Читать онлайн Укрощение Шарлотты, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.22 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Укрощение Шарлотты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Выполняя приказания султана, Шарлотта приблизилась к нему, но не поклонилась и не опустила взгляда. Несмотря на испуг, она не желала принимать покорную позу.
— Как тебя зовут? — спросил султан.
Он был ошеломляюще красив: черные волосы с отливом, сверкающие черные глаза. Теперь Шарлотта могла понять, почему Алев считает его столь неотразимым.
Она упрямо вздернула подбородок и громко проговорила Шарлотта.
Султан снисходительно улыбнулся.
— Шарлотта, — повторил он, как будто пробуя ее имя на вкус. — Шарлотта Браун? Шарлотта Кларк? Или, может быть, Шарлотта Смит?
— Просто Шарлотта.
Она и Патрику не открыла свое настоящее имя. Тем более не собиралась сообщать его сейчас. Лучше вообще не вмешивать в эту гнусную историю свою семью, пока она не выберется отсюда и не сможет все сама им объяснить.
Султан задумчиво вздохнул, спустился вниз и подошел вплотную к Шарлотте.
— Ну, что же, ладно. Можешь хранить свою маленькую тайну при себе. Скажи, тебе понравился дворец?
Шарлотта напряженно следила за Халифом, готовая защищаться, но он не делал никаких подозрительных движений, и она ответила:
— Это похоже на то, что пишут в исторических романах. Я никогда не видела такой роскоши или такой…
Прежде чем она закончила фразу, распахнулись вторые огромные двери и слуга объявил о чьем-то приходе. Минуту спустя Шарлотта увидела Патрика, направлявшегося прямо к ним. Одетый в свои обычные брюки и длинную рубашку, на фоне дворцовой роскоши он выглядел как настоящий пират. Она воспрянула духом, в сердце забрезжила надежда. Все же он не бросил ее!
Патрик уставился на Шарлотту: по шитому золотом платью струилась перекинутая через плечо медового оттенка толстая коса. Алев вплела в нее ленты и украсила жемчужными заколками, а еще подвела Шарлотте глаза и подкрасила губы.
Капитан испустил протяжный вздох, затем на губах у него заиграла привычная лукавая усмешка. Он поднял ее руку к губам и легко поцеловал. Она понадеялась, что он не заметил, как она вздрогнула от удовольствия.
— Вы все же здесь… — еще не договорив, она уже пожалела о невольно вырвавшихся словах.
Халиф перебил ее, Шарлотта почти забыла на время о его присутствии.
— Ты можешь пойти с капитаном, Шарлотта. Слуга придет за тобой, когда настанет время вернуться в гарем.
Повелительный тон Халифа разозлил Шарлотту, но она была слишком взволнована, чтобы сейчас просить у Патрика поддержки. Патрик повернулся и направился к выходу, Шарлотта поспешила присоединиться к нему.
— Лучше иди позади меня, — шепотом предостерег он ее, скрывая усмешку, — иначе по возвращении тебе придется выслушать длинную лекцию о дворцовом этикете.
Шарлотта вспыхнула от гнева и унижения, но все же отстала от него на несколько шагов.
Патрик задержался у дверей, чтобы повернуться и отвесить положенный поклон. Он смотрел, как Шарлотта последовала его примеру, — ее напряженный вид одновременно и забавлял, и беспокоил его.
Основное место в комнате, куда они пришли, занимала немыслимых размеров круглая кушетка, обитая темно-синим бархатом. На полу вокруг были разбросаны разноцветные яркие подушки. На небольшом столике в углу медная курильница наполняла комнату ароматом жасмина. Поднос с едой стоял на широком каменном подоконнике единственного в этой комнате окна.
Патрик жестом показал ей на подушку на полу:
— Садись.
Шарлотта присела, хотя и не разобралась до конца, было ли это приглашение или приказ. Она чувствовала слабость в коленках.
— Когда мы отсюда уйдем?
Патрик перенес поднос к тому месту, где сидела Шарлотта, и устроился напротив нее. Кое-что в его манере насторожило Шарлотту, но она была дико голодна и стала быстро поглощать свою порцию риса, жареных баклажанов и пирожков с тертым сыром и шпинатом.
