Читать онлайн Дикая роза, автора - Миллз Анита, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикая роза - Миллз Анита бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикая роза - Миллз Анита - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикая роза - Миллз Анита - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллз Анита

Дикая роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Еще не было и шести, и Хэп хорошо это знал, но нужно было решать – или он немедленно отправляется к Спренгерам, или ждет назначенного времени в снятой им комнате, глядя на полную бутылку виски и борясь с соблазном опустошить ее. И вот он стоял перед дверью их дома, ожидая, пока ему откроют на стук, и чувствовал себя до такой степени неловко, что предпочел бы оказаться в эту минуту где угодно, но только подальше от этого места.
Многие годы он не носил ничего другого, кроме штанов из оленьей кожи и рубашек с открытым воротом, и сейчас в своих новеньких черных саржевых брюках и взятом напрокат сюртуке он выглядел как нечто среднее между проповедником и владельцем похоронного бюро. И он буйно благоухал сиреневой водой. От него разило, как от какой-нибудь гулящей девки. В довершение всего женщина, которая стирала его рубашку, накрахмалила ее до такой степени, что та стала жесткой, как картон, и теперь каждое его движение сопровождалось громким поскрипыванием.
Хэп снял шляпу и старательно пригладил свои непокорные вьющиеся волосы, слишком уж женственные для настоящего мужчины.
Наконец в дверях, вытирая о фартук испачканные мукой руки, появилась жена майора, и Хэпа приветствовал доносившийся из дома аппетитный запах жарящихся цыплят.
– Это вы, капитан?! Ах, боже мой, Уилла еще нет дома.
– Боюсь, я рановато пришел, – проговорил он извиняющимся тоном, с трудом переставляя костыли за порог.
– В общем-то, да. Но ничего страшного, – поспешила добавить она.
– А где миссис Брайс?
– Заканчивает чистить картошку.
– Вот как.
– Проходите в гостиную и чувствуйте себя как дома, – пригласила она рассеянно: было видно, что мысли ее заняты другим. – Так, цыплята на сковородке, печенье нарезано, бобы варятся, ну а картошку сварим перед самым приходом Уилла, – пробормотала она, обращаясь больше к себе, чем к Уокеру. – Да, кажется, и все, – и она подняла взгляд на Хэпа. – Не выпьете ли чего-нибудь перед обедом? У мужа есть херес, а, может быть, хотите ежевичного вина, которое он сам приготовил прошлым летом? Ну и, конечно, могу предложить вам кофе.
– Я пью только виски.
– О, разумеется, есть и виски, – проговорила она. – По-моему, шотландское.
– Не беспокойтесь, я с удовольствием выпью кофе, – поспешил уверить ее Хэп.
– Вам принесет его Энни, – она помедлила, прежде чем уходить, а потом снова взглянула на него: – Что, уже пошли разговоры?
– О да.
– И зачем она это сделала? – произнесла Кора усталым голосом. – Хотя теперь уже ничего не изменишь. Я надеялась, что смогу уговорить ее остаться до Рождества и провести праздники вместе с нами, но она хочет ехать домой. Может, так оно будет лучше, – добавила она, вздохнув. – Пойду скажу Энни, что пора ставить варить картошку. К тому же я уверена, она захочет зайти сюда и поздороваться с вами.
Сказав это, она отправилась на кухню.
– Скажите ей, пусть не беспокоится насчет кофе, – крикнул он Коре вдогонку.
Но он ждал ее прихода, хотя и с некоторым опасением. Все-таки странно, что человек, совершивший в своей жизни сотни добрых дел, часто даже не помнит о них, зато не может забыть один-единственный случай, когда он не сумел помешать злу. Все эти три года он убеждал себя, что они с Риосом сделали все, что могли, и понемногу начал верить в это. Теперь же, когда он встретился с Энни Брайс, вместо бестелесного образа на фотографии он увидел перед собой женщину, облеченную в плоть. И ему сразу перестало казаться, что тот проливной дождь, и та грязь, и те вздувшиеся реки могут служить оправданием того, что он не смог уберечь Энни и ее маленькую дочь от неволи, а ее крошечного сына от гибели.
