Читать онлайн Притяжение красоты, автора - Митчелл Фрида, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение красоты - Митчелл Фрида бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение красоты - Митчелл Фрида - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение красоты - Митчелл Фрида - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Митчелл Фрида

Притяжение красоты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Миссис Берн совершенно не выспалась. Невозможно было вспомнить, что ей снилось. От прошедшей ночи у нее осталось ощущение разбитости, и на душе — неясная тревога. Уже в разгаре было солнечное утро. Она привела себя в порядок. Приняла душ, сделала легкий массаж плеч, рук и ног, перед зеркалом заставила себя несколько раз улыбнуться: этот прием помогал ей поймать хорошее настроение.
Ее усилия дали свой результат. Завтракая вместе с Карен, Рикардо и родителями Федерико, молодая женщина буквально излучала радостную беззаботность. После Магги отправилась на прогулку с Рикардо, они довольно далеко ушли от усадьбы Бокерия, любуясь сказочно красивыми окрестностями. Затем тетя и племянник поиграли в теннис, проведя пару сетов, на большее сил у них не хватило. А остаток длинного и, что там спорить, великолепного утра оба просидели в бассейне. В это время Карен, Камилла и Бартоломео были в городе, ходили по магазинам.
Маргарет и Рикардо могли тоже поехать с ними. Но когда она посмотрела на мордашку племянника, то поняла, что тому совершенно не хочется таскаться по раскаленным тротуарам чужого города и пялиться на какие-то там товары. Для мальчишки это тоска смертная! Так что они остались развлекаться дома.
Общий сбор семьи предполагался к ланчу, поэтому Кристина накормила Маргарет и Рикардо жареной рыбой и овощами. Трапеза прошла около бассейна.
Перекусив, Магги настояла, чтобы мальчик, и так уже перекупавшийся в бассейне, отдохнул. Она уложила племянника в шезлонг, стоящий в тени огромного дерева, спасающего от палящего жара, и накрыла его махровым полотенцем.
Все утро Маргарет выглядела спокойной, отдохнувшей. Она уселась в кресло, отпивая из бокала по глоточку ледяной лимонад и поглядывая на спящего ангела под махровым полотенцем. Ей хотелось ни о чем не думать, ни о чем не мечтать, ни о чем не вспоминать. Под ярким солнечным светом в благоухающем воздухе, под монотонный звон цикад Магги ощущала себя ребенком. И, сама не желая того, вдруг заснула.
Когда Бокерия-родители и Карен вернулись, то разбудили и ее, и малыша. А потом все вместе замечательно провели время — час или два, просто болтая, попивая прохладительные напитки, наблюдая за играющим в воде Рикардо. Мальчик самозабвенно возился с огромным пластиковым китом.
Когда стрелки на часах подползли к половине шестого, семейство вернулось в дом.


Ребенок снова отправился пить чай — уже с милой, добродушной Кристиной. Взрослые разбрелись по своим комнатам отдохнуть перед обедом. Маргарет, войдя в свои апартаменты и скинув у порога туфли, поймала себя на том, что.., напевает. К чему бы это?
Она прошла в ванную, набрала воды, напустила прекрасной пены и только хотела погрузиться во все это великолепие, как в дверь постучалась Аинка.
— Вас спрашивают к телефону. Вы можете подойти?
— Меня? — удивилась Маргарет. Она тут же предположила, что звонит из Копенгагена секретарь Анна с каким-либо срочным сообщением, которое вынудит ее срочно вернуться в Данию.
Но в трубке раздался глубокий завораживающий голос, который мог принадлежать только одному мужчине на земле. У нее кровь застучала в ушах, как проносящийся мимо экспресс. Не было никакой возможности бороться со своим вторым «я». Она облизнула моментально пересохшие губы и спросила:
— Федерико?
— Я звоню, чтобы еще раз уточнить, — семь часов подойдет? — Голос был заботлив и предупредителен. — Весь день провозиться с Рикардо — нелегкий труд.
— Нет, семь мне как раз подходит, — произнося эти слова, Маргрет опасалась, что на том конце провода слышны бешеные удары ее сердца. Целый день отдыха не принес, оказывается, никакого успокоения.
— Отлично, скоро увидимся, пока. Несколько секунд после окончания разговора она стояла, держа в руке телефонную трубку, и только шум воды в ванной комнате вернул ее к действительности. Стягивая с себя халат и забираясь в душистую пену, Маргарет думала о том, как славно было бы сказаться больной и просидеть вечер у себя, не выходя никуда.
Я не должна паниковать, сказала она себе.
Просто нужно держать его на дистанции. Стоит сразу показать, что он не властвует над ее эмоциями, а физическое влечение к нему не отравляет ее существования. Так оно и есть.
К началу седьмого Маргарет уже измучилась, выбирая, в чем пойти на свидание. Она крутилась перед зеркалом и трижды меняла решение.
