Читать онлайн Женщины Флетчера, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Женщины Флетчера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Несколько минут Рэйчел нервно мерила шагами деревянный тротуар, раздумывая, что ей делать. Если она начнет барабанить кулаками по матовым стеклянным дверям банка, может быть, кто-нибудь придет и впустит ее? Сердце ее подскочило и заколотилось так, что стало больно дышать. Эти деньги были единственной гарантией ее независимости.
По дощатым улицам Сиэтла уже с громыханием катились повозки с продовольствием, везущие на рынок ранний урожай салата, зеленого горошка и ревеня. Рэйчел подняла глаза к небу и почувствовала странное беспокойство – беспокойство, не связанное ни с потерянной банковской книжкой, ни со страхом перед Афиной, ни с любовью к Гриффину Флетчеру. «Прошу тебя, Господи, – молча молилась она. – Пусть пойдет дождь!»
Но жаркая неподвижность воздуха исключала всякую вероятность дождя. Рэйчел направилась к набережной и долго стояла там, глядя на мягкое мерцание залива Эллиот.
Несмотря на ранний час, в гавани царило оживление. Неподалеку проходил большой косяк лосося, и к берегу, одна за другой, приставали лодки, полные улова. На причалах их ожидали торговцы, которые, торопливо пересчитывая деньги, тут же расплачивались с рыбаками за свою долю улова.
Некоторое время Рэйчел наблюдала за ними, по-прежнему охваченная тревогой, затем медленно двинулась вдоль берега залива. Мокрый песок в полосе прибоя с хлюпаньем оседал под ее лайковыми туфлями, время от времени девушка отшвыривала попавшие под ноги камешки. Крохотные рачки-отшельники, испуганные ее приближением, расползались во все стороны.
Рэйчел остановилась, наблюдая, как чайка выхватила из грязи раковину с моллюском, взмыла вверх и зависла, паря в воздухе. Затем птица сбросила раковину на скалы, разбивая ее, бросилась вниз и стала поедать мягкое серое мясо.
Девушка пошла дальше, чувствуя себя такой же беспомощной и уязвимой, как этот лишенный раковины моллюск. Сами собой ее мысли обратились к предстоящему торжеству.
Несмотря на протесты Джоанны, Афина сделала все по-своему и пригласила десятки гостей. Вполне возможно, что на жилище О'Рили обрушится половина населения Сиэтла, не считая гостей из его окрестностей.
Внезапно Рэйчел замерла на месте, и вокруг ее туфель немедленно образовалась лужица, оставленная набежавшей волной. Гриффин. А вдруг у Афины, учитывая ее дерзкую самоуверенность, хватило нахальства пригласить и его? При этой мысли Рэйчел задрожала. С Одной стороны, она страстно желала присутствия Гриффина, с другой – боялась его. Если он появится в доме О'Рили, то вряд ли сможет избежать встречи с Афиной.
С трясущимися коленями Рэйчел отыскала огромный бурый валун и опустилась на него, невидящими глазами глядя на тихие воды залива. Она размышляла о том, кто же такой этот загадочный Андре, у которого хватило духу развестись с такой женщиной? Если он до такой степени смог противостоять ее чарам, то, возможно, каким-то чудом это удастся и Гриффину. При условии, что он захочет этого.
К тому времени, когда Рэйчел собралась с мыслями и побрела обратно в центр города, банк уже открылся. Не вдаваясь в не относящиеся к делу подробности, Рэйчел объяснила симпатичному на вид служащему, что потеряла банковскую книжку. После совещания с другим служащим он присвоил счету Рэйчел новый номер и выдал ей сумму, которую она решила снять со счета.
Сжимая в руке помятые сто долларов, Рэйчел направилась вверх по улице и вошла в магазин дамской одежды и шляп. Поскольку праздник был намечен на этот же вечер, оставалось слишком мало времени, чтобы сшить платье, но, возможно, она сумеет найти здесь что-нибудь готовое.
Внутри все маленькое помещение магазинчика было сплошь завешано платьями, и на какой-то момент Рэйчел растерялась от такого изобилия. Что она понимает в том, как выбирать платья для подобных торжеств? В глубине души у нее начала зарождаться паника. Но когда к ней приблизилась хозяйка магазина, Рэйчел гордо вскинула голову. Она не должна и не будет выглядеть на этом празднике деревенской девчонкой, хотя и является ею на самом деле.