– Добрый вечер, капитан, – тихо сказала Энни, появившись в дверях.
Он неуклюже привстал. Хотя до этого он видел ее три раза, ему не удавалось толком ее рассмотреть; он успел лишь заметить, что она блондинка и у нее голубые глаза. А теперь, когда у него появилась возможность поближе к ней присмотреться, он почувствовал себя еще более неловко.
Волосы у нее были гладко причесаны и разделены посередине пробором, а сзади она собрала их в узел, что придавало ей строгий и в то же время трогательный вид. Ему подумалось, что немногие женщины решились бы на такую прическу – только лишь самые красивые. Тонкие, правильные черты лица – и глаза, конечно, тоже – позволяли ей как угодно укладывать волосы без ущерба для внешности. Только слепой не заметил бы, до чего у нее выразительные глаза. Хэп не мог понять, как, имея такие глаза, ей удалось заставить Молодого Быка поверить, будто она не в своем уме.
– Вас что-то смущает?
– Нет, нет, – пробормотал он. – Просто я подумал, какая вы стали чистая.
Господи, что за глупость он сморозил! До чего же он все-таки неотесанный!
– Извините. Надеюсь, вы понимаете, что я ничего такого не хотел сказать, – пробормотал он сконфуженно. – Человек, дожив до моих лет и так и не женившись, теряет представление о том, как разговаривать с дамой. Да и вообще, я не так часто бываю в обществе женщин.
Она улыбнулась одними губами.
– Мне кажется, вам не за что извиняться. Кстати, все восхищаются вами, капитан. – Она прошла в комнату и поставила на низенький столик поднос. – Кора не знает, пьете ли вы кофе со сливками или с сахаром, так что выбирайте.
Он откинулся на спинку дивана и, посмотрев на нее, сказал:
– Мне сахару, и побольше. Парень, которого мне пришлось вырастить, никогда не умел варить приличный кофе, и, чтобы перебить этот вкус, я привык класть много сахару. Зато из него получился приличный человек, ну а то, что он не умеет варить кофе, – с этим ничего не поделаешь.
– Клей Макалестер – ведь так его зовут?
Его лицо оживилось:
– Вы о нем слышали?
– Причем и от той, и от другой стороны.
– Значит, команчи не забыли о нем, как и он о них.
– Да, они его помнят.
Он положил в крошечную чашку три полные ложки сахара, тщательно перемешал, отпил получившуюся смесь, убедившись, что кофе стал сладким, как сироп, – как раз по его вкусу, а она все это время сидела и с изумлением наблюдала за ним.
– Наверно, это можно намазывать на блины, – произнесла она наконец.
– Я иногда так и делаю, – сознался он и, сделав еще один глоток, спросил: – У вас все нормально?
– В общем-то да, но я собираюсь ехать домой.
– Знаете, нельзя во всем винить одного Дейвидсона. Дело скорее в этой чертовой мирной политике. Но следующим летом все должно измениться.
– Это-то меня и пугает. У меня такое ощущение, что, прежде чем это случится, я должна успеть что-то сделать, а время между тем на исходе – словно перед глазами песочные часы и почти весь песок уже высыпался.
– Но этого уже ничем не остановишь, – мягко произнес он. – А может быть, именно после того, как их загонят в резервацию, и обнаружится ваша девочка. Пожалуй, другим способом ее не найти.
– Но я не могу сидеть сложа руки и ждать. Мне нельзя рисковать, зная, что она при этом может погибнуть. Я должна найти ее до этого, сэр. – Она долгое время не отрывала невидящего взгляда от печки, а затем, покачав головой, медленно повторила: – Нет, я не могу позволить себе ждать. Приеду домой – сразу же отправлюсь в Остин.
– Политикам нельзя доверять, миссис Брайс. Лучше уж обратитесь в газеты. Поверьте мне, я знаю. В свое время политики обошлись со мной, скажем так, не совсем красиво.
