Читать онлайн Эмма и незнакомец, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Эмма и незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 25

На следующее утро в девять часов со Стивена сняли все обвинения, и публика, глубоко разочарованная, покинула зал суда. Стивен и Гаррик обменялись рукопожатиями, и Стивен обернулся к Эмме, стоявшей за его спиной.
Он предложил ей свою руку и одарил слабой полуулыбкой, которая так привлекла и встревожила ее при их первой встрече.
— Все кончено, — сказал он, и она сумела расслышать его слова в общем гуле.
— Нет, мистер Фэрфакс, — ответила Эмма, улыбаясь ему глазами и кладя руку ему на плечо. — Все только начинается.
— Что будет с Люси? — спросил Стивен у деда, когда сидел в его кабинете, с благодарностью принимая бокал с бренди.
Сайрус взглянул на доктора Мейфилда, стоявшего у камина, скрестив руки на груди.
— Мне кажется, это будет зависеть от того, что скажет Поль.
Доктор откашлялся.
— Тюрьма не место для мисс Люси — мы все согласны с этим. Во-первых, она не правомочна предстать перед судом. Если я смогу склонить судью Уиллоуби или одного из мировых судей к нашему мнению, то мы отправим ее в одну из больниц в Сан-Франциско.
— Я не отошлю Люси в какую-нибудь дыру, — предупредил Сайрус. — Я скорее буду держать ее здесь и найму сестер.
Доктор Мейфилд покачал головой.
— Больница Кроуфорд не дыра, Сайрус, — нетерпеливо сказал он своему старому другу, — и я должен вызвать тебя на дуэль только за предположение, что я мог бы предложить подобное место для нее. Конечно, я не пошлю тебе вызов, здесь и так было достаточно кровопролития.
Он бросил быстрый взгляд на Стивена, потом снова устремил умные глаза на Сайруса.
— Было бы плохо для Люси, да и для всех вас, если бы она осталась здесь. Ей необходимо сменить обстановку.
— А если она поправится? — спросил Стивен. — Ей придется предстать перед судом?
Доктор вздохнул.
— Болезнь глубоко поразила Люси. Возможно, она проведет всю оставшуюся жизнь в Кроуфорде.
Стивен и Сайрус обменялись взглядами, когда доктор попрощался, обещая предпринять необходимые действия с властями и больницей. Когда он ушел, Стивен спросил:
— Ты говорил с Маконом?
Сайрус издал возмущенное восклицание, достал сигару из коробки на столе и откусил конец.
— Ему наплевать, даже если мы посадим ее на плот и отправим вниз по Миссисипи, — пробормотал он. Он чиркнул спичкой и скоро облака дыма окутали его седую голову. — Ты, может, слышал, он собирается покинуть Фэрхевен, как только окрепнет. Говорил что-то про Европу.
Стивен сделал еще глоток бренди. С улыбкой он подумал, что Макон расправляет крылышки. Придется их немного подрезать.
— Не представляю, чтобы он был в восторге от моего активного участия в управлении Фэрхевеном.
— Тебе придется взять на себя больше, чем просто «активное участие», — сообщил ему Сайрус. — Я слишком стар я слишком устал, а у Натаниела молоко на губах не обсохло, поэтому от него еще мало пользы.
Стивен взял одну из дедовских сигар. Эмма ненавидела запах, который оставался от них на его одежде и волосах, но он знал, как примирить ее с этим.
— Тебе придется еще немного продержаться, — сказал он деду. — Мне надо сделать кое-что важное, на что нужно время.
— Сестры Эммы? — догадался Сайрус. Стивен кивнул.
— Ей необходимо отыскать Лили и Каролину.
— И, возможно, жить недалеко от них, — предположил Сайрус, явно обеспокоенный, что может потерять наследника теперь, когда нашел его.
— Эмма понимает, что Фэрхевен наш дом, — ответил Стивен, покачав головой. — Ей просто хочется связаться с сестрами, знать, что они счастливы.
Сайрус тяжело вздохнул.
— Какие-нибудь следы?
— Не много, — нахмурившись, ответил Стивен. — У нее есть адрес в Чикаго, по которому когда-то жила ее мать, и имя поверенного.
— Так вы поедете туда? В Чикаго?
Стивен кивнул.
— Если нам повезет, мы все выясним там.
