Читать онлайн Женщины Флетчера, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.15 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Женщины Флетчера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Рэйчел была рада, что темнота скрывает ее пылающие щеки, что кваканье лягушек и жужжание насекомых доносящиеся снаружи, заглушают ее прерывистое, испуганное дыхание. Закинув руки за голову, она слушала, как Гриффин раздевается. Солома под ней скрипнула, и Гриффин, невидимый в темноте, растянулся рядом с ней.
Нежно, осторожно он раскрыл ее губы своими, покусывая их, возбуждая, заставляя отвечать на поцелуи. Это непобедимое, еще не испытанное ею наслаждение вынудило Рэйчел застонать. Она пошевелилась, чтобы высвободить руки из-за головы и запустить пальцы ему в волосы, но одной рукой он обхватил ее запястья, лишая свободы движения.
И все это время его губы двигались вниз – сперва по подбородку, потом по шее, к пульсирующей точке под ухом. Он начал стягивать с нее тонкую рубашку, пока одна ее горячая, трепещущая грудь не ощутила прикосновения ночной прохлады. Поглаживая большим пальцем, Гриффин превратил обнаженный сосок в твердый пульсирующий комочек. Когда он впился в сосок губами, Рэйчел чуть не задохнулась от наслаждения. Но Гриффин продолжал сжимать ее руки в своей. Наконец он обнажил и вторую грудь, безжалостно возбуждая ее, и начал сосать.
Рэйчел извивалась от прилива первобытной страсти. Скоро он овладеет ею... Но ее ожидали новые невиданные удовольствия. Отпустив ее руки, он стянул с нее панталоны и отбросил в сторону. Он начал ласкать самый сокровенный уголок ее плоти, а потом раздвинул его пальцами.
Рэйчел выгнула спину, тяжело дыша в приступе блаженства от горячих ласк его требовательного рта, которые зажигали всю ее мучительным пламенем. Его руки, скользнув вниз, гладили кожу под ее коленями, и Рэйчел ощутила, как внутри у нее что-то начало бесшумно взрываться. Она громко вскрикнула от возбуждения и замерла.
Гриффин неожиданно ухмыльнулся.
– Теперь им будет о чем поговорить какое-то время,– поддразнил он Рэйчел.
Девушке было все равно, слышали ли лесорубы ее крик. Сейчас ее не волновало ничего, кроме завершения чудесного ритуала, доведения его до естественного финала. Гриффин это понял. Он опустился на нее сверху и осторожно вошел в нее. Едва заметная, краткая боль – и снова пульсирующее, захватывающее наслаждение. Оно возрастало с каждым движением их тел, с каждым приглушенным стоном, пока оба они не забылись в безумном вихре полного освобождения.


Она спала.
Гриффин прислушивался к ее тихому сладостному дыханию и не мог простить себя за то, что обошелся с ней подобным образом. Он был так уверен, что она не девственница – так дьявольски уверен. Но он ошибся и теперь чувствовал себя бессовестным вором. Он не имел никакого права желать ее – ему нечего было ей предложить.
Случайный лунный лучик упал на ее лицо, и Гриффин тяжко, удрученно вздохнул. Что он может дать ей? Разумеется, верность – сама мысль о том, что он сможет приходить к ней, когда захочет, лишала его интереса к другим женщинам,– уютный дом, деньги, страсть. Страсть – это несомненно.
Но она заслуживала большего, куда большего. Она заслуживала любви, а Гриффин Флетчер больше не обладал способностью к этому высокому, благородному чувству.
Но даже вновь утверждаясь в своем прежнем, весьма мучительном решении – как можно скорее отослать Рэйчел из Провиденса, Гриффин опять почувствовал непреодолимую потребность в ней. Когда он привлек ее к себе, она проснулась и потянулась к нему – нетерпеливая, сонная и теплая.


