Читать онлайн Огонь луны, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь луны - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Огонь луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Кошмар повторялся днем и ночью. Риви видел воду, которая, казалось, кипела от крови, и слышал вопли гибнущих. В ноздри ему ударяло кровавое зловоние, и он не мог оторваться от поручней судна. До тех пор, пока Янки не начинала любить его. Она давала ему передышку, отвлекая от этой ужасной сцены, терзавшей его разум и душу.
Риви не мог вспомнить ее имя. Она лежала в постели рядом с ним, он это знал. Стоило ему только позвать ее, и она хотя бы на несколько минут отгоняла от него это преследующее его видение.
— Лоретта, — вырвалось у Риви после нескольких минут отчаянных умственных усилий. Зажегся свет, и видение отошло, став менее чудовищным. Он ощутил ее руки на своих голых плечах. Они были теплые, ободряющие.
— Я Мэгги — сказала она.
Теперь Риви ясно видел ее. Ее серебристо-белокурые волосы были мягкими и взъерошенными, а серые глаза выражали игривый упрек.
— Мэгги, — удивленно повторил он.
Она тихо засмеялась и поцеловала его в подбородок.
— Вот так-то лучше, — сказала она, подвинувшись так, чтобы прижаться к нему бедром, и посмотрела на Риви сверху вниз. Ее рука откинула волосы у него со лба. — Завтра отправляемся в Куинсленд.
Риви хотел, чтобы она говорила и говорила обо всем, о чем угодно. Она впитывала все его мысли и чувства. Мэгги потянулась за книгой, лежавшей на столике у кровати, и полистала ее, каким-то образом догадавшись, что звук ее голоса и вид ее лица — только они могли не подпускать к нему ночные кошмары.
— «Господь — пастырь мой, — читала она. — Да не будет у меня другого. Он кладет меня средь зеленых пастбищ. Он ведет меня вдоль спокойных вод. Он укрепляет душу мою; Он ведет меня тропою праведников во имя свое. И хоть иду я долиной теней и смерти, да не убоюсь я зла: ибо Ты со мной; жезл Твой укрепит и утешит меня. Ты готовишь стол для меня пред лицом врагов моих; Ты помазываешь главу мою мирром; чаша моя полна через край. Добродетель и милосердие да ведут меня по жизни: и да пребуду я вечно в доме Господнем».
Знакомые слова были, как бальзам на измученную душу Риви. Он потянулся за рукой Мэгги и крепко пожал ее. Она все поняла и снова начала читать тот же абзац, а Риви решился закрыть глаза. Впервые перед ним не предстало ужасное видение акул, терзающих тушу кита и живых людей; вместо этого он увидел зеленые пастбища, на которых пасутся овцы. И Риви уснул глубоким, целительным сном.
По настоянию Мэгги они отправились в Брисбейн на поезде, а не морем. В результате чего путешествие оказалось намного более долгим, и к концу его все изрядно вымотались. Они должны были провести ночь в местной гостинице, а потом двинуться в путь, уже на следующий день, к дому Риви. Из разговоров с Саймоном Коатсом Мэгги заключила, что плантация находится в добром десятке миль к северу от Брисбейна. Риви уже настолько поправился, что теперь вместо инвалидного кресла ему нужна была только палка, но говорил он редко, а когда это случалось, то произносил односложные слова. Мэгги подозревала, что он просто ругается.
Гостиница, как будто рок витал над ними, выходила на хрустально-синее море, и, обшарив каждый уголок самого верхнего этажа здания, Мэгги наконец-то отыскала Риви. Он стоял на крыльце гостиницы, глядя на бегущие, с белыми барашками волны.
— Невероятное место, — сказала она, вдыхая запах сигары, витавший в воздухе. На растущем неподалеку дереве сидела стая попугаев, словно малиновки в Англии или в Америке, блестя ярким оперением и хрипло крича.
Риви издал звук, выражавший лишь то, что он слышал ее, и продолжал неотрывно вглядываться в горизонт. Как раз в эту минуту из гостиницы вышла Кора, ведя за руку Элизабет. Малышка прижалась к Риви, обхватив его за ноги ж восхищенно глядя на него снизу вверх.
— Яблоко! — радостно крикнула она, демонстрируя свои успехи. — Пуговица, картошка, кенгуру!
