Читать онлайн Огонь луны, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь луны - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Огонь луны

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Покрытая белыми барашками вода под ослепительно синим небом казалась изумрудно-зеленой. Джеми Маккена стоял у перил маленького пароходика, пристально вглядываясь в горизонт в поисках полоски земли.
— А что, если его там нет, Джеми? — спросила Пеони, встав рядом с ним. Ветер раздувал ее золотистые волосы. — Что, если он в Сиднее?
Джеми не был расположен к разговорам; он просто покачал головой, рассчитывая, что Пеони поймет его, ведь она была его самой давней и дорогой подругой. Предчувствие подсказывало ему, что искать Риви нужно в Брисбейне, а не в Сиднее.
Пеони, красивая сорокалетняя женщина, задумчиво смотрела вдаль. Джеми увидел, как она невольно пожала плечами и обхватила себя руками.
— Замерзла? — спросил он, собираясь снять пиджак — одежду, которую он презирал, — и накинуть его ей на плечи.
Пеони покачала головой, но все же закуталась в кружевную шаль.
— Я просто… вспомнила.
У Джеми были свои воспоминания, связанные с Куинслендом, и все они были весьма болезненными. Он улыбнулся и обнял ее за талию.
— Мы ведь договорились не оглядываться в прошлое.
Выражение лица Пеони стало задумчивым, когда она вглядывалась в какое-то ужасное видение, различить которое Джеми не мог.
— Инкриз все еще жив, — отозвалась она почти шепотом, — и если до него дойдет слух, что ты в Австралии, он убьет тебя.
— Но не раньше, чем и ему отомстят, я полагаю, — ответил Джеми. Он не боялся ни Инкриза Пифера, ни кого-либо еще… разве что только Риви.
Пеони поежилась и зажмурила глаза в ответ на возникшие в ее богатом воображении картины, а потом повернулась, положив руку на спину Джеми. И хотя шрамы от хлыста Инкриза были скрыты под рубашкой и пиджаком, Пеони никогда не забывала о них.
— Никто и ничто не стоит такого риска, Джеми Маккена, — прошептала она, и на ее зеленые глаза навернулись слезы.
В голосе Джеми начал проступать ирландский акцент, который появлялся всякий раз, когда он был раздражен или огорчен.
— Я не намерен терпеть, чтобы этот ублюдок диктовал мне, куда мне ехать, а куда нет! — вспылил он.
Пеони сдалась и решительно повернулась лицом к морю. Вдали показались скалистые берега Куинсленда.
Когда урожай сахара был убран с плантацией в «Семи Сестрах» и у Дункана, Риви загрустил. Мэгги часто заставала его стоящим среди ночи у темного окна и всматривающимся в море. Она знала, что он думает о Джеми, и это беспокоило ее. Дело лишь во времени, Мэгги была уверена в этом, и он решит отправиться в Новую Зеландию на поиски брата. А из-за своей беременности она наверняка останется дома.
Проснувшись однажды ночью и увидев, что Риви стоит у окна, она встала, обняла его и прижалась лбом к его спине. Риви замер, и Мэгги подумала, не начал ли он уже похаживать к Элеанор. Глаза ее наполнились слезами, но Мэгги не дала им воли. Она бодро улыбалась, когда Риви повернулся к ней.
— Думаешь о дальних краях? — тихо спросила она.
— И дальних людях, — подтвердил Риви. Его руки обнимали Мэгги, но он был далеко от нее: его душа и мысли были в Новой Зеландии, с Джеми.
— Когда поедешь? — Мэгги не собиралась задавать этот вопрос, он сам вырвался у нее.
Риви снова замер, на этот раз руки его коснулись лица Мэгги, погладив ее щеки. Он помедлил, а потом с покорным вздохом ответил:
— Скоро.
— Я хочу с тобой, — решительно сказала Мэгги.
Риви покачал головой.
— И речи быть не может, Янки, — ласково сказал он. — И более того, ты это знаешь.
Мэгги опустила глаза, чтобы он не увидел ее слез. Она не решалась заговорить.
Муж обнял ее, поглаживая по спине ритмичным движением.
— Я недолго, любимая, обещаю. А ты можешь провести это время в Сиднее, походить по магазинам и все такое. Как тебе эта идея?
Мэгги была в отчаянии, которое ее гордость не позволяла ей показать.
— Нет, — натянуто сказала она. — Но у меня есть дело в Брисбейне.
