Читать онлайн Притяжение красоты, автора - Митчелл Фрида, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение красоты - Митчелл Фрида бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение красоты - Митчелл Фрида - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение красоты - Митчелл Фрида - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Митчелл Фрида

Притяжение красоты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

В гостиной царила идиллия. Спокойная, умиротворенная Карен мило разговаривала со свекровью, часто улыбаясь теплой, почти детской улыбкой. Иногда женщины прикасались друг к другу. Маргарет заметила, как Камилла ласково поправила на виске сестры платиновую прядь волос.
Слава Богу, подружились. Налицо теплые родственные отношения, подумала она. Но внутреннее напряжение не покидало ее. Не странно ли это?
Сколько раз в их жизни бывало так: простодушная Карен открывала свое сердце первому встречному, люди казались ей добрыми, прекрасными, а потом наступало разочарование, иллюзии рушились, как карточные домики, и ей, Маргарет, приходилось собирать сердце доверчивой сестры по кусочкам, словно разбитую вазу.
Это было и в детстве, и когда они стали подростками, и в студенческие годы тоже. Люди часто буквально играючи втирались в доверие к наивной девушке. Но сейчас был другой случай, совершенно другой. Она со своим ребенком находилась на территории семьи сеньора Бокерии, положение могло быть очень опасным.
Рикардо подбежал к матери, его распирали впечатления от бассейна и автомобилей.
— Мама, мама, здесь так здорово! — затараторил мальчик. — Бассейн как пять наших, школьных! А «ламбарджини»! Такая классная машина!
Маргарет остановилась в дверях, слушая «отчет» племянника, и в этот момент услышала, как Федерико тихо шепнул ей на ухо:
— Улыбайтесь, миссис Верн. Мои родители могут подумать, что они вам не нравятся, у вас кислое выражение лица. Это не дело. Помните уговор: мы — цивилизованные люди.
Несмотря на присутствующий сарказм, в его словах все же звучала искренность. Ах, он считает, что может уже диктовать ей правила поведения... Бесстрашно и жестко Маргарет ответила, тоже шепотом:
— Никто не может мне приказывать, что я должна делать, сеньор Бокерия. Тем более вы. Запомните это.
Она отошла от дверного косяка, к которому минуту назад прислонилась, и проследовала в гостиную, сознавая, что сейчас мужское эго Федерико уязвлено. Поэтому Маргарет сочла своим долгом, взглянув на Камиллу и Бартоломео, проявить вежливость, благодаря этим их за гостеприимство.
— У вас — прекрасный дом.
— Спасибо, моя дорогая, — ласково улыбнулась Камилла. — Я понимаю, вы для Карен, когда Мануэль умер, стали опорой во всем.
Маргарет хотела, проявив любезность, сказать в ответ что-нибудь милое, ничего не значащее, но, заглянув в глаза матери Мануэля, поняла, почему Карен так по-доброму, доверчиво разговаривала со свекровью. В глазах Камиллы жили боль, страдание и светилась надежда. Жена умершего сына и ее сестра поймут и даже полюбят ее.
Миссис Верн уселась рядышком с Камиллой.
— Ну какой я стала опорой? Помогала, чем могла. Опора — это сильно сказано. После вашего письма я поняла, как важно для моей сестры приехать к вам сюда. А Рикардо просто необходимо было познакомиться с дедушкой и бабушкой.
Камилла, слушая Маргарет, кивала и любовалась мальчиком.
— Как жаль потерянное время, — проговорила она, вздохнув. — Обидно, что все восемь лет я не знала и не видела своего прелестного внука.
— Ничего, теперь Карен и Рикардо здесь. Все только начинается, — раздался голос Федерико за спиной Маргарет. Его теплое дыхание коснулось ее шеи. Она вздрогнула. — Впереди у вас много солнечных дней и времени, чтобы все поправить.
Его интонации звучали проникновенно, даже нежно. У бассейна и гаражей с ней будто разговаривал другой человек. Как это возможно? Он что — хамелеон? — подумала Магги.
А еще она как-то нервно напряглась, все выглядело странно, очень странно. Если семейный разрыв произошел из-за того, что Мануэль женился не на испанке, тогда почему же сейчас семейство Бокерия встречает подданную Датского королевства с распростертыми объятиями? Что-то здесь не стыкуется. Маргарет в душе никак не могла успокоиться и понимала, что ни на минуту не должна терять бдительности.
В гостиной появилась горничная Аинка. Приветливо кивнув миссис Верн, она пригласила гостью посмотреть отведенную ей комнату.