– Начну с губернатора. Расскажу ему о Сюзанне и послушаю, что он скажет.
– Думаю, немного.
– Но почему вы так уверены? – досадливо возразила она. – У вас нет оснований так говорить! Она все-таки гражданка Техаса, капитан Уокер. И, кроме того, она просто маленькая девочка.
– Поверьте, я вам очень сочувствую.
– Сочувствуете, говорите? Так вот, мне все сочувствуют, капитан, все до единого, однако никто ничего не хочет для меня сделать. Но я не отступлюсь от своего. Даже если весь мир останется глухим к моим просьбам, я все равно вызволю свою дочь, а надо будет, так поеду туда сама, не сомневайтесь, капитан Уокер, – горячо закончила она.
– Ох и нелегко будет найти ее после стольких лет.
– Вы повторяете слова подполковника Дейвидсона.
Она произнесла это с такой горечью, что ему захотелось как-то ее утешить, но что он мог ей сказать?
– Послушайте меня, миссис Брайс, вы должны знать, что шансов найти вашу девочку практически нет. Я прекрасно понимаю, насколько тяжело вам такое слышать, но в вашем положении лучше всего было бы постараться взять себя в руки и сказать себе, что нужно как-то жить дальше.
– И все-таки она жива. Иначе просто не может быть. Учтите, тот индеец отдал за нее коня, значит, он собирался ее у себя оставить.
– Возможно. Но если бы даже о ней заботились, как о своей, нет никаких гарантий, что она осталась жива. Черт возьми, вам же отлично известно, в каких условиях они живут.
– А я говорю вам, она жива!
– Вы должны смотреть в будущее, а не в прошлое. Возможно, в вашей жизни появится другой человек – человек, который… который поможет вам управляться с вашей фермой, и об этом тоже нельзя забывать. Вы ведь такая привлекательная женщина, а поэтому… – Он остановился, заметив вдруг, каким горестным стало выражение ее лица.
– Я скорее умру, чем допущу такое, – произнесла она глухим, безжизненным голосом, крепко сжав переплетенные пальцы рук. – Ко мне больше не прикоснется ни один мужчина – до конца моих дней; мне кажется, от поцелуя мужчины меня попросту бы стошнило. Нет, я уверена в этом.
– Простите, я не хотел вас расстраивать. Но мне кажется, вы причиняете себе напрасную боль.
У нее снова подступил комок к горлу.
– Что ж, вам и в самом деле удалось меня расстроить.
– Но вы можете не говорить на эту тему, если не хотите. Я пытался лишь сказать, что у вас еще вся жизнь впереди.
Она ничего не ответила, и он продолжал:
– В том, что с вами произошло, во многом и моя вина, и я хочу, чтобы вы это знали. У меня такое чувство, что именно я оставил вас тогда в беде.
– Вы? – От удивления у нее широко раскрылись глаза. – Но при чем тут вы?
– Я там был, миссис Брайс, – глубоко вздохнув, признался он. – Примерно через день после того, как это случилось.
– Да, но к тому времени…
– Я состоял тогда в полиции штата, – продолжал он. – Мы вшестером шли по следам военного отряда индейцев уже много дней, начиная с Южного Техаса, и вот тогда-то и набрели на вашу ферму. К тому времени мы отставали от них примерно на день.
– К сожалению, капитан, вы опоздали.
– Мы с Ромеро Риосом похоронили вашего мужа под тополем на заднем дворе, рядом с тем местом, где у вас росли цветы. Этим летом я проезжал мимо и лишний раз убедился, что место для могилы мы выбрали удачное. Мне кажется, вы одобрите. Там очень красиво, а совсем рядом река.
У нее перехватило горло, и она с трудом проговорила:
– Да, место замечательное. Когда наступали жаркие дни, мы расстилали там одеяло и ели на свежем воздухе, а Сюзанне нравилось приносить мне дикие розы.
– Они до сих пор там растут – все кусты были в цветах.
