Читать онлайн Огонь луны, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь луны - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.2 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь луны - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Огонь луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Запах дыма горящего сахарного тростника забивал ноздри Мэгги с утра до вечера в течение многих дней и недель, пока плантации тростника методично выжигались, чтобы подготовить их для будущего урожая. Почва в Куинсленде была так плодородна, что, если дожди шли регулярно, с полей можно было снимать по два урожая за сезон, а если к тому же у аборигенов было настроение работать, то удача была на стороне плантаторов.
Если Риви и предпочел бы, чтобы его жена сидела за вышиванием в ожидании рождения ребенка, то сама Мэгги ежедневно проводила на кухне много часов, помогая Кале готовить еду для работников. Добродетель и Милосердие работали рядом, скорее путались под ногами, но Мэгги терпела их присутствие. Совсем другое дело была Элеанор Килгор. Она явилась как-то поутру, когда тростник все еще выжигали, вместе с Дунканом и работниками, которых ему удалось собрать. Прошествовав на кухню с таким видом, словно это было ее привычным занятием, Элеанор взяла передник и завязала его вокруг своей тонкой талии. Мэгги, которая чистила картошку и уже изнемогала от жары, хотя было еще только полшестого, прервалась и прямо спросила:
— Что вам здесь нужно?
Элеанор, которая, как и предсказывала, немедленно после ухода из «Семи Сестер» стала экономкой у Дункана, улыбнулась и ответила:
— Я часть договоренности между мистером Кирком и мистером Маккеной. Они вместе наняли работников для уборки урожая, а я и есть работник.
— Вы не нужны нам, — надменно сказала Мэгги. Живот у нее уже заметно округлился, а Риви по вечерам обычно валился в постель, слишком изможденный, чтобы заниматься с ней любовью. Неожиданное появление Элеанор, которая, разумеется, была, как всегда, подтянутой, было желательным менее всего.
— Может, вам и не нужна, — весело отозвалась Элеанор и принялась чистить морковь, и Мэгги ничего не оставалось, кроме как вышвырнуть ее отсюда, чего сделать она не могла.
Мэгги, закипая, повернулась снова к горе картошки. Она знала, что Дункан с Риви разработали какое-то джентльменское соглашение, но ей и в голову не приходило, что оно касалось и Элеанор.
В полдень в душной кухне появился Риви. Он никогда не делал этого прежде, насколько Мэгги могла припомнить, и пришел в ярость, увидев там жену. Почерневший с головы до ног от копоти горящего тростника, он схватил Мэгги за локоть и вытащил ее во дворик. Кроме всего прочего, Элеанор изобразила на лице миленькую улыбочку.
— Пусти меня, — прошептала Мэгги, отдергивая руку. Где-то рядом захихикали Добродетель и Милосердие.
— Мне что, отослать тебя в Сидней? — спросил Риви хриплым от постоянного вдыхания дыма голосом. — Мне так нужно поступить, женщина, чтобы ты не лезла на рожон?»
— Я и не лезу! — крикнула Мэгги. Если Риви отошлет ее или хотя бы просто запрет в доме, она умрет от скуки и отчаяния. — Я просто помогаю в работе!
— К черту эту работу! Я не хочу, чтобы из-за твоей глупой американской гордости мы потеряли ребенка, которого ты носишь!
— Риви…
— Если я снова застану тебя здесь, Мэгги, я сам отвезу тебя в Сидней, помяни мое слово.
Глаза Мэгги наполнились слезами. Спорить с этим человеком было бесполезно, но она попыталась.
— Риви, я прекрасно себя чувствую, правда… Зловеще молчаливо, он поднял черную от дыма руку и указал в сторону дома, как будто разговаривая с Элизабет. Мэгги пришла в ярость. Покраснев до корней волос, она сложила руки на груди и задрала нос.
— Мне надоело, что мной командуют, Риви Маккена! Я взрослая женщина, и если мне хочется чистить картошку, я буду чистить картошку!
Нахмурившись, он сделал шаг к Мэгги, и храбрости у нее значительно поубавилось. Она попятилась, но все же настаивала:
— Я не пойду туда, чтобы сидеть за шитьем, пока все занимаются настоящим делом!
Быстрым, как молния, движением Риви подхватил ее на руки и зашагал к дому.