Как только Шарлотта утолила голод, она выпрямилась и, глядя прямо на Патрика, произнесла:
— Одна женщина в гареме сказала, что ты лгал, когда обещал забрать меня с собой.
Патрик на мгновение отвел глаза, но затем взглянул на нее решительно и твердо сказал:
— Я говорил правду. Но не удивлюсь, если ты перестанешь мне доверять после сегодняшнего вечера.
Шарлотта почувствовала — ей становится дурно и она бледнеет.
— Что ты хочешь этим сказать? — прошептала она.
— Тебе будет безопаснее здесь, по крайней мере в течение ближайших недель. Пока я закончу свои дела в Испании и Турции.
— Какие дела?! — вскричала Шарлотта, вскакивая с подушек. — Ты что, обещал сопровождать еще какую-нибудь девушку? Для того чтобы потом продать ее в рабство Халифу?
Пораженный Патрик резко встал и подошел к ней вплотную.
— Бог с тобой, Шарлотта, как ты можешь думать обо мне такое?
— А почему бы и нет? — До сих пор Шарлотта сдерживала себя, но сейчас ее гнев и страх вырвались наружу. — Ты нарушил свое обещание! Ты оставляешь меня здесь, как и предсказала Алев!
Он рассерженно тряхнул головой.
— Ты была похищена по приказу пирата Рахима, — начал он, но до Шарлотты едва ли доходил смысл его слов — она была охвачена паникой. — Халиф предполагает, что Рахим попытается получить тебя назад.
— Ты мог бы защитить меня!
Шарлотта, к своему стыду, почувствовала, что это вышло почти умоляюще, но она ничего не могла поделать.
Патрику стоило видимых усилий сдержаться.
— Heт, — твердо ответил он, — У меня есть дела в тех районах, куда тебя нельзя брать с собой. Я был бы вынужден часто оставлять тебя одну, а я не хочу этого.
Шарлотта почувствовала, что ее душат слезы. В порыве бессильной ярости она замахнулась, чтобы ударить Патрика, но он поймал ее руки и зажал их в своих сильных ладонях.
— Лжец! — задыхаясь, выкрикнула Шарлотта, совершенно вне себя. — Я ненавижу тебя! Как ты мог?..
Патрик легонько встряхнул ее, вынуждая замолчать.
— Я никогда не мог бы причинить тебе вред, — хрипло прошептал он.
— Ты лжешь! Почему я должна верить дьяволу, белому работорговцу, пирату?
— Вот почему. — Говоря это, он притянул ее к себе за косу и стал целовать.
Шарлотта сначала сопротивлялась его попыткам заставить ее разомкнуть губы, но вскоре сдалась. Она чуть ли не забыла, что надо дышать, настолько захватывающим был этот поцелуй. Ее грудь напряглась под обтягивающей тканью платья, соски упирались в широкую грудную клетку Патрика.
Не прерывая поцелуя, Патрик осторожно опустился вместе с Шарлоттой на подушки, пока она не оказалась лежащей рядом с ним, безвольная и задыхающаяся.
— Вот почему, Шарлотта, — повторил он, лаская сквозь платье ее грудь. — Я не мог отдать тебя никакому другому мужчине, я хочу, чтобы, чтобы ты была моей.
Шарлотте сие бесхитростное утверждение Патрика показалось весьма логичным. В самом деле, она и сама жаждала ему принадлежать, вернее даже, ей необходимо ему принадлежать, не важно, пирит он, разбойник или сущий ангел.
Когда он наклонился и поцеловал нежную пульсирующую жилку у нее на шее, она вздрогнула и издала тихий стон.
Медленно, испытывая невыразимое удовольствие, Шарлотта развязала черную ленту, стягивающую волосы Патрика, и погрузила ладони в его густую, пышную гриву. Их взгляды встретились.
— Я хочу смотреть на тебя, — серьезно сказал он. — Ты мне позволишь?
Ей показалось, что она сейчас потеряет сознание от нахлынувших чувств и от переполнявшего ее желания. Она кивнула.