В коридоре под ногами мягко пружинил темно-синий палас, на стенах висели дорогие хрустальные бра, керамические кашпо с густыми ампельными растениями. Маргарет отметила, как замечательно выглядят цветы. Их листья были различных зеленых оттенков — от светло-салатового до темного, малахитового. Да, умеют эти Бокерия жить! У них даже комнатные растения смотрятся как произведения искусства.
Горничная показала ей уютную комнату. В следующей по коридору комнате поселили Рикардо, а за ним — Карен.
— Госпожа Верн, вы помните, что через два часа вас снова ждут внизу? — заботливо напомнила горничная.
Предполагалось, что сестры отдохнут, потом переоденутся и спустятся в столовую к восьми вечера, к парадному обеду. Рикардо за взрослый стол не позвали. Перед сном ребенку предстояло выпить чай прямо в комнате. А пока Федерико предложил племяннику искупаться в бассейне, и мальчишка с восторгом согласился.
В доме установилась полная тишина. Маргарет в ожидании обеда улеглась на массивную двуспальную кровать и дала простор своим мыслям. Потом все-таки встала, подошла к широким стеклянным дверям, ведущим на балкон.
Богатая спальня с великолепной мебелью была выдержана в пастельных тонах. Беззвучно работал мощный кондиционер, создавая приятную прохладу. Тем не менее Магги раздвинула тончайшие, шелковые шторы и открыла двери. В спальню пахнуло жаром, немедленно напомнившим ей, что она в чужой стране, в жаркой Испании.
На балконе она увидела маленький стол и два кресла. Кованая решетка была обвита диким виноградом и плющом. В жардиньерках полыхало более десятка пурпурных гераней. Маргарет ступила босыми ногами на раскаленные плитки балконного пола и поняла — так стоять невозможно, запросто поджаришься.
Она уселась в одно из кресел, положив ноги на соседнее. Подняв подол легкого платья, Магги с удовольствием почувствовала, как солнечное тепло прокрадывается в каждую клеточку тела. Все-таки спасибо Карен, что она пригласила ее в эту удивительную страну. И просто замечательно, что у нее оказалась пара недель, наполненных солнцем, ароматом цветов, дыханием вечноцветущей природы.
Интересно, как пойдут дела дальше? С Рикардо и Карен все понятно: они, похоже, обрели новую семью, купаются в нежных родственных чувствах. А что будет с ней? Маргарет расслабилась в кресле, обдумывая нынешнее положение. Но ее мысли буквально засыпали на ходу, хороший отдых действительно был ей необходим.
...Она и покойный Арнольди, создавая семью, не думали о том, что их счастье будет столь кратковременным. Да и вместо того, чтобы чаще наслаждаться обществом друг друга, они всю свою энергию тратили на продвижение по карьерной лестнице. После смерти мужа Маргарет с удвоенной энергией принялась за работу. В круговерти дел, в общении с сотрудниками Дома моделей, в поездках и подготовке новых коллекций она заставляла себя не вспоминать о горе.
Однажды Маргарет поняла, она — трудоголик. Ей нравилось почти целый день быть среди людей, сидеть за рабочим столом, готовить одежду к очередному дефиле. Ее профессия была редкой, интересной. Как говорится, такая выпадает один раз на миллион возможностей. Маргарет считала себя необыкновенно везучей, но тем не менее усталость, время от времени накатывающаяся, как волны темного ночного моря, накапливалась.
А с усталостью появилась в душе странная опустошенность. И до сегодняшнего дня, до этого испанского рая, где было все для отдыха: родники, апельсиновые рощи, смешные ослики, острова роз, бирюзовый бассейн, ласкающая тень деревьев и даже коллекционный автомобиль, на котором она еще не каталась, — до этого момента Маргарет не понимала до конца, насколько устала. Но сейчас, сидя на балконе, она, лелеемая щедрым солнцем, чувствовала, что могла бы проспать целую неделю. Вот настоящее счастье — спать, ни о чем не беспокоясь!
Маргарет задремала. Ее убаюкивал шелест листьев плюща и дикого винограда, нежно ласкаемых еле заметным ветром. Сквозь сон до молодой женщины донеслись голоса — кто-то стоял под балконом. Она медленно открыла отяжелевшие веки, выпрямилась в кресле, разминая затекшие спину и шею.
— А завтра мы сможем снова поплавать в бассейне, дядя Федерико? Пожалуйста, пойдемте завтра!
Голос Рикардо, высокий, взволнованный, заставил Магги выглянуть из-за глянцевых тяжелых листьев плюща. Внизу она увидела племянника: кудри его были влажными, обнаженное тело блестело. Но не малыш, с которым было все в порядке, заставил Маргарет почувствовать сумасшедшее биение сердца.