Спокойно, с достоинством Рэйчел объяснила, что ей нужен особенный наряд, приличествующий торжественному случаю.
Портниха старалась помочь ей всем, чем могла, и проявляла терпение. Она предлагала Рэйчел платье за платьем и вежливо улыбалась, когда та отвергала их. Одно платье, из черного шелка с высоким гофрированным воротником, выглядело слишком театральным и мрачным. В другом, из сизовато-серого бархата, Рэйчел выглядела будто маленькая девочка, вырядившаяся в материнскую одежду. Но в конце концов то, что нужно, нашлось. Простое изящное платье из мягчайшего абрикосового батиста приоткрывало красивую грудь Рэйчел и подчеркивало ее точеную талию.
После того как была произведена незначительная подгонка по фигуре и сняты мерки для изготовления заказанных ею платьев, юбок и блузок, Рэйчел заплатила за все и, словно завороженная, наблюдала, пока роскошное одеяние укладывали в коробку и затем передали в ее владение.
В другом магазине она купила мягкие бархатные лодочки и кружевную шаль цвета слоновой кости. Завершив, таким образом, свой поход по магазинам, Рэйчел направилась вверх по холму, к дому О'Рили.
Джоанна, встретившая ее у дверей, выглядела обеспокоенной.
– Ох, Рэйчел, где ты была? Я так волновалась!
Рэйчел покраснела от стыда. Она могла бы догадаться, что эта добрая женщина почти сразу заметит ее исчезновение и расстроится.
– Простите... у меня появились некоторые неотложные дела...
Джоанна глубоко вздохнула и повела Рэйчел через столовую, где уже шли приготовления к празднику, в кухню. Тут повариха, ворча, хлопотала над огромной миской с белым тестом.
Рэйчел опустилась в кресло и с благодарностью принялась пить чай, предложенный Джоанной.
– Мне очень жаль, Рэйчел,– сказала женщина через некоторое время. – Я имею в виду, из-за этого праздника.
Рэйчел поставила чашку на прозрачное фарфоровое блюдце и улыбнулась:
– Пожалуйста, не волнуйтесь. Это день рождения Афины, и...
В этот момент Афина впорхнула в кухню, облаченная в шелковый пеньюар цвета слоновой кости, расшитый нежно-розовыми цветами; ее мягкие платиновые волосы были еще слегка растрепаны, синие глаза сверкали.
– Это действительно мой день рождения, – мелодичным голосом пропела она, шаловливо опуская палец в миску с тестом. – И у меня такое ощущение, что мне сто лет, а не двадцать пять.
– Тебе двадцать семь,– поправила Джоанна, и, когда улыбнулась Рэйчел, в глазах у нее сверкнул озорной огонек.
Афина передернула плечами, и взгляд ее упал на коробку с платьем, прислоненную сбоку к креслу Рэйчел.
– О, да ты обзавелась каким-то собственным нарядом! – воскликнула она так, словно это было нечто совершенно невероятное. – Что ты купила, Рэйчел? Покажи мне!
Внезапно Рэйчел засомневалась, действительно ли это абрикосовое платье – как раз то, что надо. Возможно, этой женщине оно покажется недостаточно изысканным, даже простоватым. Она густо покраснела:
– Ну...
– Ну не будь такой маленькой глупышкой! – снисходительно пожурила ее Афина, отщипнув еще кусочек теста и поморщившись, когда кухарка шлепнула ее по руке.– Я не стану смеяться над твоим платьем, Рэйчел.
Рэйчел взглянула на Джоанну и увидела в ее мягких голубых глазах улыбку. Девушка медленно подняла красно-белую полосатую коробку к себе на колени и открыла ее. Затем она осторожно кончиками пальцев вытянула из коробки мягкое одеяние цвета рассветного неба.
– Встань,– велела Джоанна.– Мы посмотрим, как оно смотрится в сочетании с твоими чудесными волосами.
У Рэйчел в горле стоял болезненный комок, но она подчинилась.
– О,– восторженно прошептала Джоанна.– О, Рэйчел, оно прелестно.
