Читать онлайн Укрощение Шарлотты, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.22 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Укрощение Шарлотты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Несмотря на холод и боль от царапающего мешка, несмотря на поникшие и онемевшие руки и ноги, у Шарлотты при взгляде на Треваррена в душе зародилась робкая надежда. Лампа, свисавшая с низкой балки маленького помещения, освещала уютный беспорядок книг и карт на прочно стоящем столе. Она улыбнулась — тяжкое испытание не смогло лишить ее мужества.
— Я сейчас все объясню, — сказала она. Резким кивком Треваррен указал матросу на дверь. Когда тот вышел, Патрик подошел к своей кровати и сдернул белое шерстяное одеяло.
— Я искренне надеюсь на это, — наконец ответил он, протянув ей одеяло.
Шарлотта с благодарностью взяла его, но была еще слишком слаба, чтобы самостоятельно подняться с пола.
— Меня взяли в плен, когда я со своей подругой Беттиной пыталась найти дорогу с базара домой…
Патрик налил и подал ей вино в деревянной кружке, а сам, сев на стул, молча и внимательно изучал Шарлотту. Та не привыкла к крепким напиткам. Тем не менее, схватив кружку дрожащими руками, выпила все до последней капли.
— Это было страшное испытание, смею вас заверить, мистер Треваррен…
Нахмурившись, он взял кружку, чтобы снова наполнить ее.
— Откуда вы знаете мое имя?
Шарлотта покраснела и залпом выпила вторую кружку. Она испытывала двойственное чувство — облегчения и обиды, что он, видимо, не помнил их встречу десять лет назад на «Чародейке».
— Мы встречались однажды, — сказал она и поперхнулась. — Можно еще вина?
— Конечно нет, — ответил он с явным неодобрением, откинувшись на скрипучем стуле с видом человека, привыкшего получать в подарок обнаженных женщин каждый день после обеда. — Вы уже пьяны. Что вам сейчас действительно нужно, так это немного поесть и принять хорошую ванну.
Ни в одной из своих буйных фантазий о Патрике Треваррене в течение стольких лет Шарлотта не представляла себе такого унизительного приема.
— Вы даже не хотите узнать моего имени? — тихим голосом спросила она, заставив свою фамильную гордость смиренно закрыть глаза на происходящее.
Мистер Треваррен вздохнул. По его лицу, ранее безразличному, пробежала тень смутного беспокойства, как будто появление девушки стало для него неприятной обузой.
— Ну хорошо, — сдался он, — как же вас зовут?
Шарлотта была поражена таким недружелюбием, но решила, что не позволит ему заметить это. Она выпрямилась, насколько позволяло одеяло, и взглянула на него.
— Этого я вам не скажу, — ответила она. — Ну как? Нравится вам, когда с вами говорят в таком же грубом тоне?
Патрик потер шею точно так же, как это делал ее отец, когда мачеха Лидия выводила его из себя, и, неожиданно вскочив со стула, взял ее за плечи и поставил на ноги.
— Сейчас не время разыгрывать из себя школьницу, — сердито выпалил он, глядя на нее сверху вниз.
В тот момент, когда он ослабил хватку, колени Шарлотты, к ее величайшему унижению, подогнулись и она чуть не упала.
Тихо выругавшись. Патрик подхватил ее, осторожно отнес к кровати и с некоторой неловкостью опустил на постель. Она почти утонула в мягкой перине.
Шарлотта пришла в себя и широко открыла глаза. Сотни раз она прокручивала в своем воображении подобного рода сцену, но пережить такое в реальности оказалось совсем другим делом.
Манеры Патрика немного смягчились, но его рост и сила все еще подавляли. Он наклонился над Шарлоттой, опираясь руками на кровать, и улыбнулся.
— Я не собираюсь обидеть вас. — Голос у него был низкий и завораживающий. — Ну, теперь, может, вы все-таки скажете, как вас зовут?
Кровь разнесла вино по всему телу, проникнув в каждую клеточку. Страх отступил перед навалившейся усталостью, и она не стесняясь зевнула.
— Афродита, — произнесла она, — дочь Зевса.
Представив своего отца стоящим в тоге на вершине своего персонального Олимпа над Пугетским проливом и величественно взирающим на простых смертных, она рассмеялась.
— Помните о молниях, которыми Зевс поражает своих врагов, — предупредила она Патрика, внезапно посерьезнев. — Если мой отец узнает о недостойном обращении со мной, он будет вне себя от ярости.