Сквозь большое окно за спиной Сайруса Стивен видел, как по траве шла Эмма и была задумчива и чем-то расстроена.
Он потушил сигару, извинился и вышел.
Стивен нашел жену в летнем домике, где они не так давно занимались любовью и, возможно, зачали ребенка, который рос внутри нее. Удрученная, она сидела на матраце, держа в руке письмо.
— Что это? — спросил Стивен.
Она обернулась и посмотрела на него со слезами на глазах.
— Поверенный ушел в отставку, — печально сказала она, — а у его преемника нет никаких записей в связи с Кэтлин Харрингтон.
Он взял ее за руку и успокаивающе пожал.
— Мы поедем в Чикаго, Эмма. Поговорим с ее соседями…
Она покачала головой.
— Это просто глупость, — в отчаянии произнесла она. — Все это. Я не собираюсь бродить по всей стране, когда у меня здесь прекрасный дом и муж, который любит меня.
— А как же Лили и Каролина? — мягко настаивал Стивен.
Эмма прикусила нижнюю губу и молчала, являя собой картину полнейшего несчастья, прежде чем ответила:
— Они, возможно, счастливы без вмешательства сестры, которое усложнит их жизни — если они вообще живы.
Стивен посмотрел на нее с нежной твердостью.
— Эмма…
Она снова покачала головой.
— Все кончено. Я сдаюсь.
— Ты так говоришь просто потому, что беременна я у тебя меняется настроение. Поговорим об этом после рождения ребенка.
Эмма смахнула слезы тыльной стороной ладони.
— Я люблю тебя, — прошептала она.
Стивен улыбнулся и стал подниматься с матраца, все еще сжимая ее руку. Она воспротивилась, и он удивленно посмотрел на нее.
— Что…
Губы у нее дрожали, но она молчала. Ее глаза сказали ему, что она хотела, и он был только счастлив выполнить ее желание.
Первое письмо от Люси было похоже на послание из пансиона, написанное тоскующим по дому ребенком. Ей не нравился океан, туман и солнечный свет, разгоняющий его к полудню. Ей хотелось вернуться в Фэрхевен.
Макон глумился над ее письмами и говорил, что ее следовало послать к черту за все те несчастья, которые она причинила. Он упаковал шесть сундуков одеждой и всякими безделушками и уехал в Европу десятого августа, не потрудившись даже оставить записку своей жене.
Сайрус и Стивен были слишком заняты реорганизацией фамильного имения, чтобы заниматься такими сентиментальными вещами — писать письма. Натаниел ухаживал за девушкой в приходе Святого Чарлза и большую часть времени отсутствовал. Так что бремя переписки с Люси упало на Эмму, которая находила успокоение, делясь любовью, которую могла бы подарить своим сестрам.
Она сочиняла длинные послания, рассказывая Люси обо всем, что происходило, не касаясь, конечно, Макона и своей беременности. Она писала о Сайрусе и Стивене, о Натаниеле, о слугах и соседях. Она старательно пересказывала сплетни, переписывала строки из поэм и Библии, чтобы подбодрить Люси.
В ноябре, когда Эмма была уже на последних месяцах беременности и Стивену надо было по делам попасть в Сан-Франциско, она поехала с ним и навестила Люси в больнице Кроуфорд.
Это было милое спокойное место, выходящее на бушующий серый океан. Эмма нашла Люси сидящей у большого пианино в солярии. Ее маленькие руки бегали по клавишам. Она прекрасно играла, и Эмма стояла, слушая с радостью и грустью. Ей хотелось встретиться с Люси, но она боялась, что ее явная беременность огорчит бедную женщину.
Все-таки больше всего на свете Люси жаждала иметь собственного ребенка.
— Люси?
Нарядная женщина замерла на стуле у пианино, потом посмотрела с детским любопытством в глазах. На ней была мягкая блузка цвета слоновой кости и нарядная синяя сатиновая юбка. Карие глаза расширились от восторга.
— Эмма! — выкрикнула она, вставая и сжимая руки невестки обеими руками.
Две женщины неловко обнялись — мешал выступающий живот Эммы.
Люси посмотрела на нее с вопросительным изумлением.
— О, Эмма, — прошептала она, поднимая глаза к лицу невестки. — Когда?
— В январе, считает доктор, — тихо ответила Эмма.
Люси широко улыбнулась, хотя ее глаза лани наполнились слезами.