Под балконом шел Федерико в черных, туго обтягивающих бедра плавках. На широких его плечах висело полотенце. Торс сеньора Бокерия был мощный, мускулистый. На черной густой шерсти, покрывавшей грудь, сверкали капли воды. У него оказался совершенно плоский живот. Такая же черная шерсть, что и на груди, росла по центру этого притягательного живота и исчезала в недрах плавок. Стройные ноги, крепкие руки, великолепные бедра — Федерико был сложен словно древнегреческий бог.
Маргарет, рассматривая его, понимала, что занимается постыдным делом, — подглядыванием. Но, увидев под своим балконом такого красавца, она не могла отвернуться и усесться обратно в кресло.
В детстве, окруженная женщинами, Магги совершенно не знала, что такое мужчина. Лишенное растительности тело Арнольди не подготовило ее к тому зрелищу, которое она только что наблюдала. Да и вообще ничто не подготовило девушку к ярким и волнующим ощущениям, заставшим ее врасплох. Ни ее мимолетные приятели, ни фантазии, которым она отдавалась во время просмотра некоторых кинокартин, ни образы любимых киногероев с их превосходной обнаженной плотью не могли сравниться с красотой, присущей гнусному и хитрому Федерико Бокерии.
Да, она впервые увидела тело настоящего мужчины и не могла равнодушно отвести от этого зрелища взгляд. Маргарет даже задержала дыхание и стояла так, пока не закружилась голова. И только потом, когда Федерико и Рикардо, пройдя по дорожке, исчезли в дверях дома, ей ничего не оставалось, как вернуться и вновь упасть в кресло. Сердце ее бешено билось. Да и во рту было так сухо, словно она провела полдня в пустыне без глотка воды.
Миссис Берн прижала ладони к пылающим щекам — это просто смех, смех, да и только! Так себя ведет разве что школьница, проблемная девочка с расшатанными нервами, или слабая баба, которую сто лет не ласкал мужчина. Да, были, были у нее мужчины: Арнольди, два женатых продюсера в Париже, владелец ресторана в Орхусе, кто-то еще...
Служебные интересы заставляли ее входить в тесный контакт с самыми разнообразными людьми. Господи, да с кем только не приходилось сталкиваться, чтобы решать насущные вопросы! Мужчины давно не представляли для нее никакой тайны, — так она полагала всерьез!
Закусив губу, Маргарет взглянула на небо. Солнце убавило свой жар, близился вечер. Ага, скоро торжественный обед, скоро восемь часов. Так! Не думать о всяких глупостях, вот что главное. Лучше отправиться в ванную комнату, принять душ, побаловать свое тело изысканным дорогим гелем, купленным еще в Копенгагене. Прочь проблемы, к черту все напряги и Федерико Бокерия туда же.
Оставшийся час до обеда Маргарет провела с толком: нежилась в ванне, лежа в пышной пене, легкими движениями оглаживая плечи, грудь, живот, ноги. Замечательно! По ее телу разливалась приятная истома, которая стала еще приятнее, когда Маргарет включила душ. Прохладная вода ласкала и щекотала ее везде, куда бы она ни направляла струю... Дорогой гель, конечно, был привезен ею в Испанию напрасно. В ванной комнате находился целый парфюмерный магазин — и гели, и кремы, и пена для ванн, и разноцветные губки со щетками, и ароматические масла, и соли. Чего здесь только не было!
После того как она нанежилась всласть, Маргарет посмотрела в зеркало, с удовольствием отметив, что выглядит на миллион долларов, что и требуется сегодня. Родственничек Мануэля за ужином убедится: он познакомился с самой холодной, самой умудренной женщиной в мире. И плевать ей на его гнусные насмешки. Он не принимает ее, язвит, издевается, ставит на место — чепуха! Ей и сотня Федерико не страшна...
С такими мыслями Маргарет готовилась к парадному обеду, а когда заглянула к Рикардо, чтобы пожелать мальчику спокойной ночи, увидела сестру. Та, сидя у кровати сына, тихо беседовала с ним перед сном, но» посмотрев на Маргарет, восхищенно воскликнула:
— Вот это да! Сестричка, ты — красавица!
— Такая же, как и ты, дорогая, — счастливо произнесла Маргарет. — Забыла? Мы же близнецы.
От нее не укрылось, что свою оценку Карен дала совершенно искренне: у нее даже расширились глаза и порозовели щеки.
Рикардо уже засыпал. Поцеловав мальчика, сестры на цыпочках вышли из комнаты.
— Ты действительно потрясающе выглядишь, Маргарет! — прошептала Карен, с одобрением оглядывая сестру. — Это то самое платье из парижской коллекции?