Патрик устало вздохнул и отпрянул от Шарлотты.
— Нет смысла говорить с вами сейчас. Вам необходимо как следует выспаться, маленькая богиня.
Девушка натянула одеяло до подбородка и впилась в Патрика нервным взглядом.
— Вы не осмелитесь взять меня силой.
Он улыбнулся, и Шарлотта, вспыхнув, покраснела.
— Будьте спокойны, дорогая, избалованные богатые дочки не в моем вкусе.
— Избалованные?
Шарлотта попыталась сесть, чтобы выразить неистовый протест, но у нее просто не хватило на это сил. Она упала на постель, закрыла глаза и провалилась в сон.
Патрик послал матроса за Кохраном, который тут же явился, неся таз с теплой водой, какие-то мази и кучу чистых тряпок. Старпом долго смотрел на девушку, затем покачал головой.
— Бедная крошка. Боюсь, ей пришлось много испытать в последние несколько дней.
Патрик посмотрел на ее грязное бледное лицо. Спутанные волосы цвета кленового сиропа, несомненно, заблестят, если их хорошенько вымыть и расчесать.
— Что ты имеешь в виду, говоря «испытать»? — требовательно спросил он.
Патрик злился на Кохрана, как будто именно старший помощник так «испытывал» ее, но он ничего не мог с собой поделать. Кохран улыбнулся, поставил все принесенное на столик рядом с кроватью Патрика.
— Я имел в виду ее целомудрие. Похитители не станут снижать цену своей добычи, воспользовавшись ее прелестями, хотя Бог знает, может быть, они и пытались.
Патрик с трудом проглотил комок, подступивший к горлу. Он почувствовал облегчение, и в то же самое время, по совершенно необъяснимой причине, ему захотелось схватить своего друга за ворот и размазать по стенке. Усилием воли он подавил поднимающееся раздражение.
— Она не хочет назвать свое имя.
— Возможно, считает, что вы не лучше тех головорезов, которые схватили ее на базаре, — пожал плечами Кохран. — Потому, наверное, и упрямится.
— Да, возможно, — неохотно согласился Патрик.
Упрямица зашевелилась во сне, повернулась на бок и тихонько застонала от боли, причиненной этим движением. Патрик гневно стиснул зубы.
— Они неплохо поработали, — прокомментировал тихим голосом Кохран, проследив цепочку черных и синих пятен на ее обнаженной руке. — Может быть, сюда лучше прислать Несса, чтобы он ее осмотрел и перевязал раны?
— Я сам за ней присмотрю. — Патрик со смущением заметил, что в горячке незаслуженно обидел друга, и постарался не выдать своих эмоций. — Мы выясним, кто она, довольно быстро. Думаю, она из Сиэтла или его окрестностей, так что скоро отправим ее домой.
— Да… — с запинкой согласился Кохран. — Помните только, что у некоторых людей довольно странное представление о ситуациях, подобных этой.
— Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
Кохран был уже у двери, но остановился и, взявшись одной рукой за щеколду, обернулся к Треваррену.
— Несмотря на то, была ли молодая леди… э-э… лишена невинности или нет, многие папы и мамы посчитают, что раз она была предметом купли-продажи, то это бросает тень на всю семью. И найдется немало людей, которые откажутся принять такую леди обратно в родное гнездо.
Глядя на безымянное создание, Патрик вдруг увидел не взрослую девушку, а девочку, которую он спас, сняв с высокой мачты много лет назад. У него защемило сердце, когда он представил, как ее с презрением оттолкнут те, кто должен любить и охранять.
— Ты можешь идти, — с горечью произнес он и услышал, как захлопнулась дверь за Кохраном.
С нежностью, какой не испытывал с десятилетнего возраста, когда его собаку задавила карета и он на руках принес бедного спаниеля домой, Патрик осторожно откинул одеяло. Сначала он смыл грязь, а затем обработал бренди самые большие ссадины. Несколько раз девушка вздрагивала, но не проснулась даже тогда, когда, взяв на руки, он исхитрился одеть ее в одну из своих рубашек.
Некоторое время Патрик наблюдал за спящей, невольно испытывая жалость и сочувствие к израненной девушке. Чуть погодя он прикрутил фитиль лампы, оставив самый слабый свет, и вышел на палубу проверить, все ли в порядке на корабле.
Когда он вернулся, его милая гостья спала, повернувшись на бок. Она сбросила с себя покрывало, обнажив длинные красивые ноги.