Патрик мягко помог ей снять одежду, и теперь она лежала перед ним на подушках обнаженная и беззащитная, впервые в жизни ощущая себя действительно красивой.
Сначала он не прикасался к ней, лишь позволяя своему взгляду свободно скользить вдоль мягких линий ее тела. Затем начал легко касаться ее, поглаживая и целуя там и тут волнистые изгибы, на что Шарлотта ответила серией нежных прерывистых вздохов.
Когда он, обхватив губами один сосок, положил одновременно руку на кудрявый холмик между ее ног, Шарлотта непроизвольно приподнялась, изогнув спину, и застонала.
Патрик сдержал довольный смешок и продолжал целовать и ласкать языком ее грудь. Одновременно его рука проникла в глубь шелкового треугольника, войдя там в соприкосновение с пульсирующим язычком плоти.
Шарлотта непроизвольно раздвинула ноги, ее бедра начали ритмично двигаться, подчиняясь темпу, который задавал Патрик. Он стал игриво покусывать ее грудь, целовать живот, спускаясь постепенно все ниже и ниже.
— Когда ты будешь ждать меня, Шарлотта, вспомни это. Вспоминай, как я учил тебя любви.
Она почувствовала, что он раздвигает пальцами холмик волос, и в следующий момент скрытое под ним сокровище оказалось у него во рту. Он целовал его и ласкал с той же страстью, что и ее грудь. У нее вырвался невольный то ли крик, то ли стон, и в тот же момент Патрик приподнял ее ноги к себе на плечи и прильнул губами к заветной ложбинке.
Она начала метаться и бормотать что-то в приступе удовольствия. Наконец все ее ощущения соединились и выплеснулись в одном диком, исступленном крике полной капитуляции и полной победы. Она отдала все, что имела, и все, чем она была, Патрику.
Шарлотта откинулась на подушки, ожидая, что теперь и он получит свою долю удовольствия. Однако Патрик просто лежал рядом, мягко обнимая ее одной рукой. Впервые она была тронута его бескорыстным поведением, но в тот же момент страшное подозрение закралось в ее мысли. А что, если он делает так только для того, чтобы отдать ее нетронутой Халифу?
Она напряглась, но он тут же нежно прижал ее к себе, подчиняя своей ласке. После долгого молчания Патрик произнес:
— Доверься мне. Пожалуйста. Просто доверяй мне.
— Я уверена, что змей-искуситель говорил в свое время то же самое Еве-прародительнице, — ответила Шарлотта, испытывая в то же время некоторое замешательство от того, как прозвучал ее собственный голос, — он был слабым и дрожащим.
Милостивый Господь, никогда, ни в каких самых ярких своих фантазиях она не могла себе представить, что этот мужчина может доставить такое неслыханное удовольствие…
Патрик рассмеялся и легонько шлепнул ее.
— Возможно, ты и права, — согласился он. — А теперь одевайся скорей, пока слуга не пришел и не увидел тебя.
Шарлотта натянула платье, сраженная самой мыслью, что кто-то мог зайти сюда и увидеть ее на плечах у Патрика или услышать ее крики. Патрик с усмешкой смотрел на нее, приподняв одну бровь. Он был полностью одет, лишь волосы распущены, как у индейцев.
— Почему ты так краснеешь, Шарлотта? — стал он поддразнивать ее. — Может быть, это оттого, что тебе понравилось то, что я делал?
Она бросила на него яростный взгляд, взбешенная тем, что не может опровергнуть его слова. Возражать ему было бы нелепо после того, как она здесь задыхалась, стенала и молила его сделать это еще и еще.
— Самонадеянность, мистер Треваррен, вам очень не к лицу, — ответила Шарлотта.
Она стояла на коленях, собираясь встать, когда Патрик неожиданно забрался рукой под платье и занял твердую позицию там, где вольничал совсем недавно. Установив неподвижно один из пальцев в мягкой глубине, он медленно проводил остальной частью ладони снаружи вокруг цветущего бутона, который он столь искусно и мастерски ласкал чуть раньше.
Шарлотта охнула, невольно запрокинула голову назад, и издала страстный стон. Патрик опять усмехнулся.
