Читать онлайн Притяжение красоты, автора - Митчелл Фрида, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение красоты - Митчелл Фрида бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение красоты - Митчелл Фрида - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение красоты - Митчелл Фрида - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Митчелл Фрида

Притяжение красоты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

К великому сожалению, в свои двадцать восемь лет миссис Верн наконец поняла следующее: ее обуревает чувственное влечение к мужчине, неприятному, чужому, враждебному. Можно представить, какое удовлетворение испытает Федерико, если догадается об этом ее постыдном чувстве. Только этого не произойдет никогда!
Раньше с ней подобных глупостей не случалось. Действительно, почему этот чувственный взрыв произошел именно сегодня? И что теперь толку упрекать себя... Жестокая правда заключалась в том, что она встретила человека, обладающего потрясающим, прямо-таки неотразимым магнетизмом.
На эти выводы у Маргарет ушло всего десять минут подробного самоанализа... В жизни молодой женщины бывало разное, но никогда сердце не билось так сильно. Никогда острое влечение к мужчине не дразнило ее со столь неодолимой силой. Господи, она не может уснуть, потому что есть на свете некто по имени Федерико.
Маргарет охватила паника, она чувствовала, что не контролирует ситуацию. А ведь раньше всегда могла держать себя в узде и предвидеть последствия неверных действий. Да ей уже с рождения было понятно, что такое остаться без отца. И лишь стоило немного подрасти, как маленькой девочке стали ясны до мельчайших подробностей чувства матери, пострадавшей от красавца-мужа.
Так что, узнав еще в детстве правду о родительском браке, раскусив жалкие мотивы рокового мужчины — собственного папаши, бросившего семью, — Маргарет теперь никому не позволит манипулировать собой, не даст поставить себя в подчиненное положение.
К тому же она прекрасно обходится без мужчин. И может утверждать — отсутствие чувственных «напрягов» делает ее независимой и счастливой. А Арнольди, брак с ним? Ну и что? Они жили в полном взаимопонимании, занимаясь каждый своей карьерой. Так было бы и впредь, если б бедняга не умер.
Маргарет вошла в душ. Уф! Ну и жаркие же ночи в Испании... Прохладные ласковые струи омыли разгоряченное тело.
Она переутомилась, вот в чем беда. И переутомилась давно. Недавняя смерть Мануэля, ужасные похороны, попытки помочь Карен и Рикардо выжить в трудное время измотали ее совершенно. Да, она очень беспокоилась о сестре, потому что всегда чувствовала себя по отношению к Карен больше матерью, чем сестрой.
Живительные струи душа заставили Маргарет зажмуриться. Ничего не скажешь, к замужеству сестры она относилась отрицательно, но тщательно скрывала свое мнение, что в результате с каждым годом стало все больше осложнять их общение.
Интересно, что имел в виду Федерико, упоминая о брате? Она вспомнила его слова: мол, Мануэль не мог сделать Карен счастливой женщиной. Как увижу, обязательно спрошу, что бы это значило? — решила она. Безусловно, братец покойного хитер и скрытен, но уж эту грязную тайну она из него вытащит.
Спать Маргарет не хотелось, поэтому, вернувшись из душа в комнату, она взяла загодя купленный в Дании роман, забралась в постель и уютно устроилась между подушек. Немного чтения перед сном не помешает и, самое главное, поможет отвлечься и выбросить из головы мысли о проклятом испанце-брюнете.
Час спустя Маргарет обнаружила, что сна как не было, так и нет, а прочитанное в голове совершенно не застревает. Похоже было на сумасшествие, наваждение. Книгу она в раздражении отбросила в сторону.
Ей было слышно, как прошла в свою комнату Карен — наверное, заболталась с Камиллой в гостиной. Затем увидела, как за окнами у дома погасли фонари. Дом спал. Мир наполняла ночь и ничего, кроме ночи.
Боже, как тяжело сознавать, что ты одна не спишь. Мучаешься, ворочаешься в постели с боку на бок, а все вокруг безмятежно спят. Обидно!
Маргарет выключила ночник и вытянулась на простынях, широко раскинув ноги и положив руки на высокую грудь. Она устала, тело требовало отдыха, но мозг, словно заведенный, был готов решать все проблемы мира.
Ужас... Спустя полчаса метаний на простынях — они давно стали жаркими, неудобными, противно обвивали ее, словно змеи, — ночник был включен снова, и Магги спустила ноги на пушистый ковер. Ну не спится, пускай! Она сойдет с ума, если останется в комнате еще хоть на минуту. Надо прогуляться по саду, взять купальник, отправиться к бассейну. Дорогу к нему она найдет, вон какая яркая луна... Решение было принято.
В легких хлопковых шортах, в тонком, но теплом кашемировом джемпере — вдруг ночь укусит неожиданным холодком? — Маргарет, прихватив полотенце и купальник, прямо в шлепанцах отправилась к бассейну.
Спустившись по роскошной лестнице, освещенной полной луной, заглядывающей в огромные окна, Магги отогнала неприятную мысль, что дом находится под сигнализацией и вот-вот раздастся сигнал тревоги. Пусть раздастся, подумала она. Скажу, решила искупаться. Обыкновенное дело. Да и какая может быть сигнализация в доме при такой мощной ограде, окружающей имение Бартоломео?
Сигнал тревоги не прозвучал. Молодая женщина благополучно миновала длинный коридор и с облегчением обнаружила, что дверь на улицу не заперта.
Она шла по дорожке, вдыхая ароматный воздух. Кусты и газоны были отчетливо, точно днем, различимы в лунном свете. Цветы благоухали. Маргарет улыбалась великолепному ночному приключению. Как замечательно однажды поддаться внезапному желанию!
