Читать онлайн Эмма и незнакомец, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Эмма и незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Эмме стало холодно в нижнем белье. Решительно, стараясь не обращать внимания на незнакомца, она подошла к своему платью, брошенному на черничные кустики, и натянула его.
Одевшись, она стала смелее. Прищуренными глазами она рассматривала так внезапно появившегося незнакомца. Он мог быть федеральным шерифом или охотником за правительственным вознаграждением, который приехал, чтобы отыскать Стивена и проводить его на виселицу. Или он мог сам убить его.
— Кто вы? — спросила она.
Он явно забавлялся, и когда заговорил, она заметила, что он по-южному слегка растягивает слова.
— Я уже говорил вам, что я всего лишь бедный странник, разыскивающий потерянного друга.
Эмма не поверила ни единому слову. В этом человеке не было ничего бедного, и Стивен не был его другом. Так как ей пришлось бы подойти к нему, чтобы взять свои чулки и ботинки, она стояла босая.
— Почему вы подумали, что я знаю мистера Фэрфакса?
Он снисходительно улыбнулся и бросил ей чулки и туфли.
— В городе много разговоров о вас двоих.
Эмма зарделась, усаживаясь на камень, чтобы отряхнуть песок с подошвы, прежде чем натянуть чулок.
— Он уехал, — сказала она. — Думаю, что он направился на восток. К Чикаго.
К несчастью, Эмма не умела лгать и сразу увидела, что незнакомец не поверил ей.
Тем не менее его улыбка была дружелюбной.
— Я остановился в гостинице, — сказал он, отбрасывая тлеющую сигару и туша ее носком сапога. — Если вы узнаете что-нибудь про Стивена, лучше сообщите мне.
Эмма рассердилась.
— Кто вы? — требовательно спросила она. — И что вам надо?
Он вздохнул, тень от деревьев дрожала на его лице.
— Меня зовут Макон Фэрфакс, — неохотно ответил он. — А ищу я Стивена, потому что он убил моего сына. Штат Луизиана также хочет потребовать от него объяснения относительно убийства молодой женщины по имени Мэри Макколл.
Чопорность Эммы мгновенно исчезла. Она прислонилась к камню.
— Убийство? Я не верю!
— Мне наплевать, чему вы верите, мисс Чалмерс, — с улыбкой произнес Макон Фэрфакс. — Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость, и если вы разумны, то поможете мне.
С этими словами он повернулся и вскарабкался на берег, произведя не больше шума, чем когда появился.
Эмму обуревали самые разные чувства. Она вспомнила ловкость Стивена, с которой тот обращался с кольтом, и вздрогнула. Неужели он мог убить двоих людей?
Эмма решила, что это невозможно. Стивен был жестким, решительным человеком, но убийца не смог бы вызвать нежный огонь, который горел а ней, когда они любили друг друга. Угольки этого огня еще продолжали тлеть.
Подобрав юбки, Эмма быстро взобралась на берег и побежала к заднему крыльцу.
Завязав шнурки ботинок и пригладив волосы, Эмма поспешила в контору шерифа. Его не было, но она прошлая маленькую калитку в загородке, окружавшей его стол и дубовый шкаф.
В углу была пузатая печь и оттуда, где она стояла, можно было увидеть решетки единственной камеры тюрьмы, которой так гордились в Витнивилле. На памяти Эммы там никогда не было ни одного заключенного.
Она прошла за стол, чтобы рассмотреть объявления о поимке преступников, прикрепленные в беспорядке на стене. Они пожелтели от старости, края их загибались. Мясник Кассиди, Малыш Билли, Черный Джек. Но никакого упоминания о Стивене и никакой фотографии лица, которое она так хорошо знала.
Это не успокоило Эмму, так как она знала, что эти объявления очень старые. Она выглянула в окно, не идет ли кто-нибудь, потом открыла стол шерифа Вудриджа.
Там лежал голубой конверт, адресованный шерифу Витнивилла, который она бережно положила на место, и пачка объявлений. Забыв, что она нарушает закон, Эмма опустилась на стул шерифа и стала читать объявления. Но ничего о Стивене она не нашла.
Эмма положила объявления на место в ящик и осторожно закрыла его. Стивену угрожала настоящая опасность, и ей надо было что-то делать, чтобы помочь ему. Но что?
