Читать онлайн Огонь луны, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь луны - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Огонь луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Дункан Кирк искусно скрыл свою ярость, но Мэгги чувствовала ее за его учтивой улыбкой и изысканными манерами, когда они танцевали. Она старалась не искать взглядом Риви среди десятков других гостей, но не могла удержаться. К концу вечера у Мэгги заныли ноги и защемило сердце. Она позволила Риви в саду такие вольности, а он даже не любит ее. Это действительно было очень печально, потому что если Мэгги и была в чем-то уверена, так это в том, что давно и сильно любит его. Возможно, мрачно подумала она, когда Дункан кружил ее по зеркальной зале Правительственного дома, ей следовало бы принять предложение Риви, а уж потом беспокоиться о любви. Она покачала головой, словно отвечая на вопрос, который могла слышать только она. Нет, она правильно сделала, что отказалась. Выйти замуж по какой-то другой причине, а не по любви было бы ужасной ошибкой. Внезапно пальцы Дункана сжали ее талию. И, вздрогнув, Мэгги посмотрела ему в глаза. Они были серьезные и злые, хотя губы улыбались по-прежнему.
— Не могли бы вы и меня посвятить в свой маленький спор, — холодно спросил он, — или он односторонний?
Мэгги вспыхнула, вспомнив о своем исчезновении и о том, что произошло в саду. Она надеялась, что никто их не видел и не сообщил Дункану Кирку грязных подробностей.
— Я просто задумалась, — как будто защищаясь, сказала она.
— Вы только этим и занимались с тех пор, как ненадолго исчезли из зала, — отозвался Кирк, ничуть не сбиваясь с шага в вальсе. Он оглянулся, а когда глаза его вернулись снова к Мэгги, в них читалась ярость. — Вы были с Маккеной? Очень странно, но я не видел его с тех пор, как вы танцевали вместе.
Мэгги возмутил не только скрытый намек, каким бы оправданным он ни был, но и сам тон. И, кроме того, она все еще не могла простить Дункану того, что он ущипнул ее, когда она отказалась приседать перед губернатором.
— Мистер Маккена, — сказала она, — просил моей руки.
Дункан Кирк застыл на месте, где стоял, прямо посреди зала; лицо его побагровело, мертвенно побледнев в следующую секунду.
— Что? — прохрипел он.
Мэгги пожалела о том, что так поторопилась, потому что в глазах и во всем его облике сквозило что-то опасное, но теперь у нее не оставалось другого выбора, кроме как терпеть. Она подняла голову.
— Полагаю, вы слышали меня, — сказала Мэгги удивительно ровным голосом, если учесть, что внутри у нее все дрожало.
Не говоря ни слова, Дункан больно схватил ее за руку и потащил через весь зал. Он сухо кивнул губернатору и его жене и буквально вышвырнул Мэгги в огромную прихожую. Там двое горничных возились с плащами и накидками, но Мэгги сомневалась, что Дункан их вообще заметил. Для таких, как он, эти низшие существа как бы и не существовали вовсе.
— Что вы ответили Риви Маккене? — хриплым шепотом спросил он, больно сжимая руки Мэгги выше локтя.
Она попыталась высвободиться, но пальцы Дункана сжались так, что она поморщилась от боли. Господи, чего бы она ни дала сейчас за то, чтобы появился Риви, но его нигде не было видно.
— Пожалуйста, — чуть слышно сказала она.
Дункан слегка разжал пальцы, но вместо того, чтобы отпустить Мэгги, он ее сильно встряхнул.
— Маргарет, — предостерег он.
— Я… я сказала, что не могу в-выйти за него, — заикаясь, сказала она и на глазах у нее навернулись слезы. — В-видите ли, он не любит меня.
Словно почувствовав, что слезы Мэгги вызваны чистосердечным признанием Риви в том, что он не питает к ней глубоких чувств, а не болью, которую он причинял ей своими руками, Дункан развернул ее и буквально толкнул к двери.
Покрасневшие горничные с сочувствием наблюдали за ними. Но Мэгги понимала, что они не могут помочь ей: для Дункана они значили не больше, чем рисунок обоев. Дверь в теплую летнюю ночь открылась, и Мэгги, спотыкаясь, вышла.
Если бы Дункан не держал ее, потащив к длинной веренице экипажей, ожидающих в конце широкой лужайки, она подобрала бы юбки и побежала. В считанные минуты Мэгги швырнули в одну из карет.