— Скажи спасибо, что беременная, — полушепотом прохрипел он, — а то я бы хорошенько выдрал тебя! Дойдя до крыльца, Риви усадил пинающуюся и извивающуюся Мэгги на стул и, положив ей руку на плечо, удержал ее. Хорошее платье Мэгги было испачкано сажей от его брюк и рубашки.
— Скотина! — выругалась она, не в силах противостоять его силе и суровой решимости.
— Только попробуй еще раз воспротивиться мне и увидишь, чем это кончится! — парировал он, сердито глядя на нее.
— И попробую! — прошипела Мэгги. — Как только ты уйдешь подальше, я буду делать то, что мне хочется!
Риви тяжело вздохнул.
— С тобой можно обращаться только одним способом, да, Янки? — покачав головой, сказал он, и снова поднял ее на руки.
— Что ты делаешь? — спросила Мэгги. На этот раз она не сопротивлялась; она поняла, что это напрасная трата сил.
— Угадай, — ответил Риви и самым наглым образом потащил ее наверх в спальню. Там он бросил ее на кровать и принялся расстегивать рубашку.
Мэгги вытаращила глаза со смешанным чувством ярости, удивления и обычного желания.
— Не смей заниматься со мной любовью! — приказала она, не очень уверенная в своих словах.
Тело Риви, как она скоро увидела, было таким же потным и грязным, как и его рубашка. Явно не обращая внимания на такие мелочи, как чистота, он расстегнул ремень и спустил брюки.
Усевшись на кровати, Мэгги зажмурилась.
— Уйди отсюда, Риви, сейчас же, и я обо всем забуду, — великодушно сказала она.
— Это, Янки, для меня настоящее облегчение, — усмехнулся Риви. Она услышала, как звякнула пряжка на ремне, а потом стукнули по полу ботинки, которые он сбросил. — Как бы то ни было, я пожалуй, испробую на тебе ужасную месть. Сейчас же.
Мэгги открыла глаза и замерла, увидев его. Он был великолепен, и даже ее ярость от того, что ее таким средневековым способом поставили на место, не могла отбить у нее желание его.
— Т-ты, что же, и вправду вздумал, будто з-заставишь меня подчиниться своим деспотическим… правилам?
Встав на колени рядом с ней, Риви так надменно задрал ей юбки, что если бы она так сильно не хотела его, то просто выцарапала бы ему глаза. В конце концов, уже прошла целая неделя с тех пор, как он прикасался к ней, обходясь поцелуем на сон грядущий.
— Да, — решительно ответил он.
Мэгги отбросила от лица юбки, прошипев, брызгая слюной, когда он развязывал шнурок на ее трусиках:
— Я предупреждаю тебя, Риви Маккена…
Трусики соскользнули, и Мэгги помимо воли задрожала, почувствовав руки Риви на своих голых бедрах.
— Расстегни-ка платье, Мэгги, — сказал он, принявшись ласкать ее самым интимным способом. — Хочу посмотреть на твою грудь.
Мэгги подавила стон, когда в ответ на его прикосновение ее бедра начали извиваться, а руки послушно принялись расстегивать платье, хотя она и запрещала им делать это. Мэгги сняла платье, оставив лишь тонкую сорочку, и вцепилась в простыни, когда Риви коснулся языком соска, а потом осторожно прикусил его. Ткань сорочки прилипла к нежной точке, которая затвердела и напряглась под губами Риви. Он все продолжал ласкать ее. Совершенно потерявшись, Мэгги пробормотала его имя и выгнула спину, чтобы ему было легче добраться до ее покрытой муслином груди. Он развязал маленькие завязочки, и она вздохнула, когда сорочка распахнулась под напором ее груди.
Риви с жадностью взял в рот пульсирующий сосок, и Мэгги с криком закинула руки за голову, схватившись за спинку кровати, чтобы удержать себя. Когда же она снова опустила руки, чтобы запустить пальцы в волосы Риви, он крепко схватил их за запястья.
Риви заговорил, оторвавшись от соска, и даже само его дыхание заставляло ее чувствительное место становиться еще более возбужденным.
— Ты будешь слишком изможденной, чтобы снова бунтовать, маленькая Янки, — пообещал он хриплым шепотом.
Мэгги призвала на помощь остатки своей гордости, в то время как ее тело было готово подчиняться его приказу.
— Ты… и сам… будешь измотанным… — пробормотала она.
