Читать онлайн Эмма и незнакомец, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Эмма и незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

В жаркие удушливые дни, предшествовавшие началу суда над Стивеном, Эмма раздиралась между противоречивыми желаниями: быть с ним каждую минуту и отделить себя от него, эмоционально и физически, чтобы боль была меньше.
Любовь к Стивену не позволяла избрать второй путь, а первый был невозможен. Как только солнце вставало над горизонтом, Стивен был на ногах. Еще до того, как Эмма успевала полностью проснуться, он уходил из дома и обычно не возвращался до десяти, половины одиннадцатого вечера. К этому времени он был совершенно измучен и опустошен. Он не прикасался к Эмме, и у нее появилось горькое чувство, что они отдаляются друг от друга.
Как-то утром в конце июня Эмма спустилась в столовую, надев одно из новых бесчисленных платьев — на этот раз это было желтое батистовое платье, — и застала там Люси, замешкавшуюся с завтраком.
Как обычно, Люси была в черном, и сейчас под глазами у нее были темные багровые пятна.
Вначале Эмме показалось, что это синяки, и она вспыхнула от гнева. Но, подойдя поближе, она поняла, что это от утомления.
Наполнив свою тарелку у буфета и налив себе кофе, она села рядом с Люси и расстелила на коленях салфетку. Жена Макона не взглянула на нее ни разу.
— Люси?
Маленькая женщина, похожая на куклу, вздрогнула, обнаружив, что не одна. На губах у нее появилась смущенная улыбка.
— О, Эмма, привет. Хорошо себя чувствуешь?
Смешно, учитывая ее собственное состояние, но Люси всегда заботливо справлялась о здоровье Эммы.
Эмма кивнула.
— Ты выглядишь очень усталой, — осторожно заметила она, сделав глоток кофе. — Хорошо спала?
Люси подняла свои светлые безупречные брови в явном изумлении.
— Почему ты спрашиваешь?
Эмма прочистила горло.
— Ну, в вечер бала был тот неприятный инцидент, когда Макон ударил тебя. Я просто хотела узнать, если…
Люси прервала Эмму покачиванием головы и отрицательным взмахом руки.
— Он такой не все время, — сказала она. — Он просто выпил больше обычного в тот вечер.
— Не следует извинять его поведение, — осмелилась сказать Эмма. Она научилась откровенности от Хлои, и эта черта не всегда нравилась другим. — С его стороны было дурно ударить тебя.
Люси грустно, рассеянно вздохнула.
— Я знаю, — произнесла она тихим несчастным голосом, начисто лишенным надежды.
Эмма подняла вилку и поковыряла яичницу. Она спускалась с волчьим аппетитом, но сейчас он пропал.
— Давно вы женаты с Маконом? — спросила она, стараясь поддержать легкий разговор.
Люси наморщила хорошенький лобик, вычисляя.
— Мы поженились за год до того, как умер отец Макона и Стивен приехал к нам. Это было, мне кажется, лет семнадцать назад. Родные Натаниела погибли, когда мы были женаты всего несколько месяцев, — я была ему вместо матери.
Хотя Эмму несколько поразили несвязные воспоминания Люси, она заставила себя улыбнуться.
— Я знала, что Макон старше Стивена, — сказала она, — но не представляла, что между ними такая разница.
— О, да. Хорошо, что, когда Стивен приехал в Фэрхевен, он был уже большой. Если бы он был маленьким и беспомощным, каким был Натаниел, я совершенно уверена, что Макон убил бы его.
Сообщив свое мнение безмятежным голосом, Люси улыбнулась и добавила еще сахару в чай.
Эмма поперхнулась куском жареной колбасы, который пыталась проглотить, и прижала салфетку ко рту. Ей вдруг стало невыносима мысль провести еще один ужасный длинный день в этом доме, ничего не делая, только ожидая. Придя в себя, она спросила:
— Ты хорошо знала Мэри Макколл?
При упоминании имени предполагаемой жертвы Стивена Люси поджала губы, однако сразу же на них вновь появилась слегка истеричная, ослепительно яркая улыбка.
— Конечно, не очень хорошо, — весело сказала она, облокотившись локтями на стол и держа чашку двумя руками. — Мэри была намного моложе. Она была подругой Дирка и Стивена.
— У нее осталась семья? Друзья?
— Ее отец, Джессуп. Но он умер два года назад от сердечной болезни. — Ее лобик снова сморщился, когда она глубоко задумалась. — О, есть еще ее тетка, Астория. — Люси сделала гримаску. — Высушенная старая зануда. Она, наверное, не выходила из дому последние двадцать лет.