— Домой, сэр? — услышала она голос кучера, который появился у дверцы, и глаза которого, странно-бесцветные в лунном свете, сверкнули прямо ей в лицо.
— Нет, — хрипло сказал Дункан после паузы, показавшейся Мэгги вечностью. — Мы с леди покатаемся. Подольше и помедленней.
Кучер усмехнулся в темноте.
— Слушаю, сэр! — радостно сказал он. Черта с два он поможет, подумала Мэгги, скрестив руки и стараясь раствориться в темном углу.
Дункан взобрался в экипаж и захлопнул за собой легкую дверцу, усевшись напротив Мэгги и сердито глядя на нее.
— Вы долго испытывали мое терпение, Мэгги, — сказал он наконец, когда экипаж отъехал.
— Для вас мисс Чемберлен, — сказала Мэгги. Возможно, она говорила дерзко и нахально, однако в душе она была ужасно испугана. Пробивая себе дорогу в жизни, она выучила, что бравада намного полезнее нытья. Вдруг Дункан протянул руку и схватил ее запястье, стащив с сиденья. Она ударилась головой о низкую крышу кареты и бесцеремонно приземлилась ему на колени. Она сразу же начала отбиваться, но не могла справиться с железной хваткой, державшей обе ее руки за спиной.
— Я завизжу! — пригрозила Мэгги беззвучным шепотом.
— Это, — спокойно ответил Дункан, — весьма позабавило бы моего кучера. Почему бы вам не попробовать?
Никогда в жизни Мэгги так дико не злилась. Страх уступил место ярости, и, не успев подумать о том, что делает, она плюнула Кирку в лицо. Он застыл, и в этот ужасный момент Мэгги поняла, какую страшную ошибку совершила. Она дернулась, но Дункан удержал ее одной рукой, а другой вынул из кармана пиджака носовой платок и медленно вытер лицо.
— Мне очень жаль, — запинаясь сказала Мэгги.
Дункан сунул платок обратно в карман.
— Я очень в этом сомневаюсь, Мэгги, но скоро ты действительно пожалеешь об этом. Несомненно.
Мэгги содрогнулась. Как, черт возьми, она только умудрилась впутаться в такую историю? Сначала проехала полмира с целью выйти замуж за человека, который просто играл ее чувствами, а потом целых две ночи провела в постели Риви Маккены. И вот теперь ее заперли в карете с грубым животным, чьей главной жизненной целью, казалось, было заставить ее пожалеть о том, что она вообще родилась.
— Я готова забыть о случившемся, — резонно сказала она, — если вы только отпустите меня.
Она ощутила, как сильное тело Дункана Кирка затряслось от хриплого смеха, прежде чем услышала, как этот смех вырвался из его горла и быстро затих.
— Очень великодушно с вашей стороны, — сказал он с насмешкой.
Мэгги закусила губу. Вся ее бравада испарилась — сейчас она была просто напугана. Но это еще не все. Запястья у нее болели от того, что Дункан сильно сжимал их.
— Зачем вы делаете это? — тихо спросила она.
Казалось, вопрос подействовал на Кирка немного лучше пинков и дерзостей. Он отпустил Мэгги, позволив ей даже упасть на сиденье, где она начала дрожать, несмотря на то, что ночь была теплой.
— Маккена был прав, — проворчал он, — бешенство идет вам.
Он был сумасшедший. Мэгги тихонько потянулась к ручке двери, подсчитывая в уме шансы выскочить на ходу из кареты, не переломав при этом себе все кости. Результат был не слишком утешительным.
— Б-бешенство? — отозвалась она, все еще пытаясь нащупать в темноте кареты маленькую ручку, утонувшую в кожаной обивке дверцы.
Дункан прерывисто вздохнул, и Мэгги увидела, как он поднес руку к лицу, и этот жест показался ей каким-то унылым.
— Не обращайте внимания, мисс Чемберлен. Вы простите меня?
«Никогда до конца дней своих», — подумала Мэгги, но она была не настолько глупа, чтобы сказать это вслух. Благоразумнее было бы молчать, что бы ни сказал мистер Кирк, а потом, если карета поедет помедленнее, выпрыгнуть и убежать. В голову ей не приходила ни одна здравая мысль, которая хоть как-то помогла бы, поэтому она продолжала молчать, по-прежнему нащупывая ручку. Наконец она нашла ее.