В голосе Афины прозвучали капризные, раздраженные нотки:
– Тебе не кажется, что оно немного – как бы это сказать – девчоночье?
Но Джоанна просто сияла, глядя на Рэйчел, отметая все ее опасения насчет что, не выглядит ли она смешной.
– Оно просто очаровательно девчоночье, – заявила Джоанна.
– Батист,– пробормотала Афина, трогая ткань чуть дрожащими пальцами. – Да, я думаю, что батист – это как раз то, что подходит девочкам твоего возраста.
Джоанна со стуком опустила чашку на блюдце, выразив таким образом свое благородное негодование.
– Афина, уймись наконец. Никому не придет в голову сомневаться, что Рэйчел – взрослая женщина, а не девчонка.
Теперь Афина, очаровательно наморщив лобик, придирчиво осматривала вырез платья.
– Ты уверена, что тебе стоит так открывать грудь? Воспоминания вызвали у Рэйчел озорную улыбку.
Если она и была в чем-то уверена, так это в том, что Гриффину нравится ее полная грудь.
– Уверена,– сказала она.
Индиговые глаза пытливо изучали ее лицо, и Афина еще больше нахмурилась. Обе женщины инстинктивно поняли друг друга, и Рэйчел не без удовольствия заметила, как очаровательный румянец на щеках Афины заметно поблек.


После полудня начали прибывать подарки. Афина и не думала открывать их, хотя многие из них были нарядно упакованы и красиво перевязаны ленточками. Пока не прибудет посылка с именем Гриффина на карточке, она не притронется к подаркам.
Оказавшись в одиночестве в прохладной сумрачной гостиной, Афина поглубже устроилась в кресле. Гриффин не ответил на ее телеграмму – неужели опять занят своими никчемными пациентами? Она помнила, как он не раз пропускал всевозможные приемы и вечеринки, потому что какой-нибудь рабочий на лесопилке ломал ногу, руку или шею. Она закрыла глаза. Гриффин должен приехать. Просто обязан.
Сквозь раскрытое окно до Афины донесся стук колес подъехавшего экипажа. Быстро пробежав по комнате, она приподняла краешек занавески и осторожно, с лихорадочно бьющимся сердцем, выглянула наружу.
Гриффин Флетчер, без пиджака, стремительно шел по дорожке с таким агрессивным видом, что Афина затаила дыхание – пока ее взгляд не упал на узкий плоский сверток, зажатый в его правой руке.
Она улыбнулась про себя, бросилась в прихожую и распахнула дверь как раз в тот момент, когда он поднял внушительный кулак, чтобы постучать.
– Гриффин,– тихим, сдавленным голосом произнесла она.
Его темные глаза сверкнули огнем убийственного презрения, и он заговорил тоном, в котором невозможно было не расслышать ярость:
– Так быстро надоел Париж? Или это ты им надоела?
Под чудовищным натиском его гнева Афина чуть склонила голову.
– Если бы мы только могли поговорить...– запинаясь, произнесла она.– Всего н-несколько минут...
– Нет, этого не будет, – отрезал он.
Когда Афина вновь осмелилась взглянуть ему в глаза, они были оскорбительно холодными и безжалостными.
– Гриффин, ну не будь таким упрямым – пожалуйста...
Он стиснул зубы и собрался что-то сказать, но в этот момент на лестнице появилась Рэйчел и понеслась вниз, поддерживая рукой развевающиеся оранжевые юбки.
– Гриффин!
Невероятно, но Гриффин распахнул объятья навстречу этой невоспитанной, скачущей по ступенькам девчонке, и в одно мгновенье гнев, который видела в его лице Афина, сменился выражением нежного нетерпения.
– Привет, русалочка,– ласково сказал он, и Рэйчел, немного поколебавшись, бросилась к нему.
Потрясенная и униженная, Афина отступила на шаг.
Подняв голову, Рэйчел смотрела на Гриффина огромными сияющими глазами, совсем забыв, что ее платье, зажатое между их телами, может помяться.
– Я не думала...– задыхаясь, говорила она.– Я надеялась...