— Она жила в том же доме, что и Мэри? — настаивала Эмма, чувствуя, как в ней поднимается волнение.
Люси кивнула и удивленно посмотрела на невестку.
— Почему тебя так интересует Астория Макколл? Ведь она так же скучна, как холодные помои.
— Я хочу поговорить с ней об убийстве Мэри, — сказала Эмма, отставляя нетронутую еду и отодвигая стул.
— Я еду в город, — объявила она, — и хотела бы, чтобы ты поехала со мной, если можешь.
Люси все еще выглядела ошеломленной, но отложила свою салфетку и встала. Она сжала руки трогательным гибким движением.
— Ну, мне кажется, что я могла бы… — Она посмотрела на свое черное платье и нервно пригладила блестящие сатиновые юбки, коснулась своего шиньона. — Ты думаешь, я хорошо выгляжу? Астория, может, и не выходит, но она ужасная сплетница.
Эмма успокаивающе улыбнулась невестке.
— Ты самая красивая женщина в орлеанском обществе, — сказала она, думая, что ее слова были бы чистой правдой, если бы только Люси одевалась в более подходящие цвета и выезжала бы почаще. — Если Астория что-то и скажет о тебе, наверняка это будет только из ревности.
Через двадцать минут Эмма и Люси сидели в одном из экипажей Фэрфаксов и катили мимо цветущих магнолий. Через полчаса они подъехали к подъезду кирпичного дома, который, должно быть, когда-то был элегантным, но сейчас стены потрескались, а сад зарос.
Эмма вздрогнула, посмотрев на него.
— Убийство произошло здесь? — спросила она очень тихо.
Люси выглянула из окна кареты и сделала знак молчать, надевая перчатки.
— Да, но тогда это было величественное место. Подходящее для приема гостей.
— Когда-то у семьи были деньги, — заметила Эмма приглушенным голосом, так как кучер открыл дверь и помог ей выйти. — Что произошло?
Люси вздохнула, присоединяясь к Эмме на неровной дорожке, в трещинах которой пробивалась трава. Металлическая ограда местами проржавела насквозь, калитка, когда ее открывал кучер, скрипела.
— Старый Джессуп так и не оправился после смерти Мэри. Он обожал маленькую плутовку. По словам Макона, он стал беззаботным и в один прекрасный день деньги просто пропали. — Люси всплеснула маленькими ручками в перчатках, подчеркивая последнее слово.
— Астория никогда не была замужем? — спросила Эмма, жалея эту разбитую семью и не желая ворошить пепел, представившись миссис Стивен Фэрфакс.
Когда они полаялись по ступенькам и подошли к входной двери, Люси повернула звонок.
Эмма раскрыла веер с ручкой из слоновой кости, который ей подарил Сайрус, и стала обмахивать лицо. Она подумала, что никогда не привыкнет к изнуряющей жаре Нового Орлеана.
Маленькая черная женщина с крупными белыми зубами и в платке, завязанном поверх множества тонких косичек, открыла дверь. Она вгляделась в Люси, потом в Эмму, как будто не была уверена в своем зрении.
— Да, мэм?
— Пожалуйста, скажи мисс Макколл, что миссис Макон Фэрфакс и миссис Стивен Фэрфакс приехали нанести ей визит, — сказала Люси деловым тоном, который противоречил ее странностям. — И, будь добра, не оставляй нас стоять здесь под полуденным солнцем.
Женщина поспешила прочь, а Люси обернулась к Эмме и призналась:
— С цветными надо быть твердой. После того как им так долго говорили что делать, им не всегда можно доверять решать за себя.
Эмма сдержала резкое выражение — сейчас не время противоречить непредсказуемой Люси.
Через минуту вернулась горничная, чтобы провести их. Она испуганно смотрела большими глазами на Люси и Эмму и, казалось, почти сжималась от страха.
Их провели через темный, но хорошо сохранившийся зал в комнату направо. Здесь тяжелые бархатные портьеры не впускали в комнату солнечный свет и пахло плесенью. Эмме пришлось сощуриться, чтобы разглядеть стулья, столы и женщину, сидевшую в качалке около камина, украшенного слоновой костью.
— Привет, Астория, — тепло сказала Люси, словно в их визите не было ничего необычного.