Уже начав свою исповедь, он хотел облегчить душу до конца, поэтому стал рассказывать дальше:
– Но тогда, три года назад, когда мы оказались на вашей ферме, все вокруг было сплошной грязью, и вода в реке поднималась прямо на глазах. Мне как-то удалось перебраться на другой берег, но никаких следов, несмотря на все свои старания, я там не обнаружил. Ничего другого не оставалось, как возвратиться назад, и тогда-то мы и похоронили вашего мужа.
– Спасибо.
Он тяжело вздохнул и, не отводя глаз от коврика на полу, продолжал:
– Если б вы знали, до чего у всех нас было тяжко на душе, когда мы прекратили погоню. Мы с моими ребятами не слезали с коней три дня подряд, чтобы догнать индейцев, но пошел дождь, и мы сдались.
– Вам не в чем себя упрекать, капитан Уокер, – тихо произнесла она. – Даже если бы и не было дождя, все равно вы бы их не догнали. Они ехали не останавливаясь. А первые два дня они вообще не ели и не спали. Они даже не позволили мне сменить мокрые пеленки Джоуди, – она снова закрыла глаза, на сей раз чтобы скрыть наворачивающиеся жгучие слезы. – Они убили моего сына, – прошептала она.
– Да, я знаю.
– Он был совсем еще невинное дитя, – губы ее кривились от отчаянных попыток сдержать готовый хлынуть поток слез, но в конце концов она не выдержала, и плечи ее затряслись от рыданий: – Они убили моего Джоуди, капитан Уокер… убили моего мальчика! – говорила она сквозь душившие ее рыдания. – Они даже не дали мне покормить его!
– Успокойтесь, не надо больше об этом.
Он обнял ее за плечи и привлек к себе, а она, на мгновение застыв от неожиданности, крепко ухватилась за его руки, впилась в них ногтями, будто тонула, и, уткнувшись лицом ему в рубашку, продолжала безудержно рыдать.
– Ничего, ничего, поплачьте, – мягко прошептал Хэп ей на ухо. – Вам нужно хорошо выплакаться. Кто-кто, а уж вы имеете на это право.
Одной рукой он прижимал ее голову к груди, ласково проводя по волосам, а другой гладил ее по спине.
Наконец она понемногу начала успокаиваться, и лишь иногда по ее телу, словно отголоски грома после грозы, пробегала дрожь от последних судорожных всхлипываний. Так он и держал ее в своих объятиях, словно убаюкивая ребенка, и тишину в комнате нарушало лишь мерное тиканье больших часов.
Если бы у него не затекла нога, он мог бы сидеть так вечно. Но когда он попытался изменить положение тела, она встрепенулась и, с виноватым видом отстранившись от него, села прямо. Вытерев мокрые щеки тыльной стороной ладони, она смущенно проговорила:
– Мне так неудобно. Я давно уже подозревала, что если когда-нибудь не выдержу и заплачу, то уже не смогу остановиться. Так оно и случилось. Простите меня.
– За что? Вам было необходимо выплакаться, и, наверное, уже давно. Кроме того, в этом не было ничего постыдного. Мне даже показалось, что я смог вам чем-то помочь.
Он неохотно убрал с ее плеча руку и откинулся на спинку дивана, а затем, направив рассеянный взгляд на печку, медленно проговорил:
– Мне не пришлось пройти через то, что испытали вы, и мне трудно даже представить такое, но уверен – это был настоящий ад.
– Ад продолжается и сейчас – я имею в виду без Сюзанны.
Она все еще пошмыгивала носом, поэтому достала носовой платок и высморкалась.
– Извините, – в который уже раз произнесла она.
Как-то незаметно от атмосферы доверительности между ними не осталось и следа, на смену ей пришло ощущение неловкости, и оба они вновь почувствовали себя незнакомцами. Она сидела на самом краю дивана и нервно теребила пальцами складки на своем голубом платье, не зная, о чем с ним говорить дальше. В конце концов она встала и подошла к окну.
– Ненавижу зиму, – тихо проговорила она. – Так рано темнеет. И солнце уже зашло.
– И это невольно наводит на мысль о краткости бытия.
– Верно.