— То самое, — подтвердила Маргарет и с удовольствием огладила складки платья на стройных бедрах. В пряжке пояса сверкнул великолепный кристалл горного хрусталя. Конечно, платье на ней было сногсшибательное — нежного фиалкового цвета, с открытой спиной, невероятно смелого покроя. Специалист бы сразу щелкнул языком и сказал: «Этот шедевр сочинил маэстро!» Оно струилось, манило, подчеркивало все достоинства ее стройной гибкой фигуры и скрывало недостатки. Если они, конечно, были.
Округлив глаза, Маргарет добавила:
— Карен, представляешь, эта тряпочка стоила целого состояния! Никуда не денешься, такая у меня профессия, приходится совершать экстравагантные покупки. А ты почему все еще в халате?
Карен виновато улыбнулась. В отличие от сестры ей никогда не удавалось выбрать себе удачный наряд.
— Не унывай, у меня есть для тебя сюрприз! -Маргарет, предвкушая удовольствие, легкой походкой зашла в свои апартаменты, вынула из чемодана сверток и вернулась в комнату Карен.
— Посмотри.
Из обертки выскользнуло изумительное шелковое платье светло-голубого цвета, украшенное геометрическим узором. У Карен восхищенно зажглись глаза. Ничего себе! Кажется, на торжественном обеде они появятся как две датские королевы... Маргарет от радости притопнула каблучком.
— Ну, сестричка, сегодня Бокерия будут сражены наповал!
Карен, недолго думая, начала примеривать платье. Она кружилась перед зеркалом, придирчиво оглядывая себя. Собственное отражение ей нравилось, она то и дело встряхивала платиновыми волосами. Господи, ей будто снова восемнадцать лет и она собирается на свидание с хорошим парнем!
— Мне бы твое бесстрашие и уверенность, — налюбовавшись на себя, сказала Карен. — Я все-таки очень переживаю. Чего-то боюсь. Мне кажется, будто Мануэль и не умирал.
— Не беспокойся, дорогая, все устроится. Смотри, как его родители благодарны тебе и Рикардо за ваш приезд. Будь сама собой, сестричка. Согласись, в таких платьях мы не выглядим бедными родственниками, скорее всего мы — королевы, честное слово!
— Минуту назад я подумала о том же самом, — застенчиво призналась Карен. Сестры взглянули друга на друга и рассмеялись.
Маргарет принялась сооружать на голове сестры прическу — элегантный пучок, закрученный в замысловатый узел. Когда они взглянули на часы, было ровно восемь.
— Пора, — сказала Карен, еще раз осмотрев себя в зеркале.
— Потрясем Бокерия! — провозгласила Магги. — Выше голову, мы — лучше всех!
Спустившиеся из своих комнат по мраморной лестнице, молодые женщины были встречены горничной Аинкой, та провела их в патио. Камилла и Бартоломео стояли у решетки, приобнявщись и любуясь закатом. Они обернулись, услышав, как кто-то входит.
— Карен, Маргарет! Вы обе неотразимы! — вырвалась искренняя похвала у Камиллы. В голосе ее звучали неподдельная теплота и нежность.
Бартоломео тоже произнес какой-то восторженный комплимент, но Маргарет пропустила его мимо ушей. Что поделаешь, она испытала настоящее потрясение: на пороге гостиной стоял Федерико в вечернем костюме.
Маргарет призналась сама себе, что, черт побери, Бокерия-сын великолепен. Невероятно великолепен, но при этом все так же опасен. Строгий черный костюм подчеркивал его агатовые сверкающие глаза, заставляющие Маргарет внутренне вздрагивать. Она чувствовала, как по всему телу бегут мурашки. Ладони предательски холодели, а ноги становились будто ватные. Он действует на меня как удав на кролика! Я цепенею, с чего бы? — раздраженно подумала Миссис Берн. Господи, скорее бы кончился этот вечер. А еще лучше, если бы он вовсе не начинался. Не парадный обед, а настоящая пытка.
Да, она была права, когда решила, что этот человек действительно опасен. Она как сквозь туман слышала его низкий волнующий голос.
— Как там засыпает наш сорванец? Комната ему понравилась? — спрашивал он у Карен.
Магги даже не решалась повернуть голову в сторону Федерико, боясь выдать свое смущение взглядом или неподвластным ей в данную минуту выражением лица.
Она взяла с подноса бокал шампанского и уставилась на пузырьки янтарного цвета, медленно карабкающиеся со дна бокала вверх. В какую-то секунду неожиданно она всем телом почувствовала устремленный на нее пристальный взгляд. Опять, опять этот вкрадчивый, бархатный голос...
