Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Хотя Кейли собиралась бодрствовать всю ночь, сон незаметно подкрался к ней. Она уснула на раскладушке в бальном зале как была – в джинсах, рубашке и ботинках. Проснулась она так же неожиданно, как и уснула. До нее донеслись раскаты грома. Кейли посмотрела в зеркало и увидела Дерби.
Дерби, который был нескладным мальчишкой, когда она видела его последний раз, теперь стал мужчиной во всех смыслах этого слова, хотя вид у него был такой же неряшливый, как и прежде. Ему совсем не помешало бы побриться и принять ванну, чего он, похоже, давно не делал. Его светло-каштановые волосы, длинные и выгоревшие на солнце, были забраны назад как у индейского воина. Крепкая фигура, казалось, излучала спокойствие.
Сердце Кейли отбивало чечетку и едва не выскакивало из груди. Она медленно поднялась с раскладушки, подошла к зеркалу, коснулась стекла правой ладонью. Дерби, в рубашке без ворота, расстегнутой на груди, в жилете и в грязных штанах, сделал то же самое. На правом бедре у него покачивался шестизарядный револьвер. Он бросил мятую шляпу и старый полотняный пыльник на один из стоявших рядом столов. Они долго стояли, как бывало раньше, осязая, и не осязая друг друга. Они молчали, поскольку знали, что слова не способны преодолеть барьер между ними. Только их сердца и их мечты могли преодолеть его.
Для Кейли было достаточно уже того, что теперь она знала: Дерби жив, он вернулся. В его глазах застыла печаль, что заставило Кейли поднять руку в тщетной попытке коснуться его щеки и смущенно отступить. Дерби не хотел, чтобы она отдалялась от него, и прислонил обе ладони к стеклу. Кейли изо всех сил сопротивлялась старому знакомому желанию броситься в зеркало, ей очень хотелось оказаться по ту сторону его. Слезы отчаяния и одиночества наполнили ее глаза; она смахнула рукой первую слезинку, поползшую по щеке.
Вдруг Дерби исчез в один миг вместе с салуном, и все, что Кейли видела теперь, так это только ее собственное жалкое отражение, смотрящее куда-то сквозь себя, в мятой одежде со спутавшимися волосами и припухшими красными глазами. Она уперлась лбом в поверхность зеркала, удивляясь, почему у нее было так пусто на сердце, ведь совершенно очевидно, что они с Джулианом были созданы друг для друга. В конце концов, Джулиан был мужчиной из крови и плоти, способным заниматься любовью, стать отцом ее детей, разделять ее мечты. Дерби же был всего лишь тенью или, может, фигурой из стекла.
Кейли вспомнила о поездке на кладбище. Дерби умер в 1887 году, согласно цифрам на солнечных часах над его последним приютом. Сердцебиение Кейли опять участилось, ей овладел страх за Дерби. Она только что видела его, но какой это был год? Когда он должен был умереть – через неделю, через день, через час?
Вся дрожа, Кейли отвернулась от зеркала и вышла из зала. Она поднялась наверх, приняла ванну, надела ночную сорочку и тщательно почистила зубы. Затем снова легла на раскладушку, закрыла глаза, но сон не возвращался.
Он увидел ее.
Дерби сидел один в салуне своей матери, рядом с ним стоял нетронутый бокал виски. Он мрачно уставился в пустое зеркало и вдруг увидел ее.
Вспоминая нежный взгляд карих глаз Кейли и ее попытку утешить его, Дерби проглотил подступивший к горлу ком. Его одолевали усталость и печаль, и сейчас он душу отдал бы за то, чтобы преодолеть пропасть между ними и заключить Кейли в свои объятия. Хотя у него было много женщин в свое время, но он никогда не испытывал такой тоски, какую испытывал по Кейли.