Очутившись в своей комнате в гостинице, Макон Фэрфакс сразу закрыл и запер дверь, без сил опустился на край неряшливой постели и запустил руки в волосы. Ненависть и горечь грызли его, как крысы. Стивен наслаждался с этой красивой рыжеволосой женщиной, он видел это в ее глазах, и от этой мысли Макону стало тошно. Дирк и Мэри гниют в могилах, а незаконный внук Сайруса Фэрфакса продолжает жить и наслаждаться такой роскошью, как мисс Эмма Чалмерс.
Макон успокоил себя как обычно — представил, что его полукровный брат раскачивается на веревке с синим опухшим лицом. Боже, как он желал смерти Стивена.
Макон глубоко вздохнул и поднялся. Ему было за сорок — слишком много, чтобы гоняться по стране за преступником. Нет, господа, ему следовало бы быть дома, развлекаясь в постели с любовницей или даже с женой Люси.
Ему отчаянно хотелось выпить, но серебряная фляжка, которую он носил во внутреннем кармане, была пуста. Вспоминая Эмму Чалмерс и то, как она лгала ему, он улыбнулся и отпер дверь.
Через несколько минут Макон входил в двери «Звездной пыли» во второй раз за этот день. В свой первый визит он услышал о связи мисс Чалмерс со Стивеном от добродушной шлюхи по имени Келли Виско. Он приплатил ей за постельные разговоры, после того как она вывернула его наизнанку.
Салун процветал — шикарное места с деревянными полами и табличками «Не плевать». Столы были покрыты зеленым сукном, на стенах были кричащие, но завлекательные картины. Где-то тренькало пианино, в воздухе стоял запах табачного дыма.
Осматриваясь, Макон приметил высокого светловолосого мужчину, сидевшего у окна. На столе перед ним стояла наполовину выпитая бутылка виски. Малый выглядел так, словно был обуреваем жалостью к самому себе, а Макон давно понял, что жалость к себе развязывает языки. Он подошел к столику и улыбнулся мужчине, протягивая руку.
— Макон Фэрфакс, — представился он.
— Фэрфакс?
Имя оказалось не по вкусу франту, и Макон поздравил себя с удачей.
— Можно? — спросил он, отодвигая стул.
— Конечно, — хмуро откликнулся пьющий, наливая себе еще виски. На нем был полосатый костюм и нелепо сдвинутый на затылок цилиндр.
— Как вас зовут?
— Фултон Уитни.
Макон дал знак, чтобы принесли еще бутылку, и положил на стол золотую монету, чтобы Уитни понял, что он не просто хвастун, проходящий мимо, — Вы выглядите несчастным человеком, мистер Уитни.
Уитни мелодраматично вздохнул. Он был явно пьян, но налил себе еще стакан и опрокинул его в себя.
— Она самая красивая малышка в городе, и я потерял ее.
Проститутка в коротком пурпурном платье принесла Макону виски и стакан, а когда он не обратил на нее внимания, отошла, надув губы.
— Кто это? — спросил Макон. Уитни икнул.
— Вы не знаете ее, поскольку не живете здесь. Она библиотекарша, мисс Эмма Чалмерс. — Он снова посмотрел на Макона, с видимым усилием пытаясь всмотреться. — Вы сказали, что вас зовут Фэрфакс?
Макон кивнул. Эмма, дерзкая крошка, о которой ему рассказала Келли Виско и за которой он последовал к озеру. Он улыбнулся, вспоминая, как наблюдал за ней, когда она раздевалась и входила в воду.
— Да, — не сразу ответил он, — Макон Фэрфакс. Я из Луизианы и разыскиваю своего брата Стивена.
Он увидел, как изменилось лицо Уитни при упоминании имени его брата.
— Его разыскивают за два убийства. Я бы хотел попытаться уговорить его, чтобы он вернулся домой.
Уитни ударил кулаком по столу, отчего задребезжали обе бутылки.
— Я шал. Я говорил Эмме, что он преступник, но она не поверила мне.
— Мой полукровный брат умеет ладить с женщинами, — с сожалением признал Макон. — Он, наверное, наставил рога половине мужей в Новом Орлеане.
Уитни снова икнул.
— Конечно, если бы вы нашли его, вы бы увезли его в Луизиану.
— Мертвого или живого, — согласился Макон, откидываясь на спинку стула и засовывая большие пальцы в карманы жилета. — Мисс Эмма, возможно, снова вернулась бы к вам, если бы он уехал. Такой женщине нужен мужчина в постели.
Щеки Уитни вспыхнули, и на миг взгляд прояснился.