Патрик сел на краешек кровати, скинул ботинки, брюки, стащил через голову рубашку и бросил все на спинку стула, после чего аккуратно пристроился на той части кровати, которая примыкала к противоположной стене, потянулся и, громко зевнув, лег спиной к бедной девушке. Она что-то неразборчиво пробормотала во сне, повернулась и неожиданно положила ладонь на правую ягодицу Патрика.
Патрик не успел еще опомниться, как его пенис уподобился грот-мачте. Он смачно выругался и с некоторой неохотой отодвинулся так, чтобы она не смогла дотянуться до него. Однако прошло еще несколько часов, прежде чем он смог уснуть.
Шарлотта проснулась, когда теплые солнечные лучи уже вовсю светили сквозь открытый иллюминатор. Она была одна в капитанской каюте. Только сейчас до нее дошло, что мистер Треваррен капитан этого судна и именно поэтому в его помещении столько удобств. Да и по всему вообще видно, что он привык командовать людьми.
Она поуютнее устроилась на подушках и сладко потянулась. И тут вдруг неожиданно сообразила, что на ней надета рубашка Патрика, — значит, он переодел ее, пока она спала. Шарлотта помертвела от этого открытия, но не могла позволить себе тратить силы на переживания. Ведь первой мыслью, когда ее в мешке доставили к Патрику, было теперь она в безопасности, в руках соотечественников. Теперь же ее думы крутились вокруг того о факта, что на лежащей рядом подушке виднеется вмятина от его головы.
Сердце Шарлотты екнуло от ужаса. Накануне ночью она выпила слишком много вина и не помнила, что с ней происходило. Была ли она опозорена?..
Она вытянула ноги под одеялом и ощупала себя, но нигде ничего не болело, и вроде не чувствовалось никаких изменений. Однако где-то в глубине сознания гнездилось смутное чувство удовлетворения от скандальной мысли, что Патрик прикасался к ней так интимно.
Раздался стук в дверь, и, прежде чем Шарлотта успела крикнуть, что предпочитает оставаться в одиночестве, дверные петли заскрипели — Патрик вошел в каюту. Шарлотта сердито посмотрела на него.
— Очень неприлично с вашей стороны находиться здесь, — выпалила она.
Он рассмеялся.
— Вы ошиблись. Это вам неприлично находиться здесь, богиня. В конце концов, это моя каюта.
Она натянула одеяло до подбородка.
— Вы спали в этой кровати, — произнесла она обвинительным тоном.
— Я часто это делаю, — весело признался Патрик. — Как вы себя сегодня чувствуете.
Шарлотта вспомнила тревожное волнение, испытанное ею несколько минут назад, и щеки ее вспыхнули.
— Чувствую себя прекрасно. Если бы вы могли отправить меня домой прямо сейчас…
— С удовольствием.
Шарлотта заметила, что на столике стоит поднос и Патрик занят тем, что наливает ароматный турецкий кофе в чашку.
— Все, что вам нужно сделать, это назвать себя.
Конечно, было очень обидно, что он не вспомнил ее, но нельзя же из-за этого вечно злиться на него.
— Шарлотта, — ответила она.
Инстинкт подсказал ей остановиться на этом и не называть фамилии. Фамилия Куад означала богатство и власть па территории штата Вашингтон, а возможно, что Патрик был не просто лихим капитаном, но и работорговцем, и участником похищения. Если он узнает, какой высокий выкуп может получить за нее, то это может стать началом новых несчастий.
Молодой человек поднес дымящуюся чашку Шарлотте в постель, и она очень осторожно взяла ее, одновременно придерживая одеяло другой рукой.
— Шарлотта, — задумчиво протянул Патрик, как будто это имя было связано у него с какой-то старинной загадкой, которую надо разгадать. — Шарлотта, а дальше?
— Просто Шарлотта, — ответила она, осторожно отпивая из чашки горячий крепкий кофе.
Патрик прищурился, и ей показалось, что он хотел что-то возразить, но переменил решение и одарил ее очередной ослепительной улыбкой.
— Да, одни сложности с вами. Наверное, лучше мне продать вас, когда мы пришвартуемся, или же передать моему другу, Халифу, в его гарем.
Шарлотта чуть не выронила чашку.
— Это очень недостойное вас занятие — шутить такими вещами! Разве вы не видите, что с меня уже хватит всяких переживаний?
Патрик сделал удивленные глаза.