Она шла все быстрее, почти бежала мимо розовых кустов к бассейну. А вот и он: темная, дышащая, будто живая, гладь воды. Моментально скинув одежду, небрежно бросив ее на шезлонг и облачившись в купальник, Магги подошла к бортику.
Ночью бассейн казался еще огромней, чем днем. Противоположный его конец терялся в непроницаемой тени, — там нависали над водой густые кроны деревьев. Маргарет даже испытала легкий страх. Свежий ветерок пробежал по ее нежной коже, легко потрепал волосы.
Коснувшись воды кончиками пальцев левой ноги, Маргарет ощутила — до чего же здорово взять и нырнуть в такую бодрящую свежесть! Нервы женщины напряглись в ожидании. И вот, когда она была готова прыгнуть в бликующую от лунного света воду, а затем сразу, набрав побольше в легкие воздуха, поплыть, шестое чувство заставило ее помедлить. Сердце бешено забилось. Глаза тщетно всматривались в темноту она остро ощутила близкую опасность.
— Кто здесь?
Вопрос, заданный тихим голосом и обращенный неизвестно к кому, был бы даже смешон, если бы не...
Секунды тянулись как часы. Из темноты наконец раздалось:
— Это я, Маргарет.
До ужаса знакомый голос. Федерико?!
Она услышала плеск воды, рассекаемый сильным телом. Из темноты действительно выплыл тот, от которого она уже начинала уставать и к которому стремилась, до конца не осознавая этого. Теперь луна светила на них обоих.
Женщина в ужасе оглянулась на кресло, где лежала ее одежда. Неужели он видел, как она раздевается? Да ясное дело, видел. Слепой бы увидел, нечего сомневаться.
— Это низко. Во всяком случае, подло и грязно подглядывать!
— Ну-ну...
Голос Федерико был спокоен, невозмутимое лицо мерцало в лунных бликах.
— По-вашему, я действительно подглядывал?
— А что же вы еще делали? — Маргарет возмущенно выкрикивала гневные слова. — Ужасно с вашей стороны! Мерзко! Ждали, пока я разденусь. Вы, вы...
Маргарет задыхалась от гнева.
— Я, в самом деле, вас не видел, — спокойно проговорил Федерико, — а когда заметил.., уже было поздно. Вам хватило двух секунд, чтобы раздеться, так? На третью секунду я вас и различил в этой темноте.
— Голой! — зло выкрикнула Маргарет.
— Абсолютно с вами согласен.
Наглец подплыл поближе. Вода вскипала под мускулистыми руками, они казались отлитыми из бронзы. — Да, увидел вас без одежды. И вы оказались такой...
— Я не такая! — Маргарет искренне сожалела, что предстала нагишом перед невольным ночным соглядатаем.
— Какая же? — чистосердечно поинтересовался Федерико.
— Не скажу! — Маргарет в гневе топнула ногой. — Мне ваши гнусные шуточки не нравятся, Федерико Бокерия. И все ваши мерзкие трюки я знаю.
— О! Это уже выглядит, как улучшение в наших отношениях, — невозмутимо заметил тот.
— Что? — Маргарет в недоумении уставилась на бессовестного нахала.
— Вы только что назвали меня по имени. Пускай потом последовала фамилия, я считаю это шагом вперед.
Ну как можно верить такому человеку! Маргарет сквозь зубы выдавила ледяным тоном:
— Можете считать это чем угодно, я же лично продолжаю воспринимать такой поступок как подлость. Шпионить? Да что может быть хуже!
— Уверяю, я не шпионил за вами, а лишь слегка любовался, — мягко проговорил Федерико. — Днем то же самое проделывали надо мной вы.
— Я?!
Как он узнал?
— Разве вы забыли, как тайком разглядывали меня сквозь балконную решетку? Согласитесь, я не вру. И что в этом ужасного? Вы были наверху, я — под балконом. Все нормально. А сейчас я — в бассейне, а вы...
Федерико умолк, губы его растянулись в улыбке. Еще ухмыляется! Маргарет показалось, что в этот момент она вполне могла совершить убийство. Причем не колеблясь ни капельки.
— Вы говорите о двух совершенно разных вещах, — прошипела она. — Днем у меня не было времени, чтобы оповестить вас о своем присутствии на балконе.
— Звучит убедительно, — согласился Федерико. Сильной рукой он откинул со лба мокрые волосы и выпрямился во весь рост, нащупав ногами дно бассейна. Вода доходила ему до пояса. Он не отводил от нее глаз и не делал попыток выйти из воды. Пусть только попробует вылезти, она немедленно убежит.
— Я... Я.., иду в дом, — проговорила Магги. -Делать мне больше нечего, как спорить с вами!
— Вам решать, — легко согласился Федерико. — Хотя вы пришли сюда поплавать. Кстати, плавайте, никто не помешает.
— Вот-вот, именно никто!
Купальник, состоящий из маленького кусочка материи, не защищал ее от разглядывания Федерико. Стоя под магическим взором коварного мужчины, бедная женщина чувствовала себя даже более обнаженной, чем несколько минут назад.
Ее бросило в жар: в полумраке бассейна Федерико казался невероятно притягательным, одно слово — самец. Мужественный, прекрасный самец... Она хотела облизнуть внезапно пересохшие губы, но, зная, что движение языка не укроется от его взгляда, сдержалась. И строго сказала:
— Вообще-то я пришла сюда, чтобы побыть в одиночестве.