Мисс Макколл была представительной дамой, одетой, как Люси, в черное, кроме белого чепца, почти полностью закрывавшего ее волосы. Даже в сумрачном свете Эмма разглядела синие выпуклые вены под прозрачной белой кожей на крупных руках, отягощенных драгоценностями.
— Люсиль, — несколько неохотно приветствовала Астория свою гостью. Глаза женщины обратились к Эмме. — Кто это?
— О, это Эмма, — ответила Люси, сгоняя большую серо-белую кошку с потертого бархатного кресла в стиле королевы Анны, чтобы самой опуститься в него. — Жена Стивена, Следуя за Люси, Эмма тоже села в соседнее кресло. Ей стало неловко под пристальным взглядом Астории.
— Жена Стивена? — повторила она. — Им следовало повесить этого негодяя-убийцу после того, как он задушил нашу Мэри. Только вчера сказала это его адвокату.
Внезапное головокружение заставило Эмму вцепиться в подлокотники кресла. Прежде чем она смогла вскочить на защиту Стивена, Люси успокоила ее легким прикосновением руки.
— Суда еще не было, Астория, — вежливо заверила Люси женщину, которая когда-то, возможно, была ее подругой. — Стивен невиновен, пока не доказана его вина, запомни.
— Невиновен! — вскричала Астория. — Если бы ты видела, как рыдала Мэри в тот вечер, после того как он отшвырнул ее…
— Вы видели его? — тихо вмешалась Эмма, — Он входил в дом?
Астория пристально посмотрела на Эмму, явно оценивая ее.
— Я не видела его, но знаю, что он был здесь. У них с Мэри была любовная ссора. Он, должно быть, вошел следом за ней…
Эмма была вынуждена снова прервать хозяйку, на этот раз не так тихо.
— Вы видели кого-нибудь еще, мисс Макколл?
Астория откинулась на спинку кресла, и серо-белая кошка прыгнула ей на колени, напугав Эмму и Люси.
— Нет.
— Вы совершенно уверены? Ведь у вас большой дом, — настаивала Эмма. — Мне кажется, что один или даже несколько человек могли бы незаметно войти в дом.
Астория кивнула.
— Это правда. Но это Стивен Фэрфакс вошел и прошел прямо в комнату Мэри.
— Как вы можете быть уверены в этом?
— Я слышала, как она выкрикивала его имя, — ответила мисс Макколл голосом, охрипшим от чувств. — Сначала я подумала, что мне приснился страшный сон. Но когда я поняла, что это происходит на самом деле, он уже ушел, оставив бедняжку Мэри лежать на полу в середине комнаты — мертвой.
— Но вам могло присниться, что она кричала его имя, — убеждала Эмма. Она понимала, что говорит немного неразумно, но не могла ничего с собой поделать.
— Это был он, — настаивала Астория. — О, от этих Фэрфаксов всегда были одни неприятности. Я говорила Мэри, чтобы она покончила с ними, но она не слушалась. Любила их улыбки и богатые подарки.
Понимая, что ничего не узнает от Астории, Эмма обратила свое внимание на горничную.
— Где та женщина, которая открывала нам дверь? Как ее зовут?
— У тебя много вопросов, дорогая, — пожурила ее Люси, снова похлопав по руке Эммы, на этот раз сильнее. — Это была Мейзи Ли, которая долго жила здесь, да, Астория?
Астория враждебно смотрела на Эмму, отвечая:
— Она пришла к нам перед «происшедшей размолвкой»
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
.
Эмму словно заставили почувствовать ответственность за Гражданскую войну, и она замкнулась в себе, пока Люси и Астория болтали о прежних балах и котильонах. Не в состоянии выносить больше эту болтовню, Эмма вмешалась:
— Мейзи Ли живет с вами в этом доме?
Астория наклонилась вперед, разглядывая Эмму с угрожающим видом, но, наконец, ответила:
— Она живет у доков с мужем. Он грузит и разгружает корабли. — Она снова фыркнула. — Он ужасно наглый и вздорный. Если бы я была на вашем месте, миссис Стивен Фэрфакс, я бы не стала вмешиваться в его домашние дела.
— Если бы я могла поговорить с Мейзи Ли здесь, — проговорила Эмма и, прежде чем кто-либо успел сказать «да» или «нет», она уже направлялась в прихожую.
— Эмма! — удивленно и сердито воскликнула Люси.
— Мейзи Ли! — позвала Эмма, проходя по направлению к кухне. Как и в Фэрхевене, кухня была отделена от основного здания, и Эмма шла по дорожке, поддерживая свои пышные юбки, когда Люси нагнала ее.