Первое платье ей пришлось отложить из-за вызывающего декольте, поскольку оно могло вызвать у кавалера мысль о ее доступности. Второе замечательное платье Магги отбросила из-за того, что оно было слишком уж цветастым. Этот наряд, похоже, придавал ей несколько примитивный и глуповатый вид. А третье платье ярко-розового, как земляничная жвачка, цвета высасывало все живые оттенки ее собственной кожи. Ну, прямо заморенная экзаменами студентка! Зачем ему связываться с больной девушкой? — вздохнула она.
Наконец был выбран шоколадного цвета топ с рисунком, напоминающим паутину. Он замечательно смотрелся с черными джинсами и легкими кожаными сандалиями. Волосы Маргарет завязала узлом, оставив две пряди, спускающиеся на щеки и шею. Затем слегка коснулась тенями век, ресницы подкрасила дорогой французской тушью, а губы темно-коралловой помадой. Пудрой и кремом она не пользовалась, потому что солнце придало ее коже замечательный медовый оттенок, и никакая косметика не смогла бы так подчеркнуть ее достоинства.
Не подумает ли он, что леди чересчур старалась, украшая себя? А те женщины, которые его охмуряли, они-то как одевались? Увешивали шеи бриллиантовыми ожерельями, нацепляли дорогие браслеты, вставляли в уши серьги, стоящие целые состояния?
Миссис Берн закусила губу. Удивительно, чем забита ее голова! Она закрыла на секунду глаза... Достаточно. Хватит нервничать! Ей ни с кем не нужно соревноваться. Ни к чему увешивать себя драгоценностями, вполне подойдут к ее наряду простые серебряные сережки. Их-то она и вставила в свои крошечные, изящные ушки. «Кто не спрятался, я не виновата». Пора!
Незатейливый детский стишок, который она и Карен так часто повторяли в детстве, играя в прятки, заставил ее улыбнуться. Несомненно, Федерико Бокерия будет настороже, но и она тоже не лыком шита.
Маргарет снова вспомнила о его испепеляющей сексуальности, о том, как безо всяких усилий он сумел поцеловать ее и, играючи, разрушил броню обороны. В это мгновение в дверь постучала Карен.
— Федерико уже приехал. Отлично. Сообщение сестры прозвучало, как освобождение. Мучительный период ожидания закончился.
— Ты потрясающе выглядишь, Маргарет, — одобрительно произнесла Карен. — Бартоломео сказал, что Паллини популярно у местной молодежи. Там отличный ресторан с собственным танцзалом, оркестром. Туда приходят только свои люди, соответственно одетые.
— Как именно? — поинтересовалась Маргарет. — Ты видела, в чем Федерико?
— Нет. Я просто заметила, как его машина въезжает на территорию усадьбы. Думаю, он одет также естественно и свободно, как и ты.
Бокерия-сын появился в голубой шелковой рубашке и замечательных черных модных брюках, которые сидели на нем так, будто рекламировали его сексуальность.
— Добрый вечер, Маргарет! Вы замечательно выглядите.
Федерико внимательно посмотрел на нее, его глаза излучали радость.
— Спасибо.
Маргарет хотела сказать что-нибудь остроумное, но жар прилил к ее щекам, она смутилась как девочка.
— Готовы?
Спрашивая, он в то же время уже махал рукой остающимся, мол, мы уже уезжаем. Семейство Бокерия и Карен заинтересованно наблюдали за происходящим.
Федерико и Маргарет прошли к автомобилю. За рулем восседал улыбающийся Поль. Маргарет легко забралась в салон роскошного лимузина, уловив аромат дорогого лосьона, исходящий от ее спутника.
— До Паллини недалеко. — Федерико с комфортом устроился на сиденье. Он не стал с ходу прижиматься к Маргарет, разве что коснулся один или два раза своим сильным бедром. Молодая женщина ощутила этот мимолетный контакт, как удар электрического тока и моментально сосредоточилась на том, чтобы случайно не выказать своей реакции. Да, цель грядущего вечера — показать этому невозможному мужчине, что она совершенно безразлична к нему, и хватит уже метаться, подобно птичке в силках, — сказала себе Магги.
Если честно, то ей взбрело в голову, что он тут же примется ее соблазнять. Но не тут-то было. Они даже не разговаривали. Выехали из поместья и покатили по дороге среди кипарисов.
Наконец Федерико прервал молчание.
— Вы голодны?
— Да как сказать.
Стоял изумительный вечер — небо все еще было голубое, но на горизонте уже зрел розовый закат, наливался красками, как сочное яблоко.
— Мы сегодня с Рикардо на свежем воздухе ели жареную рыбу. Он оставил на тарелке второй кусок, а я пожадничала и доела за ним. Так что пока сыта.
— Хорошо. — Он расцвел легкой улыбкой, которая очень шла его суровому лицу.
