Читать онлайн Эмма и незнакомец, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Эмма и незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Эмма свернулась калачиком под фургоном с провизией. Все тело ныло от долгой непривычной езды на лошади. Она слишком устала, чтобы присоединиться к ужинающим около костра. Воображение рисовало душераздирающую картину — Стивен, медленно раскачивающийся на веревке, и не было сил выносить эту муку.
Повернувшись на живот, Эмма заплакала тихим, сдавленным плачем. Его не было слышно за мычанием скота, разговорами мужчин, далеким воем койотов или волков.
Эмма, почувствовав на спине маленькую руку и повернувшись, увидела Синг Чу, присевшего на корточки у фургона с миской жареной картошки и мяса.
— Мисси, есть, — мягко сказал он. Его черная косица была переброшена через плечо.
Под фургоном было достаточно места, чтобы сесть, и Эмма села, рукавом вытирая глаза. Когда она брала миску, руки дрожали.
— Спасибо, — всхлипнула она.
Китаец улыбнулся, кивнул и стал подниматься.
Эмма остановила его, взяв за худую руку.
— Где мистер Фэрфакс? — спросила она. Она не видела Стивена после того, как они остановились на привал.
Синг Чу нехотя посмотрел на дрожащий свет от большого костра и керосиновых ламп, установленных вокруг лагеря.
— Он вернулся поговорить с людьми, которые едут за нами.
Эмма чуть не подавилась картошкой. Макон. Стивен отправился к своему брату, человеку, который больше всего на свете хочет увидеть его мертвым.
— Глупец, — прошипела она, ставя миску и вылезая из-под фургона. — Он пошел один?
— Мисси сесть и кончить ужин, — сказал Синг Чу. — Мистер Фэрфакс не один. Он взять мистера Диву.
Она понимала, что ей нужны силы, поэтому села и стала есть. Она слишком волновалась, и еда ложилась тяжелым камнем в желудок.
Синг Чу вернулся к своей работе.
Через полчаса приехали Стивен и мистер Дива, который вел за собой маленькую пегую кобылку, которую Эмма взяла напрокат в Витнивилле. Отшвырнув миску, забыв про ноющие бедра и спину, Эмма побежала навстречу Стивену. Волнение уступило место гневу.
Она смотрела, как он соскочил с мерина и отдал поводья мистеру Диве, который повел обеих лошадей к загону в конце лагеря.
Несмотря на свой гнев, Эмма помнила правило, установленное Стивеном.
— Вы идиот, мистер Фэрфакс, — отчетливо произнесла она.
Невероятно, но он был даже грязнее, чем она. Улыбка странно контрастировала с пыльным, обветренным лицом. Он взял ее за локоть и повел за фургон, где они нашли подобие уединения.
— Если у вас есть еще претензии к моим умственным способностям, — с уничижительным почтением проговорил он, — я был бы вам признателен, если бы вы не высказывали их перед людьми, которые работают у меня. Это подрывает мой авторитет.
— Тебя могли убить, — прошипела Эмма, слишком расстроенная, чтобы думать о действии, которое могут произвести ее слова.
— Макон не собирается убивать меня, — успокоил ее Стивен смягчившимся голосом, нежно положив руки ей на плечи. — Это было бы слишком легко и слишком быстра. Он хочет видеть, как я страдаю, Эмма, и видеть мои унижения перед всем Новым Орлеаном.
Эмме стало дурно. Она закрыла лицо руками, но мучительные картины все равно стояли перед глазами.
Стивен обнял ее.
— Я много думал о твоей поездке в Луизиану со мной, Эмма. Это не просто суд. На Юге свирепствует желтая лихорадка. — Он замолчал и вздохнул, потом продолжил. — Мы поженимся, если ты этого хочешь, но мне кажется, тебе следует остаться в Витнивилле с Хлоей, пока не кончится суд.
Она откинула голову от его плеча, торопясь взглянуть ему в лицо.
— Нет.
Стивен вздохнул.
— Я вернусь за тобой, когда смогу, — пообещал он.
— Я еду с тобой, — лихорадочно говорила Эмма. — Я не заболею, и я не вынесу разлуку с тобой, ожидая день за днем приговора суда…
Он приложил руку в перчатке к ее губам.