Гриффин засмеялся и провел ладонью по ее вспыхнувшему, сияющему лицу. На одно невыносимое мгновение Афина подумала, что он поцелует это ничтожество прямо здесь и сейчас. Но вместо этого он оглядел тонкую, струящуюся складками ткань платья Рэйчел:
– Что это? Одеяние, сотканное из лучей заката? Рэйчел неуверенно улыбнулась и что-то прошептала, но Афина была слишком потрясена, чтобы вслушиваться в ее слова. Гриффин снизошел до поэзии? Это было немыслимо! У Афины от бешенства потемнело в глазах – эти двое словно вовсе забыли о ее существовании!
– Ради всего святого, Рэйчел,– воскликнула она, чтобы привлечь их внимание, – неприлично так вешаться мужчине на шею!
Рэйчел чуть побледнела и слегка подалась назад в объятьях Гриффина, но он тут же снова притянул ее к себе. И перевел взгляд с Рэйчел на Афину, испепеляя ее взглядом, полным гневного презрения.
Когда он, наконец, отвернулся, Афина сама не знала, что чувствовать – отчаяние или облегчение. Она вскинула подбородок. Как бы то ни было, при всем его внимании к Рэйчел и презрении к ней, он принес подарок. А это значит, что он просто платит ей за прошлые обиды и все это недоразумение закончится, как только он получит удовлетворение, отомстив за свои страдания.
Но случилось невероятное – он протянул подарок Рэйчел и расплылся в улыбке, став похожим на опьяненного счастьем школьника. Афина подавила крик, готовый вырваться у нее из горла. «Ублюдок,– подумала она. – Ты у меня за это на брюхе будешь ползать!»
Рэйчел дрожащими руками развернула сверток, и ее лицо просияло при виде нитки драгоценного, переливающегося на свету жемчуга.
– О, Гриффин...
Гриффин, похоже, не замечал ни присутствия Афины, ни ее ярости. С горящими глазами он осторожно застегнул ожерелье у Рэйчел на шее.
Афина круто повернулась на одном каблуке и, ошеломленная, отправилась искать столь необходимого ей сейчас уединения в гостиной. Глядя на портрет, который должен был стать свадебным подарком Гриффину от ее родителей, она заплакала мучительными, горькими слезами. Какое-то время она слышал их голоса – Гриффина и Рэйчел – потом, после большого перерыва – стук закрывшейся парадной двери. Афина вскочила с места, обеими руками схватила расписную вазу, которая, сколько она помнила себя, украшала пианино, и в бешенстве швырнула ее в сторону камина. Звук разбитого стекла звонким эхом разнесся по всему дому.
– Афина? – голос был тихим, но твердым. Афина зажмурила глаза:
– Уйди, мама. Пожалуйста, уйди.
– Я предупреждала тебя, – мягко сказала Джоанна.
Афина повернулась, вне себя от горя, злобы и унижения.
– Он подарил ей жемчуг! – пронзительно прокричала она.
Джоанна подошла поближе и присела на ручку кресла, сложив руки на груди.
– Какой жемчуг? – спокойно спросила она. Разочарование Афины было беспредельно горьким.
Будто в бреду, она принялась ходить взад-вперед вдоль камина.
Жемчуг матери Г-Гриффина, – прерывисто, сквозь рыдания выговорила она.– Свадебный п-подарок от его отца...
– Понятно.
– Ничего тебе не понятно! Этот жемчуг должен был стать моим! Гриффин должен был стать моим!
В ответе Джоанны слышалась некоторая доля сочувствия:
– Ты напрасно мучаешь себя, дорогая. Чувства Гриффина совершенно определенно изменились, и ты с этим ничего не можешь поделать.
Афина продолжала свои метания по комнате:
– Нет! Если я попрошу у него прощения... скажу, что ошиблась...
– Некоторые ошибки просто невозможно исправить, Афина. Ты потеряла Гриффина – ты очень давно потеряла его. Признай это ради собственной пользы.
По мысли Афины снова были полны мечтаний, и она цеплялась за них изо всех сил. Гриффин любит ее – он просто пытается ее наказать, причинить ей такую же боль, какую она когда-то причинила ему. Она улыбнулась. У Гриффина есть одна большая слабость, и никто лучше нее не знает, как этим воспользоваться.
– Куда они пошли – я имею в виду Рэйчел и Гриффина? – осведомилась она таким равнодушным тоном, словно только что не билась в истерике.