— Да вы не только маленькая нахалка, проявляющая ночью симпатии к мужчине, который жаждет уснуть…
Громко звякнула чашка, которую Шарлотта чуть не уронила на поднос.
— Прошу прощения.
Патрик рассмеялся и развел руками.
— Я так и подумал, что это привлечет ваше внимание. Я и вы спали рядом прошлую ночь, дорогая Шарлотта, и будь я проклят, если вы не пытались схватить меня за некоторые округлости моего тела.
В первый раз за свою жизнь и, как она надеялась, в последний Шарлотта покраснела до корней волос.
— Я не могла сделать такое! — прошептала она.
Патрик улыбнулся.
— И тем не менее вы сделали это. Вам просто очень повезло, что я джентльмен, вот и все.
Шарлотта не верила своим ушам. Какая наглость! Да, мистер Патрик Треваррен решительно не был тем человеком, которого она представляла в своих любовных грезах в течение долгих десяти лет. Внезапно она вспомнила слова и выражения, которые слышала от отцовских лесорубов.
— Не смейте называть себя джентльменом в моем присутствии, вы, мерзкий негодяй, жалкий ублюдок…
Патрик захохотал и низко поклонился ей.
— Мое почтение, мисс Шарлотта Безымянная. Можете не благодарить меня.
— Убирайтесь вон! — закричала Шарлотта.
— Это моя каюта, — невозмутимо ответил Патрик. — И если кто-то должен убраться отсюда, моя богиня, то, скорее всего, вы.
— С большим удовольствием! Только дайте мне какую-нибудь одежду, и я уберусь так быстро, что вы будете гадать, не привиделась ли я вам!
Ее гнев, казалось, развлекал Патрика, и это злило ее еще больше.
Присвистнув, он открыл ящик в углу каюты и вытащил из него пару черных брюк и широкий кожаный пояс. Он бросил ей эти вещи, и они попали прямо на кровать.
— Брюки? — спросила она. Патрик улыбнулся.
— Заранее прошу прошения, если, они не подойдут, дорогая Шарлотта. Поскольку я не ношу платья, у меня нет причин держать их в своем комоде.
Шарлотта закрыла глаза и посчитала до десяти, чтобы успокоиться и продолжить разговор с капитаном в нормальном тоне:
— Не могли бы вы дать мне несколько минут для того, чтобы привести себя в порядок?
— Конечно, — вежливо ответил он и повернулся к ней спиной.
Используя одеяло в качестве ширмы, Шарлотта влезла в брюки, которые оказались ей слишком велики в талии и узки в бедрах, заправила рубашку и застегнула ремень, Еще ей очень нужен был ночной горшок, но она не имела ни малейшего желания воспользоваться им в присутствии мистера Треваррена.
Вместо этого она спросила:
— Где это мы? — и подошла к иллюминатору. Выглянув, она увидела бирюзовую воду, пологий, ослепительно белый берег и огромный дворец, окруженный белоснежным песком. — Есть ли здесь американское посольство?
Патрик ответил на се вопросы в обратном порядке:
— Боюсь, что нет, богиня. Что же касается нашего местопребывания, то, как видите, отсюда рукой подать до дворца султана Рида. — Она скорее почувствовала, чем увидела его взгляд на себе. — И я бы не советовал вам прыгать в эту лужу, чтобы, поднимая фонтаны брызг, плыть к берегу, так как сотня-другая акул наверняка кружит вблизи корабля в ожидании отбросов с камбуза.
Шарлотта вздрогнула, но не собиралась сдаваться.
— Я не поднимаю брызг, когда плаваю, мистер Треваррен, — ответила она. — У меня отличный стиль.
Патрик, стоявший рядом, вдруг бросил на нее насмешливый взгляд, вызвавший у нее раздражение.
— Все равно вы станете лакомой добычей для акул. Возможно, им понравится, что их завтрак не сдается без боя, — заметил Патрик.
Именно в этот неподходящий момент в животе у Шарлотты противно заурчало. К сожалению, она ничего не могла с ним поделать, так как привыкла плотно закусывать по утрам.
— Я хочу домой, — скачала она, и вдруг ее глаза наполнились слезами.
К ее несказанному удивлению, Патрик повел себя так, как ей представлялось в грезах, — он ласково прикоснулся к ее щеке и хрипло произнес:
— Вы вернетесь домой, Шарлотта. Я обещаю — никто не причинит вам зла.