Рождение нового дня оставило Джонаса Уилкса безучастным; его нервы были на пределе после тягостной ночи, от недостатка сна очертания предметов расплывались перед глазами.
Где Рэйчел? Этот вопрос продолжал преследовать его столь же неотступно, как преследовал в течение всей этой долгой, истерзавшей его ночи. Джонас обыскал салун и палаточный городок, а его люди опросили Филда, Молли и даже Чанга, повара-китайца. Где бы она ни находилась, она была с Гриффином. В тысячный раз после исчезновения Рэйчел с пикника Джонас закрывал глаза, предаваясь полному, сокрушительному отчаянию.
Он вздрогнул, когда в комнате появилась миссис Хаммонд и поставила перед ним тарелку яичницы с колбасой.
– Господи, да вы глаз не сомкнули? Джонас оттолкнул от себя тарелку:
– Я убью его. Если он притронется к ней, я убью его.
Бывшая няня и нынешняя домоправительница Джонаса позволила себе присесть возле огромного полированного обеденного стола.
– Господи о ком это вы толкуете?
Он вытащил из внутреннего кармана пиджака сигару и зажал ее в зубах.
– Я говорю, миссис Хаммонд, о Гриффине Флетчере.
– И Рэйчел,– догадалась женщина.
Внезапно в измученном сознании Джонаса мелькнуло нечто, что он до этого упустил из виду. Как только Рэйчел так неловко упала в церковный пруд, кто-то громко позвал доктора Флетчера. Ну конечно. Гора. Гриффина вызвали на гору, и он взял с собой Рэйчел. А Джонас пребывал в таком смятении, что не учел этого. Возможно, Гриффин даже увез девушку против ее воли.
Ярость охватила Джонаса, сметая остатки усталости. Он так резко вскочил, что с грохотом опрокинул стул, и вылетел из дома, оставив позади как миссис Хаммонд, так и последние крохи здравого смысла.
Маккей, лицо которого в лучах рассвета выглядело особенно изможденным, ехал ему навстречу.
– Мы с Уилсоном дежурили всю ночь, босс. У Флетчера никого, кроме Молли и ее сына.
– Ладно, собери Уилсона, Рили и всех, кого найдешь,– спокойно приказал Джонас.– Я знаю, где они. Когда Гриффин будет возвращаться с горы, мы подстережем его там... для пары теплых слов.
Маккей неловко поерзал в седле.
– А что делать с девушкой? – пробормотал он. Упоминание о Рэйчел причинило Джонасу боль, но он не собирался выставлять свои чувства напоказ перед таким подонком, как Маккей. Он сохранил непроницаемое выражение лица.
– Я не желаю, чтобы ей причинили вред, при каких бы то ни было обстоятельствах. Того, кто ее хоть пальцем коснется, я исполосую хлыстом в кровь. Это понятно?
Маккей кивнул, но, казалось, сомнения одолевали его с еще большей силой.
– Не думаю, что это такая уж хорошая идея: я имею в виду связываться с Гриффином.
– А как насчет того, что ты можешь потерять работу? – заорал Джонас. – Эта идея тебе нравится?
– Я приведу вам лошадь,– ответил Маккей, направляя своего скакуна к деревянной конюшне позади дома.
Успокоившись, Джонас поднял глаза к голубому, без единого облачка небу. Хороший день для возвращения долгов – как старых, так и новых.
Образ Рэйчел, извивающейся в объятьях Гриффина, внезапно заполнил его воображение. Он отогнал эту картину. Гораздо приятнее было вспомнить о том, какую взбучку он устроил Фон Найтхорс. И гораздо менее болезненно.