— Я думаю, что ты не понимаешь, как все будет в Новом Орлеане, — сказал он. — Возможно, меня арестуют, как только я сойду с поезда. Ты не понимаешь, что мы все равно будем разлучены?
— Я еду с тобой, — глухо повторила Эмма, уткнувшись в его рубашку и цепляясь за него, словно тюремщики уже пришли и пытались утащить его. — Если ты оставишь меня здесь, я поеду за тобой.
Она почувствовала, как он вздохнул.
— Тебе было бы лучше, если бы ты не встретила меня, — грустно сказал он, высвободился из ее объятий и ушел.
Она была слишком горда, чтобы пойти за ним, поэтому вернулась к фургону и залезла под него, все еще одетая в ботинки и большой плащ, который согревал ее, когда ночной воздух становился прохладным. Она свернулась калачиком и ждала.
Эпидемия казалась далекой и нереальной.
Через час Стивен присоединился к ней. От него пахло потом, пылью и виски. Он крепко обнял ее и нежно поцеловал в висок.
Она положила руку ему на плечо и почувствовала повязку. Синг Чу регулярно осматривал рану, она заживала без осложнений. Но все равно, она быстро убрала руку.
Он легонько поцеловал ее в губы, потом лег и закрыл глаза.
Эмма горела от желания его ласк, успокоения, которое только он мог дать ей.
— Займись со мной любовью, Стивен, — шепнула она.
Он усмехнулся.
— Мы не одни, ты помнишь это?
— Я могу быть тихой, обещаю.
— Ну, я не знаю, смогу ли. Спи, Эмма.
— Не могу. Все тело болит, я хочу тебя.
Она положила на него руку, получая удовлетворение от того, что он не смог сдержать стон, и от поднявшейся твердости под ее пальцами.
Он повернулся на бок и начал под одеялом раздевать ее.
— Знаешь, — с мрачным смирением сказал он, — несколько месяцев тюрьмы, возможно, не повредят мне. Я смог бы отдохнуть.
Эмма задохнулась от наслаждения, когда его холодные пальцы нашли ее пышную теплую грудь и властно сжали ее. Она запрокинула руки за голову и лежала, кусая нижнюю губу.
Когда губы Стивена пришли на смену рук, Эмма едва не лишилась чувств. Ее восторженный стон услышал бы весь лагерь, не закрой ей Стивен рот ладонью. Когда все ее тело покрылось испариной и она почувствовала, что умрет, если Стивен не удовлетворит ее, он завернул ее юбку и лег на нее.
Она выгнулась под ним, пытаясь вобрать его вовнутрь, но он только поддразнивал ее легкими прикосновениями.
— Будет сильно и быстро, — предупредил он хриплым голосом, обдавая дыханием ее ухо. — Но не привыкай к этому. Когда я с тобой, мне нравится не торопиться. Мне нравится брать все, что ты можешь дать.
Эмма задрожала, широко расставив ноги, чувствуя, как он пронзает ее своим жаром и мощью. Она выгнула спину, когда он вошел в нее медленным долгим движением.
Он закрыл ее рот своим, прижимая ее руки к грубому одеялу и заглушая каждый ее стон и крик, пока его тело без устали двигалось над ней.
Ей хотелось метаться от страсти, но он позволял только принимать его. Ощущения нарастали, пока она не могла уже ничего различить, пока не ощутила себя всеми женщинами сразу. С каждым толчком он все сильнее и сильнее взвинчивал ее, словно закручивал пружину часов. Потом, в ослепительном бесшумном взрыве, пружина, раскручиваясь, распрямилась. Стивен целовал Эмму, пока она не перестала содрогаться под ним и окончательно не затихла. Она смотрела, изумленная, как он откинул голову, обнажив зубы, и яростно напрягся.
Он упал на нее, прерывисто дыша, и она перебирала пальцами его волосы на затылке, лаская его в миг трепетного торжества.
— Я люблю тебя, — с трудом произнес он.
Эмма хотела застегнуть блузку, но он остановил ее. Прижав ее к себе, он сполз вниз, взял ее сосок ртом и так уснул.
Когда перед рассветом, в темноте, Эмма проснулась, Стивен уже ушел. Застегивая блузку и думая о том, что ее жизнь может быть заполнена только одиночеством, она подавила готовые пролиться слезы и снова заснула.