Риви выгнул бровь.
— Что за дело? — спросил он с подозрением. Мэгги не могла понять, почему он всегда думал, что она что-то затевает у него за спиной. Она вздернула нос.
— Собираюсь поговорить с людьми из приюта, в котором нашли Элизабет. Мне хочется знать, почему она так долго молчит.
Риви облегченно вздохнул.
— Удачи, Янки. Лучшие детективы не смогли узнать этого. Оставь это, Мэгги. Она, видимо, была расстроена тем, что мать бросила ее.
Мэгги пришлось признать, что такое было вполне возможно. В конце концов самым страшным для малышки было то, что ее могут бросить.
— Как, по-твоему, какая она была? — сказала она отрешенным голосом. — Я имею в виду мать Элизабет.
Риви пожал широкими плечами.
— Когда и если я найду Джеми, быть может, спрошу его. Через пару дней, Мэгги, мы поедем в Брисбейн, а оттуда вы с Корой и Элизабет сможете поехать в Сидней.
Мэгги переступила с ноги на ногу.
— Нет! Риви Маккена, я твоя жена, и у меня есть право…
Он приложил палец к ее губам, заставив замолчать, и покачал головой. В порыве ярости Мэгги сжала кулаки и бессильно ударила Риви в грудь. Хриплое и прерывистое рыдание вырвалось у нее, и он поднял ее на руки. Сев на край кровати, Риви усадил Мэгги на колени, как расстроенного ребенка. Она зарыдала всерьез. К страшному раздражению Мэгги, Риви усмехнулся, и рука его принялась ерошить ее волосы, когда он прижал ее к груди, пытаясь утешить.
— Это ведь все из-за ребенка, который растет в тебе, да? Ты делаешься обидчивой.
— Ребенок тут ни при чем, деревенщина! — взвыла Мэгги. — Это из-за того, что ты уезжаешь, хотя не могу п-понять, почему я не р-радуюсь тому, ч-что отделалась от т-тебя!
Риви засмеялся и поцеловал ее в лоб.
— Может, еще будешь, как только я уеду, а ты обежишь все магазины в Сиднее. Можешь повидаться с этой своей подружкой, как ее там?
— Тэнси, — сердито ответила Мэгги. Она хотела, чтобы та приехала и пожила у них в «Семи Сестрах», но Тэнси отказалась, потому что это значило бы расстаться с женихом. Желая подразнить Риви, Мэгги добавила:
— Думаю, я предпочла бы остаться здесь.
Риви так внезапно встрепенулся, что Мэгги чуть было не свалилась у него с колен.
— Когда Дункан Кирк живет всего в двух шагах отсюда? Да ни за что, Янки!
Мэгги захлопала ресницами.
— Мне казалось, Дункан — твой друг, — невинно сказала она. — Ты ему не доверяешь?
— Я скорее доверил бы тебя банде пьяных пиратов, — ответил Риви. — Ты едешь в Сидней, и хватит об этом!
И хотя Мэгги возражала и, по крайней мере, еще раз всплакнула, Риви остался неумолим. После трех дней торопливых сборов они отправились в Брисбейн в сопровождении Коры с Элизабет. Путешествие прошло без приключений, хотя и оказалось утомительным. Мэгги была в мрачном расположении духа, когда собиралась ложиться спать в гостинице. Комната, в которой остановились они с Риви, уже однажды была их, в брачную ночь. Мэгги отвернулась от Риви, когда он прикоснулся к ней, так сердита и напугана она была, но его ласки всегда разжигали ее. После лихорадочной любви она неподвижно лежала в его объятиях, удивляясь его власти над собой. Казалось, ослушаться его было невозможно, а значит, и невозможно сохранить хоть какое-то подобие самоуважения.
Корабль Риви отплывал рано, и когда Мэгги только проснулась, Риви уже был одет. Зевая, она села в постели.
— Как долго тебя не будет? — как бы невзначай спросила она, отводя глаза, чтобы Риви не заметил в них готового вспыхнуть бунта.
— Довольно долго, пока не найду Джеми и не выясню, почему он так долго не показывался — целых двадцать лет, — тихо ответил Риви. В его сине-зеленых глазах появилась угроза, когда Мэгги наконец решилась взглянуть на него. — И не думай пытаться пробраться на корабль!
Последняя надежда Мэгги угасла, и на лице ее, должно быть, отразилось разочарование, потому что Риви усмехнулся и покачал головой.