– Но зима рано или поздно проходит, и наступает весна. Все снова становится зеленым и красивым, и мы забываем о холоде и темноте. Это обязательно произойдет.
– Я только на это и надеюсь, капитан. Вы даже не представляете, как мне хочется, чтобы снова светило солнце.


В бутылке оставалось не более чем на три пальца виски, и Хэпу было невдомек, как он умудрился остаться настолько трезвым, чтобы не утратить способности соображать. Он еще раз приложился к бутылке, смакуя обжигающую горло жидкость. Нет, дело не в виски, а в нем самом. Слишком он взволнован сегодняшней встречей, чтобы на него действовал алкоголь.
Он пытался объяснить Энни, что на помощь в Техасе рассчитывать бесполезно. Там у них на весь Фронтир всего один батальон в каких-то двадцать пять человек. Но она и слушать его не хотела. Впрочем, ее нетрудно понять – случись нечто подобное с ним самим, он бы прочесал дюйм за дюймом пустыни и каньоны по всей Индейской территории и не успокоился бы до тех пор, пока не привез бы девочку домой живой или мертвой. Либо погиб бы сам.
Есть только один человек, который смог бы туда поехать и возвратиться с волосами на голове. Но как бы он ни хотел помочь Энни Брайс, к Клею он с такой просьбой обращаться не станет, учитывая, что у того молодая жена и у них скоро будет ребенок. А сам он при всем желании не в состоянии ехать. Так что у Энни не может быть никаких надежд, и ей придется привыкать к мысли, что нужно жить без Сюзанны.
Он хотел было отхлебнуть еще виски, но в огромной бутылке ничего не осталось. Это обстоятельство не улучшило его и без того скверного настроения. Он некоторое время угрюмо смотрел на нее, а затем схватил за длинное горлышко и швырнул в чугунную печку. Бутылка вдребезги разлетелась, и на грубо отесанный пол градом посыпались мелкие осколки стекла. На душе стало еще более мерзко. С трудом поднявшись на ноги и пошатнувшись, он протянул руку за костылями, но тут же отбросил их. Нет, черт возьми, он больше не намерен ковылять на этих проклятых деревяшках. Он будет ходить на своих собственных ногах, которыми снабдил его господь бог.
Ему хотелось поскорее выбраться из помещения – сидеть в четырех стенах больше было невмоготу. Хватаясь за кровать, он добрался до двери и вышел на улицу. В лицо ему ударил пронизывающе холодный, сырой ветер, так что у него перехватило дыхание. И в этот момент его неожиданно окатила волна опьянения. Он покачнулся, но удержался на ногах. Некоторое время он стоял, пошатываясь, и смотрел на луну, затем двинулся через плац. Еще не успев толком сообразить, куда идет, он оказался перед домом Спренгеров. Впрочем, он прекрасно знал, почему пришел сюда.
Ухватившись за столбик крыльца, чтобы устоять на ногах, он начал колотить в дверь, крича во всю мочь:
– Энни! Энни Брайс!
Не дождавшись ответа, он обошел дом с другой стороны и остановился под ее окном:
– Энни, вы хотите в Техас? – заорал он. – Я туда еду! Вам же нужно в Техас, и я, черт подери, возьму вас с собой!
Сначала она подумала, что это сон. Но когда его крики дошли до ее сознания, она узнала голос. Найдя ощупью спичку, она чиркнула ею о нижний край ночного столика и зажгла керосиновую лампу. В этот момент часы в гостиной пробили три. Отбросив одеяло, она босиком подошла к окну и чуть-чуть приоткрыла его. Перед ней стоял взъерошенный Хэп Уокер.
– Господи, что такое? Что вы здесь делаете, капитан? – спросила она громким шепотом.
– Я вдребезги пьян, – пробормотал он, и его так сильно качнуло, что он бы упал, если б не успел ухватиться за выступ стены. – Я беру вас с собой в Техас, миссис Брайс, – объявил он, плохо выговаривая слова. – Вам только нужно сказать, что вы согласны.
– Неужели с этим нельзя подождать до утра?