— Господи, что ты делаешь? — требовательно спросила жена Макона.
Эмме пришло в голову, что Люси хочет защитить своего мужа, несмотря на его жестокость по отношению к ней.
— Мне надо поговорить с этой служанкой, — ответила Эмма, не замедляя шаг.
Люси поймала ее за руку, и Эмму поразило, что, несмотря на миниатюрность, Люси удивительно сильна.
— Она побоится говорить с тобой, — сказала Люси так зло, что Эмма остановилась, чтобы посмотреть ей прямо в глаза.
— Почему?
— Потому что ты богата и ты белая. Разве ты не видишь, Эмма, что, если будешь вмешиваться, можешь услышать то, чего не хочешь узнать?
— Ты считаешь, что Стивен виноват, — произнесла она.
Люси глубоко вдохнула и выдохнула.
— Он был с Мэри в тот вечер. На балу произошла ужасная сцена…
— Он никого не убивал, — глухо произнесла Эмма. Потом она отошла от Люси и пошла к кухне.
Хотя из печи лениво поднимался дымок и на столе стояли две миски с опарой, Мейзи Ли нигде не было видно.
Эмма решительно позвала ее.
— Она не придет, — тихо сказала с порога Люси. — Она слишком испугана.
— Я дам тебе денег, Мейзи Ли, — продолжала Эмма, не обращая внимания на невестку. Открыв кошелек, она вытащила щедрые карманные деньги, которые Стивен дал ей накануне. Подняв их, она добавила:
— Ты могла бы купить что-то для своих детей — фрукты, одежду и обувь.
Дверь в кладовку скрипнула, и Мейзи Ли вышла Ее прекрасные глаза занимали пол-лица. Она не отводила взгляда от стодолларовой бумажки, которую держала Эмма.
— Скажи мне, видела ли ты Стивена Фэрфакса здесь в ту ночь, когда Мэри Макколл была убита? — спросила Эмма, держа протянутую руку.
Мейзи Ли с трудом сглотнула. Ее желание получить деньги было велико, она чуть, ли не дрожала, заставляя себя не потянуться за ними. Ее глаза раз испуганно метнулись к Люси, расширились, потом возвратились к Эмме.
— Я сказала тому адвокату, что мистер Фэрфакс привез мисс Мэри домой с бала. Она кричала и плакала очень сильно.
— А мистер Фэрфакс? Что он делал?
— Он пытался помочь ей, сколько я могла видеть. Он повторял: «Не плачь, мисс Мэри. Пожалуйста, не плачь».
Эмма крепко зажмурилась на мгновение, ясно видя эту сцену, как будто стояла возле железной ограды Макколлов в ту самую ночь, глядя, как те двое идут по дорожке.
— Он прошел за Мэри в дом? — потребовала Люси, испугав и Эмму и Мейзи Ли. Мейзи Ли снова сглотнула.
— Нет, мэм. Я не видела.
— Ты видела еще кого-нибудь?
Мейзи Ли покачала головой. Пот увлажнил перед ее тесного ситцевого платья, и она провела испачканными в муке руками по бокам юбки, оставляя белые следы.
— Больше ничего, мэм.
Эмма протянула Мейзи Ли деньги, хотя почувствовала, что женщина не все рассказала ей. Что-то, о чем она боялась говорить.
— Спасибо, мэм, — выпалила она, встряхивая головой.
Эмма стояла не двигаясь, несмотря на жару и духоту в кухне и отчаянную потребностью свежем воздухе.
— Ты любишь своего мужа?-спросила она. Чернокожая женщина удивленно взглянула на нее.
— Любить Джетро? — Она приложила руку к груди, куда она спрятала стодолларовую бумажку, словно пряча ее от его взгляда. — Конечно. Он мой мужчина. У нас дети.
— Я тоже люблю моего Стивена, — звонко произнесла Эмма, — но у нас еще нет детей. Его могут повесить за то, что он не делал, прежде чем у нас будет своя семья.
— Я больше ничего не знаю! — завопила Мейзи Ли, явно на грани своего терпения.
Эмма долго смотрела на нее, потом отвернулась и пошла за Люси по тропинке вдоль длинного дома Макколлов. Разросшиеся дикие розы цеплялись за их платья.
— Тебе не надо было давать ей деньги, — суетилась Люси, быстро шагая впереди Эммы. — Джетро изобьет ее до бесчувствия за то, что она спрятала их, а потом пропьет все до последнего пенни.