Мэгги откинула одеяло и неловко выбралась из постели. И хотя ребенок должен был родиться еще не скоро, она уже начинала терять то проворство, которым отличаются стройные люди.
— Я могу рассказать тебе, почему Джеми не хотел встречаться с тобой, — в отчаянии решилась она, — и тогда тебе не придется уезжать!
Риви посмотрел на нее с выражением, походившим на презрение.
— Только теперь, когда это отвечает твоим целям?
Мэгги хотелось заплакать от его холодности и отрешенности, которую она различила в его взгляде. Она подумала, что понимает, как чувствовала себя Лоретта, когда ее отправили укладывать вещи. Интересно, неужели настанет то время, когда Риви отошлет и ее? Она взяла себя в руки.
— Ну ладно, тогда я ничего не скажу.
Она хотела отвернуться, но Риви схватил ее за руку и повернул лицом к себе.
— Я говорил тебе, что настанет день, и я спрошу тебя о Джеми. Так вот, он наступил.
Мэгги закусила губу. Риви был словно чужой; ей не верилось, что это был тот же человек, который любил ее, который ухаживал за ней, когда она болела. Слезы закипели у нее на глазах. Руки Риви обхватили ее за плечи, а потом отпустили.
— Рассказывай, — прохрипел он.
Колени у Мэгги подкосились; она вернулась на кровать и села.
— Ты нашел Джеми, не зная этого, — сказала она, вытерев слезы тыльной стороной ладони. — Он был тем человеком, который пытался ограбить тебя, здесь, в Брисбейне, много лет назад, и у него остался ужасный шрам в память об этом.
Восклицание Риви, казалось, заполнило всю комнату. А через секунду, не сказав даже «до свидания», а уж, тем более, не извинившись за свое поведение, он ушел.
Мэгги была раздавлена. Она какое-то время ничего не чувствовала от горя, когда вдруг услышала стук в дверь, и с ее унылого позволения в комнату вошла Кора.
— Боже милостивый! — разинула рот пожилая женщина, вглядываясь в бледное лицо Мэгги. — Что случилось?
«Риви больше не любит меня», — хотелось сказать Мэгги, но она не могла заставить себя произнести вслух эти ужасные слова.
— Ничего, — солгала Мэгги. — Она помолчала, глубоко вздохнув. — Элизабет уже позавтракала? У меня есть одно дело, и я хочу взять ее с собой.
Лицо Коры было по-прежнему озабоченным.
— Она внизу, миссис Маккена, с Элеанор.
Мэгги застыла, ощутив опасность.
— Элеанор здесь? В Брисбейне?
— Да, — ответила Кора, удивившись реакции Мэгги. — Она собирается в Окленд, говорит, что у нее дело к мистеру Джеми Маккене, видите ли, хотя ума не приложу, что это может быть…
Тревога Мэгги усилилась. Хотя она не могла бы объяснить причину своих волнений, но они шли намного дальше, чем ее нежелание того, чтобы Элеанор путешествовала в компании Риви. Она начала натягивать одежду, в то время как Кора изумленно наблюдала за ней.
— Не стойте же здесь! — крикнула Мэгги, сражаясь с ботинками. Вечно приходилось возиться с этими пуговицами, а теперь, когда колени у нее распухли, они были невыносимы. — Идите вниз и убедитесь, что с Элизабет все в порядке!
Но Мэгги не могла ждать, пока Кора отправится выполнять ее приказы. С растрепанными волосами и в так и не застегнутых ботинках она впереди гувернантки бросилась вниз, пробежав через заполненный загорелыми путешественниками вестибюль в столовую. Ни Элеанор, ни Элизабет там не было. Мэгги, охваченная бешенством и страхом, обернулась и столкнулась нос к носу с Дунканом. Тихо засмеявшись, он остановил ее, взяв за плечи своими сильными руками.
— Все верно, — пробормотал он. — Вот она, прекрасная ведьма, носится по гостинице с распущенными волосами и в незастегнутых ботинках.
— Она забрала Элизабет! — крикнула Мэгги. — Она…
Лицо Дункана мгновенно стало серьезным.
— Кто, Мэгги? Кто забрал Элизабет?
— Элеанор! — выкрикнула Мэгги. — Она сказала Коре, что у нее дело к Джеми Маккене…
Дункан оставался задумчивым и говорил очень медленно.