— Непостижимо! Вы — очаровательная женщина. Теперь я понимаю, ваша внешность много говорит о профессии, избранной вами.
— Благодарю! — Маргарет сделала глоток из бокала, вежливо улыбнулась, при этом даже не повернув головы в сторону восхищенного хозяина.
Слова комплимента были достаточно просты, и вместе с тем он был сделан в той манере, какую Маргарет совершенно не выносила. Она постоянно улавливала в интонациях Федерико нотку сарказма.
— Насколько я понимаю, Карен, как и вы, неотразимо красива, исключительно благодаря вашим стараниям?
— Что? — Маргарет резко повернулась к нему, их взгляды столкнулись, точно две молнии во время грозы. Да, она не ошибалась, разговор этот тип вел по-прежнему в издевательской манере.
— Я всего лишь спросил, что, платье на Карен действительно от Маргарет Берн? Или мне показалось?
Английский язык Федерико Бокерия был великолепен, слабый, еле уловимый акцент не портил его. А голос звучал глубоко, завораживающе. Она слышала его не только ушами, но и каждой клеточкой своего тела. Низ живота Маргарет напрягся, и если бы она решила задать самой себе вопрос: «Что происходит?» — то ответ прозвучал примерно так: «Я хочу этого самца».
— Нет, вы не ошибаетесь, сеньор Бокерия, шампанское в ее бокале сверкало, — ваше замечание по поводу платья можно считать комплиментом для Карен.
— Комплиментом, но не платью, а вам, Маргарет. И еще, если вы в следующий раз обратитесь ко мне «сеньор Бокерия», я за свои поступки не отвечаю. Меня зовут Федерико, вы это прекрасно знаете.
Магги проигнорировала его замечание, независимо подняла голову. Вот еще, станет она действовать по его указке! И ледяным тоном продолжила:
— Объясните мне, сеньор Боке... Тут Маргарет увидела, как глаза собеседника моментально стали колючими, недобро сузились, и предпочла оборвать фразу.
— Объясните мне, — попросила она после некоторой паузы, — чем вам так понравилось платье, подаренное мною полгода назад Карен на день рождения? Я должна подчеркнуть — полгода назад.
Молодая женщина победно улыбнулась. А, съел, я обошлась без всяких к тебе обращений, без «сеньор Бокерия» или, как ты требуешь, «Федерико».
— А меня не интересует, когда оно было подарено, — прозвучал мягкий голос. — Я всего-навсего выразил уверенность в том, что вы хотели доставить сестре удовольствие этим великолепным подарком.
— Ах, спасибо огромное! — саркастически парировала Маргарет. — Как мило с вашей стороны замечать разные женские мелочи.
— И также я уверен в том, что это ваша идея нарядить сестру в сногсшибательное платье именно сегодня. Вы хотели потрясти вражеский лагерь? Ведь именно так вы воспринимаете нашу семью? Согласитесь, платье буквально кричит:
«У Карен все в порядке».
Глаза его спокойно смотрели на Маргарет.
— Господи, сущая чепуха, — проговорила она, как можно тише, стараясь, чтобы ее не услышал никто из присутствующих. — Почему у вас сложилось такое мнение?
— А позвольте прежде узнать, почему вы думаете, что мои родители желают причинить зло вашей сестре и Рикардо? — спокойно поинтересовался Федерико. — Вы привыкли плохо судить о других? Отец с мамой — очень душевные люди, они никому не причинили зла.
— Мне кажется, вы на них совершенно не похожи, — ни с того ни с сего произнесла Маргарет. В следующую секунду ее обожгла мысль: дура, ты сморозила глупость!
Она смотрела на Федерико враждебно, холодно, ожидая, что собеседник взорвется, может быть, даже оскорбит ее. Но удивительно — никакой вспышки не последовало. Низкий спокойный голос прозвучал как бы немного отрешенно.
— Понимаю, вы назначили меня здесь главным врагом. И теперь вооружаете против меня Карен. Так? Вы всегда выступаете в роли защитницы? — мягко и вежливо поинтересовался Федерико. — Если так, почему же позволили сестре выйти замуж за моего брата? Уж он-то наверняка не мог сделать Карен счастливой, а у Рикардо, кстати, даже нет представления о том, что такое настоящий отец. Вы слышите меня?
В этот момент горничная Аинка пригласила присутствующих к столу.
Воспользовавшись случаем, Маргарет резко отошла от Федерико. Ее глубоко возмутили слова нудного, самоуверенного человека, ругающего собственного брата. Ну и семейка!