Из его груди вырвался печальный вздох. Может, он увидит ее снова, а может быть, и нет. Да это и неважно, ведь они все равно не могли быть вместе. Любовь к тому, с кем никогда не будешь, могла принести только боль, а Дерби и без этого хватало боли. Он поднес к губам бокал, нахмурился и снова поставил его. Этим утром он намеревался отправиться в Трипл Кей, засвидетельствовать свое почтение Ангусу Каванагу. Потом ему предстояла встреча с поверенным его покойной матери, нотариусом Джеком Райерсоном, который, по мнению Дерби, был таким же вором, как Джесси Джеймс или Малыш Билли. Разница между ними была лишь в том, что Райерсону не нужен был револьвер, чтобы грабить людей, он делал это при помощи ручки, чернил и елейной улыбки. Уладив все дела, имевшие отношение к его матери, Дерби собирался покинуть Редемпшн и никогда туда не возвращаться. Он, скорее всего, отправился бы в Мексику играть в покер с Марией, а может, купил бы себе дом с выручки от продажи «Голубой подвязки». Дерби криво усмехнулся. В последнее время они с Хармони были не в лучших отношениях – он связался с дурной компанией, перед тем как покинул город два года тому назад, и она называла его разбойником. Дерби знал, что мать оставила ему в наследство бордель. Господи, ему так не хватало ее, и он чертовски хотел вернуть назад то время, когда им было еще не поздно выяснить отношения. Их последний разговор был горьким, злым, и Дерби понимал, что будет сожалеть о нем до конца своих дней. Наверное, Хармони была права: он был не лучше любого разбойника.
Нежные руки легли на плечи Дерби, он вздрогнул. Кто-то неслышно подошел к нему сзади. Он ожидал, что, подняв глаза, увидит Кейли, но вместо нее увидел Орэли, одну из «девочек» Хармони. Орэли не отличалась красотой, а крашеные желтые волосы и сильно накрашенное лицо не делали ее привлекательнее. У нее были неестественно худые ноги, а бледную кожу обезобразила оспа, но этой девушке была свойственна какая-то особая нежность, и она всегда нравилась Дерби. Орэли начала массировать ему шею.
– Поднимись наверх, Дерби, – ласково прошептала Орэли. – Я обещаю тебе, что ты почувствуешь себя лучше хотя бы сегодняшней ночью.
Дерби похлопал ее по руке. В другое время он не упустил бы случая, но сейчас он слишком устал. Или, по крайней мере, говорил себе, что причина в этом. На самом деле он был потрясен появлением Кейли. Спать после этого с Орэли или с какой-то другой женщиной казалось чем-то вроде предательства.
– Это заманчивое предложение, мисс Орэли, – ответил он, – но из меня сегодня плохой любовник.
Она наклонилась и поцеловала его в затылок. Эта нежная ласка была так приятна, что у Дерби сдавило горло и защипало глаза.
– Твоя мама не держала зла на тебя, когда умирала, – заверила его Орэли. – Она называла тебя разбойником, потому что ты связался с братьями Шинглер и им подобными, но в душе она никогда не считала тебя таким.
В свои лучшие дни Шинглеры грабили поезда, банки и дилижансы. Хотя Дерби никогда не был соучастником их преступлений, он не гордился знакомством с ними. Но у него все равно никогда не было хорошей репутации в Редемпшне, ведь он был сыном проститутки, и знакомство с Дюком и Джарвисом Шинглерами не меняло дела. Оглядываясь назад, он сознавал, что поступал так главным образом назло Ангусу.
Дерби сжал руку Орэли и притянул ее в стоявшее рядом кресло.
– Уилл и Саймон сказали, что Хармони умерла от какой-то лихорадки. – Он вопросительно посмотрел на Орэли.
Хармони, его мать, была похоронена где-то в поместье Трипл Кей. Он собирался посетить ее могилу перед отъездом, сказать последнее «прощай». Дерби опять пожалел о том, что был далеко не лучшим сыном.
– Господь быстро забрал ее, – ответила Орэли, кивая. Она потянулась за забытым Дерби бокалом виски и, сделав глоток, добавила: – Она не долго мучилась.