— Столик заказан к девяти часам. Думаю, перед ужином неплохо прогуляться по пляжу, вечером там всегда так красиво.
— Отлично, — ответила Магги с деланным безразличием. Но тут обнаружила, что он взял ее руку в свою и уставилась на него с изумлением.
— Что вы делаете? — моментально вскинула подбородок Маргарет.
— Держу вас, чтоб не убежали, — улыбнулся Федерико. — Мужчины иногда перестраховываются, чтоб не остаться в одиночестве. Особенно когда рядом такая очаровательная женщина.
Трудно было не сообразить, что он подшучивал над ней. Что поделать, бой между ней и Бокерия-сыном начинался.
Просторные песчаные пляжи, чистая морская вода Паллини были хорошо известны в этой части Испании. Тем не менее это место пока не успели заполнить туристы.
Они проехали через крохотный городок, представлявший собой хитросплетение узких улочек, небольших площадей, таверн, обсаженных цветами, оплетенных диким виноградом и плющом сахарно-белых домов.
Когда машина пронеслась сквозь центральную площадь, Поль свернул с главной дороги. Спустя несколько минут они оказались возле уединенно стоящего деревянного дома, окруженного громадной террасой. С одной стороны строения размещались массивные деревянные бочки, фасад же был украшен рыбацкими сетями, огромными раковинами, обломками штевней и шпангоутов, то есть всякой всячиной, которую море выбрасывает на берег во время штормов. Благодаря этому дом имел весьма привлекательный вид.
Внутри дома, в ресторанчике, Маргарет увидела посетителей. Влюбленные парочки тянули напитки, сидя в легких плетеных креслах на террасе. В теплом воздухе разносились звуки музыки, слышался смех, говор, — все это сливалось в единый праздничный гул.
За домом простиралась полоса белоснежного пляжа. Берег лизали ленивые волны. Гуляли чайки: их красные лапки утопали в песке.
День угасал. И Маргарет поняла, что ей легко и хорошо здесь. Так хорошо, беззаботно, что хочется впитывать ласковую, милую атмосферу Паллини всем своим существом. Автомобиль с Полем куда-то моментально испарился. Было только солнце, море, песок.., и Федерико рядом.
— Какое необыкновенное место, — наконец сказала она, встретившись взглядом со своим спутником. — Должно быть, страшно популярное.
Он кивнул, его глаза сощурились от лучей заходящего солнца.
— Мой хороший друг хозяин всего этого. Федерико подождал, пока Маргарет сняла босоножки, потом снова взял ее за руку, и они пошли по песку, как дети.
— Друга зовут Ник, он из богатой семьи, но его можно назвать представителем богемы. Думаю, его отец в свое время был очень расстроен бездельем сына, но однажды парень встретил Иону. Через три месяца женился на ней и купил этот дом, этот пляж, да все здесь. Они открыли ресторан, и с первого же дня их бизнес пошел в гору. Это произошло десять лет назад.
Маргарет не вытерпела, засмеялась и прокомментировала:
— Этому успеху способствовала любовь хорошей женщины.
— Естественно.
— Ник и Иона живут здесь? — спросила она просто из любопытства.
— Можно сказать, что да. У них только кухня, ванная, одна спальня и гостиная. Они обитают в этих краях восемь месяцев в году. Остальное время проводят дома, в соседнем городке.
Маргарет еще раз окинула взглядом бескрайнюю полосу нежнейшего песка, море, залитое светом пурпурного солнца.
— Какой идиллический образ жизни.
— Да. Во многих-отношениях да. Хотя, несмотря на то, что ресторан начинает работать только вечером, от посетителей нет отбоя. У Ника и Ионы — огромный штат поваров и официантов... Но, увы, за деньги не все можно купить.
Маргарет вопросительно подняла брови, она удивилась, каким необычным тоном Федерико произнес последние слова.
— Иона не может иметь детей, — сдержанным тоном сказал он.
Они вернулись в дом и подошли к лестнице, ведущей на террасу.
— Сейчас мы поприветствуем Ника и Иону, потом вновь еще немного погуляем, хорошо? После ужина нам незачем будет спешить обратно, поскольку для нас будет приготовлена комната.
У Маргарет не осталось времени, чтобы возмутиться подобным его заявлением, — вниз по лестнице летящей походкой сбежала невысокого роста хорошо сложенная женщина, с длинными каштановыми волосами. Она бросилась в объятия Федерико.
— Дорогой мой! Как я рада тебя видеть! Ты противный парень, где пропадал полгода?
— Ладно, ладно, не ворчи, Иона. — Эти слова произнес высокий человек, спускавшийся по лестнице вслед за женщиной. Улыбнувшись гостье и легко пожав ее руку, он добавил:
— А вы, должно быть, Маргарет. Меня зовут Ник, а вот эту малышку, бросившуюся на Бокерию, зовут Иона. Это моя жена.