Прежде чем подойти к столу, миссис Верн осушила два бокала шампанского. Кураж, который дарил этот напиток, был ей просто необходим. Каждую минуту она чувствовала на себе взгляд черных как уголь глаз Федерико. Честно сказать, ее трясло от столь пристального разглядывания и бесило непонятное ощущение внутри собственного тела. Нечто волнующее, обжигающее все время подкатывало к низу живота. Боже ты мой, как смешно и грустно одновременно.
Карен сидела рядом с Камиллой, они мило беседовали. Иногда в разговор вступал Бартоломео, с добродушным видом вставляя одно-два слова. Ах, какие все легкие и естественные, раздраженно подумала Маргарет. Она старалась не вникать в рассказ Камиллы о приправах и соусах, хотя и была поражена, узнав о труде сборщиц шафрана. Оказывается, нужно вручную посадить не менее двухсот тысяч семян испанской лилии, чтобы получить килограмм пряности! Магги тщетно пыталась сосредоточиться, но в голове все смешалось — сведения о винах и пряностях, рассказы о виноградниках и винодельческих компаниях...
Присутствие Федерико ей необыкновенно мешало. Она не находила удовольствия ни от прекрасного супа, приготовленного из нежнейшего йогурта и свежих овощей, ни от замечательных вин. У нее тряслись руки даже тогда, когда он на нее и не взглядывал.
Бокал с белым вином предательски выскользнул из рук. Слава Богу, вино не красное! — моментально подумала Маргарет. Этого надо было ожидать...
— Ах, ваше прекрасное платье! — воскликнула Камилла и подала салфетку. — Промокните и замойте водой, иначе останется след!
— Да, да, конечно!
Маргарет чувствовала, на ее лице отображена вся гамма отрицательных эмоций. Ну и что? Она и вправду расстроена. Хотела выглядеть холодной, светской дамой, невозмутимой в любом положении, которой все нипочем, и вдруг вылила на платье вино! Это вывело ее из себя. Смешно сказать, даже трусы и те промокли. Жуткое состояние, противное, а самое главное — постыдное.
Черт подери, Федерико теперь смотрел на нее не отрываясь. Интересно, что двигало им, когда он вдруг встал, обошел стол и властно взял ее за локоть?
— Идемте со мной, я вам помогу, — сказал он тоном, не терпящим возражения. — Обидно испортить такое замечательное платье.
Маргарет оставалось единственное — подчиниться. Она чувствовала, насколько властно и крепко держит ее рука Федерико. Но неужели только ей одной был ясен сарказм его голоса? Наверняка теперь все присутствующие хихикают над ней, понимая, что сын Бартоломео просто исполняет роль безупречного джентльмена.
Миссис Верн дождалась, пока они вышли из гостиной, и вырвала свою руку. Брови Федерико вопросительно поднялись.
— Сама справлюсь, — резко сказала она. -Бывало и хуже.
— Не сомневаюсь! — Бокерия улыбнулся. До чего самодовольно, уверенно звучал его голос! Да он. Нарцисс несчастный, все время любуется собой.
Федерико добавил:
— Странно, вы выглядите так, будто вас может унести прочь легкое дуновение ветерка, но я знаю — в вашей хрупкой фигуре заключен стальной стержень. Я прав?
— Мне неинтересны ваши мысли обо мне, — враждебно ответила Маргарет. Она прекрасно знала этот тип мужчин, считающих всех женщин дурочками.
— Почему неинтересны? Я не считаю вас дурой, это прежде всего.
Ха, да он будто читал ее мысли! Маргарет вновь пробрал озноб. Он видит меня насквозь, с ужасом подумала она.
Федерико стоял в своей обычной позе, расставив длинные ноги, расправив широкие плечи. В зеркалах огромного помещения, уставленного креслами, дорогими хрустальными пепельницами, отражались десятки крепких, самоуверенных в себе мужчин. И все они были — Федерико.
— Холодная вода лучше всего поможет вашему платью. — Опять он лез со своими советами. В руках Маргарет оказался услужливо поданный Федерико бокал, наполненный из-под крана. -Не хочу вам мешать, вероятно, справитесь сами. Но если бы вы позволили мне помочь...
— Ни в коем случае! Я сама!
— Хотите, чтобы я походил на человека, оставляющего женщину в беде?
Его широкая обворожительная улыбка была прекрасна, но Магги трудно было провести: его глаза смеялись над ней.
— Нет, нет, о какой помощи вы говорите? Да и не мужское это занятие — выводить пятна с дамских туалетов.
— Это еще как посмотреть... В любом случае, вдвоем легче справляться с такой работой.