— Это значит, что она отплывает на том же корабле, что и Риви, — заметил он. — Элизабет в безопасности.
Мэгги попыталась обойти Дункана и броситься на поиски ребенка, которого любила, как родного, но он остановил ее, крепко удерживая за плечи.
— Я отвезу вас к причалу, — сказал он. — У меня карета на улице.
— Нет, — прошептала Кора, но никто не обратил на нее внимания. Мэгги побежала к карете и без помощи Дункана забралась в нее.
— Пожалуйста, — умоляла она Дункана, который удобно устроился в карете напротив Мэгги, — скажите кучеру, чтобы он поторопился!
— Уже ни к чему, — сказал он, сбрасывая свой безупречно белый пиджак. — Корабль уже отплыл. Посмотрите на горизонт и увидите.
Мэгги припала к окну. На горизонте виднелся корабль, а еще несколько стояли на якоре в гавани. Тем временем карета двинулась в совершенно противоположном направлении. Мэгги глубоко вдохнула, а затем медленно выдохнула. Она потеряла бдительность, и вот что из этого вышло. После той поездки в карете с Дунканом, сказала себе Мэгги, ей следовало бы быть благоразумней.
— Куда вы везете меня? — холодно спросила она.
Дункан улыбнулся, разглядывая ногти.
— Домой, — сказал он.
Паника овладела Мэгги, но она заставила себя оставаться спокойной.
— Мой дом там, где Риви, — заметила она. — А теперь прекратите эту ерунду, пожалуйста, и отвезите меня в гавань.
Даже не взглянув на нее, Дункан покачал головой. — Наша беда в том, любовь моя, что у нас не было возможности как следует узнать друг друга. Вот поэтому мы с Элеанор и разработали этот план.
Мэгги вытаращила глаза.
— Вы знали, что Элеанор собирается похитить Элизабет? — совершенно пораженная, спросила она.
Дункан рассвирепел и наконец встретился взглядом с Мэгги.
— Элизабет — ее дочь, так что вряд ли это можно назвать похищением.
Мэгги была окончательно шокирована. Рот у нее открылся, и она с трудом снова закрыла его.
Дункан засмеялся, и этот низкий и хриплый звук испугал Мэгги.
— Элизабет никогда не говорила, — пробормотала она.
— Это потому что она не помнит.
Мэгги сцепила руки на коленях и слегка подалась вперед.
— Дункан, что произошло? Почему Элизабет так редко и с трудом говорит?
Он помедлил, но потом, видимо, решил, что незачем держать это в тайне. В конце концов у него есть Мэгги, а у Элеанор Элизабет.
— Элеанор и раньше оставляла ребенка. — Он вздохнул. — Часто на целые недели. Тогда Элизабет, должно быть, и догадалась, что мать никогда не вернется.
Мэгги мысленно обратилась к тем дням, которые Элеанор провела в доме Риви и в Сиднее, и в «Семи Сестрах», и испытала трепет перед способностью этой женщины не обращать внимания на собственного ребенка. Ни разу Элеанор не выказала ни малейшей заинтересованности в Элизабет, ни малейшей привязанности к ней.
— И что такого Джеми нашел в ней? — задумчиво сказала она.
Дункан метнул на нее сердитый взгляд. Ему не нравилось, когда напоминали о человеке, всадившем ему нож в плечо.
По обе стороны кареты расстилались поля. Где-то вдалеке с поразительной скоростью скакали два кенгуру.
— Отвезите меня обратно, Дункан, — сказала наконец Мэгги, пытаясь вразумить его. — Риви будет в бешенстве, если вы не сделаете этого.
— Риви на пути в Окленд, — ласково ответил Дункан, и на этом вопрос был исчерпан.
— Риви!
Какая-то нотка или оттенок этого голоса показались Риви знакомыми. Он помедлил на сходнях и повернулся к толпе на берегу.
Вперед выступил высокий человек с каштановыми волосами и лазурными глазами и поднял загорелую руку в нерешительном приветствии. Стройная белокурая женщина, встав на носки, поцеловала незнакомца в щеку, а потом пошла в сторону кассы.
Риви застыл на месте, загородив дорогу другим пассажирам, поднимающимся на борт.
— Джимми? — пробормотал он тихо.
Когда человек, который мог быть его братом, подошел ближе, Риви стряхнул сковавшее его оцепенение и сошел на берег. В горле у него запершило и засосало под ложечкой.