Когда Рэйчел проснулась, Гриффина рядом не было. На мгновенье ее охватила паника, она взметнулась на колючей соломенной постели, готовая закричать.
Добсон. Гриффин наверняка в бараке, возле Добсона.
Рэйчел натянула на себя одежду и, насколько это было возможно, привела в порядок волосы. Воспоминания прошедшей ночи заставили ее зардеться. «Рэйчел Маккиннон», – прогремел голос внутри нее. – Тебя обесчестили». Она улыбнулась про себя и тихонько приоткрыла хлипкую дверь сарая.
Поселок был практически пуст. Выше по склону горы раздавался скрежет пил, крики рабочих, мычание быков. Сбегав ненадолго в лесок, Рэйчел набрала воды из колодца рядом с кухней и несколько раз плеснула себе в лицо.
– Доброе утро, мисс, – стоявший на ветхом крылечке Свенсон расплылся в улыбке.– Хороший денек, а?
Делая вид, будто не замечает все понимающего взгляда старика, Рэйчел согласилась, что да, день и вправду чудесный.
Гриффин был в бараке, но там ситуация заметно улучшилась. Войдя, Рэйчел увидела, что Добсон не только проснулся, но и смеется над какой-то историей, которую рассказывает ему Гриффин. Рэйчел стало не по себе. Уж не то ли, как она бесстыдно отдалась Гриффину, так их забавляет?
Флетчер поднялся с соседней с постелью Добсона лежанки и улыбнулся девушке. Но, несмотря на улыбку, его лицо хранило все то же натянутое, угрюмое выражение, на которое она обратила внимание накануне, когда они только приехали.
Уязвленная, Рэйчел опустила глаза и стиснула руки.
– Мы скоро уезжаем? – спросила она, ненавидя себя за собственный дрожащий голос.
Указательным пальцем Гриффин приподнял ее подбородок.
– Ты сможешь сначала заставить себя проглотить завтрак, приготовленный Свенсоном? – мягко ответил он вопросом на вопрос.
Его прикосновение и ободряющий взгляд заставили ее приободриться.
– Я смогу, если ты сможешь,– коротко сказала она.
Через несколько минут Рэйчел и Гриффин сидели друг напротив друга за столом Свенсона и, молча обмениваясь смешливыми взглядами, уничтожали водянистую овсянку. Затем Гриффин привел из конюшни двух лошадей, запряг их в ту же самую повозку, на которой они приехали, и галантно подсадил Рэйчел на сиденье.
Путешествие вниз по склону горы было долгим и опасным даже при свете дня. На полпути они остановились, любуясь открывшимся перед ними потрясающим видом залива Пугет, лесами из громадных сосен, перемежающихся серебристыми тополями, высокими кедрами и приземистыми пихтами, даже самим Провиденсом.
– Посмотри, – прошептала Рэйчел. – Вон церковь Филда.
Взгляд Гриффина был устремлен в том же направлении, но внезапно он насторожился.
– Ты видела это? – спросил он после зловещей паузы.
Рэйчел присмотрелась и наконец заметила вспышку серебристого света.
– Зеркало? – сообразила она.
Гриффин нажал на тормозной рычаг и, ничего не ответив, спрыгнул на землю; торопясь, распряг лошадей.
– Что ты делаешь? – потребовала ответа Рэйчел, чувствуя, как ее любопытство сменяется беспокойством.
– Ты сможешь ехать верхом? – резко спросил Гриффин, вскакивая на спину одного из жеребцов, которые до этого тащили повозку.
– Как видно, придется,– огрызнулась Рэйчел, прежде ни разу в жизни не сидевшая верхом на лошади.
Ухватив второго коня за гриву, Гриффин подвел его поближе к сидевшей в повозке Рэйчел, чтобы она смогла перелезть на его спину.
– Забирайся,– скомандовал он.
Рэйчел опустилась а потную спину животного, подобрав юбку до весьма рискованной высоты.
– Что...
Но Гриффин уже направил своего жеребца в густой кустарник, которым порос склон горы. Без всякого понукания со стороны Рэйчел ее лошадь двинулась следом.
Они спускались осторожно, но все равно у Рэйчел поминутно захватывало дух от страха. Примерно через полчаса девушка наконец потеряла терпение:
– Гриффин Флетчер, если вы не объясните мне, что происходит...
Обернувшись через широкое плечо, Гриффин усмехнулся:
– Это долгая, запутанная история, мисс Маккиннон. Думаю, достаточно сказать, что однажды Филд воспользовался этим же приемом, дабы предупредить меня, что мой отец поднимается на гору с ремнем в руках и жаждет моей крови.
Рэйчел наморщила нос.
– Он не мог сообщить все это с помощью зеркала, – возразила она.
– Он и не смог. Мой отец отыскал меня и как следует отлупил.
Рэйчел заливисто расхохоталась:
– Что же такое ужасное ты натворил? Гриффин ухмыльнулся:
– Я описал в школьном сочинении, как моя любимая бабушка, приехав из Старого Света, нанялась в служанки и отбила своего хозяина у супруги.
Рэйчел снова рассмеялась:
– А что, так и было?
– Да, но мне не полагалось этого разглашать,– ответил Гриффин и снова переключил внимание на спуск по крутому склону.
Они еще дважды заметили серебристую вспышку до того, как достигли подножия горы и медленно въехали в рощу позади церкви Филда Холлистера. Когда лошади остановились напиться из пруда, священник выбежал из дома с покрасневшим от досады и облегчения лицом.
– Будь оно все проклято, Гриффин...– гневно начал он.
Рассмеявшись, Гриффин перекинул одну ногу через шею лошади и соскочил на землю.
– Успокойся, Филд. Я получил твое послание. На этот раз.
Филд тоже не смог удержаться от смеха.