— Моя несравненная, — выдохнул он, не прерывая своих движений, — возможно, моя самоуверенность и не идет мне, зато твоя страсть делает тебя еще красивей. — Он подразнил ее еще немного, затем убрал руку и, взяв ее за подбородок, сказал: — Думай обо мне, когда сегодня ты будешь лежать одна ночью. — Он опять поцеловал ее глаза, рот, кончики грудей.
Шарлотта все еще не пришла в себя и была жутко раздосадована, что он раздразнил ее и бросает. Она вздрогнула, когда он хлопнул в ладони, вызывая слугу.
— Почему, Патрик? Зачем ты заставил меня снова захотеть тебя и тут же бросаешь?
В комнату уже спешил слуга. Патрик улыбнулся и, понизив голос, ответил:
— Как я уже говорил, я хочу, чтобы ты думала обо мне сегодня ночью и любой ночью, пока я не вернусь к тебе.
Патрик что-то сказал слуге на местном диалекте, затем легонько ущипнул Шарлотту за локоть.
— Держи себя в руках, когда я буду уходить! — жестко приказал он.
Шарлотта судорожно вздохнула, удерживая подступившие слезы.
— Я не собираюсь давать никаких обещаний, — сказала она, гордо вздернув головку, и молча проследовала за слугой.
Они не успели завернуть за угол, как появился мужчина, одетый в роскошную шелковую рубашку и черные шаровары с искусной вышивкой. Он был очень похож на Халифа, но поменьше ростом и с более округлым лицом.
— А это кто? — спросил он, с нескрываемым удовольствием разглядывая Шарлотту.
Слуга остановился в явном смятении.
— Мой братец отыскал еще одну жемчужину для украшения своей постели? — И он попытался обнять Шарлотту за плечи.
Она отступила и выпалила:
— Не знаю, кто вы, но для вас же будет лучше не трогать меня!
— Я Ахмед, — услужливо проговорил мужчина, похотливо пожирая се глазами. — Султан, да благословит его, Аллах, — мой сводный брат.
Шарлотта заметила, что слуга куда-то исчез, и молила про себя Бога, чтобы Ахмед ее не тронул.
— Пожалуйста, позвольте мне пройти. Я должна вернуться в гарем. У меня… у меня могут быть осложнения с султан-валид.
Ахмед убрал руки, но не двинулся с места.
— Да, — признал он. — С этой старой сластолюбивой козлихой у тебя могут быть неприятности. Чего доброго, прикажет Рашиду попортить твой мягкий задик и накажет тебя на глазах у всего гарема в назидание другим. Но я обещаю тебе: воспоминание об удовольствии, которое ты получить со мной, поможет тебе перенести даже это.
Шарлотта задохнулась от негодования. Она отступила еще на шаг, сжав кулаки. Захлестнувший ее гнев мешал найти подходящие слова.
— Довольно, Ахмед. Оставь женщину в покое.
Услышав этот голос, Ахмед нахмурился, а Шарлотта испытала невыразимое облегчение и в то же время почувствовала, что еле держится на ногах. Ей стоило усилий не сползти вниз по стенке на глазах у своего обидчика.
Халиф остановился подле брата, но разговаривал не с Шарлоттой, а со своим слугой. Слуга кивнул Шарлотте, чтобы она следовала за ним.
Она повернулась, чтобы идти, но тут Ахмед грубо схватил ее за руку:
— Дай мне ее хотя бы на одну ночь, Халиф! У тебя их столько, что ты и не заметишь ее отсутствия.
Халиф освободил Шарлотту от хватки брата и мягко приказал ей:
— Иди!
Шарлотта поспешила прочь, стараясь ни на шаг не отставать от слуги. Она ни разу не оглянулась, хотя слышала позади себя громкие голоса, все более переходящие в крик.
Когда они добрались до гарема, слуга передал ее вышедшему навстречу евнуху и удалился, низко опустив голову.
— Иди очень тихо, султан-валид не будет в восторге, если узнает, что ты ходишь по двору в такое позднее время.
Шарлотта была поражена. Она не могла предположить, что евнух владеет английским. Она хотела было ему объяснить, что сам Халиф послал ее в комнату Треваррена, но побоялась, что может разбудить разговором ревнивую старуху. При воспоминании о Треваррене она залилась краской, вспомнив, чем занималась с Патриком.