— Это чудесно, — сказала она, и они снова обнялись.
— Я привезла тебе немного книг и нот, а Джубал прислала немного своей ореховой помадки, — говорила Эмма Люси, когда они шли по коридору. — Все это ждет тебя в комнате.
— Где Стивен? — спросила Люси, выглядевшая и говорившая совершенно нормально.
— Он в городе, занимается делами, — мягко сказала Эмма, — но он обещал повезти нас обеих пообедать сегодня вечером. Если ты хочешь поехать, конечно.
Они вошли в апартаменты, которые занимала Люси, и она сразу же открыла коробку с помадкой Джубал и стала по-детски смаковать сласти.
— Хочешь? — спросила она, протягивая конфеты Эмме, которая покачала головой.
— Моя талия и так слишком быстро расширяется, — возразила она.
— Как Макон? — спросила Люси взволнованным голосом, словно прожила с мужем в согласии всю свою жизнь.
— Прекрасно, — уклончиво ответила Эмма. — Занят, как всегда.
Эмма была у Люси до четырех часов, когда за ними приехал Стивен, и в элегантном экипаже они поехали в город. Люси восторженно болтала всю дорогу и во время обеда. Когда они вернулись в больницу, она взяла Стивена за руку и сказала:
— Пожалуйста, Стивен, не могу я вернуться домой?
Эмма оценила его нежность, когда он коснулся щеки Люси и мягко произнес:
— Еще нет, дорогая. Ты еще не готова для Фэрхевена. Но мы будем часто приезжать к тебе, я обещаю.
Казалось, Люси успокоилась от этих слов, в Эмме подумалось, что через несколько часов хрупкая маленькая жена Макона может и не вспомнить, что они приезжали повидаться с ней.
— Простите меня, — сказала Люси Стивену и Эмме, когда они собрались уезжать. — Я знаю, вы страдали из-за меня.
Стивен поцеловал Люси в лоб.
— Все теперь закончено, — успокоил он ее. — Ты только думай о том, чтобы поправиться.
Люси кивнула, может быть, сознавая, что ее положение безнадежно, и в ее глазах стояли слезы, когда гости наконец уехали, оставив ее у пианино.
Первый законнорожденный младенец, который родился в семье Стивена за сорок лет, решил появиться дождливой январской ночью, когда все дороги превратились в глинистое месиво.
Эмма разбудила Стивена, выгнув спину и издав стон от неожиданной боли. Он резко сел на постели, в волнении провел рукой по волосам, и забормотал, что заплатит пять тысяч долларов за нужный ему участок земли и ни цента больше.
Несмотря на боль, Эмма рассмеялась над его словами, так не подходившими к обстановке.
— Я рожаю, мистер Фэрфакс, — сказала она, когда ее живот видимо содрогнулся под ночной рубашкой и лицо исказилось от боли. — Ты бы лучше привез доктора, быстро.
Полностью проснувшись, Стивен выбрался из постели, зовя Сайруса и Натаниела.
Они прибежали сломя голову, одетые во фланелевые ночные рубашки, что вызвало бы у Эммы смех, не будь ей так больно. Стивен не понимал, что он голый, посылая Натаниела за доктором Мейфилдом, а Сайруса — за Джубал из комнаты для слуг. А когда понял, то не придал этому никакого значения.
Он торопливо одевался, все время чертыхаюсь себе под нос.
Эмма издала удивленный смешок, который перешел в громкий стон. Ее живот поднялся, как будто его сжали невидимые гигантские пальцы, и она почувствовала, как между ногами вылилась вода.
— Это должно происходить так быстро? — спросила она Стивена, задыхаясь после очередной сильной схватки.
— Откуда мне знать? — прогремел Стивен, спотыкаясь в темноте, пока не ударился коленкой о комод у кровати. Тогда он разразился проклятьями и потребовал:
— Где же, черт возьми, доктор?
— Он живет в пяти милях отсюда, — успокаивала его Эмма. — Успокойтесь, мистер Фэрфакс. Рожать ребенка совершенно обычное…
В этот момент сильная боль заставила ее хрипло вскрикнуть.
Влетела Джубал с лампой в руках, нетерпеливым движением руки отсылая Стивена.
— Принесите мне чистые простыни, мистер Стивен, — приказала она. — Сейчас же.