Грядущие дни были очень похожи на этот. Сидя на пегой кобыле, которую ей вернул Стивен, Эмма старалась изо всех сил не отставать от мужчин. Она выстояла, хотя временами ей казалось, что она выпадет из седла и ляжет на землю, чтобы никогда не подняться.
С гигиеной были сложности, так как у нее не было свежей одежды и возможности вымыться. Если они останавливались у воды, она всегда мылась, но такое было редкостью. К вечеру шестого дня они добрались до края гигантской чаши и увидели внизу шумный маленький поселок Спокан, примостившийся в излучине узкой реки. Мечтая о горячей ванне, о сне на настоящей постели и еде, приготовленной не на костре, Эмма черпала силы от вида внизу.
Подгоняя мычащий скот, ковбои гикали и свистели в предвкушении денег, виски и женщин.
Стадо заполнило главную улицу, пугая лошадей и заставляя леди поспешно искать убежище в магазинах и ресторанах. Эмма с вожделением посмотрела на черную сатиновую юбку и белую кружевную блузку в одной из витрин.
Стивен, ехавший рядом, подтолкнул ее локтем.
— Вот, — сказал он, протягивая ей деньги, — купи, что тебе надо, и закажи номер в гостинице, которую мы видели, когда въезжали. Я приду, как только сдам скот армии.
Эмма колебалась не больше минуты, прежде чем вернуть ему деньги. Ей было неудобно брать деньги от Стивена, пока он не стал ее мужем, и у нее еще оставалось больше двадцати своих долларов. Она смотрела на него, готовясь повернуть лошадь и выбраться из стада, когда увидела, как высокий, хорошо сложенный мужчина в безупречной синей форме выходит из здания и направляется к ним. На его плечах были золотые эполеты, на брюках — широкие желтые лампасы. В общем, он представлял собой великолепное зрелище.
Эмма помедлила из любопытства.
— В каком он чине? — спросила она у Стивена. Стивен сжал челюсти и прищурил глаза.
— Он майор, — ответил он с некоторой горечью в голосе.
— Вы главный над этим стадом? — спросил майор.
На кивок Стивена офицер снял шляпу и рукавом провел по лбу. Эмма увидела, что он светловолос, с красивыми янтарными глазами, чистой кожей и зубами такой же поразительной белизны, как у Стивена. У него был напряженный вид, словно что-то постоянно мучило его.
Стивен соскочил с лошади и подошел к майору, с вызовом приветствуя его.
— Привет, янки, — сказал он, и Эмма прикрыла глаза. По Стивену, пора снова начинать войну, когда все уже начали забывать про нее.
Майор ухмыльнулся.
— Привет, Джонни, — весело откликнулся он.
— Его зовут Стивен, — вмешалась Эмма, вставая в стременах. — Стивен Фэрфакс.
За свое беспокойство она была вознаграждена взглядом из-за плеча Стивена и смехом майора.
— Я знаю кого-то похожего на вас, — сказал красивый офицер.
Манеры Стивена немного смягчились, но тем не менее его прищуренные глаза предупредили ее, чтобы она занималась своими делами, а его — оставила ему.
— У тебя много дел, — напомнил он.
Рассердившись, но все еще горячо желая вымыться, поесть и переодеться в чистую одежду, Эмма слезла с лошади и привязала лошадь к столбу. Одарив майора ослепительной улыбкой не из-за себя, но ради Стивена, она вошла в магазин, в витрине которого раньше заметила сатиновую юбку и блузку.
— Калеб Халлидей, мистер Фэрфакс, — представился янки, протягивая руку в перчатке.
Стивен пожал протянутую руку.
Солдаты майора уже принимали скот у ковбоев. Стивен начал волноваться из-за обилия людей в синей форме вокруг него. Ему не терпелось подписать все бумаги, получить по чеку деньги в банке, расплатиться с людьми и полностью обратить свое внимание на Эмму. Никто лучше него не понимал, как драгоценно время, отпущенное им.
Халлидей со знанием дела осмотрел несколько коров, что вызывало уважение. Потом они со Стивеном вошли в салун и присели за столик.
Стивен выпивал и раньше в компании янки, но никогда ни с кем в форме. Все еще нервничая, он опрокинул в себя виски и заказал еще.
— Как Большой Джон? — спросил майор, и Стивен увидел неподдельный интерес в усталых глазах цвета виски.