Рашид проводил ее вдоль длинного ряда низких кушеток, на которых спали женщины. Наконец они дошли до угла комнаты.
— Располагайся здесь, — сказал он и немедленно исчез в темноте.
Шарлотта развернула шелковое покрывало, лежавшее в ногах низкой длинной кушетки, и укрылась им как одеялом.
Она думал, что будет до полночи лежать без сна, вспоминая Патрика, но вместо этого немедленно заснула и уже во сне заново пережила свое превращение в женщину. Ей снилось, как она танцует на кончике языка Патрика, испытывая невыразимое удовольствие. В этот момент она внезапно проснулась и резко села, учащенно дыша.
Мягкие, нежные отголоски сна продолжались наяву и перешли в серию прерывистых стонов, раздававшихся в благоуханной ночной тишине. Поняв, что с ней произошло, Шарлотта густо покраснела. Как же это она умудрилась прожить на этом свете уже двадцать три года и на самом деле ничего не знать о жизни!
Через трое суток, когда «Чародейка» бросила якорь у берегов Испании, Патрик пребывал в самом отвратительном состоянии духа. При других обстоятельствах он направился бы прямиком в известный ему публичный дом и удовлетворил бы там все те желания, которые Шарлотта, сама не зная того, возбудила в нем при их встрече. Но что-то не позволяло ему сделать это.
Итак, он страдал, и надо отметить, что страдали также и все те, кто попадался ему в этот момент под руку.
Он продал специи и шелка, купленные в Рице, закупил корабельные снасти и вино для продажи в Турции. Он не мог думать ни о ком, кроме Шарлотты, ни о чем, кроме того, что ему просто необходимо зарыться в нее, погрузиться в нее и покончить наконец с этим невыносимым напряжением внутри себя. Будучи постоянно поглощенным мыслями о юной деве, которая столь соблазнительно извивалась на кончике его языка, Патрик потерял обычно присущую ему бдительность.
Когда вечером в таверне Кохран намекнул Патрику, что тот стал совершенно невыносим и не лучше ли ему заглянуть наверх, где есть здешняя девка, которая может выбить из него эту дурь, Патрик возмутился и отослал всех, включая, конечно, и Кохрана, обратно на корабль.
Уже за полночь он вывалился из прибрежной таверны в одиночестве и все в том же расстроенном состоянии духа. Неожиданно кто-то напал на него сзади. Почувствовав холодную сталь ножа у своего горла, Патрик немедленно протрезвел. Резкий удар каблуком назад — и нападавший вскрикнул от боли, но тут же как из-под земли появилась целая банда. Он схватил ближайшего за ворот рубахи и занес кулак, когда вдруг опознал в нем своего корабельного кока.
— О черт, капитан! — выругался тот. — Эти гады хотели на вас напасть, хорошо, что мы здесь сторожили!
У капитана промелькнула мысль, что все же его друзья не подчинились приказу и ждали здесь, и тут же его внимание переключилось на развернувшуюся драку. Он чувствовал, что Кохран и товарищи здесь, рядом, но сквозь красную пелену гнева, застилавшую ему глаза, видел только ненавистных чужаков.
Патрик не мог бы сказать, продолжалось ли это пятнадцать минут или два часа. Когда все закончилось, он наклонился к одному из лежавших противников и резким толчком вынудил его подняться.
— Кто ты? — отрывисто спросил он. Допрашиваемый был араб, говорил на местном наречии, но Патрик понимал достаточно, чтобы разобрать, что они подосланы Рахимом. Он обратился к одному из своих моряков. Билли Бейту, не знает ли он кого из тех.
— Это грязный сброд, — прокомментировал Билли, отряхивая с брезгливым выражением ладони, которые у него, по правде сказать, тоже не блистали чистотой.
Патрик прижал испуганного араба к стене таверны.
— Отведи меня к нему! — приказал он. — Сейчас же!
Мужчина затряс головой от страха:
— Он убьет меня. Лучше убейте меня здесь, чем мне идти к Рахиму.