Дерби на мгновение закрыл глаза. Господи, как он устал.
– Она, конечно, спрашивала о тебе, – сказала Орэли, снова наполняя бокал. – Не буду скрывать, и щадить твои чувства. Ангуса она тоже хотела видеть, да, хотела, и он пришел.
Дерби удивленно посмотрел на Орэли:
– Ангус был здесь?
Старик Каванаг и Хармони многие годы были любовниками, и все знали об этом, но Дерби не мог припомнить, чтобы когда-нибудь видел высокомерного мистера Каванага в «Голубой подвязке». У них с Хармони было какое-то тайное местечко для встреч; никто не осмелился бы проследить за ними или поинтересоваться, где они встречались.
Орэли разговорилась. Она говорила страстно, широко открыв глаза:
– Он принес охапку цветов. Прошел прямо через салун и поднялся по лестнице. – Она указала большим пальцем через плечо на лестницу, видимо, на случай, если Дерби забыл, где они находились. – Все расступались перед ним. Он несколько часов просидел у постели бедняжки Хармони. Мэйбел Энн посмотрела пару раз в замочную скважину. Она сказала, что он держал Хармони за руку и слезы текли у него по лицу.
Ангус был человеком, внушавшим робость своей уверенной походкой, могучим телом, обширными земельными владениями и деньгами. Или, по крайней мере, он когда-то был таким – если Уилл и Саймон сказали правду, то годы одержали над ним верх. Но Дерби испытывал сейчас мало симпатии к зажиточному владельцу ранчо Ангусу Каванагу или вообще не испытывал. Ангус использовал Хармони и не удостоил ее своего имени, даже когда она родила ему ребенка.
– Я думаю, он по-своему любил ее. – Дерби с трудом дались эти слова, хотя он знал, что они отчасти были правдой.
– Сейчас, говорят, мистер Каванаг сам умирает, – продолжала Орэли. – Как ты думаешь, это потому, что он любил твою мать так сильно, что не может жить без нее?
– Я думаю, это потому, что он старый, – зло ответил Дерби и тут же раскаялся, ведь Орэли не заслужила резких слов.
Он хлопнул себя по коленям.
– Ну, я, пожалуй, пойду спать, – сказал он, потянувшись за пальто и шляпой.
Он наполнил бокал Орэли и оставил открытую бутылку в баре.
– Что же теперь будет с нами, Дерби? С нами, с девочками? Ты закроешь «Голубую подвязку» и свалишь отсюда?
Дерби остановился, положил руку на ее голое плечо. На Орэли все еще был танцевальный костюм желтого, как одуванчик, цвета, бретелька сползла с одного плеча.
– Я не уеду, пока не буду, уверен, что с вами все будет в порядке, – успокоил ее Дерби.– Можешь передать остальным.
Орэли облегченно вздохнула.
– Спасибо, Дерби.
Он кивнул и направился по темному коридору за главным залом в свою маленькую, освещенную лунным светом каморку рядом с кухней. Это была не большая и далеко не шикарная комната, но в ней можно было уединиться. Она располагалась довольно далеко от бара, и до нее не доносился шум полночных оргий. Комнаты на верхнем этаже, где Орэли и другие девушки занимались своим ремеслом, были с другой стороны здания.
Дерби остановился. Он понял, что Хармони пыталась оградить его, как могла, от жуткой реальности жизни. Дерби скинул шляпу, бросил плащ на спинку кресла, снял сапоги, растянулся на узкой скрипучей кушетке рядом со стеной, заложив руки за голову, и задумался о будущем. Оно определенно не выглядело многообещающим. Теперь у него никого не было кроме Кейли, девушки в зеркале, да и она вероятнее всего была лишь плодом его воображения. Вскоре он погрузился в сон и проснулся утром от грохота посуды и шкворчания жира на скороводах, доносившихся из кухни за стеной. Вдохнув аромат свежесваренного кофе и жарящегося бекона, Дерби с кривой улыбкой поднялся с кушетки. Натягивая сапоги, он бросил быстрый взгляд в зеркало над комодом и поморщился. Он был не чище, чем пол дилижанса в конце пути.