Пока Стивен бросился выполнять поручение, Эмма могла держать пари, что он не имеет представления, где лежит белье. Джубал зажгла все лампы в комнате и приподняла ночную рубашку своей госпожи, чтобы произвести быстрый осмотр.
Черная женщина издала длинный тихий свист.
— Этот маленький очень рвется сюда, — сказала она, когда одна из ее помощниц вбежала с горячей водой.
Джубал вымыла горячей водой руки до локтя, потом помогла корчащейся от боли Эмме выбраться из кровати в стоящую рядом качалку. Пока Джубал ждала Стивена, другая женщина сняла с постели белье и постелила несколько старых шерстяных одеял.
Когда вернулся Стивен с простынями, постель снова была застелена, а ему недвусмысленно было велено не путаться под ногами.
Джубал с помощницей снова положили Эмму на кровать и подложили подушки ей под спину.
— Сжимайте мои руки, — велела Джубал, когда Эмма вскрикнула от боли. — Жмите сильно, чтобы трещали косточки.
— Никогда не видела, чтобы так быстро шли роды, — болтала Эстер, которая обычно занималась кухней.
— О Боже, — мучился Стивен, шагая в ногах кровати.
Эмма почувствовала, как начинается очередная схватка, и крепко схватилась за руки Джубал, решив больше не кричать.
— Она разорвется, — предупредила Эстер.
В этот момент раздался странный шум, и Эмма решила, что Стивен упал в обморок, хотя у нее не было ни времени, ни желания выяснять это.
Потом Эмма погрузилась в темноту. Она не помнила ничего, кроме ослепляющей боли, неясных двигающихся лиц и, наконец, облегчения и сердитого плача младенца.
— Мое дитя, — прошептала она, откидываясь назад. — Мое дитя.
— Прекрасная девочка, — сказал доктор Мейфилд.
Когда он приехал? Эмма решила, что ей все равно, и устало улыбнулась.
— Стивен?
— Он не совсем хорошо себя чувствует, — объяснил доктор. — Свалился на пол, когда мне пришлось разрезать вас.
Эмма засмеялась. Разбойник Стивен со своим страшным кольтом. Она не даст ему забыть рождение его первого ребенка.
— Дайте мне посмотреть на нее, — сказала она.
Младенец лежал, корчась, на потном животе Эммы, ее крохотное тельце было покрыто кровью и каким-то порошком, ручки и ножки болтались в воздухе. Девочка негодующе, сердито кричала.
— Не волнуйся, — сказала Эмма, хватая крошечный пальчик на ножке. — Твой папочка защитит тебя своим сорок пятым.
— Очень смешно, — произнес измученный голос рядом с ней, и Стивен сел на край кровати. Лицо его было мертвенно-бледным в сумрачном свете дождливого рассвета.
— Как ее зовут? — вскоре спрашивал он, разглядывая дочку. — Лили или Каролина?
— И то и другое, — ответила Эмма.
Пять дней спустя Лили Каролина Фэрфакс была официально крещена и в ее честь был устроен прием.
Январь перешел в февраль. Эмма постоянно думала о своих сестрах. Четырнадцатого февраля пришло письмо из Витнивилла от Большого Джона Ленагана. В свое письмо он вложил голубой конверт, адресованный шерифу Вудриджу, пояснив, что этот конверт Мануэла нашла в комнате Джоэллен. Он просил прощения за поведение своей дочери и писал, что отослал его, как только экономка нашла его, всего несколько дней назад. Прощаясь, он посылал наилучшие пожелания от себя и Хлои.
С сильно бьющимся сердцем дрожащими пальцами Эмма раскрыла конверт. Она сидела в роскошных апартаментах, которые теперь занимали они со Стивеном. Дочка спокойно спала в колыбели у ног Эммы.
Эмма вытащила единственный листок из конверта и развернула его. «Дорогой шериф», — начиналось послание, и, прежде чем посмотреть на подпись в конце, она знала, что оно от Лили. В письме говорилось, что Лили разыскивает своих сестер, мисс Эмму и мисс Каролину Чалмерс.
Слезы струились по лицу Эммы, она прижимала письмо к губам, потом опустила на колени. Лили. Она жила в Спокане, когда писала это письмо — Спокане! Эмма была там, в этом самом месте, и не знала, что сестра рядом.