«Она что-то знает, — раздумывала Эмма, игнорируя резкую обличительную речь Люси. — Что-то важное, о чем она боится рассказать».
Экипаж ждал их на улице, и Люси удивила Эмму, цепко схватив ее руку и потащив к нему. Другой рукой она касалась лба, прижимая пальцы к виску.
— У меня-таки началась ужаснейшая головная боль, — пожаловалась она. — Лучше бы нам вообще сюда не приезжать. Мы сидели бы дома, как подобает леди, наслаждались мятным джулепом
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
в бельведере и занимались рукоделием.
Эмма закатила глаза. Но ей нравилась Люси, и она жалела ее. Они вернулись в Фэрхевен. Эмма проводила невестку в ее комнату и приготовила ей порошок от головной боли, размешав его в стакане холодной воды.
Когда она вошла в комнату, Люси в одной сорочке свернулась калачиком на постели, как ребенок. Она с благодарностью приняла стакан и со стоном перевернулась.
— О, голова раскалывается.
— Отдыхай, — нежно сказала Эмма, выскальзывая из комнаты и закрывая за собой дверь.
Эмма вернулась к себе, потому что ей надо было подумать о Мейзи Ли и том странном ощущении, что она говорит намного меньше, чем знает.
Каждый раз, открывая дверь, она надеялась, что Стивен будет в комнате, и иногда так и было, но в этот день ей не повезло. Его одежда была в шкафу, книга, которую он читал, лежала раскрытой на столе у окна, в комнате пахло им. Но она была пуста.
Эмма со вздохом закрыла дверь и подошла к столу, за которым часто сидела в раздумье, глядя на магнолии в саду. Чаще всего, конечно, она думала, какая будет у них со Стивеном жизнь, но вспоминала и о сестрах. Не проходило и дня, чтобы она не молила Бога, чтобы он помог отыскать их.
Увидев письмо на столе, она невольно прижала руку к сердцу. Конверт был из белой веленевой бумаги с еле заметными серыми полосками, обратный адрес — Чикаго, Кэтлин. Письмо от Кэтлин.
Дрожащими пальцами, шепча молитву, Эмма надорвала конверт и вытащила письмо. В спешке она уронила его и, прикусив губу в нетерпении, наклонилась над ним.
Дата и обращение были написаны незнакомым почерком.
«Как поверенному миссис Харрингтон и ее ближайшему советнику, обязанность сообщить о ее смерти выпала мне…»
«Обязанность сообщить о ее смерти».
Эмма упала в кресло, не в силах удержаться на ногах. На миг комната завертелась, и она закрыла глаза, глубоко вздохнув.
Она все еще неподвижно сидела в кресле, держа письмо и уставившись на удлиняющиеся тени, медленно укутывающие деревья, когда дверь открылась и она услышала голос Стивена.
— Эмма? — Его руки легли ей на плечи, и она прижалась щекой к его руке. — Что случилось? — Стивен сел на стул рядом с ней.
— Она умерла, — прошептала Эмма.
Он осторожно забрал у нее письмо и прочел его, — Мне жаль, — сказал он, и от нежности в его голосе ей захотелось заплакать.
— Поверенный не упомянул Лили или Каролину. Это значит, что мама не знала, где они.
— Это значит, что он не упомянул о них, — спокойно поправил Стивен, касаясь ее подбородка, чтобы повернуть ее лицом к себе.
— Я специально спрашивала о сестрах, — произнесла Эмма. Ее губы дрожали.
— Снова напиши ему. Даже лучше: пошли телеграмму.
Эмма снова уставилась в сгущающиеся сумерки, вспоминая Кэтлин. Хотя ее мать любила выпить, она была веселой и жизнерадостной.
— Может, она умерла в одиночестве?
Стивен посадил ее к себе на колени, прижав ее голову к своему плечу. Эмме так хорошо было в его объятиях, что она наконец разрыдалась — найти этого человека только для того, чтобы потерять его.
Думая, что она плачет о Кэтлин — и, возможно, где-то в глубине души так и было, — Стивен крепко обнял ее и ждал, когда пройдет эмоциональное потрясение. Когда она стала успокаиваться, он отнес ее в спальню, раздел и уложил, как ребенка, укрыв одеялом.
Эмма потянулась за его рукой.
— Ты уходишь, — прозвучал не вопрос, а утверждение.
Он покачал головой.
— Я буду внизу, Эмма. С Гарриком.
Она уже преодолела шок, вызванный известием о смерти Кэтлин, и спросила:
— Вы нашли что-нибудь новое?
