Читать онлайн Женщины Флетчера, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Женщины Флетчера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 26

Со вздохом Гриффин опустился в кожаное кресло, стоящее напротив рабочего стола Джона О'Рили. Он полагал, что этот разговор неизбежен, но все равно ожидал его с тяжелым сердцем. Будет нелегко разделить свои чувства – ненависть к Афине и огромное уважение к Джону,– но он знал, что придется это сделать. Джон не питал никаких иллюзий насчет Афины, но все же был ее отцом и, естественно, любил дочь.
– Если вы собираетесь спросить о моих намерениях, – без обиняков заявил Гриффин, – то никаких намерений у меня нет. Во всяком случае, отношению к Афине.
Гриффин прекрасно понимал причину печали, сквозившей в осанке старого человека, в глубине его мудрых, добрых глаз.
– Ты всегда был очень прямолинейным, Гриффин,– заметил он, усаживаясь в кресло за столом и протягивая руку за трубкой.– Это одно из качеств, которые мне нравятся в тебе больше всего.
Хотя он был рад за Филда и его молодую жену и испытывал нежность от присутствия Рэйчел рядом и, одновременно, сожаление из-за невозможности прикоснуться к ней, Гриффин чувствовал себя усталым. И столкновение с Афиной не оставило его совершенно равнодушным. Он ненавидел себя за то, что до такой степени лишился самоконтроля в ее присутствии.
– Подозреваю, что кое-что вам во мне не нравится.
– Совершенно верно,– отозвался Джон, чиркнув спичкой и поднося ее к своей трубке. Воздух над его головой наполнили клубы ароматного, пахнущего вишней дыма. – Ты упрям, самоуверен, вспыльчив и к тому же настоящий тиран. Ты был бы идеальным мужем для моей дочери.
Гриффин вздохнул:
– Джон...
– Успокойся. Я не собираюсь умолять тебя все простить и забыть – я знаю, что это для тебя невозможно. Думаю, я и сам не смог бы, случись подобное со мной.
– Тогда в чем дело?
– Не надо мстить ей, Гриффин. Не причиняй ей боли.
«Интересно,– подумал Гриффин,– если у меня когда-нибудь появится дочь, смогу ли я любить ее так, как любит этот человек – безгранично». Он надеялся, что сможет.
– Я не буду, Джон.
– По словам Джоанны, когда ты ушел, Афина была вне себя,– настойчиво продолжал Джон.
Гриффин резко поднялся с места и повернулся спиной к другу. Засунув большие пальцы за пояс, он принялся старательно и методично изучать потолок.
– Я очень сожалею,– проговорил он.– С этого момента я буду избегать встреч с ней.
– Это может оказаться не так просто, как ты думаешь,– с горечью ответил Джон О'Рили.– Моя дочь явно решила вернуть тебя назад. Гриффин, невозможно даже представить, что она может натворить, – да повернись же и посмотри на меня.
Медленно, с неохотой Гриффин повернулся.
– Она давно сделала свой выбор, Джон, – спокойно произнес он. – Меня не касается, что она будет делать, если только она оставит в покое Рэйчел.
Старик вздохнул и затянулся дымом из трубки.
– Именно об этом я тебе и говорю, Гриффин,– оба мы, и Джоанна, и я, беспокоимся за Рэйчел. Она абсолютно неискушенное существо, и если Афина всерьез начнет строить против нее какие-нибудь козни, Рэйчел может очень сильно пострадать.
В тишине комнаты, где сами вещи, казалось, излучали спокойствие и достоинство, голос Гриффина прозвучал особенно хрипло:
– В состоянии ли Рэйчел путешествовать? Джон кивнул головой, как показалось Гриффину.
– Да. Но, как тебе известно, полное выздоровление требует долгого времени. Судя по тому, что рассказала нам с Джоанной эта молодая леди, ей пришлось многое пережить за последние несколько недель. Гриффин, она может просто не пережить слишком больших потрясений.
Гриффин сжал кулаки.
– Продолжайте, – нетерпеливо выдохнул он. Голос Джона звучал ровно, осторожно:
– Гриффин, разберись хорошенько в собственных чувствах. Не спеши – на это нужно немало времени.