– Я еду. При первой воз… возможности.
– Вам бы лучше сначала проспаться, – строго проговорила она. – Уходите, пока не разбудили Спренгеров.
– Вы едете со мной в Техас?
– Поговорим об этом завтра.
– Я беру вас. Вот достану повозку и отвезу вас туда, – настойчиво повторял он.
– Утром вы об этом и не вспомните, – уверяла его Энни. – Зато у вас будет жутко трещать голова.
– Вы думаете, моя чертова нога не выдержит, а? – воинственно проговорил он. – Ну, давайте, скажите это!
– Зачем же мне это говорить, если вы уже сейчас стоите на ней? Ну, пожалуйста, прошу вас, успокойтесь. Майору нужно выспаться, и миссис Спренгер тоже.
Но было слишком поздно. Послышался звук открывающейся, а затем закрывающейся двери, и из-за угла появилась Кора, держа в одной руке фонарь, а другой запахивая на ходу полы фланелевого халата.
– Капитан Уокер?! Боже мой! Что все это значит, сэр?
– Еду домой, – пробормотал тот. – В Техас.
– Он говорит, что пьян, и я в этом уже убедилась, – сказала Энни через окно.
Кора поднесла фонарь поближе к нему и осветила сначала лицо, а потом и всего его. Он был без пальто, одежда на нем была сильно помята, как будто он спал не раздеваясь и только что встал с постели. Свет ослепил его, и он заморгал мутными, осоловелыми глазами. У него был такой вид, будто он вот-вот отключится.
– Да, это очевидно, – согласилась с ней Кора. – Но ведь ему ни в коем случае нельзя ступать на больную ногу.
Она повернулась и позвала:
– Уилл, иди сюда! Здесь капитан Уокер, и он срочно нуждается в твоей помощи!
– Что случилось, Кора? – сонно пробормотал подошедший к ним Уилл Спренгер. – И что ты здесь делаешь?
– Поддерживаю на ногах мистера Уокера, и тебе не мешало бы мне помочь, иначе он упадет и что-нибудь себе сломает.
– Что ты такое говоришь?
– Неужели непонятно, Уилл? Он пьян, – раздраженно ответила Кора.
Он протер руками глаза и внимательнее присмотрелся.
– Хэп, а где, черт возьми, костыли? – грозно спросил он.
– Выбросил, – невнятно пробормотал тот и решил снова повернуться к окошку, за которым стояла Энни, но оступился и стал заваливаться, увлекая за собой Кору Спренгер.
– Уилл, он падает!
Но майор был уже рядом с Хэпом.
– Все в порядке, я держу его, – отозвался он, крепко обхватив своего пациента за плечи. – Пойдем скорее в дом, Хэп, пока ты не схватил воспаление легких. Опирайся на меня и старайся щадить больную ногу.
– Так вы едете, Энни? – крикнул Хэп.
– Никуда миссис Брайс не поедет среди ночи. Ну, идем же, Хэп.
Уилл не столько поддерживал пьяного Хэпа, сколько тащил его – сначала вверх по ступенькам крыльца, а затем через входную дверь в дом. Кора, неодобрительно поджав губы, следовала за ними.
– Сварить кофе? – спросила она.
– Подожди, сначала я его уложу.
Энни натянула на ночную рубашку платье и вышла в гостиную. Большие часы показывали семь минут четвертого.
– Извините, ради бога извините, – виновато проговорила она. – Не знаю, что это на него нашло.
– Наверно, виски было дрянное, – пробормотал доктор и спросил, обратившись к Хэпу: – Сколько же ты выпил этой гадости?
– Мне было мало.
– Ты что, один выпил пол-литра?
– Больше.
– Должно быть, бутылка была на ноль семьдесят пять, – пробормотал Спренгер и добавил, поворачиваясь к жене. – Принеси-ка молока и хлеба с маслом.
Тяжело опустившись на диван, Хэп провел руками по волосам и попытался привести в порядок мысли.
– Я должен ехать домой, док, – пробормотал он.