— Не будьте ребенком, — незамедлительно последовал ответ. Мужчина, мощно загребая сильными руками воду, отплыл от борта бассейна. — Здесь достаточно места. Я обещаю, что не буду говорить с вами и попадаться на пути тоже. О'кей? Вас это устроит?
Нет. Совершенно не устроит! Маргарет чувствовала: в бассейне находится дьявол — гнусный искуситель, обаятельнейший соблазнитель. Как ей быть? Идти в дом? Прыгать в воду?
Федерико уже рассекал водную гладь у противоположного бортика и с откровенной насмешкой из темноты подзадорил ее.
— Боитесь большого ужасного волка, Маргарет? Хотите верьте, хотите нет, но я уже видел обнаженных женщин. Ваше неприкрытое тело оказалось для меня приятной неожиданностью, но, поверьте, я не стал в одну секунду сексуальным маньяком. Вы в полной безопасности!
Невозможный человек. Сделаю ему назло, решила Маргарет. И смело шагнула в воду.
Прошел первый шок от холода. Вода оказалась восхитительной. Поначалу Маргарет боялась замерзнуть, но, сделав по бассейну три или четыре круга, согрелась. Ей нравилось двигаться, нравилось ощущать прохладу воды. Да что ей Федерико, она радуется жизни, как веселая рыбка!
Прошло минут десять. Федерико молчал, не задавал свои наглые вопросы, не язвил. Тишина сделалась оглушительной. И Магги самой захотелось нарушить тишину. Запыхавшимся голосом она спросила:
— Я думала, вы уехали домой... Отъезжал какой-то автомобиль. Так?
— Нет, приезжал мой шофер Поль.
— Он что, тоже тут?!
Неужели человечек, похожий на гнома, вот-вот выскочит из-за кустов? Разденется, плюхнется в бассейн...
— Я хотел, чтобы отец перед сном просмотрел некоторые документы. Поль привез бумаги и мою одежду. Так что прямо с утра я могу отправиться в офис.
Дав исчерпывающий ответ, Федерико уплыл в сторону черных деревьев. Наглец успел подарить Маргарет белозубую улыбку.
Черт подери, все же он был хорош. Глаза то серые, то черные, мощная фигура, сильные руки, крепкие плечи и спина. Маргарет в который раз за этот сумасшедший день почувствовала напряжение внизу живота, настоящее сексуальное возбуждение. Постыдное желание — она хочет обладать им, это уже невозможно было отрицать.
Мисс Берн продолжала плавать, пока руки и ноги не перестали ее слушаться. Тут подал голос Федерико.
— Что, не могли уснуть?
— Не могла. Новые впечатления, незнакомое место, незнакомая спальня. Ее голос дрожал от усталости.
— А у меня подобных проблем не бывает. Могу запросто уснуть в незнакомой кровати.
Маргарет вздрогнула, — до чего же приятно звучали низкие, рычащие ноты его магического голоса. Возбуждение, столь внезапно свалившееся на нее, усилилось. Кстати, что означали его слова «могу запросто уснуть в незнакомой кровати»? Конечно, как в той разудалой песенке:
«Женщины в каждом порту, несколько женщин в каждом порту», и ничего другого.
— Никогда такого больше не повторяйте, — неожиданно произнес Федерико. Неужели он читает ее сокровенные мысли?
— Что? — Маргарет даже поперхнулась водой. Чуть было не захлебнулась от удивления, поплыла дальше, отплевываясь и отфыркиваясь. Потом сказала то ли себе, то ли Федерико:
— Все. Пора выбираться.
Прочь, прочь от похотливого жеребца!
— Вот и я о том же, — моментально отреагировал Бокерия-сын.
Ну и хорошо. Теперь необходимо как можно изящнее вылезти на бортик этого чертова бассейна и поспешить к дому, пока дьявол в воде. Стоп. А купальник? Он выглядит вполне нормально, пока сухой. Но мокрый...
Маргарет ощущала ткань, как собственную кожу. Что делать-то, ведь под легким ночным ветерком будут торчать напрягшиеся соски, встанет дыбом каждый волосок внизу живота. А он, Федерико Бокерия, все это увидит или почувствует, если не увидит, и бросится к ней, самец, чудовище!
Она выбралась из воды с сомнительной грациозностью, едва не грохнувшись обратно в бассейн. Сделала несколько шагов на подкашивающихся ногах, чувствуя каждой своей клеточкой, как мужчина вылезает из бассейна следом.
Судорожно схватив полотенце и завернувшись в него, Маргарет зачем-то обернулась. Ничего себе! Федерико за ней не гнался, а спокойно продолжал сидеть в бассейне. Выражение лица у него было какое-то неестественное, по крайней мере, улыбка показалась ей до ужаса странной.
— Вы остаетесь? — поинтересовалась она. Страшный тип. Почему он так улыбается? Смеется над ее манерами? Или она недостаточно хорошо сложена и у него не возникло желания догнать ее, а потом...
— Есть маленькая проблема.
Ну и нахальная же физиономия! Разве у человека с такой издевательской ухмылочкой могут быть проблемы?
— Я думал, что буду плавать в одиночестве, ну, и...
— Что «и»?
— Полез в воду голым! Маргарет, я без плавок.
От ужаса, стыда, раздражения молодая женщина готова была провалиться сквозь землю. Ночью, в чужой стране, в бассейне, с наглым голым чудовищем!..
Видя, как Федерико собрался легко выскочить на бортик бассейна, Маргарет быстро замахала руками.
— Нет! Оставайтесь, где стоите. Стойте! Мне все понятно. Неясно только, почему вы молчали все время пока мы.., пока мы...