Наконец оба стояли лицом к лицу на пристани. Незнакомец, казалось, чувствовал себя несколько неловко в костюме и модной шляпе.
— Здравствуй, Риви, — тихо сказал он.
Прошла минута, прежде чем Риви смог заговорить. Все ожидания, поиски и надежды остались позади: святые угодники, Джеми собственной персоной стоял перед ним! Глаза Джеми затуманились, хотя он ухмылялся так же задиристо, как и много лет назад.
— Не ожидал, что придешь встречать меня, — заметил он.
Риви внезапно пришел в ярость.
— Черта с два я пришел встречать тебя! — прошипел он, сбиваясь на акцент. — Я собирался плыть в Новую Зеландию, чтобы найти тебя и свернуть тебе…
Джеми запрокинул голову и громко рассмеялся. Риви переполняла радость, застилавшая глаза. Он секунду неподвижно, стоял в объятиях брата, а потом обнял его в ответ. Элеанор наблюдала за их воссоединением, крепко сжимая руку Элизабет.
Риви и Джеми стояли лицом к лицу — двое высоких широкоплечих мужчин в ореоле силы, исходившей от них. Именно эта сила привлекала Элеанор в каждом из этих мужчин. Комок подкатил у нее к горлу, когда она ждала, что Джеми обернется и увидит ее, стоявшую позади с его дочерью. Ее дочерью.
— Так это, значит, был ты, кто пытался ограбить меня на той улочке в Брисбейне? — обвинил его Риви, руки которого все так же сжимали плечи Джеми. Талисман, висевший у него на шее, — близнец, как две капли воды похожий на талисман Джеми, сверкал в ярком куинслендском солнце.
Элеанор ощутила болезненное покалывание в сердце, увидев улыбку Джеми.
— Ага, приятель, — это был я. — В мгновение Джеми сбросил пиджак и закатал рукав, чтобы показать брату шрам, который так хорошо помнила Элеанор. — Здорово постарался, дружище!
Риви выругался, разглядывая рану, нанесенную брату. Элизабет заерзала, и Элеанор поняла, что настало время действовать. Она изобразила на лице сладкое выражение и направилась к Джеми, но в это время девчушка вырвалась и бросилась к Риви, крича:
— Папа! Папа!
Лицо Риви выражало полнейшее удивление, когда он взял на руки радующегося ребенка. Нахмурившись, оглядел толпящихся на пристани людей.
— Что ты здесь делаешь, кнопка?
Пока Элизабет пыталась пролепетать что-то в ответ, голубые глаза Джеми отыскали Элеанор. Но вместо радушия, на которое она рассчитывала, ее встретила ледяная неприступность. «Это наш ребенок», — хотелось ей выкрикнуть, но она не посмела. Было ясно, что Джеми по-прежнему ненавидит ее, и всегда будет ненавидеть.
Элеанор отвернулась и, оглянувшись только раз, собралась бежать. Риви и Джеми шагали далеко позади, занятые серьезным разговором. Элизабет со счастливым видом ехала на плечах Риви. На дорожке, которая вела к гостинице, Элеанор встретила рыдающую и заламывающую руки Кору.
— Сначала вы увозите Элизабет, а теперь исчез Дункан и похитил миссис Маккену. Где ребенок, Элеанор Килгор? Что вы с ней сделали?
Элеанор тыльной стороной ладони вытерла со щек слезы.
— Элизабет с Риви, — тихо ответила она, но не спросила, куда мог уехать с Мэгги Дункан, потому что знала это, — она разгадала его план, который, казалось, можно было прочитать в его глазах с того самого момента, как он понял, что на какое-то время Мэгги нужно разлучить с Риви. Остальное они додумали вместе. Место, которое выбрал Дункан для того, чтобы завоевать прекрасную Мэгги, было недалеко. Элеанор решила поехать туда и отомстить всем оскорбившим ее мужчинам — Дункану, Риви и Джеми. Это было бы так просто.
— Мне не следовало делать этого, Мэгги, и я очень сожалею.
Дункан так сокрушался, что его пленница не могла злиться на него, хотя и знала, что стоило бы. Больше всего ее беспокоила Элизабет, и Мэгги молила Бога, чтобы с ребенком ничего не случилось. Маленький домик, в который Дункан привез ее, стоял посреди поля неубранного сахарного тростника. Мэгги уселась за стол в кухне. В домике была только одна комнатка, и с того места, где она сидела, ей были видны плита и кровать.