Риви слабо улыбнулся и потрепал ее по головке. Кора взяла ребенка за руку.
— Элизабет и я идем собирать ракушки, — объявила она.
— Ракушки! — крикнула Элизабет.
Мэгги засмеялась и взяла Риви под руку.
— Меня, знаешь ли, не обманешь, — спокойно сказала она. — Если бы ты только захотел, то мог бы сказать намного больше, чем говоришь. Мне казалось, тебе будет стыдно перед Элизабет: она больше старается.
Он дотронулся до ее носа.
— Пуговица, — сказал он послушно, и глаза его сверкнули. — Картошка, кенгуру.
— Вовсе не смешно, — фыркнула Мэгги, хотя про себя подумала обратное.
— Выходи за меня замуж, Мэгги, — огорошил ее Риви. — Сейчас, сегодня.
Надежда разгорелась в душе Мэгги, но, прежде чем она успела ответить, вмешалась Элеанор. Она прогуливалась по берегу, и ее красивые черные волосы развевались по ветру. Совершенно не обращая внимания на Мэгги, она улыбнулась Риви, отвела волосы с лица и сказала:
— Мне кажется, вы слишком утомляете себя, мистер Маккена. Наверное, вам лучше всего лечь.
Внимание Риви, как с удовольствием заметила Мэгги, было обращено только на нее.
— Прекрасная мысль, — согласился он, коснувшись кончика ее носа. — Но сначала я хотел бы поговорить с проповедником.
На безупречных щечках Элеанор появилась два румяных пятна. Взгляд, который она бросила на Мэгги, способен был испепелить скалу.
— Чтобы исповедаться в грехах? — пропела она и, подобрав юбки, поднялась по лестнице.
Мэгги сердечно улыбнулась.
— Мы были бы рады, если бы вы были нашей свидетельницей, мисс Килгор, — сказала она.
Задрав подбородок и шурша юбками, Элеанор прошествовала в свою комнату.
— Предупреждаю, — сказала Мэгги, стоя очень близко к Риви, — первое, что я сделаю, когда стану твоей женой, — выгоню эту женщину.
— Ревнуешь, — засмеялся Риви.
— Ничуть! — солгала Мэгги, но душа ее ликовала. И все же ее беспокоило, что Риви так и не сказал, что любит ее. Она опустилась в кресло-качалку, которая стояла на крыльце для удобства гостей, и вздохнула.
Риви мгновенно сел рядом.
— В чем дело, Янки?
— Ты любишь меня? — прошептала Мэгги.
Он поднял ее руку, погладив большим пальцем великолепный бриллиант у нее на пальце.
— Я ведь дал тебе это.
— Ты наверняка дарил такие безделушки многим. Но обручальных колец никогда. Мэгги настойчиво повторила вопрос:
— Ты любишь меня?
— Не уверен, что знаю, что это такое, Мэгги. Но, насколько я понимаю значение этого слова, да.
Мэгги закрыла глаза. Это явно не было многословным заявлением, но если учесть, как отчаянно она любила его, и что у нее от него будет ребенок, то Мэгги успокоилась. И все же оставались еще некоторые препятствия.
— Риви, ты помнишь, что был у Джеми? Как плыл с ним домой на корабле после этого… происшествия?
Риви уставился на нее так, как будто у нее вырос еще один нос.
— Что?
— Это Джеми привез тебя домой. Он и до этого ухаживал за тобой, пока ты не смог отправиться в путь.
Краска сбежала с окаменевшего лица Риви.
— Боже мой, — выдохнул он. — Я был у Джеми? — Он сдавил локоть Мэгги. — Почему же я не помню?
Мэгги только покачала головой.
— Значит, ты многое могла бы рассказать мне? — В его словах звучали подозрение и недоверие.
Свадьба, еще минуту назад казавшаяся блистательной перспективой, вдруг стала невозможной.
— Риви…
Он тащил ее за собой в гостиницу, стуча палкой по полу. Так как в столовой почти никого не было, для своего допроса он выбрал ее. Бросив Мэгги на стул, Риви прислонился к столу и приказал:
— Рассказывай все!
— Он живет где-то в Новой Зеландии, Риви, возможно, рядом с Оклендом. Это все, что мне известно, клянусь!
Рука Риви схватила подбородок Мэгги.