— Не настолько, — засмеялся Риви и так впился в грудь Мэгги, что она обезумела от желания. Тогда и только тогда он опустился на пол, подвинув Мэгги так, чтобы ее бедра лежали на самом краю кровати. Теперь она была в полном его распоряжении.
— Первый урок: будь послушной женой, — проскрежетал он зубами, а потом потянулся, чтобы прижаться к ней губами.
По телу Мэгги пробежал электрический разряд, когда он впился в нее, и спина ее судорожно изогнулась. Застонав, она вцепилась пальцами в простыни, зная, что если не удержится, то уплывет прочь.
— О Риви, — задыхаясь, пробормотала она, — Бог… мой… Риви…
Он медленно и лениво наслаждался ею, пока она не достигла обжигающего облегчения, а потом он снова и снова ласкал ее с тем же безграничным терпением. Она все еще трепетала, умоляя его взять ее сейчас же, когда он сменил ее положение так, что она оказалась на коленях над ним, снова и снова насыщаясь ею. В свое время и как этого хотелось ему, он в третий раз довел ее до безумия. Мэгги начала тихо молить о пощаде, но Риви не знал жалости. Ее тело было его игровой площадкой, и он не испытывал угрызений совести, беря то, что хотел. А ему хотелось, это вскоре стало очевидным, любить Мэгги до тех пор, пока она будет совершенно не в силах бунтовать. Он заставлял ее кончать снова и снова, пока она не сбилась со счета, пока не могла ни думать, ни делать ничего, а только отвечать на его прикосновения, и наконец он взял ее. Как и поглаживание его языка, толчки его члена были медленными и ленивыми. И вершина, которой на этот раз достигла Мэгги, когда Риви со стоном рухнул на нее, нежась от удовольствия, была самой жестокой из всех.
Он соскользнул с нее и, казалось, с удвоенной энергией, снова натянув свою грязную одежду и, напевая про себя какую-то непристойную песенку, обулся. Мэгги по-прежнему лежала на кровати, слишком пресыщенная и изможденная, чтобы двигаться, не говоря уже о том, чтобы говорить. Перед тем как уйти, Риви похлопал Мэгги по вспотевшей попке и поцеловал в лоб.
— Надеюсь, Янки, ты скоро снова взбунтуешься. Мне ужасно понравилось укрощать собственную строптивую.
Если бы у нее хватило сил, Мэгги швырнула бы в него что-нибудь, но так как сил не было, она просто лежала, пытаясь восстановить дыхание и обдумывая планы мести. В середине этих размышлений она уснула, а когда проснулась, на улице уже стемнело, и до нее донеслись плывшие с теплым ночным ветерком странные напевы работников-аборигенов.
Она села, зевнув, и вытаращила глаза. Риви сидел в жестяном корыте в ногах постели, со счастливым выражением на лице смывая с себя сажу и копоть.
Усевшись на колени, Мэгги попыталась выбраться из смятого платья. Ее трусики и корсет куда-то исчезли. Она резво соскочила с постели и натянула белый халат. Он был убогим прикрытием, и в глазах Риви мелькнул нахальный блеск.
— Какая жалость, — сказал он, намыливая подмышки. — Ты запачкала сажей эту очаровательную вещицу.
Мэгги посмотрела в зеркало и с ужасом заметила, что сажа с тела Риви стерлась и оказалась на ней, когда он занимался с ней любовью этим утром. Бывший когда-то белым халат был теперь весь в черных пятнах, особенно на груди и на бедрах. Смущенная, она рухнула на кровать и сердито проворчала:
— Ненавижу тебя.
— Увы, — глубокомысленно вздохнул Риви, — губы твои лгут, но тело говорит правду.
Мэгги покраснела.
— Ты не имел права!
— У меня были все права, любовь моя: я ведь твой муж. И не строй из себя соблазненную девицу — ты бы так не тащилась, если бы тебе было неприятно то, что я делаю.
Попавшись на том, что не могла отрицать своей готовности душой и телом отвечать на ласки Риви, Мэгги опустила глаза.
— Я вовсе не тащилась, — слабо возразила она.
— Ты завывала, как собака динго, — последовал веселый ответ, и, подняв целый столб брызг, Риви вылез из воды. Мэгги сердито наблюдала за тем, как он вытерся, а потом начал одеваться в костюм, слишком элегантный для тихого вечера в семейном кругу.
— Куда это ты собрался? — подозрительно спросила Мэгги.