— Тебе повезло, Дункан Кирк, что Риви сейчас плывет в Окленд, потому что тебе пришлось бы ответить за все это.
Дункан вздохнул и покачал головой.
— Кажется, меня охватило определенное безумие в том, что касается тебя.
Мэгги была раздражена, и ей ужасно хотелось выпить чашку крепкого чая.
— Не нужно мелодрам, — сказала она, вставая и перебирая разнообразные коробочки, стоявшие на полках у плиты, пока не наткнулась на баночку с чаем. — Мы уже не доберемся до Брисбейна до темноты, а это значит, что нам придется провести эту ночь здесь. Дункан, это просто ужасно — Элизабет в море. Кора будет переживать и волноваться, а я, разумеется, опоздала на корабль до Сиднея.
Дункан в отчаянии опустился на стул.
— Все равно кучер уже угнал карету в Брисбейн. — Он вздохнул. — Я буду спать в сарае, естественно.
— Естественно, — надменно согласилась Мэгги. С этими словами, решив поудобнее устроиться в стесненных условиях, она достала чайник и отправилась на поиски колонки. Чайник уже давно не использовали, и его не мешало бы хорошенько сполоснуть. Мэгги нашла колонку и накачала в чайник холодной воды, когда услышала, что сквозь заросли тростника едет коляска, остановившаяся во дворе.
Элеанор стояла напротив дома, поигрывая маленьким пистолетом, сверкавшим на солнце вороненой сталью.
— Дункан! — взвизгнула она.
Сердце Мэгги бешено заколотилось. Она уронила чайник, готовая бежать, когда Дункан вышел из хижины, засунув большие пальцы в карманы жилета, с выражением снисходительности на лице.
— Элеанор, не нужно валять дурака…
В неподвижном воздухе прогремел выстрел, и Мэгги вскрикнула, увидев, как Дункан упал на землю, а Элеанор повернулась к ней, обеими руками сжимая пистолет. Мэгги бросилась в заросли тростника. К своему ужасу, она услышала за спиной догоняющую ее Элеанор — переросший тростник шелестел и хрустел под копытами коня и колесами коляски. Сердце Мэгги ушло в пятки, когда она зигзагами металась по полю, пытаясь увильнуть с пути преследовательницы. «Боже, пожалуйста, — молила она, спотыкаясь и снова поднимаясь, — не дай мне умереть! Не дай умереть моему малышу!»
Как раз в тот миг, когда Мэгги вырвалась на прогалину, в которой куинслендские ливни промыли небольшую лощину, она услышала вдалеке крик. Риви! Голос принадлежал Риви! Мэгги прокричала его имя, когда на поляну сквозь заросли тростника вырвалась коляска Элеанор. Охваченное паникой усталое и напуганное животное влетело в канаву, упало на бок и пыталось подняться на ноги. Коляска тянула его к земле. Тем временем Элеанор выбралась из коляски и также пыталась подняться. Лицо и одежда ее были заляпаны грязью, она все еще держала в руке пистолет.
— Да, — сказала она, глядя на Мэгги с адской ненавистью во взгляде. — Я убью тебя за то, что ты сделала со мной!
Мэгги стояла на открытом месте; если она побежит к зарослям, чтобы укрыться там, Элеанор наверняка застрелит ее. Она хватала ртом воздух и хотела, чтобы ее сердце стало биться более размеренно. Не успела она спросить Элеанор, что же такого она сделала с ней, как снова услышала голос Риви и хруст ломающегося у него под ногами тростника.
— Мэгги, где ты?
— Не подходи! — крикнула она в ответ, одновременно обрадовавшись и ужаснувшись при мысли о том, что не подозревала о его присутствии — У Элеанор пистолет… она убьет тебя…
Риви не услышал ее, и все, что произошло дальше, показалось Мэгги одним мгновением. Он вышел на поляну справа от нее, примерно в двадцати футах от того места, где она стояла. Элеанор обернулась и выстрелила в него. Мэгги закричала, когда он упал, и бросилась к нему, забыв о собственной безопасности.
— Риви! — задыхаясь, крикнула она, добежав до того места, где лежал муж. Вокруг его плеча по грязи растекалось алое пятно. Мэгги упала на Риви, в отчаянии пытаясь заслонить его от Элеанор.