— Пока мы получали удовольствие от купания, не так ли? — широко улыбнулся Федерико. Казалось, в эту минуту луна сильнее осветила кусты роз, купы деревьев, бликующую воду. Магги не находила слов, глубоко дышала, раздувала ноздри и — вот что удивительно, — помимо своей воли принюхивалась к запахам неведомых ей цветов, перебивающих аромат роз.
— Если б я сказал, что оказался в бассейне без плавок, — вещал из воды Федерико, — вы бы не полезли в воду. И не насладились ночным купанием. Неужели вы, Маргарет, никогда в жизни не плавали голой?
— Нет, не приходилось.
За кого он меня принимает? — тут же пронеслось в ее голове. Я похожа на девицу, которой на себя наплевать?
— У нас в Дании, в моем родном Орхусе, так купаться не принято, — отчего-то терпеливо пояснила она.
— А в других странах не пробовали плавать безо всего?
— Появившись в таком виде на пляже? Где сотни чужих людей? Нет уж! — выдохнула она с жаром.
— Мне все понятно. В нынешней поездке вам крупно повезло. Здесь ночью купайтесь спокойно. Чужой сюда не придет.
— Вы же пришли!
— А я не чужой.
— Где ваше полотенце? — Она дрожала от мысли, что вот-вот у бассейна появится кто-то посторонний и станет свидетелем их дурацкого диалога.
— Я не принес с собой полотенце...
И наблюдая, как она вздохнула, договорил:
— Не беспокойтесь. Мой халат где-то здесь. Федерико указал на один из шезлонгов. Его рука с рельефными мышцами, облитая лунным блеском, опять заставила ее почувствовать, как она его хочет. Прямо мартовская кошка, да и только!
— Если вы позволите, Маргарет, я сейчас возьму его.
— Нет-нет, я сама подам.
Ей удалось разглядеть белеющий в мягкой ночной темноте халат. Магги бросилась к шезлонгу, но перед этим кинула Федерико свое полотенце.
— Вытирайтесь, вытирайтесь скорее! Сейчас я принесу халат. Пожалуйста, не выходите без него, — почти умоляюще закончила она фразу.
Добежав до шезлонга, Маргарет моментально схватила халат и помчалась обратно. Наверное, со стороны она походила на центрового футбольной команды, торопящегося за мячом... Ну какой же он гад!
Федерико преспокойно сидел в кресле у бассейна, вытянув мускулистые ноги. Полотенце было небрежно повязано вокруг узких бедер. Ее полотенце! Оно касалось его задницы, его живота, его... Касалось каждого волоска вокруг этой манящей плоти! А что, если в следующую секунду он захочет ее так же, как она его? Тогда полотенце поднимется, нет, не полотенце поднимется, а... Тьфу, о чем это она все время думает, совершенно запуталась, словно наивная нецелованная девочка...
Маргарет не хотела себе признаваться в том, что она любуется великолепным отдыхающим самцом. Гнусный, упрямый тип, да еще смотрит так открыто, так искренне.
— О! Вы притащили его! Замечательно. Между прочим, прохладно, накиньте-ка на себя.
Накинуть на себя этот халат, хранящий запахи мужского тела, пот вожделенного мужчины? Да Федерико Бокерия с ума сошел! Ей вовсе и не холодно. Наоборот...
Она заметила, что его взгляд бродит по ее груди, по напрягшимся под тончайшим влажным шелком соскам. Магги непроизвольно хотела закрыть грудь рукой, нет, лучше двумя руками. Боже, она совсем спятила! В конце концов нашла в себе силы и вежливо сказала:
— Оставьте полотенце себе, а утром положите у моей комнаты. До свидания!
— Присядьте, Маргарет. Поговорим, — перебил ее он.
— Федерико, уже полночь.
— Самое время для разговора, — заметил тот.
— Я так не думаю.
— А я и не предлагаю вам думать. Он необыкновенно быстро поднялся на ноги. Маргарет даже не успела заметить, на месте ли полотенце, прикрывающее его пах. Выхватил из ее ослабевших рук халат и набросил ей на плечи. Маргарет хотела как-то оборониться против этой молниеносной атаки, но не успела.
« — Вы сядете и будете слушать, хорошо? сказал он более настойчивым голосом. — Я должен рассказать вам о Мануэле. Это одна из причин, и главная, из-за которой я сегодня заночевал здесь. Мои родители считают: Карен должна знать правду о покойном муже, но прежде эту правду должны узнать вы, ее сестра. Так они решили. Отец попросил меня с вами поговорить. Не скрою, я собирался просить вас выслушать меня утром, перед моим отъездом в офис. Но раз мы встретились здесь, под луной, и обоим не спится, то зачем оттягивать этот разговор? То, о чем я расскажу, пожалуйста, передайте Карен. Надеюсь, вы сделаете это деликатно, с любящим сердцем.
Маргарет смотрела на Федерико и ничего, казалось, не слышала. Не могла сосредоточиться, видя перед собой мускулистую фигуру в кресле напротив. Его слова доносились как бы издалека. Халат согревал ее тело. Чудесная ночь, наполненная ароматами, таинственными звуками, легким ветром — завораживала. Ну и попала она в историю! Не могла больше ни в чем противиться Федерико Бокерия, хоть на кусочки режь!
Тот сидел спокойно, полотенце прикрывало его бедра, вопреки ее ожиданиям не шевелилось, и то, что скрывалось под ним, — тоже. Федерико молчал. Монотонно звенели цикады, тихо шелестела листва темных деревьев, окружавших бассейн, запах магнолий кружил голову.


Наконец он заговорил.