В дверь совсем некстати постучали, и, прежде чем открыть, Риви ухмыльнулся. В комнату вошли Добродетель и Милосердие; хихикая, они утащили корыто с мыльной водой.
— Вам тоже надо вымыться, миссис, — сказала Милосердие. — Мы принесем еще воды.
Мэгги очень хотелось вымыться, но она не собиралась делать это в присутствии Риви Маккены. Только не после той сладостной и бесконечной пытки, которой он подверг ее этим утром.
— Спасибо, — коротко ответила она, и девчушки вышли, взявшись с двух сторон за ручки корыта и расплескивая половину воды.
Риви стоял перед зеркалом и, хмурясь, сражался с модным галстуком-шнурком, не обращая внимания на лужу на дорогом персидском ковре.
— Тебе нужно быть в розовом шелке, любовь моя, — небрежно заметил он.
Розовое шелковое платье было у Мэгги самым лучшим. Украшенное по подолу и вырезу маленькими, похожими на бриллианты бусинками, оно было очень торжественным.
— К обеду? — спросила она, лениво разглядывая ногти. — Оно слишком неподходящее для этого. Вполне сгодился бы ситец.
— Только не для праздника у Дункана, — ответил Риви, и его восхитительные сине-зеленые глаза сверкнули, когда Мэгги соскочила с постели, не в силах скрыть волнение.
— Праздника? — просияла она.
Риви засмеялся.
— Праздника, — подтвердил он. — Будем праздновать сбор урожая.
Мэгги зашагала взад-вперед.
— Где эти девчонки с водой? — оживилась она.
Риви остановил ее, нежно обняв за плечи и поцеловав.
— Я люблю тебя, — сказал он.
Мэгги замерла, устыдившись своей покорности, когда он с такой легкостью взял над ней верх.
— Потому что я такая послушная женушка? — сказала она, растягивая слова и сердито глядя на него.
— Потому что ты такая чертовка, — ответил Риви, засмеявшись, потом пожал плечами. — Конечно, если тебе не хочется потанцевать со мной, я уверен, что Элеанор будет более чем счастлива…
— Не смей танцевать с этой женщиной! — перебила его Мэгги.
Риви засмеялся, приложив руку к груди, словно хотел успокоить расходившееся сердце.
— Скажи мне, что любишь меня, Мэгги Маккена, и я обещаю, что не буду.
Не в силах больше хмуриться, Мэгги усмехнулась и покачала головой.
— Ты, распутник, знаешь, что люблю, — ответила она. — А то как бы я смогла стерпеть твои властные невыносимые манеры?
Риви как раз хотел поцеловать Мэгги, когда прибыли Добродетель и Милосердие с полным корытом чистой воды. Мэгги поморщилась, глядя, как они скользят по полу, и успокоилась только после того, как девочки поставили свою ношу без всяких неприятных происшествий.
— Мы принесем швабру? — спросила Добродетель.
— Вы принесете швабру, — со вздохом подтвердила Мэгги.
— Попозже, — добавил Риви, предостерегающе грозя пальцем.
Непрестанно хихикая, Добродетель с Милосердием убежали.
— Понятия не имею, что они в тебе находят, — заметила Мэгги.
С дьявольской ухмылкой и выгнув бровь, Риви шагнул к ней.
— Правда? — вызывающе спросил он.
Мэгги вспыхнула.
— Убирайся, — сердито бросила она.
К ее удивлению и облегчению Риви действительно ушел. Мэгги проворно заперла за ним дверь, а потом сбросила халат и ступила в корыто. Вода была прохладной, но, учитывая духоту и пекло австралийского лета, Мэгги она показалась превосходной. Намыливаясь, Мэгги вспомнила последний прием в Правительственном доме в Мельбурне и улыбнулась, подумав, как много изменилось с тех пор. Она надеялась, что на празднике будут сыновья Дункана, Тэд и Джереми; было бы чудесно снова увидеть их.
Как раз когда Мэгги вытиралась, в дверь опять постучали.
— Кто там? — подозрительно спросила она.
— Кала, миссис, пришла помочь вам одеться.
Для Калы, которая могла молчать целыми днями, это была целая речь. Завернувшись в полотенце, Мэгги подошла к двери, повернула ключ и впустила экономку. Кофейного цвета глаза Калы осмотрели смятую постель.
— Вы больны, миссис? — спросила она.
Смущенная, Мэгги покачала головой.