А та хохотала, как безумная; Мэгги слышала, как она приближается, и поняла, что должна умереть. Она подняла глаза и увидела на когда-то красивом лице женщины такую злобу, что ей пришлось отвернуться. И вдруг она заметила в траве змею, темную и гладкую, ползущую к Элеанор.
— Оглянись! — крикнула она, вцепившись в бесчувственного Риви, решившись принять в себя любую пулю, пущенную в него. — Там змея…
Элеанор только снова засмеялась. Смех ее был злобным и холодным.
— Однажды я чуть было не стала Маккеной, тебе это известно? — спросила она. — Тебе известно, что Элизабет моя малышка?
Мэгги не могла отвести взгляд от змеи.
— Господи, Элеанор, позади тебя…
— Ты что, думаешь, я клюну на этот старый трюк? Если так, то тебе явно не хватает той непосредственности, которой так известны американцы.
Раздалось шипение, и змея бросилась, — не кольцом, как гремучая змея, а черной злобной полоской. Элеанор закричала от боли, и землю вокруг Мэгги и Риви вспахали пули, когда ее пальцы судорожно нажимали на курок.
Мэгги готовилась к боли и смерти, но ничего не почувствовала. Она смотрела, как Элеанор упала на землю и пустыми, расширившимися глазами уставилась в небо.
У Мэгги не было времени на Элеанор или змею — она осмотрела Риви. Она обнаружила, что он дышит; у него было прострелено плечо, а кровь уже почти остановилась.
Услышав свистящий звук, Мэгги обернулась и увидела, как Джеми вытаскивает из земли нож, который отсек голову змеи.
— Брат жив? — спросил он.
— Да… нет, благодаря тебе, — отозвалась Мэгги, разорвав нижние юбки, чтобы перевязать рану Риви. — Где, черт возьми, ты был, Джеми Маккена?
Он ответил не скоро. Подошел к лошади и освободил бедное животное от перевернутой коляски.
— Я ухаживал за своим приятелем, мистером Кирком. Скоро он поправится. Пуля его едва задела.
Краем глаза Мэгги заметила, что теперь Джеми опустился на колени рядом с Элеанор. Ей не хотелось подсматривать, потому что она чувствовала, что этот момент слишком личный, но все же она увидела, как ее друг осторожно закрыл женщине глаза и убрал волосы у нее со лба.
— Мне жаль, что все так вышло, — сказал Джеми мертвой женщине сдержанным и полным тайной боли голосом.
Риви стал приходить в себя.
— Какого черта… — пробормотал он.
Мэгги радостно, с любовью улыбнулась.
— Мой герой, — сказала она, наклонилась и поцеловала его нахмуренный лоб. Помолчав, глубоко вздохнула, а потом торопливо продолжила:
— Я хочу, чтобы ты пообещал мне, что не тронешь Дункана за то, что он похитил меня. Им владела страсть, вот и все, и он очень сожалеет.
Риви сел, слегка поморщившись от боли в плече, и его сине-зеленые глаза осмотрели потолстевшую талию Мэгги, ее распущенные волосы и запачканное грязью лицо.
— Страсть, говоришь? — отозвался он, а потом хрипло усмехнулся и покачал головой. Мэгги выдрала бы его за уши, если бы он уже не был ранен.
Джеми молчал. Он нежно поднял Элеанор и пошел к хижине. Мэгги с грустью смотрела ему вслед, помогая Риви подняться.
— Как ты узнал, где искать нас? — спросила она.
— Кора сказала мне, что Дункан заманил тебя в карету, и она догадалась, что он направился сюда, потому что слышала, как он распорядился купить это местечко.
Мэгги посмотрела на труп змеи и поежилась.
— Надеюсь, здесь больше нет таких, — сказала она.
Риви, бледный как смерть, от боли, слегка опирался на нее, когда они побрели по тростниковому полю в том же направлении, что и Джеми. Он ничего не сказал.
— Элеанор была матерью Элизабет, — сказала Мэгги, потому что ей хотелось поддержать разговор.
Риви кивнул.
— Джеми до сих пор не знал, что у него есть ребенок, пока я не сказал ему.
— Как, по-твоему, почему эта женщина бросила собственную дочь и заставила всех поверить в то, что умерла?
— Думаю, мы уже не узнаем этого наверняка, — тихо ответил Риви. — Очевидно, она не годилась в матери. Может, причина только в этом.
— Джеми отослал ее подальше, да? Я хочу сказать, Элеанор?