– Время? – крикнул он. – У меня было целых два года, чтобы «хорошенько», разобраться, Джон! Я «разбирался» с той ночи, когда...
– С той ночи, когда ты обнаружил мою дочь в постели другого мужчины. Я знаю об этом, Гриффин. Но и теперь ты не равнодушен к Афине – неужели ты сам не понимаешь этого?
Возразить было нечего. Он жаждал убить ее, но не был к ней равнодушен.
– Я не люблю ее,– сдавленным голосом произнес он.
– Ты должен окончательно убедиться в этом, прежде чем давать Рэйчел какие бы то ни было обещания, Гриффин. Если ты, пусть ненамеренно, причинишь ей боль, это будет верхом жестокости.
Сама мысль об этом потрясла Гриффина до глубины души.
– Я спал с Рэйчел,– признался он, но по совершенно иной причине, чем в разговоре с Джонасом. – Она могла забеременеть.
Во вздохе Джона слышалась бесконечная усталость.
– Гриффин,– наконец произнес он, и в его тоне было одновременно и обвинение, и прощение.
Гриффин опустил голову:
– Самое ужасное, что я вряд ли могу пообещать, что это не повторится.
– Постарайся подождать – будь терпелив. Подобные вопросы часто решаются сами собой.
– Джон, я просто хочу жениться на Рэйчел. Я просто хочу...
– Ты хочешь. Замечательно. Гриффин, – ради тебя и ради Рэйчел, – я надеюсь, что вы действительно поженитесь. Но отбрось в сторону свое сиюминутное желание и подумай, подумай о ней. Если ты не можешь полностью отдать себя Рэйчел, женившись на ней, то обманешь ее.
Но ведь следовало помнить о существовании Джонаса и людей, подобных Фразьеру! Уже не в первый раз Гриффин задумывался, сколько в его бешеной страсти к Рэйчел было истинной любви, сколько – желания отомстить Джонасу. И если разобраться во всем абсолютно честно, то, возможно, он просто использовал эту девушку.
«Помоги мне, Господи, я сам не знаю,– в отчаянии подумал Гриффин. – Я не знаю».
Когда он встретился взглядом с Джоном, то в глазах друга прочел понимание. Он отвернулся и вышел из кабинета в коридор.
Ему придется поговорить с Афиной. Пусть это будет стоить ему неимоверных усилий, но он сумеет вести себя с ней спокойно, разумно, может, даже вежливо. Это докажет всем – включая и его самого,– что от его прежних чувств к ней ничего не осталось.
Вместо того чтобы поскорее увезти Рэйчел из этого дома, как подсказывал ему инстинкт, Гриффин останется. Выдержит до конца этот идиотский праздник. Сделает попытку разобраться в своих мыслях и чувствах с точки зрения здравого смысла. Как будто что-то в этом мире имело хоть каплю смысла с того дня, когда он ворвался в дом Джонаса и впервые увидел Рэйчел!
Ощутив прилив решимости, Гриффин расправил плечи и отправился искать женщину, которая в свое время едва не погубила его.
* * *
Удивительно, как быстро рассеялись романтические чары, навеянные свадьбой Холлистеров! Стоя у окна в своей комнате, Рэйчел всматривалась в сияющее голубое небо и снова не могла избавиться от ощущения смутной тревоги.
Снизу раздалось постукивание колес по дороге, и подъехавший экипаж плавно остановился перед воротами дома О'Рили. Из экипажа выбрались четверо мужчин, которые имели при себе музыкальные инструменты в кожаных чехлах.
Рэйчел вздрогнула.
Танцы. На праздниках обязательно положено танцевать – будь она поумнее, она бы с самого начала знала это. Сердце испуганно забилось у нее в груди. Если не считать нескольких джиг под пиликанье скрипки в поселках лесорубов, Рэйчел больше никогда в жизни не танцевала. Что ей делать, если Гриффин не захочет уехать до начала этой проклятой вечеринки?
Какой же дурой она будет выглядеть рядом с Афиной, грациозно порхающей по залу и чувствующей себя привычно в объятиях партнеров! Эта дама, конечно, ни разу не собьется с такта, не наступит на подол своего платья...
Но тут Рэйчел словно вновь увидела лицо отца, услышала его яростную отповедь. Маккинноны никогда не бегут в страхе перед чем-нибудь или кем-нибудь!