— Я просто… устала, — ответила она.
Кала подошла к гигантскому шкафу, половину которого занимали вещи Мэгги.
— Малыш внутри утомляет, — сказала она, обернувшись через плечо, и губы ее тронула тень улыбки. — Малыш снаружи утомляет еще больше.
Мэгги улыбнулась и кивнула, абсолютно счастливая в этот момент. Она любила мужа, он любил ее, она носила в себе его ребенка, и сегодня вечером она пойдет на праздник в чудесном шелковом платье. После всех тех лет, которые она провела в одиночестве, живя впроголодь и нося только те вещи, которые она могла позволить себе купить на свои гроши, она чувствовала себя неимоверно богатой.
— Розовое шелковое, — сказала она в ответ на вопросительный взгляд Калы.
Очаровательное платье зашуршало, когда Кала осторожно вынула его из шкафа и положила на кровать. Его милые хрустальные бусинки переливались в тусклом свете ламп, которые зажег Риви перед тем, как Мэгги пробудилась от своего оцепенения.
Спрятавшись за ширму из полированной акации, Мэгги сняла халат, надела белье и нижние юбки. Она надела бы и корсет, но Риви запретил ей, считая это в лучшем случае глупым, а в худшем — вредным.
— А ты идешь на праздник, Кала? — спросила она, когда та зашла за ширму, протянув Мэгги чудесное розовое платье. Мэгги вступила в него.
— Нет, миссис, — сказала Кала почти любезным тоном. — Никаких черных на белой вечеринке.
Мэгги очень огорчилась: ведь Кала работала так же, как остальные, и она заслужила того, чтобы танцевать и носить красивые вещи.
— О, — сказала она.
Кала усмехнулась, застегивая на спине у Мэгги маленькие хрустальные пуговки.
— У нас будет своя вечеринка, миссис, — сказала она, чтобы приободрить хозяйку.
Мэгги воспрянула духом, усевшись за туалетный столик, чтобы причесаться после того, как Риви осуществил свое «укрощение», и ее волосы рассыпались по плечам. Однако не успела она взяться за расческу, как в дверях появился муж.
— Спасибо, Кала, — сказал он ласковым, но настойчивым тоном.
Кала бесшумно вышла, и Мэгги уселась за столик, не двигаясь под влиянием присутствия мужа. Это влияние не ослабло ни на йоту с того самого дня, когда она впервые увидела его на борту «Виктории» в Брисбейне. Каждый раз, когда она сталкивалась с Риви Маккеной, ей казалось, что она встречает его впервые.
— Тебе известно, — начал он шепотом, закрыв за собой дверь, — как невероятно ты красива?
Мэгги взяла себя в руки и скорчила гримасу.
— Не следует думать, будто комплименты заставят меня помиловать вас, мистер Маккена. Я намерена отомстить вам.
Риви засмеялся, и когда она потянулась за расческой, опередил ее. Он принялся расчесывать ее волосы, как тогда утром, в фургоне, во время пикника в Парамате, и Мэгги на миг закрыла глаза, предаваясь воспоминаниям.
— Какого рода будет месть? — тихо спросил Риви, и уголки его рта слегка дрогнули в улыбке.
— Очень неожиданная, — ответила Мэгги, наблюдая за его отражением в зеркале. Интересно, подумала она, как можно было прожить целых девятнадцать лет без этого человека и его любви, без того, чтобы он баловал ее или приводил в ярость?
Риви усмехнулся.
— Звучит зловеще.
Мэгги была так возбуждена тем, что Риви причесывает ее, как если бы его рука ласкала ее грудь или же губы его касались мочки ее уха. Она забрала у него расческу и быстро заплела волосы в сияющую косу, уложив ее короной на голове.
— Я застану тебя врасплох, — с опозданием ответила она.
Риви поднял ее и неторопливо поцеловал, от чего у Мэгги захватило дыхание.
— Как насчет того, чтобы сделать это сейчас?
Мэгги оттолкнула его.
— Это было бы слишком удобно для тебя, — беззаботно отозвалась она, выскользнула в дверь и побежала по коридору. И Риви не оставалось ничего другого, как последовать за ней.
Если идти пешком, то до дома Дункана было, наверное, не больше мили, но поездка в карете оказалась несколько более длинной. Мэгги чопорно восседала рядом с Риви, улыбаясь его явному волнению. Было ясно, что мистеру Маккене не нравилась мысль быть пойманным врасплох.