Стивея был уверен, что у майора сердечные неприятности.
— Прекрасно, как всегда, — ответил он, просматривая бумаги, которые Халлидей достал из внутреннего кармана своего украшенного золотым галуном синего мундира. — Он бы сам проделал это путешествие, не будь занят клеймением скота.
Майор кивнул, все еще медля с первым стаканом. Стивен нашел, что он приятный парень, и было бы легко поладить с ним.
Они быстро закончили все дела, потом Стивен спросил:
— Где здесь можно помыться в горячей ванне?
Халлидей улыбнулся, очевидно вспомнив Эмму.
— Есть купальня прямо по этой улице, за салуном Финнегана. Двадцать пять центов за свежую воду, пять — за использованную.
Стивен кивнул, протягивая руку майору.
— Спасибо.
Халлидей пожал руку, засунул свой экземпляр контракта во внутренний карман. Он ответил на благодарность Стивена кивком и добавил:
— Передайте привет Большому Джону.
Парней найти было легко — они уселись в ряд у стойки, тратя оставшиеся у них деньги.
Стадо было на пути к форту Деверо под присмотром армии, но пыль, поднятая им, еще стояла в воздухе.
Стивен отнес чек в банк, получил наличные, чтобы рассчитаться с ковбоями, и попросил клерка выписать чек для Большого Джона. Когда он вернулся в салун, майор уже ушел.
Раздав оговоренные заранее суммы ковбоям, он вышел из салуна и нашел Синг Чу у фургона с провизией. Он взял себе чистую одежду и отдал китайцу деньги, получив в ответ множество низких поклонов.
Стивен быстро нашел купальню. У дверей он заплатил четвертак, и невысокий мужчина с седыми волосами и бородой, испачканной табаком, указал на ряд кабинок, огороженных брезентом.
— Последняя слева, — сказал он. — Горячую воду я принесу мигом. Хотите сигару и виски? Еще пятнадцать центов.
Стивен кивнул и через пять минут уже сидел по подбородок в чистой горячей воде, держа в одной руке стакан с виски и зажав в зубах зажженную сигару. Он весело прислушивался, как плещутся и распевают мужчины рядом с ним.
Покончив с виски и сигарой, он стал оттирать с себя грязь и пот после недельной дороги. Когда: волосы стали чистыми, а кожа приобрела нормальный цвет, он выбрался из воды и растерся грубым старым полотенцем, потом надел чистую одежду.
Старая была в таком состоянии, что он, достав из карманов деньги и бумаги, бросил ее в угол.
Ему очень хотелось поскорее прийти к Эмме, но он заставил себя зайти в парикмахерскую, где его подстригли, чисто выбрили, и он пошел в гостиницу.
Эмма могла бы провести всю оставшуюся жизнь в восхитительно горячей, чистой воде, которую внесли в ее комнату горничные, но она была голодной и усталой и помнила, что рано или поздно появится Стивен. Она хотела подготовиться к его приходу.
Поэтому она неохотно вылезла из ванны и вытерлась. Надев только нижнее белье, которое купила в магазине, она расчесала влажные спутанные волосы и терпеливо заплела их в обычную косу. Покончив с этим, она присела на край кровати и стала ждать, когда принесут обед.
Горничная принесла поднос, и Эмма спряталась за ширму, так как халата у нее не было.
Услышав, что дверь закрылась, Эмма подбежала к подносу и набросилась на свиные отбивные, вареную кукурузу, картофельное пюре и соус. Доев последний кусочек, она почувствовала необыкновенную усталость.
Поставив поднос на бюро, она откинула накрахмаленные покрывала и вытянулась на свежих простынях. Едва она сомкнула глаза, сон сразу сморил ее.
Проснулась она от дуновения холодного ветра и, открыв глаза, увидела Стивена, склонившегося над ней с лукавой улыбкой. Он отбросил покрывало и дерзко смотрел на роскошную фигуру Эммы.
— Я чуть не забыл, что под грязью была женщина, — сказал он.
Эмма по-кошачьи потянулась, вытягивая пальцы ног и закидывая руки за голову. Стивен, чисто выбритый, с аккуратно подстриженными каштановыми волосами, был с голой грудью.