В следующие несколько минут Магги поняла, что с первой секунды знакомства уже влюблена в друзей Федерико, замечательных открытых людей. Ей захотелось узнать о них побольше.
Ник оказался полной противоположностью Федерико — добродушный, мягкий человек. А Иона — милая до невозможности, тоненькая, с огромными выразительными карими глазами. Каждый жест ее был исполнен благородной простоты. Она обожала своего мужа, а он ее.
Маргарет, глядя на эту пару, искренне радовалась.
— Дай мне бутылку вина и два стакана, Ник. Мы идем прогуляться по пляжу, вернемся к девяти. Пускай Иона приготовит фирменное блюдо. Только, — чур! — своими руками. Девочка, не поручай его поварам.
— Да уж ладно. Я знала, безобразник, забывающий своих приятелей, что ты приедешь. Не беспокойся, получится так, что пальчики оближете.
Федерико наклонился и чмокнул Иону в лоб.
Маргарет слышала, как Ник что-то по-испански кому-то крикнул. Из ресторана вынесли бутылку и два огромных стеклянных стакана.
— Я приказал Стефану оставить две порции гаспачо и твой любимый соус ромеско.
— Великолепно, — с довольным видом проговорил Бокерия.
Спустившись по лесенке на пляж, они оказались лицом к лицу с огромным морским пространством. Подошвы их босых ног чувствовали нагретый за день песок.
Магги тихо проговорила:
— Очень симпатичные люди. Они говорили по-английски в мою честь?
— Конечно, хотели сделать тебе приятное.
Славные ребята.
Опять он перешел с ней на «ты». Но странное дело, Маргарет даже и в мыслях не захотела этому сопротивляться.
Они шли вдоль моря. В песке белели осколки раковин, над головою стояли молочные облачка, окрашенные закатным солнцем. Федерико одной рукой держал ее за ладошку, а в другой нес бутылку и стаканы. Никто из них не произносил ни слова.
Женщина вдыхала аромат моря, йода, доносящийся запах цветов и смотрела на ласковые волны. Думать ни о чем не хотелось. Но если бы она и подумала о чем-либо, то скорее всего о том, что сейчас чувствовала себя счастливой. Ее тело жило теперь совершенно особой жизнью, и причиной этому был вышагивающий рядом Федерико.
— Сядем здесь. — Он подвел Магги к живописному плоскому обломку скалы. — Замечательное местечко, чтобы выпить вина и поговорить.
Она подумала, подумала и.., кивнула. В самом деле, обстоятельства склоняли к откровениям.
— Поговорим о твоей стране, — попросила она Федерико, усаживаясь поудобнее на теплую поверхность камня.
Тот, расставив стаканы и бутылку, взглянул на Магги.
— Об Испании? Для этого существуют путеводители.
Солнце опускалось все ниже и ниже, над горами висела уже народившаяся луна — бледное призрачное пятнышко. С легким шорохом накатывались на песок волны.
— Хорошо, тогда расскажи мне о своей работе. Опиши какой-нибудь обычный день. Мужчины любят говорить о делах.
— Конечно, особенно тогда, когда в компании находятся красивые женщины. Мне кажется, Маргарет, ты была знакома с не правильными мужчинами.
— Как с тобой трудно.
— Но, согласись, не во всем трудно. Он пристально смотрел в ее глаза. От такого взгляда, как и в прошлый раз, помимо воли на ее щеках появился румянец. Темные глаза смотрели прямо в душу. Федерико тихо спросил:
— Расскажи мне лучше о своем муже. Вы были счастливы? Он был нежен с тобой?
Такой вопрос застал ее врасплох. Но, справившись со смущением, она вздохнула и доверительно взглянула на него.
— Да, мы были счастливы. Арнольди был хорошим мужем, и я любила его.
Ни единый мускул не дрогнул на лице Федерико.
— Тебе больно о нем говорить?
— Больно? — Маргарет посмотрела вдаль, на горизонт. — Сейчас уже нет.
Об Арнольди в ее душе осталась нежная и теплая память. Не его вина, что он умер молодым.
— Расскажи, как это случилось. Я хочу знать. И она поведала ему все, начиная с того дня, как они с ее будущим мужем впервые встретились в университете, и до той самой страшной ночи, когда любимый скончался у нее на руках.
— Я не могла в это поверить. Он был моим лучшим другом, и его не стало, — завершила она свой рассказ.
Федерико не прерывал Маргарет. Он только доливал в ее стакан вина и, когда она замолчала, негромко спросил:
— Кто же он был больше — друг или муж?
— То есть?
Магги даже не поняла вопроса. — Я уверен, ты любила его. Но не может пламя принадлежать воде... Попробую объяснить. Вода спокойна и тиха. А пламя.., пламя сжигает некоторых людей. Мне кажется, ты не сумела бы долго быть женой тихого спокойного человека. Пламя должно встретить на своем пути что-то похожее на себя. Огонь должен найти огонь. Пламя — это страсть. В нем все: страх, сумасшествие, сама жизнь.