Дерби подошел к двери и рывком распахнул ее, чтобы позвать Тесси, кухарку. Он еще не успел выкрикнуть ее имя, а чернокожая женщина с широкими бедрами и почти такой же широкой улыбкой уже стояла в коридоре.
– Посмотрите-ка на него, – фыркнула она с напускным презрением. – Вы не сядете за мой стол, Дерби Элдер, и не будете есть мою еду в таком виде.– Тесси помахала у него перед носом могучей рукой и скорчила гримасу. – Я принесу вам тарелку, но только потому, что питаю к вам слабость, а старик Буррис притащит лохань. У вас есть чистая одежда?
Дерби усмехнулся. Он привык к ворчаниям Тесси и к ее манере говорить напрямик все, что она думала, даже если это было не слишком лестно. Тесси всегда была рядом с ним, когда он был маленьким, и ему снились страшные сны. Она заботилась о нем, когда он болел. Она всегда старалась убедить его, что важно не то, что люди думают о человеке, а то, что человек представляет собой на самом деле, – а это было очень важно для Дерби.
– Наверное, есть какие-нибудь штаны и рубашка в шкафу, – ответил он, кивая в сторону маленького деревянного шкафа в углу комнаты.
– Ладно, откройте окно, – распорядилась Тесси командным тоном, но ее темные глаза мерцали добрым светом, когда она засеменила обратно в кухню.
Дерби присел на край постели и стал уплетать завтрак, который подала ему Тесси, пока Буррис, робкий, маленький и всегда мокрый как крыса человек, убиравший салун, притащил медную лохань, а потом семь или восемь ведер горячей воды, которые он носил по два за раз. Когда Буррис ушел, Дерби съел яйца, бекон, поджаренный хлеб и жареную картошку, вынес тарелку в коридор, а затем запер дверь, разделся и залез в лохань.
Добрых двадцать минут понадобилось только на то, чтобы отмокла дорожная грязь, и еще пятьдесят на то, чтобы оттереть ее и добраться, наконец, до кожи. И, несмотря на то, что Дерби устал от приложенных усилий, он почувствовал себя намного лучше, когда вылез. На комоде стояла миска с тепловатой водой, рядом лежала бритва только после заточки на точильном камне. Дерби намылил щеки и сбрил щетину.
Одежда от долгого лежания на полках шкафа была немного затхлой, но чистой. Дерби оделся и зачесал назад влажные волосы, затем перевязал их сыромятным ремешком. Когда он пришел на кухню, Тесси мыла посуду.
– Выглядите намного лучше, – нехотя пробурчала она.
Дерби засмеялся и чмокнул ее в шеку.
– Как хорошо опять оказаться здесь, – сказал он, радостно сияя.
– О чем же вы раньше думали?
Тесси хотела уколоть его, и ей это удалось.
– Я до конца жизни буду жалеть о том, что не был здесь, когда мама умирала, – тихо ответил он, подняв руки в знак примирения.
– Она знала, что вы любили ее. – Тесси вытерла руки о фартук и нежно погладила его по щеке.
Дерби сомневался в верности ее слов, и это сомнение, вероятно, должно было остаться с ним навсегда. Ему оставалось только надеяться, что Тесси была права и искать в этом утешение.
– Похороны прошли достойно? – спросил он.
Тесси кивнула с торжественным видом. Хотя она работала в «Голубой подвязке», стряпала для Бурриса, Хармони и женщин легкого поведения, она была верующей и каждое воскресенье приходила к единственной в Редемпшн церкви и простаивала всю службу у дверей. Ей не разрешалось сидеть на скамьях вместе с другими. Было ли это из-за цвета ее кожи или из-за того, что она работала в «Голубой подвязке», Дерби не знал, но считал это в любом случае несправедливым.