Брови его поднялись, он смотрел на нее, как на ребенка. И, видимо, прочитал в ее


взгляде детскую просьбу: не приставай ко мне, ну, пожалуйста!
— Хорошо. Я оставлю вас, чуть позже...
Уверенный, твердый голос. Ну, чего он стоит как вкопанный? Готов ей служить или снова издевается?
Маргарет, сжав зубы, отчищала пятно на платье. До чего неприятный тип, думала она. Но как хорошо себя контролирует.
Миссис Верн обдумывала собственное поведение, и в какой-то момент ей показалось, что она внезапно готова поверить стоявшему рядом двуликому Янусу. Насколько самцы, подобные этому, умеют казаться искренними!
Федерико внимательно наблюдал за усилиями Маргарет.
— Вы так ожесточенно трете тонкую ткань... Не боитесь порвать?
— Не боюсь. Надо же! Ни один из поклонников не переживал так глубоко за сохранность моего гардероба.
— Я не ваш поклонник, — мрачно проговорил Федерико. — Просто-напросто, вы сестра Карен, а я брат Мануэля. Вот и все. Мы связаны семейными узами. Ничего нам не остается, как следовать светским условностям. Короче, занимайтесь своим пятном, а как закончите, я провожу вас в гостиную.
Материал платья был настолько нежен, что ей хватило нескольких секунд, чтобы застирать пятно и высушить ткань, промокнув ее полотенцем. С пятном, с неприятностями было покончено.
Маргарет посмотрела на свое отражение в огромном зеркале. Критически отметила — глаза чересчур блестят. Конечно, из-за шампанского, бесспорно, из-за шампанского, и она плеснула себе на щеки пригоршню холодной воды.
К Федерико она вышла с равнодушной улыбкой.
— Прошу прощения, но вовсе не стоило меня дожидаться.
— Все в порядке? Ну и хорошо. Я рад, что вы справились.
Безусловно, он далек от нее, она совершенно безразлична ему. Маргарет не успела вымолвить и слова, как они уже шли по направлению к гостиной. Усевшись за стол, Магги почувствовала усталость, — сколько сил у нее отняло это происшествие! А теперь она будет отдыхать.
Продолжалась семейная встреча. Одно блюдо сменялось другим, миссис Верн с удовольствием пробовала и то, и это, проникаясь уважением к кулинарному таланту домоправительницы Кристины.
Обед был великолепен, длился почти два часа и окончился чудесным десертом — душистой клубникой в воздушно взбитых сливках.
Однако Магги мечтала поскорее избавиться от застолья, утомительных светских разговоров и скрыться в своей комнате. Два часа в присутствии Федерико Бокерия! Да кто это может вытерпеть!
Аинка вкатила столик с несколькими бутылками и графинами.
— Наши знаменитые испанские вина! — представил содержимое столика радушный Бартоломео. — Попробуйте их, и вы полюбите Испанию от всего сердца.
Сначала хозяин дома разлил гостям золотое вино, посмотрел через свой хрустальный бокал на последние лучи заходящего солнца.
— Замечательный херес! Его изготовляют на юге Испании, в Андалусии. Там есть знаменитый на весь мир «хересный треугольник» между городами Херес-де-ла-Фронтера, Пуэрто-де-Санта-Мария и Санлукар-де-Баррамеда. Вы, наверное, знаете, что символом Испании считается могучий черный бык. Но, уверен, даже не предполагаете, что это мощное животное издавна поселилось на эмблеме одного из крупнейших производителей хереса.
Присутствующие пригубили напиток. Маргарет показалось, что она проглотила каплю солнца. А Бартоломео продолжал говорить, увлекаясь рассказом все больше и больше и всем своим видом призывая всех вокруг восхищаться волшебными напитками родной страны.
— Федерико, если тебе нетрудно, наполни другие бокалы вот этим... Спасибо. Так вот, сейчас вы познакомитесь с ликером с острова Мальорка. Этот напиток изготавливали еще во времена Древнего Рима. Кстати, мальоркский ликер — прекрасный сувенир, потому что, как видите, разлит в оригинальные по форме бутылочки с ветками различных растений.
— Какое чудо! — восхитилась Карен, отпив глоток ликера. — Я никогда раньше не пробовала такого изумительного вина.
Бартоломео чувствовал, что гостьям нравится небольшая домашняя дегустация, поэтому еще добрых полчаса просвещал их и потчевал всевозможными напитками. Наконец Камилла остановила мужа.
— Дорогой, если ты еще несколько минут так вкусно будешь говорить о спиртном, мы все тут опьянеем. Спасибо. А не выпить ли нам теперь по чашечке кофе?