— Поймите меня, я собираюсь рассказать вам все с самого начала. Чисто испанская жизнь, испанские страсти, если хотите.
Маргарет уже по привычке отметила — речь господина Бокерия была тиха и внятна.
— История эта началась сорок лет назад. Испанское общество тогда был совершенно мужским. Оно, наверное, и сейчас мужское, особенно в маленьких деревнях. Тем более в частной, патриархальной жизни, где роль женщины четко ограничена. Моя мать родилась как раз в такой деревне, далеко на юг отсюда.
Федерико замолчал, он напряженно вглядывался в противоположную сторону бассейна, и Маргарет вдруг осознала: рассказ о семье дается ему с трудом.
— Пожалуйста, можете ничего не объяснять, — поспешила она выручить его.
— К сожалению, должен, — возразил он вздохнув. — Раз отец просил, я расскажу все. Ваша сестра — жена Мануэля, теперь мы все одна семья, а в семье не должно быть секретов. Придет время, Рикардо от Карен тоже узнает эту историю.
Он помолчал, спустя минуту добавил:
— Моя мать и сейчас выглядит красавицей.
— Да, да, я сама в этом убедилась. Камилла, ваша мама, может дать сто очков вперед даже тридцатилетним женщинам, — заверила зачем-то его Маргарет.
Она начала суетиться? К чему бы это?
— В молодости моя мать была просто необыкновенной красавицей. В ее родной деревне жил человек, который хотел жениться на ней, а она его отвергала. Тогда он подстерег ее однажды ночью и изнасиловал. Матери тогда исполнилось пятнадцать лет.
— О! Федерико! — Маргарет могла ожидать чего угодно, но не такого поворота давным-давно минувших событий.
— Тот человек владел двумя рыболовецкими ботами. В деревне его считали завидным женихом. Он не стал скрывать своего жуткого поступка, пришел к отцу моей матери, во всем признался и, естественно, сразу получил согласие на свадьбу. А моя мать сгорала от стыда. И все же, надо отдать тому человеку должное, он поступил как настоящий мужчина...
Маргарет почувствовала, что на сердце стало горько, больно, она даже не могла вдохнуть полной грудью ароматный ночной воздух и, более того, не могла выдавить ни слова. Но странное дело, к рассказчику Маргарет начинала относиться тепло, с состраданием и даже — она не могла до конца признаться себе в этом — с нежностью. Господи, почему ее сегодня кидает то в жар, то в холод, а в душе творится непонятное?
— ..На следующий день после помолвки разразился ужасный шторм, он разметал рыболовецкие суда, два потерпели крушение, погибли. На одном из них находился насильник моей матери. Она страшно обрадовалась тому, что мерзавца больше нет на свете, презирая и ненавидя его. Но, спустя несколько недель, поняла — просто так погибший ее не оставил. Его семя проросло внутри нее, она была уже не одна. Ну, да что там красиво описывать обстоятельства, попросту говоря — мать забеременела.
Маргарет, запахивая полы халата, в ужасе прошептала:
— Мануэль?
— Да, родился в свой срок Мануэль, мой старший брат. История случилась за три года до того, как яхта моего отца однажды вечером сделала непредвиденную остановку в порту маминой деревни. А моя мать уже три года страдала от своей семьи и соседей. Как только над ней не издевались за «грех», который она совершила.
Рассказчик глубоко вздохнул, голос его дрогнул. Маргарет чуть было не воскликнула: «Бедняжка!»
— Пока на яхте ремонтировали двигатель, — помолчав, продолжал Федерико, — отец заметил мою мать. Она ворочала на причале корзины с рыбой, ночной улов. Ей многое приходилось тогда делать самой... Маргарет, можете поверить, для моего отца это была любовь с первого взгляда. Он настоял на том, чтобы Камилла вышла за него замуж и рассталась со своим прошлым. Конечно, о Мануэле речь не шла, сын есть сын, его никто не собирался отнимать у матери. Она нежно любила ребенка, не взирая на обстоятельства, в которых тот был зачат. Мой отец — богатый человек, подарил любимой женщине новую жизнь, увез ее на север Испании, они зажили счастливой семьей. Все в округе их любили, уважали, а Мануэля мой отец воспитал, как собственного сына.
— А потом Мануэль все узнал, — задумчиво произнесла Маргарет, и было непонятно, к Федерико она обращается или к самой себе. Сладкий запах магнолий, насыщающий воздух, никак не вязался с жуткой семейной тайной, только что прозвучавшей в ночной тишине.
— Да, узнал, — ровным голосом подтвердил Федерико. — И, будучи похожим как две капли воды на своего отца, как внешне, так и внутренне, — стал мучить мать. Почему-то возненавидел ее. Вы думаете, я пристрастен? — заметил он, когда Маргарет взглянула на него широко открытыми глазами. — Вовсе нет. Мы никогда с Мануэлем не ссорились, даже со стороны казались друзьями. Он меня ни в чем не обвинял, я, конечно, тоже. Дети не должны быть судиями жизни своих родителей. Но, когда он направился в Данию, я знал, почему брат так поступил: в его жилах текла сильная, горячая кровь его отца. Мануэль был агрессивным юношей, темпераментным, воинственным. Ко всем, кто переходил ему дорогу, испытывал настоящую мужскую ненависть. Может быть, на него плохо повлияли те первые три года, которые он прожил с нашей юной матерью? Трудности озлобляют людей. Короче, Мануэль был честолюбив, горяч и злобен.
— Он винил в чем-то Камиллу? — спросила Маргарет.