— Да, — сказала он, но говорил он скорее себе, а не Макону. — Да.
Макон мог бы поспорить на Фэрхевен, что у Уитни эрекция… Чтобы убедить его в этом, Уитни поднялся, и очевидное стало ясно видимым.
— Надо наверх, — проблеял он. Макон улыбнулся.
— Прежде чем вы уйдете, дружище, скажите мне одну вещь, чтобы мы оба смогли получить то, что хотим. Где я могу найти своего брата?
— Он работает у Большого Джона Ленагана десятником. Сейчас перегоняет скот на север, к Спокану.
— Спасибо, — ответил Макон, наливая себе еще виски. Он наблюдал, как Уитни, заплетаясь, шел к лестнице, и догадывался, что какая-нибудь городская проститутка будет лежать под городским франтом. И возможно, он даже не разденется.
Макон неторопливо кончил пить. В уме он видел несколько картин. Таких, как мисс Чалмерс, стоящая в озере, в отороченных кружевами штанишках, доходящих ей едва до колен, и лифчике. Он видел ее женственность в основании бедер и выпуклые соски под муслином.
Внутри Макона Фэрфакса шевельнулось еще что-то, кроме желания мести, — похоть. Он поерзал на стуле, думая, как бы это было — положить дерзкую рыжеволосую крошку в прохладную зеленую траву и овладеть ею. Она была из тех, кто поднимает много шума, даже если не возражает, чтобы ее взяли.
В паху Макона поднялась боль. Боже, каким сладким было бы его торжество, если бы он мог взять Эмму так, чтобы Стивен все слышал.
Он вздохнул. Ему надо быть терпеливым, в этом все дело. Как только он поймает Стивена — а он не такой дурак, чтобы делать это одному: с ним полдюжины человек, разбивших лагерь за городом, — он обратит внимание на маленькую злючку, которую, как он подозревал, любит его брат.
В зале была одна рыжая проститутка, сидевшая на пианино и болтающая голыми ногами. Макон поманил ее пальцем. Она улыбнулась и, соскользнув со своего насеста, направилась к нему.
Эмма ходила по комнате, полная страха и сомнений. Ей надо найти Стивена, узнать, действительно ли он убил своего племянника и какую-то женщину по имени Мэри Макколл. Ей надо предупредить его.
Эмма достала из шкафа юбку для верховой езды, блузку из легкой фланели с длинными рукавами и переоделась. Натянула высокие ботинки и уложила косу короной, чтобы она не мешала. Потом достала тридцать долларов из потайного ящика на дне коробки с драгоценностями и спустилась по черной лестнице.
Она не заходила на кухню, пока не уверилась, что там нет Дейзи. Только тогда она зашла и схватила яблоко и толстый ломоть хлеба. Она жевала хлеб, направляясь к задней веранде, где на крюке висел старый плащ садовника. Близился вечер, и будет холодно. Засунув яблоко в карман, Эмма надела плащ и поспешила по ступенькам вниз.
Начало темнеть, и она старалась не привлекать внимания, направляясь в центр города. Дойдя до платной конюшни, она торопливо взяла пегую кобылу и седло у глуповатого помощника конюха по имени Генри.
Эмма не была опытной наездницей, но отчаяние ее было так велико, что она охотно позволила Генри посадить ее и седло.
— Я надеюсь, что вы не поедете за город, мисс Эмма, — сказал пожилой мужчина. У него был большой живот и неправильные грубые черты лица. — Там индейцы и преступники.
Эмма подавила дрожь. Она не могла думать об опасности — возможно, жизнь Стивена зависела от ее своевременного предупреждения.
— Только смотри, Генри, не говори никому, что я была здесь. Никому, слышишь?
Генри неохотно кивнул.
— Да, мэм, но мне кажется…
Ей пришла в голову мысль:
— Мне понадобится оружие. У тебя есть?
— Только маленький пистолет, чтобы стрелять кроликов, — ответил Генри. — Неужели вы хотите взять пистолет…
— Да, хочу, — твердо сказала Эмма, роясь в кармане в поисках денег, которые взяла с собой. — Вот, Генри. Это я дам тебе за твой пистолет и горсть патронов. И я верну пистолет, когда приеду.
Маленькие бесцветные глазки Генри расширились.
— У меня будет пять долларов?
Эмма кивнула.
— До цента. Что скажешь, Генри?
Он не мог отвести глаз от денег. Пять долларов было очень много для него, возможно, больше, чем он зарабатывал за неделю.