Рэйчел медленно подняла голову. Возможно, она будет выглядеть круглой дурой, возможно, над ней посмеются. Но она постарается – она станет наблюдать за танцующими, запоминать, что они делают, и потом, насколько это у нее получится, будет делать то же самое.
Снедаемая беспокойством и неуверенностью, Рэйчел стояла у окна, переминаясь с ноги на ногу, и жалела, что отличительной чертой Маккиннона не является трусость. Именно тогда она и заметила Гриффина, который, обогнув дом, направился в сторону сада. И она сомкнула веки, не желая знать то, что знала, не желая ни дышать, ни двигаться, ни даже существовать на свете. Но даже с закрытыми глазами она все видела сердцем, видела так ясно, словно сама была там, у калитки сада.
Когда Гриффин окажется в этом, наполненном благоуханием цветов уединенном уголке, он найдет там Афину.
Вцепившись обеими руками в подоконник, Рэйчел усилием воли заставила себя разжать веки. Нет, жизнь не кончится, если Гриффин изменит свое решение. Рэйчел найдет в себе силы продолжать жить так, как жила раньше. Вот только месячные у нее не пришли, когда должны были. Слезы потекли по ее лицу. «У меня еще есть деньги,– напомнила она себе.– У меня еще есть дом матери в Провиденсе...»
Вслед за первым экипажем появился следующий, запряженный четверкой очень знакомых вороных лошадей. Дверца открылась, появился Джонас Уилкс, такой красивый в своем элегантном костюме, и с улыбкой взглянул вверх, на ее окно.
Импульсивно, не задумываясь о последствиях, Рэйчел принялась дергать раму, пока та не поддалась и со скрипом не поднялась вверх.
– Привет! – закричала девушка, радуясь знакомому человеку, на чье дружелюбное отношение она могла рассчитывать.
Джонас с комичным видом поклонился.
– Ежик! – рассмеялся он. – Ты сейчас упадешь и сломаешь свою прекрасную шейку!
Довольная тем, что ее слез наверняка не видно с такого расстояния, Рэйчел улыбнулась:
– Я не упаду – кажется, я умею летать! Джонас склонил голову набок:
– Летать? А ты умеешь танцевать, ежик? Залившись краской, Рэйчел отрицательно помотала головой.
Джонас решил эту проблему моментально.
– В таком случае я научу тебя, – пообещал он. Не успела Рэйчел ответить, как в поле ее зрения появился Гриффин, мрачный как грозовая туча, с упертыми в бока руками. Очевидно, садовая интрижка ему уже наскучила.
– Что это такое? – резко поинтересовался он. – Сцена на балконе из «Ромео и Джульетты»?
Стоявшая за спиной Гриффина Афина впилась ногтями в ладони. Что же такое было в этом маленьком ничтожестве, из-за чего взрослые мужчины начинали вести себя как последние идиоты? Боже милостивый, у Гриффина такой вид, будто он сейчас полезет драться, а на лице Джонаса застыло выражение глупого обожания. Когда-то причиной их яростной вражды была она сама, с горечью подумала Афина.
Гордо вскинув подбородок, Афина прошла мимо Гриффина, подчеркнуто игнорируя его.
– Привет, Джонас,– поздоровалась она, призвав себе на помощь самую обворожительную улыбку, на какую была способна.
В топазовых глазах Джонаса отразилось лишь признание ее красоты, но ничего более.
– Афина,– произнес он, коснувшись края полей шляпы кончиками пальцев.
Украдкой бросив взгляд в сторону Гриффина, Афина обнаружила, что тот не обращает внимания ни на нее, ни на Джонаса. Подняв глаза, он пристально смотрел на Рэйчел.
– Спускайся сюда! – прокричал он так внезапно, что и Афина и Джонас вздрогнули.
Рэйчел упрямо выставила вперед подбородок и громко ответила:
– И не подумаю, Гриффин Флетчер!
Афина продолжала улыбаться, но губы ее дрожали. Самообладание почти покинуло ее. Она и Джонас могли бы кататься прямо здесь, на траве, в чем мать родила, но Гриффин бы и не заметил.
Зато Джонас, похоже, улавливал каждую деталь происходящего; его тонкие губы были поджаты, а странные золотистые глаза сверлили взглядом широкую спину Гриффина.