Ей хотелось бы верить ему — о, как ей этого хотелось! — но, так как она не была законченной дурочкой, она понимала, что правила игры значительно изменились после похищения.
Патрик заговорил серьезно:
— Захочет ли ваша семья принять вас обратно?
— А почему, скажите мне, ради всего святого, они могут не захотеть? — Шарлотта гордо подбоченилась.
Хотя она ни за что не призналась бы, но ей очень понравилось носить брюки, и она спрашивала себя, почему женщины не переняли эту моду.
Он внимательно следил за ней проницательными глазами.
— Даже принимая во внимание, что похищение произошло не по вашей воле, если, конечно, не считать полным идиотизмом прогулку по базару без мужского сопровождения, ваша репутация, несомненно, будет уже не той, что раньше. Найдутся люди, которые откажут вам от дома, Шарлотта, и перестанут узнавать вас на улице.
Слова Патрика были не просто справедливыми — он говорил горькую правду, и гнев Шарлотты частично стих.
— Те, кого я люблю — мой отец, мачеха, сестра и братья, мои тетя и дядя, кузены и друзья, — они не только примут меня, но и будут очень рады увидеть меня дома!
Он нежно обнял ее, прижав к своей груди, и она услышала, как бьется его сердце.
— Конечно, они примут вас, — согласился он, — конечно. А теперь разрешите принести вам что-нибудь поесть.
Как только Патрик покинул каюту, Шарлотта бросилась к иллюминатору в поисках какого-нибудь пути для побега, но видела перед собой только песок, море, дворец и безжалостную белую, как сахар, пустыню.
Спохватившись, она ухитрилась закрыть стулом дверь и быстро осмотрелась в поисках ночного горшка. Не найдя его, она наконец смущенно присела над урной для окурков.
Не успела они спрятать урну и убрать стул от двери, как вернулся Патрик. Она подошла к умывальнику и стала мыть руки.
Он поставил поднос на столик. На подносе была тарелка с кашей, хлеб с маслом, джем и чашка кофе. Вымыв как следует руки. Шарлотта набросилась на еду.
— Мне бы хотелось выйти на палубу прогуляться, — сказала она.
Раз уж попала на корабль, рассудила она, то нужно воспользоваться этим обстоятельством и увидеть как можно больше.
— Как-нибудь в другой раз, — ответил Патрик, занятый просмотром вахтенного журнала, взятого с полки. — Нас ожидают во дворце, богиня, а мой друг султан не будет миндальничать с теми, кто разочарует его, не приняв приглашения.
Шарлотта сразу потеряла аппетит. Патрик хорошо относился к ней, если не считать легкого поддразнивания, и она старалась не придавать этому значения. Теперь подозрения охватили ее с удвоенной силой.
— Разочарует? — переспросила она вдруг изменившимся голосом.
Патрик оторвался от вахтенного журнала, задумчиво нахмурился и снова вернулся к страницам журнала.
— Халиф, пожалуй, даже слишком общительный человек, — сообщил он.
Шарлотта проглотила подступивший к горлу комок и отодвинула недоеденный завтрак. Она посмотрела на свои брюки и рубашку, и в ней проснулась отчаянная надежда.
— У меня нет подобающей одежды, чтобы идти на прием, особенно если хозяин — сутан.
Патрик закрыл вахтенный журнал и поставил его в щель между книгами на одной из полок.
— Не беспокойтесь, — сказал он, — во дворце полно женщин. Они снабдят вас чем-нибудь подобающим. — С этими словами он направился к двери.
— Подождите! — выпалила Шарлотта. Он слегка повернулся и посмотрел на нее.
— Да?
— Я не хоту попасть в гарем ни к султану, ни к кому бы то ни было вообще.
Догадка вспыхнула в глазах Патрика, и внезапная улыбка озарила его лицо.
— О, вы подумали, что я хочу продать вас Халифу или представить в качестве подарка? Нет, богиня, вы ошиблись. Я просто дразнил вас. Это обычный визит, и будет очень обидно, если вы пропустите столь экзотичную кухню и прекрасную музыку.
Дух приключений проснулся в Шарлотте, но она все еще сомневалась. В конце концов, положение представлялось ей довольно опасным.
— А как мне убедиться, что вы говорите правду?
Он пожал плечами.
— Думаю, что никак. — С этими словами Патрик вышел и плотно закрыл за собой дверь.
Шарлотта направилась было за ним, как вдруг услышала звук поворачивающегося в замке ключа.