— Я не стану оправдываться за свое поведение, — продолжал Кирк, — потому что мне нет оправдания.
Мэгги слушала его вполуха — ее внимание привлекли доносившиеся с улицы звуки пианино и хриплый смех. А за ними ей показался тихий шорох набегающего прилива. Значит, она была недалеко от гавани, а значит от тех мест, где бражничали и пировали. Ей вспомнилась та часть Сиднея, по которой она проезжала в трамвае со Сьюзан Крокет. Если это такое же местечко, то в карете она будет в большей безопасности. Но, с другой стороны…
Вдруг карета остановилась, и возница стал кричать па кого-то, стоявшего на дороге. Не раздумывая больше ни минуты, Мэгги распахнула дверь и выпрыгнула. Как нарочно, носок туфельки зацепился за подол платья, и вместо того, чтобы обратиться в спасительное бегство, как она рассчитывала, Мэгги покатилась по дорожной грязи. Наконец, когда она остановилась, вся в синяках, ободранная и помятая, то увидела прямо перед собой пару стоптанных, грязных ботинок. Выпутавшись из юбок, Мэгги посмотрела не на обладателя ботинок, а оглянулась через плечо.
Дункан широким шагом шел к ней, и если минуту назад он, возможно, и чувствовал раскаяние, то теперь в его чертах не было ни малейшего намека на угрызения совести. Он напоминал дьявола, который разберется с Мэгги в аду. Едва смея поднять глаза, она взглянула на человека, напротив чьих ботинок она приземлилась с таким шиком. Он был очень высок, на нем были кожаная шляпа с отвисшими полями и жилет, большего Мэгги из своего положения рассмотреть не смогла. Она заметила блеснувшее у него на шее золото или медь, и на миг ее сердце радостно забилось, но она поняла, что кем бы ни был этот человек, это не мог быть Риви. Он наклонился и загрубевшей от работы рукой поднял Мэгги. Она прижалась к нему, уставилась на Дункана, который протянул к ней руку движением, напоминавшим ей о том, какую боль причинял он ей в карете.
— Нет, — прошептала она, и незнакомец крепко прижал ее к груди.
— Отпусти ее, — властно приказал Дункан. — Это наше личное дело!
Рука незнакомца была тверда, как сталь, но Мэгги он обнимал с нежностью.
— Ты выбросил ее из кареты, приятель, — спросил он, — или она сама выпрыгнула?
Мэгги повернула голову и почувствовала на своей щеке холодный металлический кружок. Грудь этого человека была теплой, жесткой и волосатой, и она прижималась к нему в основном из-за медальона, который висел у него на шее.
— Я сама выпрыгнула, — несчастным голосом прошептала она.
Ярость Дункана ударила по Мэгги, как горячая волна, грозившая поглотить ее.
— Иди сюда, Маргарет, — сказал он.
Мэгги замотала головой, и кончик носа ей защекотали волосы на груди ее спасителя.
— Не похоже, чтобы ей этого очень хотелось, не так ли? — сказал незнакомец, и слова гулко отозвались в его груди. — Я бы посоветовал тебе, приятель, идти своей дорогой, пока мне не пришлось оторвать тебе башку.
Дункан за спиной Мэгги хрипло и раздраженно вздохнул и выругался. Он был вовсе не против, чтобы избить ее, но было совершенно ясно, что тогда ему придется драться с человеком в потрепанной шляпе и с медальоном на шее.
— Мэгги, подумай о детях, — сказал Дункан, пытаясь, чтобы его слова прозвучали убедительно.
Державший Мэгги человек застыл.
— Детях? — спросил он.
Мэгги поняла, что он подумал, будто Дункан ее муж, а дома у них малыши, и что он вмешивается в очень личное дело. Она обеими руками вцепилась в кожаный жилет и задрожала, не желая отпускать его.
— Мэгги, мальчики любят тебя, — продолжал Дункан. — Ты не можешь бросить их сейчас.
Руки незнакомца обхватили руки Мэгги и бережно оторвали их от жилета. Она поняла, что он уже готов оставить ее, и в отчаянии завыла:
— Вы не поняли! Я не мать его детей, я их нянька!
Ангел-хранитель неохотно отошел, и Мэгги смогла рассмотреть его. Лицо было суровым и красивым, волосы немного длинноваты, глаза же лазурно-голубые. Он оглядел ее сверкающее платье, своей роскошью не соответствовавшее положению Мэгги.