Майор легонько сжал руку Хэпа повыше локтя и успокаивающе произнес:
– Может, тебе стоить прилечь? А чтоб было теплее, мы тебя укроем одеялом. Обо всем остальном поговорим утром.
– Чувствую себя кошмарно, – промямлил Хэп и, отбросив руку Спренгера, взглянул на Энни. – Придется брать повозку. Верхом никак не смогу. – Он снова провел пальцами по волосам и помотал головой. – Что-то в голове все путается.
Он был больше похож на непослушного мальчишку, чем на взрослого мужчину, которому уже за тридцать. И все же, несмотря на его мутный взгляд и бессвязную речь, Энни было ясно, что он действительно хочет взять ее с собой. На его лице заиграла какая-то глуповатая кривая улыбка, и он в который уже раз спросил:
– Ну как? Едете? Довезу до самой Сан-Сабы. Клянусь, я сделаю это.
– Энни, он просто пьян, – сказала Кора. – Он и сам не понимает, что мелет.
Она была права, он и впрямь набрался сверх всякой меры и скорее всего забудет к утру о своем предложении, но неожиданно для себя Энни кивнула головой:
– Ладно, если, конечно, вы сможете править повозкой.
– Отлично, – осклабился он.
– Энни, вы в своем уме? – изумленно воскликнула Кора. – А вдруг что-нибудь стрясется в дороге? Скажем, лопнет ось или еще что-нибудь в этом роде? Вы же не в состоянии справиться с такими вещами – ни он, ни тем более вы. Вам, дорогая моя, лучше воспользоваться почтовой каретой. Уилл, ну скажи ей.
– Ради бога, Кора! – досадливо отозвался тот. – Пусть говорит что угодно, лишь бы он успокоился.
– Нет, я сказала это всерьез, – ровным голосом проговорила Энни. – Как только он будет в состоянии, я с ним поеду.
– Ты слышишь, Уилл? Это же бред какой-то!
Однако муж Коры не спешил отбрасывать такую возможность.
– Думаешь, совладаешь с упряжкой волов, Хэп?
– Дело нехитрое.
– Уилл, он даже не соображает, о чем ты его спрашиваешь!
Майор задумчиво потер бороду:
– Что ж, Хэп, я бы на твоем месте подождал как минимум до середины следующей недели, ну а тогда, если ты не будешь перенапрягать свою ногу и если опять не испортится погода, почему бы и не попробовать?
– Ну что ты такое говоришь, Уилл?! Он же едва только встал на ноги. А что, если в дороге ему станет хуже?
– В крайнем случае, я и сама управлюсь с волами, – вмешалась Энни. – Мне уже приходилось это делать. Когда Итан купил мне в Остине пианино и мы везли его домой, каждый из нас правил по очереди.
Услышав это, Кора накинулась и на нее:
– Вы же сами еще толком не выздоровели, и у вас просто не хватит сил управиться с повозкой.
– Оставь ее в покое, Кора. Она знает, чего хочет, и он, кстати, тоже. Возможно, это и в самом деле наилучший выход, – добавил он задумчиво.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дикая роза - Миллз Анита

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Дикая роза - Миллз Анита



читать можно поставила 9 из 10
Дикая роза - Миллз Анитабогдана
5.12.2012, 21.44





Всё как то ровно и спокойно. По мне-в такой ситуации должно быть больше эмоций, каких то действий. Возможно это скупой перевод. Но за сюжет твёрдая -9 !
Дикая роза - Миллз АнитаMarina
15.05.2013, 15.17





КРАСИВЫЙ РОМАН
Дикая роза - Миллз АнитаЯНА
24.09.2015, 4.38





Прекрасная жизнеутверждающая книга с очень проникновенной щемящей историей. В романе нет бешенных страстей, есть сочувствие, дружба и ЛЮБОВЬ... и нежность. В конце книги не удержалась от слез - так мне понравился финал романа. Ставлю роману 10 баллов. Читайте все!
Дикая роза - Миллз АнитаКнигоманка.
13.10.2016, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100