Все согласились, и через пару минут гостиную наполнил аромат крепчайшего кофе. Как здесь все великолепно — и еда, и вино, и кофе, отметила про себя Маргарет. Умеют жить эти Бокерии!
Маргарет из вежливости поддерживала светскую болтовню, длившуюся еще минут сорок. Она не забывала, что рядом находятся родители Мануэля и ее собственная сестра и тем не менее чувствовала себя кошкой на раскаленной крыше. Да и можно ли было воспринимать все по-другому, в то время как на нее непрерывно пялился этот человек? Пялился, зная о силе своего колдовского взгляда!
Около одиннадцати, когда нервы Маргарет напряглись до предела, она поднялась со своего места.
— Надеюсь, вы простите меня, что-то разболелась голова, — обратилась она ко всем сразу. — Думаю, мое недомогание скоро пройдет. Благодарю, обед был потрясающий. Признательна за ваше дружелюбие. И за то, что позволили мне сопровождать Карен.
Голос ее прозвучал искренне, тепло.
— Маргарет, мы рады вам, и принимаем вас в доме точно так же, как вашу сестру и племянника. Вы — член нашей семьи, — чуть ли не хором проговорили Камилла с Бартоломео.
Федерико изучающе продолжал смотреть на Маргарет. Встав, он вежливо попрощался с ней и ничего не добавил к словам родителей. Она и не ждала услышать от него ничего хорошего. Но его взгляд был сравним разве что со взглядом ученого-экспериментатора, рассматривающего сквозь окуляр микроскопа диковинную бактерию.
Улыбнувшись и пожелав всем спокойной ночи, Маргарет вышла из-за стола и направилась к дверям гостиной, стараясь идти как можно медленнее. Признаться, ей хотелось убежать, и чем быстрее, тем лучше...
Ужасный, ужасный, ужасный человек! твердила сама себе Магги, бросившись на постель и с трудом переводя дыхание.
Она не должна спускать Федерико его поведения. Что это за вольное отношение к гостье! Маргарет в Испании всего-навсего несколько часов, но нет ей ни секунды покоя. Почему все время приходится обороняться от незнакомого человека? Что-то здесь не так, будто она не с той ноги сегодня встала. Одна надежда — Федерико отдал должное родителям и вот-вот уедет к себе. Ему нужно заниматься не гостями, а своим бизнесом.
Итак, две следующие недели обещают быть восхитительными. Но вот что странно: почему Камилла и Бартоломео так мало вспоминают о своем старшем сыне Мануэле? Неестественная реакция людей, переживших семейную трагедию.
Маргарет, задумавшись, уставилась в потолок, расписанный херувимами, и свела свои чудесные брови, к которым никогда не прикасались пинцет и тушь.
Шторы на открытых окнах колыхались от теплого ночного бриза. Доносился звук отдаленного разговора: должно быть, родители провожали Федерико. Окна комнаты Маргарет выходили не к подъезду, а к бассейну. С кем-то по-испански говорил Бартоломео, желая счастливого пути.
Стояла лунная, ясная ночь. Магги выглянула в окно. Как она устала сегодня, как устала! Но удивительно — спать совершенно не хотелось. И она легонько помассировала виски, шею, плечи.
Нежная, теплая темнота заливала мир. Она принадлежала любовникам, их страсти, существовала для бесконечных ласк, для безумного шепота, пылких сердечных клятв. Восхитительное время! Счастливы те, кто сию минуту держат друг друга в объятиях!..
Магги удивилась неожиданным мыслям и спохватилась, — как можно так расслабляться, с чего вдруг? Да что, собственно, случилось? — спрашивала она себя. Надо меньше пить шампанского. Господи, как сегодня она не похожа на копенгагенского модельера Маргарет Верн. Та в любых обстоятельствах великолепно умела держать себя в руках.
Послышался звук автомобильного мотора, шуршание шин по дорожке. Наверное, Бокерия-сын воспользовался такси или вызвал шофера. Главное, он уехал. Но что это с мыслями? В ее голове то и дело неотступно возникал образ того Федерико, который днем стоял под ее балконом, — обнаженный, мужественный, опасный человек. И Маргарет внезапно осознала, почему она вела себя так, а не иначе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение красоты - Митчелл Фрида

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману Притяжение красоты - Митчелл Фрида



Два романа с аналогичным сюжетом читала раньше. Тем не менее, читала с удовольствием. Красивый, сильный мужчина, очаровательная,капризная женщина. И Испа- ния...Знойная, ленивая и страстная одно- временно. Видела - влюбилась! Читайте - настроения вам это не ухудшит.
Притяжение красоты - Митчелл Фридалека
22.06.2013, 19.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100