В доме Филд деликатно указал Рэйчел комнату, где она могла привести себя в порядок. Как только дверь за девушкой затворилась, Гриффин, скрестив руки на груди, прислонился спиной к стене кухни.
– Где они ждали, Филд?
Покачав головой, Филд отвел друга в крошечную гостиную. Там он заговорил в полный голос.
– Возможно, у подножья горы,– ответил он.– Утром сын Молли принес мне записку. В ней говорилось, что люди Джонаса всю ночь продежурили возле твоего дома. Это меня встревожило, я прокатился мимо дома Джонаса и заметил, что он собирает целую небольшую армию. Об остальном я догадался.
– Возможно, ты спас мою шкуру,– сказал Гриффин; одновременно перед его мысленным взором поплыли чудесные воспоминания о прошедшей ночи. Он отвернулся, притворившись, будто внимательно разглядывает ничем не примечательный кирпичный камин Филда, и пытаясь таким образом скрыть неприглядную истину, которая могла отразиться на его лице.
Но не успел.
– Черт тебя побери, Гриффин, – прошипел Филд, разворачивая его лицом к себе.– Ты сделал это, да? Ты скомпрометировал эту девушку!
Но слова Филда не могли вызвать в нем большего стыда, чем тот, который он и без того испытывал.
– Я не знал, что она девственница! – огрызнулся он.
– Ты идиот, Гриффин, – тихим, охрипшим от ярости голосом ответил Филд. – Ты твердолобый идиот. Ты просто хотел досадить Джонасу.
Гриффин пожал плечами, тщательно избегая взгляда своего друга.
– И мне это удалось, – с притворной небрежностью отозвался он.


Окаменевшая, стояла Рэйчел посреди безупречно чистой кухоньки в доме Филда Холлистера. Ты скомпрометировал эту девушку. Ты просто хотел досадить Джонасу. Эти слова безжалостно терзали душу девушки. Но все же менее безжалостно, чем ответ Гриффина. И мне это удалось.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Рэйчел опять смогла пошевелиться. Молча, затаив в себе страшную боль и гнев, она потихоньку выбралась из дома через заднюю дверь и бежала до тех пор, пока не оказалась в салуне. По пути она заметила, что пароход «Стэйтхуд» стоит в порту.
– Мэми! – воскликнула она и дрожа, в изнеможении привалилась к двери кухни. – Мэми, где ты?
Добрая женщина, чье круглое лицо выражало удивление и испуг, немедленно примчалась на зов Рэйчел.
– Рэйчел, ради всего святого, что случилось? Рэйчел прерывисто дышала, хватая ртом воздух.
– Я... в порту стоит пароход... мне нужны мои деньги...
– Но, Боже мой...
Рэйчел уже выбегала из кухни; слезы ручьями текли у нее из глаз.
– Пожалуйста, Мэми,– у меня нет времени...
Спотыкаясь, она взобралась по ступенькам, не обращая внимания на любопытные взгляды томящихся от безделья танцовщиц и нескольких посетителей, забредших в салун выпить утром в понедельник. В комнате матери Рэйчел отыскала вместительный чемодан и начала заталкивать в него одежду, которую забрала из дома Гриффина.
Спокойный, невозмутимый голос пронзил ее, как лезвие ножа:
– Не торопись, Рэйчел. Пароход отходит только через час.
Сжимая в руках голубую муслиновую рубашку, Рэйчел медленно обернулась и встретилась взглядом с Гриффином. Один его вид наполнил ее сердце острой, невыносимой болью.
– Ты...– начала она.– Ты...
Она замолчала. Ибо просто не существовало слов, которые могли бы ранить его так больно, как бы ей хотелось. Преодолев себя, Рэйчел продолжила укладывать в чемодан одежду, и это занятие немного успокоило ее.
– Я прослежу, чтобы чемоданы, которые ты оставила в моем доме, были погружены вовремя, – спокойно сказал он.
И удалился.
Рэйчел опустилась на обитую красным бархатом скамейку, закрыла лицо руками и плакала до тех пор, пока у нее больше не осталось слез.
Когда пароход покидал гавань Провиденса, Рэйчел Маккиннон была на его борту. Она стояла, сжимая обеими руками поручни и обводя прощальным взглядом верфь, уютные домики и кладбище на вершине небольшого холма, расположенного рядом с палаточным городком.
– До свидания,– тихо проговорила она.