— Мисс Хлое это не понравится, — забеспокоился он.
— Мисс Хлоя не должна ничего знать, — сказала Эмма. Она чувствовала себя виноватой, что скрывала правду от своей опекунши и лучшего друга, но ясно сознавала, что Хлоя никогда бы не разрешила ей отправиться вслед за Стивеном.
Не преодолев искушения, Генри повернулся и поспешил в конюшню. Через несколько минут он вернулся, неся пистолет в кобуре. Он был меньше, чем у Стивена, с коротким стволом.
Эмма отдала пять долларов и надела пояс с кобурой так же, как делал это Стивен. Потом она поскакала прочь, выбрав окольную дорогу.
След был хорошо виден, так как две сотни коров не пройдут без следа, и к ночи Эмма была на правильное пути.
Ей пришлось остановиться, когда она не могла уже различать дорогу в темноте. Они с пегой кобылой нашли приют в тополиной рощице. Эмма не разжигала костра и на ужин съела прихваченное из дому яблоко. Она поделилась им с лошадью и провела ужасную ночь, сидя в ожидании рассвета.
Как только взошло солнце, Эмма была уже в седле. Добравшись до небольшого ручья, она остановилась умыться и напоить лошадь. Когда она доехала до Змеиной реки, она умирала от голода, но оставалось только ехать вперед.
Они: надеялась, что Хлоя и Дейзи не слишком волнуются о ней — в спешке она забыла оставить записку, — и молилась, чтобы никто не следил за ней — ни преступники, ни индейцы.
Переправа через реку была ужасным испытанием и для Эммы, и для кобылы, но они благополучно добрались до другого берега. К вечеру Эмма увидела дым печных труб города. Она пришпорила уставшую лошадь, чтобы побыстрее добраться туда.
Рейлетон был шумным городком с универсальным магазином и маленьким рестораном. Эмма оставила лошадь, которая с удовольствием жевала свежий овес в платной конюшне, пригладила волосы, давно выбившиеся из прически, но держались в косе, и вошла в ресторан.
Ее окутали восхитительные ароматы, от которых заурчало в животе. Дюжая темноволосая женщина в хлопчатобумажном платье и фартуке с подозрением смотрела на нее.
— Вы ничего не получите, пока не заплатите, — сердечно поприветствовала она.
Эмма была слишком голодна, чтобы возмутиться.
— У меня есть деньги, — сказала она, доставая очередную пятидолларовую бумажку в подтверждение своих слов.
Мгновенно женщина заулыбалась, обнажив большие белоснежные зубы.
— Хорошо, садитесь прямо здесь, мисс. Что вы хотите?
Эмма заказала зажаренного цыпленка и уничтожила его до последнего кусочка. Потом съела вишневый пирог и выпила чашку кофе с сахаром и сливками. Выходя, она почти столкнулась с Джоэллен Ленаган.
— Что ты здесь делаешь? — потребовала ответа Эмма.
Джоэллен выглядела свеженькой, как полевой цветок, в своем газовом платье.
— Я могла бы задать такой же вопрос, — чопорно сказала она.
Эмма вздохнула и уныло посмотрела на свои грязные блузку и юбку, старый плащ. Она была рада, что Стивена нет рядом и он не видит ее.
— Я в городе по делу, — сказала она.
— Ты гонишься за Стивеном Фэрфаксом, — самодовольно поправила ее Джоэллен, складывая на почти безупречной груди свои молочно-белые руки. — Из этого ничего не выйдет. Как только папа приедет сюда, я расскажу ему, что мы со Стивеном провели вместе ночь. Он забьет мистера Фэрфакса кнутом до смерти, когда узнает.
Эмма с трудом приказала себе оставаться спокойной.
— Ты провела ночь со Стивеном? — Несмотря на все усилия, голос срывался на крик. Джоэллен кивнула с торжеством.
— Это было очень романтично. Только мы вдвоем, завернутые в брезентовый плащ, и больше никого. Конечно, случилось неизбежное. — Она вздохнула. — Но потом все испортилось. Стивен Фэрфакс грубое животное, можешь забирать его себе.
Эмма не знала, верить ли рассказу Джоэллен, но сейчас это не имело значения. Она думала только о том, чтобы найти и предупредить Стивена, что его полукровный брат намерен отвезти его в Новый Орлеан живым или мертвым.
— Спасибо, — сказала она, направляясь к платной конюшне.
— Подожди! — закричала ей вслед Джоэллен. — Ты не сказала мне, что ты здесь делаешь.
