравилась сюжет романа!
Cон на яву - Митчелл Фридатиша
26.02.2012, 11.25





Неплохой роман, в стиле автора.
Cон на яву - Митчелл ФридаGalina
10.03.2012, 15.20





очень милый роман. приятная сказка, особенно для женщин воспитывающих детей в одиночку. слава богу, что есть романы о гг-нях недевственницах)))
Cон на яву - Митчелл Фриданемочка
11.09.2012, 23.23





Супер! Прочла с удовольствием.
Cон на яву - Митчелл Фридалюдмила
29.10.2012, 21.12





Спасибо автору за роман, редкий роман в котором нет перезревшей девственницы, а нормальная женщина с детьми. Читать интересно хотя на мой взгляд не хватает остроты, концовка замечательная!!!
Cон на яву - Митчелл ФридаИрина
5.11.2012, 17.22





Прелесть! Конечно, сопливый эпилог не позволил мне восторженно прокричать "браво", но очень понравилось! ГГ-ой - мечта, артефакт терпения, обаяния... офигенный! Team Харди Кейтс!
Cон на яву - Митчелл ФридаЭва
8.01.2013, 4.08





читала третий раз очень нравиться
Cон на яву - Митчелл Фридазоя
6.07.2013, 22.52





очень нежный роман прочитала с удовольствием
Cон на яву - Митчелл Фридагодива
24.04.2014, 18.14





прочитала с удовольствием!rn хороший роман!
Cон на яву - Митчелл Фридаева
26.03.2015, 12.25





Один из моих особенно любимых романов. 10 из 10.
Cон на яву - Митчелл ФридаКошечка Джози
1.01.2016, 3.40





Очень приятный роман, несмотря на то, что похож на сказку.
Cон на яву - Митчелл ФридаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
9.01.2016, 21.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100