Мэми Дженкинс казалось, что она никогда не видела ни в чьем лице такого отчаяния, какое было написано на лице Гриффина Флетчера. Подавленный и сокрушенный, он сидел за столом Бекки и делал вид, что пьет кофе, который она поставила перед ним.
«Боже мой,– подумала добрая женщина.– Он любит эту девушку».
– Почему же вы, как дурак, сидите здесь, а не пытаетесь ее догнать? – выпалила Мэми, в волнении оправляя огромными натруженными руками передник и вспомнив, каким несчастным было лицо мисс Рэйчел, когда та забирала у нее оставленные матерью деньги.
Гриффин покачал головой, избегая взгляда Мэми:
– Лучше дать ей уехать, Мэми. Поверь мне.
– Осел,– буркнула Мэми, отвернувшись и с грохотом бросая в дуршлаг шишковатые картофелины. – Упрямый, твердолобый осел!
– Спасибо.
Мэми принялась яростно чистить картошку.
– Сколько раз, по-вашему, Гриффин Флетчер, вам будет ниспослана любовь?
Он отхлебнул кофе, и на лице его изобразилось нечто, весьма далекое от беспечности, к которой он, возможно, стремился.
– Если повезет, больше ни разу. – С этими словами он залпом выпил кофе и вышел.


За окнами было темно. Билли Брэйди не любил темноту: она была полна враждебности так же, как город полон враждебно настроенных людей. Он был рад, что в передней Филда Холлистера горит свет: не будь его, он, возможно, не решился бы постучать.
Филд отозвался быстро – так быстро, что Билли пришло в голову, уж не от Бога ли священник узнает о том, что должно произойти. Преподобный уже держал в руках пальто и произнес только одно слово:
– Гриффин? Билли кивнул:
– Мама просит: придите, пожалуйста, быстрее потому что мы не можем с ним справиться.
– Этого не может никто, – ответил Филд, вздыхая так же, как вздыхала мама Билли, когда у нее не поднималось тесто. Но потом священник все равно отправился с Билли – выполнять свою нелегкую миссию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женщины Флетчера - Миллер Линда Лаел



мне очень понравился роман, перечитала уже два раза))).
Женщины Флетчера - Миллер Линда ЛаелВика
15.08.2014, 20.21





Роман понравился... Кстати, больше понравился злодей-Джонас. Если бы он не нашёл героиню в Сиетле после её отъезда, то, её бы увезли и продали в рабство. А вот положительный герой как-то не вдохновил... Лишил девственности и отправил с чемоданами на корабль. Как-то не по-джентльменски это. И эта месть и чувства к бывшей.
Женщины Флетчера - Миллер Линда ЛаелМарина
4.12.2014, 18.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100