Маргарет молчала, что-то в голосе Федерико заставляло с ним согласиться. И все-таки казалось странным его отстраненное суждение о ее браке. Они были знакомы всего лишь два дня. Как можно за столь короткий срок понять человека и отважиться на анализ его интимной жизни с другим? Да и кто вообще смеет выставлять оценки ее прошлой жизни?
— Ты не был знаком с Арнольди, — холодно сказала Маргарет. — И меня, если честно, тоже плохо знаешь. Как ты можешь судить нас и наши отношения?
— Могу. Я внимательно слушал твой рассказ. Федерико, не отрываясь, смотрел на ее лицо. В наступающих сумерках волосы его делались более черными, бронзовая кожа — более смуглой. Магги встала с камня, давая понять, что время откровений закончилось...
Она сделала глоток вина, но тут Бокерия забрал у нее стакан, поставил его на камень и обнял за талию.
— Ты сердишься на меня? — спросил он мягким голосом, в котором не было ни тени сожаления.
— С чего бы мне сердиться? — отстранение произнесла Маргарет, пытаясь собраться с силами и оттолкнуть этого мужчину.
Попытка выскользнуть из объятий ни к чему не привела.
— Зачем утверждать, что Арнольди не подходил мне как муж? Ты ничего не понимаешь. Вода, пламя — к нам это не имело никакого отношения!
— Имело. Тебе хочется солгать мне? Вот ты и лжешь.
Она собралась, было, возразить, мол, а не пошел бы ты куда подальше, Федерико Бокерия, со своей доморощенной психологией... Но его сильные руки плотно прижали ее к горячей твердой мужской груди. Его губы накрыли ее рот.
Объятие длилось долго, его поцелуй был настолько умелым, чувственным, что она забыла о своем намерении сопротивляться. Обхватив его шею, Маргарет ощущала непередаваемый аромат тела мужчины, а в подсознании мерцало — хорошо бы, чтоб этот поцелуй никогда не прекращался.
Пальцы Федерико нежно ласкали шелк ее волос. Он покрывал поцелуями ее лицо, шею, уши. Его прикосновения обжигали словно пламенем. И вновь его губы впивались в ее рот. Он тяжело дышал, грудь его ходила ходуном под шелком рубашки, и при этом он абсолютно владел собой.
После самого страстного поцелуя Федерико нежно отодвинул Маргарет от себя. Заглянул в ее затуманенные глаза и спросил:
— Ну, что, кажется, мы нашли способ, как улаживать споры между собой?
Маргарет хотела возразить. Но никакие доводы не лезли в голову. Каждая клеточка ее тела горела, в ушах стоял шум.
— Что значит, мы нашли? Не может быть и речи о «мы». Это ты нашел способ.
— Не придирайся к словам, — нежно попросил Федерико. — Давай-ка лучше поторопимся. Мы слишком далеко зашли. Пора возвращаться в дом. Ты любишь жареное мясо в остром соусе?
— Да, если оно удачно приготовлено. Пусть он знает, что выдержки ей не занимать, и она тоже способна контролировать свои чувства. Подняв голову, женщина легко и грациозно зашагала по песку. Следом, подхватив пустую бутылку и стаканы, двинулся Федерико. На этот раз он не держал ее за руку. Как это ни смешно, Маргарет почувствовала огорчение.
Их ждал прекрасный обед. Вид на море с террасы был восхитительный, сияла огромная луна, свежий бриз колыхал занавески. Маргарет казалось — она видит сказочный сон. Пусть Федерико и выстраивает иллюзии, пытаясь завоевать ее, но она не поддастся. Ей было приятно видеть блеск в его глазах, его добрую, обаятельную улыбку. Но Магги не обольщалась, помня о том, скольких женщин до нее он покорил своим неотразимым очарованием. Так что не получится у этого красавца завоевать следующую жертву, которую он так опрометчиво наметил. Пускай сидит и говорит ласковые слова своим сексуальным голосом, угощает ее кофе и коньяком, пытается проникнуть в ее мысли. Тщеславный соблазнитель из праздного чужого мира.
— Маргарет, ты не позволяешь себе отдыхать, а тебе необходим отдых. Видимо, много работаешь, чтобы избавляться от неприятных мыслей?
— Да, работаю много, меня так воспитала мама. Она сама любила трудиться, да и Карен тоже. Карен... Почему-то хочется приглядывать за ней, она кажется мне младшей сестрой, хотя мы и близнецы.
— А что отец?
— Бросил маму, когда нам было всего ничего, несколько месяцев. — В голосе прозвучала печаль, Маргарет не сумела ее скрыть. Сказывалось действие вина, надо быть осторожнее, не открывать тайники души.