Он наклонился и поцеловал ее в лоб.
— Найдем, — успокоил он жену.
Эмма хотела рассказать ему, что она разговаривала со служанкой Макколлов Мейзи Ли и что она подозревает, что эта женщина знает что-то существенное, но у нее не было сил. Она на миг крепко сжала руку Стивена и провалилась в беспокойный сон.
На следующее утро, когда Эмма проснулась, Стивен уже уехал.
Чувствуя себя невыразимо одинокой, Эмма встала с постели и механически умылась. Одевшись, она спустилась вниз позавтракать, но обнаружила, что не может есть, и послала одну из служанок за экипажем.
Сначала Эмма остановилась у телеграфа, откуда послала телеграмму поверенному, известившему ее о смерти Кэтлин, в которой спрашивала о сестрах — Лили и Каролине. Клерк сказал, что ответ придет через несколько часов или даже дней. Любой ответ будет немедленно доставлен в Фэрхевен.
Не в состоянии возвратиться домой к томительному ожиданию, Эмма велела кучеру отвезти ее в контору Гаррика Райта. Она хотела, вернее должна была, узнать у адвоката о деле Стивена.
Но Гаррика не было, и его клерк не знал, когда он вернется.
В отчаянии Эмма поспешила домой, где одна из служанок сказала ей, что мистер Стивен ожидает ее в кабинете.
Она поспешила туда, Стивен шагал по комнате. Таким взволнованным она его никогда не видела. Эмма поняла, что в деле возникли новые обстоятельства и они не были приятными.
— Что случилось? — прошептала Эмма, схватившись за спинку стула.
— Мисс Астория Макколл пришла, чтобы засвидетельствовать, что я был в ее доме в ночь убийства. Она заявляет, что слышала, как Мэри выкрикивала мое имя. Эмма была уверена, что потеряет сознание. Она вцепилась двумя руками в стул и ждала, инстинктивно понимая, что это еще не все.
Стивен налил себе виски и отхлебнул, глядя сверкающими глазами на жену.
— По ее словам, она вспомнила это только после вашего с Люси вчерашнего визита к ней.
Эмма с трудом обошла стул и опустилась на него.
— Ты обвиняешь меня?
— Конечно, нет, — грубо ответил он. — Но это привело меня в чувство. Мы совершили ошибку, Эмма. Я хочу, чтобы ты вернулась к Хлое и забыла, что вообще знала меня.
Эмма зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть. После минутной борьбы с собой она сказала:
— Ты так не думаешь. Ты просто хочешь защитить меня.
Он долго пристально смотрел на нее, и она увидела глаза чужого человека.
— Я не защищаю тебя, — произнес он. — Я стараюсь избавиться от тебя. Черт возьми, неужели мне надо прямо говорить, что мне не следовало жениться на тебе?
Эмма с достоинством поднялась со стула.
— Вы лжец, Стивен Фэрфакс. И я не покину вас. Ничто, кроме самой смерти, не заставит меня сделать это!
Стивен отвернулся и отошел к окну, уставившись в него.
— Я не люблю тебя, — произнес он.
— Ты лжешь! — снова сказала Эмма, и на этот раз в голосе прозвучали истеричные нотки. — Ты сдался, и считаешь, что можешь уберечь меня, отослав прочь! Ну, я не уеду, слышишь? Не уеду!
Он резко повернулся и пристально посмотрел на нее, и ей стало страшно от его взгляда.
— Если ты не уедешь, тогда уеду я, — прошипел он и бросился вон из комнаты.
Она прошла за ним по коридору, видя в немом изумлении, как единственный мужчина, которого она будет любить столько лет, сколько проживет на свете, бежал по лестнице, перескакивая через ступеньки.
Немного погодя, набравшись храбрости, Эмма вола в спальню, в которой они были вместе так недолго. Он собирал вещи в соседней комнате.
Эмма села на край кровати, держа в руках маленькую фотографию, на которой она была с Лили и Каролиной, и медленно обводила пальцем контуры овальной рамки, словно вызывала дух своих сестер, как какой-то волшебник из сказки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел



Роман неожиданно тронул душу. Неужели тогда в США действительно были сиротские поезда.Роман об одной из трех сестер Эмме весьма интересен.Следует дальше найти книги о ее сестрах Лили и Каролине. Советую.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелВ.З.,64г.
7.09.2012, 14.21





Очень даже не плохо.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелЛ...
29.01.2013, 17.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100