– Мистер Каванаг был на погребении, – ответила Тесси, и ее темные глаза засветились при воспоминании.– Он произнес речь над могилой, прочитал из Библии и заказал мраморный памятник.
У Дерби сдавило горло. Он взял с полки кружку, налил в нее кофе из кофейника, стоявшего на большой печи, но тут же оставил кружку в сторону.
– Я слышал, Ангус совсем плох, – печально сказал он.
Меньше всего ему хотелось увидеться со стариком, ступить в тот большой пустой дом, который возвышался в четверти мили от главных ворот ранчо.
– Вы собираетесь навестить его? – спросила Тесси, положив руку на плечо Дерби. – Это хорошо. Это очень хорошо.
Если эта идея была так чертовски хороша, то почему ему было легче прострелить себе ногу, чем сделать это?
– Да, – вздохнул он. – И скорее бы это закончилось.
Тесси напустила на себя строгий вид, а она умела это делать, у нее был многолетний опыт. Но Дерби знал, что суровый вид Тесси обманчив. Она была крупная женщина, но ее сердце было еще больше.
– Будьте подобрее к этому человеку, Дерби Элдер. Он пытался быть вам отцом, а вы не позволяли ему. Помните, не вам судить его.
Дерби ничего не ответил. Он только взял шляпу и вышел из кухни через черный ход.
Его лошадь, поджарая гнедая по кличке Рэгбоун, стояла поперек узкого прохода в одной из четырех конюшен Редемпшна. Дерби когда-то выиграл ее в карты в Техасе. Узнав скверный нрав животного, он уже не был уверен, выиграл он или проиграл.
Дав конюху монету, Дерби оседлал лошадь и направил ее в сторону Трипл Кей. Он должен был попрощаться с Ангусом, узнать, где похоронена Хармони, и навестить ее могилу. Потом ему предстояло встретиться с Райерсоном и убедиться, что Хармони перед смертью позаботилась о Тесси, Орэли и об остальных, хотя он не сомневался в этом.
До ранчо было не менее пяти миль, но Дерби не погонял Рэгбоун. Кляча медленно спустилась с холма, не спеша, преодолела извилистый отрезок пути, ведущего к дому. Тишина действовала на нервы. Когда он еще был мальчишкой, и каждый раз как по принуждению наносил визиты отцу, это место переполнялось самыми разными звуками по округе разносился стук молота из кузницы Ангуса, мужчины загоняли лошадей в загон или кидали сено из высокого окна хлева. Дерби прищурился и снова осмотрелся вокруг, затем спрыгнул с кобылы и привязал ее к коновязи перед домом.
Дом был трехэтажный с сияющими стеклянными окнами, бревенчатыми и известковыми стенами. Веранда тянулась вдоль фасада и боковой стены до самой кухни. Дерби провел здесь одно лето, когда Хармони нужно было уехать в Сан-Франциско по какому-то таинственному делу. Они с Уиллом практиковались в воровстве из кладовой кубиков сахара вместе с печеньем, апельсинами и всем, что только могли захватить. Саймон, более взрослый и благоразумный, был выше этого; большую часть своего свободного времени он проводил на ветках старого дуба у водокачки за чтением книг о пиратах, рыцарях и арабских шейхах. А Уилл и Дерби предпочитали скорее быть участниками приключений, нежели читать о них, и проводили целые дни, представляя себя то отважными мореплавателями, то рыцарями, штурмующими стены замка, то героями, похищающими красавиц.
Парадная дверь дома неожиданно распахнулась. Дерби вздрогнул. На крыльцо вышел Саймон.
– Никак блудный сын пришел, – мрачно усмехнулся он, опершись руками о перила веранды.
В его тоне и манерах было мало дружелюбия, но в них не было и злобы. Дерби знал, что Саймону вовсе не наплевать, успеет ли он попрощаться с Ангусом, иначе Саймон не объехал бы пол-Мексики, чтобы найти его.