Восторженное предчувствие неизбежного охватило ее, и она стала опускать руки, но Стивен схватил ее за запястья и помешал движению. Свободной рукой он развязал хорошенькие завязки на ее нарядном лифчике, и Эмма задрожала, когда он отбросил его в сторону.
— Сегодня, — хрипло произнес он, — я не буду торопиться. Приготовься, день будет очень длинным, мисс Эмма.
Он отпустил ее и присел на край кровати, чтобы снять сапоги.
Эмма лениво водила пальцем по его мускулистой спине.
— Когда мы поженимся? — спросила она.
— Как только покончим с медовым месяцем, — ответил он с широкой улыбкой, вставая, чтобы расстегнуть брюки. Кольт, заметила Эмма краем глаза, как всегда, был под рукой на тумбочке у кровати.
Вскоре Стивен вытянулся рядом с ней, ловко развязывая завязки ее панталон. Он, как всегда, быстро снял их и обнимал и вертел Эмму, пока она не оседлала его бедра, опираясь на локти.
Он скользнул под ней и ртом захватил сосок.
Эмма застонала не сдерживаясь, страстно желая ощутить его внутри себя. Однако Стивен не торопился, как и обещал. Насладившись обеими грудями, он, держась за ее талию, скользнул еще дальше, пока она полностью не открылась ему. Он раздвинул завесу влажного шелка и стал ласкать ее языком, пока не довел Эмму до полубезумного состояния. Выгнув шею, она ухватилась за металлические перекладины спинки кровати за головой, ладони у нее вспотели.
Лихорадочный лепет срывался с ее губ, когда она достигла верха наслаждения, спинка кровати тряслась; Эмма летела навстречу свету и огню. Он крепко держал ее за ягодицы, пока она горела в пламени.
Кульминация, необыкновенно сильная и продолжительная, закончилась, и Эмма рухнула на постель, прижавшись щекой к подушке и прерывисто дыша. Она подумала, что теперь-то Стивен даст ей немного отдохнуть.
Она почувствовала, как его рука шевельнулась под ней. Он нашел пальцами твердую, пульсирующую плоть, которой только что овладел своим языком.
Эмма простонала:
— Стивен… О, пожалуйста… только минуту…
Он поцеловал ее обнаженное плечо и усилил свои движения. Вскоре колени Эммы широко раздвинулись, чтобы принять его. Она снова держалась за спинку кровати, отвернувшись от Стивена.
— Смотри на меня, — приказал он, погружая пальцы в нее.
Эмма не могла не подчиниться, так же как не могла остановить иссушающую страсть, которая заставляла ее биться на постели. Она повернула к нему лицо, и он восхищенно наблюдал, как ее лицо отражало поразительные ощущения.
Наконец, с легким криком, она сдалась. Лицо окрасилось румянцем, глаза засверкали в экстазе, она содрогалась, и ее любовная влага смочила его руку.
Когда все кончилось, она повернулась на спину, удивляясь своей ненасытности. Не важно, сколько раз Стивен подводил ее к кульминации, она не чувствовала себя полностью удовлетворенной, пока он не брал ее, безоговорочно подчиняя себе.
Он великолепно владел собой и не торопился взять ее. Это придало Эмме силы подняться на колени, дерзко встретить его взгляд, беря в руку его древко.
Он издал сдавленный стон, а когда она опустилась, чтобы взять его в рот, он запустил пальцы ей в волосы.
В течение нескольких минут она отплатила ему за свое мучительное наслаждение.
Наконец, с возгласом отчаяния, он схватил ее за плечи, опрокинул навзничь и вошел в нее с изяществом ныряльщика, погружающегося в сверкающее озеро.
Крепко держа ее за ягодицы и поднимая навстречу своим мощным толчкам, он покрывал лихорадочными поцелуями ее лицо, шею и грудь. Раздался протяжный крик торжества, когда семя изверглось из него, и Эмма присоединилась к нему секундой позже.
Они заснули, переплетя руки и ноги. Прохладный весенний ветер из открытого окна обвевал и успокаивал их.
Судья был нервным маленьким человечком с красным лицом, белоснежными усами и совершенно безволосой головой. На нем был полосатый костюм, а цепочка от часов, натянутая на животе, едва ли не рвалась.
— Вы уверены, что хотите сделать это сейчас? — спросил он, жуя сигару, пока внимательно изучал лицензию на брак, которую Эмма и Стивен купили несколько минут назад. — Свадьба дело серьезное. Мне не хочется, чтобы один из вас прибежал ко мне через неделю, желая разорвать брак.