— Лучше бы так оно и было, — сквозь зубы процедил он.
Мэгги ударила его по руке, в глазах ее закипели слезы.
— Черт бы тебя побрал, Риви! — огрызнулась она, вскочив. Столик был как бы барьером между ними. — Ты просто использовал меня!
Риви переменился в лице, и Мэгги заметила, как он ослаб.
— Нет, — возразил он. — Неправда.
— Правда! — крикнула Мэгги, тыльной стороной ладони вытирая слезы, а через секунду стащила с пальца кольцо, швырнула его Риви и убежала.
Она не остановилась, пока не добежала до берега. Там упала на колени в белый песок и закрыла лицо руками. Громко зарыдав от горя и злости, Мэгги даже не пыталась сдерживаться.
— Я знал, что этим кончится, — заметил голос у нее за спиной.
Услышав знакомые нотки в голосе, Мэгги обернулась.
— Дункан! — воскликнула она, поднимаясь с колен.
Он был одет как раз по погоде Куинсленда — в белый полотняный костюм с элегантным галстуком-шнурком. Дункан подошел к ней и таким же белым, как костюм, носовым платком вытер ей лицо, словно она была заблудившимся ребенком.
— Вернись к нам, Мэгги, — тихо сказал он. — Клянусь, что то, что произошло в Мельбурне, больше не повторится.
Мэгги покачала головой, удивившись, что на миг почувствовала искушение пойти с Дунканом.
— Не могу. Я люблю Риви.
Лицо Дункана почти незаметно посуровело, а глаза скользнули от выреза простенького хлопчатобумажного платья Мэгги к ее округлившейся талии.
— Боже праведный, ты беременна, да? — пораженно прошептал он.
Мэгги опустила глаза.
— Да.
Наступила ужасная пауза, во время которой она ощутила бешенство Дункана, но когда он заговорил, голос его звучал ровно. Сдержанно.
— Еще одна причина, чтобы ты пошла со мной, Мэгги, и сейчас же.
Мэгги удивленно посмотрела на Дункана.
— Как ты можешь предлагать мне такое, когда тебе известно…
— Мне известно, что Маккена устанет от тебя точно так же, как устал от Лоретты. Что ты будешь делать тогда? Одна воспитывать своего ребенка на щедрую пенсию, которую Риви всегда предоставляет своим брошенным любовницам?
Мэгги проглотила комок в горле.
— Я ничего не приму от него!
— Это было бы по-настоящему глупо. Конечно же, если ты не обзаведешься другими средствами для себя и ребенка.
— Меня не перестает поражать твое упорство, Кирк, — сказал Риви.
Ни Мэгги, ни Дункан не слышали, как подошел Риви, и оба, замолчав, застыли.
— Возвращайся в гостиницу, — сказал он Мэгги, хотя и смотрел на Дункана Кирка. — Проповедник прибудет с минуты на минуту.
Мэгги не пошевелилась.
— Проповедник не понадобится, Риви.
К этому времени Дункан пришел в себя и даже лыбился Риви.
— Я полагал, что такому, как ты, понадобятся услуги священника. Но такой брак было бы нелегко расторгнуть, не так ли?
Рука Риви сжала рукоятку палки, и Мэгги на миг подумала, что он хочет ударить ею Дункана по голове. Со своей стороны, она тоже задумалась над тем, что бы это могло значить, когда католика венчает проповедник вместо священника. В глазах церкви такая церемония считалась бы недействительной. Мэгги с жадностью посмотрела на палку. Вот так схватить бы ее и дать ею шее ее владельцу!
— Да будь я проклят, Кирк, — выдохнул Риви, — если стану объясняться с тобой!
— Тогда можешь объясниться со мной! — крикнула Мэгги, остановившись прямо напротив Риви.
— Возвращайся в гостиницу, дорогая, и подожди проповедника, — сказал он с язвительной улыбкой.
Если раньше Мэгги ликовала при мысли о том, чтобы выйти замуж за этого человека, то теперь она чувствовала себя загнанной в западню. У нее не оставалось ничего другого, кроме как делать то, что он велел; о том, чтобы уйти с Дунканом, не могло быть и речи, а она уже упустила возможность уехать на гастроли с театром. Мэгги подобрала юбки и зашагала обратно к гостинице, а Риви, хотя и медленнее, пошел следом.