Джоанна казалась встревоженной – наверное, подумала, что дочь сошла с ума. Помолчав, она ответила:
– Полагаю, на свадьбу. Сегодня женится один из друзей Гриффина.
– Понятно, – добродушно отозвалась Афина. Затем она проплыла мимо потрясенной матери и отправилась в свою комнату на втором этаже. Она решила, что сегодня вечером наденет синее шелковое платье. То самое, которое Андре купил ей и которое произвело такой фурор в Париже.


Фон боялась заходить в церковь, боялась, что при виде нее священник начнет поносить Филда за то, что он выбрал такую жену. Ее глаза наполнились слезами, и она с трудом могла разглядеть Рэйчел.
Но Рэйчел взяла ее за руку.
– В чем дело? – прошептала она. – Разве ты не хочешь выйти замуж за Филда?
Одной рукой Фон смахнула слезы, радуясь, что Гриффин и Филд уже вошли в церковь и не видят, как она плачет.
– А вдруг священник не захочет нас обвенчать, Рэйчел? – шмыгая носом, спросила она.
Рэйчел достала чистый носовой платок:
– Он же дядя Филда! И с какой стати он откажется совершать обряд?
– Посмотри на меня! – яростно прошипела Фон, вытирая лицо платком.
Рэйчел с искренним изумлением осмотрела ее:
– Ты выглядишь просто великолепно – только глаза чуть припухли.
Несмотря на свое настроение и обстоятельства, Фон громко расхохоталась. Бесполезно было объяснять что-либо этой доброй, лишенной всяческих предрассудков и совершенно замечательной глупышке. Она поглубже вздохнула и произнесла:
– Ну все, я готова. Да, Рэйчел!
Рэйчел, уже тянувшая ее за руку к входу в церковь, нахмурилась:
– Что?
– Когда мы вернемся в Провиденс, ты станешь со мной дружить? Думаю, я буду нуждаться в поддержке такой подруги, как ты.
Рэйчел засмеялась, каблучки ее туфель весело застучали по дорожке из сосновых досок, ведущей через церковный двор.
– Я собиралась сказать тебе то же самое, Фон Найтхорс. Просто не могла набраться смелости.


При всей своей простоте, свадьба была столь очаровательно романтичной, что Рэйчел плакала, не стесняясь слез. Филд, со своей необыкновенно прямой осанкой, выглядел особенно гордым. Время от времени восхищенно улыбаясь своей невесте, он повторял слова обета громким, уверенным голосом.
Фон была явно испугана, и Рэйчел все время чувствовала ее страх, видела, как она дрожит. Но когда благообразный седовласый священник произнес заключительные слова, Фон Холлистер радостно вскрикнула и повисла на шее у мужа.
Позже, когда прозвучали поздравления и четверо участников свадебной процессии вышли из церкви, Фон взглянула на Гриффина с видом раздосадованной сестренки.
– Это ты уговорил Филда сделать это? – требовательно спросила она.
Гриффин рассмеялся:
– Кто – я? Я умолял его одуматься!
– Лжец,– ответила Фон. Ее блестящие от слез глаза смотрели с любовью, уголок рта изогнулся в слабой улыбке.
Гриффин снова рассмеялся. Он обхватил Фон за талию, поднял в воздух и снова поставил на ноги так, что она слегка покачнулась. Наклонившись, он поцеловал ее в лоб.
Будь счастлива, – глухо произнес он.
– Может, ты отпустишь мою жену? – рявкнул Филд, глаза его сияли счастьем и радостью.
Рэйчел стояла чуть поодаль, наблюдая. Она провела пальцами по прекрасным жемчужинам у себя на шее и ощутила слабую, робкую надежду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел



мне очень понравился роман, перечитала уже два раза))).
Женщины Флетчера - Миллер Линда ЛаелВика
15.08.2014, 20.21





Роман понравился... Кстати, больше понравился злодей-Джонас. Если бы он не нашёл героиню в Сиетле после её отъезда, то, её бы увезли и продали в рабство. А вот положительный герой как-то не вдохновил... Лишил девственности и отправил с чемоданами на корабль. Как-то не по-джентльменски это. И эта месть и чувства к бывшей.
Женщины Флетчера - Миллер Линда ЛаелМарина
4.12.2014, 18.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100