Схватив араба за ворот, Патрик приподнял, потряс его и швырнул обратно к стене.
— Передай ему, что он трус! — прорычал Патрик. — Передай ему, что Патрик Треваррен, капитан «Чародейки», назвал его мерзкой трусливой крысой!
Араб с готовностью закивал. Как только Патрик отпустил его, он бросился бежать.
Если это оскорбление не вытянет Рахима из укрытия, подумал Патрик, то придется придумать что-нибудь еще.
Первые дни после отплытия Патрика Шарлотта держала себя в руках, насколько это было возможно. Другие женщины в гареме не стремились к общению, хотя и не избегали ее. Только Алев разговаривала с ней. К огромному облегчению Шарлотты, султан-валид не обращала на нее внимания.
Прошла уже целая неделя, когда Шарлотта сидела во внутреннем дворике под вязом. Рашид принес ей принадлежности для рисования, и она набросала на бумаге то, что было ей родным и близким, дом, где она росла. К ней подошла Алев.
— Очень хороший набросок, — похвалила женщина, с трудом пристраиваясь на краешек скамейки рядом с Шарлоттой. — Это твой дом?
При слове «дом» у Шарлотты защемило сердце. Она с трудом кивнула.
— Они, наверное, безумно беспокоятся и переживают. — Алев положила обе руки на свой округлившийся живот, чуть поморщилась, потом с сочувствием взглянула на Шарлотту. — Ты можешь написать им, сообщить, что сбежала, чтобы выйти замуж. Они, конечно, сильно рассердятся, но зато перестанут беспокоиться.
— Но кто же отправит мое письмо? — спросила Шарлотта. Сердце ее учащенно забилось.
— Рашид может это легко устроить, — ответила Алев.
— Но если мой отец узнает, что я здесь… Этого ты не должна сообщать ему, — быстро возразила Алев. — Мне придется прочитать твое письмо, чтобы быть уверенной, что ты не сообщишь им ничего… такого. Потом Рашид отправит его откуда-нибудь из Испании или Марокко.
Шарлотта представила себе, что будет, когда ее отец и Лидия прочтут предполагаемое послание. Отец будет в бешенстве, что она решила выйти замуж так далеко от дома, но Лидия сможет его успокоить. Милли скажет, что она всегда ожидала чего-нибудь романтического от старшей сестры, а мальчишкам пока наверняка нет никакого дела ни до чего, кроме своей беготни.
Замужество — что, конечно, ложь, а Шарлотта никогда не лгала отцу и мачехе. Даже и сейчас ей нелегко решиться, но все же она не может позволить им страдать и дальше, если есть способ хоть как-то утешить их.
— Напиши письмо, а я и Рашид позаботимся об остальном.
Шарлотта кивнула в глубоком раздумье. Алев вдруг судорожно вздохнула и схватилась рукой за живот. Шарлотта знала эти признаки.
— Вам больно? Позвать кого-нибудь?
Алев закусила губу от боли и только через некоторое время смогла произнести:
— Найди Рашида, пожалуйста. Скажи, что уже пора.
Шарлотта побежала через дворик в гарем, где и нашла Рашида на его обычном месте:
— Алев вот-вот родит! — выпалила она. — Она во внутреннем дворике, на скамейке под вязом.
Рашид, ни слова не говоря, выскочил из гарема. Шарлотта побежала за ним. Она не имела понятия, чем могла помочь, но хотела на всякий случай быть рядом.
Евнух поднял Алев и понес ее внутрь, где тут же поднялась страшная суматоха. Женщины заволновались и защебетали, как стая разноцветных птиц. Султан-валид жестом приказала всем замолчать, кивнула Рашиду, и они втроем удалились.
Сначала Шарлотта ждала вместе с другими женщинами, потом опять ушла во двор и забралась на любимый вяз, чтобы обозреть горизонт: ни намека на корабль Патрика. Она посмотрела в другую сторону, где расстилалась белая песчаная пустыня. Интересно, что там?
Позже, устроившись в укромном уголке, она написала домой длинное, полное вымысла письмо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел



очень хороший роман класс
Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаелмарина
20.08.2012, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100