Шарлотте не оставалось ничего другого, как вернуться к подносу и продолжить завтрак, так как, по ее предположениям, вскоре ей понадобятся все силы.
Примерно через час за ней пришел человек, чтобы сопроводить ее на знакомую палубу «Чародейки». Она столько мечтала об этом корабле, сделала столько набросков его изящных мачт и парусов, что сразу почувствовала себя почти как дома.
Патрик ждал ее у поручней, рядом с веревочной лестницей. Он наверняка усмехнулся, вспомнив время, когда страх заставил ее вцепиться в снасти, раскачивающиеся над их головами.
— Может, мне отнести вас вниз на руках? — спросил он с такой изысканной вежливостью, что это могло означать только издевку.
Шарлотту охватил праведный гнев. Она и Милли так часто взбирались на деревья, и она вовсе не была трусихой. Бросив на Патрика взгляд, полный презрения, она наклонилась, нащупывая босой ногой первую ступеньку.
Спускаясь, она честно старалась не замечать страшные силуэты, которые с дьявольской грацией двигались в прозрачной морской воде, а также запретила себе думать о расстоянии между поручнями на корабле и маленькой шлюпкой, подпрыгивающей на волнах где-то там, внизу.
В итоге она проделала оставшийся участок пути с крепко закрытыми глазами и почувствовала невероятное облегчение, когда мужские руки взяли ее за талию и посадили в лодку. С выражением упрямого вызова следила она за ловкими движениями спускающегося Патрика.
Наконец канат, которым маленькая лодка была прикреплена к кораблю, освободили и подтянули вверх, к поручням, а Патрик и еще один мужчина взялись за весла и начали грести.
Шарлотта зачарованно наблюдала за разноцветными яркими рыбками, сновавшими у кораллового рифа под водой. Она так мечтала о приключениях и теперь получила их в полной мере, подтвердив изречение Лидии, что человек должен тщательно обдумывать свои желания, потому что в один прекрасный день они могут осуществиться.
Вскоре ее внимание привлек дворец. Она внимательно вглядывалась в его двери и окна в виде арок, а также колонны и портики. Два человека, одетые в живописные одежды и тюрбаны, ожидали их на берегу.
Шарлотта придвинулась поближе к Патрику, поскольку он шел впереди и не мог увидеть этого. Она не теряла надежды, что он сдержит слово и заберег ее с собой, когда будет покидать дворец.
— Просто позволь им проявить заботу о тебе и, что бы с тобой ни случилось, не возражай никому, — предупредил он, когда они достигли берега и двое детей в тюрбанах подбежали, чтобы вытащить лодку на песок. — Когда настанет время, я приду за тобой.
Патрик был встречен очень доброжелательно и с церемониями, но, когда более высокий из двух мужчин увидел мятые брюки и рубашку Шарлотты, его лицо неодобрительно сморщилось. Он хлопнул в ладоши и что-то крикнул. Две женщины, одетые в шелка так, что видны были только их ладони и глаза, подбежали и подхватили ее, словно она была каким-то неодушевленным предметом.
Они потащили Шарлотту через мощеный двор, окруженный высокими стенами, с прекрасным фонтаном из розового мрамора, во дворец. В их глазах застыл изумленный испуг, когда они вели ее к входу под огромной аркой, украшенной золотыми письменами.
Одна из них хлопнула в ладоши так же церемонно, как это делал человек на берегу, и все женщины, находившиеся в большой комнате, вскочили со своих кушеток и ковриков и окружили Шарлотту. Они таращились на ее брюки и босые ноги, осторожно прикасались к ее спутанным, грязным полосам, будто ожидая, что случится что-то необыкновенное.
Шарлотта, не могла припомнить в своей жизни случая, когда бы она чувствовала себя такой беспомощной или такой заинтригованной. Она испытывала страх, и, как считала, небезосновательный, но зато она была единственной молодой леди из круга своих знакомых, которая переступила порог султанскою дворца.
— Кто-нибудь из вас говорит по-английски? — спросила она.
Ответом был взрыв не поддающейся расшифровке разноголосой речи. Шарлотту снова взяли за руку и решительно повели к краю бассейна с водой, выложенного цветным камнем. В следующее мгновение она почувствовала, как с нее снимают одежду. Ей хотелось воспротивиться, но она понимала, что это бесполезно, так как ее окружало не менее десятка женщин и они были сильнее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаел



очень хороший роман класс
Укрощение Шарлотты - Миллер Линда Лаелмарина
20.08.2012, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100