— Никогда не видел, чтобы у нянек были такие платья, — сказал он.
— Именно, — согласился Дункан.
Незнакомец прищурился. Зубы у него были ровные и белые, как массачусетский снег.
— Что ты собираешься делать с ней, приятель?
Дункан вздохнул, как опечаленный муж.
— Для начала, — сказал он, — думаю вздуть ее хорошенько за то, что чуть было не убилась, когда прыгала. Она имеет склонность к актерству, наша Мэгги.
— Я не ваша Мэгги! — завизжал предмет идиотского разговора.
Невероятно, но незнакомец усмехнулся.
— Она, как я погляжу, весьма бойкая, — согласился он и отошел в сторону, оставив Мэгги во власти Дункана.
— Пожалуйста! — крикнула она.
Дункан был слишком хитер, чтобы быть с ней слишком резким, но его пальцы больно впились ей в руку. Подталкивая ее к карете, он улыбался и говорил что-то успокоительное.
Прибегнув к последней попытке спастись от чего-то, — Бог знает чего, — она оглянулась на незнакомца, остановив взгляд на медальоне, висящем у него на шее. В темноте у нее не было возможности рассмотреть его как следует, но если есть хоть малейший шанс…
— Я знаю человека по имени Риви Маккена, который на шее носит медный талисман! — крикнула она через плечо, когда Дункан тащил ее к карете.
Даже в темноте Мэгги разглядела, как тот человек весь напрягся.
— Минуточку, — тихо сказал он.
Дункан сделал вид, что не расслышал. Дверца кареты распахнулась, и он буквально швырнул туда Мэгги. Однако прежде чем он успел войти следом, незнакомец подошел и легким движением руки развернул его.
— Я сказал, подождите, — повторил он.
— Я люблю Риви Маккену, — крикнула Мэгги из кареты. — Этот человек почему-то ненавидит его и намерен разлучить нас.
Дункан грязно выругался.
— Вы замужем за этим человеком или нет? — строго спросил незнакомец Мэгги. В тусклом свете, пробивавшемся из окон шумных салунов, и лунном свете было видно, как напряглись его скулы.
— Клянусь, что нет. Это… это за Риви Маккену я хотела бы выйти. — Она говорила чистую правду. Ей действительно хотелось этого, хотя это и было невозможно.
— Если вы обманываете меня, мисс, — предупредил ее спаситель, — то этому парню незачем будет лупить вас, я сам это сделаю.
И тут терпение Дункана лопнуло. Он в бешенстве повернулся к этому человеку, а кучер, до сих пор наблюдавший за происходящим, спрыгнул с козел, готовый вступить в драку. Теперь их было двое против одного, однако парень с таким же медальоном, как у Риви, с легкостью отбился от них. Он швырнул Дункана спиной о стенку кареты и ударом по колену сбил с ног кучера.
Мэгги выскочила из кареты, бросившись в объятия незнакомца. Он тут же потащил ее прочь, к одному из салунов, вверх по внешней лестнице в комнату. Должно быть, Дункану и его кучеру крепко досталось, потому что никто из них не бросился в погоню..
Теперь Мэгги уже не думала о Дункане. Интересно, в какую еще переделку попала она, отдавшись на милость совершенно незнакомого человека? Но, в конце концов, она должна отдать должное той нежности, с которой он обнимал ее, как и рыцарству, проявленному им при ее защите. Когда он зажег лампу, и перед взглядом Мэгги предстала обшарпанная комнатушка, в которой господствовала медная кровать со смятой постелью, сердце ее забилось с удвоенной силой. Сердце ушло у нее в пятки, и она лишилась дара речи, с нервной улыбкой повернувшись к своему сомнительному защитнику.
Хозяин комнатушки стянул шляпу, и Мэгги увидела, что волосы у него светло-каштановые. Он не сделал ни шагу в ее сторону.
— Скажите, откуда вы знаете Риви? — потребовал он сурово.
И хотя волосы у нее рассыпались по плечам, а платье было разорвано, Мэгги снова решила положиться на свою браваду. Вспомнив, какой был глубокий вырез у платья, она подняла руки, чтобы прикрыть грудь, так, на всякий случай.
— Сначала, — вызывающе сказала она, — вы должны сказать мне, кто вы такой.