Примерно через час в комнату вошел Стивен и застал Эмму кормящей дочку и перечитывавшей письмо, наверное, в двадцатый раз.
— Лили, — сказала она, протягивая письмо, чтобы показать, что говорит о своей сестре, а не об их малютке. — Стивен, я нашла ее. Она живет или жила в Спокане. Она упоминает человека по имени Руперт Соммерс.
Нежно улыбаясь, Стивен поцеловал Эмму в губы, потом ее обнаженную грудь и покрытую пушком макушку дочери.
— Я сейчас же отправлю телеграмму, — сказал он и вышел.
Когда накормленное дитя снова уснуло, Эмма стала в ожидании ходить по гостиной. В окно она увидела возвращающегося Стивена и по его поникшим плечам поняла, что он не получил никаких известий.
— Придется подождать ответ, Эмма, — нежно сказал он, крепко обнимая и успокаивая ее.
— Не могу ждать, — прошептала она, но Стивен сел в то же кресло, в котором она кормила маленькую Лили, и привлек жену на колени.
— И я не могу, — ответил он, проворными пальцами расстегивая платье, которое она только что застегнула. — Еще нельзя?
Эмма ласково усмехнулась, потому что даже в самые напряженные моменты она могла находить успокоение в ласках Стивена.
— Можно, — ответила она и закрыла в экстазе глаза, когда он взял в рот ее сосок, посасывая грудь, которой только что была накормлена их дочь.
Первые несколько дней в Чикаго разочаровали и измотали Эмму. Района, где она жила с Кэтлин и сестрами, уже не было. Там стояли шикарные загородные дома. Попытка отыскать поверенного матери не увенчалась успехом.
Она стала приходить к нарядному дому Кэтлин, сейчас запертому, и звонить в дверь. Никто не открывал, но Эмма была настойчивой. Они со Стивеном заходили к соседям. Те либо не отвечали на звонки, либо говорили, что не знали Кэтлин.
Однажды, когда Стивен встречался с деловыми партнерами, Эмма оставила Лили с няней-шотландкой и поехала в экипаже к дому Кэтлин. Она не могла бы объяснить, что заставило ее поехать туда.
Добравшись до дома, она снова позвонила. На этот раз дверь открыла поденщица с туго стянутыми в пучок волосами, в потрепанном ситцевом платье.
— Да? — спросила она.
— Меня зовут Эмма Фэрфакс, — быстро проговорила Эмма, обрадовавшись, что нашла в доме хоть кого-то. — Кэтлин Харрингтон была моей матерью.
Поденщица кивнула, окидывая лицо и нарядное платье Эммы оценивающим взглядом.
— Рыженькая, — сказала она. — Ну, вы можете и войти, — добавила она через секунду. — Здесь не на что смотреть, так как приехали родственники мистера Харрингтона и забрали почти все вещи, но, пожалуйста, пройдите.
Эмма вошла в дом.
— Можете вы рассказать мне о миссис Харрингтон? — с волнением попросила она. — После нее не осталось никаких писем или бумаг?
— Как, я уже сказала, — ответила женщина, — Харрингтоны забрали почти все, кроме пианино. Я не могу ничего рассказать вам о ней, кроме того, что она очень хотела найти вас и все исправить.
Эмма прошла в комнату и села за пианино. Глаза жгли невыплаканные слезы. Она пробежала пальцами по клавишам, сначала неловко, потом с большей уверенностью, по мере того как вспоминалась знакомая мелодия.
Эмма запела:
Три цветочка цвели на лугу,В сладкой дремоте склонили головки,То маргаритка, лилия и роза…
Слова еще не замерли, когда в комнату ворвался сквозняк. Сердце Эммы замерло от звука или предчувствия, она не поняла сама.
Эмма подняла голову и увидела красивую женщину со светлыми волосами и огромными карими глазами; она стояла в дверях и потрясенно смотрела на нее.
Пальцы Эммы застыли над клавишами.
— Лили, — прошептала она.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел



Роман неожиданно тронул душу. Неужели тогда в США действительно были сиротские поезда.Роман об одной из трех сестер Эмме весьма интересен.Следует дальше найти книги о ее сестрах Лили и Каролине. Советую.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелВ.З.,64г.
7.09.2012, 14.21





Очень даже не плохо.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелЛ...
29.01.2013, 17.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100