— О да. Однажды между Мануэлем и моим отцом вспыхнула ссора. Они ругались так, как это умеют делать истинные испанцы: искры летели в стороны. Моя мать хотела растащить мужа и сына, помирить их, но брат бросил ей в лицо жуткое обвинение. До замужества с моим отцом она знала много печали, унижений, наверное, слышала сотни оскорблений, но то, что мать услышала от собственного сына, убило ее. Понимаете, я говорю в переносном смысле. Мать не умерла, но с тех пор стала совсем другой. Отец дал Мануэлю приличную сумму денег, достаточную для того, чтобы начать ресторанный бизнес в Дании, и брат укатил восвояси со словами, что никогда не простит мать. Простить свою мать! Да он был не достоин, чтобы целовать подошвы ее туфель!
— Я виновата, Федерико, не знаю, что и сказать, — задумчиво произнесла Магги.
— Вы ведь не любили его, Маргарет? Мануэль не мог вам нравиться.
Мужчина смотрел прямо в ее глаза. Как он близко сидел! В какой-то момент поток мужественной силы, постоянно исходящий от него, чуть не лишил ее дыхания. Горло Маргарет свело, руки и ноги онемели.
— Да, он мне не нравился, — слабым голосом согласилась она.
— Я благодарю Бога, что гадких черт Мануэля нет в его сыне, — хмуро сказал Федерико. — Когда я впервые увидел мальчика, то испытал шок. Чисто внешне он — копия отца, но и только. Душа у Рикардо совершенно другая.
Федерико положил кулак на грудь, его глаза мужественно горели. Маргарет поежилась.
— Думаете, я слишком суров к собственному брату? — достаточно спокойно произнес он. — Но я догадываюсь, вы мало чего понимаете в делах любви, в отношениях между людьми, потому что молоды. Мы с Мануэлем никогда не нравились друг другу, даже до того момента, как брат узнал тайну собственного рождения. Гнев и злоба его объяснялись также и тем, что он считал, что его место в семье занял я.
Маргарет чувствовала себя бесконечно виноватой. Никакие слова не шли ей на ум. Она понимала поступки Мануэля, а также понимала и Федерико: он не мог простить брату зло, причиненное их матери.
— Мануэль сказал... — Маргарет осеклась. Правильно ли она сделает, если окончит свою мысль?
— Да? Что он сказал? — бесстрастно поинтересовался Федерико.
— Мануэль сказал, будто бы родительская семья разорвала с ним отношения, когда он женился на Карен. Мол, родные не желают знать мою сестру, считают, что она ему не пара.
— Не правда. Это абсолютная не правда, — мерцающие металлическим блеском глаза мрачно взглянули на Маргарет. — Вы же видели мою мать, неужели она способна так несправедливо поступить с собственным сыном? Мой отец тем более старался постоянно сглаживать острые углы, возникающие между Мануэлем и матерью. Не хочу вам лгать, — Федерико выдержал паузу, — отец был очень огорчен поведением Мануэля. У меня лично такие же чувства. И никто из нас — ни я, ни отец — не могли винить в семейном раздоре только нашу мать. Мануэль сделал ее больной, она перенесла нервный припадок, болезнь обострилась, когда ее старший сын уехал в Данию. Отец каждую минуту помнит об этом, ведь он до сих пор трепетно любит маму.
До чего Федерико похож на своего отца, подумала Маргарет. И проснувшийся внутренний голос подсказал ей, что отец и сын обожают Камиллу, а проступок Мануэля остро переживают до сих пор.
Магги вдруг осознала, что последние полчаса ищет оправдание всему неприятному, связанному с Федерико, и теперь хочет думать о нем только хорошее. Смешно! А ведь они готовы были вцепиться друг другу в глотки с первой же минуты знакомства. Теперь он кажется ей совершенно иным, чем поначалу. Такое направление собственных мыслей ввело ее в полное замешательство.
— Я верю вам. Конечно, я верю вам, — торопливо сказала Маргарет. — Камилла такая милая. Она не могла причинить Мануэлю боль.
— Мама — замечательная женщина, — тихо промолвил Федерико.
Голос его делался нежным, когда он говорил о матери. Это Маргарет заметила с самого начала. И еще она целый день наблюдала: Бартоломео и Федерико обходятся с Камиллой как с драгоценным, редким фарфором. Наверное, здорово быть обожаемой двумя сильными, замечательными мужчинами — преданным мужем и любящим сыном... Я назвала его замечательным. Совсем с ума сошла! — сказала себе, усмехнувшись, Маргарет.
— Федерико, спасибо вам, что вы доверили мне семейную историю. Я постараюсь ее передать сестре. Уверена, она решит сама, рассказывать все это Рикардо или нет. Может, мальчику лучше ничего плохого не знать? Кстати, малыш всегда лучше и естественнее чувствовал себя с Феликсом — партнером Мануэля по ресторанному бизнесу, чем с отцом.
Федерико кивнул.
— Вы сказали с Феликсом? Мои родители хорошо знают этого человека и ценят его за добрый нрав и деловые качества. Замечательно, что у Карен такой компаньон.
Маргарет отметила, как Федерико вдруг закрылся, помрачнел. Было очевидно, насколько тяжело было ему рассказывать о грустных фактах из жизни родителей. Нужно вести себя ласково, мягко, чтобы не травмировать его, решила про себя Маргарет.
Теперь-то она окончательно поняла, отчего он с первых мгновений их знакомства вел себя несколько иронично. Наверное, подумал: эта платиновая красотка дружила с Мануэлем, любила его как родственника. Вот откуда взялась их пикировка, вот почему он язвил в ее адрес.
Маргарет поднялась со своего места.