Оказавшись в своей комнате рядом с комнатой Риви, Мэгги быстро заперла дверь, выходившую в коридор, и ту, что соединяла ее апартаменты с его. Потом, все еще кипя от злости, она открыла свой чемодан и принялась рыться в нем, перебирая новые миленькие вещицы в поисках старой ночной сорочки, которую привезла из Англии. Торопливо сбросила одежду, надела ее. Ключ, торчавший в замке двери, которая была между ее комнатой и комнатой Риви, с угрожающим звоном упал на пол, и вот Риви уже стоял на пороге, вертя на пальце свой ключ. При виде ночной рубашки, которая была на ней, его прекрасные сине-зеленые глаза сузились.
— Какого черта…
— Постель — вот для чего я тебе нужна, так ведь? — зло бросила Мэгги, расчесывая волосы. — Мне казалось, я оделась соответствующим образом!
— Голой ты мне больше нравишься, но если ты настаиваешь на том, чтобы выйти замуж в ночной сорочке, дело твое. Объяснить нашим детям свадебные фотографии будет несколько проблематично, но я уверен, ты придумаешь одну или две истории.
Терпению Мэгги наступил конец. Она запустила в Риви расческой, но та пролетела мимо, ударившись о дверной косяк.
— Презираю тебя, — выпалила Мэгги.
— Я пригласил священника, — невозмутимо ответил он.
— Отлично! Он может отслужить на твоих поминках!
— У, Янки, ты такая горячая! — засмеялся Риви. — Жду не дождусь, когда ты согреешь мою постель!
Мэгги подняла с тумбочки кувшин и изо всех сил запустила его в Риви. К сожалению, она снова промахнулась, и кувшин вдребезги разбился у самых ног Риви.
— Ты, должно быть, била посуду, будучи строптивой, — сказал Риви, прислонившись плечом к дверному косяку. — Думаю, эта роль тебе подходила идеально.
Мэгги схватила тазик и высоко подняла над головой, готовая бросить и его.
— Убирайся! — заорала она.
Ухмыляясь, Риви подошел к Мэгги, наступая на разбитое стекло и привычно постукивая палкой. Одной рукой он взял тазик, который она сжимала, и отшвырнул его в сторону.
— Я могу позволить себе немного побить посуду, милая, — сказал Риви, приподняв ее голову, чтобы поцеловать. — И, — добавил он, когда Мэгги чуть не задохнулась, а сердце ее бешено забилось, — могу укротить тебя.
— Потратишь на это всю оставшуюся жизнь! — огрызнулась Мэгги.
— Расстегни-ка рубашку, Мэгги. Я хочу тебя.
Мэгги задрожала: так велико было желание сделать, как он сказал, хотя это и означало бы для нее полное поражение.
— Нет.
Риви уронил палку на пол, его пальцы двигались очень умело, когда он расстегивал маленькие пуговки. Под рубашкой оказался корсет, и он усмехнулся, наткнувшись на эту непрочную преграду.
Мэгги затаила дыхание и закрыла глаза. Борьба закончилась, так и не начавшись. Мэгги почувствовала, как корсет спустили, а потом ощутила язык Риви на своем соске. Он некоторое время беспрепятственно наслаждался им, а потом с той же легкостью, что и до болезни, поднял Мэгги на руки и отнес на постель.
Она тяжело приземлилась на жесткий матрас, ударившись спиной. Прошло несколько секунд, прежде чем смогла сказать:
— Ты шарлатан! Эта палка тебе вовсе не была нужна…
Риви ухмыльнулся, встав рядом с ней на колени на краю кровати и закатав ее ночную рубашку повыше, так, чтобы вся она предстала перед ним.
— Мне казалось, это делает меня неповторимым, — сказал он, лаская ее.
Мэгги беспомощно корчилась от страсти.
— И… сдается мне… ты говоришь… слишком свободно… для человека… который так… долго… молчал.
Риви усмехнулся.
— Ты меня разоблачила, Янки, — мягко ответил он. — Я практиковался.
— О! — охнула Мэгги и больше не смогла произнести ни одного разборчивого слова.