— Мама не выходила потом замуж еще раз?
— Как бы она могла это сделать? Работала сутки напролет, на знакомства не оставалось времени. И еще, к сожалению, продолжала любить отца, хотя и не признавалась нам в этом. Всю душу положила на отвратительного, безвольного человека, бедная мама!
— Ты когда-нибудь видела его?
— Отца я не видела никогда! — Маргарет даже выпрямилась, голос снова стал ледяным. Надо кончать этот разговор. — Наверное, он давно в могиле. Налей мне коньяка.
О неприятном не хотелось думать, но все равно в голову лезли невеселые мысли. К сожалению, прав Федерико — не умеет она отдыхать, никогда не умела. Что у нее за жизнь? Сколько себя помнит, на первом месте контроль, контроль и контроль. Все время на нее давило чувство ответственности. Тяжело жить в рациональном мире, хотя он гарантирует хоть какой-то порядок. Маргарет даже испугалась, ей никогда в голову не приходило так жестко анализировать свои прожитые годы. Не выглядит ли это предательством? Ведь ей же нравилась ее прошлая жизнь!
Неожиданно она поняла, что находится в каком-то тупике. Это было пугающее чувство.
Поцелуи Федерико сделали ее другой. Он дарил ей огонь страсти, был мужчиной, которому нравились женщины. И в свою очередь, женщины любили его. И еще можно сказать, что он не из ее компании. Сексуальный, замечательный, но при этом такой далекий, как будто живет на Луне.
Она внимательно смотрела на него, болтающего с Ионой и Ником. Те присели к ним за столик. На танцплощадке топтались пары, оркестр исполнял медленную мелодию.
— Пойдем, — Федерико, встав, протянул ей руку, — потанцуем.
— Нет, нет, — отказалась она. — Я плохо танцую.
Бесполезно. Сильная рука подняла Магги, и вот она уже идет за Федерико в центр зала. Вслед за ними поднялись Иона и Ник.
Она переживала и нервничала до тех пор, пока его руки не повели ее в танце.
— Отдыхай и предоставь музыке увлекать тебя за собой, — шепнул он в ее ушко. — Быть молодой и беззаботной вовсе не грех.
— Я и так излишне раскрепостилась, — с некоторым сожалением произнесла Магги.
— У тебя есть кто-нибудь в Дании? — спросил Федерико.
— Да, но... — произнесла она, понимая, что не должна отчитываться перед ним за свой список бой-френдов. — Я общаюсь с мужчинами по работе, у меня есть друзья — мужья моих подруг.
— Я тебя спрашиваю о твоих мужчинах. А что Арнольди тоже был из твоего «рабочего» списка?
— Не твое дело! — грубо почти выкрикнула она, но сильные руки прижали ее к твердой мускулистой груди, ее макушка почувствовала дыхание Федерико.
— Конечно, конечно, не мое, — немедленно согласился он. — А все-таки — да или нет?
Маргарет запрокинула голову, в глазах ее метались молнии.
— Чего ты добиваешься? Я впервые в жизни встречаю такого настырного человека! Он крепче сжал руки вокруг ее талии.
— Очень меткое замечание с твоей стороны. Итак, мужчины всегда попадались к тебе на крючок.
— Я отказываюсь обсуждать это с тобой, — зло вырвалось у Маргарет.
И неожиданно Федерико откинул назад голову и заливисто рассмеялся.
— Ты, милая, похоже, исключение из правил! — мурлыкнул он ей в самое ушко. — А как быть с мифом, что датские женщины холодны, как огурец с грядки? Посмотреть на тебя, — так ты куда эмоциональнее любой испанки.
Магги обдала его холодным взглядом, что вызвало новую вспышку веселья.
— Ты полагаешь, что сейчас сказал мне комплимент, — произнесла она мрачно. Чем вновь вызвала в нем веселье.
— Да ты не любишь комплименты, — ласково шепнул он.
— Идиотские — нет.
— Какая ты недоверчивая. Сладкая моя! Он прижал Маргарет к себе, не дав ей больше ничего произнести.
Получалось, она проигрывала Федерико словесную войну. У этого мужчины на все были свои ответы. Чем не причина, чтобы держать его подальше от себя? И вместе с тем невозможно было отрицать, что именно сейчас Магги вновь жила чувствами, которые не испытывала уже долгое время. Да и не только Федерико был всему этому причиной. Ее словно околдовывал весь окружающий мир, особенно близкое море, теплый солоноватый ветерок, запахи цветов и красота небосклона с янтарной луной. Все это великолепие проникало прямо ей в кровь.
Маргарет думала, что, отобедав, они с Федерико немедленно покинут ресторан. Но люди, остававшиеся в зале и давно покончившие с едой, не расходились. Иона и Ник называли их своими друзьями. И, честно говоря, Маргарет тоже не хотелось покидать это место, ей здесь нравилось.