Незнакомец довольно долго раздумывал, так долго, что Мэгги уже начало казаться, что он отбил ее у Дункана только для того, чтобы самому изнасиловать ее. Эта комнатушка отлично подошла бы для этого. Кричи не кричи, Мэгги все равно бы никто не услышал и не пришел бы на помощь.
— Джеймс, — сказал он наконец. — Меня зовут Джеймс.
Вспомнив о том, что Риви рассказывал ей в Парамате, Мэгги разинула рот.
— Джеми?
Джеми тяжело вздохнул и прислонился к закопченной стене, скрестив руки на широкой груди.
— Ага, — неохотно сознался он. — Джеми Маккена.
Мэгги забыла о всякой опасности; у нее подкосились колени, и она повалилась на смятую постель.
— Вам известно, — шепотом начала она, — что брат двадцать лет разыскивает вас?
— Известно, — вздохнул Джеми. — Поверьте, не всегда легко оставаться ненайденным.
Мэгги подумала об Элизабет, но какое-то чувство подсказало ей не упоминать пока что о дочке Джеми. Она в изумлении уставилась на него.
— Но зачем вам прятаться от собственного брата? Вы его ненавидите?
— Боже мой, нет, — выдохнул Джеми. — Я ни за что не мог бы ненавидеть Риви.
— Тогда почему…
— На то есть причины, — перебил ее Джеми, сбиваясь на смешной акцент точно так же, как когда-то это сделал его брат. — А теперь ты, детка, ответь на кое-какие вопросы.
Мэгги выпятила нижнюю губу, упрямо сложила на груди руки и слегка заерзала.
— Я первая спросила, — обиженно сказала она.
Джеми запрокинул голову и громко расхохотался, а когда наконец успокоился, в глазах его сверкали веселые огоньки. Акцент, который был у Риви признаком напряжения или страсти, исчез так же быстро, как и появился.
— А ты сама-то откуда? — спросил он. Но прежде чем Мэгги успела ответить, он погрозил пальцем и сказал. — Нет, подожди, я знаю. Ты из непокорных колоний. Господи, ты янки!
Ошарашенная, Мэгги вскочила, но потом села. Ее всегда раздражало, когда Риви называл ее «Янки», но теперь она отдала бы все на свете, чтобы услышать, как он произносит это слово.
— Вы отведете меня к брату?
— Да никогда в жизни, — немедленно ответил Джеми. — Вот кого мне сейчас меньше всего хотелось бы видеть, так это своего старшего братишку. Ну, еще разве что этого тупоголового придурка, с которым ты сегодня сидела в карете. Готов поспорить, ты не последний раз с ним виделась.
— В последний, — чопорно заметила Мэгги, — а не «последний»…
Это задело Джеми.
— Вы нянька его мальчиков, мисс, а не моя, и я был бы вам очень признателен, если бы вы запомнили это.
В любом случае, а тем более сейчас, Мэгги не могла позволить себе перейти в наступление.
— Извините, — сказала она, и хотя она редко прибегала к актерству, сейчас пустила слезу и, опустив голову, прикусила губу.
Джеми явно не удалось одурачить, но, тем не менее, он подошел и сел на кровать рядом с Мэгги. Она не могла сказать плохо это или хорошо.
— Я позабочусь, чтобы ты добралась до Риви, дорогая, не волнуйся. Но я не хочу, чтобы ты рассказала ему, что наткнулась на меня, понятно? Если Риви узнает обо мне сейчас, он будет в страшной опасности.
— Но…
Мускул на щеке Джеми дернулся, а акцент появился снова.
— С Риви я разберусь в свое время и без твоего вмешательства, женщина. А если ты все же влезешь в это дело, то я отшлепаю тебя по маленькой сладкой попке, пусть даже братец и постарше меня!
Мэгги сглотнула. Она ему поверила.
— Ну, тогда пойдемте, — храбро сказала она, порываясь встать с кровати.
Но Джеми ласково схватил ее за руку и потянул вниз.
— Не сегодня, — сказал он. — Твой расфуфыренный приятель уже наверняка собрал целую армию и теперь рыщет повсюду. Я могу справиться с ним и с его кучером, но не с дюжиной мужиков в придачу.
И тут Мэгги начала понимать всю ужасающую серьезность положения.
— Вы думаете, что я проведу ночь здесь, в этой комнате… с вами?