Боль охватила Афину с новой силой. Значит, это все-таки правда – Джонас Уилкс наконец попал в сети любви.
– Рэйчел,– начал Гриффин таким голосом, что, будь он обращен к Афине, у нее бы тут же сердце ушло в пятки. – Сейчас же!
Рэйчел высунула голову из окна, но только на мгновение.
– Не смей указывать, что мне делать! – завопила она. И тут же, сверкая лакированным носком, в неподвижном, напоенном ароматом сирени воздухе пронеслась туфелька и со свистом пролетела рядом с головой Гриффина. За нею немедленно последовала вторая.
На мгновение Афина невольно почувствовала восхищение этой дочерью лесоруба. Жаль только, что она не прицелилась получше. Афина прикрыла глаза, удивляясь, почему мысль о том, что влюбленные явно в ссоре, не приносит ей облегчения.
Услышав грохот сапог Гриффина по лестнице, Рэйчел замерла. Надо немедленно запереть дверь, решила она; но не успела она заставить себя выйти из столбняка, как в дверях возникла высокая фигура Гриффина. Его лицо было напряжено и побелело от ярости, темные глаза сверкали. Рэйчел уже начала серьезно опасаться за свою жизнь и не поверила собственным ушам, когда Гриффин неожиданно расхохотался. Это был громкий, искренний, раскатистый смех, и едва он стих, сменившись кривой полуулыбкой, Рэйчел с изумлением осознала, что он каким-то образом разрядил атмосферу.
– Я люблю тебя,– сказал он. И тут же, с галантным поклоном, достал из-за спины туфли и протянул ей.– Слава Богу, что ты не смогла поднять бюро.
Мысли вихрем кружились в голове у Рэйчел.
– Если ты любишь меня, Гриффин, – бесстрашно, с достоинством сказала она,– что же вы делали все это время в саду с Афиной?
– Я выяснял, действительно ли люблю тебя. Какое-то время я не был уверен, что чувствую – возможно, просто страсть. Или желание отомстить. Поэтому решил, что мне следует встретиться с Афиной один на один и поговорить с ней спокойно, просто для того, чтобы понять, способен ли я на это.
Сердце Рэйчел лихорадочно билось, она задыхалась от волнения.
– И?
– И единственное, что я испытал к ней,– это жалость.
Рэйчел потянулась и взяла туфли, которые Гриффин все еще держал в руке; потом с великим тщанием надела одну из них. Щеки ее мучительно горели от стыда.
– Я не должна была спрашивать тебя, Гриффин. Я не имела права.
Гриффин легонько сжал ее запястья, не давая им двигаться. Рэйчел застыла в неловкой позе: одну туфельку она уже надела, а другую продолжала держать в руке.
– Ты имела на это полное право, – возразил он. – А теперь ответь мне, Рэйчел Маккиннон: любишь ты меня или нет? Ты никогда не говорила мне этого.
Рэйчел засмеялась и, раскинув руки, с размаху бросилась ему на шею и прижалась лицом к его широкой и такой надежной груди:
– Да, да!
Гриффин мягко приподнял ее подбородок указательным пальцем. Изогнувшая его губы кривая усмешка резко контрастировала с темной глубиной желания в глазах.
– Мне надо было сразу согласиться на предложение Бекки, – сказал он.
Рэйчел насупилась:
– Какое еще предложение?
– Она собиралась дать мне тысячу долларов и впридачу свой публичный дом, если я женюсь на тебе. А теперь, если я попрошу тебя выйти за меня замуж и ты согласишься, мне не достанется такой отличный бордель.
Рэйчел снова рассмеялась, хотя у нее тряслись поджилки, а зрение слегка затуманилось.
– Тебе следовало потребовать что-нибудь еще – например, пару лошадей и повозку.
Гриффин нежно заглянул ей в лицо:
– Это что, своего рода завуалированное согласие? Сжатая в его объятьях, она слегка подалась назад:
– А это было своего рода завуалированное предложение?
Он кивнул с важным и серьезным видом, хотя в глубине его глаз играла улыбка.
– Я принимаю его. Только... «Только что»? – нахмурился он.
– Я хочу, чтобы ты был уверен в своих чувствах, Гриффин.