Все окна дома Кирка — грубоватого, напоминающего дом Риви, — были ярко освещены, во дворе стояло большое количество колясок, фургонов, но ни одной кареты.
Риви нахмурился, помогая Мэгги выбраться из кареты. Она взяла его под руку и засмеялась.
— Вы очень волнуетесь, мистер Маккена? Если да, то это просто очаровательно!
— Ты, маленькая… — но не успел он продолжить начатую фразу, как на дорожке показались двое мальчиков, которые буквально набросились на Мэгги, крича от радости.
Улыбнувшись, Мэгги поцеловала в лоб Джереми, а потом и Тэда.
— Я надеялась увидеться с вами сегодня, — сказала она, удержавшись от желания потрепать их по аккуратно причесанным головкам.
— Может быть, вы могли бы учить нас вместо мисс Килгор! — предложил Джереми.
— Терпеть ее не могу, — вставил Тэд.
— Как-то ты сказал, что терпеть не можешь меня, — усмехнувшись, напомнила ему Мэгги. — Неужели я так сильно изменилась?
— Я бы этого не сказал, — ехидно заметил Риви.
Мэгги тихонько толкнула мужа локтем и улыбнулась мальчикам.
— Вы оба так неотразимы, что я, пожалуй, не смогу устоять перед тем, чтобы вернуться к вам. Так как мне не позволяют помогать в уборке урожая, — она помолчала, сердито глядя на Риви, — то почему бы вам не попросить отца, чтобы он привозил вас к нам по утрам? Мы будем заниматься, как когда-то в Мельбурне.
Джереми и Тэд так обрадовались этой возможности, что немедленно бросились разыскивать отца.
Риви посмотрел на Мэгги и повел ее на крыльцо.
— Уроки — это тоже работа, — заметил он.
— Тебе придется с этим смириться, — ответила Мэгги. — Не можешь же ты каждое утро до беспамятства любить меня, чтобы удержать подальше от кухни.
— А жаль, — задумчиво отозвался Риви.
Дункан встречал их в дверях. Он был очень красив в своем белом костюме, и немедленно потребовал, чтобы Мэгги оставила для него танец. Выгнув бровь и глядя на Риви, который по-прежнему, хмурился, он сказал:
— Поскольку я хозяин дома, то это моя прерогатива.
Риви сдался, а где-то в толпе смеющихся, болтающих гостей заиграли скрипки.
— Ну, вот, такие вот дела, — поддразнил Дункан, когда они с Мэгги закружились в медленном вальсе в гостиной, которая оказалась длиной с весь дом. — Нам, единственным соседям и друзьям, позволено танцевать только один-два раза в году. — Он философски вздохнул.
Мэгги засмеялась.
— Было время, мистер Кирк, когда мне казалось, что мы никогда не смогли бы стать друзьями.
— Вы правы, — заключил Дункан, нахмурившись. — А что это с Риви? У него такой вид, будто он готов перегрызть шпалу.
Мэгги сделала вид, что не расслышала вопроса, а когда танец закончился, рука мужа немедленно потянула ее к себе.
— Ревнуешь, дорогой? — поддразнила она.
— Не играй с огнем, — ответил он.
Весь вечер Риви ни на шаг не отходил от Мэгги, приглашая ее на все танцы и игнорируя тоскливые взгляды Элеанор, у которой явно были свои планы на этот вечер. При каждом удобном случае Мэгги торжествующе улыбалась ей, а когда они с Риви поздней ночью сели в карету, тронувшуюся к дому, она привела в исполнение свою обещанную месть. Оставалось лишь надеяться, что кучер не слышал беспомощных стонов Риви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь луны - Миллер Линда Лаел



Роман нормальный...ГГероиня раздражала...семь пятниц на неделе...То она гордо заявляет, что не пойдёт замуж за мистера Риви...то, через пару часов уже мечтает и ждёт, что ей повторно сделает предложение он же. То заявляет, что никогда не будет содержанкой...тут же переезжает в дом героя, начинает шить гардероб за его же счёт и т.п. Мотается как-то от одного мужика к другому...Я её не поняла.
Огонь луны - Миллер Линда ЛаелМарина
15.12.2014, 8.38





Бред!!!!!
Огонь луны - Миллер Линда ЛаелRose
23.10.2016, 22.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100