Дерби сорвал с головы шляпу и хлопнул себя по бедру.
– Надолго не задержусь, – огрызнулся он, встретившись глазами с холодным сверлящим взглядом серебристых глаз Саймона. – Он может принять меня сейчас?
Саймон чуть склонил голову.
– Да, пожалуй, это он вынесет, – процедил он сквозь зубы и вошел в дом, оставив дверь приоткрытой.
Дерби последовал за ним.
Они прошли по знакомому темному коридору. В жаркий летний полдень это было самое прохладное место в доме. Около лестницы громко тикали старые часы. Братья поднялись на второй этаж. Справа была двустворчатая дверь, ведущая в кабинет Ангуса, слева – дверь в гостиную. Дерби почувствовал странную тоску чувство, похожее на то, которое будили в нем мысли о Кейли. Дерби не понимал, чем вызвано это чувство, ведь этот дом не был для него родным, как, собственно, и салун. Как и тысячи других бродяг, скитавшихся по Западу, он не имел настоящего дома в полном смысле этого слова. Дерби пытался убедить себя, что он ему совершенно ни к чему.
У Ангуса была большая спальня, которая занимала всю заднюю часть дома. Из ее окон открывался прекрасный вид на покрытое лесом предгорье и широкий луг, на котором паслись лошади и коровы. Один конец комнаты украшал огромный камин из белого камня, он был холодный и чистый в этот теплый летний день.
Старик сидел в кресле на колесах напротив одного из окон, на коленях у него лежал индейский плед, бирюзовый с черным. Его седые волосы были аккуратно причесаны и блестели, отражая солнечный свет, струящийся из окна. Он не повернул головы в сторону Дерби и Саймона и, казалось, вообще не замечал их присутствия.
Дерби стоял у дверей, едва переступив порог и мял в руках шляпу, а Саймон вышел, тихо затворив за собой дверь. Долгая тягостная тишина нависла над комнатой. Дерби застыл без движения и Ангус тоже. Дерби подумал, что это будет длиться вечно, если один из них не скажет что-нибудь. Он уже собирался нарушить эту мрачную тишину, когда отец сделал подзывающий жест рукой и сказал:
– Подойди сюда, парень, чтобы я мог тебя видеть.
Дерби повиновался и встал в нескольких футах от кресла Ангуса, вертя в руках шляпу.
– Я, наверное, должен поблагодарить тебя. – Он вызывающе посмотрел на отца.
– Должен, – ответил Ангус. Внимание Дерби привлекли руки старика, сложенные на коленях, скрюченные и узловатые.
– Но я не думаю, что ты сделаешь это, – добавил Ангус.
– Похоронить мою мать – это самое малое, что ты мог для нее сделать.
Ангус на мгновение закрыл глаза, тяжело вздохнул и посмотрел в лицо Дерби.
– Ты считаешь, что я должен был на ней жениться?
– Да, – ответил Дерби.
– Это было невозможно, – сказал Ангус, указывая движением головы на скамейку у окна.– Сядь. У меня шея болит смотреть на тебя снизу вверх.
Дерби сел, положив шляпу в сторону.
– Почему же это было невозможно? – требовательно, но, не повышая голоса, спросил он.– Потому что она была проституткой?
Багровая краска прилила к шее Ангуса, кровь запульсировала в венах, лицо же его стало бледным как саван.
– Клянусь Богом, я надрал бы тебе задницу за такие слова, если бы у меня были силы, – вскипел старик. – Хармони Элдер не была проституткой.
– Тогда почему ты не женился на ней?
– Я просил ее тысячи раз стать моей женой, но она всегда отказывала мне.
Дерби встал, повернулся спиной, боясь, что может поддаться низменному инстинкту и задушить Каванага голыми руками.
– Я не верю этому. Она любила тебя.
– Да, – согласился Ангус, его голос хрипел от горя. – И это было причиной, из-за которой она не хотела выходить за меня. Она говорила, что это было бы губительно для всех нас: для нее, для меня, для моих сыновей. – Он замолчал, но прежде чем Дерби успел сказать что-то, продолжил: – И для тебя.