Вино, соусы, закуски, цветы в вазах, стены, задрапированные старыми рыбацкими сетями... На столах плавающие в керамических плошках свечи. Все было так экзотично. Люди здесь чувствовали себя одной компанией: подшучивали друг над другом, смеялись, непринужденно общались. В датских ресторанах Маргарет не встречала подобной дружеской атмосферы. И еще она никогда так много не смеялась. Шутил Федерико, дурачился Ник, соседи-мужчины тоже не отставали. Густой ночной воздух был напитан весельем, таким непосредственным и добрым, какое бывает на домашних детских праздниках.
Внезапно оркестр оборвал танцевальные мелодии, в течение нескольких мгновений воцарилась тишина, потом сначала невпопад, затем стройно и необыкновенно приятно зазвучал неторопливый мотив. Мужчины, находящиеся в ресторане, оживленно встали, поднялись с мест Ник и Федерико.
— Сардана! Сардана! — донеслось из разных углов зала.
Поднявшиеся вышли в центр зала, взялись за руки и начали удивительный танец. Он был плавным, гармоничным, от танцующих веяло силой, дружеским теплом. А из каких красивых движений складывался его ритмичный узор!
Иона перегнулась через столик и заговорщицки сообщила Маргарет:
— Сардана — мой любимый танец. Он пришел в наши места из Каталонии. Там до сих пор в городах и селах принято каждое воскресенье исполнять его. Этот танец, как бы символ общности и национального единства.
Глаза хозяйки ресторанчика счастливо блестели. Какая ты замечательная! — тепло подумала о ней гостья. Сама же тем временем не могла оторвать взгляда от пляшущих.
Бесспорно, лучшим танцором мужского круга был Федерико. В его движениях ощущались страсть, сила, достоинство. Его ярко-голубая рубашка выделялась на фоне одежды других людей. Маргарет даже подумала, что этот цвет действует на нее более призывно, чем красный.
Глядя на Федерико Бокерия, она лихорадочно представляла, что будет, если они останутся сегодня в этом доме на ночь. Ведь он заказал одну комнату на двоих. Стоит ли сомневаться зачем! Но она ему просто так не отдастся. Не хватало еще броситься в объятия самоуверенного покорителя женских сердец, когда они останутся наедине. Но в то же время услужливое воображение подсовывало ей самые неукротимо-страстные сцены.
Вот они, обнаженные, стоят около призывно белеющей простынями кровати. Любимый опять начинает ласкать ее, целовать так, как он уже дважды это проделывал — неторопливо и нежно. Его язык проникает в ее рот, находит ее язык. Она постепенно теряет голову, слабеет, соски ее напрягаются, лоно становится влажным. И он, чувствуя все это, что-то неистово бормочет. Черт побери, кто сказал, что ему нравится болтать во время ласк! Два раза они обнимались, горели в пламени страсти, но этот мужчина молчал как рыба. Вот Арнольди награждал ее во время ночей любви разными ласковыми именами. Магги вспомнила их. Вспомнить-то она вспомнила, но совершенно не испытала при этом никаких ощущений. А были ли у нее тогда, в дни замужества, яркие ощущения, когда до ее ушей доносился нежный шепот самого близкого человека?
Господи! Зачем постоянно занимается самокопанием, тревожить воспоминания, словно что-то вернется из прошлой жизни? Пусть он, этот Федерико Бокерия, будет ее целовать, прижимать к своему горячему телу, она почувствует его поднявшуюся плоть, твердую, сильную, властвующую над ней безраздельно. Этот мужчина разденет ее... Луна заглянет в их комнату, им послышится близкий шум моря. Затем он начнет гладить ее плечи, грудь, бедра. По телу ее пробежит ток желания. Федерико начнет лизать ее шею, живот. Он, усадив ее на постель, опустится на колени между ее раздвинутых ног, и его язык в какой-то момент вдруг войдет в горячее лоно. Нет, она не будет дурой, не станет пытаться сжать ноги. Наоборот, откинувшись, начнет стонать, выговаривая: «Да, Федерико... Да...» И будет сама просить, чтобы тот стал еще ближе. А потом окажется под ним, и он войдет в нее уверенно и властно...
— С тобой все в порядке? — услышала Маргарет.
Она тряхнула головой, платиновые волосы мягко мотнулись по ее спине и плечам. А, это Иона.
— Да, все нормально, — слабо улыбнулась миссис Берн. Ей все еще трудно было отрешиться от парящей под звездами мечты и спуститься на землю. И вдруг она услышала другой голос — мягкий, глубокий, такой знакомый, голос Федерико.
— Милая моя, что-то случилось? Оказывается, наблюдая за ней все это время, он заметил, что ее мысли где-то далеко и с тревогой покинул круг танцующих.