Эмма не обернулась.
— До свидания, Джоэллен, — ответила она. Дочь хозяина ранчо подбежала к ней.
— Не уезжай, Эмма, — взмолилась она. — Папа приедет только через несколько дней, потому что клеймит скот, а пансион ужасно скучное место…
Эмма покачала головой.
— У меня нет времени, я не могу составить тебе компанию, Джоэллен. Прости.
— Я солгала, — тараторила Джоэллен, продолжая идти рядом с Эммой. — Стивен не трогал меня. На самом деле вчера он отшлепал меня на главной улице на глазах у всех.
Пряча улыбку, Эмма остановилась и посмотрела в лицо Джоэллен.
— Чего ты хочешь от меня? — спокойно спросила она.
— Я хочу, чтобы ты осталась, пока не приехал папа и не забрал меня.
Невероятно, но отказывать Джоэллен было трудно. Она была избалованна, но еще совсем ребенок, несмотря на свою женственную фигуру и кокетливое лицо.
— Я не могу, — тихо сказала Эмма. — Это действительно важно, чтобы я ехала дальше.
Джоэллен оставила ее, явно обиженная, что кто-то осмелился отвергнуть ее просьбу, и царственной походкой пошла прочь. Эмма надеялась, что девушке будет хоть и скучно, но безопасно в пансионе, и направилась в конюшню.
Маленькая пегая лошадка Генри, по кличке Улыбка, отдохнула и была готова двигаться дальше. Эмма купила в универсальном магазине яблок, коробку спичек и одеяло, которое скатала и привязала сзади к седлу, и отправилась в путь.
Эмма долго ехала, но и на закате стада не было видно. Эмма мучительно боялась провести еще одну ночь на холодной земле и ужиная только яблоками, когда увидела дымок на западе.
Надеясь найти дружелюбных поселенцев, она повернула Улыбку на огонек.
Через полчаса она подъехала к дому. Это был крохотный сруб, но во дворе разгуливали цыплята и сзади возвышался хороший амбар. Две маленькие девочки с косичками и в ситцевых передниках подбежали поздороваться с Эммой.
— Ты мужчина или женщина? — спросила младшая. Нос ей не мешало бы вытереть, а лицо было покрыто грязью и веснушками.
— Она женщина, глупая, — сказала старшая девочка. Она была почти точной копией младшей, только повыше. — Посмотри на ее косы.
— Она могла быть индейцем, — был решительный ответ.
— Я никогда не видела рыжего индейца, и ты тоже, — последовал ответ.
Эмма улыбнулась.
— Меня зовут Эмма Чалмерс.
— Я Тесси, — сказала старшая девочка, — а это моя сестра Салли Ли.
Эмма устало слезла с лошади. Взрослых не было видно, и она полюбопытствовала, были ли девочки одни.
— Ваша мама где-то рядом?
— У нас нет мамы, — ответила Тесси. — У нас па. Он охотится на кроликов.
Эмма почувствовала неловкость. — Когда он вернется?
— Когда добудет кролика, — ответила Салли Ли.
— Как вы думаете, можно мне напоить лошадь?
— Конечно, — щедро разрешила Тесси. Было ясно, что она в восторге от компании. — За амбаром есть ручей, и у нас есть уборная, если вам надо.
Эмма улыбнулась.
— Спасибо.
Она вытащила из карманов два яблока и протянула девочкам.
Маленькие девочки не выглядели обездоленными, но глазенки их засветились при виде блестящих красных яблок. Они с радостью приняли подарок, вытерли яблоки о передники и с удовольствием захрустели, а Эмма повела пегую кобылку к ручью.
Когда Улыбка пила из кристально чистого ручья, стекавшего с холма вниз и терявшегося среди деревьев, Эмма услышала вдалеке выстрел и улыбнулась. «Па Тесси и Салли Ли только что добыл кролика», — догадалась она.
Она вернулась к хижине ждать.
Вскоре на вырубке появился мужчина среднего роста с пистолетом в одной руке и кроликом в другой. На нем были штаны из грубой ткани и рубашка, которая когда-то была белой, стоптанные сапоги и мягкая кожаная шляпа.
— Па, это Эмма, — подбежала к нему Тесси.
— Она дала нам яблоки, — прокричала Салли Ли. Он посмотрел на Эмму из-под полей потрепанной шляпы и улыбнулся. Когда он подошел поближе, Эмма разглядела, что у него приветливые голубые глаза и густые каштановые волосы.