— Мне пора идти.
Халат она не решилась снять и отдать Федерико, опасаясь того, что он немедленно вернет полотенце, которым прикрывался.
Бокерия-сын тут же встал. Господи! Да что это с ней творится? Маргарет все время не оставляли мечты о его мощном мускулистом теле. Ее сексуальное возбуждение снова начало нарастать, голова закружилась, тело напряглось, она таяла, как мороженое, и будто издалека услышала слова:
— Надеюсь, когда-нибудь эти обстоятельства бесследно канут в прошлое, и вы, ваша сестра, Рикардо будут просто радоваться пребыванию в моей прекрасной стране.
Конечно, последнее, сказанное Федерико, звучало очень иронично. Ведь трудный разговор они провели, при весьма романтических обстоятельствах. Среди благоухания лунной ночи, сидя рядом друг с другом в весьма интимном виде. Маргарет глубоко вдохнула ароматный воздух и еще раз произнесла:
— Благодарю вас!
Мрачное выражение исчезло с его лица. Теперь оно было таким, таким... Маргарет окончательно потеряла голову.
— Я напугал вас, Маргарет? Вы все еще видите во мне угрозу? — спросил он так мягко, так нежно, что ее сердце бешено забилось.
— Конечно нет.
Она хотела ответить живо, раскованно, непринужденно, но ничего у нее не получилось.
— Я вообще не вижу в вас никакой для себя угрозы, — соврала Маргарет.
— Хорошо.
Он улыбнулся. Это была медленная, сексуальная улыбка, заставившая Маргарет подумать о побеге, но оказалось, что она не в состоянии двигаться. Его глаза чернели, как полночь, они притягивали к себе без всякого усилия, его лицо приближалось к ней все ближе.
Его губы встретились с ее губами, нежными и полуоткрытыми. Он прикоснулся к ней всем телом, одной рукой обнял за спину, другая его рука приподняла ее подбородок для того, чтобы поцелуй был более чувственным. От него исходил аромат холодной чистой воды и ночи.
Маргарет показалось — они целуются вечность. И когда она смутно подумала, что поцелуй должен вот-вот оборваться, Федерико снова и снова продолжал его. Молодая женщина ощущала пьянящий вкус его слюны, его языка... О, Федерико, желанный, чувственный, опытный партнер! Он не брал ее стремительным натиском, контролировал, сдерживал себя. И, что интересно, этот контроль доставлял удовольствие им обоим.
Ее руки невольно обхватили его широкие плечи, она даже не поняла, как произошло их взаимное объятие. Она была так плотно прижата к нему, что чувствовала его всего: и грудь, и живот, и сильные ноги, и всю его плоть. О Боже, поднявшуюся плоть. Ощущение было таким, будто она летит на луну в странном сладком завораживающем вихре.
Федерико целовал ее глубоко, медленно, вызывая в ней все нарастающее и нарастающее желание. Да, это был непередаваемый, неописуемый чувственный восторг. Ничто на свете не могло заставить Маргарет оторваться от этого мужчины.
Плотное прикосновение его груди, живота, ног... Властность, мощь, с которой он снимал сладость с ее языка, обессиливали все ее существо. Она не могла поверить, насколько обессиливали. Никогда в жизни она так не целовалась, никогда не переживала подобных восторгов, они захлестывали ее, заставляли таять и гореть в мужских руках. А он, этот искушенный опытный Федерико, знал, как усиливать сладостное пламя, в котором она сейчас сгорала.
Груди ее ныли сладкой болью. Соски напряглись. Между ног, в лоне, стало горячо и влажно. Это сводило ее с ума. Она знала, тело ей больше не повинуется.
Раньше Маргарет была невысокого мнения о собственном сексуальном темпераменте, потому что желание заниматься любовью с Арнольди возникало у нее раз в четыре или пять недель и не захватывало ее целиком. Союз супругов Верн считался комфортным: они были уверены друг в друге, как старые друзья, и ничего больше... Арнольди был для отдыха, домашнего времяпрепровождения. Занятия же сексом негласно считали обычным делом, как субботний семейный обед или гуляние в парке.
Но то, что она испытывала сейчас!.. Это захватывало ее полностью, пробуждало желание за желанием, экстаз за экстазом, такие сумасшедшие ощущения были ей раньше неведомы. С каждым мгновением она желала Федерико больше и больше, теряла контроль над собой. Это было опасно...
Напоминание об опасности тревожно вспыхнуло в мозгу и заставило Маргарет дернуться прочь из жарких объятий. Она даже вскрикнула, словно вспугнутая птица. Господи, да она сошла с ума, готова наплевать на правила, отказаться от собственных принципов. В конце концов, ей двадцать восемь лет — не девочка же, обязана справиться со своим болезненным, полубезумным состоянием. Да, да, жуткая тяга к Федерико не что иное, как болезнь, лихорадка.
— Не прикасайтесь ко мне! — выкрикнула она высоким взбешенным голосом.
И через волну стыда, гадкого ощущения, что ее растоптали, унизили, до нее дошло: Федерико подчинился. Он оторвался от нее, отстранился, хотя они страстно хотели друг друга.
— Я не хочу! Не буду! Я здесь потому, что вы просили меня выслушать историю, связанную с Мануэлем. Это все!
Кому она кричала — Федерико или себе? В отчаянии Магги не могла даже вспомнить, с чего вдруг вспыхнула их страсть, кто послал первый импульс, — она или он? Это было сумасшествие, необъяснимое сумасшествие. Как можно было себе позволить целоваться, обниматься, прижиматься, гореть, таять, сходить с ума? И с кем? С человеком, которого встретила всего несколько часов назад? С Федерико Бокерия!