Отец Шопасси был одет в сутану, а на шее у него висело распятие, иначе Мэгги потребовала бы от него доказательств его сана. Она просто стояла рядом с Риви в столовой гостиницы, пока читались священные слова. Лицо ее все еще пылало после разыгравшейся наверху сцены. Кора выступала в роли свидетельницы, Элеанор — недовольной свадебной гостьи, а Элизабет — восхищенной. Священник объявил Мэгги и Риви мужем и женой, и Риви позволил себе прерогативу жениха — поцелуй.
Со все еще влажными губами Мэгги встряхнула головой, пытаясь прояснить ее, и направилась к Элеанор.
— С сегодняшнего дня мы больше не нуждаемся в ваших услугах, — натянуто сказала она. — Ваш проезд до Сиднея будет оплачен, и, разумеется, вы получите жалование.
— Но у меня еще целый месяц! — пролепетала Элеанор.
Мэгги широко улыбнулась.
— Значит, у вас будет свободное время. Вам просто повезло!
Элеанор со злостью, шелестя юбками, повернулась и вышла из комнаты, чуть не столкнувшись в дверях с Дунканом.
— Мои самые сердечные поздравления, — сказал он, поцеловав Мэгги в щеку, прежде чем она успела осознать тот факт, что у него хватило наглости показаться на глаза.
— Я знал, что ты будешь счастлив за нас, — сухо сказал Риви, встав позади Мэгги и обняв ее за талию.
Она почувствовала его возбужденный член и, вздохнув, смирилась с тем, что ее ожидает этой ночью.
— Полагаю, завтра отправитесь в свои владения? — спросил Дункан.
Дыхание Риви согревало шею Мэгги, и от этого у нее дрожь пробегала по телу.
— Может быть, — хрипло ответил Риви.
И хотя лицо Дункана посерело от едва сдерживаемой ярости, он улыбнулся.
— Желаете повстречаться с лесными бродягами? Их полно на дороге.
Мэгги проглотила комок в горле.
— Лесными бродягами?
— У нас их называют изгоями, — учтиво заметил Дункан. Горящие на бледном лице глаза устремились на Риви. — Надеюсь, вы достаточно сильны, чтобы защитить своих женщин, мистер Маккена.
— Думаю, мне это удастся.
Дункан пожал плечами, хотя выражение его лица было далеко не бесстрастным.
— Со мной тут большая компания. Если хотите, мы могли бы сопровождать вас до самого дома.
— Спасибо, — натянуто ответил Риви, — не нужно.
Дункан повернулся и ушел, а Мэгги вспомнила карты, которые рисовали сыновья Кирка, когда она еще была их гувернанткой. Место, которое они обозначили, как «земли папы», не могло быть далеко от земель Риви.
— Он твой сосед? — спросила Мэгги, испугавшись непонятно чего.
— Его плантация рядом с моей, — ответил Риви, а потом по-детски беззаботно принялся резать небольшой пирог, приготовленный поварами гостиницы.
Он дал кусочек Мэгги, потом Элизабет, а свой отложил в сторону. Хотя было не позже часа пополудни, он подчеркнуто зевнул. Мэгги залилась краской.
— Не смей намекать на это! — предупредила она.
Указательным пальцем Риви дотронулся до ее верхней губы, слизнув языком крупинку глазури. Мягкая чувственность этого жеста заставила Мэгги опустить глаза, которые вдруг засияли так, как будто этот мужчина никогда не прикасался к ней. К собственному стыду, она тоже зевнула.
Риви засмеялся и поцеловал ее в лоб, потом повернулся и взял Элизабет на руки. Она указала на Мэгги и торжественно прощебетала:
— Моя мама!
Забыв свои сомнения относительно любви Риви и этой свадьбы, Мэгги звонко чмокнула девчушку в щеку. И поняла, что всегда будет с нежностью вспоминать эту минуту.
После медленной и сладостной любви Риви с Мэгги, вспотевшие, все еще лежали на своем брачном ложе. Рука Риви гладила слегка округлившийся живот Мэгги.
— Когда родится мой ребенок, Янки? — тихо спросил он.
Мэгги была счастлива и полна надежд на будущее.
— В ноябре.
— Летом. — Казалось, Риви скорее грезил этим словом, нежели произнес его.
— Никак не могу привыкнуть, — улыбнулась Мэгги, — что ноябрь это лето. Австралия — странное место.
— Ага, — согласился Риви, и мечтательное выражение на лице его вдруг исчезло. Он нахмурился. — Мэгги…
Мэгги сжалась, приготовившись к новым расспросам о Джеми.