— Джеб Мейерс, — сказал он, представляясь. — Я бы предложил вам руку, но…
Эмма посмотрела на кролика и пистолет и улыбнулась в ответ, хотя вид дохлого кролика вызвал легкую тошноту.
— Эмма Чалмерс, — сказала она, — я не знаю, можно ли мне переночевать в вашем амбаре.
— Вы проведете ночь в доме, — сказал он, направляясь к хижине. — В амбаре буду спать я.
Джеб Мейерс понравился ей не меньше его дочек, и она последовала за ним. Он отложил пистолет, потом пошел к ручью освежевать и вымыть кролика.
Когда он вернулся, Эмма сидела в высокой траве с Тесси и Салли Ли, показывая им, как плести венок из ромашек. Так как ромашек не было, они использовали золотые одуванчики.
— Ваша жена уехала? — вежливо поинтересовалась Эмма, когда Джеб склонился над ними посмотреть на венок из желтых пушистых цветов. Ей не хотелось спрашивать девочек, понимая, что это могло задеть их.
— Бетти умерла в прошлом январе, — хрипло ответил Джеб, отводя на миг глаза.
— Простите, — сказала Эмма.
Джеб пристально смотрел на нее несколько секунд, потом сказал:
— Спасибо. Теперь надо поставить этого кролика на огонь, если мы собираемся ужинать.
— Я могла бы помочь, — вызвалась Эмма.
— Вы умеете готовить?
Эмма вздохнула.
— Нет, — призналась она. Джеб Мейерс рассмеялся.
— Ну, тогда, — сказал он, — занимайтесь тем, что вы сейчас делаете.
Он пошел в хижину.
Салли Ли надела венок на голову и выпрямила плечи.
— Я королева Монтаны, — сказала она.
— Ты не королева, и это не Монтана, — указала Тесси.
Эмма засмеялась и обняла их обеих, но сердце ее болело за этих детей, их приветливого отца и умершую мать. Интересно, какой была Бетти Мейерс.
Позже вечером, когда девочки поели и пошли спать на сеновал, Эмма помогла Джебу вымыть посуду.
— Здесь, должно быть, одиноко, — сказала она. Он с тревогой посмотрел на нее.
— Да. И опасно тоже. Какого черта вы едете совсем одна?
Эмма вздохнула.
— Я пытаюсь догнать перегоняемое стадо, — ответила она. Ей не хотелось говорить больше, и Джеб не настаивал.
— Вы можете спать здесь, — сказал он, показывая на двуспальную кровать, придвинутую близко к стене. — Не надо волноваться, я буду спать в амбаре, но я хочу, чтобы вы все равно заперли дверь. Для вашего душевного спокойствия.
Эмму поразило горькое чувство, что при других обстоятельствах она могла бы построить жизнь с этим человеком.
— Спасибо, — сказала она.
Его глаза ласково скользнули по ее лицу, как будто у него были такие же мысли.
— Спокойной ночи, — сказал он и ушел, а Эмма заперла дверь, как он велел. Она не думала о бродячих индейцах или преступниках. Она знала, что ей нечего бояться с Джебом Мейерсом.
На следующий день Эмма встала рано. Дети еще не проснулись. Они с Джебом тихонько поговорили в амбаре, пока он седлал ее лошадь. Эмма поблагодарила его за гостеприимство и ускакала.
В середине дня потная, усталая и очень голодная, Эмма поднялась на покрытый деревьями холм и увидела стадо. Сердце екнуло, когда она разглядела среди ковбоев Стивена, свистевшего и кричавшего на скот, как и другие мужчины. Она уже собралась спуститься и объявиться, когда рядом возникла лошадь и сильная рука схватила ее шею.
Холодное дуло прижалось к горлу.
— Радуйся, что мне не терпится увидеть этого ублюдка, моего брата, — прорычал знакомый голос. — Иначе, хорошенькая мисс Эмма, я бы разложил тебя на мягкой весенней траве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эмма и незнакомец - Миллер Линда Лаел



Роман неожиданно тронул душу. Неужели тогда в США действительно были сиротские поезда.Роман об одной из трех сестер Эмме весьма интересен.Следует дальше найти книги о ее сестрах Лили и Каролине. Советую.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелВ.З.,64г.
7.09.2012, 14.21





Очень даже не плохо.
Эмма и незнакомец - Миллер Линда ЛаелЛ...
29.01.2013, 17.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100