Дерби вспомнил кулачные бои на школьном дворе, победы и поражения. Ему часто доставалось из-за того, что он был незаконнорожденным и из-за ремесла его матери. Он никогда не смог бы забыть, как добропорядочные женщины отворачивались, завидев его, как их дочки бегали за ним тайком, но игнорировали его на людях. Он всю жизнь был для них разбойником.
– Саймон говорил, что ты умираешь, – сказал Дерби.
– Саймон прав, – спокойно ответил Ангус.
Дерби снова сел на скамейку у окна, сцепил пальцы, свесив руки между колен.
– Прости, – прошептал он.
Их взгляды встретились. Ангус положил руку на свою некогда могучую грудь.
– Не надо извинений, – сказал он. – Это все предательское сердце. Временами оно начинает рвать и метать как жеребец, пытающийся проломить ворота загона.
Губы Дерби скривились в слабой улыбке от такой аналогии, но в ней было больше печали, чем юмора.
– Сердце должно болеть. – Он не знал, что еще сказать.
Ангус кивнул и гордо улыбнулся. Для такого мужчины, как он, боль, когда она сочеталась с умением переносить ее не жалуясь, была честью.
– Однажды мне прижигали рану раскаленной кочергой. Это было похуже.
Наступила короткая неловкая пауза.
– А теперь ты считаешь, что скоро умрешь, – наконец выдавил из себя Дерби.
Ангус снова вспыхнул, эти слова обидели его.
– Это вовсе не так, будто я сам решил, что мне пора. Я старый человек, я прожил жизнь и нажил состояние, и теперь пришло время передать все моим сыновьям.
– Уилл и Саймон – достойные люди. Они оправдают твое доверие.
– Они нуждаются в твоей помощи.
– Черта с два они нуждаются во мне, – тихо возразил Дерби, сохраняя ровный тон и спокойное выражение лица. – Я для них помеха, и мы оба знаем это.
У Ангуса сжались челюсти и заходили желваки. Старый властный шотландец на мгновение стал выглядеть опять молодым и энергичным.
– Ты помеха самому себе, Дерби Элдер, и больше никому. Эта проклятая гордость сведет тебя в могилу!
– Я, должно быть, унаследовал ее от тебя, – парировал Дерби.
– Но это не все, что ты унаследовал от меня, – настаивал Ангус. – Треть этого ранчо, включая дом, перейдет к тебе.
– Но я могу продать все это. – В голосе Дерби зазвучали нотки волнения и раздражения, он почувствовал ловушку.
– Ты этого не сделаешь, – заявил Ангус с полной уверенностью, – потому что твоя мать покоится здесь, в этой земле.
Дерби захотелось убежать, просто убежать без оглядки, но он не мог заставить себя подняться. Его ноги стали словно ватные.
– Ты сделал это нарочно, – сказал он.
– Ты прав, черт возьми, я сделал так нарочно, – ответил ему Ангус без тени огорчения.
– Я мог бы перевезти ее гроб в другое место. – От мысли о том, чтобы тревожить прах матери, ему стало дурно.
– Куда? – спросил Ангус. – Могу поручиться, что никто не позволит тебе похоронить Хармони на церковном кладбище. Хочешь закопать ее где-нибудь в прерии?
Дерби закрыл лицо ладонями и испустил вздох усталости и безнадежности.
– Черт бы тебя побрал, старик, – вспылил он. – Зачем ты это делаешь? Почему ты не хочешь дать мне уехать отсюда и навсегда забыть о том, что это проклятое место существует?
– Потому что ты мой сын, так же как Саймон и Уилл. Но, возможно, я совершаю ошибку. Может быть, у тебя кишка тонка, управлять землей и деньгами, о которых мы говорим. Если дело в этом, то это, черт возьми, твоя проблема. Твоя и твоих братьев. Я устал. Я старый, больной человек, и все, чего я хочу, так это лечь рядом с Хармони, когда придет мой конец.