Джеми принялся с пыхтением стаскивать с себя ботинки. Если они такие тесные, ему следует купить себе новые.
— Ага, детка, именно так. Ложись.
Мэгги с раздражением попыталась встать, но ее тут же снова усадили обратно.
— Какая наглость… — заявила она, но Джеми, смеясь глазами, прервал ее:
— Если уж говорить о нахальстве, — сказал он, и Мэгги показалось дурным признаком, что он по-прежнему говорит с акцентом, — то ты и сама хороша, моя милая: выпрыгиваешь из кареты, а потом бросаешься в объятия совершенно незнакомого человека.
Но у Мэгги не было выхода, и правда заключалась в том, что лучше остаться с Джеми Маккеной в этой убогой комнатушке, чем наткнуться на Дункана где-нибудь на улице. Она скосила глаза на медальон, который висел у Джеми на шее, и заметила, что он такой же, как у Риви.
— А это что? — спросила она. Риви не хотел рассказывать ей о талисмане, тогда, может быть, Джеми расскажет.
— Это называется «значок попрошайки», — ответил Джеми, расстегивая рубашку.
Мэгги отвела глаза.
— П-попрошайки? Что это значит, Бога ради?
Джеми поднял руки, снимая медальон. В отличие от медальона Риви, который висел на цепочке из чистого золота, этот был на кожаном шнурке. Джеми молча передал его Мэгги, явно предпочитая не отвечать на вопрос. При дрожащем свете лампы она внимательно рассмотрела надпись на монете. Там было написано:
«Благословен тот, кто заботится о нищих. Приход Св. Патрика. Дублин».
— С этой штукой, — сказал Джеми отсутствующим голосом и без всякого акцента, — человек мог просить милостыню, не боясь, что его арестуют.
— Просить милостыню? — Мэгги не могла представить себе, чтобы Риви просил милостыню или вообще что-либо. — Вы были нищими?
Джеми покачал головой.
— До этого не дошло. Меня отправили в Австралию за то, что я стащил часы у джентльмена, а Риви приплыл сюда на китобойном судне — он был юнгой.
— Странно, что вы носите эти штуки, — нахмурившись, заметила Мэгги. — Но я никогда не видела Риви без его медальона.
Джеми вздохнул.
— Он теперь богатый человек — Риви. Думаю, «значок попрошайки» напоминает ему о голодных днях и заставляет быть благодарным за все, чего добился. А теперь, Мэгги, детка, ложись и поспи немного. Обещаю, что пальцем тебя не трону.
Если бы это сказал Риви, Мэгги ни за что бы не поверила, но в устах Джеми это звучало правдиво. Она подвинулась поближе к стенке и улеглась прямо в туфлях и платье, которое было теперь рваным и грязным, но все же блестело в свете лампы.
— Хорошо. Надеюсь, вы человек слова.
Джеми усмехнулся и со вздохом вытянулся на кровати рядом с Мэгги, оставив лампу зажженной.
Ужасная мысль пришла в голову Мэгги, и она вскочила как ужаленная.
— Еще раз, за что вас выслали из Англии? — спросила она.
— За то, что залез в карман к джентльмену, дорогуша.
Мэгги снова легла.
— Ох! А карман был денежным, Джеми Маккена?
Он улыбнулся и заложил руки за голову.
— Да уж, было куда запустить руку, мисс. Не бойся, теперь я исправился. У меня есть овцы и своя собственность.
— Где?
Джеми поднялся со скрипучей, продавленной кровати, чтобы погасить лампу, и пока он тянулся к ней, Мэгги заметила, что вся спина у него была исполосована шрамами. Когда-то Джеми Маккену жестоко отстегали.
— Неужели ты думаешь, что я расскажу тебе, где это, чтобы ты побежала сообщить новость моему брату?
Мэгги вздохнула.
— Он любит вас, — сказала она в темноту.
Она почувствовала вес Джеми рядом с собой на матрасе.
— Ага, — ответил он ничего не выражающим голосом, и, прежде чем Мэгги успела задать следующий вопрос, он уже храпел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь луны - Миллер Линда Лаел



Да вот глупый роман,кашмар,Героиня Дура дурой,герой ей под стать.Да и остальные тоже.Хотя две главы подавали не плохие надежды,а потом началось.....Оценивать нечего.ИМХО
Огонь луны - Миллер Линда Лаелс
30.05.2015, 13.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100