— Маргарет, послушайте...
— Нет, нет, не приближайтесь ко мне, ради Бога!
Ее охватила паника, в смущении она стала произносить какие-то бессмысленные, непростительные слова. Бежать, бежать! Вот спасение, вот избавление от его рук, губ, магического притяжения голоса и глаз, постоянно меняющих свой цвет. И она побежала от него по темным дорожкам парка, по теплым камням, хранящим дневной солнечный жар, мимо таинственных силуэтов кустов и деревьев. Она неслась раненой птицей, приговаривая:
— Вы все похожи... Мануэль и его отец... Стараетесь заполучить от женщин одно... Гадкие, гадкие, ненасытные!
Она не заметила, как халат соскользнул с плеч и упал на землю. Она неслась к дому, будто за ней гнались насильники или хуже — дьявол дышал в спину.
Когда она ворвалась, как ураган, в свою комнату, грудь ее разрывалась от бешеного дыхания, а в голове помимо ее воли звучало: «Дура! Идиотка! Что ты наделала!»
Маргарет бросилась на постель. Беглянку переполняли последние мгновения ночного свидания, разговора с Федерико, и она ругала себя почем зря. Ах, как она могла, как могла сказать ему, что он похож на Мануэля! И на того сумасшедшего рыбака-насильника! Зачем бросала в лицо ужасные слова?
Она сидела на постели, дрожа, трясясь, в голове проносились ужасные картины. Маргарет рыдала.
Несколько минут спустя она машинально посмотрела в маленькое зеркало, лежащее на столике рядом с кроватью, и ужаснулась: красное лицо, заплаканные опухшие глаза, спутанные, как у ведьмы, волосы. Боже! На дне какой пропасти она оказалась? Надо обязательно попросить у него прощения. Она поступила подло, жестоко, мерзко, гнусно и презирала теперь себя. Ее поступок лег на душу тяжелым камнем.
Конечно, сеньор Бокерия не виноват. Он такой, какой есть, пусть и похож на плейбоя из глянцевого журнала. Джеймс Бонд, вот он кто... Если уж на то пошло — она сама сплоховала, поднесла себя на тарелочке.
Тут не надо долго размышлять — мужественность, здоровье, красота Федерико, безусловно, притягивают к нему женщин, которые по одному слову подобных типов выстраиваются в ряд, в очередь... Нет сомнений, пошевели он мизинцем, любая из этой романтической очереди побежит к нему с восторгом: «Большое спасибо, что вы заметили меня, сеньор Бокерия. Я согрею вам постель». И ей тоже не удалось избежать его магического обаяния. Идиотка! Нет, он сам идиот!
Она заскрежетала зубами. Что же корить себя: чего хотела, то и почти получила.
Маргарет закусила губу, пока не почувствовала вкус крови. Надо же, она вела себя как нимфоманка с человеком, который только что рассказал ей о страшной семейной трагедии, доверил одну из главных тайн их рода. О Боже! Она не помнит, ничего не помнит, знает единственное, что, пожалуй, сошла с ума.
Миссис Верн застонала и, обхватив голову, еще долго сидела, раскачиваясь на постели... Так, стоп. Может помочь только холодный душ. Затем она ляжет, положит на глаза холодное влажное полотенце. А то иначе утром семейство Бокерия, собравшись за завтраком, решит, что она — боксер, проведший ночь в бесконечных тяжелых раундах.
В Копенгагене, в среде модных агентств она имеет репутацию холодной, хорошо контролирующей себя женщины. Это был образ, который она поддерживала на протяжении последних лет. Вот и надо его блюсти впредь, она не Кармен какая-нибудь, зачем ей вспенивать вокруг собственной персоны океан страсти?
Итак, что же случилось на протяжении последних двадцати четырех часов? Федерико Бокерия случился... Безумие, вне всякого сомнения, но что произошло, то произошло.
Она встала под душ, смыла с себя кошмар ночных будоражащих ощущений и легла в постель. Холодная фланель мокрого полотенца успокаивала воспаленные веки, легкие шелковые простыни нежно принимали ее измученное тело. И тут неожиданно она сообразила, что надо делать. Завтра же ей необходимо связаться со своим секретарем Анной, попросить девушку перезвонить в дом Бокерия и вызвать ее, Маргарет, в Копенгаген.
Она достаточно узнала Камиллу и Бартоломео, чтобы быть уверенной: Карен и Рикардо среди друзей. С сестрой и племянником можно будет контактировать по телефону. С ними ничего плохого не должно случиться. Конечно, раньше бы Маргарет и в голову не пришло оставить Карен в чужой стране на произвол судьбы, но исключительные обстоятельства заставляют ее принимать исключительные меры. Необходимо, чтобы между ней и Федерико Бокерия пролегло хотя бы спасительное расстояние, измеряемое часами перелета. Все решат, что она сбежала? Пусть. Ей необходимо покинуть Испанию, как для собственного блага, так и для спокойствия всей семьи Бокерия.
Решение было принято. Через тридцать секунд Магги уже крепко спала.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение красоты - Митчелл Фрида

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману Притяжение красоты - Митчелл Фрида



Два романа с аналогичным сюжетом читала раньше. Тем не менее, читала с удовольствием. Красивый, сильный мужчина, очаровательная,капризная женщина. И Испа- ния...Знойная, ленивая и страстная одно- временно. Видела - влюбилась! Читайте - настроения вам это не ухудшит.
Притяжение красоты - Митчелл Фридалека
22.06.2013, 19.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100