Дерби удивился, почему Ангус не хотел быть похороненным рядом со своей первой женой, матерью Саймона, Лавинией, или со второй, Эллен, которая умерла, рожая Уилла, но посчитал неудобным спросить его об этом.
– Мне не нужны ни деньги, ни земля, – бросил он в отчаянии.
– А как на счет места упокоения твоей матери? Оно тебе нужно?
Дерби стиснул зубы. Могила матери была всего лишь небольшим участком земли, но она крепко держала его.
– Ты не позволил бы осквернить его, – сказал он.
– Это правда, – согласился Ангус, с каждым мгновением он выглядел все хуже. – Но я не собираюсь долго задерживаться на этом свете. И хотя Уилл и Саймон достойные люди, но Хармони не была им матерью. И они скорее всего не питают того уважения к ее праху, какое испытываем мы с тобой.
Дерби надел шляпу и встал.
– Мне нужно подумать над этим. Я пробуду в городе несколько дней, это на случай, если я тебе понадоблюсь.
– Подожди, – остановил его Ангус.
Он медленно, неловко повернул свое инвалидное кресло и подкатил к бюро. Он достал из верхнего ящика маленький мешочек из красного бархата.
– Это обручальное кольцо, я купил его для твоей матери. Она, конечно, никогда не надевала его, но просила передать тебе. Она сказала, что больше всего на свете тебе нужна женщина, которая любила бы тебя.
Ангус был не в состоянии приводить еще какие-то доводы. Дерби взял мешочек и положил его в карман жилета, он почему-то подумал о Кейли, девушке из зеркала. Но она была всего лишь мечтой. После смерти старика он отдаст кольцо Уиллу или Саймону, молча поклялся он.
– Спасибо, – пробормотал Дерби.
– Помоги мне лечь в постель, – попросил Ангус. – Я плохо себя чувствую.
Дерби приподнял отца с кресла, перекинув себе через плечо его руку, уложил его на толстый матрас и укрыл.
– Позвать доктора? – Ангус покачал головой:
– К черту. Из этого старого костоправа такой же доктор, как из меня певичка варьете.
– Я вернусь, – сказал Дерби, подойдя к двери.
Он остановился, взявшись за ручку, и оглянулся через плечо на истощенное тело отца.
Ангус улыбнулся.
– Хорошо, – тихо ответил он и закрыл глаза.
Саймон ждал Дерби внизу, у лестницы, лениво опершись о причудливую балясину перил, будто ему больше нечего было делать.
– Ну? – спросил он.
– Как всегда, – сухо произнес Дерби. – Ни о чем не договорились, ни к чему не пришли.
Саймон провел рукой по волосам.
– Пойдем, – позвал он своего младшего брата, – я покажу тебе могилу Хармони.
На небольшом холмике за домом лежал камень, временно заменявший памятник. Участок был огорожен, чтобы коровы и лошади не топтали его. Полевые цветы устилали могильный холм. Дерби поднял глаза: над головой было безоблачное небо Невады, такое голубое, что у него защемило сердце. Саймон похлопал его по плечу и молча ушел, оставив брата наедине с его мыслями.
Дерби стоял, держа в руках шляпу, слезы жгли ему глаза. У него не было слов, чтобы выразить, что он чувствовал, и он молчал, позволив горю нахлынуть на него гигантской сокрушительной волной, и надеясь, что Хармони все же знала, что он любил ее и раскаивался во многом.
Дерби не знал точно, сколько времени он провел у могилы. Наконец он вернулся к коновязи перед домом, где стояла его лошадь. Он кивнул Саймону на прощание, коснувшись полей шляпы. Ему следовало подумать о предстоявшей встрече с нотариусом Райерсоном или сконцентрироваться на воспоминаниях о матери. Но Дерби поймал себя на том, что вместо этого думает о женщине в зеркале.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100