— Мы уверены, — сказал Стивен, в то время как Эмма опустила глаза и покраснела. Они со Стивеном провели последние двадцать четыре часа в постели в гостиничном номере. Если они не поженятся — и скоро, — Бог, возможно, поразит их обоих молнией.
— Как насчет вас, юная леди? — потребовал судья.
— Я тоже уверена, — пролепетала она.
На это старик принес из своего письменного стола книгу, послюнявил палец и начал просматривать тонкие страницы. Наконец он нашел нужное место и торжественно откашлялся.
Фрэнк Дива и незамужняя сестра судьи были свидетелями, а когда подошло время обменяться кольцами, Стивен удивил Эмму, достав широкое золотое кольцо и надев ей на палец.
По оценке Эммы, вся свадебная церемония заняла не более пяти минут. Дрожащей рукой она подписала лицензию и минуту восхищалась своим новым именем.
Стивен выглядел таким же счастливым, как Эмма, ставя свою витиеватую подпись на лицензии.
Фрэнк и сестра судьи поздравили новобрачных и ушли. Стивену предстояло отвезти фургон с припасами обратно на ранчо Большого Джона. Лошади его и Эммы были привязаны к фургону сзади. Синг Чу правил кухонным фургоном.
Когда Стивен снимал тормоз, зажав вожжи в руке, его догнал Макон.
— Спешу поздравить, братик, — сказал он, тон и улыбка придавали словам язвительных оттенок. Он бесстыдно окинул Эмму взглядом. — Будет приятно утешить твою вдову.
Пальцы Стивена напряглись. Эмма понимала, что от страстно жаждет взвести курок револьвера.
— Я все еще могу убить тебя здесь и сейчас, — хладнокровно произнес он. — И уехать в Канаду.
Лицо Макона исказилось от ненависти, но больше он ничего не сказал, а повернул лошадь и сильно пришпорил ее.
Весь день Эмма чувствовала, что за ними едет маленькая группа людей.
В ту ночь, так же как и в последующие пять ночей, они видели костер Макона так же отчетливо, как свой собственный.
Над ними постоянно витал призрак суда, даже когда они были в своей самодельной постели в фургоне, обуреваемые страстью.
Через шесть дней они добрались до Витнивилла.
Хлоя и Дейзи выбежали им навстречу. Хлоя улыбалась и щебетала, Дейзи ворчала. Они обе заключили Эмму в объятия, когда Стивен спустил ее на землю из фургона.
— Я вернусь, как только поговорю с Большим Джоном, — сказал Стивен, легко целуя ее в лоб.
Эмма кивнула и смотрела ему вслед.
— Для тебя письмо, — сказала Хлоя, обняв Эмму за талию и ведя ее к дому. — Я тебе не говорила, как мы скучали по тебе и как мы сердились, что ты уехала, не сказав ни слова?
— Прости, — сказала Эмма, но не стала ничего объяснять, потому что все было так запутанно. Она показала им золотое кольцо на пальце и сказала, что теперь она Эмма Фэрфакс и через неделю уедет в Новый Орлеан.
Хлоя обняла ее. В глазах блестели счастливые слезы. Она достала письмо, о котором говорила.
Сердце Эммы совсем перестало биться, когда она открыла его. Это было короткое послание, написанное смутно знакомой рукой и подписанное Кэтлин Харрингтон. Эмме пришлось прочитать письмо дважды, прежде чем она поняла, что мать, наконец, нашла ее и написала письмо, умоляя ее вернуться в Чикаго. В письмо она вложила чек на семьсот пятьдесят долларов, подчеркнув, что Эмма может потратить эту сумму на что ей захочется.
Сидя в качалке в гостиной и закрыв глаза от воспоминаний о долгих годах боли, растерянности и гнева, Эмма старалась разобраться в своих чувства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел



Роман неожиданно тронул душу. Неужели тогда в США действительно были сиротские поезда.Роман об одной из трех сестер Эмме весьма интересен.Следует дальше найти книги о ее сестрах Лили и Каролине. Советую.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелВ.З.,64г.
7.09.2012, 14.21





Очень даже не плохо.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелЛ...
29.01.2013, 17.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100