— Думаю, тебе следует позволить Элеанор остаться ненадолго. Больше половины времени в доме никого из прислуги…
— Элеанор? — резко оборвала его Мэгги. — С каких это пор мисс Килгор стала Элеанор?
Риви усмехнулся.
— С тех пор, как искупала меня, — поддразнил он.
Мэгги посерьезнела.
— Лучше уж я сама буду вкалывать с утра до вечера, чем хотя бы на день оставлю эту женщину под своей крышей!
Риви провел пальцем по ее нижней губе.
— А мне бы хотелось, чтобы ты выносила нашего ребенка, Янки, вместо того, чтобы родить его раньше времени.
— Элеанор никогда не снизойдет до того, чтобы стать простой прислугой, — ощетинилась Мэгги, — Она сиделка.
— Все равно, пойду спрошу ее.
Мэгги представила свое унижение, если такое произойдет.
— Риви, ты не можешь. Я рассчитала ее, указала на дверь…
— Ну, ладно. Посмотрим, может, найдем кого-нибудь в Брисбейне.
— Спасибо, — вздохнула Мэгги.
— Мне, конечно, придется заняться этим сегодня вечером, потому что мы уезжаем завтра с утра.
Мэгги не хотелось отпускать своего мужа даже на несколько часов, но все же такая перспектива казалась ей более приемлемой, чем если бы Элеанор потащилась завтра с ними. Она скорчила гримасу.
Риви усмехнулся.
— Разумеется, сначала я позабочусь о том, чтобы как следует понежить тебя, — усмехнулся Риви, наклонился и осторожно погладил языком кончик правой груди Мэгги. Потом рука его скользнула вниз, чтобы ласкать ее самое уязвимое место. — Как мне любить тебя, Мэгги?
Дрожа, обвив руками его шею, она сказала ему. Вскоре Риви был уже внутри нее, войдя осторожным, сильным толчком, и вот уже они слились в восхитительной агонии. Руки Мэгги двигались вдоль шеи Риви и по его широкой, мускулистой спине, а ногти впивались в него, когда страсть становилась невыносимой.
— О… Риви… пожалуйста, — умоляла она.
Он отдалился от нее, почти совсем выйдя, долго и молча дразня ее, потом медленным движением снова вошел. Мэгги отчаянно вцепилась в его ягодицы, но он снова отодвинулся, немного помедлив у самого входа.
— Зачем? — дико прошептала она. — З-зачем ты это д-делаешь?
Он одарил ее долгим, сладостным толчком.
— Это… часть… укрощения… маленькой строптивой.
Голова Мэгги запрокинулась, глаза закрылись. Она чувствовала, как шершавая грудь Риви трется о ее чувствительные соски, когда он входит и выходит из ее теплых ножен. Она коснулась пальцами его плоских мужских сосков, принялась ласкать их, и поддразнивание прекратилось. С рокочущим стоном Риви обхватил ее попку и поднял так, чтобы целиком овладеть ею. Он снова и снова входил в нее, и Мэгги всхлипывала, когда удар следовал за ударом, а внутри у нее все горело. Наконец, хватая ртом воздух, она содрогнулась, выгнув спину и подняв бедра, чтобы встретить бедра Риви. Целый каскад ощущений затопил ее, и Риви тоже закричал, перейдя границы самоконтроля. Он вдруг рухнул на мягкое и податливое тело Мэгги, которая накрутила на палец завиток волос у него на затылке.
— Кто кого укрощает? — поддразнила она.
Риви зарычал и скользнул вниз, встав на колени между ног Мэгги. Схватив ее лодыжки, он заставил ее согнуть колени, поцеловав нежную кожу на внутренней стороне бедра.
— Посмотрим, — сказал он.
— Забираю свои слова обратно, — пробормотала Мэгги.
— Слишком поздно, — ответил Риви, но в голосе его не чувствовалось ни малейшего сожаления.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь луны - Миллер Линда Лаел



Да вот глупый роман,кашмар,Героиня Дура дурой,герой ей под стать.Да и остальные тоже.Хотя две главы подавали не плохие надежды,а потом началось.....Оценивать нечего.ИМХО
Огонь луны - Миллер Линда Лаелс
30.05.2015, 13.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100