– Я уверен.
Но Рэйчел покачала головой и опустила глаза, хотя тут же их подняла: его лицо, как магнит, притягивало ее взгляд.
– До последних дней Афина была далеко – вне твоей досягаемости. Теперь она вернулась, и я хочу через месяц услышать от тебя, что ты будешь чувствовать, зная, что она снова рядом и что ты мог бы уйти к ней, если бы захотел.
Его руки двигались по ее телу, под самой грудью – и ей было так трудно придерживаться принятого решения. Если он еще сильней прижмет ее к себе...
Но Гриффин опустил руки и сделал шаг назад:
– Если ты этого хочешь, Рэйчел, я подожду. Но мне нужно знать одну вещь.
– Что?
– Как ты относишься к Джонасу Уилксу?
Заданный столь прямолинейно вопрос слегка ошарашил девушку; к тому же выражение глаз Гриффина говорило о том, что ее ответ для него чрезвычайно важен. Поэтому Рэйчел постаралась быть честной.
– Иногда Джонас мне нравится,– призналась она.– Он может быть очень добрым, если захочет. Но обычно он ведет себя слишком развязно.
Она не сознавала, что плечи Гриффина окаменели от напряжения, пока он не расслабился.
– Но ты не считаешь, что могла бы полюбить его?
– Гриффин, я люблю тебя.
Губы Гриффина дрогнули, в глазах мелькнула тень, но прежде чем он успел добавить что-то еще, в комнату вошла Джоанна с лицом, выражающим добродушный упрек и обеспокоенность.
– Гриффин Флетчер, бесстыдник! Выйди из этой комнаты немедленно, пока я не приказала тебя выпороть. А что касается вас, мисс Рэйчел Маккиннон,– не пора ли вам надеть ваше прекрасное новое платье?
Гриффин ухмыльнулся, с комичным видом скосил глаза в сторону Рэйчел, подыгрывая Джоанне, и послушно покинул комнату.
Через час, когда Рэйчел спустилась вниз, он ожидал ее у подножья лестницы и выглядел так великолепно, что она была просто ошеломлена. Неужели он действительно сказал, что любит ее, сделал ей предложение? Это казалось ей совершенно невероятным. Но, пока она спускалась по лестнице, он не сводил с нее восхищенного взгляда и протянул ей руку.
– Русалочка, – прошептал он с неподвижной улыбкой, придававшей ему забавный вид.– Боюсь, месяц может показаться мне целой вечностью.
Рэйчел покраснела, но ее взгляд скользил по его черному торжественному костюму с искренним восхищением.
– Ты похож на героя-любовника или на игрока из казино, – с восторгом заключила она.
Гриффин громко расхохотался:
– Филд оценит твое замечание. Это же его свадебный наряд – ты разве не узнала?
Рэйчел уставилась на него:
– Гриффин Флетчер, ты не...
Из столовой, превращенной на один вечер в танцевальный зал, донеслись первые звуки оркестра, и Гриффин вкрадчиво улыбнулся:
– Увы, мне пришлось это сделать. Я постучал в дверь его комнаты в гостинице и потребовал свадебный костюм. Филду так не терпелось поскорее от меня отделаться, что он просто вышвырнул его в коридор.
– Тебе повезло, что он не застрелил тебя.
– Застрелит завтра, – с блаженным видом произнес Гриффин.
Смех замер в горле у Рэйчел. Завтра действительно что-то случится – она это чувствовала. Тень набежала на лицо девушки. Она все еще продолжала хмуриться, когда в сопровождении Гриффина оказалась в самом центре огромного празднества, устроенного в честь дня рождения Афины.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел



мне очень понравился роман, перечитала уже два раза))).
Женщины Флетчера - Миллер Линда ЛаелВика
15.08.2014, 20.21





Роман понравился... Кстати, больше понравился злодей-Джонас. Если бы он не нашёл героиню в Сиетле после её отъезда, то, её бы увезли и продали в рабство. А вот положительный герой как-то не вдохновил... Лишил девственности и отправил с чемоданами на корабль. Как-то не по-джентльменски это. И эта месть и чувства к бывшей.
Женщины Флетчера - Миллер Линда ЛаелМарина
4.12.2014, 18.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100