Риви кивнул.
— Обнаружил ее в «компрометирующей ситуации», как ты бы выразилась.
Ужасная мысль пришла в голову Мэгги. Теперь, когда Джеми узнал, что Элизабет его дочь, ему, возможно, захочется забрать ее с собой в Новую Зеландию. Мэгги была бы очень одинока, если бы он сделал это, потому что она всем сердцем полюбила девочку.
— Он собирается… он хочет…
Риви посмотрел сверху вниз на Мэгги и улыбнулся, несмотря на то, что ему было очень больно.
— Элизабет остается с нами, — ободрил он ее. — По крайней мере, до тех пор, пока не вырастет и не сможет решать сама. В конце концов, я для нее единственный отец, которого она знает, и она стала называть тебя мамой, так ведь?
Мэгги кивнула, и слезы навернулись ей на глаза. Слезы усталости, радости и еще сотни других чувств. Она вспомнила холодность Риви этим утром в комнате гостиницы и свою мысль о том, что он больше не любит ее.
— Ты собираешься вычеркнуть меня из своей жизни, Риви Маккена, — решилась она спросить, — как ты поступил с Лореттой?
Риви остановился среди окружавшего их высокого тростника и повернулся к Мэгги.
— Янки, я женился на тебе, а для меня это означает всю жизнь любить тебя. Я никогда не брошу тебя, никогда не вычеркну из своей жизни, никогда не покину тебя.
Мэгги поднялась на цыпочки и поцеловала мужа.
— Обещаешь? — прошептала она.
Риви страстно поцеловал ее.
— Обещаю, — ответил он, и Мэгги поняла, что так оно и будет.
«СЕМЬ СЕСТЕР», ноябрь 1887
— Он такой смешной, — сказала Элизабет Маккена, вглядываясь в лицо младенца, которого осторожно держал в своих сильных руках Риви. — Как его зовут?
Мэгги с любовью наблюдала за тем, как Риви посмотрел на маленького, сморщенного новорожденного, и его красивое лицо осветилось радостью и гордостью.
— Его зовут Джеймс, — сказал он. — Джеймс Чемберлен Маккена.
— Можно, я возьму его на улицу и покажу ему своего нового пони?
Мэгги, все еще прикованная к постели, хотя и чувствовала себя сильной и здоровой, улыбнулась и похлопала по одеялу. Элизабет подошла и села рядом, пристально глядя в лицо Мэгги с выражением ожидания в глазах.
— Джеймс должен немного подрасти, чтобы оценить такое чудо, как твой пони, — сказала Мэгги.
— Угу, отозвалась Элизабет, понимая. Довольная, она сползла с кровати и убежала, устав от младенца.
Риви осторожно положил своего новорожденного сына в люльку и растянулся на кровати рядом с Мэгги. Сияя от счастья и улыбаясь в потолок, он сказал:
— Хотелось бы мне заняться с тобой любовью, Янки. Тогда все было бы совершенно замечательно.
Мэгги засмеялась и, наклонившись, провела языком по краю его губ.
— Может, ты и не можешь любить меня, — прошептала она, — зато я могу.
Риви изумленно посмотрел на нее.
— Боже правый, женщина, что ты такое говоришь? Ты только что родила…
Мэгги уже целовала его подбородок.
— Знаю, — ответила она низким голосом. — Такую возможность почти невозможно упустить.
— Вот как? — усмехнулся Риви. — Прекрати!
Мэгги продолжала целовать его, расстегнув его рубашку и следуя губами за движением пальцев. Ей понравилось, как он застонал и вздрогнул.
— По-моему, тебе лучше запереть дверь, — сказала она.
— Думаю, ты права, — отозвался Риви со стоном, когда язык Мэгги провел круг вокруг его соска. Он встал, запер дверь и вернулся на постель, где жена тут же принялась снова любить его.
— Женщина, — хрипло умолял Риви, когда она вытащила рубашку из его брюк, — ты смилуешься надо мной?
— Нет, — ответила Мэгги.
И она сдержала свое слово.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь луны - Миллер Линда Лаел



Да вот глупый роман,кашмар,Героиня Дура дурой,герой ей под стать.Да и остальные тоже.Хотя две главы подавали не плохие надежды,а потом началось.....Оценивать нечего.ИМХО
Огонь луны - Миллер Линда Лаелс
30.05.2015, 13.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100