— Спасибо, Федерико, ты необыкновенно заботлив. Ничего не случилось. Я просто вспомнила свою прошлую жизнь. Детство, Карен, маму... И работу, бесконечную работу.
В зале все еще звучал мотив сарданы, мужской танцующий круг завораживающе двигался в центре. Федерико нагнулся к ее шее, Маргарет даже показалось — дотронулся губами до ее волос, и она услышала:
— Дорогая, я сделаю все, чтобы твоя жизнь изменилась к лучшему.
Ей захотелось что-то сказать в ответ, но его уже не оказалось рядом. Голубая, призывно сияющая рубашка снова двигалась в танцующем круге. Да, Федерико — самый красивый, самый прекрасный, самый мужественный человек в этом зале. Что поделаешь, она влюбилась в него, с этим надо смириться, впереди у них


ночь любви в этом замечательном месте.
Маргарет даже не заметила, как сардана закончилась. Не спеша народ начал расходиться. Слышались добрые слова прощания, кто-то со звучными чмоками расцеловывался, кто-то смеялся, позвякивало стекло — посетители допивали вино.
К столику, где сидела расслабленная, на все готовая Маргарет, не спеша подошел Федерико.
— Ну что, понравилось здесь? — спросил он.
— Как будто ты сам не видишь, — промолвила Маргарет.
— Ладно, как-нибудь навестим Иону и Ника еще раз.
— Навестим? — Она удивилась. Значит, сеньор Бокерия не собирается проводить здесь ночь?
— Конечно. Нас ждет Поль, я должен отвезти тебя к родителям, а самому мне завтра надо быть ровно в семь в офисе.
В одно мгновение Магги выкинула из головы дурацкие мечты. Решительно встала. Под опущенными ресницами яростно горели глаза. Вот дурато, дура, уже готова была тащиться с этим самцом в какую-то дурацкую комнату, располагаться там на постели. Шум моря, луна в окнах — да он продолжает издеваться над ней!
— А зачем ты сказал, что снимаешь здесь комнату? — как можно спокойнее спросила Маргарет. Но коварный, жуткий, противный Бокерия, конечно, обо всем догадался. От него невозможно было скрыть ни единой мысли, ни единого поступка.
— Номер я снял на всякий случай. Решил, у тебя может разболеться голова, ты захочешь полежать. Разве непонятно? — серьезно ответил Федерико.
Заботливый! Отец родной. Знаем мы этих отцов, которые без мук совести уходят от своих детей... Ладно, сама во всем виновата, нечего морочить себе голову всякими глупостями. Две испанские недели пролетят, как одна секунда, и снова Дания, Копенгаген, рабочий стол... И холодная, выдержанная, недоступная Маргарет Верн окунется в привычный для нее ритм жизни.
Она пересекла зал, у дверей распрощалась с хозяевами — Ник старомодно поклонился и поцеловал ей руку, Иона обняла ее ласково, шепнула:
— Вы с Федерико — замечательная пара. Ночь встретила их цветочными ароматами. На террасе в густых, темно-зеленых листьях плюща, которые обвивали деревянные решетки, таинственно горели разноцветные фонарики. Вокруг них кружились ночные насекомые, как легкий, волшебный снег. Близкое море дышало сильными волнами.
Внезапно раздражение Маргарет испарилось. Все-таки как здесь хорошо. Настоящая жизнь!
Неторопливая, достойная... Наверное, именно так должны жить все счастливые люди на свете.
В автомобиле Федерико взял ее за руку. Ее пальцы в его ладони лежали спокойно и надежно. Конечно, он «не станет приставать к ней с ласками на глазах у Поля. Сеньор Бокерия берег их чувство от постороннего любопытства. Никогда ей не было так хорошо.
Уже после возвращения в дом Бартоломео, расслабляясь в своей комнате, Магги раздумывала над тем, что, в сущности, Федерико — нормальный мужчина. Правда, непредсказуемый. Делает все так, как считает нужным... Но и она молодец, устояла, не отдалась ему с ходу после двух дней знакомства.
Тут Маргарет Верн поняла, что мысленно сморозила дикую чушь, рассмеялась в голос, как счастливая девчонка, а, отсмеявшись, удобно устроилась на безукоризненно чистых простынях.
В ее окна смотрела полная луна, в парке шелестели листвой деревья. У ее постели никто не стоял на коленях. Ночь страсти осталась в мечтах. Так-то оно и лучше.
Маргарет уснула младенческим глубоким сном.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение красоты - Митчелл Фрида

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману Притяжение красоты - Митчелл Фрида



Два романа с аналогичным сюжетом читала раньше. Тем не менее, читала с удовольствием. Красивый, сильный мужчина, очаровательная,капризная женщина. И Испа- ния...Знойная, ленивая и страстная одно- временно. Видела - влюбилась! Читайте - настроения вам это не ухудшит.
Притяжение красоты - Митчелл Фридалека
22.06.2013, 19.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100